<<
>>

Значение Европейской комиссии по эффективности правосудия по преодолению длительности судопроизводства в зарубежных государствах и Российской Федерации

ЕСПЧ неоднократно отмечал[42], что дела должны рассматриваться в разумные сроки, а правосудие - осуществляться без задержек, в противном случае, при несоблюдении разумных сроков рассмотрения и исполнения дел, можно поставить под угрозу эффективность и авторитет судебной власти.

Согласно п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод государства обязаны организовать свои судебные системы таким образом, чтобы позволить судам реализовать принципы справедливого и эффективного правосудия в разумные сроки.

В 2006 г. в рамках деятельности Европейской комиссии за демократию через право (далее - Венецианская комиссия) был подготовлен «Доклад об эффективности национальных средств правовой защиты от чрезмерного затягивания судебного разбирательства»[43] о разработке рекомендаций по предупреждению чрезмерно длительных судебных процессов. В данном документе была отмечена важность норм по возмещению убытков, причиненных несоблюдением сроков судебного разбирательства, и предлагалось законодательно закрепить дополнительные соответствующие процессуальные методы и средства, в том числе право на обращение с жалобами в вышестоящий суд[44].

Для реализации данной цели в рамках деятельности Европейской комиссии по эффективности правосудия до 2007 г. существовала Оперативная рабочая группа по использованию времени в судопроизводстве (CEPEJ Task Force on

Timeframes of Judicial Proceedings CEPEJ-TF-DEL), которая разработала Справочник примеров рационального использования времени в судопроизводстве.

Оперативную рабочую группу по использованию времени в судопроизводстве в 2007 г. сменила Исследовательская сеть по анализу и изучению использования времени в судопроизводстве (Study and Analysis of judicial Time Use Research Network) (далее - Центр SATURN). Данный орган анализирует количественные и качественные данные о сроках рассмотрения дел европейскими судами; предоставляет государствам-членам рекомендации по сбору информации и статистических данных о задержках, использовании времени и делообороту (case-flow) в национальных системах правосудия; способствует применению его рекомендаций государствами-участниками.

Помимо этого, Центр SATURN осуществляет: систематический анализ данных о сроках рассмотрения различных категорий дел в судебных системах государств-членов; постоянное совершенствование качества собираемых данных; изучение собранных данных с точки зрения их соответствия требованиям, разработанным в ходе судебной практики ЕСПЧ, касающимся времени рассмотрения судебных дел; разработку стандартов и норм времени рассмотрения дел судами; широкое распространение, в том числе и по глобальной сети Интернет, стандартов и результатов анализа данных о сроках рассмотрения судами; активное продвижение средств сокращения сроков рассмотрения судебных дел, разработанных Центром SATURN; поддержку инициатив государств-членов по сокращению сроков судопроизводства.

В рамках деятельности Европейской комиссии по эффективности правосудия была принята программа «Новая цель судебных систем:

46

рассмотрение дел в оптимальные и предсказуемые сроки» , которая включает несколько разделов, посвященных причинам задержек при отправлении правосудия и рекомендациям по их преодолению как общего, так и частного [45]

характера. В частности, даются рекомендации по предотвращению и сокращению чрезмерной нагрузки судов, по обеспечению независимости и эффективности деятельности судей, а также по управлению уголовным правосудием. Предлагается ряд мер по сокращению сроков отправления правосудия: создание механизмов юридической ответственности за задержки; участие заинтересованных лиц в процессе определения процессуальных сроков; введение систем мониторинга и информирования; установление конкретных сроков для рассмотрения определенных категорий дел.

Кроме того, устанавливается три принципа функционирования судебных систем:

1) принцип сбалансированности средств - особая организация отправления правосудия, обеспечение ее эффективности;

2) принцип применения эффективных средств оценки и анализа задержек в отправлении правосудия - выработка общих для всех государств-членов критериев оценки и правил анализа задержек в отправлении правосудия;

3) принцип согласованного подхода - необходимость учитывать как своевременность отправления правосудия, так и его качество (ускорение судопроизводства не может быть реализовано в ущерб другим принципам отправления правосудия).

Следует обратить внимание на конкретные рекомендации по сокращению количества времени, затрачиваемого на рассмотрение дел, а именно:

- увеличение (финансовых и кадровых) ресурсов судебной системы (количества судей и других сотрудников судебной системы) и улучшение организационно-технического оснащения (речь идет не просто о количественном увеличении материальных и кадровых ресурсов, а об их качественном использовании); не только повышение заработной платы судей, но и ее перераспределение в зависимости от количества выполняемой работы каждым из судей; расширение полномочий судей по распределению дел между ними; повышение качества профессиональной подготовки судейского состава по администрированию судопроизводства и модернизация средств судебной системы;

- установление стандартов по оптимальным срокам рассмотрения дел той или иной категории (имеются в виду минимально возможные, а не среднестатистические сроки);

- совершенствование сбора и обработки статистических данных о сроках отправления правосудия, а также информационных и коммуникационных механизмов (создание баз статистических данных по судебным делам на национальном уровне каждого государства и обеспечение открытого доступа к ним); обязательное информирование участников процесса о предполагаемых сроках его завершения; возможность совместного определения сторонами процесса и судом конкретных сроков судебного разбирательства;

- совершенствование отдельных процедур, в том числе заимствование уже существующих в отдельных государствах судебных процедур (подготовка дела к рассмотрению по существу, как в гражданском судопроизводстве Франции, или запрет на прерывание судебного процесса на неопределенное время, или назначение конкретных дат возобновления процесса в случае его приостановления);

- создание условий для эффективного продвижения судебных дел, находящихся в очереди на рассмотрение;

- совершенствование хода судопроизводства (информирование сторон процесса о точной дате и времени проведения слушаний с помощью информационных технологий);

- смягчение правил территориальной подсудности (в судах первой инстанции - возможность приема дела к рассмотрению даже в том случае, если оно является неподсудным, в целях его последующей передачи компетентному с территориальной точки зрения суду);

- пересмотр отношений адвокатов с судом (в отдельных государственных коллегиях адвокатов сроки для подачи адвокатами исков, заявлений и другой документации определяются по договоренности с судами; Европейская Комиссия предлагает внедрить такие схемы адвокатов с судами во всех государствах);

- повышение профессиональной квалификации судей и прокуроров[46].

Известны положительные примеры сокращения сроков судопроизводства, например, создание на национальном уровне структур, в рамках судебной системы позволяющих ускорить рассмотрение дел как по ходатайству сторон, так и по инициативе самого суда.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы: становление и развитие правового института защиты права на судопроизводство в европейских странах имеют длительную историю, при этом вопрос затягивания судопроизводства остается открытым. Европейские страны разрабатывают меры и механизмы по преодолению нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод как национального уровня, так и в рамках Европейской комиссии по эффективности правосудия.

При решении проблемы длительности сроков судопроизводства особое внимание уделяется прецедентной практике Европейского Суда по правам человека, рекомендациям Комитета Совета Европы, Европейской комиссии по эффективности правосудия, Центра SATURN, созданного на базе данной организации, а также положительному опыту стран-участников.

Для Российской Федерации рассмотренный положительный опыт может быть полезен в рамках развития отечественного правового института защиты права на судопроизводство в разумный срок.

Ключевым отличием законодательства европейских стран от Российской Федерации в этом вопросе является отсутствие законодательно закрепленных процессуальных сроков (они регламентируются только в отдельных странах- участниках и только на отдельных стадиях судопроизводства).

Процессуальное законодательство Российской Федерации устанавливает сроки на всех стадиях процесса (или они устанавливаются судом). Несмотря на это, в Российской Федерации проблема чрезмерных задержек при отправлении правосудия остается актуальной.

В целях развития правового института защиты права на судопроизводство в разумный срок в российское законодательство целесообразно внедрить положительный опыт отдельных европейских стран. Например, следует отметить положительный опыт Италии, где:

- введена система поощрений для повышения заинтересованности судьи и аппарата суда в своевременном рассмотрении и разрешении дел;

- законодательно закреплен период, который считается разумным сроком судопроизводства, и внедрен конституционный принцип разумности сроков судопроизводства путем внесения поправок в Конституцию.

Из приведенного опыта Германии следует, что внедрение принципа добросовестности, усиление стадии подготовки дела к судебному разбирательству и пресечение злоупотребления процессуальными правами ответчиком позволяют сократить сроки судопроизводства до одного года.

Во Франции и Германии при решении вопроса о пресечении затягивания судопроизводства особое внимание было уделено усилению стадии подготовки дела к судебному разбирательству и борьбе со злоупотреблениями процессуальными правами участниками процесса путем расширения перечня отраслевых принципов права.

Таким образом, в европейских странах проводятся реформы судоустройстственного и судопроизводственного характера, осуществляется организованный, концептуальный подход к решению вопросов преодоления длительного судопроизводства путем создания аналитического центра в рамках деятельности Европейской комиссии по эффективности правосудия. Можно выделить особую роль председателя суда и вышестоящих судов в сокращении сроков судопроизводства в зарубежных странах, контроль за отправлением правосудия и принятие своевременных мер по пресечению длительного судопроизводства. Это связано с руководящей ролью суда в процессе осуществления правосудия, на что в судебной практике ЕСПЧ неоднократно обращается внимание [47] [48].

Эффективность принятых мер по преодолению затяжного судопроизводства в странах Европы обусловлена тем, что были выявлены причины затягивания судопроизводства и разработаны механизмы преодоления нарушения разумности сроков судопроизводства. В частности, применение положительного опыта Италии - системы поощрений - в судах общей юрисдикции и арбитражных судах Российской Федерации позволит повысить заинтересованность аппарата суда в своевременном рассмотрении и разрешении дел, а также уменьшить ротацию кадрового состава аппаратов судов в Российской Федерации. Данный механизм не новелла для российского законодательства: он регламентирован ст. 191 Трудового кодекса РФ (далее - ТК РФ): «работодатель поощряет работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности (объявляет благодарность, выдает премию, награждает ценным подарком, почетной грамотой, представляет к званию лучшего по профессии)».

В связи с этим представляется целесообразным дальнейшие развитие данного правового института в рамках реализации программы «Развитие судебной системы России на 2013-2020 годы». Данная мера будет способствовать повышению эффективности и оптимизации трудовой деятельности сотрудников аппарата суда.

Кроме того, полагаем целесообразным внести изменения в Указ Президента РФ от 25 июля 2006 г. № 763 «О денежном содержании федеральных

49

государственных гражданских служащих» в части установления «ежемесячного денежного поощрения за своевременное рассмотрение и разрешение дела» государственным гражданским служащим аппаратов федеральных судов общей юрисдикции, арбитражных судов Российской Федерации.

На данную проблему обращает внимание Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев, отмечая, что низкий уровень оплаты труда государственных служащих аппаратов судов был установлен тогда, «когда на эти должности брали вчерашних школьников, которым нужно было работать по специальности для поступления в юридические вузы»[49]. Таким образом, в настоящее время крайне актуально совершенствование законодательства в данной области.

Прямое закрепление данного вида поощрения как для судейского корпуса, так и для сотрудников аппарата суда позволит усилить мотивацию к рассмотрению и разрешению дел в установленные законом сроки. Трудовым законодательством Российской Федерации предусмотрено премирование как один из видов поощрения. Необходима его конкретизация в нормативных правовых актах, регламентирующих порядок и способы оплаты аппарата суда: необходимо внести изменения в Указ Президента РФ от 25 июля 2006 г. № 763 (в ред. от 23 августа 2017 г.) «О денежном содержании федеральных государственных гражданских служащих».

В Российской Федерации может быть использован и такой положительный опыт зарубежных стран, как развитие принципов процессуального права, играющих особую роль в повышении эффективности отправления правосудия, а именно принципов «руководящих идей, основных особенностей отраслей права»[50], «общих руководящих положений права, имеющих в силу законодательного закрепления общеобязательный характер»[51], что позволит повысить эффективность правосудия благодаря соблюдению разумных сроков судопроизводства в гражданском и арбитражном процессах.

Цель правосудия заключается в защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, юридических лиц, публично - правовых образований и других заинтересованных субъектов. Данная цель правосудия достигается правильным и своевременным рассмотрением и разрешением дел. Данные положения регламентируются ст. 2 ГПК РФ, ст. 1-2 АПК РФ и ст. 3-4 КАС РФ. Общетеоретические положения гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права имеют декларативный характер, и содержание данных положений раскрывается в других разделах процессуальных кодексов.

Принципы гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права формируют основополагающие начала и идеи процессуального права, определяют деятельность суда в целом и каждой стадии

53

судопроизводства в отдельности .

Проблема реализации некоторых принципов судопроизводства заключается в их оценочном и субъективном характере, отсутствии прямого закрепления в основных положениях ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ, в отсутствии единого доктринального определения сущности и содержания данных принципов или отнесения законодателем того или иного межотраслевого принципа к одному из процессуальных институтов. В настоящее время ряд правовых принципов, имеющих значение для реализации защиты права на судопроизводство в разумный срок, регламентированы только в отдельных нормах

процессуального законодательства, тем самым распространяются только на отдельные взятые правоотношения. Это относится к принципам разумности и добросовестности, нашедшим отражение в нормах как материального, так и процессуального права.

Соблюдение указанных принципов права всеми участниками как гражданских правоотношений, так и выполнение обязанностей будет способствовать повышению уровня эффективности правосудия с точки зрения реализации задач и целей правоотношений, а также позволит развивать механизмы и способы пресечения длительного судопроизводства, нарушения разумных сроков. [52]

Проблема реализации данных принципов в российском гражданском и административном судопроизводстве заключается в том, что указанные принципы упоминаются в законодательстве применительно к различным правоотношениям. Например, принцип разумности регламентирован в ст. 107 ГПК РФ, относится к установлению сроков судом общей юрисдикции; принцип добросовестности регламентирован в нормах ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ как презумпция добросовестного поведения сторон. Принцип процессуальной экономии отражен только содержательно в отдельных положениях закона, легальной дефиниции данного принципа в процессуальном законодательстве в настоящее время нет. Вышеуказанные принципы установлены только для отдельных отношений, и их действие ограничено данными положениями, что не совсем верно, потому что правовая действительность сформировалась таким образом, что необходимо легальное закрепление данных принципов в общих положениях процессуальных кодексов России и выделение их как самостоятельных отраслевых принципов.

Следует обратить внимание на тот факт, что в гражданском праве принцип добросовестности был регламентирован в общих положениях ст. 1 ГК РФ в 2012

54

году : «при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно». В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»[53] [54] разъясняется, что «никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения». Таким образом, законодатель определил, что принцип добросовестности распространяется на все виды гражданских правоотношений и данный принцип является обязательным для участников гражданского оборота.

В связи с тем, что наблюдается тенденция злоупотребления процессуальными правами в гражданском и административном судопроизводстве, возникла необходимость правового регулирования данного вопроса.

Прямое законодательное закрепление в ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ принципов разумности, добросовестности и процессуальной экономии позволит судьям оценивать поведение лиц, участвующих в деле, и те или иные их действия посредством определения их целесообразности для своевременного и правильного рассмотрения и разрешения спора. Кроме того, это дает возможность установить направленность данных действий (окончательное разрешение дела или затягивание судопроизводства), а также конкретизировать ряд правовых норм, обеспечивающих пресечение неправомерного поведения.

Рассмотрим это на примере. Компания «А» обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании процентов за нарушение денежных обязательств к компании «Б», которая является крупным заводом и имеет расширенный правовой отдел, в котором одно из подразделений специализируется на судебных тяжбах. При этом компанией «А» все обязательства по договору были исполнены в полном объеме. Компания «Б» с целью затягивания исполнения обязательств по судебному решению, так как иск был принят и является обоснованным, подает встречный иск, а также избегает досудебного урегулирования спора, но при подаче встречного иска «как бы забывает» заплатить госпошлину, в связи с чем судебное разбирательство откладывается до уплаты госпошлины. И таких примеров немало. Арбитражный суд не может наложить штраф на компанию, злоупотребляющую своими процессуальными правами, так как в процессуальном законодательстве отсутствует прямое законодательное закрепление не только отраслевых принципов права, но и алгоритма привлечения недобросовестной стороны к ответственности, что будет рассмотрено нами в следующем разделе.

Предлагается не только декларативное закрепление вышеуказанных принципов гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права, но и раскрытие его содержания, то есть создание правовых норм, в которых данный принцип реализуется. Применительно к правовому институту защиты права на судопроизводство в разумный срок налицо обратная ситуация: данные принципы имеют опосредованное закрепление в процессуальных кодексах Российской Федерации, но прямо не закреплены в Общей части ГПК РФ, АПК РФ И КАС РФ, хотя и отражены в ряде правовых норм, а также отсутствует ответственность за их несоблюдение (в частности, требует совершенствования процедура наложения штрафов на сторону, злоупотребляющую процессуальными правами). Например, принцип разумности опосредованно регламентирован в п. 1 ст. 107 ГПК РФ: «Сроки, назначаемые судом, должны устанавливаться с учетом принципа разумности». Аналогичная норма закреплена и в п. 1 ст. 92 КАС РФ. На основании п. 2 ст. 2 Федерального закона № 68-ФЗ размер компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок устанавливается с учетом принципа разумности.

На данном этапе развития науки существует три основных подхода к определению сущности и содержания принципа разумности:

1) материально-правовая концепция, согласно которой принцип разумности относится к гражданскому праву. Е.Е. Богданова и М.Ф. Лукьяненко считают принцип разумности одним из принципов гражданского права, на основе которых осуществляется оценка обществом опытности участника оборота, то есть наличия у него необходимого для среднего участника оборота опыта [55];

2) процессуальная концепция[56], в соответствии с которой принцип разумности рассматривается либо с точки зрения «разумного срока» для оценки всего периода судопроизводства при назначении компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства, либо как один из отраслевых принципов;

3) принцип разумности - один из общеправовых принципов .

В судебной практике принцип разумности используется судьями применительно к оценке всех материалов дела, а не только при назначении разумных сроков производства, несмотря на то, что он закреплен в ст. 107 ГПК РФ применительно к срокам, назначаемым судом. Часто судьи обращаются к принципу разумности при определении судебных расходов или размера компенсации морального вреда, денежного эквивалента неустойки[57] [58] либо размера компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства[59].

В гражданском и административном судопроизводстве под принципом разумности следует понимать рациональную реализацию установленных законом процессуальных прав и обязанностей участниками процесса, которая распространяется на всех участников процесса, или правильное, соразмерное использование и реализацию процессуальных прав и обязанностей, установленных ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ.

Лица, участвующие в деле, должны руководствоваться данным принципом при осуществлении процессуальных прав, а суды общей юрисдикции и арбитражные суды - при отправлении правосудия и оценке действий сторон в рамках рассмотрения дела.

Также существенное значение для развития защиты права на судопроизводство в разумный срок в Российской Федерации имеет принцип добросовестности. В процессуальном законодательстве он косвенно отражен только в ст. 35 ГПК РФ и ст. 41 АПК РФ. Данные правовые нормы обязывают участников процесса добросовестно использовать свои процессуальные права.

Принцип добросовестности активно применяется в судебной практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов[60]: прямое указание арбитражного суда на злоупотребление своими процессуальными правами ответчиком, в том числе срыв судебного заседания[61]; отказ в удовлетворении заявления о возобновлении производства по делу на основании неверного указания истцом фактического адреса проживания[62].

При этом анализ судебной практики свидетельствует о том, что стороны (либо одна из сторон) чаще всего своим недобросовестным поведением провоцируют проблему чрезмерной длительности судопроизводства. Например, в деле № А08-2728/2010 стороны неоднократно заявляли об истребовании дополнительных доказательств, о переносе экспертиз в связи с необходимостью приобщения дополнительных доказательств, подавали необоснованные ходатайства, истец при подаче иска не в полном объеме собрал все имеющиеся доказательства[63]. При этом суд не может отказать стороне, злоупотребляющей процессуальными правами, так как для этого отсутствуют нормативно-правовые регуляторы, пресекающие данное поведение лиц.

В деле № А35-4626/2006 судом было установлено недобросовестное поведение: ответчик, многократно изменяя предмет и основание иска, не исполнял определение суда о необходимости представлении доказательств, неоднократно не обеспечивал явку в судебные заседания, представлял в материалы дела противоречивые и взаимоисключающие документы[64]. Подобная ситуация имела место и в решении по делу № А35-4626/06: предмет иска неоднократно изменялся истцом, размер заявленных требований увеличивался, доказательства их размера суду не были представлены[65].

А.И. Приходько в рамках проведенного монографического исследования[66] также отмечал значение развития механизмов пресечения злоупотребления процессуальными правами, необходимость совершенствования процессуального регламента и отсутствие эффективных правовых средств, позволяющих обеспечить пресечение воспрепятствования осуществления правосудия, что остается актуальным и на современном этапе развития гражданского и административного.

И.Н. Лукьянова указывает, что одним из негативных последствий привлечения соистцов и соответчиков является увеличение разумного срока судопроизводства, и отмечает значение совершения своевременно всех процессуальных действий, необходимых для правильного и своевременного рассмотрения дела по существу[67].

Иными словами, если сторонами при подготовке дела не указывается необходимость привлечения соистцов или соответчиков и суд из представленных материалов дела это не выявил, то впоследствии, при рассмотрении дела, данное обстоятельство может привести к увеличению срока судебного разбирательства. Кроме того, утаивание одной из сторон процесса информации

о заинтересованных лицах также свидетельствует о недобросовестном поведении.

Полагаем, что одним из правовых средств развития механизмов преодоления злоупотреблений в гражданском и административном

судопроизводстве является усиление роли и значения принципов права.

Принцип добросовестности в гражданском и административном судопроизводстве реализуется посредством активной позиции сторон, подразумевающей:

- предоставление всех доказательств по делу, имеющих значение;

- раскрытие всех фактических обстоятельств по делу;

- содействие правосудию в установлении судебной истины;

- обеспечение явки в суд лично или через представителя;

- соблюдение претензионного порядка урегулирования споров в случае, если данная процедура установлена законом или договором;

- соблюдение процессуальных сроков, установленных законом или судом; проведение тщательной досудебной подготовки по делу;

- заявление обоснованных ходатайств и заявлений в рамках рассмотрения дела по существу, а не на последнем судебном заседании;

- формирование четкой правовой позиции, которая не требует систематического уточнения исковых требований и изменения цены иска.

Иными словами, принцип добросовестности выражается в правильном и своевременном осуществлении (реализации) процессуальных прав и обязанностей, установленных ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ.

Законодательное закрепление принципа добросовестности в ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ позволит судьям пресекать злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, а впоследствии послужит установлению доказательства недобросовестного поведения лиц при рассмотрении заявлении о присуждении компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства. Также это одна из мер системного подхода, которая будет включать развитие существующих законодательных мер по пресечению злоупотребления процессуальными правами, применение и оценку поведения лиц с точки зрения принципа добросовестности, оказание содействия правосудию на этапе подготовки дела к судебному разбирательству и при рассмотрении дела по существу.

В отличие от принципов разумности и добросовестности, которые опосредованно закреплены в нормах гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права, существенное значение имеет доктринальный принцип процессуальной экономии, который не имеет прямого законодательного закрепления в общих положениях процессуальных кодексов, но нашел отражение в отдельных правовых нормах ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ, регулирующих процедуры рассмотрения дела.

Его сущность, значение и содержание определены Конституционным Судом РФ, а именно: «Принцип процессуальной экономии позволяет избежать неоправданного использования временных, финансовых и кадровых ресурсов органов судебной власти государства в ходе рассмотрения дела; при этом процедуры, учитывающие данный принцип, имеют значение не столько с точки зрения рационального расходования публичных ресурсов, которое само по себе не могло бы являться достаточным конституционно-правовым основанием для отступления от порядка судопроизводства на основе публичного слушания с участием сторон в судебном заседании, сколько с точки зрения создания условий для скорейшего предоставления лицам, участвующим в деле, судебной защиты, своевременность осуществления которой, учитывая характер поставленного перед судом вопроса, может оказаться не менее значимой, чем

69

сама возможность ее получения» .

Содержание принципа процессуальной экономии в действующем законодательстве регламентировано в ряде норм процессуального права, а именно в ст. 327.1 ГПК РФ, на основании которой суд апелляционной инстанции имеет право оценить имеющиеся в деле доказательства, а также дополнительно представленные доказательства, которые принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции.

В ст. 315 КАС РФ также опосредованно закреплено содержание данного принципа, а именно: «Рассмотрение частной жалобы, представления прокурора на определение суда первой инстанции в порядке упрощенного (письменного) производства без проведения устного разбирательства».

В ст. 130 АПК РФ регламентированы порядок и основания соединения и разъединения нескольких требований, а в ст. 150 АПК РФ закреплено правило, [68] согласно которому суд прекращает производство по делу, если имеется вступивший в законную силу принятый по спору между теми же лицами о том же предмете и по тем же основаниям судебный акт арбитражного суда, суда общей юрисдикции или компетентного суда иностранного государства, что также отражает сущность принципа процессуальной экономии.

Как следует из анализа правоприменительной практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов Российской Федерации, данный правовой принцип имеет широкое применение при оценке действий сторон. Например, в определении Московского городского суда от 18 октября 2016 № 4г-10756/2016 отмечено, что «в случае неправомерного возобновления судом производства по делу влечет противоречащее принципу процессуальной экономии и требованию эффективности судопроизводства неоправданное и лишенное смысла использование временных, финансовых и кадровых ресурсов государства для нового рассмотрения дела, а для сторон по делу, в том числе той из них, в пользу которой состоялось судебное решение, порождает необоснованное состояние неопределенности относительно ее правового положения, установленного отмененным судебным решением» .

Принцип процессуальной экономии реализуется также при разрешении вопросов о целесообразности совершения тех или иных процессуальных

~ 71 72

действий, например, назначения экспертизы , рассмотрения встречного иска , объединения дел в одно производство .

Следует отметить, что многие ученые-процессуалисты содержание данного принципа понимают как рассмотрение дела с наименьшими затратами времени

74

и средств . [69] [70] [71] [72] [73]

При этом принцип процессуальной экономии в гражданском процессуальном праве и арбитражном процессуальном праве соотносится с принципом разумности.

Принцип разумности имеет более широкое содержание, чем принцип процессуальной экономии, но при этом они имеют схожие черты, так как у них общая цель - реализация и использование предоставленных правомочий наиболее эффективно, правильно, качественно и в установленных законом объеме и порядке. Также с данными принципами соотносится «правильное» использование своих прав с целью скорейшего рассмотрения дела.

Принцип процессуальной экономии направлен на применение оптимальных процессуальных средств для правильного и своевременного рассмотрения дела всеми участниками процесса.

Принцип процессуальной экономии является отраслевым принципом гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права, в отличие от принципа разумности, который можно отнести к общеправовым.

По нашему мнению, принцип процессуальной экономии - это надлежащее использование оптимальных процессуальных средств с целью скорейшего рассмотрения и разрешения дела по существу.

Законодательное закрепление указанных принципов будет способствовать формированию механизма защиты от злоупотребления процессуальными правами. Суд общей юрисдикции и арбитражный суд смогут рассматривать те или иные ходатайства, заявления лиц, участвующих в деле, с точки зрения принципов разумности, добросовестности и процессуальной экономии, то есть смогут определить, обоснованы ли поданные ходатайства и заявления, имеют ли они существенное значение по данному делу, а также оказывают ли содействие в установлении фактических обстоятельств, способствует ли поведение заинтересованных лиц правильному и своевременному рассмотрению дела или же, наоборот, оно направлено на необоснованное затягивание процесса. Например, в п. 3 ст. 34 КАС РФ устанавливается правило: «В случае отказа в удовлетворении заявления об отводе подача повторного заявления об отводе тем же лицом и по тем же основаниям не допускается». Таким образом, законодателем данной правовой нормой реализуется принцип процессуальной экономии, что направлено на пресечение злоупотребления процессуальными правами и необоснованного затягивания судопроизводства.

Законодательное закрепление в разделе «Общие положения»

процессуальных кодексов принципов разумности, добросовестности и процессуальной экономии будет способствовать развитию и совершенствованию механизмов защиты права на судопроизводство в разумный срок с целью повышения эффективности правосудия в части реализации внутригосударственного механизма защиты права на

судопроизводство в разумный срок в Российской Федерации. Это будет выражаться в развитии мер по пресечению недобросовестного поведения лиц, участвующих в деле. Суд сможет оценивать поведение лиц, участвующих в деле, при заявлении ходатайств, отводов, дополнительных экспертиз, неявки в судебное заседание с заявлением ходатайств о переносе слушания с точки зрения разумного и добросовестного отношения к данному делу и использованию своих прав, а также выявить, влияет ли данное поведение на необоснованное использование времени судебных органов.

Несмотря на то что анализируемые принципы имеют оценочный характер, главными критериями становятся систематичность (два и более раза) недобросовестных действий (бездействия) лиц, участвующих в деле, или иных субъектов, чьи действия (бездействие) подлежат оценке; обоснованность заявлений, ходатайств и их значение для рассмотрения дела (объективно ли они не могли получить те или иные доказательства в рамках подготовки дела к судебному разбирательству, имеют ли данные доказательства существенное значение для дела или целью их представления является затягивание судебного разбирательства), а также, кем подано данное ходатайство - судебным юристом, адвокатом или стороной, самостоятельно осуществляющей свою защиту.

Конкретизация принципов права и их закрепление в законодательстве обусловлены фактическими обстоятельствами, складывающимися в рамках правоприменительной деятельности и обусловленными тенденциями реализации процессуальных прав и обязанностей, в частности, формированием способов по преодолению нарушения разумных сроков судопроизводства, пресечения затягивания судебного разбирательства, повышения эффективности правосудия.

Таким образом, на основании вышеизложенного полагаем целесообразным закрепить принципы разумности и добросовестности в п. 3 ст. 12 ГПК РФ следующим образом: «лица, участвующие в деле, реализуют свои процессуальные права и обязанности, руководствуясь принципами добросовестности, разумности и процессуальной экономии».

Предлагаемое законодательное нововведение необходимо с целью создания в дальнейшем механизмов пресечения злоупотребления процессуальными правами. Целесообразно их законодательное закрепление в разделе «Основные положения» нормативного правового акта, так как их действие распространяется на все другие разделы закона, в частности, на «Специальные положения» процессуальных кодексов.

Следует закрепить данные принципы в подп. 2.1 ст. 9 АПК РФ («лица, участвующие в деле, реализуют свои процессуальные права и обязанности, руководствуясь принципами добросовестности и разумности»), также в ст. 6 КАС РФ, так как данной статьей регламентируется перечень принципов административного судопроизводства, с целью единообразия правоприменительной практики и унификации законодательства.

1.3.

<< | >>
Источник: Белякова Анна Владимировна. Проблемы защиты права на судопроизводство в разумный срок в гражданском и арбитражном процессах в Российской Федерации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Значение Европейской комиссии по эффективности правосудия по преодолению длительности судопроизводства в зарубежных государствах и Российской Федерации:

  1. 3. Общие тенденции интернационализации и глобализации международного гражданского лроцесса
  2. Оглавление
  3. Значение Европейской комиссии по эффективности правосудия по преодолению длительности судопроизводства в зарубежных государствах и Российской Федерации
  4. Влияние позиции Европейского Суда по правам человека на формирование правового института защиты права на судопроизводство в разумный срок в Российской Федерации
  5. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  6. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -