<<
>>

§ 2. Установление юридических фактов в особом производстве

Установление юридических фактов в различных видах производства: общее и особенное

Установление юридических фактов характерно для всех видов современного гражданского судопроизводства.

Известно, что основную массу гражданских дел, разрешаемых судами, составляют споры о праве гражданском, рассматриваемые в порядке искового производства. Вместе с тем в ходе рассмотрения любого гражданского дела суд сталкивается с необходимостью установления тех или иных юридических фактов, подтверждающих или опровергающих наличие спорных материальных правоотношений. Указанные юридические факты входят в предмет доказывания по делу и имеют значение для последующего разрешения спора о праве. Действующее законодательство не содержит каких-либо ограничений в отношении круга юридических фактов, которые могут быть в него включены. Соответственно, в рамках искового производства в предмет доказывания могут входить любые материальные и процессуальные факты, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, то есть любые факты, связанные с предметом и основанием иска, а также с возражениями относительно иска.

Аналогичное значение имеет установление юридических фактов в рамках производства из публичных правоотношений.

Принципиально иной подход характерен для установления юридических фактов в рамках особого производства. Представляется возможным выделить следующие его особенности.

1. Согласно ст. 264 ГПК РФ, в порядке особого производства суды устанавливают не любые юридические факты, а только те, которые имеют значение для возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей граждан и организаций.

49 Следовательно, применительно к особому производству законодатель разграничивает понятия «юридический факт» и «факт, имеющий юридическое значение». С точки зрения теории права, юридическим фактом является конкретное жизненное обстоятельство, с которым нормы права связывают юридические последствия (возникновение, изменение или прекращение правовых отношений) .

Соответственно, сам по себе отдельно взятый юридический факт может не повлечь возникновение, изменение или прекращение правоотношений, а лишь послужить элементом юридического состава, необходимого для такого изменения. Что касается особого производства, то в его рамках могут быть установлены не любые юридические факты, но только те, которые непосредственно влекут возникновение, изменение или прекращение личных или имущественных прав граждан или организаций, то есть именно факты, имеющие юридическое значение в узком смысле данного термина.

В свете изложенного возникает вопрос о правовых последствиях обращения заявителей в суд с требованиями об установлении фактов, в действительности не имеющих юридического значения в вышеуказанном смысле. Указанная проблема разрешается в литературе неоднозначно. Так, С.А. Иванова, В.М. Жуйков и М.К. Треушников полагают, что в таких случаях необходимо применения п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ. Возможность отказа в приёме заявления авторы обосновывают тем, что указанные «требования носят неправовой характер, то есть ... лишены правовой защиты как в судебном, так и в ином порядке» . Аналогичной позиции придерживается и М.С. Шакарян, указывая, что «установив, что устанавливаемый факт не

Алексеев С.С. Проблемы теории права. Курс лекций в двух томах. Том I. - Свердловск, 1972. -С. 341. 14 Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова, М.К. Треушникова.- М., 2007.-С. 321-322 (автор комментария к статье 134 ГПК С.А. Иванова).

50 порождает для заявителя тех или иных правовых последствий, судья отказывает в принятии заявления по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК» .

Однако возможность отказа в приёме таких заявлений вызывает у нас значительные сомнения. Известно, что п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ допускает отказ в приёме заявления в том случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Вероятно, с учётом ст. 118 Конституции РФ под иным судебным порядком следует понимать конституционное, уголовное или административное судопроизводство. Таким образом, очевидно, что «иной судебный порядок» для установления юридических фактов законом не предусмотрен. Соответственно, заявление необходимо принять к производству суда, рассмотреть по существу, в противном случае суд неизбежно нарушит право гражданина на судебную защиту, предусмотренное ст. 46 Конституции России81. Кроме того, полагаем, что установить неюридический характер факта возможно лишь в стадии судебного разбирательства, но не при возбуждении дела. Соответственно, если в рамках рассмотрения дела по существу судом будет установлен неюридический характер искомого факта, необходимо отказать заявителю в его установлении.

Что кается арбитражного процесса, то АПК РФ вообще не содержит института отказа в принятии заявления. Вместе с тем, п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ допускает прекращение производства по делу, если оно не подлежит рассмотрению в арбитражном суде. В силу ст. 218 АПК РФ дела об установлении фактов, не имеющих юридического значения для прав и обязанностей в сфере предпринимательской деятельности, не подлежат рассмотрению в арбитражном суде. Таким образом, в рамках

Bfi

Гражданское процессуально прав: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. - М., 2005. С. 355.

W1 Подобный подход прослеживается в практике Свердловского областного Суда. См., например; Постановление Президиума Свердловского областного суда от 13.12.2006г., дело № 44-Г-224 // Архив

Подобный подход прослеж эстановление Президиума Сві

Свердловского областного суда.

51

арбитражного процесса заявление об установлении факта, не имеющего юридического значения, необходимо изначально принять к производству. Если же арбитражным судом в ходе рассмотрения дела действительно будет установлен его неюридический характер, производство по делу подлежит прекращению.

2. В рамках особого производства судом могут быть установлены только юридические факты материально-правового характера. Для искового производства и производства по делам из публичных правоотношений характерно установление и процессуальных юридических фактов. Что же касается новых видов производств (главы 45-47 ГПК РФ и 30-31 АПК РФ), то, как верно отмечает В.В. Ярков, суды общей юрисдикции и арбитражные суды при разрешении заявлений об оспаривании арбитражных решений, о приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений преимущественно исследуют процессуальные юридические факты как основания для разрешения

82

заявлении заинтересованных лиц .

3. Для установления юридических фактов в порядке особого производства необходима совокупность целого ряда дополнительных условий:

- у заявителя должна отсутствовать возможность получить или восстановить документы, удостоверяющие искомый факт во внесудебном порядке;

- законом не должен быть предусмотрен иной порядок установления соответствующих фактов;

- установление юридических фактов должно отвечать конкретной цели.

Анализ указанных условий будет произведён нами позднее.

Ярков В.В. Познание и доказывание процессуальных юридических фактов // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. № 2. 2002-2003 / Под ред. В.В. Яркова. СПб. 2004. - С. 144-145.

52

4. Действующее процессуальное законодательство содержит перечень фактов, подлежащих установлению в рамках особого производства. Несмотря на то, что данный перечень не носит исчерпывающего характера, само его наличие, на наш взгляд, свидетельствует о том, что не любой юридический факт может быть установлен по правилам особого производства.

5. Важно отметить ещё одно существенное отличие установления юридических фактов в рамках искового производства и производства из публичных правоотношений, с одной стороны, и особого производства, с другой.

Цель особого производства состоит в выявлении и констатации тех или иных обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение, изменение, прекращение у заявителя определённых прав и обязанностей.

При этом сами права должны осуществляться вне рамок особого производства'. Как справедливо отмечает Г.К.Крючков, «задача суда исчерпывается установлением наличия или отсутствия юридического факта». Правовые выводы из установленных фактов делаются уже не судами, а иными органами84.

Что касается искового производства, то при рассмотрении иска суд должен не только установить наличие или отсутствие тех или иных фактов, имеющих юридическое значение, но и сделать из установленных фактов правовые выводы, то есть непосредственно разрешить гражданско-правовой спор.

Таким образом, несмотря на то, что юридические факты устанавливаются в гражданском процессе во всех видах производств, их установление в рамках особого производства имеет значительную специфику.

N1 Чечот Д.М., Неисковые производства. -М.: Юр.литература, 1973. -С. 17.

К4 Крючков Г.К., Судебное установление юридических фактов. - М.: Госюриздат, 1956. - С. 26.

53 Установление юридических фактов в особом производстве гражданского и арбитражного процесса: сходство и дифференциация правил

1. Как уже было отмечено, по правилам особого производства в гражданском процессе могут быть установлены «факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций» (ч. 1 ст. 264 ГПК РФ), Арбитражное процессуальное законодательство допускает возможность установления в особом производстве «фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения или прекращения прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» (ч. 1 ст. 218 АПК РФ). Очевидно, что данное различие формулировок объясняется общими правилами разграничения подведомственности дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам, а именно - её предметным и субъектным критерием.

2. Действующие процессуальные кодексы содержат перечни фактов, которые могут быть установлены по правилам особого производства.

Несмотря на наличие видимых различий в данных перечнях, просматривается общность законодательного подхода к их построению.

Во-первых, оба этих перечня не имеют исчерпывающего характера, то есть круг фактов, подлежащих установлению, очерчен законодателем лишь примерно и допускает возможность установления и иных фактов при соблюдении прочих необходимых условий. При этом, главным критерием, определяющим возможность установления того или иного факта как в гражданском, так и в арбитражном

54 процессе, является его юридический характер, то есть способность повлечь юридические последствия.

Во-вторых, можно отметить и некоторую схожесть тех фактов, указание на возможность установления которых прямо содержится в законе. Так, если ГПК РФ говорит о возможности установления факта регистрации рождения... для физического лица (п. 3 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ), то АПК РФ указывает на возможность установления факта государственной регистрации юридического лица или

индивидуального предпринимателя в определённое время и в определённом месте (п. 2 ч. 2 ст. 218 АПК РФ). Оба кодекса предусматривают возможность установления факта владения и пользования недвижимым имуществом (п. 6 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ и п. 1 ч. 2 ст, 218 АПК РФ), факта принадлежности правоустанавливающего документа (п. 5 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ и п. 3 ч. 2 ст. 218 АПК РФ).

В-третьих, из анализа перечней фактов, подлежащих установлению в рамках особого производства, видно, что не все из них можно именовать юридическими. Применительно к установлению таких фактов, как, например, факт принадлежности правоустанавливающего документа, правильнее было бы говорить об установлении «доказательственного факта», то есть факта, имеющего не юридическое, а доказательственное значение . Изложенный подход представляется верным, поскольку сам по себе факт принадлежности правоустанавливающего документа не влечёт возникновение, изменение либо прекращение правоотношений, соответственно не является юридическим фактом в классическом понимании данного термина. Закон связывает наступление юридических последствий не с самим фактом принадлежности правоустанавливающего документа, а с теми обстоятельствами, которые в этом документе зафиксированы.

' Елисейкин П.Ф., Судебное установление фактов, имеюших юридическое значение. - М., Юр .литература, 1973.-С.16.

55 Несмотря на выявленное сходство в подходах, было бы неверно отрицать, что анализируемые перечни юридических фактов далеко не тождественны по своему содержанию. В частности, очевидно, что гражданское процессуальное законодательство содержит значительно больший перечень юридических фактов, подлежащих установлению в порядке особого производства. Представляется, что это связано со относительной молодостью отрасли арбитражного процессуального права, обусловливающей менее детальное правовое регулирование некоторых вопросов. Вместе с тем, полагаем, что объём рассматриваемых перечней не имеет существенного правового значения, поскольку, как уже было отмечено, по правилам особого производства как в гражданском, так и в арбитражном процессе могут быть установлены любые факты, имеющие юридическое значение, независимо от прямого указания на них в законе.

3. Системный анализ соответствующих разделов гражданского процессуального и арбитражного процессуального кодексов позволяет выявить единство подхода законодателя к определению тех условий, наличие которых в совокупности даёт возможность для установления юридических фактов є рамках особого производства. К ним относятся:

юридический характер устанавливаемого факта (или его доказательственный характер);

отсутствие спора о субъективном материальном праве; отсутствие в законодательстве норм, предусматривающих иной внесудебный порядок установления искомого факта; невозможность получения или восстановления соответствующих документов, удостоверяющих

юридический факт, во внесудебном порядке;

56

наличие конкретной цели установления юридического

факта. Вопросы, связанные с юридическим характером устанавливаемых фактов уже были освещены нами выше. Представляется необходимым перейти к исследованию остальных условий установления юридических фактов.

Отсутствие спора о субъективном материальном праве (ч. 3 ст. 263 ГПК ч. Зет. 217АПК).

В литературе преобладает точка зрения, что правовая природа дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, как в арбитражном, так и в гражданском процессе, прежде всего, характеризуется именно отсутствием какого-либо спора о праве.

Тем не менее, представляется сомнительным утверждение, что интерес заявителя носит только процессуальный характер, поскольку установление юридического факта необходимо для последующего осуществления материальных прав.

Однако, как справедливо отмечал Д.М. Чечот, непосредственно при рассмотрении дела об установлении юридического факта никакое субъективное право действительно не оспаривается и не защищается.86

В связи с этим в литературе нередко характеризуют особое производство как «бесспорное» .

Вместе с тем применение данного термина к особому производству

имеет и своих противников, контраргументы которых сводятся к

следующему.

1). Поскольку суд устанавливает факты, имевшие место в прошлом, можно

говорить о спорности этих фактов . Полагаем, что подобная точка

' Чечот Д-М. Неисковые проичводства. - М,: Юр. литература, 1973, -С. 16.

7 Мельников А.А., Особое производство в советском гражданском процессе. - М.: Наука, 1964, - С. 7;

s Абрамов С.Н. Судебное установление юридических фактов. - М., 1948. - С. IО

57 зрения не подкреплена весомыми аргументами. Прошествие определённого промежутка времени, пусть даже значительного по своей продолжительности, отнюдь не исключает наличие неопровержимых доказательств существования искомого факта и отсутствия каких-либо возражений со стороны заинтересованных лиц. 2). Не бесспорен сам по себе интерес лица, обратившегося в суд, хотя этот

од

интерес и не оспаривается кем-либо конкретно . Данный тезис представляется достаточно обоснованным. В этой связи следует чётко определить само понятие «спор» и «спорность». Если мы понимаем под «спором» наличие спора о субъективном праве, то такой спор в рамках особого производства действительно невозможен, соответственно, особое производство может быть названо бесспорным. Если же понимать «спор» как определённый конфликт интересов, то полагаем, что он вполне допустим. Так, например, очевидно, что в делах об ограничении дееспособности гражданина, признании гражданина безвестно отсутствующим и т.д. интересы заявителя и лица, которого ограничивают в дееспособности или признают безвестно отсутствующим, не совпадают. Вместе с тем наличие такого конфликта не препятствует рассмотрению дела в порядке особого производства. 3). В делах об установлении юридического факта может иметь место спор о факте. На данной позиции представляется необходимым остановиться подробнее. Установление юридических фактов может быть подведомственно административным органам или судам. Разграничение компетенции между ними во многом предопределяется характером самих юридических фактов. Если установление и регистрация «очевидных» фактов в большинстве случаев относится к компетенции административных органов, то судебная форма

Зейдер Н.Б. Судебное признание фактов, имеющих юридическое значение // Ученые записки Саратовского юридического института им. Д.И. Курского, выпуск Пж., 1948. - С. 131.

58 предусмотрена для установления тех фактов, существование которых не очевидно. Соответственно, на рассмотрение суда могут быть представлены противоречивые доказательства. Задачей суда в подобных ситуациях является, сопоставив представленные доказательства, «устранить «спорность» искомого факта» и установить его наличие либо отсутствие.9 Соответственно, говорить о «бесспорности» особого производства можно лишь при условии понимания под бесспорностью отсутствие спора именно о праве материальном.

Отсюда вытекает ещё один не менее интересный вопрос о соотношении спора о факте и спора о праве.

Известно, что возникновение спора о праве при рассмотрении дела об установлении факта, имеющего юридическое значение, влечёт во всех случаях оставление заявления об установлении юридического факта без рассмотрения. У заинтересованных лиц сохраняется право разрешить спор в порядке искового производства (ч. 3 ст. 263 ГПК РФ, ч. 4 ст. 221 АПК РФ).

Утверждая, что спор о факте тождественен спору о праве, мы неизбежно придём к выводу, что в каждом случае установления «спорного» юридического факта это невозможно сделать в рамках особого производства. Если же говорить о возможности существования «спора о факте в чистом виде», то эта проблема исчезает.

По данному вопросу среди процессуалистов сложилось 3 основные точки зрения:

Спор о факте существует при рассмотрении большинства дел в порядке особого производства, поскольку судебная процедура предусмотрена именно для установления неочевидных, «спорных» юридических фактов; спор о факте не всегда влечёт возникновение

ЧечотД.М. Неисковые производства. -М: Юр. литература, 1973, -С. 16.

59 спора о праве. ' Сторонники данной позиции аргументируют её и тем, что именно возможность спора о факте обусловливает участие в деле заинтересованных лиц, обладающих возможностью оспаривать обстоятельства, подтверждения которых требует заявитель92.

Спор о факте следует понимать не как простое сомнение в его существовании, а как наличие взаимоисключающих утверждений заинтересованных лиц о его наличии или правовом значении; спор о факте и спор о праве неразрывно связаны, за каждым спором о существовании или правовом значении устанавливаемого факта стоит спор о праве; спор о факте не может иметь места в особом производстве.

Возникновение спора о юридическом факте всегда влечёт возникновение спора о праве, поскольку установление факта - не самоцель, оно необходимо для реализации прав, неразрывно связанных с данным фактом. Однако возникновение спора о праве влечёт оставление заявления без рассмотрения только в том случае, если данный спор подведомственен суду.94

На наш взгляд спор о факте не во всех случаях неизбежно влечёт возникновение спора о праве. Характеризуя соотношение этих понятий с точки зрения философских категорий «необходимости» и «случайности», А.В. Юдин подчёркивал, что «спор о факте не влечёт с необходимостью спора о праве, а спор о праве является случайным, единичным продолжением спора о факте»95. Таким образом, критерием разграничения спора о факте и спора о праве может служить однозначность, неизбежность, непосредственность их взаимосвязи. В

'її

42 Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. - М; МГУ, 1979г. -

С. 152.

'л Елисейкин П.Ф., Судебное установление фактов, имеющих юридическое значение. - М.: Юр. литература,

1973, - С. 29.

Морейн И.Б. Основные вопросы теории особого производства в советском гражданском процессе. Автореф.

дисс.... канд. юрид. наук. Л., 1951г. -С. 17-18

1)4 Мельников А.А., Особое производство в советском гражданском процессе. - М.: Наука, 1964, - С. 11-13,

16.

'J> Юдин А.В. Особое производство в арбитражном процессе. - Самара, 2003. - С. 74.

ЧечотД.М. Неисковые производства. - М.: Юр. литература, 1973, -С. 19.

60

случае, если установление юридического факта неразрывно связано со спором о праве, соответствующее заявление должно быть оставлено без рассмотрения. Если же спор о праве является одним и возможных следствий спора о факте, которое может возникнуть или не возникнуть в будущем, установление искомого юридического факта возможно в рамках особого производства.

Обобщая изложенную дискуссию, можно сделать следующие выводы.

1. Понимание особого производства как бесспорного возможно лишь при условии понимания «спора» как спора о субъективном материальном праве, но не простого конфликта юридически значимых интересов.

2. Бесспорность означает лишь отсутствие спора о праве, но допускает наличие спора о факте.

Отсутствие в законодательстве норм, предусматривающих иной внесудебный порядок установления искомого факта (ст. 265 ГПК, ч. 1 ст. 219 АПК).

Данное правило исключает возможность установления по правилам особого производства тех фактов, которые, в соответствии с законом, должны быть установлены во внесудебном порядке. Так, например, не допускается установление в судебном порядке факта принадлежности удостоверения к ордену или медали гражданина, имя, отчество, фамилия которого не совпадают с указанными в удостоверении. Соответствующие рекомендации были даны Пленумом Верховного Суда СССР в Постановлении № 9 от 21.06.1985г. «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое

61

значение»96. В методологическом плане они сохраняют свою актуальность и в настоящее время, поскольку данные вопросы решаются непосредственно органом, выдавшим документ.

Невозможность получения или восстановления соответствующих документов, удостоверяющих юридический факт, во внесудебном порядке (ст. 265 ГПК, ч. 1 ст. 219 АПК)..

Под невозможностью получения документов во внесудебном порядке принято понимать как отсутствие установленного законом порядка регистрации факта (например, факт нахождения на иждивении), так и несоблюдение установленного порядка регистрации факта при невозможности его соблюдения (например, регистрация факта принятия наследства по истечении 6-месячного срока со дня смерти наследодателя).

Полагаем, что наличие или отсутствие несудебного порядка установления искомых фактов, также как и возможности получения или восстановления утраченных документов не может быть установлено судом на стадии возбуждения дела. Указанные вопросы могут быть разрешены только в ходе судебного разбирательства. Соответственно, отсутствие предусмотренных ст. 265 ГПК РФ и ч. 1 ст. 219 АПК РФ условий установления судом или арбитражным судом юридических фактов является специальным основанием для прекращения производства по делу. Подобное понимание положений законодательства согласуется и с нормами ч. 1 ст. 263 ГПК РФ и ч. 1 ст. 217 АПК РФ, устанавливающих, что дела об установлении фактов,

'"' Постановление Пленума Верховного Суда СССР Jfe9 от 21.06.1985г. «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение» (п. 7) // Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по фажданским делам. - М.: Спарк, 1999г. - С. 117.

62 имеющих юридическое значение, рассматриваются по общим правилам искового производства с особенностями, установленными соответствующими главами процессуальных кодексов.

Таким образом, если судом общей юрисдикции или арбитражным судом будет установлено, что юридический факт может быть установлен в ином несудебном порядке, либо у заявителя имеется возможность восстановления утраченных документов, производство по делу подлежит прекращению.

Наличие конкретной цели установления юридического факта (ст. 267 ГПК, п.Зч.1 ст. 220 АПК).

Указанное условие представляется вполне обоснованным, поскольку с его помощью определяется юридический характер того или иного факта. Кроме того, та или иная цель может определять правовое содержание искомого юридического факта, условия его установления, то есть влиять на выбор норм материального права, подлежащих применению, и обусловливать предмет доказывания по делу. Так, например, установление факта нахождения на иждивении в целях получения права на наследство, в целях получения пенсии и в целях получения компенсации причинённого вреда производится судом на основании принципиально разных критериев определения иждивения (более подробно этот вопрос будет рассмотрен в § 2 главы II диссертационного исследования).

При анализе указанного условия возникает вопрос о правовых последствиях отсутствия в заявлении указания на цель установления искомого юридического факта. Действующие процессуальные кодексы не содержат прямого ответа на поставленный вопрос. На наш взгляд, в подобном случае заявление должно быть оставлено без движения на основании норм ст. 136 ГПК РФ или ст. 128 АПК РФ. Известно, что производство по делам об установлении юридических фактов должно

63 производиться по общим правилам искового производство с особенностями, установленными соответствующими главами ГПК и АПК РФ. В частности, ст. 267 ГПК и ст. 220 АПК содержат специальные требования к заявлению об установлении юридического факта. Указанные требования призваны дополнить общие правила о содержании заявления, закреплённые ст. 131 ГПК и ст. 125 АПК РФ. Соответственно, последствия нарушения указанных требования должны быть аналогичны последствиям несоблюдения общих правил о нарушении норм о содержании заявления.

В науке процессуального права неоднократно поднимался вопрос о том, что понимать под целью установления юридических фактов.

В подавляющем большинстве случаев установление юридического факта в судебном порядке служит необходимым условием реализации конкретного субъективного права. В подобных ситуациях определение цели обращения в суд не представляет труда. Однако возможны случаи, когда установление определённого юридического факта не преследует какой-либо конкретной цели непосредственно в момент обращения в суд. Так, например, с заявлением об установлении факта родственных отношений, факта регистрации брака, факта усыновления и др. нередко обращаются граждане, единственной целью которых в момент обращения в суд является чёткое определение своего правового положения в тех или иных материальных правоотношениях. В связи с этим Р.Ф.Каллистратова полагает, что само обращение к суду с просьбой об установлении юридического факта свидетельствует о наличии определённого правового интереса у заявителя. Поэтому даже при отсутствии конкретной цели заявление должно быть рассмотрено по существу . В качестве аргумента, обосновывающего данный вывод, автор ссылается, в частности, на то, что факт родственных отношений и другие аналогичные факты значительно легче доказать и установить непосредственно после утраты

'л Каллистратова Р.Ф. Дела об установлении фактов, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение прав граждан или юридических лиц // Научный комментарий судебной практики по гражданским делам за 1962г.,-М.: Госюриздат, 1963. -С. 160.

64

соответствующих документов, а не по прошествии значительного промежутка времени, когда у заявителя появится в этом необходимость, то есть конкретная цель . Более верным представляется мнение, высказанное по данному вопросу П.Ф. Елисейкиным. Частично соглашаясь с Р.Ф.Каллистратовой, он уточняет, что юридическое значение факта обусловливается не только его связью с каким-либо субъективным правом, но и с правовым положением лица в отдельных правоотношениях. Следовательно, в качестве цели установления факта может быть как осуществление конкретного субъективного права, так и определение правового положения лица: важно лишь, чтобы между устанавливаемым фактом, с одной стороны, и субъективным правом или охраняемым законом интересом - с другой, существовала связь, в силу которой сам факт приобретает юридическое значение".

В связи с этим представляется более удачной формулировка действующего АПК РФ, закрепляющая, что в заявлении должно содержаться обоснование необходимости установления юридического факта, тогда как ГПК РФ говорит именно о необходимости указания цели

его установления.

4. Как известно, дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, возбуждаются на основании заявлений заинтересованных лиц.

Требования, предъявляемые ГПК РФ и АПК РФ к заявлению об установлении юридического факта, также аналогичны.

Во-первых, оно должно соответствовать определённым требованиям, предъявляемым к исковому заявлению. Так, согласно ч. 1

'""* Каллистратова Р.Ф. Дела об установлении фактов, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение прав граждан или юридических лиц // Научный комментарий судебной практики по гражданским делам за 1962г., - М.: Госюриздат, 1963. - С. 161.

вд Елисейкин П.Ф. Судебное установление фактов, имеющих юридическое значение. ■ М: Юр. литература, 1973.-С. 14.

65 ст. 220 АПК, заявление об установлении фактов, имеющих юридическое значение, должно соответствовать требованиям ч. 1, п. п. 1, 2, 10 ч. 2 ст. 125 АПК. Действующий ГПК прямо не содержит аналогичного правила. Однако с учётом ч. 1 ст. 263 ГПК представляется возможным сделать вывод о необходимости соответствия содержания заявления об установлении юридического факта ряду общих требований ст. 131 ГПК, а именно ч. 1, п.п. 1,2,8 ч. 2 ст. 131 ГПК.

Во-вторых, согласно прямому указанию ст. 267 ГПК и ст. 220 АПК в заявлении должны быть приведены доказательства, подтверждающие невозможность получения или восстановления соответствующих документов во внесудебном порядке.

В-третьих, в заявлении должно быть указано, для какой цели необходимо установить данный факт (ст. 267 ГПК). При этом, как уже было отмечено, Арбитражный процессуальный кодекс содержит более удачную формулировку и говорит об «обосновании необходимости установления данного факта» (п. 3 ч. 1 ст. 220 АПК).

Кроме того п. п. 1-2 ч. 1 ст. 220 АПК дополнительно требуют от заявителя сформулировать искомый факт и указать нормы закона, связывающие наступление юридических последствий в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности с данным фактом. Представляется, что отсутствие соответствующих требований в ГПК продиктовано стремлением обеспечить доступность судебной защиты для граждан, не обладающих должными юридическими знаниями.

5. Дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, имеют исключительную территориальную подсудность. Как в гражданском, так и в арбитражном процессе соответствующее заявление должно

66

быть подано в суд по месту жительства заявителя. Исключение составляют заявления об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом, которые подаются в суд по месту нахождения такого имущества (ст. 266 ГПК, ч. 2 ст. 219 АПК).

6. К числу лиц, участвующих в деле, традиционно относят заявителя и заинтересованных лиц.

Очевидно, что в качестве заявителя выступает лицо, которому установление юридического факта необходимо для реализации своего субъективного права, для защиты своего субъективного интереса. В случае, если заявитель выступает не в своих, а в чужих интересах, в установлении искомого факта необходимо отказывать, поскольку действующее процессуальное законодательства не допускает замену ненадлежащего истца. Эту же норму необходимо распространять и на замену заявителя в делах особого производства.

Что касается заинтересованных лиц, то, в отличие от заявителя, они не возбуждают процесс, а вступают в начатое дело по своей инициативе, по инициативе заявителя или суда. Их заинтересованность может быть как связана с их личными или имущественными правами, так и вытекать из их компетенции как органов управления. Критерием определения заинтересованных лиц обычно служит цель установления искомого факта и те правовые последствия, которые он влечёт. Как отмечала Р.Ф. Каллистратова, к числу заинтересованных лиц можно отнести следующих:

- лица, взаимоотношения которых с заявителем зависят от установления искомого факта (например, другие наследники и т.д.);

- организации, в которых заявитель имеет намерение использовать решение суда (органы социального обеспечения и др.);

67

- организации, которые по закону могли удостоверить искомый факт, но по каким-либо причинам не сделали этого .

Последняя группа заинтересованных лиц вызывает серьёзные сомнения. Так, например, было бы неверно привлекать к участию в деле об установлении факта принятия наследства нотариуса, который отказал в выдаче свидетельства о праве на наследство в связи с пропуском установленного законом 6-месячного срока обращения с соответствующим заявлением. Материально-правовая

заинтересованность нотариуса в установлении или не установлении факта принятия наследства отсутствует. Его действия не оспариваются, для него не возникает никаких юридических последствий. Решение суда об установлении искомого факта служит однозначным основанием для выдачи необходимого свидетельства в силу закона. В отличие от второй группы органов, которые при удовлетворении требований заявителя, будут обязаны разрешить вопрос о его социальном обеспечении и т.д., на нотариуса не возлагается какие-либо материально-правовые обязанности.

В связи с этим полагаем, что судам целесообразно ограничиваться истребованием от нотариуса необходимой информации о наследственном деле. Аналогичная аргументация может быть приведена в отношении необходимости участия органов ЗАГСа по делам об установлении факта регистрации рождения, смерти, брака или расторжения брака.

Таким образом, обязательным условием для участия в деле является наличие материальной или процессуальной заинтересованности в его исходе.

7. Подготовка дела к судебному разбирательству по данной категории дел носит несколько усечённый характер. В частности, ей

Кшілистратова Р.Ф. Научно-практический комментарий к ГПК РСФСР. - С. 285.

68 несвойственно решение такой задачи как примирение сторон. Кроме того, на стадии подготовки невозможно совершение некоторых процессуальных действий, в том числе, процессуальных действий по обеспечению иска. В остальном цели и задачи подготовки дела, действия суда на этой стадии процесса полностью соответствуют закреплённым в главах 14 ГПК РФ и АПК РФ. В частности, суду надлежит разъяснить лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, разрешить вопрос о необходимости привлечения к делу заинтересованных лиц, уточнить фактические обстоятельства дела, а именно, окончательно убедиться в юридическом характере устанавливаемого факта и невозможности его установления во внесудебном порядке, выяснить цели установления юридического факта и т.д. Указанные положения прямо закреплены в ст. 221 АПК РФ и вытекают из системного анализа ст. 263 и главы 14 ГПК РФ.

В случае необходимости по данной категории дел допускается проведение предварительного судебного заседания. Однако цели его проведения также имеют усечённый характер по сравнению с закреплёнными в ч. 1 ст. 152 ГПК. В частности, в связи с отсутствием в особом производстве сторон невозможно проведение предварительного судебного заседания для процессуального закрепления такого распорядительного действия (ст. 39 ГПК РФ) - как заключение мирового соглашения. Вместе с тем, представляется возможным отказ заявителя от установления искомого юридического факта в предварительном судебном заседании. Полагаем, что такой отказ повлечёт правовые последствия, аналогичные отказу истца от иска.

Также невозможно проведение предварительного судебного заседания в целях исследования вопроса о пропуске сроков обращения в суд, поскольку таковые законом не предусмотрены. Таким образом, проведение предварительного судебного заседания возможно в целях определения юридически значимых обстоятельств и достаточности

69 доказательств, а также совершения иных процессуальных действий, характерных для стадии подготовки. Следует отметить, что такое понимание целей предварительного судебного заседания полностью соответствует ст. 136 АПК РФ.

8. Судебное разбирательство по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, проводится по общим правилам искового производства с некоторыми особенностями, обусловленными спецификой рассматриваемых дел, то есть протекает в гражданской или арбитражной процессуальной форме.

Среди наиболее значительных особенностей судебного разбирательства можно назвать усечённое действие принципа состязательности. Поскольку дела особого производства характеризуются отсутствием сторон с противоположными интересами, отсутствием спора о праве, состязание, как таковое, несовместимо с правовой природой данного вида производства. Суд выслушивает заявителя и исследует представленные им доказательства, а также выслушивает мнение заинтересованных лиц относительно просьбы заявителя. Однако, как уже было отмечено, отсутствие спора о праве не всегда означает «бесспорность» устанавливаемого факта. Соответственно, в случае, если искомый факт оспаривается заинтересованными лицами, они вправе предоставить суду определённые доказательства в обоснование своих возражений. При такой ситуации определённые грани принципа состязательности, законодательно закреплённые в ст. 9 АПК РФ и ст. 12 ГПК РФ, имеют место и в делах об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

Можно выделить и некоторые особенности доказывания по рассматриваемым делам особого производства. В числе доказательств

70 по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, важное место занимают свидетельские показания. Это объясняется самой природой этих дел: в большинстве случаев они возбуждаются в связи с необходимостью восстановления утраченных документов, либо в связи с необходимостью установления обстоятельств, которые документами не удостоверяются. Однако судам не следует забывать, что свидетельские показания - лишь одно из средств доказывания, которое должно быть проверено в том числе при помощи других доказательств. При этом при исследовании письменных доказательств необходимо уделять внимание не только содержанию, но и форме документов. Более подробно особенности доказывания будут исследованы нами во второй главе применительно к каждому юридическому факту, подлежащему установлению, в отдельности.

Споры в литературе вызывает вопрос о необходимости проведения прений по данной категории дел. Так, А.А. Мельников полагал, что «отсутствие сторон с противоположными юридическим интересами в судебном разбирательстве исключает такую процедуру, как прения сторон»101. П.Ф. Елисейкин, напротив, указывал, что судебные прения имеют целью выявление окончательных требований заинтересованных лиц. Поэтому судебные прения должны иметь место и в делах особого производства с тем отличием, что здесь не стороны, а заявитель и

102

заинтересованные лица подводят итоги рассмотрения дела . Аналогичной позиции придерживался и В. Д. Кайгородов103.

По общему правилу судебное разбирательство оканчивается вынесением решения. Однако возможно прекращение дела производством или оставлением заявления без рассмотрения. Специальное основание для оставления без рассмотрения заявления об

"" Мельников А.А. Особое производство в советском гражданском процессе. - М.: Наука, 1964г. - С. 113. 1,12 Елисейкин П.Ф. Судебное установление фактов, имеющих юридическое значение. - М., 1973. - С. 70-71 11И Кайгородов В.Д. Процессуальные особенности судебного рассмотрения дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение. - Свердловск, 1987. - С. 54.

71

установлении юридического факта предусмотрено ч. 4 ст. 221 АПК РФ: в случае, если в ходе судебного разбирательства по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, выяснится, что возник спор о праве, арбитражный суд оставляет заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, без рассмотрения, о чём выносит определение. Аналогичная норма содержится в ч. 3 ст. 263 ГПК РФ. Однако если Арбитражный процессуальный кодекс включил соответствующее правило и в общий перечень оснований для оставления заявления без рассмотрения, предусмотренный ст. 148 АПК, то в ГПК РФ соответствующее основание в перечне ст. 222 по неясным причинам отсутствует.

Следует отметить, что окончание судебного разбирательства без вынесения судебного решения возможно и по общим основаниям, предусмотренным процессуальными кодексами для искового производства. Однако указанные нормы необходимо применять с учётом специфики правовой природы дел особого производства. В частности, под «несоблюдением претензионного порядка урегулирования спора» (а. 1 ст. 222 ГПК РФ) следует понимать отсутствие доказательств невозможности установления искомого факта в административном порядке. Кроме того, неподведомственность дел об установлении юридических фактов третейским судам исключает оставление заявления без рассмотрения на основании абз. 5 ст. 222 ГПК РФ.

Что касается прекращения производства по делу, то представляется невозможным применение к рассматриваемой категории дел абз. 4 ст. 220 ГПК РФ - прекращение производства по делу ввиду утверждения судом мирового соглашения, а также абз. 5 ст. 220 ГПК РФ - наличия решения третейского суда. Вместе с тем представляется возможным прекращение производства по делу на основании абз. 3 ст. 220 ГПК РФ

72 - в связи с «отказом истца от иска», то есть отказом заявителя от установления искомого юридического факта.

Аналогичные выводы справедливы и для особенностей применения ст.ст. 148, 150 АПК РФ к делам об установлении юридических фактов в арбитражном процессе.

9. Правовая природа решений, принимаемых по делам об установлении юридического факта, долгое время вызывала споры в литературе. До принятия ГПК РСФСР 1964г. судебное разбирательство по данной категории дел заканчивалось вынесением определения, а не решения. Причины подобного изменения в законодательстве толкуются исследователями различно. Так, А.А.Мельников полагает, что стремление законодателя к унификации процедуры судебного разбирательства обусловило необходимость унификации и принимаемых судебных постановлений104. А.В.Юдин объясняет такое изменение не «унификацией процедуры судебного разбирательства», а «упорядочением видов гражданского судопроизводства и их новым пониманием» ". Однако более вескими представляются аргументы, связанные с требованиями к тому итоговому акту, который выносится по делам об установлении юридических фактов. Этот акт должен быть законным, обоснованным, полным и безусловным, то есть должен отвечать требованиям, предъявляемым к судебному решению. Вероятно, именно это единство требований и повлекло изменения в законодательном подходе.

Вместе с тем правовая природа судебных решений по делам особого производства имеет особенности. В отличие от дел, в которых разрешается спор о праве, решение только констатирует юридический факт, но не решает вопроса о правоотношениях заинтересованных лиц. Поэтому, как верно отмечал Д.М. Чечот, решение в делах особого

Мельников А.А. Особое производство в советском гражданском процессе. - М.: Наука. 1964г. - С. ! 16. Юдин А.В. Особое производство в арбитражном процессе. - Самара, 2003г. - С. 148.

73 производства, хотя и завершает их рассмотрение, но не разрешает до конца вопрос о правоотношениях заявителя или других заинтересованных лиц. Решение данного вопроса происходит за пределами особого производства .

Интересно, что соответствующие главы действующего ГПК РФ содержат ряд норм, закрепляющих специфические особенности решений суда по отдельным категориям дел особого производства. В связи с этим, в литературе высказывается точка зрения о необходимости внесения в главу 27 ГПК РФ «Общие положения» особого производства статьи, закрепляющей особенности принятия, содержания и исполнения решения по делам особого производства'07. Представляется, что внесение подобных изменений не вполне обосновано, поскольку эти вопросы регулируются самостоятельными статьями и их перемещение в главу 27 приведёт к дублированию уже существующих в кодексе положений.

Ю.Спорным в теории остаётся вопрос о законной силе решений по делам особого производства, и, в частности, по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

По мнению одних исследователей, указанные решения вообще не вступают в законную силу . Другие полагают, что подобные решения, хотя и вступают в законную силу, но не обладают всеми её свойствами, а именно, им не присущи преюдициальность, исключительность и исполнимость1 .

106 Курс советского гражданского процессуального права / Под ред. Мельникова А.А. Том. II. - М.: Наука, 1981.-С. 194.

107 Мокроусова Л.М. К вопросу о специальных нормах принятия решений по делам, возникающим из публичных правоотношений, и делам особого производства // Арбитражный и гражданский процесс, 2005, №6. -С. 13.

Ш| Рапопорт И. Судебное установление фактов.//Социалистическая законность, 1946г., № 1-2,-С. 42.

109 Чечина Н.А. Законная сила судебного решения в науке советского гражданско-процессуального права.

Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. - Л., 1949. - С. 19.

74 Интересной представляется позиция В.П. Воложанина. Автор полагает, что решениям по делам об установлении юридических фактов присущи все свойства законной силы, однако признаки исключительности и исполнимости носят в них более узкий характер, чем в решениях по делам искового производства110.

Впрочем, по вопросу о составе свойств законной силы решения суда в литературе также нет единой точки зрения.

В процессуальной науке не оспаривается наличие у законной силы решений такого элемента как обязательность.

Что касается неопровержимости, исключительности и преюдициальности, то большинство авторов соглашаются, что все они являются проявлением законной силы решения суда. Однако если ряд учёных рассматривают эти свойства как явления самостоятельные, то другие полагают, что преюдициальность есть проявление исключительности']'.

Крайне спорным является вопрос о значении исполнимости. Так, М.Г. Авдюков и Д.И. Полумордвинов придерживаются точки зрения, что исполнимость представляет собой самостоятельное и существенное последствие законной силы11 . Интересной эволюции подверглись взгляды Н.А. Чечиной по данному вопросу. Если в более ранних работах автор говорила о том, что «исполнимость не всегда является обязательным элементом законной силы судебного решения, ибо не все решения могут быть исполнимы, хотя все они вступают в законную силу»11 , то позднее её взгляды несколько изменились. Н.А. Чечина пришла к выводу, что исполнимость следует понимать не как

по

Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. М., 1999. - С. 380.

'"Гурвич М.А. Общеобязательность и законная сила судебного решения//Труды ВЮЗИ, том XVII, 1971г. -

С. 181

112 Аваюков М.Г. Судебное решение. - М.: Госюриздат, 1959г. - С. 139

11 Чечина Н.А. Законная сила судебного решения в науке советского гражданского процессуального права. -

Полумордвинов Л.И. Законная сила судебного решения. - Тбилиси, 1964г. -С. 28. 11 Чечина Н.А. Законі Л.: ЛГУ, 1949.-С. 17

75 самостоятельное свойство законной силы, а как «проявление общеобязательности решения» .

Основные аргументы вынесения исполнимости за рамки законной силы решения суда сводятся к следующим. Во-первых, исполнимость не может быть проявлением законной силы, поскольку по законам логики следствие не может наступать раньше причины. Если же понимать исполнимость именно как последствие законной силы, то получается, что по тем решениям, которые подлежат обязательному или факультативному немедленному исполнению, последствие в форме исполнимости наступает раньше причины - законной силы решения"5. Во-вторых, исполнимость не является проявлением законной силы, ибо это свойство присуще только решениям по искам о присуждении как актам принудительной реализации правовых норм116. Остальные решения принудительному исполнению не подлежат, несмотря на то, что в законную силу вступают.

Представляется, что подобное ограничение признака исполнимости обусловлено лишь различием в понимании самого термина «исполнимость». Если понимать под исполнимостью только возможность принудительного исполнений решения, то вполне обоснованным представляется вывод о самостоятельности данного правового явления, отсутствии его непосредственной связи с законной силой решения суда. При условии понимания исполнимости как возможности реализации судебного решения данное свойство вполне может быть истолковано именно как одно из проявлений законной силы решения суда.

114

Чечина Н.А. Норма права и судебное решение. - Л.: ЛГУ, 1961г. - С. 57.

115 Гурвич М.А. Общеобязательность и законная сила судебного решения // Труды ВЮЗИ, том XVII, 1971г.-

С. 179.

'"' Масленникова ІІ.И. Законная сила судебного решения в советском гражданском процессуальном праве.

Дисс.... канд. юрид. наук, - Свердловск, 1975г. -С. 71.

76 Применительно к решениям об установлении юридических фактов следует отметить, что, на наш взгляд, им в полной мере свойственны все свойства законной силы.

Решения об установлении юридических фактов, бесспорно, обладают обязательностью и неопровержимостью. Присуща им и преюдициальность, поскольку ч. 2 ст. 61 ГПК РФ и ч. 2 ст. 69 АПК РФ не содержат каких-либо ограничений в отношении преюдициальное™ подобных фактов: установленные в особом производстве юридические факты не подлежат повторному доказыванию при последующем разрешении спора о праве в порядке искового производства. Что касается исключительности, то, как справедливо отмечает А.В.Юдин, возможность оспаривания решений по делам об установлении юридических фактов в исковом порядке отнюдь не умаляет их исключительности, поскольку «исключительность» подразумевает невозможность обращения в суд с тождественным заявлением, а подача иска подразумевает нетождественность предъявляемого требования. Аналогичного подхода придерживается автор и применительно к признаку исполнимости: если понимать под исполнимостью не только возможность принудительного исполнения решения, но и правомерное исполнение решения, то свойство исполнимости, бесспорно, присуще решениям по данной категории дел117. Справедливым представляется и мнение Л.М.Мокроусовой, полагающей, что свойство исполнимости не может сводиться к исполнению решения как самоцели. С её точки зрения, на практике самым важным составляющим исполнимости является наделение решения суда как процессуального документа достаточными и безусловными, формальными и содержательными реквизитами для того, чтобы лицо или орган, которому адресовано решение, не только было обязано его исполнить, но и имело такую возможность. Исходя из

Юдин А.В. Особое производство в арбитражном процессе. - Самара, 2003г. - С. 150-152.

77 данного понимания исполнимости, автор делает вывод о том, что решения об установлении фактов, имеющих юридическое значение, в

11Я

полной мере обладают данным свойством .

11,Решение по делам об установлении юридических фактов является при необходимости основанием для регистрации данного факта соответствующими органами, но не заменяет документы, выдаваемые этими органами (ст. 268 ГПК РФ, ч. 3 ст. 222 АПК РФ). Таким образом, представляется возможным говорить о реализации решений по делам об установлении юридических фактов, понимая под реализацией следующие действия:

выдача копии решения суда;

регистрация установленного факта, если он подлежит

регистрации;

совершение уполномоченными органами определённых

действий, связанных с установленным фактом, в том числе

выдача необходимых документов и свидетельств119.

Таким образом, очевидно, что законодательному подходу к институту установления фактов, имеющих юридическое значение в порядке особого производства в арбитражном и гражданском процессе, несмотря на незначительные различия, свойственно единство правового регулирования.

118 Мокроусова Л.М. К вопросу о специальных нормах принятия решений по делам, возникающим из публичных правоотношений, и делам особого производства // Арбитражный и гражданский процесс, 2О05, №6.-С. 14.

119 Там же.-С. 15-16.

78 Позволяет ли это сделать вывод о межотраслевом характере данного института?

В современной процессуальной науке выделяют три основных вида институтов гражданского процессуального права:

- отраслевые институты гражданского процессуального права;

- межотраслевые процессуальные институты;

- комплексные общеправовые институты.

До сих пор этот вопрос о правовой природе института установления фактов, имеющих юридическое значение, не был предметом самостоятельного научного исследования.

Очевидно, что к отраслевым институтам гражданского процессуального права должны быть отнесены те из них, которые содержат только нормы гражданского процессуального права и не имеют аналогов в других процессуальных отраслях. В литературе была высказана точка зрения, подвергающая сомнению существование институтов процессуального права в чистом виде. Одним из весомых аргументов, приводимых в обоснование подобной позиции, служит наличие процессуальных особенностей рассмотрения каждой категории дел. Так, Р.Е.Гукасян писал, что, «поскольку форма деятельности предопределяется и устанавливается системой процессуальных норм гражданского процессуального права, то опосредованно через деятельность на процессуальную форму и, соответственно, на процессуальное право воздействуют отрасли материального права»120. Отсюда напрашивается вывод, что все институты процессуального права носят комплексный материально-процессуальный характер.

Полагаем, что такой подход имеет смысл лишь при условии крайне широкого понимания термина «институт процессуального права». Если же

1211 Гукасян Р.Е., Влияние материальных правоотношений на форму процесса в исковом производстве I Вопросы теории и практики гражданского процесса. - Саратов, 1976,-С. 31-32.

79 трактовать это понятие в более узком, общепринятом его смысле, то представляется очевидным, что такие институты процессуального права, как «сроки», «судебные расходы» имеют чисто процессуальную природу.

Вместе с тем успешное поступательное развитие отрасли арбитражного процессуального права привело к тому, что сегодня по правилам гражданского судопроизводства ведётся не только гражданский, но и арбитражный процесс. Более того, известно, что ч. 2 ст. 118 Конституции РФ устанавливает, что судебная власть в России осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства '. Арбитражное судопроизводство как таковое основным законом Российской Федерации не предусмотрено. В развитие этого положения рядом авторов был сделан вывод о том, что арбитражное процессуальное право вообще не обладает отраслевой самостоятельностью, и является частью гражданского процессуального права (Н.А. Чечина, И.М. Зайцев, М.З. Шварц и др.). К сожалению, в рамках данного исследования возможность подробно осветить дискуссию о месте арбитражного процессуального права в системе российского права в целом отсутствует. При этом очевидно, что, рассматривая дела, как суды общей юрисдикции, так и арбитражные суды осуществляют гражданское судопроизводство, которое не может не быть единым. Соответственно, вся система арбитражного процессуального права во многом схожа с системой гражданского процессуального права: указанные отрасли имеют целый ряд аналогичных институтов, содержащих аналогичные нормы.

Изложенное действительно даёт повод усомниться в существовании в современной российской правовой системе отраслевых институтов гражданского или арбитражного процесса в чистом виде.

" Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993г // Российская газета, №237, 25.12.1993г.

so

Кроме того, необходимо иметь ввиду, что целый ряд институтов характерен всем отраслям процессуального права в целом, то есть как гражданскому и арбитражному, так и уголовному процессуальному праву.

Что касается межотраслевых институтов и комплексных общеправовых институтов, то представляется возможным утверждать, что основа для развития науки в данном направлении была заложена С.С.Алексеевым. Учёный определял правовой институт как «законодательно обособленный комплекс юридических норм ...» , «юридически однородное правовое образование, входящее в состав строго определённой отрасли»123. Вместе с тем по его же образному выражению, «деление права на отрасли вовсе не означает, что между ними существует «китайская стена», которая разделила бы отрасли на совершенно изолированные друг от друга сферы»124. В связи с этим, С.С.Алексеев вводит понятие так называемого «смешанного института», определяя его как «институт данной отрасли, который включает элементы иного метода правового регулирования»1 . В качестве примера смешанных институтов автор приводит гражданско-правовые институты, связанные с железнодорожной перевозкой грузов, почтовым обслуживанием, обязательным страхованием и т.д., где перевозчик, страхователь, с одной стороны, выступает в качестве юридического лица, а, с другой - выполняет властные, контролирующие функции органа государственного управления .

Таким образом, выделение в структуре права «смешанных институтов» подготовило почву для более широкого понимания термина «правовой институт» и формирования таких понятий как «межотраслевой» и «комплексный общеправовой» институт.

111 Алексеев С.С., Проблемы теории права. Курс лекций в двух томах. Том I. -Свердловск, 1972. -С. 141

^ Там же.-С. 341

'"4 Там же.

т Там же.

12,1 Там же,- С. 142,

81

Наличие межотраслевых институтов впервые было обосновано в науке процессуального права Ю.К.Осиповым на примере подведомственности.

Исследуя данный институт, автор поставил перед собой задачу ответить на следующие вопросы:

- относятся ли нормы, регулирующие подведомственность, к области процессуального или же материального права;

- является ли совокупность названных норм правовым институтом;

- если она является таковым, можно ли её рассматривать в

127

качестве межотраслевого института. В ходе исследования Ю.К. Осипов пришёл к выводу, что, несмотря на сочетание в правовом регулировании подведомственности норм материального и процессуального ' права, последняя не образует самостоятельную отрасль права, а остаётся институтом права процессуального. Однако в силу того, что нормы о подведомственности присущи одновременно нескольким отраслям процессуального права, автор расценивает подведомственность как институт межотраслевой.

Несколько позднее указанный подход к правовым институтам получил развитие на уровне теории государства и права в работах - СВ. Полениной.

Изучая интеграционные процессы как в масштабах всего права, так и в масштабах его отдельных отраслей, она делает вывод, что межотраслевые институты возникают на стыке так называемых смежных отраслей, то есть отраслей, обладающих известной общностью круга регулируемых ими

Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел. -Свердловск, 1973г. -С. 53

82

отношений . Основываясь на данном критерии автор классифицирует все межотраслевые институты на «функциональные» - те, которые возникают на стыке смежных неоднородных отраслей права, и «пограничные» -образующиеся на стыке смежных однородных отраслей права1 .

Интересно, что СВ. Поленина рассматривает в качестве смежных определённые отрасли материального права, имеющие сходство в предмете регулирования. Развивая изложенную позицию, представляется возможным сделать аналогичный вывод и применительно к отраслям процессуального права. Соответственно, институт установления юридических фактов, можно рассматривать в качестве межотраслевого хотя бы потому, что он присущ нескольким смежным отраслям права, а именно гражданскому процессуальному и арбитражному процессуальному праву.

Наиболее полно проблема межотраслевых институтов была исследована И.В. Решетниковой применительно к доказательственному праву.

В результате исследования высказанных в литературе взглядов, И.В. Решетникова приходит к выводу, что наличие сходства в правовом регулировании определённых институтов во всех отраслях процессуального права уже не вызывает сомнений. Однако, отмечая указанное сходство, некоторые авторы (А.С.Козлов, Р.С.Белкин) лишь предлагают изучать эти институты в сравнительном плане, не допуская возможности существования межотраслевых институтов. В связи с этим, И.В. Решетникова говорит о необходимости чётко установить, «где граница перехода от простого сходства к межотраслевому институту».130 Представляется обоснованным, что для придания тому или иному институту статуса межотраслевого

ш Поленина - СВ. Комплексные правовые институты и становление новых отраслей права // Правоведение.

1975r.Jfc3.-C.74.

124 Там же-С. 75.

"" Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. - М,

НОРМА, 20ООГ.-С.31-32.

83 необходимо не столько наличие одноименных институтов в различных отраслях права, сколько существование прочных внешних и внутренних связей между этими институтами1 \

Возвращаясь к институту установления юридических фактов, можно отметить наличие очевидного внешнего сходства в его правовом регулировании в гражданском и арбитражном процессуальном праве: осуществляя гражданское судопроизводство, суды общей юрисдикции и арбитражные суды устанавливают в особом производстве схожие юридические факты на основании практически тождественных процессуальных правил. Однородность правовой регламентации этого института в процессуальных отраслях уже была подробно освящена нами выше и, на наш взгляд, позволяет понимать институт установления юридических фактов как особый юридический режим для гражданского и арбитражного процесса и говорить о межотраслевом характере рассматриваемого института.

Кроме того, как уже было отмечено, межотраслевой характер института установления юридических фактов вытекает не только из конкретной общности правил рассмотрения данной категории дел в гражданском и арбитражном процессе, но и из абстрактного единства гражданской и арбитражной процессуальной формы.

Однако анализ материального права позволяет отметить, что нормы об установлении юридических фактов содержатся и в его отраслях.

Во-первых, именно нормы материального права закрепляют те факты, которые могут быть установлены в порядке особого производства.

1 Там же.

84 Гражданский и Арбитражный процессуальные кодексы в свою очередь лишь регулируют процедуру их установления.

Во-вторых, в ряде случаев, материально-правовые нормы предоставляют возможность установления юридических фактов различным административным органам.

Так, например, действующее законодательство связывает целый ряд юридических последствий с фактом нахождения на иждивении. В частности, в качестве его юридических последствий выступают право на наследование (ст. ст. 1148, 1149 ГК РФ), право на получение пенсии. Факт нахождения на иждивении может устанавливаться как в судебном, так и в административном порядке. В случае, если установление факта нахождения на иждивении необходимо, например, для назначения трудовой пенсии по случаю потери кормильца (ст. 9 Федерального Закона от 17.12.2001г. № 173 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (ред. от 14.02.2005г.)), то он устанавливается территориальным органом Пенсионного Фонда Российской Федерации по месту жительства лица, имеющего право на пенсию, на основании справок жилищных органов или органов местного самоуправления, справок о доходах всех членов семьи и иных документов, содержащих требуемые сведения (Постановление Министерства труда и социального развития РФ № 17 и Пенсионного фонда РФ № 19пб от 27.02.2002г. «Об утверждении правил обращения за пенсией, назначения пенсии и перерасчёта размера пенсии, перехода с одной пенсии на другую...»1 ; Постановление Министерства труда и социального развития РФ № 16 и Пенсионного фонда РФ № 19па от 27.02.2002г. «Об утверждении перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии и

Федеральный Закон от 17.12.2001г. № 173 ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» // Российская газета, № 243,20.12.2001.

w Постановление Министерства труда и социального развития РФ № 17 и Пенсионного фонда РФ № 19пб от 27.02.2002г. «Об утверждении правил обращения за пенсией, назначения пенсии и перерасчёта размера пенсии, перехода с одной пенсии на другую в соответствии с федеральными законами «О трудовых пенсиях а РФ» и «О государственном пенсионном обеспечении в РФ» / Российская газета, №100, 05.06.2002.

85 пенсии по государственному пенсионному обеспечению ...»' 4). Лишь в случае отсутствия соответствующих документов, факт нахождения на иждивении будет устанавливаться в судебном порядке.

Ряд норм об установлении юридических фактов присутствует и в трудовом праве. Так, например, работодатель устанавливает факт несчастного случая на производстве (ст. ст. 227-231 ТК РФ135), факт причинения материального ущерба действиями работника (ст. ст. 246-248 ТК РФ)

В соответствии с «Основами законодательства РФ о нотариате»136 достаточно широкими полномочиями по установлению юридических фактов обладают нотариусы. В частности, при выдаче свидетельства о праве на наследство по закону нотариус устанавливает факт родственных отношений. Установление данных фактов подведомственно суду также лишь при отсутствии соответствующих документов, подтверждающих родственные отношения. Нотариусам также подведомственны дела об установлении таких специфических фактов, как факт нахождения гражданина в живых и факт нахождения гражданина в определённом месте (п.п. 7, 8 ст. 35 «Основ законодательства РФ о нотариате»). Кроме того, нотариусам подведомственны дела об установлении факта принятия наследства в случае пропуска 6-месячного срока обращения с соответствующим заявлением при условии согласия остальных наследников, принявших наследство (ст. 1155 ГК РФ, ст. 71 Основ).

Постановление Министерства труда и социального развития РФ № 16 и Пенсионного фонда РФ № 1°па от 27.02.2002г. «Об утверждении перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению другую в соответствии с федеральными законами «О трудовых пенсиях в РФ» и «О государственном пенсионном обеспечении в РФ» / Российская газета, №100,05.06.2002.

ш Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001г. № 197-ФЗ // Российская газета № 256, 21.12.2001.

'""' Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ П.02.1993г. № 4462-1) // Российская газета №49, 13.03.1993.

86 Полномочиями по установлению юридических фактов обладают и органы ЗАГСа, устанавливающие в частности факты рождения и смерти лица и т.д.

Таким образом, в административном, гражданском, трудовом и некоторых других отраслях права материального содержится целый ряд норм, регулирующих порядок установления юридических фактов административными органами. Более того, как уже было отмечено, действующее процессуальное законодательство допускает их установление в судебном порядке лишь при условии невозможности применения административного порядка. Следовательно, по общему правилу установление юридических фактов относится именно к компетенции административных органов. Однако в случае отсутствия такой возможности, соответствующие полномочия передаются суду, который в данном случае занимается не вполне свойственной ему деятельностью: не выполняет свою обычную роль арбитра, а играет роль устанавливающего, констатирующего органа.

Таким образом, наличие в отраслях материального права норм, регулирующих установление юридических фактов, создаёт предпосылки для понимания института установления юридических фактов как межотраслевого материально-процессуального.

Комплексными общеправовыми институтами в литературе принято называть те, которые содержат в себе нормы не одной, а нескольких отраслей права. Так, например, называя доказательственное право комплексным общеправовым институтом, И.В. Решетникова обосновывает это тем, что общие нормы данного института носят процессуальный характер и содержатся в общих частях ГПК РФ, АПК РФ и УПК РФ. Специальные же нормы содержатся не только в особенных частях процессуальных кодексов, но и в отраслях материального права. Такой «конгломерат норм из разных

87 отраслей права», по её мнению, свидетельствует о комплексном характере доказательственного права и позволяет называть его комплексным правовым институтом137.

На вопрос о наличии данных черт в правовом регулировании института установления юридических фактов сложно дать однозначный ответ, хотя для ряда других институтов особого производства данный вывод может быть сделан без каких-либо сомнений.

Очевиден комплексный общеправовой характер такого института особого производства как рассмотрение дел о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении гражданина умершим, поскольку действия суда при разрешении данной категории дел подчиняются не только нормам главы 30 ГПК РФ, но и правилам ст. ст. 42-46 ГК РФ. Аналогичные выводы распространяются на такие институты особого производства, как рассмотрение дел об ограничении дееспособности гражданина и признание его недееспособным (глава 31 ГПК РФ), объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (глава 32 ГПК РФ) и др.

Указанные черты присущи и некоторым видам устанавливаемых в порядке особого производства юридических фактов. Вряд ли можно установить факт родственных отношений вне зависимости от норм семейного законодательства, закрепляющих само понятие данного термина. Невозможно установление факта принятия наследства и места открытия наследства в отрыве от норм ст. ст. 1115, 1155 части З ГК РФ.

Вместе с тем применение подобного широкого подхода может привести к преждевременным выводам о комплексном характере и многих других процессуальных институтов, поскольку разрешение любого гражданского дела происходит с применением и на основе норм права материального.

Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. - М.: НОРМА, 2000г. - С. 18-19, 21-23.

88 В связи с этим интересным представляется подход к пониманию комплексных правовых институтов, предложенный И.Г.Медведевым.

Исследуя вопрос о месте доказательственного права в российской и французской правовых системах, автор приходит к выводу, что при разрешении вопроса о правовой природе правил о доказательствах следует исходить из функций этих норм. Если нормы влияют не только на технологию, процедуру доказывания, но и устанавливают последствия событий, существенные характеристики самого материального правоотношения, то можно полагать, что это материально-правовые нормы.

Таким образом, И.Г.Медведев предлагает при определении природы нормы права исходить не из её места в системе права и, тем более, в системе законодательства, а учитывать её правовое действие на правоотношение. Применительно к нормам о доказательствах, автор делает вывод о том, что последствия норм о доказательствах, расположенных в нормах материального права (например, правило о последствиях несоблюдения простой письменной формы сделки), могут одновременно возникать и в сфере доказательственной деятельности, и в нормальных условиях гражданского оборота" .

Применяя данные положения при исследовании норм об установлении юридических фактов, можно сделать вывод о том, большинство норм материального права действительно имеют двойной эффект. С одной стороны, они влияют на материальные правоотношения, устанавливая правовые последствия установления того или иного факта. С другой стороны, эти нормы во многом регулируют саму процедуру установления данных фактов, в частности, определяют подведомственность дел об установлении юридических фактов, круг заинтересованных лиц,

Медведев И.Г. Письменные доказательства в гражданском процессе России и Франции. Дисс. ... канд. юрид наук. - Екатеринбург, 2003. - С. 28-35.

89 предмет доказывания по делу. Следовательно, институт установления юридических фактов можно назвать комплексным общеправовым институтом.

Обобщая изложенное, можно сделать следующие выводы:

1. Совокупность материальных и процессуальных норм, регулирующих установление юридических фактов судами и иными юрисдикиионными органами, представляет собой

самостоятельный правовой институт, поскольку отвечает двум общепринятым критериям самостоятельности правовых институтов1 9:

характеризуется наличием специфической системы норм, находящихся между собой в неразрывной системной связи;

- регулирует конкретный вид правоотношений - отношений по установлению фактов, имеющих юридическое значение.

Кроме того, самостоятельность рассматриваемого института подтверждается и определённой спецификой иных его элементов, в частности, метода и основных принципов правового регулирования.

Полагаем, что индивидуальность метода регулирования проявляется в сочетании императивного и диспозитивного регулирования, что обусловлено наличием норм рассматриваемого института как в отраслях процессуального права, которым свойственная диспозитивность, так и в административном праве, отличающемся императивным методом регулирования.

Что касается принципов правового регулирования института установления юридических фактов, то для них также характерны определенные особенности. Во-первых, в правовом регулировании

т См., например: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. I, - Свердловск, 1963, - С. 214; Якушев В.- С. О понятии правового института // Правоведение, 1970, №6. - С. 67. и др.

90 данного института преобладают межотраслевые принципы, а именно, принцип непосредственности, сочетания устности и письменности судебного разбирательства и др. Во-вторых, многие принципы гражданского и арбитражного процессуального права проявляются в правовом регулировании рассматриваемого института в усечённом виде. В частности, ограничено действие принципов диспозитивности и состязательности, процессуального равенства и равноправия сторон.

2. Институт установления фактов, имеющих юридическое значение,

- это комплексный общеправовой институт, существующий, с одной стороны, на стыке смежных процессуальных отраслей права, а с другой,

- на стыке права процессуального и материального; институт, сочетающий в себе нормы сугубо процессуальные и нормы, обладающие правовым воздействием на материальные правоотношения.

Представляется, что такое понимание института установления фактов, имеющих юридическое значение, приведёт к совершенствованию гражданского и арбитражного процессуального права, поскольку даст возможность для применения аналогии права, а в дальнейшем подготовит почву для окончательной унификации законодательства в этой области.

91

<< | >>
Источник: Чудиновская Наталья Андреевна. Установление фактов, имеющих юридическое значение, в особом производстве гражданского и арбитражного процесса. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург —2007. 2007

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Установление юридических фактов в особом производстве:

  1. § 9. Особое производство
  2. 91. Установление фактов, имеющих юридическое значение, в особом производстве.
  3. 88.Особое производство: понятие, сущность, отличие от искового производства и производства по делам, возникающим из публичных правоотношений. Виды дел особого производства.
  4. Особое производство. Общая характеристика. Его отличие от искового. Виды особого производства в гражданском процессе.
  5. Особое производство: понятие, сущность, отличие от искового.
  6. Параграф 4. Особое производство с позиций правоприменения
  7. 2. Порядок рассмотрения отдельных категорий дел особого производства
  8. 21. Понятие и сущность особого производства.
  9. 18. Понятие и сущность особого производства.
  10. 79. Состав и порядок рассмотрения дел особого производства
  11. § 1. Особое производство в гражданском и арбитражном процессе: сравнительный анализ
  12. § 2. Установление юридических фактов в особом производстве
  13. §10. Особенности установления некоторых других имеющих юридическое значение фактов
  14. 2. Характеристика субъектного состава правоотношении, складываю­щихся между хозяйственным обществом и его участниками, юридических фактов, нежащих в основе их возникновения.
  15. 1.2. Формы и методы контрольно-надзорной деятельности при осуществлении инспектирования подразделений охраны юридических лиц с особыми уставными задачами
  16. Виды юридических процессуальных фактов
  17. Юридические процессуальные факты при пересмотре вступивших в законную силу решений суда
  18. Глава 2. Классификации юридических фактов
  19. 1.2. Виды юридических фактов в гражданском судопроизводстве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -