<<
>>

§ 3. Общественные объединения как субъекты конституционного права.

Федеральный закон от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях»выделяет семь форм общественных объединений, включая ассоциации (союзы) (ст. 8 - 13)1. Одновременно с этим статья 51 указанного федерального закона предполагает возможность создания государственнообщественных и общественно-государственных объединений.

Однако эти объединения в законе не называются в качестве самостоятельных организационно-правовых форм.

Г. Н. Митин считает, что такие объединения должны иметь самостоятельную организационно-правовую форму, поскольку государство не может создавать общественных объединений как форм самоорганизации граждан. Но в процессе государственной деятельности возникает [106] необходимость создания общественных организаций при участии государства. Отсюда законодатель предусмотрел создание добровольных и подконтрольных государству некоммерческих организаций, созданных по инициативе граждан и государства и при участии государства. Последнее, в лице своих органов, может принимать участие в работе таких объединений1. Между тем, нам представляется, что государственно-общественные и общественно-государственные объединения есть не что иное, как формы взаимодействия общественных объединений с государством. Главным принципом их организации является принцип добровольности. И те, и другие вполне вписываются в те семь организационно-правовых форм общественных объединений, которые определены федеральным законом. Разница только в том, что эти общественные объединения подконтрольны государству, им может передаваться в пользование государственное имущество, они могут финансироваться государством напрямую, а не через грантовую поддержку. Во всем остальном они имеют признаки общественного объединения той или иной организационно-правовой формы.

Государственно-общественные и общественно-государственные организации, как правило, ставят своей целью патриотическое и военнопатриотическое воспитание граждан, развитие физической культуры и спорта, подготовку молодежи к службе в рядах Вооруженных Сил, развитие технического творчества и т.п.

Эти организации представлены спортивными и оборонными обществами, обществами рационализаторов и юных техников, другими объединениями.

Разница между государственно-общественными и общественногосударственными объединениями, на наш взгляд, состоит в том, кто стал инициатором создания общественного объединения - государство или граждане. Может случиться и так, что государство, учитывая особую значимость деятельности того или иного общественного объединения [107]

граждан, примет участие в его работе, начнет оказывать из своего бюджета ему финансовую, организационную, материальную и иную поддержку. Во всяком случае, назрела необходимость более четкого определения правового статуса таких объединений посредством принятия специального федерального закона.

В этой связи отдельно необходимо сказатьоб Общественной палате Российской Федерации и общественных палатах субъектов РФ. Нетрудно заметить, что указанные общественные палаты являются государственно - общественными формированиями. Общественная палата России выступает от имени всего гражданского общества, а общественные палаты субъектов РФ - от имени населения и общественных организаций субъектов РФ. Инициатива их создания исходила от государства. Финансирование общественных палат осуществляется за счет средств соответствующих бюджетов. Формирование общественных палат осуществляется на паритетных началах государственными органами и общественными организациями. Это указывает на государственно-общественный характер таких формирований.

Можно ли считать общественные палаты общественным и организациями или же, наоборот, государственными органами? В юридической науке высказывалось мнение о том, что их нельзя относить, ни к общественным организациям, ни к государственным органам, поскольку главной целью таких формирований является взаимодействие общества и публичной власти1. Нам представляется, что с этой позицией следует согласиться. В качестве дополнительных аргументов в ее обоснование можно привести тот факт, что общественные палаты не вписываются ни в одну из определенных федеральным законом организационно-правовых форм общественных объединений граждан, а отсутствие четкого разграничения в законодательстве общественных объединений и государственно- [108]

общественных формирований приводить к неопределенности правового статуса общественных палат.

Эти формирования, на наш взгляд, можно считать юридическими лицами с особым статусом, выполняющих ряд значимых государственных функций. Во всяком случае, полномочия общественных палат указывают на их государственную природу в то время, когда организационно-правовая форма их не определена.

Различные формы общественных объединений связаны с их особенностями. Однако есть и общая черта, которая объединяет все общественные объединения. По мнению В. В. Лысенко, общее состоит в том, что все общественные объединения, являясь формой реализации основных прав и свобод, одновременно выступают в качестве одной из организационных форм демократии1. Соглашаясь в принципе с позицией В.В. Лысенко, необходимо отметить, что эта черта не единственная, объединяющая все формы общественных объединений. Все они создаются на основе общности интересов, идей, ценностей, исповедующих группами людей. Все они также создаются для защиты тех или иных прав граждан.

Законодательство об общественных объединениях в Российской Федерации появилось сравнительно недавно, в 1990 году. До этого времени, в условиях существования однопартийной системы на законодательном уровне организация и деятельность общественных объединений не регламентировалась. В 1990 г. вышли два закона СССР «Об общественных

Л

объединениях» от 9 октября 1990 г. и «О профессиональных союзах, правах

и гарантиях их деятельности» от 10 декабря 1990 г. .

В законе об общественных объединениях впервые было сформулировано понятие общественного объединения, под которым понималось добровольное формирование, возникшее в результате [109] [110] [111] свободного волеизъявления граждан, объединившихся на основе общности интересов. Общественными объединениями были признаны политические партии, массовые движения, профессиональные союзы, женские, ветеранские организации, организации инвалидов, молодежные и детские организации, научные, технические, культурно - просветительские, физкультурноспортивные и иные добровольные общества, творческие союзы, землячества, фонды, ассоциации и другие объединения граждан.

Общественные объединения создавались и действовали на основе добровольности, равноправия их членов, самоуправления, законности и гласности. Участие или неучастие гражданина в деятельности общественного объединения не могло служить основанием для ограничения его прав и свобод. Вмешательство государственных органов и должностных лиц в деятельность общественных объединений не допускалось. Общественные объединения были вправе на добровольных началах объединяться в союзы общественных объединений. Регистрация уставов общественных объединений осуществлялась государственными органами.

Для осуществления целей и задач, определенных в уставах, программных документах общественные объединения имели право свободно распространять информацию о своих целях и деятельности, а в случаях и порядке, предусмотренных законодательством, пользовались также следующими правами:

участвовали в формировании органов государственной власти и управления;

осуществляли законодательную инициативу;

участвовали в выработке решений органов государственной власти и управления;

представляли и защищали законные интересы своих членов в государственных и общественных органах.

Закон СССР впервые дал классификацию общественных объединений: политические партии, массовые общественные движения, профессиональные союзы.

Партии выражали политическую волю своих членов. Они ставили своими основными задачами участие в формировании органов государственной власти и управления, в осуществлении власти через своих представителей, избранных в Советы народных депутатов.

Партиям предоставлялось право выдвигать кандидатов в народные депутаты, вести предвыборную агитацию, оформлять группы своих сторонников - депутатов в соответствующих Советах народных депутатов.

Массовые общественные движения могли преследовать политические или иные цели и не иметь фиксированного членства.

Профессиональные союзы имели право представлять и защищать интересы своих членов в области производства, социально - экономической и культурной областях.

Политические партии и профессиональные союзы обязаны были иметь только фиксированное индивидуальное членство.

Закон СССР о профессиональных союзах установил, что профессиональный союз является добровольной общественной

организацией, объединяющей трудящихся, связанных общими интересами по роду их деятельности, как в производственной, так и в непроизводственной сферах, для защиты трудовых и социально-экономических прав и интересов свих членов. Закреплялась независимость профсоюзов в своей деятельности от органов государственного управления, хозяйственных органов, политических и других общественных организаций. Запрещалось всякое вмешательство, способное ограничить права профсоюзов или

воспрепятствовать их осуществлению. Союзные и республиканские объединения профсоюзов обладали правом законодательной инициативы в соответствующих высших органах государственной власти Союза ССР, союзных и автономных республик, участвовали в разработке законодательных актов по труду и социально - экономическим вопросам.

Как видно, законодателем были предприняты достаточно успешные попытки классификации форм общественных объединений. Однако четких критериев разграничения той или иной формы общественного объединения указанные союзные законы не содержали. Особенно это касается разграничения политических и неполитических целей их деятельности. В указанных законах достаточно расплывчато было закреплено право законодательной инициативы общественных объединений. Оно им было предоставлено Конституцией СССР в редакции от 26 декабря 1990 г. Ее статья 114 установила, что правом законодательной инициативы обладают общественные организации в лице их общесоюзных органов и Академия наук СССР. Механизм реализации этого права должен был найти свое закрепление в данных союзных законах. Однако таких норм законодатель не установил.

Современное российское законодательство об общественных объединениях стало складываться в 90-х годах ХХ века с принятием в 1995 г. федерального закона «Об общественных объединениях»1.

Его первая редакция устанавливала пять форм общественных объединений: общественная организация; общественное движение; общественный фонд; общественное учреждение; орган общественной самодеятельности.

Общественной организацией признавалось основанное на членстве общественное объединение, созданное на основе совместной деятельности для защиты общих интересов и достижения уставных целей объединившихся граждан.

Общественным движением являлось состоящее из участников и не имеющее членства массовое общественное объединение, преследующее социальные, политические и иные общественно полезные цели, поддерживаемые участниками общественного движения. [112]

Общественный фонд был один из видов некоммерческих фондов и представлял собой не имеющее членства общественное объединение, цель которого заключалась в формировании имущества на основе добровольных взносов, иных не запрещенных законом поступлений и использовании данного имущества на общественно полезные цели.

Общественным учреждением признавалось не имеющее членства общественное объединение, ставящее своей целью оказание конкретного вида услуг, отвечающих интересам участников и соответствующих уставным целям указанного объединения.

Органом общественной самодеятельности являлось не имеющее членства общественное объединение, целью которого было совместное решение различных социальных проблем, возникающих у граждан по месту жительства, работы или учебы, направленное на удовлетворение потребностей неограниченного круга лиц, чьи интересы связаны с достижением уставных целей и реализацией программ органа общественной самодеятельности по месту его создания.

Политическая партия как самостоятельная форма общественных объединений граждан была признана поправкой в федеральный закон «О политических партиях» от 12 марта 2002 г. Эта же поправка была внесена и в статью 7 федерального закона от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях». До этого времени политическая партия считалась только разновидностью общественной организации. Правда, до этого времени 19 июля 1998 г. в закон об общественных объединениях были внесены изменения в части касающейся введения термина «политическое общественное объединение». В 2002 г. в связи с принятием федерального закона «О политических партиях» термин «политическое общественное объединение» был изъят из законодательства.

Федеральным законом от 25 мая 2015 г. «О внесении изменений в часть 1 Гражданского кодекса Российской Федерации и в федеральный закон «О политических партиях» указанная поправка в статье 3 федерального закона «О политических партиях» была сформулирована следующим образом: «Политическая партия является видом общественной организации как организационно-правовой формы юридических лиц». В соответствии с частью 3 статьи 50 ГК РФ юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, могут создаваться в организационно-правовых формах общественных организаций, к которым относятся, в том числе политические партии и созданные в качестве юридических лиц профессиональные союзы (профсоюзные организации), органы общественной самодеятельности, территориальные общественные самоуправления.

Необходимость внесения таких поправок объясняется наличием особенностей политических партий как общественных организаций. Их можно вывести из действующего законодательства. Так политическая партия, в отличие от иных общественных организаций, обязательно должна иметь индивидуальное членство. Членами партии могут быть только граждане Российской Федерации. Иностранцы, лица без гражданства здесь исключены, в то время как в иные организации они могут вступать. Партии создаются только на федеральном уровне. Другие общественные организации по территории могут быть федеральными, региональными, межрегиональными, местными (муниципальными). Партия, как общественная организация, должна быть в обязательном порядке зарегистрирована и приобрести права юридического лица. Другие общественные организации могут не регистрироваться. В этом случае они не будут являться юридическими лицами. И, наконец, гражданин Российской Федерации может быть членом только одной политической партии. Это правило не распространяется на общественные объединения иных организационно-правовых форм.

Перечисленные особенности политических партий как общественных организаций дали возможность законодателю выделить их в виде отдельной организационно-правовой формы. Вместе с тем выделение политической партии как самостоятельной организационно-правовой формы общественных объединений может дать неоднозначный ответ на вопрос о том, могут ли политические партии входить в союзы (ассоциации) общественных объединений. Статья 13 федерального закона «Об общественных объединениях» устанавливает, что общественные объединения независимо от их организационно-правовой формы вправе создавать союзы (ассоциации) общественных объединений на основе учредительных договоров и (или) уставов, принятых союзами (ассоциациями), образуя новые общественные объединения. Правоспособность союзов (ассоциаций) общественных объединений как юридических лиц возникает с момента их государственной регистрации. Следовательно, это правило должно распространяться и на политические партии. Однако федеральный закон «О политических партиях» допускает возможность вступления политических партий в международные союзы (ассоциации). Что касается союзов с другими политическими партиями и иными общественными объединениями, то статья 26 указанного федерального закона позволяет это делать, но только без образования юридического лица. Следовательно, правосубъектность политических партий в отношении вступления в ассоциации (союзы) ограничена законодателем.

Здесь налицо правовая коллизия между двумя федеральными законами. В данном случае юридическое верховенство по общему правилу принадлежит закону, который принят последним, а именно закону о политических партиях. Кроме того указанный федеральный закон, в отличие от закона об общественных объединениях, регулирует более узкую сферу общественных отношений, является специализированным и касается не всех общественных объединений, а только их отдельной организационноправовой формы - политической партии.

Требования закона об общественных объединениях о государственной регистрации союзов (ассоциаций) не является императивным, поскольку в соответствии со статьей 18 указанного федерального закона решение о создании общественного объединения, об утверждении его устава и о формировании руководящих и контрольно-ревизионного органов принимаются на съезде (конференции) или общем собрании. С момента принятия указанных решений общественное объединение считается созданным: осуществляет свою уставную деятельность, приобретает права, за исключением прав юридического лица. Правоспособность общественного объединения как юридического лица возникает с момента государственной регистрации данного объединения. Поэтому незарегистрированные союзы, ассоциации имеют все права общественного объединения, кроме прав юридического лица.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что правовой статус общественных объединений зависит от его организационно-правовой формы и от наличия статуса юридического лица.

Деятельность общественных объединений в Российской Федерации приобретает разнообразные формы. Нередко они остаются недостаточно законодательно урегулированными. В качестве примера можно привести деятельность экологических общественных организаций.

Общественные организации, которые ставят своей целью охрану окружающей среды, имеют право проводить общественную экспертизу в сфере экологии, которая проводится на основе федерального закона от 23 ноября 1995 г. «Об экологической экспертизе»1.

Среди принципов экологической экспертизы указанный федеральный закон (статья 3) установил принцип участия общественных объединений и учета общественного мнения. Статья 9 закона к полномочиям органов местного самоуправления отнесла организацию общественных обсуждений, проведение опросов, референдумов среди населения о намечаемой хозяйственной и иной деятельности, которая подлежит экологической экспертизе.

Общественная экологическая экспертиза в соответствии со статьей 20 закона проводится по инициативе граждан и общественных объединений, а также по инициативе муниципальных органов теми общественными [113] организациями, уставными направлениями деятельности которых, является защита окружающей среды, и которые официально зарегистрированы. Она может быть проведена до проведения государственной экологической экспертизы или одновременно с ней.

Статья 23 закона требует обязательной государственной регистрации заявления общественной организации (организаций) о проведении общественной экологической экспертизы.

Статья 25 закона требует, чтобы заключение общественной экологической экспертизы было направлено федеральному органу исполнительной власти или органу государственной власти субъекта РФ, осуществляющим государственную экологическую экспертизу, заказчику документации, органам муниципальной власти и другим заинтересованным лицам.

Как видно, этот федеральный закон не закрепил права общественных объединений обращаться в судебные органы по итогам общественной кинологической экспертизы. Но, обращаясь в эти органы, общественные объединения превышают свои полномочия, установленные федеральным законом.

На уровне субъектов РФ могут создаваться общественные координационные органы для работы общественных объединений. В. В. Комарова указывает на работу Общественного экологического совета при Правительстве Республики Бурятия1.

Недостаточная законодательная урегулированность деятельности общественных организаций влияет на то, что они нередко выходит за пределы их полномочий. Здесь примером может служить деятельность общественных объединений, занимающихся защитой прав потребителей. На их правоприменительную практику обратил внимание Пленум Верховного [114]

Суда РФ, принявший постановление от 28 июня 2012 г. «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»1.

Поводом для вынесения такого постановления послужила не только сложившаяся в разных субъектах РФ различная судебная практика, но и внесение изменений в статью 45 федерального закона «О защите прав потребителей» федеральным законом от 18 июля 2011 г., согласно которой при осуществлении общественного контроля общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) не вправе требовать от изготовителей (исполнителей, продавцов, уполномоченных организаций или

уполномоченных индивидуальных предпринимателей, импортеров) представление документов (выполнение действий), обязанность

представления (выполнения) которых по требованию потребителя не установлена законом[115] [116].

Пояснительная записка к проекту указанного Закона отметила, что отдельные общественные организации по защите прав потребителей в качестве единственного и приоритетного направления своей деятельности определяют контрольные функции, организуя проверки хозяйствующих субъектов по вопросам, не относящимся к их компетенции, превратно истолковывая при этом принципы общественного (негосударственного) контроля, положенные в основу статьи 45 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей. В результате «на потребительском рынке сложилась устойчивая незаконная практика присвоения и осуществления многими общественными объединениями потребителей властных полномочий федеральных органов государственной власти, осуществляющих

контроль и надзор в области защиты прав потребителей" .

Однако и после внесения изменений в статью 45 закона о защите прав потребителей в отдельных субъектах РФ общественные объединения продолжали подавать многочисленные судебные иски в защиту прав неопределенного круга лиц, основываясь на акты общественного контроля. Одни суды отказывали в удовлетворении таких исков, поскольку считали, что общественные объединения вправе осуществлять только общественный контроль за соблюдением прав потребителей и по его результатам должны обращаться не в суд, а в орган государственного контроля и орган местного самоуправления, которые обязаны проводить проверку изложенных общественным объединением фактов.

Другие суды, наоборот, удовлетворяли иски общественных объединений, ссылаясь на то, что составление акта проверки общественной организацией является формой общественного контроля граждан за соблюдением юридическим лицом требований закона о защите прав потребителей. Тем более что статья 46 федерального закона от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» установила правило, согласно которому орган государственного надзора, органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) вправе предъявлять иски в суды о прекращении противоправных действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) в отношении неопределенного круга потребителей1.

Однако, подавая иски по защите прав неопределенного круга лиц в суд, общественные объединения не могли рассчитывать на компенсацию судебных издержек, поскольку в силу статьи 38 ГПК РФ не являлись истцами по делу в связи с отсутствием материального интереса, а были лишь процессуальными истцами. Такие общественные объединения являются только представителями граждан.

і

Пленум Верховного суда РФ пришел к выводу, что представленный общественным объединением акт проверки деятельности ответчика не является абсолютным доказательством нарушения прав неопределенного круга потребителей. Поэтому контролирующие и надзорные государственные органы в силу статьи 40 закона о защите прав потребителей должны давать разъяснения по вопросам применения законов и иных нормативных правовых актов РФ, регулирующих отношения в области защиты прав потребителей. Эти разъяснения, не создавая новых правовых норм, осуществляют уточнение и конкретизацию действующих правовых актов в целях их реализации, которыми и должны руководствоваться как суды, так и общественные организации.

Относительно общественных объединений граждан следует обратить внимание еще на один, обсуждаемый в юридической науке вопрос о возможности вступления в состав общественного объединения иных общественных объединений. С. А. Авакьян считает, что это нецелесообразно, поскольку такое общественное объединение, допускающее коллективное членство юридических лиц, перестает быть объединением физических лиц и отражать их интересы1. Аргументом в пользу этого можно привести и тот факт, что принимая в свой состав коллективных членов - другие общественные объединения, в значительной степени изменяют те первоначальные цели и задачи общественного объединения, которые привлекли ранее в его состав физических лиц. Такая общественная организация этим шагом фактически нарушила бы конституционное право граждан на объединение.

При всей значимости законодательного регулирования организации и деятельности общественных объединений и реализации права граждан на объединение основное место в этом процессе в Российской Федерации и в странах мира все же принадлежит конституциям. В них содержатся разнообразные правовые нормы, касающиеся указанной сферы. Так, [117]

например, Конституция Ирландии закрепляет право граждан на образование ассоциаций и союзов. При этом законы государства могут в общественных интересах устанавливать контроль над реализацией данного права и в ходе его осуществления не должны вводить дискриминацию по политическим, религиозным или классовым основаниям1.

Конституция Бельгии также предусматривает право граждан на объединение, подчеркивая, что данное право не может быть подвергнуто

Л

какой-либо предупредительной мере . Фактически Конституция Бельгии не ставит каких-либо ограничений в реализации права на объединение.

В отличие от Конституции Бельгии Конституция Королевства Нидерландов, закрепляя право на создание общественных объединений, содержит указание на возможность его ограничения Актом парламента в

интересах общественного порядка .

Как видно, в приведенных выше конституционных нормах правовое регулирование права граждан на объединение закреплено в самом общем виде, причем, в одних конституциях содержится указание на ограничение этого права, в других такое указание отсутствует.

Вместе с тем существует группа конституций, в которых право на объединение достаточно подробно регламентировано. Так в соответствии с Основным Законом ФРГ все немцы имеют право создавать союзы и общества. Право создавать объединения для охраны и улучшения условий труда и экономических условий гарантируется каждому и представителям всех профессий. Соглашения в целях ограничения этого права или затруднения его осуществления недействительны, а направленные на это

4

меры противозаконны . [118] [119] [120] [121]

Статья 21 Основного Закона ФРГ посвящена политическим партиям как общественным объединениям. Согласно ей партии содействуют формированию политической воли народа. Они могут свободно образовываться. Их внутренняя организация должна соответствовать демократическим принципам. Они должны представлять публичный отчет об источниках и расходовании своих средств, а также о своем имуществе. Партии, которые по своим целям или действиями своих сторонников стремятся причинить ущерб основам свободного демократического строя или устранить его либо поставить под угрозу существование Федеративной Республики Г ермании, антиконституционны. Вопрос о неконституционности решает Федеральный конституционный суд.

Следовательно, Основной Закон ФРГ содержит правовое регулирование как общественных объединений в целом, так и политических партий как одной из их форм.

В соответствии со статьей 12 Конституции Греции греки имеют право создавать союзы и общества, не имеющие целью извлечение прибыли, соблюдая при этом законы, которые не могут обусловливать осуществление этого права предварительным получением разрешения. Общество не может быть распущено за нарушение закона или существенного положения своего устава иначе как по решению суда.

Одновременно с этим указанная статья Конституции Греции установила для государственных служащих возможность ограничения законом их права на объединение. Ограничение этого права может быть распространенно и на служащих органов местного самоуправления, либо других юридических лиц публичного права, либо государственных предприятий1.

Из приведенного текста можно заключить, что Конституция Г реции не только декларировала право на объединение, но и установила правовые [122]

ориентиры для текущего законодательства, регулирующее указанную сферу. Среди них: союзы и общества не должны иметь целью извлечения прибыли, они образовываются в уведомительном порядке, могут быть распущены только на основе судебного решения, на государственных и муниципальных служащих законом могут устанавливаться ограничения в их праве на объединения.

Конституционное право на объединение регулируется двумя статьями Конституции Испании1. Статья 22 Конституции признает право граждан на объединение. Роспуск или приостановление деятельности объединений возможны только в силу обоснованного судебного решения. Регистрации объединений осуществляется только в рекламных целях.

Статья 28 Конституции Испании провозглашает право на свободное объединение в профессиональные союзы. Закон может ограничить это право или предусмотреть исключение в его осуществлении в отношении Вооруженных Сил, а также военных или других ведомств, подчиненных военной дисциплине. Закон определяет также особенности в осуществлении этого права в отношении государственных служащих. Свобода профсоюзной деятельности включает в себя право создавать профессиональные союзы и вступать в них, равно как и право профессиональных союзов объединяться в конфедерации и создавать международные профессиональные союзы и присоединяться к ним. Никто не может быть принужден к вступлению в профессиональный союз.

Следовательно, Конституция Испании, также как и Конституция Греции, признала право на объединение с установлением соответствующих ограничений для создания объединений, закрепила судебный порядок прекращения их деятельности, указала на возможность ограничения или исключения законом права государственных служащих и военнослужащих на объединение в профессиональные союзы. [123]

Похожие правовые нормы содержит и Конституция Итальянской Республики. Ее статья 18 закрепляет, что граждане имеют право свободно, без особого разрешения, объединяться в организации в целях, не запрещенных частным лицам уголовным законом. Запрещаются тайные общества и такие объединения, которые хотя бы косвенно преследуют политические цели посредством организаций военного характера.

Статья 39 Конституции Италии устанавливает основы организации и деятельности профессиональных союзов. В соответствии с ней организация профсоюзов свободна. Им не могут быть вменены какие-либо обязательства, кроме их регистрации в местных или центральных учреждениях согласно правилам, установленным законом. Условием регистрации профсоюзов является закрепление в их уставах правил внутренней организации, которые основываются на демократических началах. Зарегистрированные профсоюзы имеют права юридического лица. Представительствуя с числом голосов, пропорциональным числу своих членов, они могут заключать коллективные трудовые договоры, имеющие обязательную силу для всех лиц, принадлежащих к тем категориям трудящихся, которых касаются эти договоры.

Как видно, при всей схожести приведенных правовых норм с Конституцией Испании, Конституция Италии дополнительно в отношении профсоюзов установила необходимость их регистрации с целью получения права юридического лица, установила требования к уставам профсоюзных организаций и определила процедуру заключения коллективных трудовых договоров.

Достаточно подробная регламентация права на объединение представлена в Конституции Португальской Республики. В ней граждане имеют право свободно и без какого-либо разрешения учреждать объединения, если эти объединения не выступают за насилие и их цели не противоречат уголовному закону. Объединения свободны в достижении своих целей без вмешательства органов государственной власти и не могут

быть распущены государством, а их деятельность не может быть приостановлена иначе как в случаях, предусмотренных законом, и на основании судебного решения; никто не может быть принужден стать членом какого-либо объединения или оставаться его членом; запрещаются вооруженные объединения, равно как и объединения военного типа, военизированные или квазивоенные, а также организации, проповедующие фашистскую идеологию1.

Как видно, Конституция Португальской Республики в отношении права граждан на объединение и общественных объединений закрепила следующие нормы-принципы: право граждан на объединение в общественные организации; свободное, без принуждения членство в общественных объединениях; уведомительный характер учреждения общественных объединений; запрет на деятельность общественных объединений в случае ее противоречия уголовному закону; запрет военизированных, исповедующих фашистскую идеологию общественных объединений; судебный порядок приостановления деятельности общественного объединения.

Проведенный анализ закрепления права граждан на объединение в конституциях некоторых стран мира показывает, что, во-первых, в одних конституциях право граждан на объединение только упоминается без установления конституционных принципов его реализации; во-вторых, в тех конституциях, где указанное право граждан достаточно подробно регламентировано, установлены основные формы объединений граждан: союзы, ассоциации, объединения, общества; в-третьих, установлен принцип свободы участия граждан в общественных объединениях и уведомительный порядок их открытия; в-четвертых, закреплен принцип невмешательства государства в деятельность общественных объединений; в-пятых, перечислены основания ограничения права граждан на объединение.

Таким образом, различные формы общественных объединений связаны с их особенностями. Современное российское законодательство закрепляет [124]

семь форм общественных объединений: общественная организация, общественное движение, общественный фонд; общественное учреждение; орган общественной самодеятельности, политическая партия, союзы (ассоциации) общественных объединений. Правовой статус общественного объединения зависит от его организационно-правовой формы и от наличия статуса юридического лица.

Необходимость сравнительно недавнего выделения политической партии в качестве самостоятельной организационно-правовой формы общественного объединения объясняется ее особенностями, которые можно вывести из действующего российского законодательства: политическая партия обязательно должна иметь индивидуальное членство; членами партии могут быть только граждане РФ; партии создаются только на федеральном уровне; партия должна быть в обязательном порядке зарегистрирована и приобрести права юридического лица; гражданин РФ может быть членом только одной политической партии.

<< | >>
Источник: СТАРКИН Никита Юрьевич. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН НА ОБЪЕДИНЕНИЕ И ПРОБЛЕМЫ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Пенза 2018. 2018

Еще по теме § 3. Общественные объединения как субъекты конституционного права.:

  1. § 3. Право частной собственности граждан и юридических лиц
  2. Раздел VI Политические партии, избирательные объединения и выборы
  3. Тема 1. Понятие и система избирательного права
  4. 12.Общественные объединения
  5. 3. Общественные и религиозные объединения Российской Федерации. Общественная палата Российской Федерации
  6. 3. Конституционные права ребёнка. Система конституционных гарантий прав и свобод ребёнка
  7. 1.I. Муниципальное право как отрасль российского права
  8. 3.1. Общественные объединения как основной институт гражданского общества: опыт РФ
  9. 5.2. Взаимодействие полиции с общественными объединениями и иными институтами гражданского общества при обеспечении конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  10. §2. Обоснование нрава юридического лица на управление внутренними делами как самостоятельного субъективного права
  11. §2. Обоснование нрава юридического лица на управление внутренними делами как самостоятельного субъективного права
  12. § 1.1. Организации как субъекты административного права
  13. § 3. Валютное и банковское право как институты финансового права
  14. § 2. Участники выборов как субъекты конституционно-правовой ответственности
  15. 1.1.2 Избирательное право субъекта Российской Федерации как подотрасль (институт) права субъекта Российской Федерации
  16. § 2. Нормативное содержание конституционного права на объединение.
  17. § 3. Основные правомочия конституционного права на объединение.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -