<<
>>

Концепция электронных юридических процессуальных фактов гражданского судопроизводства как результат реформирования процессуального законодательства России

Исследованию юридических процессуальных фактов в современном гражданском судопроизводстве юридической наукой уделялось недостаточно внимания. При этом юридический процессуальный факт, являясь базовым элементом процессуальных отношений, имеет определяющее значение для всего гражданского судопроизводства.

Подобное значение проявляется при обращении к истории развития современного гражданского судопроизводства.

В Декларации СНД РСФСР от 12.06.1990 № 22-1 «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики»[143] был провозглашен суверенитет РСФСР, после чего следует отсчитывать историю современного законодательства России. На основании указанной Декларации был принят Закон РСФСР от 24.10.1990 № 263-1 «О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР»[144], из которого следовало, что законы и иные акты высших органов государственной власти Союза ССР действуют на территории РСФСР непосредственно.

Общие принципы гражданского судопроизводства до принятия Конституции РФ определялись Основами гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик, утвержденных Законом РСФСР 08.12.1961[145].

На период до принятия действующих редакций ГПК РФ и АПК РФ на территории РФ форму гражданского судопроизводства определяли ГПК 1964 г.[146], АПК 1992 г.[147], АПК 1995 г.[148]

Вышеперечисленные нормативные акты закрепляли жизненные обстоятельства, которые рассматривались в качестве процессуальных фактов, учитывая экономическое и технологическое развитие России на период их принятия.

В первую очередь следует отметить появление арбитражного судопроизводства в государственных судах, его возникновение было связано с переходом к рыночной экономике.

Участниками арбитражных разбирательств стали такие субъекты, как предприятия, учреждения, организации (включая колхозы), являющиеся юридическими лицами (далее — организации), а также граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке[149].

Появление арбитражного судопроизводства определило условия возникновения процессуальных отношений или условия совершения процессуальных действий по подаче искового заявления в арбитражный суд, которые ранее не использовались в рамках гражданского судопроизводства РСФСР.

В ст. 79 АПК 1992 г. было установлена обязанность истца мотивировать свое обращение в суд положениями законодательства, на основании которого предъявлялось его требование. Также появилось условие по самостоятельному направлению истцом копии искового заявления ответчику вместе с копиями доказательств.

Неизменным процессуальным фактом возникновения процессуальных отношений «суд — истец» и «суд — ответчик» является письменное обращение лица в уполномоченный суд.

Помимо условий совершения процессуальных фактов, иными были факты, определяющие динамику процесса после его возбуждения.

В частности, интересным является ранее действующее полномочие арбитражного суда, реализуемое в форме процессуального действия, изменять с согласия истца основание или предмет иска по своей инициативе (ст. 30 АПК 1992 г.). Подобное полномочие по активному участию суда в процессе посредством определения обоснования или перечня требований к ответчику с согласия истца следует рассматривать как рудимент перехода от авторитарного к демократическому режиму в России при отсутствии выстроенной системы демократических принципов гражданского судопроизводства.

Еще одним интересным примером иного подхода к процессуальным фактам является определение обязанности ответчика предоставить истцу и арбитражному суду отзыв в течение трех дней с даты получения определения о принятии дела к производству (ст. 83 АПК 1992 г.). Столь короткий срок, отведенный на подготовку отзыва и направления его в суд, можно обусловить простотой материальных отношений, существующих на момент действия первой редакции АПК 1992 г.

Основания для прекращения производства по делу, содержащиеся в АПК 1992 г., предусматривают в качестве основания в том случае, если истец не принял мер к непосредственному урегулированию спора с ответчиком, кроме случаев, когда принятие таких мер не требуется, а возможность такого урегулирования утрачена.

При установлении подобного процессуального факта производство будет прекращено, а истец утратит право на повторное обращение в суд. В настоящее время установление подобного процессуального факта является основанием для возвращения иска и не лишает истца права на судебную защиту. Столь радикальное последствие, действующее в первоначальной редакции АПК 1992 г. можно рассматривать в качестве еще одного последствия отсутствия устойчивых демократических принципов гражданского судопроизводства, которые характеризуют современное гражданское судопроизводство. Об этом также утверждала М. С. Шакарян[150].

Все перечисленные условия совершения юридических процессуальных фактов и процессуальные факты являются показателями существующей в России экономической ситуации и уровня развития гражданского судопроизводства.

Переход от советской модели построения отношений, включая процессуальные, и уменьшение роли суда ввиду повышения значения принципа состязательности сторон привели к потребности совершенствования процессуального законодательства и развитию судебной системы.

Принятая в 1993 г. на референдуме Конституция РФ не только определила очертания современной судебной власти, но и вектор ее развития — независимость от иных ветвей власти с постоянным совершенствованием качества правосудия, что позволит обеспечить не только защиту прав и свобод граждан и иных лиц, но увеличить инвестиционную привлекательность Российской Федерации.

Потребность экономичного роста после экономического кризиса 1998 г. инициировала запуск качественно нового порядка судопроизводства, определяющего форму осуществления правосудия с учетом десятилетнего опыта. В связи с этим были приняты ГПК РФ и АПК РФ, действующие в настоящее время с учетом многочисленных изменений, внесенных с начала 2000-х гг.

Содержание юридических процессуальных фактов на данном этапе развития судопроизводства свидетельствует о новом подходе к пониманию правосудия судебной властью. В частности, на тот момент в АПК РФ не был реализован отказ от принятия искового заявления, что обусловлено готовностью арбитражного суда рассматривать все споры в судебном заседании.

Дискуссии относительно данного основания велись долго. В частности, А. Т. Боннер отмечал, что арбитражные суды порой вынуждены принимать к своему производству и рассматривать по существу определенное количество дел, на которые заведомо бессмысленно потратят силы и время суд и участники процесса[151]. В 2016 г. АПК РФ был дополнен ст. 127.1 «Отказ в принятии искового заявления».

Развитие гражданского судопроизводства в 2000-х гг. позволило унифицировать стадии рассмотрения гражданских дел как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции. Все судебные постановления и акты, не вступившие в законную силу, пересматриваются только в судах апелляционной инстанции. Кассационная инстанция занимается проверкой вступивших в законную силу решений суда, а надзор контролирует единообразие осуществления правосудия в Российской Федерации, пересматривая только самые неоднозначные дела.

Окончанием рассматриваемого этапа можно считать момент начала процесса слияния Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ в единый Верховный Суд РФ.

Федеральный конституционный закон «О Верховном Суде Российской Федерации» стал источником процессуальных норм, частично определяющий деятельность Верховного Суда РФ. Судебное толкование материального и процессуального законодательства стало формироваться под контролем единого суда, что изначально рассматривалось как одна из основных целей слияния.

В настоящее время прослеживаются следующие тенденции развития гражданского процессуального законодательства в частности и судебной системы РФ в целом:

- укрепление вертикали судебной власти;

- унификация процессуального законодательства;

- переход к электронному правосудию.

Сегодня гражданское процессуальное законодательство остается подвижной материей, вектор развития которой задает как судебная власть, так и реалии современной экономики.

В этом русле важно понять значение юридических процессуальных фактов, которые как базовый элемент процессуальных отношений чувствительны к фундаментальным изменениям.

Можно отметить, что государство решило вместо радикального изменения судебной системы использовать метод постепенного преобразования законодательства. Основной тенденцией реформы является сравнение и апробация форм судопроизводства гражданского судопроизводства, активно используемых как арбитражными судами, так и судами общей юрисдикции.

Таким образом, одним из новых признаков юридических процессуальных фактов современного гражданского судопроизводства является временная или экспериментальная применимость жизненных обстоятельств, которые влияют на процессуальные отношения.

Следует пояснить, что временность нормы не декларируется законодателем, который пытается сблизить содержание текстов АПК РФ и ГПК РФ, исключая какое-либо их отличие. Но часть форм, применимых только в АПК РФ или в ГПК РФ, вероятно, будут исключены из единого ГПК РФ, что подтверждает утверждение о временности части юридических процессуальных фактов. Например, неизвестна судьба процессуальных фактов, определяющих динамику процессуальных отношений в рамках административного судопроизводства в АПК РФ. Также интересна судьба упрощенного и заочного производств.

Упрощенное производство как сложный состав юридических процессуальных фактов оправдало себя в арбитражном процессе и активно внедряется в гражданский процесс, организуемый судами общей юрисдикции. Целью упрощенного производства является рассмотрение мелких гражданских дел без вызова сторон. Заочное производство задумывалось как форма, позволяющая ускорить процесс рассмотрения гражданских дел в отсутствие ответчика. При этом ГПК РФ обусловливает рассмотрение дела в отсутствие ответчика и без перехода к заочному производству. В этой связи заочное производство не стало активно применяться в судах общей юрисдикции ввиду наличия рабочей альтернативной модели рассмотрения дел без участия стороны, а также ввиду упрощенного порядка отмены заочного решения суда. Наличие двух подобных форм в новом едином ГПК РФ не является оправданным. Упрощенное производство и применимый к нему процесс осуществления процессуальных фактов в большей степени интересен сторонам, не имеющим возможности или необходимости в участии в судебных разбирательствах, чем отмирающий порядок реализации сторонами своих процессуальных полномочий, предусмотренных в рамках заочного производства.

Таким образом, унификация процессуального законодательства приведет к естественному отбору процессуальных фактов, применимых и необходимых для включения в единый ГПК РФ, что позволит перейти на новый качественный уровень процессуальной нормативной базы, необходимой как судам, так и лицам, обращающимся за судебной защитой.

Развитие современного гражданского процессуального законодательства, как указывалось ранее, находится сейчас на активной стадии информатизации, которая затрагивает процессы формирования картотеки судебных дел, обеспечения удаленного доступа к участию в гражданских делах посредством использования видеоконференцсвязи. Наиболее преуспели в данной области арбитражные суды[152]. Последней тенденцией информатизации является возможность заявителя обратиться не только в арбитражный суд, но и в суд общей юрисдикции через информационные системы в Интернете.

При этом данный этап информационного развития является заключительным в части организации паритета информационной обеспеченности системы арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

В то же время жизнь всего мира становится более информатизированной. Большая часть жизненных процессов реализуется посредством автоматизации, т. е. через разработку программных обеспечений, позволяющих заменять человеческий труд, включая высокопрофессиональный. Появляются системы, диагностирующие заболевания по итогам обработки входящей информации о параметрах человеческого состояния (по анализу крови и т. п.). О значении данных систем неоднократно высказывались медицинские работники[153].

В этой связи возникает вопрос об определении необходимости перехода на более качественную ступень развития судебной системы и процессуального законодательства — перехода к электронному правосудию с возможностью совершения юридических процессуальных фактов через сеть Интернет в автономном режиме с минимальной долей участия субъекта правоотношений.

Проблема юридических процессуальных фактов и их совершение через сеть Интернет впервые была затронута В. В. Ярковым, который, проанализировав электронное правосудие в Российской Федерации, указал на необходимость иной проверки подлинности волеизъявления стороны для обеспечения принципа диспозитивности[154]. Автор обращает внимание на проблему сохранения принципов гражданского процесса при внедрении в него новых технологий.

С принятием законодательства, внедряющего понятия «электронный документ» и «электронная подпись»[155], вопросы обеспечения подтверждения действительности волеизъявления лица, подавшего обращение в суд, отошли на второй план. В то же время обращения в суд через электронные средства передачи информации в последующем дублировались оригиналами обращений и исключали подмену воли.

Но текущий уровень развития технологий диктует необходимость минимизировать участие человека в процедурах, организация которых возможна с помощью программного обеспечения, которое, действуя по алгоритму, способно самостоятельно принимать решения по итогам проведенного анализа входящей информации. Учитывая вышеизложенное, следует рассмотреть деятельность программного обеспечения в рамках действующей парадигмы юридических процессуальных фактов гражданского судопроизводства.

Представляется, что повсеместное внедрение технологий, позволяющих полностью исключить деятельность человека, должно быть регламентировано на базовом теоретическом уровне. В частности, деятельность программного обеспечения в первую очередь следует сопоставить с деятельностью человека в гражданском судопроизводстве с последующей возможностью замены последнего.

Примером подобной замены следует привести механизм, формирующий в автоматическом режиме исковые заявления организации, использующей типовой договор и типовое нарушение его условий, подписываемые квалифицированной электронной подписью и направляемые в систему приема электронных исковых заявлений. Описанное действие следует рассматривать как процессуальное, направленное на возникновение гражданского дела. Юридически описанное действие, с учетом участия в процессе подписания квалифицированной электронной подписи, будет рассматриваться как совершенное организацией — субъектом процессуальных отношений, но фактически данное процессуальное действие реализовано без участия человека.

Частично о внедрении похожего механизма заявляло ПАО «Сбербанк России», которое планирует заменить работников-юристов на систему, формирующую исковые заявления в автоматическом режиме[156].

Кроме того, искусственный интеллект “Watson ” от глобальной компании IBM в 2015 г. вышел на рынок высоких технологий в области юриспруденции. Указанная система способна за несколько секунд проанализировать тысячи юридических документов, нормативных и судебных актов и подготовить заключение с ответом на тот или иной вопрос в сфере права[157].

Также можно отметить, что в настоящее время правовые справочно- информационные системы предлагают программы-конструкторы договоров, которые упорядочивают материальные отношения сторон, исходя из базовых правил их регулирования, и позволяют неспециалистам формировать договоры без участия юристов.

Данные примеры указывают на первый этап в развитии электронных юридических процессуальных фактов, этап, на котором рутинная работа, не требующая неординарных решений, заменяется работой системы, которая, используя алгоритм, формирует необходимое решение.

Следующей этап в развитии данного направление является создание искусственного юридического интеллекта, который сможет самостоятельно решать юридические вопросы без использования типовых решений, включая разрешение споров между сторонами.

Данная идея уже реализуется в Казанском (Приволжском) федеральном университете. Разрабатываемая система должна решить задачу стороннего объективного контроля за судебным конвейером, основанного на анализе массива выносимых судами актов. Принятие нелогичных решений становится заметным и может быть проще оспорено в судах высшей инстанции, а значит, количество судебных ошибок может уменьшиться[158].

Возможность формирования договоров, т. е. возможность способствовать вступлению в типовые материальные отношения, проверка машиной их соблюдения, фиксация типовых нарушения с возможностью формирования формы типового обращения за восстановлением нарушенного материального правоотношения, указывает на возникновение в обществе потребности осуществить в автономном режиме досудебный анализ возникшего спора, воспользоваться механизмами досудебного урегулирования спора, а при неудаче — реализовать право на судебную защиту, включая получение предварительного решения-совета от машины.

Текущее законодательство о гражданском судопроизводстве не предусматривает автономности машин в виде программного обеспечения от субъекта материального отношения и требует наличия первичной воли, т. е. свершения юридического процессуального действия — подачи искового заявления.

В контексте юридических процессуальных фактов предлагается рассмотреть возможность признать деятельность машин, осуществляющих автономное обращение в суд, в качестве деятельности по осуществлению электронных юридических процессуальных фактов.

Предварительно электронный юридический процессуальный факт следует рассматривать как совершаемое автоматизированной информационной системой (программным обеспечением) процессуальное действие (бездействие), а также наступление процессуального события для иной стороны ввиду осуществления системой процессуального действия, повлекшего возникновение процессуальных отношений.

Важно отметить, что электронные юридические процессуальные факты должны внедряться с сохранением действующих принципов гражданского судопроизводства, о чем указывал В. В. Ярков[159]. Электронные юридические процессуальные факты являются слепком юридических процессуальных фактов, которые осложнены большим объемом делегированных правомочий со стороны субъекта материальных и в последующем процессуальных отношений — человека.

Необходимо пояснить, что субъект, порождающий процессуальные электронные процессуальные факты, — неодушевленное существо, результат человеческой деятельности, созданный для обеспечения, а также участия в осуществлении судебной власти. В данном случае реальным субъектом является владелец программного обеспечения, который использует его полезные свойства.

Учитывая активное развитие технологий искусственного юридического интеллекта, необходимо определить предполагаемые грани процессуальных отношений, которые возможны при участии роботизированных систем.

В первую очередь следует разделить субъекты анализа на следующие:

- систему искусственного юридического интеллекта для обращения в суд, реализующую функцию стороны;

- систему искусственного юридического интеллекта, разрешающую споры на основании анализа программой массива данных о предмете спора.

Стороны, частично делегировавшие искусственному интеллекту (программному обеспечению) право на обращение в суд, на данном этапе изъявили свою волю ухода от непосредственного контроля процесса обращения в суд.

При этом не следует рассматривать систему в качестве самостоятельного субъекта процессуальных отношений или представителя стороны. Система в данном случае — это не сторона по делу, а канал между судом и стороной, механизм передачи информации о материальных спорах на рассмотрение в суд.

Воля стороны на работу через данную систему, выраженная единожды при запуске, не подменяет команду-волю на обращение в суд по каждому конкретному делу, которая реализуется исходя из алгоритма самой программы, что следует рассматривать в качестве примера электронного юридического процессуального факта — результата работы исключительно системы.

Таким образом, электронный юридический процессуальный факт — это команда системы, обусловленная работой ее алгоритма.

Важно определить место электронного юридического процессуального факта в предусмотренном порядке рассмотрения гражданских и арбитражных дел.

Систему искусственного юридического интеллекта, разрешающую споры на основании анализа программой массива данных о предмете спора, представляют как механизм разрешения типовых споров, по которым выработан однозначный порядок принятия решения по типовым ситуациям в материальном праве. Подобный механизм для безопасности судебной власти и соблюдения прав сторон должен быть не сложнее механизма работы системы автоматического подсчета чисел, где 2 + 2 = 4.

Таким образом, подобный суд должен разрешать только те споры материального права, которые не предусматривают исключений. Усложнение модели или передача искусственному интеллекту дел, требующих анализа многочисленных факторов, возможно только с сохранением решающей роли человека в качестве субъекта, принимающего решения.

Подобную систему в первую очередь на данном этапе развития науки следует рассматривать как способ досудебного урегулирования споров, некий вариант электронного арбитра, деятельность которого можно организовать путем создания государственной системы анализа судебный актов.

Наличие единой государственной системы анализа судебных решения с возможностью прогнозирования исходов спора снизило бы нагрузку на суды по типовым спорам и увеличило в данном сегменте значение частного арбитража, который данную систему также использовал в качестве вспомогательной.

В частности, субъекты материальных отношений могли бы самостоятельно определять необходимость обращения суд и прогнозировать успешность типового спора. Реализовать подобный эксперимент возможно на основе дел, которые в настоящее время относятся к приказному производству, или дел упрощенного производства.

Также важность внедрения системы электронного правосудия обусловлена необходимостью обработки электронных доказательств в форме программного кода. Система могла бы анализировать электронные доказательства, появление которых возможно так же, как электронных юридических процессуальных фактов, и рассмотрение которых было бы невозможно судом без участи эксперта или специалиста[160].

В то же время внедрение описанной системы требует формирования электронной процессуальной формы.

Термин «электронная процессуальная форма» был предложен Ю. Н. Зипунниковой. Он включает в себя нормативно установленный порядок деятельности судов по рассмотрению и разрешению дел с использованием электронных и интернет-технологий — электронный способ объективации совершаемых процессуальных действий[161]. Под электронной процессуальной формой автор в большей степени понимает действия, которые должен совершить суд при обработке информации, полученной через электронные источники ее передачи и обработки.

Но важным является идея автора упорядочить процесс работы как через электронные средства передачи информации, так и электронные средства обработки информации, включая систему обработки информации с возможностью анализа аналогичных споров и рекомендаций предполагаемого решения. Предлагается определить роль электронных помощников в деятельности суда, обозначив их вспомогательную функцию, исключив возможность принятия аналогичного решения без анализа судом фактических обстоятельств конкретного дела.

В рамках рассмотренной концепции электронных юридических процессуальных фактов важно предложить авторское понятие электронной процессуальной формы, указав, что она включает нормативно урегулированный порядок действий по совершению и обработке электронных юридических процессуальных фактов.

В этой связи внедрение искусственного интеллекта возможно только при условии описания работы его механизмов в нормативных актах по аналогии с внедрением в отечественное законодательство смарт-контрактов[162].

Таким образом, концепция электронных юридических процессуальных фактов решает две задачи:

1) упорядочивает деятельность систем, осуществляющих действия по подаче исковых заявлений и предъявлению доказательств от имени истца;

2) упорядочивает деятельность систем искусственного интеллекта, имеющих возможность анализировать схожие дела и осуществлять прогнозирование исходов типового спора и предоставлять рекомендации.

Делая вывод, следует обобщить главные тезисы концепции электронных юридических процессуальных фактов.

1. Электронные юридические процессуальные факты — результат делегирования правомочий от субъекта процессуальных правоотношений программному средству, сохраняющему данный субъект в качестве участника правоотношений, но освобождающему его от принятия типовых решений, обусловленных соблюдением электронной процессуальной формы.

2. Электронные юридические процессуальные факты могут осуществляться сторонами только при взаимодействии с судом.

3. Суд не может быть источником электронных юридических процессуальных фактов, которыми будет завершаться рассмотрение дело.

4. Электронные юридические процессуальные факты, исходящие от суда, могут носить только организационный характер.

Таким образом, под электронным юридическим процессуальным фактом следует понимать обстоятельства, закрепленные в нормах законодательства о гражданском судопроизводстве, являющиеся результатом работы алгоритма программы для ЭВМ, влияющие на динамику процессуальных отношений, включая их возникновение и прекращение.

Процесс осуществления электронных юридических процессуальных фактов должен стать составной частью электронного правосудия.

Необходимо разграничить законодательные понятия «электронное правосудие» и «электронный доступ к правосудию».

Электронный доступ к правосудию активно развивается в Российской Федерации в рамках концепции развития судебной системы, позволяя удаленно обращаться в суды и участвовать в судебных разбирательствах.

Как отмечено в совместной работе В. И. Решетняка и Е. С. Смагиной, использовать термин «электронное правосудие» можно только при осуществлении правосудия машиной. Подобный вывод является отчасти верным, так как авторы пытаются указать на уход от участия человека в судопроизводстве[163].

Под электронным правосудием в науке также понимают использование информационно-коммуникативных технологий в осуществлении процессуального законодательства[164].

При этом понятие «электронное правосудие» следует изменить, определив его как деятельность суда, включающую активное обращение к результатам анализа дела, законодательства и массива судебной практики, произведенного программами для ЭВМ.

Именно в рамках электронного правосудия предполагается возможность автоматического формирования судебных обращений без участия человека на основе анализа показателей системы, выявляющей нарушения материальных отношений, условия которых занесены и контролируются программой.

Подводя итог, следует отметить, что юридические процессуальные факты в современном гражданском судопроизводстве претерпели значительные изменения, но не перестали эволюционировать. Развитие экономики и технологий толкает современную юриспруденцию к решению существенно новых задач, что следует начать уже сейчас, определив правовые грани будущего и создав необходимые условия для его реализации. Формирование концепции электронных юридических процессуальных фактов — первый шаг на пути науки.

<< | >>
Источник: Кукуев Сергей Юрьевич. ЮРИДИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ФАКТЫ В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2018. 2018

Еще по теме Концепция электронных юридических процессуальных фактов гражданского судопроизводства как результат реформирования процессуального законодательства России:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -