<<
>>

Реализация законодательства о запрете дискриминации в отношении ВИЧ-инфицированных лиц

Ежегодно численность ВИЧ инфицированных граждан в России увеличивается, и по официальным данным их число в стране составляет 1 501 157 человек на начало 2017 г., то есть распространенность достигла 689,61 случаев на 100 тысяч граждан[212].

Показатели заболеваемости ВИЧ в субъектах РФ различны. Субъекты с высокими показателями заболеваемости ВИЧ географически связаны с основными маршрутами наркотрафика или являются основными центрами сбыта наркотиков, так как экономически развиты. Это Иркутская, Свердловская, Кемеровская, Самарская, Оренбургская, Ленинградская, Челябинская, Тюменская, Новосибирская области, Ханты-мансийский автономный округ[213]. В Екатеринбурге уже открыто заявили об эпидемии ВИЧ, так как каждый 50 житель города заражен инфекцией'.

Прямой запрет дискриминации ВИЧ-инфицированных лиц содержится в положениях Федерального закона «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», он устанавливает равное право ВИЧ- инфицированных граждан на труд, образование, медицинскую помощь, что создает необходимые условия для реализации конституционного принципа равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от состояния здоровья для ВИЧ-инфицированных граждан. Данный закон предусматривает закрытый перечень ограничения прав ВИЧ - инфицированных (ст. 9-11);

а) запрет въезда в РФ и нахождения на ее территории иностранных граждан и лиц без гражданства, инфицированных ВИЧ или не предоставивших сертификат о его отсутствии;

б) запрет на донорство лицам, отказавшимся от обязательного освидетельствования на ВИЧ (ст. 9);

в) запрет на допуск к работе отдельных категорий работников, перечень которых утверждается Правительством.

Соответствующий перечень в настоящее время не принят, единственное действующее Постановление Правительства РФ № 208 «Об утверждении списка заболеваний, препятствующих работе в представительстве Российской Федерации за границей»[214], устанавливает, что работники дипломатических представительств, консульских учреждений Российской Федерации, представительств федеральных органов исполнительной власти и государственных учреждений Российской Федерации за границей подлежат увольнению в случае наличия ВИЧ- инфекции.

Еще одно законодательное ограничение прав ВИЧ-инфицированных устанавливает и. 6 ст. 127 Семейного Кодекса РФ, в соответствии с которым лица, имеющие заболевания, входящие в «Перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку,

попечительство, взять в приемную или патронатную семью»[215] [216], утрачивают право быть опекунами, попечителями, усыновителями детей. Данный перечень содержит положение, что инфекционные заболевания (а значит и ВИЧ-инфекция) до прекращения диспансерного наблюдения в связи со стойкой ремиссией являются основанием отказа лицу в праве быть опекуном, попечителем и усыновителем.

Других ограничений прав ВИЧ-инфицированных законодательство не допускает, а следовательно, иные ограничения прав незаконны и нарушают конституционный принцип равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от состояния здоровья.

В сложившейся ситуации ежегодного увеличения ВИЧ- инфицированных в стране граждан очень важно, чтобы они могли реализовать свои права в различных сферах нашего общества независимо от статуса ВИЧ, но в то же время необходимо предотвратить возможность новых заражений. Основными способами передачи ВИЧ являются парентеральный путь (через кровь) и половой путь. Миграция остается фактором распространения ВИЧ, за 2015 год освидетельствование прошли 2 миллиона иностранных граждан, и число случаев выявления ВИЧ- инфекции увеличилось в 2 раза по сравнению с 2013 годом. Многие граждане живут, не подозревая, что являются инфицированными ВИЧ и неумышленно являются источниками инфицирования других.

Согласно «Г осударственной стратегии противодействия

распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации на период 2020 г.

л

и дальнейшую перспективу» , в 2015 г. охват населения

освидетельствованием на ВИЧ составил всего 19,3 %, а доля ВИЧ- инфицированных, состоящих на диспансерном наблюдении, составляла всего 66,1 % от общего числа ВИЧ-инфицированных в стране, было обеспечено антиретровирусной терапией всего 26,3% инфицированных граждан.

Это очень низкий показатель обеспечения антиретровирусными препаратами ВИЧ-инфицированного населения, без которых ВИЧ намного быстрее переходит в стадию СПИД. Низкая обеспеченность лекарственными препаратами свидетельствует о нарушении социальных прав ВИЧ- инфицированных, на недолжное внимание государства к обеспечению действия конституционного принципа равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от состояния здоровья в отношении ВИЧ- инфицированных граждан при формировании бюджетной политики в государстве.

Правительство РФ, в рамках вышеуказанной стратегии, запланировало ежегодно до 2020 г. увеличивать показатели охвата населения освидетельствованием на ВИЧ до 90%, а также получающих антиретровирусную терапию до 38,3% от общего числа инфицированных, при условии возможности увеличения финансирования соответствующих мероприятий.

На наш взгляд, необходимо в кратчайшие сроки изыскать возможности увеличения финансирования мероприятий, направленных на противодействие распространению ВИЧ в стране, так как ВИЧ - угроза национальной безопасности. Все граждане России должны быть обследованы на ВИЧ, например, при обращении за медицинской помощью, при прохождении диспансерного обследования и флюорографии. ВИЧ- инфицированные граждане должны быть обеспечены антиретровирусными препаратами в полном объеме, иначе происходит их дискриминация по признаку состояния здоровья, что противоречит конституционному принципу равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от состояния здоровья.

Настораживают данные инфицированности ВИЧ лиц, предоставляющих платные сексуальные услуги. Например, в Саратовской области зарегистрировано 63 человека из данной категории ВИЧ- инфицированных[217] [218] [219]. Административный штраф за занятие проституцией

Л

составляет от 1500 до 2000 рублей и вряд ли способен её остановить, а уголовная ответственность возникает только за вовлечение в проституцию

несовершеннолетних и за содержание притонов .

Данный вид профессии способствует распространению ВИЧ как среди потребителей сексуальных услуг, так и среди проституток. Международная коалиция по борьбе с торговлей женщинами провела опрос женщин, оказывающих сексуальные услуги, и выяснила, что 73% клиентов предлагают более высокую оплату услуг за секс без интимных средств защиты, а в случаях отказа 45% женщин подверглись насилию со стороны клиентов[220]. Проституция подрывает эпидемиологическую безопасность в стране.

И.С. Алихаджиева указывает на то, что государство неспособно справиться с проституцией в силу естества сексуальных отношений, поэтому, несмотря на юридический запрет проституции, ежегодно увеличивается число лиц, вовлеченных в данную профессию. Ученый предлагает легализовать проституцию в стране, чтобы сексуальные услуги были

упорядочены законом и осуществлялись под строгим государственным контролем[221] [222].

Считаем, что легализация подобных отношений в нашей стране невозможна, так как еще в СССР в 1950 г. была подписана «Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими

Л

лицами» , и Россия обязана ее соблюдать и преследовать организационную проституцию. Более того, легальная проституция посягает на нравственные устои государства, в первую очередь, на институты семьи и брака. Да и вряд ли, при легализации данной деятельности возможно предусмотреть такие нормы, которые обязывали бы клиентов предъявлять справки об отсутствии у них ВИЧ-инфекции.

О.А Петрянина считает, что современное национальное законодательство должно ввести нормы, устанавливающие запрет на приобретение услуг сексуального характера, и предлагает ввести административную и уголовную ответственность для лиц, получающих такие услуги. По мнению автора, однократное нарушение запрета получения сексуальных услуг должно наказываться административным штрафом в размере 5 тысяч рублей, а если лицо повторно получило аналогичные услуги в течение 180 дней, то оно должно привлекаться к уголовной ответственности.

Разделяем эту инициативу, так как снижение спроса на услуги существенно снизит предложения сексуальных услуг, что эффективно скажется на предупреждении распространения ВИЧ в стране.

Е.П. Шнейдерова еще в 2007 г. указала на проблему увеличения числа ВИЧ-инфицированных работников в стране, нуждающихся в постоянном лечении и наблюдении врачами-инфекционистами, а трудовое законодательство не учитывает эту проблему. Ученый предлагает на основании медицинского заключения о наличии у работника ВИЧ-инфекции предоставить им дополнительные гарантии в трудовой сфере: квотирование рабочих мест, установление режима неполного рабочего времени, предоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в удобное время, право на дополнительный отпуск без сохранении заработной платы, гарантии при увольнении[223] [224].

Предложения ученого требуют тщательного анализа. Открытое предоставление медицинского заключения о наличии у работника ВИЧ-инфекции может вызвать массовую их дискриминацию в коллективе и последующее увольнение, что не соответствует конституционному принципу равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от состояния здоровья. К тому же, социологические опросы населения показывают, что население относится к ВИЧ-инфицированным гражданам настороженно, а порой и недоброжелательно2, по этой причине они и скрывают свой диагноз от окружающих. Более того, и. 7 ст. 88 Трудового кодекса РФ запрещает работодателю запрашивать информацию у работника о состоянии его здоровья, за исключением случаев допуска к выполнению определенной трудовой деятельности. Введение трудовых льгот на основании справки о положительном статусе ВИЧ считаем невозможным, так как информация о состоянии здоровья является врачебной тайной и выступает правовым средством защиты равенства ВИЧ-инфицированных. Введение неполного рабочего времени считаем нецелесообразным и противоречащим конституционному принципу равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от состояния здоровья.

Ежедневные визиты в центры СПИД ВИЧ-инфицированных, состоящих и не состоящих на диспансерном учете, законодательством не предусмотрены. Частота рекомендованных посещений ВИЧ-инфицированных пациентов в центры СПИД для проведения диагностических мероприятий составляет 1 раз в три месяца для пациентов, получающих антиретровирусную терапию, а не получающих - 1 раз в 6 месяцев[225]. К тому же, на сегодняшний день ВИЧ-инфекция считается хроническим заболеванием[226], а граждане с хроническими заболеваниями не имеют трудовых льгот.

Квотирование рабочих мест для ВИЧ-инфицированных граждан и введение дополнительных гарантий при увольнении, на наш взгляд, также невозможно из-за необходимости раскрытия ВИЧ-положительного статуса будущих работников.

В 2015 г. к уполномоченному по правам человека обращались граждане, инфицированные ВИЧ-инфекцией с жалобами на отказ предоставления им медицинской помощи (в том числе хирургической)

медицинскими организациями и медицинскими работниками . Причина отказов в том, что реализация принципа - недопустимость отказа в оказании медицинской помощи в системе охраны здоровья граждан, законодательно не обеспечена[227] [228]. Уголовная ответственность медицинских работников за неоказание помощи больному возникает только тогда, когда по неосторожности повлекло причинение вреда средней тяжести или тяжкого вреда здоровью больного. Нет вреда - нет ответственности, а других мер, обеспечивающих оказание медицинской помощи пациенту (в том числе ВИЧ-инфицированному) врачом или медицинской организацией, законодательством не предусмотрено. Для решения данной проблемы предлагаем в Кодекс административных правонарушений ввести статью «Отказ в предоставлении медицинской помощи пациентам» и предусмотреть административную ответственность врача, должностного лица и медицинской организации. Предлагаем следующую редакцию ст.: «необоснованный отказ в медицинской помощи пациенту влечет за собой наложение административного штрафа на медицинского работника в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей, на должностных лиц - от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на юридических лиц - от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей».

Законодательное ограничение права ВИЧ-инфицированного лица быть опекуном, попечителем и усыновителем вызывает много дискуссий, так как контактного пути передачи ВИЧ не существует. Действующее законодательство не дает возможность ВИЧ-положительным усыновлять и брать под опеку даже ВИЧ-инфицированных детей. Следует отметить, что случаи опеки ВИЧ-инфицированного лица над здоровым ребенком были. Например, решение «Верховного суда Республики Татарстан от 11 января

л

2010 года» было в пользу ВИЧ-позитивной Светланы Изамбаевой, оспаривавшей право на опеку ее здорового брата. Защитники смогли доказать суду, что контакт женщины с братом не создаст угрозу заражения несовершеннолетнего, потому что Изамбаева воспитывает двух совершенно здоровых детей. Такие решения, скорее, исключение, обычно суд отказывает в опеке ВИЧ-инфицированным.

Позже Решение Верховного Суда РФ № АКПИ14-890 от 23.09.2014[229] выносит противоположное решение, а именно, отказывает заявителям в удовлетворении заявления. Верховный Суд Российской Федерации свое решение основал на том, что в Российской Федерации установлен приоритет защиты прав и интересов несовершеннолетних и приоритет охраны здоровья детей, так как дети - наиболее уязвимая группа в семейных отношениях.

В настоящее время Минздрав РФ в рамках мероприятий «Г осударственной стратегии противодействия распространению ВИЧ- инфекции в Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» выступает с инициативой пересмотреть законодательный запрет для ВИЧ-положительных лиц усыновлять и брать под опеку детей, так как на сегодняшний день ВИЧ-инфекция - хроническое заболевание, поддающееся лечению.

На наш взгляд, решение этого вопроса требует индивидуального подхода в каждом конкретном случае. Не существует точных данных о средней продолжительности жизни ВИЧ-инфицированных, получающих антиретровирусную терапию и заразившихся в конце 90-х прошлого столетия, поэтому из-за этических причин не следует предоставлять право всем ВИЧ-инфицированным на усыновление, опеку и попечительство. Дети не должны страдать из-за потери близких, поэтому важно определить возрастные рамки для этой категории лиц, учитывать эффективность диспансеризации по клиническим и лабораторным показателям, способ заражения лица ВИЧ. Возможно, лица, заразившиеся при употреблении наркотических и психотропных веществ, должны быть ограничены в праве усыновления, опеки и попечительства.

Необходимо рассмотреть проблему движения ВИЧ-диссидентов в России, сторонники которого отрицают существование вируса ВИЧ и необходимость лечения ВИЧ-инфекции как заболевания. Если совершеннолетний гражданин отказывается от лечения, то он реализует свое право на отказ от медицинской помощи, гарантированный законом. Однако, если ВИЧ-инфицированная беременная женщина отказывается от приема антиретровирусных препаратов, необходимых для профилактики заражения ребенка ВИЧ, то она должна понимать, что ответственна за свои действия.

Действительно, проблема сложная, её решение требует пересмотра законодательства в сфере гарантий прав человека, и в частности, пациента. Пункт 2 ст. 17 Конституции РФ признает права и свободы человека за каждым, но с момента рождения, поэтому только после момента рождения ребенка у него появляются все права, в том числе на защиту и охрану здоровья. У медицинских работников нет правовых средств воздействия на беременных ВИЧ-инфицированных женщин, отказавшихся от лечения ВИЧ-инфекции. Г.Б. Романовский[230] указывает на необходимость изменения законодательного подхода к будущему ребенку. Не рассматривать плод как биомассу, иначе репродуктивная свобода женщины превращается в тиранию тех, кто не может себя защитить. Разделяем данную точку зрения и присоединяемся к предложению ученого продумать возможность ограничения (лишения) родительских прав в отношении будущего ребенка.

Случаи отказа законных представителей от лечения ВИЧ-инфекции у детей также являются темой обсуждения медицинских работников и юристов. Так, Следственный комитет РФ по Санкт-Петербургу в сентябре 2017 г. возбудил уголовное дело по ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) в отношении приёмных родителей, уклонявшихся от лечения ВИЧ-инфекции у 10 летней дочери, что привело к смерти ребенка[231]. В июле 2017 г. Следственный комитет РФ по Тюменской области возбудил уголовное дело по ст. 109 УК РФ в отношении 34 летней ВИЧ- инфицированной женщины, которая игнорировала рекомендации врачей о запрете грудного вскармливания ребенка, отказалась от обследования ребенка на ВИЧ-инфекцию и приема лекарственных препаратов малолетней дочерью для профилактики и лечения ВИЧ, что привело к смерти двухлетнего ребенка[232].

В случаях отказа законных представителей от лечения

несовершеннолетних детей существует возможность привлечения к ответственности уже сегодня, не допуская причинения смерти по неосторожности - в соответствии со ст. 5.35. Кодекса об административных правонарушениях РФ и ст. 156 и 125 Уголовного кодекса РФ. Административная ответственность возникает за неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или законными представителями несовершеннолетних обязанностей по защите прав и интересов несовершеннолетних, а именно, прав на охрану здоровья и медицинскую помощь. Однако санкция предусматривает штраф в размере от 100 до 500 рублей, что не является действенным механизмом обеспечения прав несовершеннолетних. Уголовной ответственности родители и законные представители подлежат по ст. 156 (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего) и 125 (оставление в опасности) Уголовного кодекса РФ. Доказательством вины родителей (законных представителей) является угроза жизни и здоровья ребенка. Так, жительница Свердловской области была осуждена по ст. 156 и 125 УК РФ за отказ лечить ВИЧ-инфицированного ребенка, в результате её противоправных действий он был госпитализирован в больницу в тяжелом состоянии. Женщина была осуждена на год к лишению свободы с отбыванием наказания в колонии- поселении[233].

Из рассмотренных примеров следует, что возбуждение уголовных дел за отказ от лечения ВИЧ-инфекции у несовершеннолетнего родителями (законными представителями) возможен тогда, когда проявления болезни у ребенка уже очевидны и его здоровье находится в критическом состоянии. Родители (законные представители), по причине собственного заблуждения существования ВИЧ, нарушают конституционный принцип равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от состояния здоровья в отношении своих детей, препятствуя своевременному обследованию и лечению несовершеннолетних.

Эффективной защите прав и интересов ребенка препятствует несовершенство действующего законодательства. В связи с тем, что ВИЧ- инфицированным гражданам законом гарантировано право на неразглашение диагноза, врачам достаточно сложно привлечь представителей опеки, комиссии по делам несовершеннолетних к проблеме отказа лечения ВИЧ-инфекции у ребенка. Даже в случае обращения в органы опеки врачи не раскрывают статус ВИЧ ребенка, а говорят о хронической болезни ребенка, о необходимости постоянного его наблюдения. Если органы опеки контролируют ребенка на первых стадиях заболевания ВИЧ, когда у ребенка нет серьёзных отклонений в состоянии здоровья, то они не находят причины для ограничения родительских прав. Заставить родителей лечить ребенка возможно сейчас только по решению суда. Однако проверить, соблюдают ли родители схему лечения, сложно. Более того, вынесенные судебные решения ВИЧ-диссиденты часто игнорируют, поэтому ВИЧ-инфицированные дети поступают в стационар с тяжелыми проявлениями болезни, когда прогноз лечения весьма неблагоприятен.

Следует отметить, что для решения проблемы ВИЧ-диссидентства в Кодекс административного судопроизводства РФ (КАС РФ) в 2016 г. были введены изменения, согласно которым срок рассмотрения судом административного искового заявления о защите интересов

несовершеннолетнего в случае отказа законного представителя от медицинского вмешательства составляет пять дней со дня принятия судом заявления, а при наличии ходатайства медицинской организации о медицинском вмешательстве в экстренной форме - суд рассматривает заявление в день его принятия. Однако и. 2 ст. 285.1 KAC РФ устанавливает, что административное исковое заявление может быть подано, если медицинское вмешательство необходимого для спасения жизни ребенка, что подтверждается заключением врачебной комиссии медицинской организации[234].

Данная поправка в KAC РФ существенно не повлияла на изменение ситуации возможности лечения ВИЧ-инфицированных детей в случаях отказа от лечения родителями и законными представителями, так как четко прописывает возможность медицинского вмешательства по решению суда только в случаях необходимости спасения жизни ребенка.

Лечение таких детей должно осуществляться в домашних условиях постоянно, с регулярным исследованием крови на количество антител к ВИЧ, по которым можно определить приверженность родителей (законных представителей) к лечению ребенка, но на проведение анализа крови также необходимо их согласие. Более того, ВИЧ может прогрессировать и во время приёма антиретровирусных препаратов, поэтому контроль приёма лекарственных препаратов детьми для лечения ВИЧ - это серьёзная проблема. К контролю приема лекарственных препаратов, возможно, необходимо привлечь медицинских работников дошкольных и школьных образовательных учреждений. Однако, если ребенок не посещает дошкольное образовательное учреждение, то проблема останется открытой.

Законом должен быть предусмотрен механизм обследования детей на ВИЧ при подозрении данного заболевания у ребенка и механизм лечения ВИЧ-инфицированных детей при отказе от лечения родителей (законных представителей). C данной целью необходимо п. 4 ст. 13 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» дополнить положением, в соответствии с которым предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия законного представителя ребенка допускается «в целях информирования органов опеки и комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав об отказе обследования и лечения родителями (законными представителями) ребенка». Данное введение позволит работникам органов опеки и комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав более достоверно оценивать состояние здоровья ребенка, ситуацию в семье и последствия отказа от лечения ребенка.

В статью 77 Семейного кодекса РФ «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью» необходимо ввести п. 3, устанавливающий, что «при отказе родителей (законных представителей) от обследования и лечения несовершеннолетнего ребенка в возрасте до 15 лет ребенок может быть отобран из семьи органом опеки и попечительства на основании заключения врачебной комиссии о необходимости обследования и лечения ребенка, если есть основания полагать, что бездействием родителей будет нанесен существенный вред здоровью ребенка».

Таким образом, конституционный принцип равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от состояния здоровья реализуется в отношении ВИЧ-инфицированных граждан неполно, особенно в сфере труда и в системе здравоохранения.

Отсутствие эффективных законодательных норм, определяющих ответственность медицинских работников, родителей (законных представителей) и работодателей за нарушение равенства прав ВИЧ- инфицированных граждан, способствует скрытой дискриминации ВИЧ- инфицированных в обществе. Распространение ВИЧ- инфекции в стране создаёт серьёзные угрозы для благополучия населения, а отсутствие необходимых знаний о ВИЧ и способах его распространения у населения порождает в обществе такие явления, как стигматизацию и дискриминацию ВИЧ-инфицированных. Эти причины обуславливают необходимость признания ВИЧ-инфицированных особыми субъектами правоотношений, нуждающихся в усиленной правовой защите в сфере труда и в системе здравоохранения, так как именно в этих сферах чаще всего происходит нарушение их прав. Необходимо сохранить право на конфиденциальность диагноза, а именно, запрет на требования работодателя предоставить заключение о наличии или отсутствии ВИЧ-инфекции, если это не предусмотрено законом. Необходимо внести в законодательство изменения, направленные на защиту прав несовершеннолетних ВИЧ-инфицированных граждан в сфере охраны здоровья. Государству следует усилить работу по противодействию незаконного оборота наркотических веществ и усилить меры административной и уголовной ответственности за занятие проституцией. В условиях развивающейся эпидемии следует больше внимания уделять разъяснительной работе о способах передачи ВИЧ с молодежью, работодателями и трудовыми коллективами.

2.5.

<< | >>
Источник: Басова Алла Викторовна. КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП РАВЕНСТВА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА НЕЗАВИСИМО ОТ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2017. 2017

Еще по теме Реализация законодательства о запрете дискриминации в отношении ВИЧ-инфицированных лиц:

  1. § 2. Общий порядок заключения индивидуального трудового договора (контракта)
  2. Дифференциация правового регулирования как инструмент формирования специального трудоправового статуса медицинского работника
  3. Содержание
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Содержание конституционного принципа равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от состояния здоровья в России
  6. Международное правовое закрепление принципа равенства прав и свобод человека независимо от состояния здоровья
  7. Закрепление конституционного принципа равенства прав и свобод человека независимо от состояния здоровья в конституциях и законодательстве зарубежных стран
  8. Реализация законодательства о запрете дискриминации в отношении ВИЧ-инфицированных лиц
  9. Судебная защита конституционного принципа равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от состояния здоровья
  10. Библиографический список
  11. Обзор законодательства ЕС.
  12. § 3. Выполнение Доминиканской Республикой международных обязательств по защите прав ребенка
  13. § 2. Судебные акты Европейского Суда по правам человека, индивидуально регулирующие отношения, связанные с дискриминацией в сфере труда
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -