<<
>>

Глава 1. Взаимодействие теорий при их разработке

Обратившись к рассмотрению вопроса, вынесенного в заголовок настоя­щей части диссертационного исследования, прежде всего следует подчеркнуть, что о взаимодействии теорий юридических фактов гражданского и процессу­ального права следует говорить в двух аспектах: взаимодействии при разработ­ке этих теорий (что будет предметом анализа в данной главе) и применении этих теорий во взаимодействии (что будет разбираться в следующей главе).

Вопрос правильной квалификации юридических фактов имеет большую теоретическую значимость и весьма важен с практической точки зрения365, вследствие чего проблематика применения теорий юридических фактов находит отражение в современных научных работах. Это создает определенную теоре­тическую базу для исследования вопроса о применении во взаимодействии тео­рий юридических фактов гражданского и процессуального права.

В то же время вопрос взаимодействия указанных отраслевых теорий при их разработке не был предметом изучения в силу отсутствия комплексных меж­дисциплинарных исследований по разбираемой теме, что и объясняет отсутст­вие научных трудов, которые могли бы стать теоретической опорой при рас­смотрении данного вопроса. Указанное, безусловно, осложнило возможность глубокого анализа механизма взаимодействия отраслевых теорий при их разра­ботке, позволив выявить и обозначить лишь основы такого взаимодействия, реализованного в первых двух частях настоящей работы при рассмотрении комплекса проблем юридических и процессуальных фактов.

В.Б. Исаков пишет: «Юридические факты — одна из проблем юридической практики. Правопримени­тельный орган должен не только установить все необходимые для разрешения дела юридические факты, но и верно их квалифицировать. Неправильная юридическая оценка фактов ведет к тому, что одним обстоятельствам не придается должного правового значения, другим, напротив, приписываются несвойственные им качества» (Исаков В.Б.

Юридические факты в советском праве. С. 9). См. также, например, Черданцев А.Ф. Юридические конструкции, их роль в науке и практике // Правоведение. - 1972. - № 3. - С. 19.

302

Сопоставительный метод исследования. Изложенные в первых двух частях настоящей работы целостные авторские концепции названных отрасле­вых теорий были сформулированы по результатам сопоставительного изучения понятий и классификаций названных юридических фактов.

Сопоставительный метод, примененный в настоящей работе наряду с дру­гими, не является традиционным для отечественных юридических изысканий и предполагает использование различных приемов для выявления общего и осо­бенного в сопоставляемых системах. Данный метод позволяет путем синхрон­ного сравнения двух или более систем определить признаки сходства и разли­чия, а также использовать познавательную ценность результатов такого сравне­ния. При этом предметом сопоставительного изучения являются и закономерно­сти, проявляющиеся в динамике такого сопоставления (взаимодействие между элементами сопоставляемых систем и иное влияние, в том числе внешних фак­торов), и значимость этих закономерностей для конечных целей проводимого исследования.

Конкретная целевая установка проводимого сопоставления может быть различной: одинаково направленной на выявление сходств и различий или с приоритетной направленностью, более теоретической или более практической и т.д. с учетом главной цели сопоставительного метода - углубленного позна­ния двух сопоставляемых систем. Надо отметить также то, что по направленно­сти сопоставительное исследование подразделяется на два типа: равнонаправ-ленные, когда сопоставляемые системы участвуют, занимая равное (равноправ­ное) положение, и неравнонаправленные, при которых одна из систем является исходной и установление сходства и различий осуществляется по отношению к ней.

В настоящей работе двустороннее (бинарное) сопоставление теорий юри­дических фактов гражданского и процессуального права нацелено на поиски не столько общего между этими теориями (наличие между ними родства бесспор­но в силу того, что обе эти теории основаны на общей теории юридических фак-

303

тов), сколько на отыскание различного, присущего каждой из отраслевых тео­рий в отдельности.

При этом за исходную систему взята система научных зна-ний о юридических фактах гражданского права , в отношении которой и осу­ществляется сопоставление с системой научных знаний о процессуальных фак­тах. Именно использование такой направленности сопоставительного метода дало возможность не только вскрыть специфику изучаемых теорий, но и глубо­ко исследовать их, предложив решения многим из выявленных проблем.

Бинарное сопоставление научных представлений об «отраслевых» юриди­ческих фактах способствовало обнаружению противоречий и несоответствий между теориями юридических фактов гражданского и процессуального права, обусловленных особенностями каждой из наук и соответственно - спецификой юридических фактов. Выявляемые противоречия и несоответствия между от­раслевыми теориями юридических фактов в дальнейшем могут становиться ос­нованием для выдвижения в одной из них концепций и идей, не характерных для другой отраслевой теории, то есть становиться источником саморазвития

'lfin

(самодвижения) каждой из теорий . Например, характеристика процессуально­го правоотношения, как отношения публично-правового, регулируемого пуб­личным правом, а процедурного правоотношения в рамках арбитража - как ча­стноправового, регулируемого нормами частного права, позволили выявить от­личия в общих предпосылках наступления процедурных последствий в рамках судебного процесса в государственном суде и в рамках арбитражной процеду­ры.

Такой выбор был во многом обусловлен следующим: «В общей теории права исследованию проблемы юридических фактов уделяется незаслуженно мало внимания. Эта тема более или менее постоянно разрабаты­вается лишь в гражданском праве» (Реутов СИ. Теория юридических актов по советскому праву // Теоретиче­ские вопросы государства и права развитого социализма: межвуз. сб. науч. тр. Пермь: Изд-во Пермск. ун-та, 1980. С. 143).

367В литературе отмечается: «... в науке есть... вид противоречий, выступающих тоже источником разви­тия ее систем, элементов.

Противоречия одной теории -другой, гипотезы —теории и т.д., внеположены, внешни к каждой из этих сторон противоречия. Эти противоречия не присущи ни самой гипотезе, ни самой теории, ни самой совокупности фактов, хотя являются стимулом для их изменения, совершенствования... Все подобные противоречия ведь тоже мощный источник развития самих элементов науки, форм научного знания» (Самоор­ганизация в природе и обществе: Филос.-методол. очерки / Под ред. B.H. Михайловского. СПб.: Наука, 1994 // http://biospace.nw.ru/evoeco/lit/selforg-4.htm).

304

Вместе с тем в рамках настоящей работы большей значимостью обладает другой закономерный результат использования сопоставительного метода ис­следования - взаимодействие во многом отличающихся отраслевых теорий юридических фактов гражданского и процессуального права.

Взаимодействие рассматриваемых теорий проявляется в их согласованном воздействии друг на друга, возникающем в результате сопоставительного ана­лиза понятий и классификаций юридических и процессуальных фактов, которо­го требовал предмет настоящего междисциплинарного исследования. Необхо­димость оценки такого взаимодействия, ведущего к интенсивному росту науч­ных знаний в сфере юридических фактов, обусловлена конечной целью прово­димого исследования: разработкой современных теорий юридических фактов гражданского и процессуального права.

Разбирая закономерности такого взаимодействия, необходимо отметить, что оно возможно только в точках «контактирования» исследуемых теорий юридических фактов, которых может быть несколько.

Взаимодействие отраслевых теорий в сфере сопряжения цивилистики и науки гражданского права. Как ранее указывалось в настоящей работе, необ­ходимость изучения теорий юридических фактов гражданского и процессуаль­ного права в сопоставительном аспекте обусловлена известной «связанностью» цивилистики с процессуальным правом. Эта «связанность» гражданского и про­цессуального права в доктрине обосновывается единством материального со­держания и процессуальной формы права на защиту субъективных гражданских прав (далее - право на защиту).

Надо специально отметить, что юридическая квалификация права на за­щиту до сих пор вызывает дискуссии цивилистов: одни из правоведов придер­живаются точки зрения, в соответствии с которой право на защиту представляет собой самостоятельное субъективное право, появляющееся у его обладателя лишь в момент нарушения или оспаривания субъективного гражданского права; другие ученые высказывают мнение, согласно которому право на защиту вы-

305

ступает составной частью (элементом) содержания всякого субъективного гра­жданского права368.

Если исходить из посылки, что в гражданском правоотношении каждому субъективному праву участника правоотношения должна корреспондировать соответствующая обязанность другого участника этого правоотношения, то право на защиту не может рассматриваться в качестве разновидности субъек­тивного гражданского права, поскольку ему не корреспондирует соответствую­щая обязанность другого участника правоотношения. В качестве корреспонди­рующей праву на защиту обязанности нельзя рассматривать, например, обязан­ность надлежащим образом и своевременно исполнять обязательства, или обя­занность не причинять вред, или обязанность не нарушать вещных прав и т.д. -это обязанности, вытекающие из запретительных норм гражданского права. Та­кого рода обязанности охватывают всех субъектов гражданского права, незави­симо от того является ли лицо управомоченным или обязанным; это «обязанно­сти не перед контрагентом, не перед другой стороной гражданского правоотно­шения, а обязанности любого участника гражданского оборота перед государст­вом»369. Вследствие сказанного неверно рассматривать право на защиту как са­мостоятельное субъективное право.

Таким образом, следует поддержать позицию тех ученых, которые рас­сматривают право на защиту в качестве составной части всякого субъективного гражданского права370.

«Пребывание» в составе нарушенного субъективного гражданского права предопределяет характер и содержание права на защиту.

Это находит выраже­ние в том, что право на защиту как и все субъективное право в целом:

Обзор мнений по этому поводу содержится в следующих работах: Богданова Е.Е. Защита прав и инте­ресов в договорных отношениях. М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2008. С. 14-16; Зубовский Г.Б. Гражданско-правовая защита прав предпринимателей в Российской Федерации: Дис. ...канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 22; Иванов О.В. Право на судебную защиту // Советское государство и право. — 1970. — № 7. — С. 40—42; Свердлык Г.Л., Страунинг Э.Л. Защита и самозащита гражданских прав: учеб. пособ. М.: Лекс-книга, 2002. С. 4-12.

369 Грибанов В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанностей // Грибанов В.П. Осу­ ществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2000. С. 295-298.

370 Данную точку зрения разделяет, например, B.B. Витрянский (Витрянский B.B. Проблемы арбитражно- судебной защиты гражданских прав участников имущественного оборота: Автореф. дис. ...докт. юрид. наук. — М., 1996. С. 8,45).

306

- во-первых, представляет собой меру возможного поведения частного лица, чье право нарушено (далее по тексту - субъект защиты);

- во-вторых, обуславливает использование таких средств и способов пра­вовой защиты, которые соответствуют характеру самого нарушенного субъек­тивного гражданского права;

- в-третьих, включает в себя несколько юридических возможностей (пра­вомочий) субъекта защиты, которые позволяют обеспечить защиту права в раз­ных ситуациях.

В научной и учебной литературе при рассмотрении вопросов судебной защиты упоминаются различные юридические возможности (правомочия) по защите субъективных гражданских прав. Это, например, возможность субъекта защиты фактическими действиями воздействовать на нарушителя371; возмож-

~ 372

ность применить к нарушителю меры оперативного воздействия ; правомочие суда или иного уполномоченного органа применить к нарушителю меры право-охранительного характера . Но даже поверхностное изучение такого перечня позволяет заключить, что в первых двух случаях говорится о правомочиях субъ­екта защиты воздействовать непосредственно на нарушителя, а в третьем - о компетенции уполномоченных органов по защите субъективных гражданских прав частных лиц.

Думается, круг правомочий субъекта защиты, обеспечивающих защиту прав в различных ситуациях, нуждается в определении. Тщательный анализ юридических возможностей, предоставленных сегодня частным лицам для за-

ем, об этом, например, Грибанов В.П. Пределы самозащиты гражданских прав // Вестник МГУ. — 1968. -№ 4. - С. 3-15; Долинская B.B. Защита гражданских прав // Гражданское право: учеб. Ч. 1 Учебн. / Под ред. Л.Г. Калпина и А.И. Масляева. М.: Юрист, 2000. С. 254-255; Иванов Г.Б. О понятии самозащиты в совре­менном гражданском праве России // Современные проблемы правотворчества и правоприменения: мат. науч.-практ. конф. Иркутск: Изд-во РПА МЮ РФ, 2001. С. 83-89; Свердлык Г., Страунинг Э. Способы самозащиты гражданских прав и их квалификация // Хозяйство и право. - 1999. - № 1. - С. 35-41, № 2. - С. 16-27.

372 См., например: Витрянский В.В. Глава VII. Ответственность за нарушение договорного обязательства // Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. С. 564-566; Горьковенко М.Л. По­ нятие и юридическая природа мер оперативного воздействия // Современные проблемы правотворчества и пра­ воприменения: мат. науч.-практ. конф. Иркутск: Изд-во РПА МЮ РФ, 2001. С. 62-67; Карпов М.С. Гражданско- правовые меры оперативного воздействия: Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. - М., 2003; Карпов М.С. Граж­ данско-правовые меры оперативного воздействия. М.: Статут, 2004.

373 См., например: Гражданское право: учеб. В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: БЕК, 1998. С. 412; Кожухарь А.Н. Проблемы теории и практики права на судебную защиту в исковом производстве: Автореф. дис. ...докт. юрид. наук. - Кишинев, 1991. С. 12.

307

щиты принадлежащих им субъективных гражданских прав, позволяет объеди­нить эти возможности в три группы. К ним относятся:

1) возможности непосредственного воздействия на нарушителя прав (на­пример, посредством предъявления претензии, применения мер оперативного воздействия, удержания);

2) возможности урегулирования спора самими спорящими сторонами либо посредством сторонних лиц (примирителей);

3) возможности использования принудительной силы судебного или иного компетентного органа374, обладающего правом выносить обязательное для сто­рон решение (далее в целях настоящей работы речь будет идти лишь о госу­дарственном суде).

Реализация юридической возможности использования принудительной силы суда требует от субъекта защиты соблюдения не только норм гражданско­го права, но и норм процессуального права: обращаясь в государственный суд с исковым требованием о понуждении нарушителя к определенному поведению, субъект защиты должен следовать формальным требованиям процессуального права. В противном случае процессуальное действие субъекта защиты (истца) приведет к возникновению лишь элементарного процессуального правоотноше­ния с государственным судом, которое будет прекращено в силу несоответствия этого действия предъявляемым процессуальным законом требованиям. Это, в свою очередь, даст основания говорить об отсутствии предъявления иска в ка­честве юридического факта гражданского права.

Таким образом, вопросы, возникающие при осуществлении права на за­щиту (в части реализации юридической возможности использования принуди­тельной силы государственного суда), требуют их рассмотрения с позиций и гражданского, и процессуального права. Следовательно, область судебной за-

Наименование данного правомочия основано на следующем высказывании О.С. Иоффе и М.Д. Шарго-родского: «Возможность прибегнуть в необходимых случаях к принудительной силе государственного аппарата существует не параллельно с другими, закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями» (Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Во­просы теории права. С. 225).

308

щиты субъективных гражданских прав представляет собой сферу общего (со­пряженного) действия норм гражданского и процессуального права.

Наличие сферы общего (сопряженного) действия норм гражданского и процессуального права предопределяет взаимодействие теорий юридических фактов гражданского и процессуального права при их разработке. Проиллюст­рировать взаимодействие теорий юридических фактов гражданского и процес­суального права, проявляющееся при их разработке в сопоставительном аспек­те, можно на следующем примере.

Проведенные исследования позволили заключить, что понятием «юриди­ческие последствия» охватываются не только движение гражданского правоот­ношения, но и иные последствия, упоминаемые в нормах гражданского права. В итоге в настоящем исследовании обоснован вывод о том, что помимо возникно­вения, изменения и прекращения (то есть движения) гражданского правоотно­шения, к юридическим последствиям следует относить и последствия реализа­ции гражданской правосубъектности, и последствия защиты нарушенных субъ­ективных гражданских прав.

Изложенное позволило подойти критически к получившему широкое рас­пространение в доктрине процессуального права тезису о том, что процедурным последствием одного процессуального действия является другое процессуаль­ное действие. С учетом критического переосмысления позиции, согласно кото­рой один процессуальный факт влечет наступление другого процессуального факта, был сделан вывод о том, что процессуальные факты (как и юридические факты гражданского права) влекут движение процессуального правоотношения и иные процедурные последствия. К последним же в рамках настоящего иссле­дования отнесены последствия реализации процессуальной правосубъектности участниками процесса, реализации компетенции государственным судом, а также последствия защиты нарушенных процессуальных прав.

Отнесение последствий защиты нарушенных субъективных гражданских и процессуальных прав соответственно к юридическим и процедурным последст­виям в дальнейшем позволило выявить и проанализировать различия между

309 .

действиями по защите нарушенных и оспариваемых субъективных гражданских прав и действиями по защите нарушенных процессуальных прав.

Вследствие сказанного выводы, сформулированные применительно к тео­рии юридических фактов гражданского права, создали предпосылки для прин­ципиального нового взгляда на позицию, существующую в рамках теории про­цессуальных юридических фактов, что в свою очередь позволило сделать выво­ды, значимые для обеих отраслевых теорий юридических фактов. Взаимодейст­вие, проявившееся при исследовании в сопоставительном аспекте рассматри­ваемых теорий, во многом было обусловлено существованием общей для них области приложения - области судебной защиты субъективных гражданских прав.

Взаимообогащение и развитие отраслевых теорий в целом как резуль­тат их взаимодействия. Вместе с тем результаты взаимодействия рассматри­ваемых отраслевых теорий не могут быть оцениваемы только применительно к «точке приложения» - области судебной защиты субъективных гражданских прав. Это обусловлено тем, что разработка научных знаний о юридических фак­тах гражданского и процессуального права в сопоставительном аспекте не огра­ничена лишь анализом некоторых различий в отдельных категориях и правовых конструкциях, а подразумевает комплексное изучение вопросов упомянутых отраслевых теорий. Вследствие этого взаимодействие теорий юридических фак­тов гражданского и процессуального права проявилось и при разработке юри­дических фактов применительно к другим областям, что создало предпосылки для взаимного обогащения этих теорий в целом.

Безусловно, взаимодействие анализируемых отраслевых теорий осложня­ется различием в предметах науки гражданского и процессуального права, а также тем, что гражданское право является правом частным, тогда как арбит­ражное процессуальное и гражданское процессуальное право - правом публич­ным, что исключает возможность игнорирования специфики юридических фак­тов, изучаемых каждой из названных наук.

310

Но указанное не является непреодолимым препятствием для использова­ния научных результатов, полученных при разработке одной отраслевой теории, для целей разработки другой, хотя возможность восприятия одной отраслевой теорией идей или конструкций, обоснованных в другой отраслевой теории, в каждом случае требует серьезного критического анализа. Проиллюстрировать сказанное можно на следующем примере.

Анализ теоретических источников по проблематике юридических фактов дал основания для заключения о получившем распространение мнении, соглас­но которому движение гражданского правоотношения влекут нормы граждан­ского права, правосубъектность и юридические факты, объединяемые общим понятием «предпосылки». При этом изложенное мнение нередко обосновывает­ся точкой зрения О.А. Красавчикова, который указывал на то, что экономиче­ские отношения не могут приобретать правовую форму и давать юридическое отражение - для этого необходимы определенные юридические предпосылки, к которым он относил нормы права, правосубъектность и юридический факт375.

Между тем такая позиция, предполагающая соединение в одной группе различных по своей правовой природе и результату правовых явлений, размы­вает содержание понятия «юридический факт», приводит к подмене понятий. В то же время упомянутая точка зрения О.А. Красавчикова не должна пониматься слишком буквально, а кроме того необходимо учитывать следующее его выска­зывание: «...норма права выступает в качестве одной из общих юридических предпосылок возникновения, изменения и прекращения гражданских правоот­ношений... в отличие от нормы права юридические факты выступают в качест­ве конкретной (частной) правовой основы динамики конкретных гражданских правоотношений. В возникновении, изменении и прекращении гражданских правоотношений выражается связь и взаимодействие между нор­мами советского гражданского права и юридическими фактами и в то же время обнаруживается различное значение нормативных предпосылок и фактической

Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. С. 50-51.

311

(частной) основы в движении названных правовых связей» . Применительно к процессуальным правоотношениям схожую позицию высказывает, в частности, П.Ф. Елисейкин, рассматривающий норму права в качестве «общей абстрактной

~ 377

предпосылки гражданских процессуальных правоотношении» .

Отмеченное предопределило необходимость выделения в рамках настоя­щей работы общих предпосылок и частных основ наступления правового ре­зультата. При этом сделан вывод о том, что под общими предпосылками следу­ет понимать обязательные компоненты, во всех случаях необходимые для на­ступления правового результата вследствие состоявшегося юридического или процессуального факта, а под частными основами - собственно юридические и процессуальные факты, юридические и процессуальные составы.

Анализ предпосылок, необходимых для того, чтобы наступивший юриди­ческий факт повлек правовой результат в сфере гражданских правоотношений (юридические последствия), позволил отнести к таким предпосылкам следую­щие. Во-первых, норму гражданского права, которая устанавливает правовую модель обстоятельства и определяет последствия ее наступления, во-вторых, гражданскую правосубъектность (объединяющую гражданскую правоспособ­ность и дееспособность), и в-третьих, гражданское правоотношение (в некото­рых случаях необходимое в качестве общей предпосылки наступления юриди­ческих последствий, но никогда не выступающее в качестве юридического фак­та).

Далее в рамках настоящей работы на основании позиции о недопустимо­сти подхода, предполагающего обычное заимствование одной отраслевой тео­рией юридических фактов идей и конструкций, разработанных в рамках другой отраслевой теории, был дан критический анализ допустимости использования того же «набора» общих предпосылок для создания процедурного результата наступившего процессуального факта. С учетом высказанной ранее точки зре­ния о невозможности для юридического факта одной отрасли оказывать непо-

376 Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. С. 27-28.

377 См., например: Елисейкин П.Ф. Указ. соч. С. 17.

312

средственное воздействие на правоотношение, имеющее другую отраслевую принадлежность, а также исходя из того, что субъекты процессуальных право­отношений не являются равными (как это имеет место в гражданских правоот­ношениях), были сделаны следующие выводы.

Общие предпосылки наступления юридических последствий и общие предпосылки наступления процедурных последствий имеют определенные раз­личия. В отличие от первых, общие предпосылки наступления процедурных по­следствий охватывают: во-первых, норму процессуального права, которая уста­навливает правовую модель обстоятельства и предусматривает процедурные последствия его наступления; во-вторых, процессуальную правосубъектность участвующих в деле лиц (объединяющую процессуальные правоспособность и дееспособность); в-третьих, компетенцию государственного суда (как круг ус­тановленных законом властных полномочий органов государства, должностных лиц и иных организаций, которые в то же время являются их обязанностями); в-четвертых, нередко - процессуальные правоотношение; в-пятых, юридические факты гражданского права (в некоторых случаях).

Обобщая, можно заключить, что разработка рассматриваемых теорий от­раслевых фактов в их взаимодействии позволяет глубже проникнуть в сущность. основных понятий, определить свойства и функции отраслевых юридических фактов, произвести их классификации, что приводит к взаимному обогащению и развитию этих теорий, как в части составляющих их идей, так и теорий в це­лом.

Таким образом, взаимодействие теорий юридических фактов гражданско­го и процессуального права выступает как интегрирующий фактор, способст­вующий их взаимообогащению и в конечном счете развитию каждой из теорий. Вследствие этого разработка различных отраслевых теорий юридических фак­тов (гражданского, семейного, трудового и проч.) не только допускает, но и, как представляется, предполагает использование научных результатов, полученных в рамках исследований других отраслевых теорий. Поэтому представляется аб­солютно верным подход Т.А. Синцовой: «Методологические положения общей

313

теории государства и права, данные цивилистическои науки о юридических фактах могут быть использованы при исследовании системы юридических фак-

378

тов в советском государственном праве» .

Выдвижение и проверка выводов общетеоретического характера как результат взаимодействия рассматриваемых отраслевых теорий. Как пра­вило, в работах общетеоретической направленности анализируются понятие и виды юридических фактов, их связь с правоотношениями, допустимость раз­личных классификаций. Разработки в сфере юридических фактов, имеющие от­раслевой характер, посвящены в большей степени особенностям «отраслевых» юридических фактов и юридических составов, специфике их классификаций и выполняемых функций.

Изучение теорий юридических фактов гражданского и процессуального права в их взаимодействии способствует не только взаимообогащению и разви­тию самих этих отраслевых теорий, но и создает основу для выдвижения и обоснования либо проверки выводов общетеоретического характера. То есть взаимодействие отраслевых теорий юридических фактов позволяет сделать не только частные выводы, но и прийти к некоторым обобщениям общетеоретиче-. ского характера. Указанное можно проиллюстрировать на следующем примере.

Синцова T.A. Система юридических фактов в советском государственном праве // Правоведение. -1981. - № 5. - С. 21. Надо признать, что сегодня не только в работах общетеоретического характера (см., на­пример, Медведева СВ. Теоретические основания юридических факторов, исключающих правовую ответствен­ность личности: Дис. ...канд. юрид. наук. - Коломна, 2005), но и во многих отраслевых исследованиях учиты­вают разработки по юридическим фактам гражданского права (см., например, Баринов О.В. Юридические фак­ты в советском трудовом праве: Лвтореф. дис. ...канд. юрид. наук. - Л., 1980; Баринов О.В. Классификация юридических фактов и их значение в трудовом праве // Вестник ЛГУ (Серия «Экономика, философия, право»). -1978. -№ 23. Вып. 4. -С. 70-77; Бодерскова Г.С. Юридические факты в процессе развития трудового правоот­ношения: Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. - М., 1983; Бодерскова Г.С. Юридические факты в механизме пра­вового регулирования трудовых отношений рабочих и служащих // Процессуальные средства реализации кон­ституционного права на судебную и арбитражную защиту: межвуз. сб. Калинин: Изд-во Калин, ун-та, 1982. С. 181-185; Бондаренко Э.Н. Юридические факты в трудовом правоотношении. Барнаул: Изд-во Алтайск. гос. ун-та, 2005; Воронина Н.П. Правообразующие юридические факты в советском жилищном праве: Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. - Свердловск, 1982; Воронина Н.П. Роль юридических фактов в осуществлении конститу­ционного права на жилище // Государство и право в системе социального управления: межвуз. сб. тр. Сверд­ловск: Изд-во УрГУ, 1981. С. 58-63; Костюков А.Н. Юридические факты в муниципальном праве // Журнал рос­сийского права.-2003.-№4.-С. 53-61); Реутов СИ. Юридические факты в советском семейном праве: Авто­реф. дис. .. .канд. юрид. наук. — М., 1976; Синцова Т.А. Юридические факты в советском государственном праве // Советское государство и право. - 1976. -№ 6. - С. 121-126; Тарасова В.А. Юридические факты в области пен­сионного обеспечения. М.: Изд-во МГУ, 1974.

314

При исследовании общетеоретического понятия юридического факта в на­стоящей работе был сделан вывод о неверности его определения как реального жизненного обстоятельства, с которыми нормы права связывают наступление юридических последствий. Это обусловлено тем, что в таком определении сме­шиваются две различные по своей юридической природе категории, что способ­ствует созданию неверных представлений о содержании и значении юридиче­ского факта. Поясняя, можно указать следующее.

В современной литературе выдвинута идея о необходимости выделять в понятии «юридический факт» материальной и идеальной сторон. Так, В.Б. Иса­ков пишет о том, что с материальной стороны юридические факты представля­ют собой конкретные явления действительности, а с идеальной - являются иде­альной моделью юридического факта, закрепленной в гипотезе юридической нормы (или нескольких норм) .

Между тем такой подход, что уже отмечалось в части первой настоящей работы, приводит к обозначению одним термином «юридический факт» одно­временно и наступившего жизненного обстоятельства, и модели такого обстоя­тельства, закрепленной в норме права. Иными словами, один термин использу­ется для обозначения категорий, имеющих различную правовую природу и раз- і, личное предназначение.

Использование одного термина для обозначения разных по своей сути правовых категорий создает предпосылки для выявления у понятия юридиче­ского факта взаимоисключающих признаков. Так, юридические факты характе­ризуются В.Б. Исаковым как конкретные, индивидуальные явления действи­тельности, существующие в определенной точке пространства и времени, и при этом он указывает на то, что юридические факты могут выражаться в отсутст-вии фактов (негативные факты) . Ученый пишет о том, что юридические фак­ты прямо или косвенно предусмотрены нормами права и при этом ссылается на

Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. С. 13. Исаков В.Б. Юридические факты в российском праве. С. 3-4.

315

необходимость их фиксации «в установленной законодательством процедурно-процессуальной форме»381.

Обозначение единым термином конкретного жизненного обстоятельства и правовой модели обстоятельства, закрепленной в норме права, нередко создает

- і 382

препятствия для уяснения действительной сущности юридических фактов , для их адекватной классификации. Так, юридические факты были подразделены на факты-действия, факты-поступки, факты-явления, факты-оценки, факты-дефиниции и факты-юридические принципы383, что свидетельствует о попытке в рамках одной классификации систематизировать различные по своей природе правовые категории.

Думается, является очевидным, что для правильного понимания сущности юридического факта и дальнейшего развития как общей теории, так и отрасле­вых теорий юридических фактов необходимо прежде всего провести разграни­чение понятий «правовая модель обстоятельства» и «юридический факт».

В результате проведенного исследования в настоящей работе сделан вы­вод о том, что под правовой моделью обстоятельства следует понимать абст­рактное (типичное) обстоятельство, указание на которое содержится в норме права и с которым норма права связывает возможность наступления определен­ных последствий"184. Это закрепленный в законодательстве прототип юридиче-

381 Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. С. 13. Подобные противоречивые признаки ус­ матривает за юридическим фактом П.Л. Якушев (Якушев П.А. Правообразующие юридические акты и поступки в механизме правового регулирования: Лвтореф. дне. ...канд. юрыд. наук. - М., 2004, С. 10-11), А.Е. Рябов (Ря­ бов А.Е. Юридические факты в механизме правового регулирования. Дис. ...канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2005. С. 69-72).

382 Например Е.Ю. Бакирова «не разделяет позицию, согласно которой юридические факты воздействуют на правоотношения как бы извне, поскольку они воздействуют на регулируемые отношения через гипотезу пра­ вовой нормы, то есть изнутри, а потому включаются в структуру правоотношения» (Бакирова Е.Ю. Юридиче­ ские факты в жилищных отношениях: Дис. ...канд. юрид. наук. - Саратов, 2003. С. 14). Такая позиция позволяет автору сделать вывод о том, что основанием некоторых правоотношений «(своеобразным «юридическим фак­ том») является сам закон, точнее факт его издания, предпосылками которого является жизненное обстоятельст­ во, формирующее социальные потребности в правовом регулировании жилищных отношений» (Там же. С. 15).

383 См.: Синюков В.Н. Юридические факты в системе общественных отношений: Дис. ...канд. юрид. наук. -Свердловск, 1984. С. 192.

384 И именно применительно к правовой модели обстоятельства (а не юридическому факту) будет верно следующее утверждение В.Б. Исакова: «...между юридическим фактом и гипотезой юридической нормы не сле­ дует ставить знак равенства. Гипотеза - элемент правового предписания, связанный с другими элементами юри­ дической нормы - диспозицией н санкцией. Не совпадают они и по объему: модель юридического факта может быть закреплена в гипотезах нескольких юридических норм» (Исаков В.Б. Юридические факты в российском праве. С. 8-9).

316

ского факта, устанавливаемый для целей формулирования общего правила, рас­считанного на неопределенный круг лиц и неограниченное число случаев.

В то же время юридический факт - действительно наступившее жизнен­ное обстоятельство. Это не абстрактная модель обстоятельства, предусмотрен­ная гипотезой нормы права, а реальное обстоятельство, проявившееся в про­странстве и времени, поистине существующее и подпадающее под действие со­ответствующей нормы права.

Отправляясь от сказанного, в настоящей работе для целей проводимого исследования были сформулированы «отраслевые» определения рассматривае­мых понятий: под юридическим фактом (гражданского права) понимается ре­альное жизненное обстоятельство, с правовой моделью которого гражданское право связывает определенные юридические последствия и фактическое насту­пление которого влечет такие последствия в сфере гражданских правоотноше­ний; процессуальный факт определен как реальное действие (бездействие) уча­стника судебного процесса, с правовой моделью которого процессуальное право связывает определенные процедурные последствия и фактическое осуществле­ние которого влечет соответствующие последствия применительно к элемен­тарному процессуальному отношению или сложному процессуальному право­отношению.

Вместе с тем, отбросив специфические признаки, присущие «отраслевым» понятиям, и исходя из того, что норма права закрепляет правовую модель об­стоятельства (но никак не сам юридический факт), можно сформулировать об­щетеоретическое понятие юридического факта как реального жизненного об­стоятельства, с правовой моделью которого норма права связывает наступление определенных последствий.

В такой формулировке разграничиваются понятия «юридический факт» и «правовая модель обстоятельства», что позволяет увидеть действительное со­держание определяемого понятия, обозначить его основные характерные черты, систематизировать юридический факт в зависимости от действительно харак­терных для него признаков. Только при таком подходе к определению юридиче-

317

ского факта могут быть предложены решения многим вопросам, стоящим как перед общей теорией, так и перед отраслевыми теориями юридических фактов. При этом следует подчеркнуть, что проблемы модели обстоятельства, установ­ленной нормой права, также не должны ускользать от внимания исследователей при изучении общей и отраслевых теорий юридических фактов, хотя юридиче­ский факт (реальное жизненное обстоятельство, которое отличается от своего абстрактного прототипа множеством частных признаков) является «первоосно­вой» исследования в рамках этих теорий.

Таким образом, разработка теорий юридических фактов гражданского и процессуального права в их взаимодействии позволяет получить научный ре­зультат, который может быть использован в рамках исследований общей теории юридических фактов. Указанное свидетельствует о важности оптимизации по­добных исследований с целью дальнейшего развития как общей, так и отрасле­вых теорий юридических фактов.

Механизм взаимодействия исследуемых теорий юридических фактов.

Подводя итоги вышесказанному, можно отметить многообразие выявленного в рамках настоящей работы взаимодействия отраслевых теорий юридических фактов при их разработке, которое проявляется в нескольких аспектах. Во-первых, в наибольшей степени - применительно к общей области приложения рассматриваемых теорий юридических фактов (области судебной защиты субъ­ективных гражданских прав). Во-вторых, в силу необходимости комплексного изучения поставленных вопросов - между двумя теориями в целом, что влечет взаимообогащение и интенсивное развитие последних. В-третьих, взаимодей­ствие между двумя системами научных знаний о юридических фактах граждан­ского и процессуального права создает основу для дальнейшего развития общей теории юридических фактов.

Важно отметить, что серьезный научный результат такого взаимодействия может проявиться только при «контактировании» всех элементов, составляю­щих анализируемые системы научных знаний о юридических фактах граждан-

318

ского и процессуального права. То есть не отвлеченное соотнесение одной тео­рии с другой, а сопоставление понятия с понятием, классификации - с класси­фикацией, конструкции - с конструкцией создают мощный источник развития разбираемых теорий.

Кроме того особенностью взаимодействия теорий юридических фактов гражданского и процессуального права является то, что не исключена вероят­ность возвращения к исходной системе научных знаний с новым знанием, кото­рое было достигнуто при сопоставлении.

Таким образом, взаимодействие теорий юридических фактов гражданско­го и процессуального права осуществляется не «вообще», а в связи с изучением конкретных теоретических вопросов, ведя к образованию нового знания. За этим взаимодействием, следовательно, стоят процессы интеграции и дифферен­циации знания385, появления новых исследовательских областей и направлений.

Обозначенная результативность взаимодействия указанных отраслевых теорий, конечно, не создает предпосылок для того, чтобы отвергать значимость традиционных для отечественной правовой науки дисциплинарных форм про­ведения исследований. Но оценивая результаты взаимодействия теорий при их разработке, нельзя не отметить, что узкодисциплинарный подход к рассмотре­нию изучаемого предмета был бы гораздо менее эффективным. В условиях, ко­гда комплексность научного изыскания становится его важнейшей чертой386, предмет настоящего исследования не может рассматриваться с точки зрения от­дельных, относительно обособленных их сторон: подобные исследования фраг-

Bлитературе указывается: «...каждый из разделов конкретной науки имеет... более узкие специальные направления исследования, Эта сложная иерархия конкретных научных дисциплин, их разделов и направлений пополняется за счет возникновения новых научных областей на стыках различных наук... Следовательно, если поставить вопрос, существует ли наука как некоторое единое целое, то ответ на него наталкивается на факт дифференциации науки на отдельные конкретные науки, научные направления, дисциплины, разделы исследо­вания... Однако процесс дифференциации науки сопровождается и противоположным процессом —интеграции, порожденным потребностями создания концептуальных систем, объединяющих под определенным углом зре­ния отдельные научные дисциплины, с помощью чего устанавливается связь между различными областями зна­ния» (Самоорганизация в природе и обществе).

386Так, сделан следующий вывод: «Наряду с дисциплинарными исследованиями на передний план все более выдвигаются междисциплинарные и проблемно-ориентированные формы исследовательской деятельно­сти. Если классическая наука была ориентирована на постижение все более сужающегося, изолированного фрагмента действительности, выступавшего в качестве предмета той или иной научной дисциплины, то специ­фику современной науки конца XXвека определяют комплексные исследовательские программы...» (Степин B.C., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники. М.: Гардарика, 1996 // http://wvvvv.philosophy.ru/Iibrary/fht/OO.html).

319

ментарны, они не создают условий для выявления большинства назревших тео­ретических проблем в сфере юридических фактов и не позволяют предложить адекватное и эффективное решение этим проблемам.

Указанное лишний раз подтверждает значимость именно междисципли­нарных исследований теорий юридических фактов гражданского и процессу­ального права, которые, как это было обосновано в настоящей главе, требуют применения сопоставительного метода.

Таким образом, в настоящей главе обоснованы следующие выводы.

1) Использованный в настоящей работе сопоставительный метод исследо­вания теорий юридических фактов гражданского и процессуального права соз­дает двойственный результат. С одной стороны, применение данного метода по­зволяет обнаружить несоответствие между рассматриваемыми отраслевыми теориями юридических фактов, которое является отражением специфики иссле­дуемых юридических фактов, что в конечном счете способствует саморазвитию (самодвижению) этих теорий. С другой - создает предпосылки для взаимодей­ствия анализируемых теорий (то есть взаимного влияния друг на друга), что приводит к их взаимообогащению и развитию.

2) Оценивая итоги взаимодействия отраслевых теорий юридических фак­тов, следует учитывать различные аспекты такого влияния.

В первую очередь взаимодействие теорий юридических фактов граждан­ского и процессуального права проявляется применительно к общей для них об­ласти приложения - области судебной защиты субъективных гражданских прав. Но результаты взаимодействия рассматриваемых отраслевых теорий проявля­ются не только применительно к названной области: с учетом того, что прово­димое в сопоставительном аспекте исследование не ограничено анализом толь­ко некоторых различий в отдельных категориях и правовых конструкциях, взаимодействие этих теорий создает предпосылки для взаимного обогащения и развития теорий в целом.

320

3) Плодом взаимодействия теорий юридических фактов гражданского и процессуального права является также и создание возможности для использова­ния результатов, полученных при разработке отраслевых теорий, для подтвер­ждения или опровержения общетеоретических выводов или выдвижения и обоснования новых положений, значимых для общей теории юридических фак­тов.

Так, проведенные исследования позволили сделать вывод о неверности общего определения юридического факта как реального жизненного обстоя­тельства, с которым нормы права связывают наступление юридических послед­ствий, поскольку в таком определении смешиваются две различные по своей юридической природе категории. С целью создания правильных представлений о содержании и значении юридического факта, было предложено разграничить понятия «правовая модель обстоятельства» (абстрактное обстоятельство, указа­ние на которое содержится в норме права и с которым норма права связывает возможность наступления определенных последствий) и «юридический факт» (реально наступившее обстоятельство, подпадающее под действие соответст­вующей нормы права).

С учетом сформулированных в настоящем исследовании «отраслевых» понятий юридического факта, юридический факт определен как реальное жиз­ненное обстоятельство, с правовой моделью которого норма права связывает наступление определенных последствий. Такая формулировка позволяет уви­деть действительное содержание определяемого понятия, обозначить его основ­ные характерные черты, систематизировать юридический факт в зависимости от действительно характерных для него признаков.

321

<< | >>
Источник: Рожкова Марина Александровна. ТЕОРИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ ГРАЖДАНСКОГО И ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА: ПОНЯТИЯ, КЛАССИФИКАЦИИ, ОСНОВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва-2010. 2010

Еще по теме Глава 1. Взаимодействие теорий при их разработке:

  1. Глава I. Детерминанты развития маркетинга
  2. Глава II. Этапы эволюции маркетинга
  3. Раздел V Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Политический процесс в Российской Федерации (1993-2009 гг.). Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари, справочники
  4. ГЛАВА I МЕСТО ГОРНОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВА
  5. Глава 4. Криминалистическая классификация преступлений, совершенных с использованием электронных платежных средств и систем
  6. 1.1. ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  7. 1.3. СОДЕРЖАНИЕ И СТРУКТУРА ОБЩЕЙ ТЕОРИИ КРИМИНАЛИСТИКИ
  8. 3.3. КРИМИНАЛИСТИКА И ТЕОРИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  9. Глава IV. ЦЕЛИ, ПРИОРИТЕТЫ И СРЕДСТВА СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ
  10. Глава V. ВИДЫ ИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ И ПУТИ ИХ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
  11. Глава I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  12. 5.1. Общая характеристика и основные доктринальные модели взаимодействия полиции и институтов гражданского общества в Российской Федерации
  13. § 3. Правовые проблемы и перспективы развития взаимодействия городской администрации с уполномоченными банками Правительства Москвы.
  14. Оглавление
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -