<<
>>

Угрозы и вызовы личной безопасности ребенка в современной России: конституционно-правовой анализ

Личная безопасность - это основа демократического осознания конституционной ценности каждого человека, приоритета его прав и свобод (ст. 2 Конституции РФ). Очевидно, что при отсутствии реальных гарантий безопасности индивидуальных лиц все другие гарантии экономической, социальной и политической безопасности государства и нации в целом теряют всякий смысл.

Это особенно ясно видно сегодня на примере России, когда представляется «наивным» всерьез рассуждать о каком-то ее возрождении в условиях падения «цены» человеческой жизни. В рамках конституционной парадигмы социального развития получает статус общепризнанного подход, в соответствии с которым личная безопасность находится на первом месте в структуре национальной безопасности (по отношению к экономической, военной, техногенной, экологической и т.д.)[5]. Анализируя новые стратегии, концепции, доктрины в области обеспечения безопасности, включая и вопросы обеспечения личной безопасности, В.Н Кузнецов верно отмечает необходимость сосредоточения основного внимания на перераспределение доминирования с безопасности государства на безопасность человека. «Безопасность человека становится всеохватывающим условием, связывая воедино тенденции развития человека, личной безопасности, его прав и свобод. Национальной безопасности недостаточно для осуществления гарантий безопасности человека»[6].

Предмет особой тревоги не только ученых, представителей органов власти, но и всех россиян в современном Российском государстве составляет проблема личной безопасности ребенка. Со страниц газет и экранов телевизоров, из интернет пространства ежедневно граждане нашей страны узнают все новые и новые факты нарушения прав детей, касающиеся как преступного поведения в отношении ребенка, так и участия самих несовершеннолетних в противоправной деятельности, их приобщения к асоциальному поведению: вовлечение детского населения в преступную и асоциальную деятельность, сексуальная эксплуатация, торговля детьми, рабство, вербовка террористическими структурами несовершеннолетних лиц и т.п.

«Дети представляют собой наиболее сложную и уязвимую категорию, поскольку, изначально имея равные права с остальными, фактически обладают гораздо меньшими возможностями по их реализации»[7]. В психологическом плане детство - это период эмоционального созревания, интеллектуального развития, формирования личности, освоения новых для себя навыков, как в практической, так и социальной области, когда вырабатываются принципы и взгляды, происходит восприятие моделей и стереотипов поведения, которые будут воспроизводиться на протяжении всей жизни человека. Основным фактором, влияющим на специфику обеспечения безопасности несовершеннолетнего лица, неразрывно связанным с носителем, является возрастной аспект. Детям свойственна психологическая и физическая незрелость, зависимость от взрослых субъектов, а соответственно подверженность влиянию более старших лиц как положительному, так и негативному, перепадам настроения, носящим чрезмерную эмоциональную окраску (неустойчивость поведения).

Принято выделять следующие компоненты безопасности ребенка: «социально-демографический; социально-трудовой; уровень и качество жизни несовершеннолетнего населения; жилищное обеспечение детского населения; здоровье детского населения и здравоохранение; образование, культура, информационные услуги; экологическая и социальная безопасность; социальнопсихологическое самочувствие детского населения»[8] [9]. Не представляется возможным говорить о том, что личную безопасность ребенка можно рассматривать в отрыве от социальных, духовных, экономических, политических условий, которые сложились в том или ином социуме на конкретно взятом историческом этапе его развития. Как справедливо заметила Н.Е. Борисова, «существует трагический разрыв между детством, статусом ребенка как самоценностью и реальным положением детей; происходит ежегодное падение уровня жизни детей, ухудшение их физического и психического здоровья; растет

Л

число детей категории "дети, находящиеся в особо трудных условиях"» .

Наиболее неблагоприятными условиями для обеспечения личной безопасности детей и факторами нарастания уровня опасности для детского населения являются негативные процессы в социально-экономической сфере, а именно: нестабильная экономическая ситуация в стране; высокий уровень безработицы; низкий уровень доходов российского населения на фоне растущих цен на продукты и товары первой необходимости, а также медикаменты; опережение роста цен на товары над повышением заработной платы. Нарастание экономического кризиса в стране усугубляет и без того напряженную социальноэкономическую обстановку. Согласно официальным данным Федеральной службы государственной статистики в нашей стране в период 2000-2012 гг. наблюдалось устойчивое ежегодное снижение уровня бедности, и численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума сократилась почти вдвое. Однако начиная с 2013 г. наметилась тенденция роста уровня бедности в России, и в 2015 г. произошел резкий скачок численности населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума до 13,3% от общей численности населения страны, что в абсолютном выражении составляет 19,1 млн. человек при достаточно низких для достойного существования размерах минимальных социальных стандартов жизни, а в 2016 г. увеличилась до 19,8 млн. человек1.

Проблема бедности и нищеты на сегодняшний день рассматривается международным сообществом в качестве глобальной угрозы каждому живущему человеку наряду с международным терроризмом, незаконным оборотом наркотических средств, распространением неизлечимых болезней (СПИДа и других)2. При этом «семьи с несовершеннолетними детьми остаются в зоне повышенных рисков бедности. Ситуация с бедностью и экономические потери людей становятся весьма чувствительными именно при рождении ребенка, особенно в первые годы его жизни. Как показывает практика, рождение ребенка для большинства молодых семей означает резкое снижение уровня жизни, а с каждым следующим деторождением семья погружается во все более глубокую бедность.

По данным выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств рождение второго ребенка даже в полной семье повышает риск бедности с 30 до

50%, а среди семей с тремя и более детьми этот риск превышает 70%» .

Среди угроз личной безопасности ребенка следует отдельно выделить низкое качество продуктов питания, которые потребляют дети, контрафактную продукцию на прилавках магазинов, продукцию, содержащую ГМО и высокий уровень канцерогенов. Повышенную озабоченность вызывает распространение наркомании и алкоголизма среди подростков. Алкоголь и тонизирующие напитки с вредными добавками приводят к тому, что дети легко адаптируются к наркозависимости[10] [11] [12]. Все это, в конечном счете, напрямую ведет к снижению интеллектуального уровня населения и способствует деморализации широких слоев социума, и, прежде всего, детей как наименее защищенной группы населения.

Уровень здоровья российского населения, в том числе детского, стремительно снижается. «Общая смертность населения России в 1,5 раза выше, чем в других развитых странах мира. Младенческая смертность в 2-3 раза превышает среднеевропейский уровень. Серьезной проблемой стали социально обусловленные болезни, передающиеся половым путем, алкоголизм, наркомания,

Л

туберкулез, ВИЧ-инфекция и др.» . Среди детского населения растет число хронических заболеваний. За последнее время увеличилось рождение детей с патологией. Болезни, которые ранее воспринимались как возрастные, существенно помолодели. Низкий уровень финансирования общей сети медицинских учреждений, ненадлежащее качество медицинских услуг бесплатного характера, перегруженность врачей общей практики, повальный отток квалифицированных кадров в коммерческий сектор, дефицит необходимых медикаментов в медицинских учреждениях, низкая мобильность оказания медицинской помощи, слабая укомплектованность техническим оснащением большей части российских больниц и клиник, очереди на прохождение медицинских исследований и операций ввиду отсутствия достаточных единиц

3

техники и специалистов , дополнительные платы за прохождение высокотехнологической медицинской помощи, предоставляемой по квотам, которые входят в противоречие с конституционными гарантиями жизни и здоровья, бедственное положение медицинских учреждений в отдаленных и труднодоступных регионах Российской Федерации, коммерциализация сети санаторно-курортных учреждений - эти и другие негативные тенденции организации и функционирования российского здравоохранения представляют серьезную угрозу личной безопасности граждан и, в первую очередь, детского населения.

Следует согласиться с неутешительным выводом Е.С. Сагалаевой, что «Российская Федерация не выполняет в полном объеме государственные обязательства по обеспечению прав ребенка по охране здоровья. Следствием этого является целый комплекс неблагоприятных тенденций: высокий уровень младенческой смертности; неудовлетворительные показатели состояния здоровья детей; ухудшение инфраструктуры и качества медицинских услуг, оказываемых детям; несоответствие правовых норм потребностям детей в охране здоровья; проблемы учета особенностей развития детей в различные возрастные периоды; отрицательное влияние факторов внешней среды и др.»[13].

С конституционно-правовой точки зрения, обозначенные угрозы и вызовы личной безопасности несовершеннолетних в сфере здравоохранения затрагивают реализацию не только их конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь, гарантированного ч. 1 ст. 41 Конституции России, но и провозглашенного ст. 20 Конституции права на жизнь (если неполучение квалифицированной медицинской помощи привело к летальному исходу), а также установленного ст. 39 Конституции РФ права на социальное обеспечение (в случае болезни, инвалидности). Обеспечение личной безопасности детей- инвалидов сегодня требует отдельного конституционно-правового регулирования, учитывая высокий уровень инвалидности среди детского населения в современном российском обществе. Международные стандарты стремятся к тому, чтобы адаптировать детей с проблемами здоровья в социальную среду, обеспечить каждому нуждающемуся необходимый медицинский уход, сделать доступными для них полноценное образование и иные социально значимые институты. К числу проблем в области предоставления образовательных услуг лицам с ограниченными возможностями здоровья относятся: недостаточно эффективное выявление детей с ограниченными возможностями здоровья, не получающих образования; предоставление реального, а не формального права на выбор форм обучения и образовательного учреждения; обеспечение доступности обучения в массовой школе для детей с ограниченными возможностями здоровья; низкое качество обучения на дому; и т.д.[14].

Как итог, значительное число детей по причине здоровья не могут реализовать свое конституционное право на образование. Во многом это связано с несовершенством правовых механизмов, отсутствием практического развития существующих гарантий в области образования для детей-инвалидов[15].

К сожалению, современные угрозы и вызовы личной безопасности несовершеннолетних, связанные со снижением образовательного и интеллектуального уровня молодого поколения россиян, не исчерпываются обозначенными выше проблемами реализации конституционного права на образование. В частности, препятствуют полноценной реализации конституционного права на образование, гарантированного ребенку ст. 43 Конституции РФ, сокращение количества часов в программах

общеобразовательных предметов, низкое финансирование образовательных учреждений, устаревшая учебно-методическая база и иные проблемы в организации и осуществлении образовательной деятельности в нашей стране. До сих пор в числе ключевых проблем и на государственном и на муниципальном уровнях остаются: расширение доступности образования; кардинальное улучшение качества образования на всех его ступенях; недостаточное

финансирование образовательных учреждений; коррупция и др. .

Обширная география и неоднородность социально-экономического развития территории нашего государства осложняет одинаковый доступ детей к ряду социальных услуг в нарушение положений ст. 7 Конституции РФ об охране здоровья людей, обеспечении государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов, развитии в стране системы социальных служб, в том числе специализированного типа для несовершеннолетних, установлении государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты детей. Разрыв между уровнем жизни в центре России и на местах приводит к неравенству между жителями различных регионов страны как в экономической, так и в социальной сферах. В частности, наблюдается стойкое различие между центром и регионами России в уровне образовательных услуг[16].

Угрозы и вызовы личной безопасности ребенка коренятся и в правовой сфере. Не всегда наши граждане рассматривают конституционно гарантированные юридические процедуры как инструмент обеспечения безопасности своих интересов и как средство защиты нарушенных субъективных прав. Недооцененность права и правовых механизмов гражданами зачастую соседствует с банальным незнанием своих прав и способов их защиты, подкрепленным неверием граждан в способность правоохранительных органов оперативно решать их проблемы. Наиболее остро стоит вопрос о деформации правосознания в отношении детей. Ребенок является субъектом, который в силу возраста и неразвитости своих умственных и психологических качеств не всегда в состоянии знать свои права в полном объем, не способен в полной мере самостоятельно оценивать с правовой позиции ту или иную ситуацию, а также существенно ограничен в средствах защиты своих прав.

Среди правовых факторов негативного характера, представляющих угрозу личной безопасности ребенка, следует выделить: недостаточную определенность конституционно-правового статуса несовершеннолетнего лица; восприятие ребенка как лица с ограниченными возможностями в реализации и охране своих прав и законных интересов, т.е. как неполноценного субъекта правоотношений; низкую разработанность правового аппарата, направленного на урегулирование правовых отношений с участием несовершеннолетнего лица; слабую профилактическую работу в отношении правонарушений в детской среде, когда приоритет отдается ретроспективным мерам карательного характера в ущерб профилактической работе с широким контингентом несовершеннолетних.

Острой проблемой в контексте обеспечения личной безопасности ребенка является то, что дети не получают квалифицированную юридическую помощь, гарантированную ч. 1 ст. 48 Конституции РФ. Во-первых, доступ к правовой помощи ребенка осложнен его возрастными характеристиками, недостаточным жизненный опытом, зависимостью от родителей или иных законных представителей, в результате чего ребенок не может защищать свои права посредством использования судебных и административных механизмов наравне с взрослыми субъектами. Во-вторых, в России отсутствует отлаженная система ювенальных процедур, нацеленная на специализированное оказание юридической помощи именно несовершеннолетним. До сих пор в отечественном законодательстве не предусмотрен механизм обращения ребенка в судебные органы[17] [18]. В сравнении с другими субъектами дети все еще остаются за гранью правовых механизмов обеспечения их личной безопасности и рассматриваются как пассивный объект правозащитных отношений. Не случайно в этой связи в литературе высказываются предложения о включении в текст Основного закона права на личную безопасность. Так, Ю.Д. Ильин, констатируя отсутствие в Конституции норм относительно личной безопасности, пишет: «... логичным и целесообразным представляется дополнить Конституцию РФ положением о праве

Л

личности на безопасность во всех сферах ее жизнедеятельности» . Д.А. Никитин на основе формально-юридического анализа конституционного законодательства указывает, что «положения части 2 статьи 55 Конституции Российской Федерации... не являются гарантией от неоправданного бездействия власти, ставящего сохранение существа конституционных прав граждан под угрозу», и «такой гарантией может стать конституционное право на личную безопасность человека и гражданина»[19] [20].

Центральную роль в процессах формирования чувства личной безопасности у ребенка играют родители и семейная среда. Исходя из этого, семейное насилие является наиболее опасным видом насилия, совершаемого в отношении детей, поскольку насилие со стороны родителей представляет не только нарушение его прав, но и воспринимается более остро и приносит особую психологическую травму. Формируется уверенность ребенка в «допустимости насилия как формы взаимоотношений между родственниками»2 и другими членами общества. К сожалению, посягательства на личную безопасность ребенка со стороны собственных родителей (усыновителей) в нашей стране не редкость. Более того, совершение насильственных действий родителями и другими членами семьи ребенка, составляющими его близкое окружение, зачастую воспринимается как норма общежития и допустимое средство воспитания.

Посягательства на жизнь, здоровье, физическую и психическую неприкосновенность детей со стороны родителей помимо нанесения глубокой душевной травмы входят в противоречие с конституционным положением ч. 2 ст. 38 Конституции РФ, которая возлагает на родителей обязанность по заботе и воспитанию детей. «Если ребенок в начале своей жизни сталкивается с проявлением агрессии у себя дома, это оказывает влияние на всю его последующую жизнь и нередко становится причиной асоциального и

агрессивного поведения в будущем»[21]. Как отмечает Т.В. Варчук,

«психологическими последствиями любого вида насилия, кроме причинения смерти, для жертвы насилия являются: заниженная самооценка; социальная дезадаптация; эмоциональная дезориентация; повышенная тревожность; интеллектуальные нарушения; волевая дисфункция; различные психосоматические расстройства»[22] [23].

Упадок и деморализация российской семьи как ячейки общества способствуют все большей уязвимости личной безопасности ребенка как в общесоциальном аспекте, так и непосредственно в правовой сфере. На сегодняшний день заметны тенденции «потери семьей своего авторитета, ослабление семейных устоев, когда традиционные защитные функции семьи сходят на нет или превращаются в свою противоположность, перерождаясь в

серьезную угрозу для незрелой личности ребенка» . Семья является «носителем невоспроизводимого в каких-либо иных обстоятельствах эмоционально - психологического микроклимата, основанного на неповторимой близости воспитателей и воспитанников; дает детям уроки взаимоотношений полов и будущей семейной жизни; формирует отношение к учебной и трудовой деятельности, воспитывает ответственность перед обществом и т.д.»[24]. Субъективное восприятие ребенка как объекта воспитательной деятельности, не способного иметь свое мнение, противоречит правам ребенка, гарантированным Конституцией РФ, отечественным законодательством и международным правом. Таким образом, противоправное поведение в отношении ребенка со стороны его родителей и других членов семьи деформирует сознание ребенка и подрывает основу его личной безопасности.

Помимо семейного насилия сегодня в России весьма распространено насилие в школьной среде и со стороны третьих лиц[25]. Оскорбление со стороны учителей иногда в школах воспринимается как норма общения, а не нарушение прав и посягательство на личную безопасность ребенка. Более того, и сам ребенок воспринимает данную модель как норму общения в обществе и затем начинает реализовывать ее в дальнейшей жизни. Среди условий, способствующих росту насилия над детьми, можно выделить: отсутствие в общественном сознании четкой оценки физических наказаний и восприятия его (насилия) как социальной проблемы; отсутствие эффективной превентивной политики государства по предупреждению физического и психического насилия в отношении детей; плохая осведомленность детей о своих правах и т.д.[26] [27] [28] На степень виктимности личности, в том числе личности ребенка, влияет общий уровень безопасности

общества, а также индивидуально-психологические свойства личности . Следует согласиться с выводом Ю.Г. Волкова о том, что современные вызовы и угрозы безопасности представляют не столько технологические и природные катаклизмы, сколько разрушение социальной ткани, системы межличностных отношений .

Одной из современных проблем, неразрывно связанных с социальными, экономическими и духовно-нравственными факторами обеспечения личной безопасности детей, является высокий уровень суицидального поведения среди несовершеннолетних. По заключению экс-уполномоченного по правам ребенка П.

Астахова, «Россия занимает первое место в Европе и одно из первых мест в мире по количеству суицидов среди подростков 15 -19 лет»[29]. «Причем в последние годы количество детских и молодежных суицидов не сократилось, а напротив, увеличилось более чем на 1/3. Обращает на себя внимания тот факт, что в подростковом возрасте на каждый смертельный случай приходится еще 200 суицидальных попыток... Более того, согласно неутешительным прогнозам специалистов, к 2020 г. количество самоубийств, в том числе детских и подростковых, может возрасти в полтора раза. Деструктивное поведение детей (вплоть до самоубийства) - это не в последнюю очередь и отражение беспрецедентного социального расслоения, резкого различия семей по уровню жизни и, как результат, восприятие подростком внешней среды как враждебного окружения, когда рушатся все представления о социальной справедливости»[30].

Особую опасность таят в себе интернет-ресурсы, содержащие различные темы суицида среди подростков, «клубы самоубийц». По данным Роспотребнадзора только с 1 ноября 2012 по 2016 г. заблокировано 9357 страниц в социальных сетях, содержащих информацию о способах совершения суицида и пропагандирующих его. Проблема усугубляется широким освещением подростковых суицидов в СМИ как модного явления с детальным приведением подробностей каждой истории, так как может провоцировать стремление к

3

подражанию у несовершеннолетних .

В рассматриваемой связи отдельного внимания в современном обществе заслуживают информационные угрозы личной безопасности детей. Речь, прежде всего, идет о ничем не урегулированном интернет пространстве и, как следствии этого, легком доступе детей к интернет ресурсам различного опасного содержания (от порнографического до экстремистского). Распространение через Интернет идей деструктивного содержания, активно влияющих на внутренний мир ребенка и его убеждения, совершение преступлений таких, как: доведение до самоубийства, развращение, поиск жертв среди детей посредством различных социальных сетей. Применение и внедрение в неокрепшее детское сознание различного рода программ при помощи новейших методов психологии (НЛП, гипноз, зомбирование, двадцать пятый кадр и иные техники суггестии) и иных не до конца изученных методов в области психологии и психиатрии, но наносящих существенный вред физическому и психическому здоровью ребенка, вовлечение в секты тоталитарного толка и иные сообщества, подрывающие основы конституционного строя Российской Федерации, а также здоровье и безопасность российского населения, вовлечение в пьянство, склонение несовершеннолетних к потреблению наркотических средств или психотропных веществ, либо вовлечение его в немедицинское потребление лекарственных и других средств[31] [32]. Все это способствует формированию опасной для жизни ребенка окружающей социальной среды. «Интернет служит весьма удобной площадкой для подготовки к осуществлению информационно-террористических и информационно-

л

криминальных действий» . Негативное информационное воздействие через СМИ формирует морально-психологическую атмосферу, способствует росту психических заболеваний, разрушает сложившиеся нормы морали и нравственности, наносит психический и физический вред здоровью.

Еще одна грань личной безопасности детей заключается не только в нарушении прав и свобод ребенка родителями, учителями, сверстниками, органами власти, должностными лицами, но и в правонарушениях, совершаемых самими несовершеннолетними лицами. При этом вовлечение детей в криминальную сферу таит в себе опасность не только для них самих, но и формирует опасность общего характера для всего общества. Сегодняшний уровень криминализации среди детского населения нашей страны становится явной угрозой национальной безопасности. На сегодняшний день проблема роста преступности среди несовершеннолетних является одной из тяжелейших в ряду социально-правовых проблем Российской Федерации. Стоит учитывать и тот факт, что данная проблема может быть решена только путем комплекса мер - социальных, экономических, воспитательно-профилактических и правовых[33] [34] [35] [36].

Среди наиболее типичных причин вовлечения несовершеннолетних в противоправную деятельность можно выделить: «а) нахождение в семье, которая не хочет, не умеет либо не может воспитать ребенка; б) неудачи в учебном заведении, конфликты с педагогами либо с детским коллективом; в) переориентация на досуговые связи, сближение с лицами, характеризующимися аморальным или криминальным поведением»2.

К факторам, способствующим детской преступности и повышенной виктимизации несовершеннолетних, относятся: недостаточная эффективность мер индивидуальной профилактики по месту жительства; несвоевременное реагирование органов внутренних дел на формирование групп подростков, досуг которых может включать в себя противоправные действия; недостаточное внимание к организации свободного времени по месту жительства, слабость

форм и методов досуговой работы ; кризис родительской семьи, изменение отношения к воспитанию детей, разрыв между системами ценностей детей и старшего поколения; отсутствие или ограничение возможностей для удовлетворения минимальных потребностей в пище, одежде, жилье; отсутствие или неудовлетворительная педагогическая подготовка взрослых, игнорирующих возрастные, нравственные, психологические, физиологические особенности детей; склонность к праздному времяпрепровождению, в результате чего появляются отрицательные привычки: курение, сквернословие, употребление

4

алкоголя, наркотиков, азартные игры, драки, прогулы занятий и т.д. ; отсутствие социальных связей между ребенком и родителями, ровесниками и другими гражданами[37].

В группе повышенного риска с точки зрения обеспечения личной безопасности находятся безнадзорные и беспризорные дети. Высокая латентность детской безнадзорности, которая как следствие приводит к беспризорности детского населения. Современные тенденции детской беспризорности приобретают новые черты. Если ранее число данной группы увеличилось за счет детей, потерявших родителей, то на сегодня все чаще причиной становится уход ребенка по причине издевательского отношения со сторон семьи[38], т.е. рост так называемого социального сиротства.

Нахождение ребенка без присмотра взрослых напрямую увеличивает риск совершения преступления в отношении него, продуцирует комплекс угроз личной безопасности ребенка. Нехватка сети детских садов, учреждений, секций, кружков, низкое развитие бесплатной сети культурно-досуговых учреждений для детей, развивающих занятий, детско-юношеских клубов, ограниченный доступ к спортивным учреждениям, упразднение детских секций, передача отведенных помещений для реализации коммерческих целей приводят к тому, что дети не могут свободно посещать их. Это стоит рассматривать не только как ослабление ресурса для развития интеллектуального и творческого потенциала российских детей, но и как благоприятные условия для вовлечения ребенка в асоциальную деятельность, а также увеличения риска совершения преступных посягательств на ребенка. Ребенок свободное время проводит, как правило, без присмотра старших лиц (самостоятельно) и идет на улицу или в интернет сеть, где легко может стать жертвой злоумышленников. Большинство правонарушений насильственной направленности совершаются, когда ребенок находится без присмотра взрослых лиц и предоставлен самому себе, и провоцируют рост таких социальных болезней общества, как: наркомания, алкоголизм, асоциальное и негативное девиантное поведение несовершеннолетних.

Подводя некоторый промежуточный итог выше проведенному анализу угроз личной безопасности ребенка в современной России, хотелось бы сослаться на классификацию нарушений прав ребенка, предложенную О.С. Антюфеевой, исходя из международных стандартов в области прав ребенка:

1. Нарушения прав на жизнь (включая медицинское обслуживание, благоприятную окружающую среду, обеспечение нормального уровня жизни, жилищные права и т.д.);

2. Нарушения прав на развитие (включая образование, отдых, воспитание в семье и т.д.);

3. Нарушения прав на защиту (включая права на предотвращение эксплуатации и оскорбления, обеспечение неприкосновенности личности, защиты ребенка от приобретения и употребления наркотиков и алкоголя, заботу о детях - сиротах, безнадзорных, беспризорных и т.д.)[39].

Как видно, «безопасность неотделима от социальных условий, обеспечивающих достойное проживание, благосостояние и свободу личности, как в отдельном государстве, так и во всем мире»[40].

Долгий период (1990-е и начало 2000-х гг.) нарастания в нашем обществе системных кризисных явлений характеризовался разобщенностью государственной политики в сфере детства и семьи, что не могло положительно сказаться на состоянии личной безопасности российских детей. Однако за последние годы в проводимой Россией государственно-правовой политике в отношении семьи и детства наметились существенные сдвиги. На сегодняшний день вопросы безопасности человека, семьи и детства являются неотъемлемой и важнейшей частью государственной стратегии обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. Реализация обеспечения права личной

безопасности, включая обеспечение прав и свобод граждан, а также духовное и интеллектуальное развитие, достойный и гарантированный государством минимум условий существования, относится к жизненно важным интересам государства[41]. Пришло понимание того, что решение государством и обществом созидательных задач напрямую зависит от обеспечения личной безопасности граждан и в особенности безопасности наименее защищенных категорий населения, к числу которых относятся дети.

На национальном уровне впервые государственная поддержка семьи, материнства и детства как одна из фундаментальных основ конституционного строя была закреплена ст. 7 Конституции РФ, что послужило импульсом к развитию нормативно-правового массива в области детства и ювенальной политики. В результате, на данный момент Россия проводит довольно активную социальную и правовую политику в сфере обеспечения личной безопасности детей, способствующую их полноценному развитию, укреплению здоровья, улучшению качества жизни, охране от противоправных посягательств на детей всех возрастов. Среди концептуальных нормативно-правовых актов, отражающих направления политики Российской Федерации в сфере обеспечения безопасности личности и непосредственно личной безопасности несовершеннолетних, можно выделить: Федеральный Закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ (в ред. от 28.12.2016) «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», Указ Президента РФ от 05.12.2016 № 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации», Указ Президента РФ от 19.12.2012 № 1666 «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года», Указ Президента РФ от 01.06.2012 № 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы», Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации», Указ Президента РФ от 09.10.2007 № 1351 (в ред. от 01.07.2014) «Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года» и некоторые другие.

Из наиболее знаковых доктринальных актов в рамках предмета диссертационного исследования следует выделить «Национальную стратегию действия в интересах детей на 2012-2017 гг.», в которой впервые на концептуальном уровне в качестве основных проблем в сфере детства были открыто названы и поставлены задачи их неотложного решения: «недостаточная эффективность имеющихся механизмов обеспечения и защиты прав и интересов детей, неисполнение международных стандартов в области прав ребенка; распространенность семейного неблагополучия, жестокого обращения с детьми и всех форм насилия в отношении детей; низкая эффективность профилактической работы с неблагополучными семьями и детьми, распространенность практики лишения родительских прав и социального сиротства; неравенство между субъектами Российской Федерации в отношении объема и качества доступных услуг для детей и их семей; социальная исключенность уязвимых категорий детей (дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, дети-инвалиды и дети, находящиеся в социально опасном положении); нарастание новых рисков, связанных с распространением информации, представляющей опасность для детей; отсутствие действенных механизмов обеспечения участия детей в общественной жизни, в решении вопросов, затрагивающих их непосредственно»[42]. Реализация стратегии предполагала разработку и внедрение широкого комплекса мер по обеспечению личной безопасности детей, включая меры по совершенствованию законодательства в области вопросов детства, формированию безопасной среды для ребенка, обеспечение информационной безопасности ребенка, поддержку семей, внедрение мер по профилактики детских правонарушений, обеспечение безопасности от насилия над детьми, меры, направленные на повышение уровня образования и здравоохранения, широкий комплекс профилактических мер в области противодействия правонарушениям несовершеннолетних, поддержку детского населения с ограниченными возможностями, детей-сирот, повышение качества образовательных услуг и товаров для детей и т.д. В частности, в порядке реализации важнейших положений Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы были приняты: Концепция государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года; Концепция развития до 2017 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в Российской Федерации; Стратегия развития индустрии детских товаров на период до 2020 года; Концепция развития дополнительного образования детей.

Указом Президента РФ от 29.05.2017 № 240 период с 2018 по 2027 г. объявлен в России Десятилетием детства[43], в связи с чем определены основные векторы развития детской политики в Российской Федерации. 28 ноября 2017 года Президентом РФ утвержден перечень поручений по итогам заседания Координационного совета по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы, который акцентирует внимание на следующих мероприятиях: установление ежемесячных выплаты на первого ребенка для нуждающихся категорий граждан; продление срока действия программы материнского (семейного) капитала с возможностью использования его на оплату дошкольного образования (присмотр и уход) с двухмесячного возраста ребёнка; субсидирование ипотечных кредитов со ставкой выше уровня в 6% для семей с двумя или тремя детьми; создание дополнительных мест в дошкольных организациях; развитие материально-технической базы детских поликлиник; развитие индустрии детского туризма и отдыха; внесение изменений в законодательство в целях защиты интересов несовершеннолетних лиц и т.д.[44]

На международном уровне личная безопасность каждого живущего на планете ребенка, формирование высоких стандартов обеспечения достойного уровня жизни и здоровья детей сегодня являются одним из важнейших направлений обеспечения глобальной безопасности. В частности, новый подход к личной безопасности в XXI века отражен в докладах Программы ООН по развитию, ежегодно публикуемых с 1990 г. и в которых безопасность трактуется сквозь призму идеи развития здравоохранения, образования, политической свободы, экономического благосостояния людей, «когда любой ребенок не умирает, болезнь не распространяется, этнические распри не выходят из-под контроля, женщину не насилуют, бедняк не голодает, диссидента не заставляют молчать, человеческий дух не подавляют»[45].

Таким образом, несмотря на то, что личная безопасность детей является приоритетом в структуре национальной и глобальной безопасности, обладает повышенным аксиологическим потенциалом в системе конституционных ценностей, диапазон угроз и вызовов личной безопасности ребенка в современном мире весьма широк. В Российской Федерации среди опасностей, угрожающих ребенку, прежде всего, выделяют: насилие в семье, школе и со стороны третьих лиц; криминализация общества; вовлечение детей в асоциальный образ жизни; низкая правовая защищенность детского населении; отсутствие эффективных механизмов, способных реально оказать социально-психологическую и правовую помощь ребенку. До сих пор нет практической возможности несовершеннолетним лицам обратиться самостоятельно за квалифицированной юридической помощью, налицо низкая правовая грамотность детского и взрослого населения, отсутствие реальной социально-экономической поддержки семьи, пренебрежение основными потребностями ребенка.

Тем не менее, произошедший на рубеже XX-XXI вв. кардинальный переход от восприятия ребенка как объекта, нуждающегося в попечении, к рассмотрению ребенка как суверенной личности, способной быть «услышанной», обладающей комплексом гарантированных конституционных прав и свобод, подлежащей полноценной внутригосударственной и международной правовой охране, придал импульс развитию нормативно-правовой базы и формированию конституционного института личной безопасности несовершеннолетних.

1.2.

<< | >>
Источник: Воронцова Мадлена Алекзандровна. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЛИЧНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2018. 2018

Еще по теме Угрозы и вызовы личной безопасности ребенка в современной России: конституционно-правовой анализ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -