<<
>>

Государственно-правовой механизм обеспечения личной безопасности несовершеннолетних лиц

Российская Федерация взяла на себя конституционные обязательства по обеспечению признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 Конституции РФ). Конституция гарантирует государственную поддержку (ч.

2 ст. 7) и защиту (ч. 1 ст. 38) семьи, материнства, отцовства и детства. Период детства признается государством в качестве важного периода жизни человека[159], а обеспечение благополучного и защищенного детства рассматривается в качестве основного национального приоритета России[160].

Конвенция ООН «О правах ребенка» (ст. 19) обязывает государство, подписавшее ее, создать условия для обеспечения безопасности ребенка:

«1. Государства-участники принимают все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке.

2. Такие меры защиты, в случае необходимости, включают эффективные процедуры для разработки социальных программ с целью предоставления необходимой поддержки ребенку и лицам, которые о нем заботятся, а также для осуществления других форм предупреждения и выявления, сообщения, передачи на рассмотрение, расследования, лечения и последующих мер в связи со случаями жестокого обращения с ребенком, указанными выше, а также, в случае необходимости, для возбуждения судебной процедуры».

Во исполнение своих международно-правовых обязательств, требующих выработки адекватных механизмов обеспечения безопасного положения ребенка как на законодательном, так и административном уровнях, Российская Федерация в лице своих органов законодательной, исполнительной, судебной власти (ст.

18 Конституции РФ) и, прежде всего, правоохранительных органов «декларирует свою способность (намерение) эффективно обеспечивать общественную безопасность и безопасность граждан»[161]. Деятельность Российского государства в области обеспечения личной безопасности несовершеннолетних лиц выражается в создании безопасной среды для существования и развития каждого ребенка путем: формирования нормативных предписаний в области личной безопасности несовершеннолетних; предупреждения и пресечения противоправных посягательств на жизнь, здоровье и физическую свободу ребенка; возмещения ущерба нанесенным благам; возложения юридической ответственности на правонарушителя; и т.д.[162] [163]

В рамках государственного механизма обеспечения безопасности несовершеннолетних, прежде всего, следует назвать Президента Российской Федерации, являющегося основополагающим субъектом в сфере обеспечения безопасности населения страны, в том числе и детского. Широкие конституционные полномочия Президента РФ по обеспечению безопасности как в целом населения, так и отдельных социальных групп (несовершеннолетних, военнослужащих, пенсионеров и т.д.) обусловливаются его ролью главы государства (ч. 1 ст. 80) и гаранта Конституции РФ, прав и свобод человека и

гражданина (ч. 2 ст. 80) . В соответствии с Федеральным законом от 28.12.2010 № 390-ФЗ «О безопасности» Президент РФ определяет основные направления государственной политики в области обеспечения безопасности (ст. 4), осуществляет координацию деятельности по обеспечению безопасности (ст. 6), утверждает стратегию национальной безопасности Российской Федерации, иные концептуальные и доктринальные документы в области обеспечения безопасности (п. 2 ст. 8). Стратегии, доктрины, концепции носят, с одной стороны, программный характер, а с другой стороны, конкретизируют и акцентируют внимание на проблемных аспектах, ставят цели и задачи на определенный период времени. Как отмечает А.А. Панов, «государственноправовая стратегия, имея конституционные основы, направлена на достижение глобальных и долгосрочных целей и ценностей, установленных Конституцией РФ, является программным документом, обозначающим вектор развития государства и права»[164] [165].

В рамках реализации Президентом РФ полномочий по определению направлений государственной политики в сфере обеспечения личной безопасности несовершеннолетних указами главы государства утвержден ряд стратегических, программных документов, в которых формулируется система ценностей и приоритетов в сфере личной безопасности детей на средне- и долгосрочную перспективу, а также обозначаются средства их достижения (например, Указ Президента РФ от 29.05.2017 № 240 «Об объявлении в Российской Федерации Десятилетия детства», Указ Президента РФ от 01.06.2012 № 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы»).

«Важное значение в деле защиты прав и свобод личности имеют Послания Президента РФ. Послания не являются обязательными актами, но они служат ориентирами в законодательной деятельности Федерального Собрания по защите прав и свобод личности. Многие из Посланий ориентируют все государственные органы на эффективную работу в сфере реализации и защиты прав и свобод гражданина» . Ежегодные Послания Президента РФ являются внешним выражением проводимой политики. В них отражается принятый курс развития государства, приоритетные направления государственной политики, первостепенные государственные задачи. Вопросы обеспечения безопасности детей, развития институтов гражданского общества, нацеленных на поддержание безопасности детского населения страны, внедрение правовых механизмов, способствующих обеспечению личной безопасности ребенка в России, в последние годы неоднократно ставились во главу угла Посланий Президента РФ.

Так, например, в Послании Президента РФ 30 ноября 2010 г. в качестве приоритетов были озвучены следующие моменты, касающиеся обеспечения личной безопасности несовершеннолетних: полноценное развитие детей и подростков, их здоровье и счастье, повышение доступности и качества медицинской и социальной помощи матерям и детям, системы восстановительного лечения для детей первых трех лет жизни, новорожденных с низкой массой тела, технологическая модернизация детских поликлиник и больниц, повышение квалификации их сотрудников.

При этом особое внимание Президентом РФ было уделено вопросам усиления криминальной безопасности детей. В Послании Президента РФ был отмечен высокий уровень преступности в отношении детей, в том числе домашнего насилия, вовлечение в наркоманию, проституцию, в другие криминальные сферы особо уязвимых категорий детей - сирот и детей из неблагополучных семей, что поставило задачу развития профилактики преступного поведения в отношении детей, запрет работы с детьми лиц, осужденных за любые насильственные преступления или вовлечение детей и подростков в преступную деятельность[166] [167].

В Послании Президента РФ 22 декабря 2011 г. были обозначены, в частности, следующие направления усиления режима личной безопасности несовершеннолетних: развитие перинатальных центров, педиатрических служб, диспансеризация школьников на протяжении всего периода обучения, ужесточение уголовной ответственности за насилие над детьми, педофилию, растление несовершеннолетних2.

В Послании от 12 декабря 2012 г. Президент РФ отдельно остановился на угрозах личной безопасности детей в сфере охраны здоровья и отметил в качестве приоритетов: развитие физической культуры и спорта, а именно широкий выбор не только спортивных, но и оздоровительных занятий для детей, в особенности для детей младшего возраста[168]. В Послании Президента РФ от 12 декабря 2013 г. Президент, отмечая ценность человеческой жизни, обозначил необходимость развития системы профилактики детского здоровья путем прохождения всеми детьми и подростками ежегодной обязательной бесплатной диспансеризации[169] [170]. В Послании Президента РФ от 1 декабря 2016 г. акцентировалось внимание на таких угрозах жизни и здоровью детей, как аварийность и ветхое состояние школьных зданий .

При Президенте РФ в качестве консультативных органов, которые в своей деятельности затрагивают вопросы личной безопасности детей и прав ребенка в целом, функционируют следующие советы: Совет по развитию гражданского общества и правам человека; Совет по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике; Совет по науке и образованию[171].

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека оказывает содействие Президенту РФ в реализации его конституционных полномочий в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина. В составе Совета функционируют постоянные комиссии. В области обеспечения прав и свобод детей работает Постоянная комиссия по социальным правам (до 2010 года именуемая постоянной комиссией по детству (по вопросам защиты семьи, материнства и детства). Комиссия разрабатывает проекты нормативно-правовых актов в области защиты прав и свобод детей. Наиболее острые вопросы в области обеспечения охраны семьи и детства были сгруппированы в три рабочих блока: проблемы особо уязвимых групп населения; модернизация законодательства в связи с необходимостью защиты интересов детей; ужесточение наказаний и иные меры по отношению к лицам, совершившим насильственные преступления в отношении малолетних[172].

Помимо комиссий в качестве консультативного органа был создан Координационный совет при Президенте Российской Федерации по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей[173] [174], являющийся совещательным и консультативным органом при Президенте Российской Федерации, который был образован в целях обеспечения взаимодействия всех уровней власти, а также институтов гражданского общества в целях реализации Национальной стратегии действий в интересах детей.

Указом Президента РФ от 26.03.2008 № 404 учрежден «Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации» . Приоритетными направлениями работы фонда являются: профилактика семейного неблагополучия и социального сиротства детей; социальная поддержка семей с детьми- инвалидами; социальная реабилитация детей, находящихся в конфликте с законом; защита детей от насилия и т.д.

Еще одним субъектом в конституционно-правовом механизме обеспечения безопасности ребенка является Федеральное Собрание Российской Федерации, деятельность которого «по обеспечению и защите прав детей в основных сферах их жизнедеятельности происходит по двум направлениям: в создании и принятии актов, полностью посвященных детям и семье, и в принятии актов отраслевого характера, содержащих отдельные нормы, регулирующие отношения, связанные с положением детей в семье и обществе»[175].

В составе Государственной Думы функционируют комитеты, деятельность которых направлена на решение проблем в сфере обеспечения личной безопасности несовершеннолетних лиц, выработку оптимальных решений и подходов в усовершенствовании законодательства, затрагивающего объекты личной безопасности ребенка. Например, Комитет Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей, Комитет Государственной Думы по охране здоровья, Комитет Государственной Думы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи.

В структуре Совета Федерации Федерального Собрания существует ряд подразделений, непосредственно занимающихся вопросами личной безопасности несовершеннолетних. Среди них можно выделить:

- Совет при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по взаимодействию с институтами гражданского общества, который, например, постоянно обращается к вопросам участия институтов гражданского общества в противодействии посягательствам на жизнь и здоровье женщин и детей[176] [177].

- Совет по проблемам профилактики наркомании при Совете Федерации. В п. 3 ст. 3 Положения о Совете в качестве основной задачи называется «выработка рекомендаций по формированию и реализации государственной политики в

-5

области профилактики наркомании, в том числе среди несовершеннолетних» .

- Комитет Совета Федерации по социальной политике, в число вопросов ведения которого входят: государственная демографическая политика, поддержка семьи, материнства, отцовства и детства; государственная политика в сфере охраны здоровья граждан; профилактика беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних; здравоохранение и иные вопросы социальной сферы[178] [179].

- Комитет Совета Федерации по науке, образованию и культуре. К вопросам ведения данного комитета отнесено: участие в разработке национального плана действий в интересах детей и законодательное сопровождение его реализации; воспитание, опека и попечительство в отношении несовершеннолетних граждан; законодательное сопровождение и мониторинг выполнения Российской Федерацией положений Конвенции о правах ребенка, международных договоров Российской Федерации об улучшении положения детей и защиты их прав, взаимодействие в этой сфере с международными организациями и органами.

В сфере обеспечения национальной безопасности и, в частности, безопасности несовершеннолетних Правительство Российской Федерации полномочно в соответствии со ст. 114 Конституции РФ: обеспечивать проведение в Российской Федерации единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, экологии; осуществлять меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране общественного порядка, борьбе с преступностью. Согласно Федеральному конституционному закону «О Правительстве Российской Федерации» (глава III) в области безопасности и детства Правительство: содействует решению проблем семьи, материнства, отцовства и детства; принимает меры по реализации молодежной политики; обеспечивает проведение единой государственной политики в области образования; и т.д.

Важную роль в деле обеспечения безопасности детей в Российской Федерации играют органы Министерства внутренних дел Российской Федерации. Основным назначением полиции является: защита жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства; противодействие преступности; охрана общественного порядка, собственности и для обеспечения общественной безопасности. Согласно ч. 2 ст. 1 Федерального закона «О полиции» полиция незамедлительно приходит на помощь каждому, кто нуждается в ее защите от преступных и иных противоправных посягательств, в том числе и несовершеннолетним. Хотя полиция не относится к числу органов, собственно специализированных по вопросам детства, но, тем не менее, решает ряд задач по обеспечению личной безопасности ребенка.

Так, в области обеспечения личной безопасности несовершеннолетних согласно ФЗ «О полиции» на полицию возлагается обязанность: участвовать в профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних; участвовать в пропаганде правовых знаний; осуществлять розыск несовершеннолетних, самовольно ушедших из семей или специализированных учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации; несовершеннолетних, самовольно ушедших из специальных учебновоспитательных учреждений закрытого типа; исполнять решения суда (судьи) о направлении несовершеннолетних правонарушителей в специальные учебновоспитательные учреждения закрытого типа; оказывать содействие судебным приставам в розыске ребенка по исполнительным документам, участвовать в выявлении лиц, вовлекающих несовершеннолетних в совершение преступлений и иных антиобщественных действий, в том числе в систематическое употребление спиртных напитков, наркотических средств, психотропных и одурманивающих веществ, занятие проституцией, бродяжничеством и попрошайничеством, выявлять несовершеннолетних, проживающих в ненадлежащих условиях, информировать об этом подразделения по делам несовершеннолетних территориального органа МВД России[180].

Еще одним органом государственной власти, на который возложена ответственность за обеспечение личной безопасности несовершеннолетних, является Следственный комитет Российской Федерации. Основное назначение и роль Следственного комитета Российской Федерации в сфере обеспечения личной безопасности заключается в том, что его деятельность направлена на защиту прав и свобод, составляющих право личной безопасности человека и гражданина при производстве предварительного следствия[181] [182], в том числе в отношении несовершеннолетних (согласно пп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ предварительное следствие производится следователями Следственного комитета Российской Федерации по тяжким и особо тяжки преступлениям, совершенным несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних). Уделяя особое внимание проблемам насилия над детьми, Следственный комитет РФ создал специальный интернет ресурс «В защиту детей», основной целью которого является публичное освещение наиболее жестоких насильственных преступлений в отношении несовершеннолетних лиц. Такое публичное оповещение способствует профилактике преступлений против детей и неотвратимости

3

наказания за содеянное .

Следующим важнейшим элементом государственного механизма обеспечения личной безопасности ребенка является Прокуратура Российской Федерации. На основе ст. 129 Конституции РФ и Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре РФ»[183] прокуратура РФ, осуществляя надзорные функции в области соблюдения действующего законодательства, активно участвует в защите прав ребенка и обеспечении его личной безопасности.

Вопросы участия прокуратуры в механизме обеспечения личной безопасности несовершеннолетних регулируются приказом Г енеральной прокуратуры РФ от 26.11.2007 № 188 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи»[184]. Основной задачей прокурорского надзора в отношении несовершеннолетних лиц является: обеспечение исполнения законодательства об охране прав и законных интересов несовершеннолетних, а также пресечение и предупреждение преступности несовершеннолетних. Данный приказ предписывает органам прокуратуры: обеспечивать надзор за исполнением законодательства в области обеспечения прав детей; пресекать принятие нормативно-правовых актов субъектов федерации, противоречащих федеральному законодательству и ущемляющих права и интересы детей; пресекать факты жестокого обращения с детьми, физического, психического и сексуального насилия в семьях, воспитательных и образовательных учреждениях; проверять исполнение законодательства об охране здоровья и жизни несовершеннолетних; осуществлять надзор за исполнением законодательства в сфере образования; обеспечить надзор за соблюдением прав несовершеннолетних и молодежи на свободу совести и вероисповеданий; проверять исполнение законов о профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав, подразделениями по делам несовершеннолетних, службой криминальной полиции и полиции общественной безопасности органов внутренних дел, органами управления социальной защиты и учреждениями социального обслуживания, специализированными учреждениями для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, другими органами и учреждениями системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

В качестве непосредственно специализированных органов в области обеспечения личной безопасности ребенка следует выделить Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, которые являются составной частью системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних[185]. Комиссии обеспечивают осуществление мер по защите и восстановлению прав и законных интересов несовершеннолетних, защите их от всех форм дискриминации, физического или психического насилия, оскорбления, грубого обращения, сексуальной и иной эксплуатации, выявлению и устранению причин и условий, способствующих безнадзорности, беспризорности, правонарушениям и антиобщественным действиям несовершеннолетних; рассматривают представления органа, осуществляющего управление в сфере образования, об исключении несовершеннолетних, не получивших общего образования, из образовательной организации и т.д.[186]

Федеральный закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ (в ред. от 07.06.2017) «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в целом предписывает Комиссиям проводить профилактические мероприятия после совершения противоречащих закону действий несовершеннолетним лицом или в отношении ребенка. На наш взгляд, основной проблемой является ориентированность Комиссий на ретроспективный анализ ситуации, а не на превентивные меры. Комиссии работают исключительно с детьми из «группы риска», в результате чего выпадает основной контингент детского населения страны.

В целях повышения эффективности механизма обеспечения личной безопасности несовершеннолетних назрела необходимость внесения ряда поправок в Федеральный закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в части деятельности Комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав. Думается, целесообразно закрепить за Комиссиями контрольно-надзорные полномочия не только в отношении несовершеннолетних, но и их родителей. Следует предусмотреть помимо индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними лицами еще и понятие «массовая профилактическая работа», основной целью которой является проведение регулярной работы с широким контингентом несовершеннолетних лиц независимо от их поведения в целях предупредить противоправные действия как со стороны несовершеннолетнего, так и в отношении него. Внести дополнение в ч. 2 ст. 2 Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и закрепить в качестве основного принципа обеспечения личной безопасности ребенка приоритет превентивных мер над ретроспективными.

Особым звеном в системе защиты ребенка, в том числе обеспечения его личной безопасности, являются органы опеки и попечительства. В соответствии с Федеральным законом «Об опеке и попечительстве» основными задачами органов опеки и попечительства в сфере обеспечения личной безопасности несовершеннолетних являются: защита прав и законных интересов граждан, нуждающихся в установлении над ними опеки или попечительства, и граждан, находящихся под опекой или попечительством; надзор за деятельностью опекунов и попечителей, а также организаций, в которые помещены недееспособные или не полностью дееспособные граждане, т.е. находящиеся под опекой или попечительством либо помещенные под надзор в образовательные организации, медицинские организации, организации, оказывающие социальные услуги, или иные организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и т.д. Российское законодательство (п. 3 ст. 56 СК РФ) возлагает обязанность на должностных лиц организаций и иных граждан, которым станет известно об угрозе жизни и здоровью ребенка или о нарушении его прав и законных интересов, сообщать об этом в орган опеки и попечительства по месту фактического нахождения ребенка. При получении таких сведений орган опеки и попечительства обязан принять необходимые меры по защите прав и законных интересов ребенка.

Как видно, деятельность органов опеки и попечительства направлена на обеспечение прав и свобод и личной безопасности несовершеннолетних лиц. Принято выделять три формы деятельности органов опеки и попечительства в области обеспечения безопасности ребенка: «а) самостоятельное принятие решений в пределах своей компетенции (включая дачу согласия либо разрешения на какое-либо действие); б) направление соответствующих требований в суд в порядке искового производства; в) участие в судебном разбирательстве»[187]. Таким образом, помимо контрольных функций органами опеки и попечительства реализуются правозащитные в сфере обеспечения личной безопасности несовершеннолетних.

Обеспечение безопасности несовершеннолетнего лица осуществляется посредством конституционно-судебного контроля, возложенного на Конституционный Суд РФ.

Так, одним из ярких примеров Постановлений Конституционного суда РФ, направленных на обеспечение личной безопасности несовершеннолетних лиц, является Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2013 № 19-П «По делу о проверке конституционности пункта 13 части первой статьи 83, абзаца третьего части второй статьи 331 и статьи 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.К. Барабаш, А.Н. Бекасова и других и запросом Мурманской областной Думы».

В этом Постановлении Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции положения пункта 13 части первой статьи 83, абзаца третьего части второй статьи 331 и статьи 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которым запрещается работать с детьми следующим категориям лиц:

лицам, имеющим судимость за совершение указанных в абзаце третьем части второй статьи 331 и статье 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации преступлений;

лицам, имевшим судимость за совершение тяжких и особо тяжких из числа указанных в данных законоположениях преступлений, а также преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности;

лицам, имевшим судимость за совершение иных указанных в данных законоположениях преступлений, а также лицам, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении указанных в данных законоположениях преступлений прекращено по нереабилитирующим основаниям, - постольку, поскольку на основе оценки опасности таких лиц для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних обеспечивается соразмерность введенного ограничения целям государственной защиты прав несовершеннолетних.

По мнению Конституционного Суда, «детство - это период физической,

умственной и психологической незрелости и одновременно важнейший этап

развития личности, на котором закладываются основы моральных и нравственных

качеств, формируются мировоззрение и взгляды, определяющие жизненные

принципы и перспективы, что позволяет предъявлять к лицам, отвечающим по

роду своей деятельности за воспитание и образование несовершеннолетних,

повышенные требования». Конституционный Суд указал более чем конкретно,

что «правовое регулирование в сфере государственной защиты прав

несовершеннолетних - исходя из требований Конституции Российской

Федерации, ее статей 7 (часть 2), 20 (часть 1), 21 (часть 1), 22 (часть 1) и 38 (часть

1), а также международно-правовых обязательств Российской Федерации -

должно в приоритетном порядке гарантировать им защиту достоинства личности,

права на жизнь, права на свободу и личную неприкосновенность, что

предполагает, в частности, наличие законодательных мер, имеющих целью

обеспечение безопасности каждого ребенка как непосредственно от преступных

посягательств, так и от неблагоприятного воздействия на его нравственность и

114

психику, которое может существенным образом повлиять на развитие его личности, даже не будучи выраженным в конкретных противоправных деяниях»[188].

Не менее ярким примером обеспечения личной безопасности

несовершеннолетних лиц Конституционным Судом РФ является Постановление Конституционного Суда РФ от 23.09.2014 № 24-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 6.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой граждан Н.А. Алексеева, Я.Н. Евтушенко и Д.А. Исакова».

Часть 1 ст. 6.21 КоАП РФ устанавливает запрет в виде административной ответственности за «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, выразившуюся в распространении информации,

направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений, либо навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния».

Рассмотрев материалы дела, Конституционный Суд РФ признал ч. 1 ст. 6. 21 КоАП РФ не противоречащий Конституции РФ, поскольку - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования - она направлена на защиту таких конституционно значимых ценностей, как семья и детство, а также на предотвращение причинения вреда здоровью несовершеннолетних, их нравственному и духовному развитию. По мнению Конституционного Суда, «семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите со стороны государства». «Конституционным признанием ценностей семьи, материнства, отцовства, детства определяются, в частности, характер и содержание правового регулирования в сфере государственной защиты прав несовершеннолетних, которое, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 18 июля 2013 года № 19-П, должно в приоритетном порядке гарантировать им защиту достоинства личности, права на жизнь, права на свободу и личную неприкосновенность с тем, чтобы обеспечить безопасность каждого ребенка как непосредственно от преступных посягательств, так и от неблагоприятного воздействия на его нравственность и психику, которое может существенным образом повлиять на развитие его личности, даже не будучи выраженным в конкретных противоправных деяниях»[189] [190].

Одним из важнейших элементов механизма конституционно-правового обеспечения личной безопасности ребенка, как и любого человека, является право на судебную защиту, закрепленное ч. 1 ст. 46 Конституции РФ. Право на судебную защиту предусмотрено Всеобщей декларацией прав человека ООН и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Так, в соответствии со ст. 8 Всеобщей декларации прав человека «Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом» . Ст. 6 Конвенции гарантирует право индивида при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом[191] [192].

Конституция РФ, определяя содержание, структуру и формы судебной защиты, устанавливает, что соблюдение прав и свобод человека обеспечивается правосудием (ет. 18). По своей природе конституционное право на судебную защиту составляет «часть общего правового статуса человека и гражданина, в то же время служит гарантией этого статуса»2. Несмотря на то, что доступ к правосудию обременен соблюдением и выполнением процедурных правил и требований, сложных для самостоятельного восприятия несовершеннолетними лицами в силу возраста, процитированные выше конституционные нормы сохраняют свой гарантирующий потенциал в отношении несовершеннолетних в полном объеме без каких-либо исключений.

Речь идет о том, что каждый человек с момента приобретения правоспособности, т.е. с момента рождения приобретает право на пассивную судебную защиту - возможность получить защиту в суде принадлежащих ему объектов (в нашем случае своей личной безопасности, жизни, здоровья, физической и психической свободы) независимо от собственных активных действий в силу закона (в защиту его интересов могут активно выступать законные представители, органы опеки и попечительства, прокурор,

общественные организации и т.д.) . Конституционное право человека и гражданина на судебную защиту возникает с момента рождения и не может быть ограниченно возрастными цензами. Несмотря на то, что дееспособность является основанием для самостоятельной реализации человеком и гражданином данного конституционного права, отсутствие (ограничение) дееспособности не делает реализацию конституционного права человека и гражданина на судебную защиту невозможной[193].

На сегодняшний день в России отправление правосудия с участием несовершеннолетних осуществляется в судах общей юрисдикции. Тем не менее, на протяжении последних двадцати лет и в отечественной науке и на практике активно обсуждается вопрос формирования ювенальных судов. Хотя для истории Российского государства институт ювенальной юстиции не является совершенно новым. Первый ювенальный суд был создан в Санкт-Петербурге 22 января 1910 г. Затем аналогичные суды стали функционировать и в ряде других городов России. Однако после революции 1917 г. ювенальная юстиция прекратила свое существование.

Основными принципами ювенальной юстиции, отраженными в международно-правовых актах, прежде всего, в Конвенции о правах ребенка, являются: 1) охранительная ориентация правосудия (предполагает повышенный режим обеспечения охраны несовершеннолетнего лица при отправлении правосудия, приоритет воспитательных мер и мер социальной реабилитации в отношении несовершеннолетних); 2) социальная насыщенность правосудия (предполагает использование неюридических специальных познаний особенности личности несовершеннолетнего); 3) максимальная индивидуализация судебного процесса (несовершеннолетний как главный объект внимания); 4) повышенная юридическая охрана несовершеннолетних (наличие дополнительных гарантий защиты их прав. двойное представительство интересов, выделение дел несовершеннолетнего в особое производство и т.д.)[194].

Из последних практических шагов развития механизмов ювенальной юстиции в системе правосудия РФ следует назвать создание Постановлением Президиума Совета судей РФ от 01.12.2014 № 427 рабочей группы при Совете судей Российской Федерации по вопросам дружественного к ребенку правосудия в системе правосудия Российской Федерации. Дружественное к ребенку правосудие предусматривает активное использование в судебном процессе данных о детях, условиях их жизни и воспитания; усиление охранительной функции суда по отношению к ребенку, приоритет восстановительного подхода и мер воспитательного воздействия; формирование механизма взаимодействия судов со специализированными вспомогательными службами, в том числе службами примирения (включая школьные службы примирения)[195].

На сегодняшний день довольно сложно определить, что именно понимать под ювенальной юстицией. Легальное определение отсутствует, а в научной литературе существует довольно широкий спектр определений.

Так, по мнению Т.Ю. Новиковой, «ювенальная юстиция - это специализированная система органов государственной власти и управления, осуществляющих деятельность в отношении несовершеннолетних в целях защиты их прав и интересов, восстановления социальной справедливости, а также профилактики девиантного поведения»[196].

А.С. Автономов предлагает широкое толкование ювенальной юстиции и определяет ее как «систему отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, охватывающую специализированные судебные органы, иные государственные и муниципальные органы и учреждения, неправительственные организации, нацеленные на решение проблем детей в трудной жизненной ситуации, приведшей к конфликту с законом, путем принятия в соответствии с их статусом и полномочиями мер, сочетающих в себе способы воздействия как формально юридические (в том числе принуждение), так и психологические, педагогические, социальные»[197].

И.В. Предеина под ювенальной юстицией понимает «особую форму реализации судебной власти, выраженную в деятельности по осуществлению правосудия в отношении несовершеннолетних, которая характеризуется специфическими принципами его осуществления, организацией системы специализированных судебных органов и вспомогательных служб ювенального профиля, и направленную на обеспечение благополучия несовершеннолетних, надлежащую защиту их прав и интересов»[198] [199].

На наш взгляд, в перспективе ювенальный суд, обладая мощным правозащитным потенциалом, может стать одним из ключевых способов обеспечения безопасности ребенка, адресно-ориентированным на рассмотрение дел с участием несовершеннолетних лиц. Однако сегодня, к сожалению, как справедливо отмечает А.С. Автономов, характерной чертой современной российской ювенальной юстиции является ее «очевидная системная недостроенность, институциональная и территориальная неравномерность ее развития» . Хотя преувеличивать роль и значение ювенальной юстиции в механизме обеспечения безопасности ребенка не следует. Следует согласиться с мнением Ю.В. Ивановой и В.И. Николаевой о том, что «ювенальная юстиция как бы завершает, «достраивает» пирамиду юридической защиты прав ребенка»[200].

Анализ ювенальной юстиции был бы неполным без рассмотрения зарубежного опыта тех стран, в которых ювенальная юстиция функционирует как правозащитный институт на протяжении достаточного периода времени.

Так, например, в Японии действуют так называемые семейные суды, которые разрешают дела, связанные как с рассмотрением правонарушений, совершенных несовершеннолетними лицами, так и с обеспечением защиты прав и свобод ребенка, установлением (прекращением) опеки и попечительства, рассмотрением комплекса правовых вопросов, подлежащих регламентации семейным законодательством1.

В некоторых странах ювенальная юстиция включает в себя не только суды, но и целую социально-правовую систему, направленную на охрану и защиту ребенка. Например, в Австралии существует институт законных представителей детей - детских адвокатов, обеспечивающий полноценное участие ребенка в судебном разбирательстве. В Швеции функционирует система семейной медиации на уровне муниципалитета. Данный институт направлен не столько на разрешение бракоразводных конфликтов между супругами, сколько, в первую очередь, на безболезненное решение вопросов, связанных с дальнейшим положением ребенка в семье и обществе.

На наш взгляд, заслуживает особого внимания с точки зрения перспектив внедрения в российскую правовую систему положительный опыт Австралии в сфере ювенальной юстиции, связанный с функционированием института детских юристов. Детские юристы призваны помочь суду определить интересы детей, их основная функция - представлять детей и их интересы. Это согласуется с признанием важности участия детей в судебном процессе и регламентировано в «Национальных основах защиты австралийских детей 2009-2020», одобренных советом австралийского правительства (National Framework for Protecting Australia’s Children 2009-2020). Детские юристы не подменяют законных представителей ребенка. Тем не менее, родители в большинстве случаев не знакомы с юридическими процедурами и им на помощь приходят детские юристы, которые не только способствуют доступу детей к правосудию, но и профессионально защищают интересы ребенка. Австралийская практика пошла по пути признания того, что дети требуют отдельного юридического представительства их интересов. Такой подход обусловлен тем, что интересы детей могут отличаться от интересов их родители, а также не могут быть в полной мере адекватно представлены государственными и муниципальными службами[201].

Немаловажную роль в механизме обеспечения личной безопасности ребенка играет Уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ (Детский омбудсмен).

Активному внедрению в государственно-правовую практику уполномоченного по правам ребенка способствует мировое сообщество. Принятый Генеральной Ассамблеей ООН 10 мая 2002 г. Декларация и План действий «Мир, пригодный для жизни детей» призывает страны к созданию

Л

независимых уполномоченных по делам детей п. b. ст. 31 .

Уполномоченный по правам ребенка представляет собой один из

институтов внесудебный защиты прав ребенка. Основной плюс данного института заключается в большей степени доступности для населения по сравнению с судебной системой. На сегодняшний день институт уполномоченного является обязательным элементом правового демократического государства и гражданского общества. В отличие от других правозащитных институтов уполномоченный может руководствоваться в своих действиях, помимо юридических норм и принципов, моральными соображениями и справедливостью. В своей деятельности омбудсмен руководствуется своим практическим опытом; в качестве правозащитника он не скован заранее определенными рамками[202].

На сегодняшний день не существует специального закона, непосредственно регламентирующего деятельность Уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ. Правовой основой функционирования данного института является Указ Президента РФ от 01.09.2009 № 986 «Об Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка». Это обстоятельство осложняет окончательное формирование института, поскольку Указ Президента РФ № 986 очертил лишь общие рамки функционирования данного института. Для сравнения в Польше аналогичная должность уполномоченного по правам ребенка закреплена на конституционном уровне ст. 72 Конституции Республики Польши 1997 г., что, безусловно, формирует особый (повышенный) режим обеспечения безопасности детей.

В нашей стране рассматриваемый институт функционирует при Президенте РФ, а точнее входит в состав администрации Президента РФ. В целях придания самостоятельности и независимости данному институту стоит переименовать его в «Уполномоченный по правам ребенка в РФ». Такое название позволит говорить

0 большей самостоятельности данного института и его независимости, его полной сформированности в качестве самостоятельного должностного лица, что позволит усилить имидж в глазах общественности и придаст больший вес. И конечно, регламентация Уполномоченного по правам ребенка на уровне Конституции РФ придаст данному институту особый статус, который будет способствовать более полному обеспечению личной безопасности ребенка в России.

В соответствии с нормой ч. 2 ст. 16.1 Федерального закона от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» в соответствии с законом и иным нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации может учреждаться должность уполномоченного по правам ребенка в субъекте Российской Федерации. Среди основных задач

уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ, выделяются: 1) обеспечение основных гарантий государственной защиты прав и законных интересов ребенка, восстановление нарушенных прав и законных интересов ребенка[203] [204] [205]; 2)

осуществление контроля за реализацией и защитой прав и законных интересов детей государственными органами, органами местного самоуправления,

Л

должностными лицами, юридическими и физическими лицами ; 3)

совершенствование механизма обеспечения и защиты прав, свобод и законных интересов ребенка; 4) содействие в совершенствовании законодательства в

области прав, свобод и законных интересов ребенка; 5) защита детей от факторов, негативно влияющих на их физическое, интеллектуальное, психическое, духовное и нравственное развитие; 6) правовое просвещение населения по вопросам реализации прав и законных интересов ребенка[206]; и т.д.

Деятельность уполномоченного по правам ребенка в субъектах России направлена на реализацию правозащитной и правоохранной функции, что ведет напрямую к обеспечению личной безопасности несовершеннолетних лиц.

Уполномоченные по правам ребенка в субъектах РФ не имеют единого порядка назначения, а критерии, предъявляемые к лицам, претендующим на данную должность, носят весьма различные характеристики. Как справедливо отмечает М.Ю. Шамрин, «в субъектах РФ порядок назначения уполномоченных по правам ребенка на должность различен. Они не находятся в юрисдикции Федерального Уполномоченного по правам ребенка, отсутствует единая система функционирования уполномоченных, что оказывает негативное воздействие на реализацию уполномоченным по правам ребенка своего статуса»[207].

Кроме того, уполномоченные в субъектах Российской Федерации не обладают полномочиями принимать властные решения, обязательные для исполнения. Уполномоченные не могут в заключениях применять санкции, какие- либо властные предписания либо указания. Его заключения являются рекомендациями относительно возможных и необходимых мер восстановления нарушенных прав ребенка[208] [209], что существенно ослабляет правовые основы данного института. Безусловно, решения уполномоченных де-факто обязательны, но де- юре носят рекомендательный характер. На наш взгляд, такое законодательное упущение неблагоприятным образом сказывается на деятельности данного института, а именно лишает его действенных рычагов воздействия при нарушении прав ребенка и обеспечении его личной безопасности.

Тем не менее, несмотря на недавнее учреждение данной должности на сегодня «институт уполномоченного по правам ребенка занял прочное место в системе государственных органов, стал эффективным механизмом комплексной защиты прав и законных интересов детей, а также инструментом независимого

государственного контроля за соблюдением прав и интересов ребенка» .

Как уже отмечалось, субъекты Российской Федерации также вовлечены в механизм обеспечения личной безопасности несовершеннолетних лиц. На основании ч. 1 ст. 72 Конституции РФ к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации относятся следующие вопросы, включающие в себя, в том числе, личную безопасность несовершеннолетних лиц: «защита прав и свобод человека и гражданина; ... обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности» (п. «б»), «общие вопросы

воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта» (п.

«е»); «координация вопросов здравоохранения; защита семьи, материнства, отцовства и детства; социальная защита, включая социальное обеспечение» (п. «ж»); «осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий» (п. «з»); «административное,

административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды» (п. «к»).

Субъекты федерации правомочны формировать свое законодательство в рамках отведенной для них компетенции, а также проводить региональную политику, в том числе в области усиления правовых основ положения ребенка в субъекте Российской Федерации. Так, Конституция Республики Татарстан от 6 ноября 1992 г. (с посл. изм. и доп.) в ч. 2 ст. 31 закрепляет: «Жизнь человека, его здоровье, личная свобода и безопасность находятся под защитой государства». Помимо правотворческой деятельности законодательные (представительные) органы государственной власти субъекта правомочны осуществлять и иную деятельность в целях защиты прав человека. К данной деятельности относят: «проведение депутатских слушаний, направление депутатских обращений, вопрос депутата на заседании палаты члену исполнительного органа власти субъекта РФ, осуществление контроля законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ за исполнительной властью в регионе, внесение депутатского запроса, депутатское расследование»[210].

Исполнительные органы субъектов Российской Федерации правомочны проводить региональную политику в области детства в рамках отведенных им полномочий. Так, в составе Администрации Санкт-Петербурга функционирует Комитет по социальной политике Санкт-Петербурга, в число основных задач которого входит сфера социальной защиты, улучшение демографической ситуации в Санкт-Петербурге и, соответственно, улучшение уровня жизни детского населения.

В качестве развития региональной семейной политики Правительство Санкт-Петербурга приняло Постановление от 10.07.2012 № 695 «О Концепции семейной политики в Санкт-Петербурге на 2012-2022 годы». Концепция направлена на полномасштабные мероприятия по решению следующих задач: повышение качества общественного здоровья семьи с детьми; повышение престижа и ценности семейного образа жизни и рождения детей, духовнонравственных ценностей, материнства и отцовства, статуса семьи в обществе; расширение мер социальной поддержки семей с детьми; повышение уровня благосостояния семей с детьми; формирование безопасной городской среды, благоприятной для роста и развития детей; совершенствование регионального законодательства в области семейной политики, повышающего роль семьи как субъекта ответственности за рождение и воспитание детей, и ответственности государства и общества в предоставлении социальных гарантий поддержки семьи и т.д. [211] [212] [213]

При Администрации Санкт-Петербурга функционирует институт Уполномоченного по правам ребенка. Правовой базой деятельности данного института выступает Закон «Об Уполномоченном по правам ребенка в Санкт-

Л -э

Петербурге» от 13 ноября 2009 г. № 528-98 и ст. 19-1 Устава Санкт-Петербурга . Среди основных задач Уполномоченного по правам ребенка названы: защита прав и законных интересов ребенка, содействие беспрепятственной реализации и восстановлению нарушенных прав и законных интересов ребенка; подготовка предложений по совершенствованию законодательства Санкт-Петербурга об обеспечении основных гарантий государственной защиты прав и законных интересов ребенка и т.д. Аналогичные институты существуют и в других регионах: Глава 16.1 «Основы статуса Уполномоченного по правам ребенка в Иркутской области» Устава Иркутской области[214] [215] [216]; ст. 26.1 «Уполномоченный по

Л

правам ребенка в Новосибирской области» Устава Новосибирской области и т.д.

Яркими примерами специального регионального регулирования основ личной безопасности ребенка являются следующие нормативно-правовые акты: Закон Республики Саха (Якутия) от 14.03.2016 1604-З № 737-V «Об

ответственном родительстве» (принят постановлением ГС (Ил Тумэн) РС(Я) от 14.03.2016 З № 738-V)3; Закон Республики Саха (Якутия) от 01.07.1994 № 23-I (в ред. от 14.10.2015) «О правах ребенка» (принят постановлением ПП ГС (Ил Тумэн) РС(Я) от 01.07.1994 N 24-I)[217]; Закон Республики Адыгея от 02.06.2010 № 353 (в ред. от 06.08.2015) «Об отдельных мерах по защите прав ребенка» (принят ГС - Хасэ РА 26.05.2010)[218]; Закон Тамбовской области от 09.11.2009 № 576-З (в ред. от 07.12.2015) «О мерах по содействию физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию детей» (принят Постановлением Тамбовской областной Думы от 30.10.2009 № 1593)[219] [220]; Закон Самарской области от 03.12.2009 № 127-ГД (в ред. от 05.04.2012) «О мерах по предупреждению причинения вреда здоровью детей, их физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию» (принят Самарской Губернской Думой 24.11.2009); Закон Новосибирской области от 12.05.2003 № 111-ОЗ (в ред. от 28.03.2017) «О защите прав детей в Новосибирской области» (принят постановлением Новосибирского областного

Совета депутатов от 24.04.2003 № 111-ОСД)[221]; Закон Республики Хакасия от 08.07.2005 № 50-ЗРХ (в ред. от 08.05.2017) «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Республике Хакасия» (принят ВС РХ 29.06.2005)[222]; и многие другие.

Органы местного самоуправления не входят в систему государственных органов, однако их роль в обеспечении безопасности несовершеннолетних лиц на местах весьма велика. Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ (в ред. от 29.07.2017) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в главе 4 предусматривает возможность наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями. В результате, сегодня к ведению органов местного самоуправления в нашей стране отнесены такие вопросы местной жизни, как: организация, содержание и развитие муниципальных учреждений здравоохранения, дошкольного, основного общего и профессионального образования; создание условий для деятельности учреждений культуры в муниципальном образовании и иные вопросы, имеющие непосредственное отношение к реализации и защите прав ребенка, обеспечению личной безопасности детей[223]. Так, например, «реализуя конституционное право несовершеннолетних на охрану здоровья и медицинскую помощь, муниципальные органы управления здравоохранением несут ответственность за санитарно-гигиеническое образование населения, обеспечение доступности населению гарантированного объема медико-социальной помощи, развитие муниципальной системы здравоохранения на подведомственной территории, осуществляют контроль за качеством оказания медико-социальной и лекарственной помощи предприятиями, учреждениями и организациями государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения, а также лицами, занимающимися частной медицинской практикой»[224].

Следует согласиться с Л.С. Казаковой, которая называет следующие приоритетные направления деятельности органов местного самоуправления в области вопросов детства: «охрана здоровья и содействие здоровому образу жизни детей; обеспечение качественного образования и воспитания детей; улучшение экономических условий жизнедеятельности детей; повышение эффективности государственной системы поддержки детей, находящихся в особо сложных обстоятельствах»[225] [226].

«Каждое муниципальное образование издает собственные проекты или программы, которые содержат систему мероприятий, направленных на достижение определенных целей в области социального, экономического, а также политического развития муниципального образования, а также на защиту прав и

свобод граждан, проживающих в муниципальном образовании» . Например, администрацией муниципального образования «Муниципальный округ Пискаревка г. Санкт-Петербурга» разработана и утверждена Муниципальная программа «Участие в деятельности по профилактике правонарушений на территории муниципального образования «Муниципальный округ Пискарёвка» в 2017 году»[227], которая предусматривала в отношении повышения личной безопасности несовершеннолетних следующие действия: «предупреждение безнадзорности, беспризорности, правонарушений и антиобщественных действий несовершеннолетних, выявление и устранение причин и условий, способствующих этому; обеспечение защиты прав и законных интересов несовершеннолетних; выявление и пресечение случаев вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий».

Так, Администрацией Белоярского района Ханты-Мансийского автономного округа - Югра был разработан и утвержден «План основных мероприятий на 2018-2020 годы, посвященных проведению в Белоярском районе Десятилетия детства в Российской Федерации». В качестве мер по усилению личной безопасности ребенка запланировано проведение следующих мероприятий: профилактическая акция «Научись плавать» в детских оздоровительных лагерях; единый день правовой помощи для семей с детьми, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; постоянные рубрики в средствах массовой информации на тему правовой защищенности детей, безопасности, в том числе в информационнотелекоммуникационной сети Интернет; проведение учебно-познавательных занятий с детьми по вопросам соблюдения требований пожарной безопасности в детском лагере, быту, в лесу; участие в проведении Единого урока безопасности в сети Интернет и т.д.[228]

При органах местного самоуправления в последнее время стали учреждаться должности уполномоченных по правам ребенка. Однако нет единого подхода в назначении, компетенции, формах и методах деятельности данного института. Более того, в сложившихся условиях отсутствия каких-либо единых нормативно-правовых основ «уполномоченный по правам ребенка в муниципальных образованиях не отнесен к органам местного самоуправления и действует на общественных началах»[229]. Это ставит под сомнение правомерность наделения его властными полномочиями. Представляется целесообразным определить данные основы, а также разграничить компетенцию между уполномоченными по правам ребенка в муниципальных образованиях и аналогичными должностями субъектов Федерации. Необходимо закрепить в качестве одной из основных задач муниципального уполномоченного по правам ребенка задачу оказания помощи ребенку и содействие в обеспечении его личной безопасности.

Таким образом, публично-правовой механизм обеспечения безопасности ребенка функционирует на различных уровнях: федеральный уровень; уровень субъекта федерации; муниципальный уровень. Однако только единое функционирование данных уровней позволит говорить о формировании системы, нацеленной на всестороннее обеспечение личной безопасности ребенка в условиях сегодняшних реалий. «Система защиты детства - это совокупность социальных, правовых, воспитательных, организационных, технических средств и мер для наилучшего обеспечения прав и законных интересов ребенка, охраны его от посягательств со стороны граждан, должностных лиц, государственных органов, а также его собственной семьи, включая охрану ребенка от вовлечения в преступную или иную антиобщественную деятельность»[230].

Актуальным направлением совершенствования нормативно-правовых основ личной безопасности несовершеннолетних является разработка и принятие Федерального закона Российской Федерации «Об основах личной безопасности несовершеннолетних лиц в Российской Федерации». В проекте данного закона должны найти отражение: понятие, содержание, принципы личной безопасности ребенка, механизм функционирования и полномочия органов государства, их взаимосвязь с иными субъектами обеспечения личной безопасности ребенка, порядок избрания и осуществления полномочий Уполномоченным по правам ребенка Российской Федерации, порядок избрания и осуществления деятельности уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ, основания функционирования уполномоченных по правам ребенка на уровне местного самоуправления.

Обязательным пунктом в предлагаемом проекте Федерального закона должна стать ориентация на систематическую контрольно-предупредительную работу с семьями, где были выявлены факты насилия или допущения родителями (лицами, их заменяющими) состояния, при котором ребенок находился в опасности (например, оставление в опасности, отсутствие ухода, повлекшее причинения вреда личной безопасности ребенка). «Домашнее насилие имеет свойство повторяться, носит циклический характер»[231]. При уклонении членов семьи от прохождения реабилитационных процедур возможно установление административной ответственности, при злостном уклонении три и более раз по неуважительным причинам ввести уголовную ответственность. Основанием прекращения работы с семьей служит решение Комиссии по делам несовершеннолетних, но только после пятилетнего срока работы с таковой, если совершеннолетие ребенка не наступит ранее истечения данного срока. Частота и характер проводимых работ определяется в каждом случаи индивидуально, но не может быть реже, чем раз в полгода. Такая работа предполагает беседы, прохождения обучающих семинаров, лекций, консультации психолога и педагога и т.д. Целью должно быть не разрушение семьи, а содействие семье в адекватном воспитании ребенка, научить родителей строить взаимоотношения со своими детьми исключительно в соответствии с законом.

Лишение родительских прав или отнятие ребенка должно быть крайней мерой и применяться только после проведения комплекса мероприятий, направленных на исправление ситуации в каждой семье, в которой были выявлены факты домашнего насилия. Среди методов, как отмечалось, должны превалировать разъяснительные беседы, предписание пройти школу родителей, работа с психологом и педагогом, систематический надзор уполномоченных органов за состоянием личной безопасности ребенка.

В качестве одной из мер, направленных на обеспечения личной безопасности несовершеннолетнего, стоит выделить «комендантский час для несовершеннолетних». В 2009 г. были внесены изменения в ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», касающиеся установления «комендантского часа» для несовершеннолетних. Так, ст. 1 определила, что ночное время - это период с 22 до 6 часов по местному времени. Статья 14.1 предписала возможность для уполномоченных субъектов ограничивать пребывание несовершеннолетних лиц без сопровождения взрослых в ночное время, а также определять «меры по недопущению нахождения детей (лиц, не достигших возраста 18 лет) на объектах (на территориях, в помещениях) юридических лиц или граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, которые предназначены для реализации товаров только сексуального характера, в пивных ресторанах, винных барах, пивных барах, рюмочных, в других местах, которые предназначены для реализации только алкогольной продукции, и в иных местах, нахождение в которых может причинить вред здоровью детей, их физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию» (ч. 3, ч. 5 ст. 14.1) .

Например, Закон Санкт-Петербурга от 19.02.2014 № 48-14 «О мерах по предупреждению причинения вреда здоровью, физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию несовершеннолетних в Санкт-Петербурге и внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга "Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге"» (принят ЗС СПб 29.01.2014)[232] регламентирует пребывание несовершеннолетних без сопровождения родителей (лиц, их заменяющих) или лиц, осуществляющих мероприятия с участием несовершеннолетних, в местах, в которых нахождение несовершеннолетних ограничивается.

На лиц в возрасте до 16 лет комендантский час распространяется в период с 22.00 до 06.00 в период с 1 сентября по 31 мая и с 23.00 до 06.00 с 1 июня по 31 августа. Для лиц в возрасте от 16 до 18 лет комендантский час начинает действовать с 23.00. Однако меры по ограничению нахождения несовершеннолетних лиц без сопровождения родителей не применяются согласно п. 8 ст. 3 в период в ночь с 31 декабря на 1 января, во время проведения в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, торжественных мероприятий, посвященных завершению обучения по программам основного общего, среднего общего образования, среднего профессионального образования и программам профессионального обучения в указанных организациях, в отношении выпускников указанных организаций.

Аналогичные положения содержатся в ст. 22 Закона Новосибирской области от 12.05.2003 № 111-ОЗ (в ред. от 28.03.2017) «О защите прав детей в Новосибирской области» (принят постановлением Новосибирского областного Совета депутатов от 24.04.2003 № 111-ОСД) в отношении запрета

самостоятельного пребывания в общественных местах в ночное время лиц в возрасте до 16 лет[233].

Закон Сахалинской области от 17.12.2009 № 119-ЗО (в ред. от 30.10.2015) «О мерах по предупреждению причинения вреда здоровью детей, их физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию в Сахалинской области» (принят Сахалинской областной Думой

Л

10.12.2009) ограничивает пребывание лиц в возрасте до 18 лет в ночное время, а также полностью запрещает пребывать на зрелищных мероприятиях эротического характера.

Закон Краснодарского края от 21.07.2008 № 1539-КЗ (в ред. от 03.03.2017) «О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушений

несовершеннолетних в Краснодарском крае» (принят ЗС КК 16.07.2008)[234] устанавливает в ч. 4 ст. 3 градацию недопущения нахождения

несовершеннолетних лиц без сопровождения родителей (лиц, их заменяющих), родственников или ответственных лиц: 1) несовершеннолетних в возрасте до 7 лет - круглосуточно; 2) несовершеннолетних в возрасте от 7 до 14 лет - с 21 часа до 6 часов; 3) несовершеннолетних в возрасте от 14 лет до достижения совершеннолетия - с 22 часов до 6 часов.

Как видно из проведенного анализа федерального и регионального законодательства, компетентные органы правомочны применять возрастную градацию, учитывая культурные и иные местные традиции, сезонные и климатические условия, в отношении запрета самостоятельного пребывания несовершеннолетних лиц в ночное время. Процитированные нормы направлены на обеспечение личной безопасности несовершеннолетних лиц и выражаются в ограничении самостоятельного пребывания несовершеннолетних в ночное время без сопровождения родителей (лиц, их заменяющих) и полный запрет нахождения несовершеннолетнего лица в местах продажи алкоголя и товаров сексуального характера.

2.3.

<< | >>
Источник: Воронцова Мадлена Алекзандровна. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЛИЧНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2018. 2018

Еще по теме Государственно-правовой механизм обеспечения личной безопасности несовершеннолетних лиц:

  1. 2. Правовое регулирование охраны и защиты прав и свобод несовершеннолетних
  2. Роль правоприменительной практики в механизме правового обеспечения информационной безопасности личности
  3. Угрозы и вызовы личной безопасности ребенка в современной России: конституционно-правовой анализ
  4. Личная безопасность несовершеннолетних как конституционная ценность и конституционно-правовой институт
  5. Право ребенка на личную безопасность как основа конституционно-правового статуса несовершеннолетних
  6. Понятие, структура и принципы конституционно-правового механизма обеспечения личной безопасности ребенка
  7. Общественные гарантии обеспечения личной безопасности несовершеннолетних лиц
  8. Международно-правовой механизм обеспечения личной безопасности несовершеннолетних лиц
  9. 3.1. Место и роль полиции в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  10. § 1. Место и роль Министерства внутренних дел Эстонской Республики в системе обеспечения общественной безопасности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -