<<
>>

Юридические процессуальные факты при пересмотре вступивших в законную силу решений суда

Пересмотр вступивших в силу решений суда включает в себя стадию пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в суде кассационной, надзорной инстанции, а также пересмотр по вновь открывшимся и новым обстоятельствам.

Кассационное производство — отдельная стадия гражданского процесса, призванная для проверки вступивших в законную силу судебных актов нижестоящих судов: судебных решений и апелляционных определений.

Важно отметить, что суд кассационной инстанции не проверяет в полном объеме судебные акты, ограничиваясь только проверкой законности — выявлением нарушений норм материального и процессуального права.

Но прежде чем перейти к производству, важно установить перечень субъектов, которые вправе совершить процессуальные действия, направленные на обжалование судебного акта в кассационном производстве.

К подобным субъектам в силу положений ст. 376 ГПК РФ и ст. 273 АПК РФ лица, участвующие в деле, и иные лица, чьи права и законные интересы нарушены обжалуемым судебным актом.

Субъекты, имеющие право обратиться за данным способом судебной защиты, в полной мере соответствуют субъектам, уполномоченным обратиться за судебной защитой в апелляционном порядке.

При этом важно отметить, право на кассационное обжалование может реализовать особый субъект — лицо, не привлеченное к участию в деле, чьи права и законные интересы нарушены судебным актом, вынесенным нижестоящим судом.

Как отмечено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.2012 № 29 «О применении судами норм гражданского процессуального

законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»[76], лица, не привлеченные к участию в деле, если судебным постановлением разрешен вопрос об их правах или обязанностях, не лишены возможности обратиться с кассационной жалобой в суд кассационной инстанции и в том случае, если постановление суда первой инстанции не обжаловалось в апелляционном порядке и вступило в законную силу.

Все остальные субъекты вправе обратиться в суд кассационной инстанции, представив доказательства исчерпания права на судебную защиту в суде апелляционной инстанции.

При анализе кассационного производства для целей раскрытия темы настоящей кандидатской диссертации важно обратить внимание на процедуру, установленную ст. 180.1, 181 ГПК РФ. Данная процедура предусматривает предварительное изучение кассационной жалобы председателем, заместителем или судьей кассационной жалобы и принятие решения о возможности передать ее на рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам или отказать в передаче для дальнейшего рассмотрения по существу заявленных требований. Подобный фильтр существует только в суде общей юрисдикции в так называемой первой и второй кассаций. Арбитражный суд, согласно ст. 278 АПК РФ, принимает кассационную жалобу к рассмотрению судебной коллегией при соблюдении формальных требований.

Наличие подобного фильтра вызывает неоднозначное отношение в научном сообществе[77] к пониманию доступа к судебной защите.

Фактически вопросы, стоящие между судом кассационной инстанции, — наличие существенных нарушений норм материального и норм процессуального права — разрешаются судьей единолично, посредством исследования поступившей жалобы, а при необходимости — при исследовании материала дела. После совершения указанной процедуры в судебную коллегию по гражданским делам поступает жалоба, имеющая, по мнению судьи, рассмотревшего ее, основания для пересмотра.

Таким образом, передача столь широких полномочий единоличному судье указывает на большую вероятность наличия субъективного фактора при разрешении вопроса о принятии жалобы, учитывая непрофессиональный характер большего количества кассационных жалоб в судах общей юрисдикции.

Юридический факт — возбуждение кассационного производства — в подобной ситуации нельзя однозначно связать с определенными условиями, так как явно выраженное нарушение в предыдущих инстанциях норм материального и (или) норм процессуального права не может однозначно выступать поводом для кассационного пересмотра дела.

Следовательно, кассационное производство не предоставляет строгий процессуальный состав, однозначно определенный нормами гражданского законодательства в судах общей юрисдикции. Формальное соблюдение требований к кассационному обращению не может служить однозначным условием его принятия к рассмотрению, как это присуще предыдущим стадиям рассмотрения дела.

Иным образом определены условия возбуждения кассационного производства в арбитражном суде, что частично обосновано сокращенным сроком принятия кассационной жалобы — два месяца вместо шести в судах общей юрисдикции.

Так, согласно ст. 278 АПК РФ кассационная жалоба, поданная с соблюдением требований, предъявляемых АПК РФ к ее форме и содержанию, принимается к производству арбитражного суда кассационной инстанции. О принятии кассационной жалобы к производству арбитражный суд выносит определение, которым возбуждается производство по кассационной жалобе.

Как следствие, АПК РФ определяет однозначные условия принятия и возбуждения кассационного производства. Иными словами, в АПК РФ содержится перечень формальных требований к форме и содержанию кассационного обращения, являющихся процессуальными фактами-действиями, их исполнение позволяет лицу двигаться дальше в рамках сложного состава процессуальных фактов в суде кассационной инстанции.

Итогом указанному является явное преимущество кассационного производства в арбитражных судах в котором большее значение придается процессуальным фактам, чем судебному усмотрению, имеющему субъективный характер.

В то же время, как установлено в ст. 291.1-291.15 АПК РФ, фильтр единоличной проверки содержится в арбитражном процессе при обращении в уполномоченную Судебную коллегию Верховного Суда РФ. Подобное решение было внедрено по итогам слияния Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ. Единый Верховный Суд РФ использует общий порядок обработки поступающих к нему кассационных жалоб.

Учитывая то обстоятельство, что кассационное разбирательство в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ предшествовало свободное обращение в суд кассационной инстанции соответствующего округа, не ограничивающее заявителя в обращении за судебной защитой, рассматриваемое ограничение права на кассационное обжалование в уполномоченной Судебной коллегии Верховного Суда РФ представляется как допустимое и целесообразное.

Подобная модель в должной мере позволяет заинтересованным лицам воспользоваться своим правом на судебное обжалование и возможность проверки на наличие судебных ошибок в судебном акте нижестоящих судов.

Отмена судейского фильтра в президиуме суда субъекта в общей юрисдикции с одновременным сокращением срока на первое кассационное обращение до двух месяцев предоставит заинтересованным лицам

неограниченную возможность в свершении процессуальные действий по пересмотру вступивших в законную силу решений суда при первом кассационном обжаловании.

Как верно отмечено в статье Г. Я. Борисевича, приемлем только такой фильтр, который отсеивает формально неприемлемые жалобы и представления, но не такой, который решает вопрос об обоснованности жалобы по существу поставленных в ней задач[78].

Модель работы судебных коллегий Верховного Суда РФ по приему кассационных обращений следует отставить без изменений, так как она предоставит возможность сторонам самостоятельно определять необходимость обращаться в Верховный Суд РФ и снизит количество безосновательных заявлений.

Помимо пересмотра в кассационном порядке вступившие в законную силу судебные акты можно проверить на стадии пересмотра в суде надзорной инстанции.

После объединения Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ в единый Верховный Суд РФ полномочие проверки вступивших в законную силу судебных актов в порядке надзорного производства сконцентрировано у одного высшего судебного органа.

Цель подобного объединения — формирование единообразной судебной практики в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

Надзорное производство является экстраординарной стадией гражданского процессе как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции.

При анализе надзорного производства следует отметить, что оно является стадией гражданского судопроизводства и реализуется только одним судебным органом — Президиумом Верховного Суда РФ.

Важно отметить, что в порядке надзора могут быть обжалованы только судебные акты, вынесенные по итогам рассмотрения дела нижестоящими инстанциями Верховного Суда РФ, как это отмечено в ст.

391.1 ГПК РФ и ст. 308.2 АПК РФ. Подобное условие — важный процессуальный факт, который следует рассматривать как необходимое исчерпание права на судебную защиту в нижестоящих судах до получения возможности обратиться за защитой в Президиум Верховного Суда РФ.

Подобное условие является обоснованным, так как статус Президиума Верховного Суда РФ как последней инстанции указывает на необходимость рассмотрения в нем только особо значимых дел.

Субъекты, имеющие возможность реализовать свое право на судебную защиту в Президиуме Верховного Суда РФ в порядке надзора, — лица, участвующие в деле, а также лица, чьи права мог затронуть судебный акт. При этом последняя категория лиц фактически к моменту рассмотрения дела в порядке надзорного производства приобретает статус лица, участвующего в деле. Подобное обусловлено необходимостью прохождения нижестоящих инстанций, предшествующих надзорной. Квалификация лицу, чьи интересы мог нарушить обжалуемый судебный акт дается на стадии кассационного производства, по итогам которого выносится судебный акт. Несоблюдение сроков данным субъектом также не является препятствием для предварительного кассационного обжалования.

В то же время отказ нижестоящих судов квалифицировать интерес такого субъекта, как лица, участвующего в деле, не ограничивает возможность на обжалование судебных актов в порядке надзорного производства. Подобный вывод находит свое подтверждение в п. 2 ст. 308.1 АПК РФ.

Как следует из содержания ст. 308.5 АПК РФ и ст. 391.5 ГПК РФ, надзорная жалоба, которая отвечает все формальным требованиям к ее содержанию и срокам подачи, не всегда передается на рассмотрение в Президиум Верховного Суда РФ.

Указанные положения процессуального закона указывают на обязательное изучение судьей Верховного Суда РФ поступившего обращения на предмет наличия в нем оснований для пересмотра судебного акта в порядке надзора.

Подобное, как и в кассационной инстанции судов общей юрисдикции, ограничивает заявителя в возможности дальнейшего развития процессуального состава, передавая разрешение вопроса о дальнейшем движении дела судье и судейскому усмотрению.

Подобное ограничение является обоснованным, учитывая наличие проверки судебного акта нижестоящими судами. При этом, как отмечалось ранее, подобная модель более развита в арбитражных судах, так как не предусматривает судебный фильтр в первом кассационном пересмотре вступившего судебного акта, что не применимо к первому кассационному обжалованию в суде общей юрисдикции.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 05.02.2007 № 2-П отметил, что введение данной предварительной процедуры, на которую не распространяются некоторые обязательные для иных судебных процедур процессуальные правила (об извещении и вызове сторон, о проведении судебного заседания и др.), обусловлено целью обеспечить баланс публичного и частного интересов, не допустить превращение суда надзорной инстанции в обычную (ординарную) судебную инстанцию и исключить явно необоснованные обращения, что корреспондирует прецедентной практике Европейского суда по правам человека, признающего возможность ограничения права на доступ к суду, в частности в связи с определением приемлемости жалобы, но при условии, что это право не будет ограничено таким образом или до такой степени, чтобы оказалась затронутой сама его сущность; допустимые ограничения данного права должны иметь законную цель, а между используемыми средствами и поставленной целью должна существовать разумная соразмерность.

Данный вывод также подтверди Европейский суд по правам человека в п. 92 Решения от 12.05.2015 «По вопросу приемлемости жалобы № 38951/13 “Роберт Михайлович Абрамян (Robert Mikhaylovich Abramyan) против Российской Федерации”, жалобы № 59611/13 “Сергей Владимирович Якубовский (Sergey Vladimirovich Yakubovskiy) и Алексей Владимирович Якубовский (Aleksey Vladimirovich Yakubovskiy) против Российской Федерации”»[79].

Особенностью процессуальных фактов на стадии пересмотра вступившего в законную силу решения суда на стадии надзорного пересмотра является не только возможность его инициации лицами, участвующими в дела, а также другими лицами, чьи права и законные интересы могут быть нарушены обжалуемым судебным актом, но и наличие у Председателя Верховного Суда РФ и его заместителя внести представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав. Стоит отметить, что внести представление Председатель или его заместитель может лишь по жалобе заинтересованных лиц или представления прокурора.

Роль прокурора при обращении судебной защиты было подробно исследована в гл. 1 данной работы. Рассмотрим реализацию процессуального состава, в котором жалоба Председателю Верховного Суда РФ или его заместителю является процессуальным фактом.

Стоит отметить, что получение жалобы Председателем Верховного Суда РФ или его заместителем само по себе не влечет возникновение процессуальных отношений между заявителем жалобы и судом как органом, осуществляющим правосудие.

В первую очередь получение подобной жалобы следует рассматривать как процессуальное действие, порождающее процессуальные отношение между

Председателем Верховного Суда РФ или его заместителем и заявителем с учетом того, что процессуальные отношения — общественные отношения, урегулированные нормами процессуального права.

Подобный формальный подход к квалификации является неполным в связи с тем, что фактически законодатель в ст. 391.11 ГПК РФ и ст. 308.10 АПК РФ не определил необходимость обращения заявителю с предварительным обжалованием вступившего в законную силу решения суда в порядке, установленном для кассационного обжалования. Также предварительное получение определения судьи надзорной инстанции о передаче дела в Президиум Верховного Суда РФ не требуется. Данный вывод подтверждает Конституционный Суд РФ в Постановлении от 05.02.2007 № 2-П и Определении от 29.09.2015 № 2162-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Задворнова Антона Александровича на нарушение его конституционных прав отдельными положениями Г ражданского процессуального кодекса Российской Федерации»[80]. Единственное требование, предъявляемое к данной жалобе, — соблюдение шестимесячного срока со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу.

Таким образом, жалобу Председателю Верховного Суда РФ или его заместителю следует рассматривать как отдельную форму волеизъявления, направленную на возникновение сложного процессуального отношения: «заявитель жалобы — должностное лицо Верховного Суда РФ», «должностное лицо Верховного Суда РФ — Президиум Верховного Суда РФ», «заявитель жалобы — Президиум Верховного Суда РФ». Прямое отношение между заявителем жалобы и Президиумом Верховного Суда РФ не может возникнуть ввиду специального порядка, предусмотренного процессуальным законодательством, указывающим на представление о пересмотре дела в порядке надзора, а не на передачу жалобы на рассмотрение в Президиум Верховного Суда РФ.

Каждое последующее правоотношение в описанном составе не может возникнуть без предыдущего. Председатель Верховного Суда РФ или заместитель Председателя Верховного Суда РФ, будучи судьями, не могут вносить представления о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора по собственной инициативе. Иное приводило бы к искажению природы правосудия, принципа состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ), а также конкретизирующего его принципа диспозитивности в гражданском процессе (Постановление от 05.02.2007 № 2-П).

Председатель Верховного Суда РФ или его заместитель выступает в роли самостоятельного субъекта процессуальных отношений, который выражает волеизъявление, направленное не только на защиту нарушенного права заявителя жалобы, но и имеет цель восстановить фундаментальные нормы законности в широком смысле — за рамками конкретного материального правоотношения заявителя.

Европейский суд по правам человека квалифицирует данные положения закона как непрямое чрезвычайное средство правовой защиты, которое остается за пределами нормальной структуры внутригосударственных средств правовой защиты в соответствии с общепризнанными нормами международного права[81]. Иными словами, указывает на наличие дополнительного способа обжалования за рамками существующей последовательности пересмотра не вступивших в законную силу судебных актов в кассационном и надзорном порядке. В то же время ограничение оснований передачи Председателем Верховного Суда РФ или его заместителем по жалобе заявителя только наличием фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права совпадает с целями надзорного производства. В гражданском процессуальном законодательстве отсутствует четкое понятие фундаментальных нарушений норм

материального и процессуального права. На данную проблему неоднократно указывало множество авторов[82]. Можно предположить, что под

фундаментальными нарушениями следует понимать основания, перечисленные в ст. 308.8 АПК РФ и ст. 391.9 ГПК РФ.

Еще одной стадией для обжалования вступивших в законную силу судебных актов является обжалование судебных актов по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Гражданское процессуальное законодательство устанавливает единый перечень лиц, которые вправе обратиться за обжалованием решений, вступивших в законную силу, как по новым, так и по вновь открывшимся обстоятельствам.

Из содержания ст. 394 ГПК РФ следует, что заявление, представление о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам подаются сторонами, прокурором, другими лицами, участвующими в деле. Аналогичный перечень субъектов установлен в ст. 312 АПК РФ.

При этом в судах общей юрисдикции и арбитражных судах существует специфика в части определения иных лиц, имеющих право на обжалование вступивших в законную силу судебных актов по новым и вновь открывшимся обстоятельствам.

В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.2012 № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений»[83] (далее — постановление от 11.12.2012 № 31) разъяснено, что правом на обращение в суд с заявлением, представлением о пересмотре в порядке гл. 42 ГПК РФ вступивших в законную силу судебных постановлений обладают участвующие в деле лица, а также другие лица, если судебными постановлениями разрешен вопрос об их правах и обязанностях.

В то же время в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.06.2011 № 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам»[84] определены только конкретные случаи, когда другие лица вправе обжаловать вступивший в законную силу судебный акт применительно только к новым обстоятельствам.

В частности, из содержания п. 9 указанного постановления следует, что в силу п. 3 ч. 3 ст. 311 АПК РФ с заявлением о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам в связи с признанием в Постановлении Конституционного Суда РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного судом в конкретном деле, могут обратиться лица, которые участвовали в деле, а также иные лица, которые не участвовали в данном деле, о правах и обязанностях которых суд принял судебный акт, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд РФ. Согласно п. 10 названного постановления заявлением о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам в связи с установленным Европейским судом по правам человека нарушением положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950[85] при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела могут обратиться лица, участвовавшие в деле, в связи с принятием решения по которому состоялось обращение в Европейский суд по правам человека, а также иные лица, не участвовавшие в данном деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт.

Таким образом, субъектный состав лиц, которые вправе обжаловать вступивший в законную силу судебный акт по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, ограничен в арбитражных судах в отличие от судов общей юрисдикции.

Прокурор вправе обратиться в суд общей юрисдикции с представлением о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, если дело было возбуждено по заявлению прокурора либо если прокурор вступил в процесс для дачи заключения по делу в случаях, когда это предусмотрено ГПК РФ и иными федеральными законами. В то же время в АПК РФ не установлено специальных правил для прокурора как для лица, участвующего в деле, в части возможности обращения с представлением об обжалования вступивших в законную силу судебных актов.

В этой связи можно сделать вывод, что юридические процессуальные действия по обжалованию вступивших в законную силу судебных актов по новым и вновь открывшимся обстоятельствам вправе осуществлять лица, участвующие в деле. Иные заинтересованные лица, чьи права нарушены, вправе совершать процессуальные действия в зависимости от подведомственного суда и основания обжалования.

Интересен для понимания вопрос о том, является ли вновь открывшееся обстоятельство и / или новое обстоятельство юридическим процессуальным фактом в гражданском судопроизводстве.

В первую очередь следует обратиться к вновь открывшимся обстоятельствам, под которыми и ГПК РФ и АПК РФ в различных формулировках относят фактические обстоятельства, которые объективно имели место во время рассмотрения дела и были способны повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного постановления (п. 9 постановления от 11.12.2012 № 31).

Подобные обстоятельства могли быть как в материальных правоотношениях, об этом указывают положения подп. 1 п. 1 ст. 392 ГПК РФ и подп. 1 п. 2 ст. 311 АПК РФ, так и в процессуальных, что предусмотрено в подп. 2-3 п. 1 ст. 392 ГПК РФ и подп. 2-3 п. 2 ст. 311 АПК РФ.

Следует пояснить, что преступление, совершаемое лицом, участвующим в деле, лицом, оказывающем содействие осуществлению правосудия, или судьей, всегда является виновным действием, отвечающим требованиям ст. 14 Уголовного кодекса Российской Федерации[86] (далее — УК РФ).

Составы преступлений, которые связаны с вновь открывшимися обстоятельствами, устанавливают умысел как форму вины. Таким образом, действия, описанные в подп. 2-3 п. 1 ст. 392 ГПК РФ и подп. 2-3 п. 2 ст. 311 АПК РФ, можно отнести к процессуальным фактам, так как они могут повлиять на динамику процесса. Лица, совершающие перечисленные действия, осознавали общественную опасность своих действий (бездействия), предвидели возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желали их наступления либо не желали, но сознательно допускали эти последствия, либо относились к ним безразлично (ст. 25 УК РФ).

Т. В. Сахнова отмечала, что новое обстоятельство — это процессуальный или процедурный юридический факт[87]. Подобной позиции придерживалась и Л. А. Терехова[88].

В то же время преступления могут быть квалифицированы как процессуальные факты, если они раскрыты, установлены в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством. Не выявленное преступление не служит процессуальным фактом, так как не влияет на динамику процессуального отношения, и не может быть заявлено как вновь открывшееся обстоятельство.

Таким образом, совершение преступлений, являющихся основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся основаниям, на момент совершения следует рассматривать как скрытое процессуальное действие. Выявление преступления и фиксация его в установленной форме следует квалифицировать как предпосылку для раскрытия ранее совершенного действия, изменяющего динамику процесса.

Новыми в гражданском судопроизводстве являются фактические обстоятельства, перечисленные в п. 4 ст. 392 ГПК РФ и п. 3 ст. 311 АПК РФ и возникшие после принятия судебного акта.

Такие основания, как отмена судебного акта суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного акта по делу, и признание вступившим в законную силу судебного акта суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по делу, — не отличающиеся друг от друга в ГПК РФ и АПК РФ новые обстоятельства.

Данные обстоятельства указывают на утратившие свою юридическую силу доказательства, которые суд использовал при принятии судебного акта. Подобные основания не имеют интереса для целей раскрытия темы настоящей работы.

Более подробному исследованию подлежат новые обстоятельства, перечисленные в подп. 3-5 п. 4 ст. 392 ГПК РФ и подп. 3-5 п. 3 ст. 311 АПК РФ, так как они закрепляют особую роль постановлений Конституционного Суда РФ, Европейского суда по правам человека, Президиума Верховного Суда РФ, а также разъяснений, закрепленных в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ.

В первую очередь следует определить значение постановлений Конституционного Суда РФ. Согласно ч. 4 ст. 3 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»[89] в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории РФ Конституционный Суд РФ дает толкование Конституции РФ.

В свою очередь, постановления Конституционного Суда РФ следует рассматривать не только как акты толкования Конституции РФ, но и как акты толкования иных норм права, определяющие конституционно-правой смысл

нормы и имеющие равное значение с актами толкования Конституции РФ. Сам Конституционный Суд РФ при этом указывает, что иного толкования нормы, нежели определенного в его постановлении, не допускается. Так, в Определении от 11.11.2008 № 556-О-Р «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года № 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»[90] было отмечено, что Решение Конституционного Суда РФ, которым подтверждается конституционность нормы именно в данном истолковании, исключает любое иное неконституционное ее истолкование, а следовательно, и применение в неконституционной интерпретации имеет в этой части такие же последствия, как и признание нормы не соответствующей Конституции РФ.

Из содержаний подп. 3 п. 4 ст. 392 ГПК РФ и подп. 3 п. 3 ст. 331 АПК РФ следует, что новым обстоятельством выступает признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного в конкретном деле, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд РФ.

Исходя из равнозначного толкования Конституционным Судом РФ последствий принятия постановления о признании закона не соответствующим Конституции РФ и постановления, содержащего определение конституционноправового смысла нормы закона, можно сделать вывод: обе формы являются новым обстоятельством для целей гражданского судопроизводства.

Важным положением в рассматриваемой норме является уточнение, согласно которому только заявитель, обращавшийся в Конституционный Суд РФ, вправе обратиться с требованием о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта. Таким образом, условиями для совершения указанного процессуального действия являются факт обращения заявителя в Конституционный Суд РФ с заявлением о признании нормы не конституционной и принятие Конституционным Судом РФ соответствующего постановления.

Кроме вышеизложенного дополнительным условием для обращение в суд, принявший решение с заявлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта по новым обстоятельствам, является установленный трехмесячный срок на обращение. Данный срок на пересмотр начинает истекать с даты вынесения Конституционным Судом РФ соответствующего постановления.

Соблюдение всех трех вышеперечисленных условий обращения за пересмотром позволяет заявителю повторно вступить в процессуальные отношения с судом, а также предоставляет возможность изменить ранее принятый судебный акт.

Следующим основанием для пересмотра вступившего в законную силу судебного акта по новым обстоятельством является установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека.

Данная норма призвана восстановить нарушенное право заявителя в случае, если Европейским судом по правам человека принято решение, отличное от решения национального суда. Ввиду многочисленных споров относительно значения указанной нормы и ее влияния на российское правосудие, Конституционный Суд РФ в 2015 г. принял постановление, в котором определил конституционно-правой смысл данного основания для пересмотра вступившего в законную силу судебного акта.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 №2 21-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона “О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней”, пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации”, частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Г осударственной Думы»[91], проверяя конституционность всех положений, признал указанные положения не противоречащими Конституции РФ, поскольку на их основании суд общей юрисдикции, арбитражный суд при пересмотре в установленном процессуальным законодательством порядке дела в связи с принятием Европейским судом по правам человека постановления, в котором констатируется нарушение в Российской Федерации прав и свобод человека при применении закона либо отдельных его положений, придя к выводу, что вопрос о возможности применения соответствующего закона может быть решен только после подтверждения его соответствия Конституции РФ, обращается с запросом в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности этого закона. Во всяком случае, суд общей юрисдикции, арбитражный суд, осуществляющие производство по пересмотру вступившего в законную силу судебного акта по заявлению лица, по жалобе которого Европейским судом по правам человека было принято постановление, констатирующее нарушение Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод положениями законодательства РФ, примененными в деле этого лица, обязан приостановить производство и обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке их соответствия Конституции РФ.

Ранее данное толкование частично было определено в Постановлении Конституционного Суда РФ от 06.12.2013 № 27-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда»[92], где отмечено, что в случае, если суд общей юрисдикции придет к выводу о невозможности исполнения постановления Европейского суда без признания не соответствующими Конституции РФ законоположений, относительно которых ранее Конституционный Суд РФ констатировал отсутствие нарушения ими конституционных прав заявителя в конкретном деле, он правомочен приостановить производство и обратиться в Конституционный Суд РФ с соответствующим запросом.

Таким образом, исследуемое основание для пересмотра применимо в случае, если заявитель не только самостоятельно обращался в Европейский суд по правам человека, но вопрос, который затрагивает решение Европейского суда по правам человека, не требует дополнительного разрешения в Конституционном Суде РФ.

Еще одним основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов является формирование либо изменение Президиумом Верховного Суда РФ или Пленумом Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы.

По-разному определяют данное основание ГПК РФ и АПК РФ.

В подп. 4 п. 3 ст. 392 ГПК РФ установлено, что к данному основанию относится определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

Как отмечено в Концепции единого ГПК РФ, указания Президиума Верховного Суда РФ о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело, что прямо предусмотрено ч. 4 ст. 391.12 ГПК РФ. Следует подчеркнуть, что определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы в каком-то конкретном деле в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, является основанием для пересмотра судебных постановлений по новым обстоятельствам (ст. 392 ГПК РФ). В силу этого правовые позиции Президиума Верховного Суда РФ, изложенные в обзорах законодательства и судебной практики, а также в принятых по конкретному делу судебных постановлениях, должны являться обязательными для судов, что обеспечит единообразие в толковании и применении норм права и формирование единой судебной практики (п. 53.1 Концепции единого ГПК РФ).

Таким образом, ГПК РФ в качестве основания по пересмотру указано изменение уполномоченным органом Верховного Суда РФ судебной практики, сложившейся по конкретной категории дел или норме закона.

В постановлении от 11.12.2012 № 31 отмечено, что судебное постановление может быть пересмотрено по основаниям, предусмотренным п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, если в постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда РФ, определившем (изменившем) практику применения правовой нормы, указано на возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, чем указано в данном постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда РФ. При этом следует иметь в виду, что пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений в указанном случае допускается, если в результате нового толкования правовых норм не ухудшается положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении.

Из указанного следует, что формирование Верховным Судом РФ судебной практики, независимо от формы ее закрепления, является основанием для пересмотра судебных актов в судах общей юрисдикции.

Иной подход содержится в АПК РФ. Согласно подп. 5 п. 3 ст. 311 АПК РФ установлено, что определение либо изменение в постановлении Пленума Верховного Суда РФ или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте Верховного

Суда РФ содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства, являются основанием для пересмотра судебного акта.

Таким образом, в арбитражных судах изменение или формирование судебной практики может служить в качестве нового обстоятельства, только если на это прямо указал Верховный Суд РФ в документе, обобщающем судебную практику или формирующем ее.

Подводя итог, следует отметить, что при обжаловании вступивших в законную силу судебных актов юридические процессуальные факты имеют сложный процессуальный состав, который включает в себя условия, предпосылки и последовательность процессуальных действий и событий, позволяющих вступить в процессуальные отношения.

№ 1. С. 200.

2000. С. 88.

С. 50-51.

<< | >>
Источник: Кукуев Сергей Юрьевич. ЮРИДИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ФАКТЫ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2018. 2018

Еще по теме Юридические процессуальные факты при пересмотре вступивших в законную силу решений суда:

  1. § 4. Производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам
  2. 105. Сущность и значение кассационного обжалования и пересмотра решений, не вступивших в законную силу.
  3. 98.Сущность апелляционного производства в гражданском процессуальном праве. Виды апелляции.
  4. Отличия кассационного и надзорного производства от пересмотра по вновь открывшимся или новымобстоятельствам.
  5. § 1. Экстраординарный характер доступа в суд надзорной инстанции.
  6. 4. Законная сила решения суда
  7. Законная сила решения суда (направление, исполнение и обжалование решения) в гражданском процессе;
  8. 4.2.5 Особые средства юридической техники.
  9. §9. Установление факта принятия наследства и места открытия наследства
  10. 2.3 Гражданская процессуальная правосубъектность суда кассационной инстанции
  11. 3.3.2. Влияние рассмотрения налогового спора в системе Арбитражных судов на расследование уголовного дела по налоговым преступлениям.
  12. §4. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации как высший судебный орган и участник конституционализации системы российского права
  13. 2.1. Общие вопросы пересмотра судебных решений
  14. ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ НА РАЗНЫХ СТАДИЯХ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -