<<
>>

§ 1. Хозяйственное партнерство в российском законодательстве: понятие и правовая характеристика

Президент России В.В. Путин в ходе своей избирательной кампании в

статье «Нам нужна новая экономика», опубликованной в газете «Ведомости»

30.01.2012 г.,1 заявил: «Мы проигрываем странам-конкурентам по

инвестиционной привлекательности».

Полагаем именно это отставание

России, отмеченное на самом высоком правительственном уровне, и

послужило толчком для принятия целого ряда поправок в действующее

российское законодательство, касающихся организационно-правовых форм

ведения инвестиционной деятельности, способных осуществлять

эффективную деятельность в сфере инноваций.

3 декабря 2011 г. Президент РФ подписал Закон о хозяйственных

партнерствах (далее – Закон или Закон о ХП)2. Однако еще в июле 2011 г.

многие эксперты высказывали сомнения в целесообразности моделирования

новой организационно-правовой формы юридического лица в условиях

масштабного реформирования одним из ключевых элементов которого

являлось существенное ограничение перечня организационно-правовых

форм юридических лиц (как коммерческих, так и некоммерческих

организаций)3.

Считается, что предпосылкой принятия данного Закона стало активное

внедрение инновационных решений и продуктов на территории РФ, в

1 URL: http:// www.vedomosti.ru

2 Федеральный закон «О хозяйственных партнерствах» от 03.12.2011 № 380-ФЗ. // Собр.

законодательства Российской Федерации. – 2011. – № 49 (ч.5). – Ст. 7058.

3 Экспертное заключение на проекты федеральных законов № 557159-5 «О хозяйственных

партнерствах» и № 557168-5 «О внесении изменений в часть первую Гражданского

кодекса Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О

хозяйственных партнерствах» http://zakon.ru

16

частности инновационного бизнес-проекта «Сколково»1.

По замыслу разработчиков, хозяйственные партнерства (далее –

партнерства или ХП) должны создаваться по аналогии с «ограниченными

партнерствами» США и Великобритании, приблизив правовые основы

деятельности юридических лиц в России к международным стандартам,

более понятным иностранным венчурным инвесторам.

Как сказано в пояснительных записках к проектам, «в российском

законодательстве отсутствуют соответствующие специфическим

требованиям участников инновационной, в том числе венчурной,

деятельности организационно-правовые формы юридического лица, в

достаточной мере учитывающие особенности реализации венчурных – особо

рисковых бизнес-проектов, а также сложившиеся международные стандарты

их осуществления»2.

Закон о ХП был принят в противовес традиционной для российского

права системе корпораций, закрепленной как действующим ГК РФ, так и

проектом его новой редакции. Он был разработан Минэкономразвития, в

качестве одного из законодательных актов, направленных на создание

благоприятных условий для развития венчурного финансирования путем

введения в отечественное право организационно-правовых форм,

востребованных при осуществлении инновационных проектов. Поэтому

первоначально законопроект назывался «О товариществах на вере,

создаваемых для осуществления инновационной предпринимательской

1 См.: Пьянкова А. Будем знакомы: хозяйственное партнерство // ЭЖ-Юрист. – 2012. – №

11. – С. 13.

2 Донцова Ю. Новая разновидность юридического лица // ЭЖ-Юрист. – 2011. – № 29. – С.

16.

17

деятельности (хотя его содержание изначально имело мало общего с данной

формой товариществ)1.

Но вскоре его разработчики пришли к выводу о том, что для указанной

ими (в самой общей форме) сферы предпринимательства не подходит ни

одна из имеющихся разновидностей корпораций, и представили

законопроект о совершенно новом виде юридического лица – хозяйственном

партнерстве.

В действительности развитие предпринимательства в инновационной

сфере стало лишь формальным поводом для создания нового вида

коммерческих корпораций, основывающегося на следующих

принципиальных положениях:

– полная свобода внутренней организации корпорации (системы

органов и их компетенции), определяемой исключительно волей ее

участников, а не законом;

– отказ от принципа пропорциональности вкладов в имущество

корпорации и участия в управлении ею, а также в прибылях и убытках, т.е.

право участников корпорации установить абсолютно произвольное

распределение прав и обязанностей конкретных партнеров, никак не

соответствующее размеру их вкладов в ее имущество;

– наличие корпоративного соглашения как главного документа,

определяющего статус корпорации и ее участников, имеющего строго

конфиденциальный характер и допускающего полноправное участие в нем

любых третьих лиц (которые при этом могут не нести никаких обязанностей

ни перед партнерами, ни перед партнерством, но в то же время частично или

полностью устранить партнеров от управления такой корпорацией).

1 См.: Федеральный закон [Текст]: О товариществах на вере, создаваемых для

осуществления инновационной предпринимательской деятельности // Вестник

гражданского права. – 2011. – № 2. – С. 172-213.

18

Таким образом, национальным законодателем был смоделирован

новый вид коммерческого хозяйствования, способный по своей сути и

стоящими перед ним задачами преодолеть ряд проблем, возникающих в

венчурном и инновационном бизнесе у уже существующих в российской

правоприменительной практике правовых моделей юридических лиц.

Для хозяйственных обществ такой проблемой признается достаточно

жесткое императивное регулирование1. Тем не менее, проблемы развития

российского законодательства о хозяйственных обществах обсуждаются

достаточно широко. Однако вопрос о возможности трансформации либо

какого-то изменения хозяйственных товариществ практически не

поднимается.

Обозначим те причины и объективные условия, которые служат

определением категоричной невозможности использования существующей

без каких-либо изменений с момента принятия Гражданского кодекса РФ

(далее – ГК РФ) в 1994 г. конструкции хозяйственного товарищества в

условиях современной России, стремящейся к инновационному типу

экономики. Также полагаем, что комплексности исследования будет

способствовать рассмотрение возможных вариантов изменения конструкции

хозяйственного товарищества.

Хозяйственные товарищества относятся к некому архаизму в

современном гражданском законодательстве России. Несмотря на

радикальные изменения в большинстве положений общей части ГК РФ

предложенные Концепцией развития гражданского законодательства РФ2, и

1 См.: Серова О. А. Теоретико-методологические и практические проблемы

классификации юридических лиц современного гражданского права России. – М.: Юрист,

2011. – С. 165.

2 См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации //

Вестник ВАС РФ. – 2009. – № 11.

19

проектом закона о внесении изменений в часть первую ГК РФ1, правовое

регулирование статуса хозяйственных товариществ практически не

подверглось какому-либо пересмотру. Немногочисленные новеллы,

касающиеся хозяйственных товариществ, носят главным образом

уточняюще-развивающий характер. Гражданский кодекс РФ очертил лишь

контуры и основные направления их деятельности, оставив

неурегулированными значительное количество вопросов. Такой подход

законодателя непонятен в связи с практически полным отказом российских

предпринимателей от данной организационно-правовой формы. Анализ

содержания интервью одного из авторов проекта Закона «О хозяйственных

партнерствах»2 показал, что выделяются следующие негативные признаки

хозяйственных товариществ: жесткое закрепление различий в правовом

статусе участников коммандитного товарищества; запрет на участие в

хозяйственном товариществе в качестве полного товарища некоммерческим

организациям, что препятствует участию в таких товариществах

государственных корпораций и пенсионных фондов, которые в

международной практике выступают основными венчурными инвесторами;

неограниченная ответственность полных товарищей по обязательствам

товарищества.

Интересно, что западные фонды, осуществляющие венчурные

инвестиции функционируют в правовой форме коммандитного

товарищества, а значит, заслуживает дополнительного исследовательского

внимания вопрос о том, почему же невозможно применение аналогичной

формы в России.

Фактически, в том сегодняшнем виде полное товарищество

и коммандитное товарищество не будут использоваться не только

венчурными инвесторами, но и российскими предпринимателями, не

1 См.: Серова О. А. Изменение общих положений гражданского законодательства о

юридических лицах // Гражданское право. – 2011. – № 1. – С. 12-16.

2 Калышева Е. Форма для венчура. Иностранцам откроют подходы к российским

инновациям // http://www. rg. ru

20

задействованными в сфере инноваций. Соответственно, фактическая

«реанимация» данной группы коммерческих юридических лиц требует

корректуры их правовых характеристик, которые бы не нарушили

основополагающие принципы дифференциации хозяйственных товариществ

и хозяйственных обществ.

Таким образом, с введением в действие Закона о ХП в российском

гражданском праве появился весьма необычный вид коммерческой

корпорации, не имеющий аналогов в развитых современных правопорядках.

Его оценка полностью укладывается в рамки той общей оценки, которую

Совет при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию

гражданского законодательства дал предложениям Минэкономразвития

относительно изменений правил ГК РФ о юридических лицах: «..в них по-

прежнему отсутствует серьезно аргументированное обоснование

необходимости и целесообразности их принятия, если не считать

абстрактных ссылок на «мировой опыт» (фактически почти всегда

оказывающийся достаточно случайным опытом применения некоторых

конструкций американского права) и определенные «недостатки

правосознания» отечественных правоприменителей (судов/судей). Между

тем не апробированные в развитых правопорядках, случайно найденные в

отдельных спорных ситуациях законодательные решения, принципиально

отличающиеся от традиционных подходов отечественного права, не могут

быть и не должны быть автоматически восприняты отечественной

правоприменительной практикой1.

Предоставив значительную свободу участникам партнерства,

законодатель возложил надежды на внутреннюю регулирующую функцию

предпринимательских отношений.

Однако новизна далеко не означает

отсутствия реальных проблем, которые будут сопровождать, прежде всего,

1 См.: Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. – М.: Статут, 2014. – С. 135-139.

21

процессы осуществления национальных и трансграничных видов

инновационной предпринимательской деятельности.

В самом Законе о ХП дано легальное определение хозяйственного

партнерства. Так, под хозяйственным партнерством признается созданная

двумя или более (максимально 50) гражданами и (или) юридическими

лицами коммерческая организация, в управлении деятельностью которой

принимают участие участники партнерства, а также иные лица в пределах и в

объеме, которые предусмотрены соглашением об управлении партнерством

(ст. 2 Закона).

Целью создания ХП является предоставление услуг в области

воспроизведения объектов интеллектуального труда. В данной форме могут

быть созданы организации, которые занимаются венчурным бизнесом, то

есть имеют высокий уровень риска, юридические компании,

предоставляющие услуги в области искусства или медиа компании.

Попытки, представленные сегодня в современной юридической

литературе, определить место ХП между хозяйственными товариществами и

хозяйственными обществами являются лишь способом формализации новой

информации, включения появившегося «элемента» в существующую

систему. Однако, по мнению специалистов, ХП далеко не однозначно входит

в традиционный алгоритм существования юридических лиц, в частности

коммерческих организаций1. Процесс становления новой правовой

конструкции юридического лица в России осложняется, не в последнюю

очередь, бедностью имеющегося в российском законодательстве и доктрине

тематического понятийно-категориального аппарата2.

Специфическими признаками ХП, на наш взгляд, являются: система

1 См.: Серова О.А. Проблемы адаптации хозяйственного партнерства к системе

юридических лиц Российской Федерации // Предпринимательское право. – 2013. – № 3. –

С. 18.

2 См.: Грешников И.П. Субъекты гражданского права: юридическое лицо в праве и

законодательстве. – СПб.: Норма, 2012. – С. 133.

22

управления, договорный характер взаимодействия, «закрытость»

организационной структуры, наличие не свойственных институту

юридических лиц запретов возложенных на хозяйственное партнерство при

осуществлении своей деятельности.

Соотношение характерных правовых признаков хозяйственных

партнерств с признаками иных юридических лиц показало, что:

– в отличие от общества с ограниченной ответственностью (далее –

ООО) и акционерного общества (далее –АО), хозяйственное партнерство не

может быть создано одним лицом. Для ХП (как и в ООО) установлен лимит

участников – не более 50 лиц;

– в отличие от ООО, АО, ХП не может осуществлять эмиссию

облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг;

– ХП ограничено в своей правоспособности в том смысле, что оно не

может выступать учредителем других юридических лиц, за исключением

союзов и ассоциаций;

– в отличие от ООО, АО, не установлен минимальный размер

собственного капитала ХП. При этом вкладом в капитал партнерства не

могут выступать ценные бумаги, за исключением облигаций, эмитенты

которых должны быть определены службой Банка России по финансовому

рынку;

– закон позволяет участникам ХП максимально полно

регламентировать свои внутрикорпоративные отношения путем заключения

соглашения об управлении партнерством. Отметим, что соглашение об

управлении партнерством в силу своей гибкости значительным образом

отличается от договора об учреждении общества в ООО и акционерного

соглашения в АО;

23

– подобно регулированию перехода права участия в ООО и АО, в ХП

установлено преимущественное право при отчуждении доли в складочном

капитале;

– по сравнению с положениями законодательства ООО, АО, Закон не

устанавливает четко структуру органов управления ХП, регулируя только

положение единоличного исполнительного органа. В силу прямого указания

Закона, структура управления конкретного ХП во многом устанавливается

соглашением об управлении партнерством.

Преобладающим мнением, прежде всего на страницах интернет-

изданий и в официальных пресс-релизах, стало утверждение о том, что

правительство не видит подспорья для реализации инвестиционных задач в

существующих организационно-правовых рамках осуществления

деятельности юридических лиц1, возможности совершенствования

имеющихся институтов юридического лица для целей создания приемлемой

организационно-правовой формы для осуществления венчурных

(инновационных) бизнес-проектов отсутствуют2.

Как полагают ученые, ХП является некой гибридной (промежуточной)

формой, сочетающей в себе отдельные признаки хозяйственных товариществ

и обществ3. На основе анализа замысла законодателя, а также постепенно

складывающейся правовой практики создания и функционирования ХП,

можно предположить, что в итоге они будут сочетать в себе лучшие

правовые возможности присущие как хозяйственным товариществам, так и

хозяйственным обществам, что в результате позволит такому гибридному

юридическому лицу стать более гибким участником экономической и

1 См.: Грешников И.П. Субъекты гражданского права: юридическое лицо в праве и

законодательстве. С. 220.

2 Там же. С. 223.

3 См.: Серова О.А. Хозяйственное партнерство и хозяйственное товарищество: возможные

пути интеграции организационно-правовых форм // Законы России: опыт, анализ,

практика. – 2012. – № 2. – С. 35–40.

24

внешнеэкономической деятельности1.

Хотелось бы также отметить, что гибридные формы достаточно

распространены в зарубежных правопорядках, и такое активное развитие

гибких юридических конструкций представляется логичным, обоснованным

и своевременным. Более того, используются в подобных моделях и

договорные формы объединений предпринимателей2. Товарищества с

ограниченной и неограниченной ответственностью не являются

юридическими лицами, «гибридные» формы, имеющие общие черты

товариществ и корпораций (акционерная/паевая компания, тресты и

компании с ограниченной ответственностью (LLC) для некоторых целей

признаются самостоятельными субъектами права, но юридическими лицами,

как правило, не являются)3. Таким образом, по мнению исследователей,

общее направление в модернизации законодательства о коммерческих

организациях разработчики законопроекта о хозяйственных партнерствах

выбрали верно – моделирование новой организационно-правовой формы с

ожидаемыми конструктивными элементами, необходимыми для разрешения

типичных проблем, возникающих в условиях гражданского оборота в

условиях инновационного развития4.

Полагаем, что соглашение об управлении является главным

прогрессивным установлением в совокупности механизмов правового

регулирования ХП, так как позволяет достичь гибкого и всеобъемлющего

согласования воль участников юридического лица (ст. 6 Закона).

1 См.: Иншакова А.О. «Высокие технологии» частноправового регулирования

наноиндустриализации. – М.: Юрлитинформ, 2013. – С. 121.

2 См.: Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. – М.,

1984. – С. 164 - 165.

3 См.: Познер Р. Экономический анализ права / под ред. В.Л. Тамбовцева. – СПб., 2004. –

С. 525.

4 См.: Серова О.А. Теоретико-методологические и практические проблемы

классификации юридических лиц современного гражданского права России. – М.: Юрист,

2011. – С. 326.

25

В п. 2 ст. 6 Закона есть возможность партнерства быть участником

соглашения об управлении партнерством в случае, если это предусмотрено

уставом партнерства. На основании этого соглашения принимать участие в

управлении деятельностью ХП могут также участники этого партнерства

(партнеры) и иные лица, в том числе работники и консультанты партнерства.

К сожалению, подобный состав участников соглашения вызывает сомнения.

Само соглашение об управлении необходимо заключать в момент

образования партнерства. Причины включения партнерства в число

участников соглашения являются настолько «туманными» с позиции

определения внутренних механизмов принятия управленческих решений и

определения правового статуса партнерства как участника соглашения, что

требуют если не однозначного отказа, то детальной предварительной

научной проработки вопроса. Не менее спорна возможность включения в

число участников соглашения об управлении партнерством любых

субъектов. Как считает А. В. Маковский в статье «Это плохо организованный

лоббизм», закон позволяет подменить нормативно-правовое регулирование

отношений в корпорации договорным регулированием с лицами, в этой

корпорации не участвующими. Это дает возможность превращения

корпорации в фикцию, а реальные отношения вынести за ее рамки, потому

как реальными будут отношения с участием лиц, в корпорации не

участвующими. А фикция всегда опасна1. При этом, ГК РФ содержит

хороший пример разработки логичных и четких норм о наличии в составе

коммандитного товарищества двух групп участников с установлением

различий их правового положения. Вся конструкция заключается в различии

их имущественного статуса, влияющего на права в управлении и ведении дел

товарищества, на получение информации. Конечно, новые условия требуют

дополнительной проработки данных норм. Тем не менее, недопустимо,

1 URL: http://zakon.ru

26

чтобы в самом тексте Закона были не зафиксированы основные отличия

между различными группами участников юридического лица. В реальной

практике договорная форма не может гарантировать ту легкость в

предпринимательской деятельности, на которую ссылаются сторонники

внедрения формы ХП1. Хозяйственное партнерство – явление новое, любые

общие, декларативные нормы Закона могут быть истолкованы различным

образом, в том числе и для необоснованного расширения объема прав одних

участников партнерства перед другими.

По своей правовой природе соглашение об управлении партнерством,

ближе к договору об учреждении общества или учредительному договору

товарищества, так как подлежит заключению одновременно с учреждением

партнерства (решение о заключении соглашения подлежит отражению в

протоколе об учреждении партнерства). В уставе партнерства при этом

отражается лишь минимальное число положений, а остальные вопросы

управления могут быть раскрыты лишь в соглашении, которое не является

учредительным документом, не подлежит государственной регистрации в

инспекции ФНС, но должно быть нотариально удостоверено и подлежит

хранению у нотариуса по месту нахождения партнерства2.

Само Соглашение об управлении может регулировать чрезвычайно

широкий круг вопросов, в нем предполагается практически полная свобода

волеизъявления сторон. В частности, такое соглашение позволяет:

– установить различный объем прав и обязанностей участников

партнерства, в том числе распределить объем управленческих полномочий

вне связи с объемом вкладов в складочный капитал;

– определить произвольный механизм распределения прибыли и

расходов между участниками и иными лицами;

1 См.: Постановление ФАС Московского округа от 20.04. 2011 // Документ опубликован

не был. СПС «КонсультантПлюс».

2 См.: Пьянкова А. Будем знакомы: хозяйственное партнерство // ЭЖ-Юрист. – 2012. – №

11. – С. 13.

27

– ограничить право на свободное отчуждение доли в складочном

капитале, в том числе случаи однократного или неоднократного применения

либо неприменения права преимущественной покупки;

– определить различный порядок и условия приема новых участников и

выхода старых, в том числе в связи с наступлением или не наступлением

определенных событий;

– установить приоритет прав одних участников перед другими, а также

определить любые иные условия, отвечающие специфике конкретного

бизнес-проекта.

Кроме соглашения об управлении партнерством Законом о ХП

предусмотрен такой учредительный документ как Устав партнерства.

Надо отметить, что достаточно четкого разграничения между этими

двумя документами в Законе не проведено. При анализе ст. 9 Закона,

содержащей требования к содержанию устава партнерства, целесообразно

использовать правило, применимое к хозяйственным товариществам, где

учредительный документ обладает для товарищества юридической силой

устава. В таком правовом подходе видятся существенные преимущества,

потому что возможна значительная гибкость при регулировании

взаимоотношений партнеров, что способствует предотвращению конфликтов

и негативных последствий, связанных с наличием противоречий и

несоответствий двух документов – устава и соглашения об управлении.

Законом допустима деятельность партнерства только на основании устава.

При этом согласно ст. 9 Закона, в уставе должны содержаться сведения об

отсутствии в партнерстве соглашения об управлении партнерством. Но это

допущение законодателя не выглядит достаточно логичным, потому что

разрешает учредителям партнерства применять данную организационно-

правовую форму вне связи с основным договорным регулятором

взаимоотношений между участниками и иными заинтересованными лицами

28

– соглашением об управлении партнерством, что способствует снижению

эффективности использования данной конструкции. Помимо перечисленных

выше сомнений, одновременное применение устава и соглашения об

управлении усложняет и правовую оценку статуса всех лиц, которые так или

иначе вовлечены в деятельность партнерства.

Законом о ХП предусмотрено наличие лишь одного обязательного

органа управления ХП – единоличного исполнительного органа. Порядок

образования иных органов и осуществления ими своих функций

определяются соглашением об управлении партнерством1. В этом видится

сходство с англо-американскими партнерствами с ограниченной

ответственностью (LLP и LLC – коммандиты без комплементария). Однако

принципиально важным отличием между этими двумя формами является тот

момент, что никакими налоговыми льготами участники отечественного

партнерства не обладают. Более того, даже конструкции LLP и LLC не

предусматривают столь безграничных возможностей участия любых третьих

лиц в деятельности партнерства, какие предусмотрел Закон о ХП2.

Юридическая ответственность в партнерстве выглядит следующим

образом. Участники партнерства не отвечают по обязательствам партнерства

и несут риск убытков, связанных с деятельностью партнерства, в пределах

сумм внесенных ими вкладов. Партнерство не отвечает по обязательствам

своих участников и несет ответственность по своим обязательствам всем

принадлежащим ему имуществом. Если при недостаточности имущества

партнерства требуется обращение взыскания на принадлежащие ему

исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности,

обязательства партнерства от его имени могут быть исполнены участником

(участниками) партнерства с правом регрессного требования к партнерству.

1 См.: Федоров И.М. Управление в хозяйственном партнерстве // Закон. – 2012. – № 7. – С.

95–104.

2 См.: Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. С. 135-139.

29

Таким образом, следует заключить, что в целом в правовой модели

хозяйственного партнерства есть целый ряд положительных моментов,

характеризующих его как гибкую правовую конструкцию, обладающую

рядом преимуществ для особо рисковых сфер предпринимательской

деятельности:

– привлекательность для иностранных инвесторов, что повышает

возможность выбора российской юрисдикции;

– право на закрепление уникальной, индивидуальной системы

управления в партнерстве, соответствующей конкретному роду имеющихся

предпринимательских интересов;

– преодоление требований о публичном характере деятельности

хозяйственных обществ и раскрытии определенного объема информации,

которая может быть использована в недобросовестной конкурентной борьбе,

особенно в сфере инноваций, где определяющими успех являются

результаты интеллектуального труда – нематериальные объекты, трудно

защитимые со стороны законодателя;

– возможность поэтапного формирования складочного капитала,

позволяющего привлекать дополнительные средства по необходимости,

особенно, в процессе реализации высокостоимостного инновационного

проекта, трудно просчитываемого изначально на всех этапах продвижения

идеи к рынку.

Указанные положительные черты в зависимости от конкретного вида и

отрасли хозяйствования могут приобретать и негативный характер, а также

способны стать основанием целого ряда аргументов, говорящих не в пользу

хозяйственного партнерства в сопоставительной линейке с хозяйственными

обществами. В частности, к таким аргументам правового характера можно

отнести: неопределенность круга лиц, имеющих легитимную возможность

определять действия партнерства, несоблюдение традиционного для

30

хозяйственных обществ зависимого соотношения объема прав и

обязанностей участника от внесенного им размера складочной доли в

капитал, диспозитивность в размере суммы складочного капитала1,

законодательная неопределенность относительно правосубъектности

хозяйственного партнерства. Поэтому перечисленные в заключении в

качестве положительных характеристик хозяйственного партнерства

признаки определены таковыми лишь с учетом потребностей инновационной

предпринимательской активности.

Обобщая рассмотренную в данном параграфе информацию, можно

резюмировать, что с введением в действие Закона о хозяйственных

партнерствах в российском гражданском праве появился весьма необычный

вид коммерческой организации корпоративного типа, на первый взгляд, не

имеющий аналогов в развитых современных правопорядках. Что

обусловливает дальнейшее обращение в работе к вопросам правовой

характеристики хозяйственного партнерства в качестве корпорации и

осуществляемых в ее рамках корпоративных отношений, а также к более

детальному компаративному анализу с аналогичными формами

хозяйствования за рубежом.

Однозначно, что на данном этапе исследования можно лишь

заключить, что несмотря на то, что хозяйственное партнерство и создавалось

как хозяйствующий субъект в сфере венчурной деятельности, тем не менее,

результаты анализа нормативного регулирования его деятельности

указывают на то, что хозяйственное партнерство может иметь гражданские

права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления

любых видов деятельности, не запрещенных федеральными законами, если

это не противоречит предмету и целям, определенно ограниченным уставом

партнерства. А это в свою очередь означает, что, несмотря на

1 См.: Макарова О. Хозяйственные партнерства: ноу-хау российского законодательства? //

Хозяйство и право. – 2012. – № 2. – С. 58.

31

преимущественные правовые характеристики хозяйственного партнерства

как инновационной формы хозяйствования, которые будут раскрыты в

работе, заслуживают внимания и его преимущества/недостатки как

корпоративной формы хозяйствования широкого спектра деятельности.

Соотношение характерных правовых признаков хозяйственного

партнерства с признаками иных юридических лиц показало также, что данная

организационно-правовая форма по своим юридическим характеристикам

занимает промежуточное место между традиционными для гражданского

права видами хозяйственных товариществ и обществ, объединяет ряд

ключевых признаков и тех, и других, а значит требует сравнительно-

правового анализа с распространенными и развитыми в зарубежных

правопорядках гибкими юридическими конструкциями являющимися

смешанными для традиционного российского правового регулирования

деятельности юридических лиц.

<< | >>
Источник: ЦИБЕНКО АЛЕКСАНДР ЮРЬЕВИЧ. ХОЗЯЙСТВЕННОЕ ПАРТНЕРСТВО КАК ОРГАНИЗАЦИОННО- ПРАВОВАЯ ФОРМА ВЕНЧУРНОГО И ИННОВАЦИОННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (КОМПАРАТИВНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2015. 2015

Еще по теме § 1. Хозяйственное партнерство в российском законодательстве: понятие и правовая характеристика:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -