<<
>>

Гражданская процессуальная правосубъектность суда надзорной инстанции

Гражданская процессуальная правосубъектность суда надзорной инстанции состоит из компетенции, элементами которой являются предметные и функциональные полномочия.

Диссертант солидарен с мнением А.Ю.Кожемякина, что полномочия суда, рассматривающего гражданское дело в порядке надзора, определяются как комплекс правомочий и обязанностей, а не как лишь его права [202, с.

136, 137].

Полномочия суда надзорной инстанции предопределены, в первую очередь, сущностью пересмотра, объектом пересмотра и процедурой рассмотрения дела.

Объектом пересмотра в порядке надзора, в отличие от кассационного пересмотра, являются постановления суда, вступившие в законную силу. Законодательство не ограничивает, как это имеет место в кассационном производстве, возможность обжалования тех или иных судебных актов, из чего можно сделать вывод, что обжалованию в порядке подлежит любое решение или определение суда первой или кассационной инстанции, вступившее в законную силу.

Объектом надзорного пересмотра может быть и постановление суда нижестоящей надзорной инстанции, однако вносить изменения в свои же постановления суд не вправе. Но в судебной практике имеют место случаи, когда данное правило нарушается. Так, постановлением президиума

Ворошиловградского областного суда от 26 сентября 1979г. удовлетворен протест прокурора Ворошиловградской области относительно незаконности судебного решения, вынесенного Ленинским районным судом г.Ворошиловграда по гражданскому делу. В мотивировочной части решения районного суда исключено указание на то, что к обнаруженной недостаче материальных ценностей истица отношения не имела, поскольку на момент ее возникновения истица находилась в отпуске. В остальном решение районного суда осталось без изменений.

Дополнительным постановлением указанного президиума от 10 октября 1979г. также по протесту прокурора области внесены изменения в постановление президиума областного суда от 26 сентября 1979г.

и в мотивировочной части решения районного суда исключены указания на отсутствие нарушений правил торговли.

Протест заместителя Председателя Верховного Суда Украины об отмене всех судебных постановлений по данному гражданскому делу был удовлетворен по тем основаниям, что президиум областного суда не отменил решение суда с направлением дела на новое рассмотрение, а постановлением от 26 сентября 1979г. только частично изменил его. Дополнительным постановлением президиум этого же суда от 10 октября 1979г. изменил не только решение районного суда, но и свое предыдущее постановление [186, с. 247, 248].

Инициаторами пересмотра в порядке судебного надзора являются, в отличие от субъектного состава кассационного пересмотра, не стороны и не иные лица, участвующие в деле, а предусмотренные в законе должностные лица органов суда и прокуратуры (ст.328 ГПК). Определенной спецификой в надзорном производстве обладает и процедура рассмотрения дела, поскольку в нем не участвуют лица, участвующие в деле. Права сторон и других лиц, участвующих в деле, существенно ограничены.

Функциональные полномочия указанного судебного органа целесообразно подразделить на две подгруппы, первая из которых состоит из полномочий, направленных на руководство процессом; вторая же - в специфических полномочиях, связанных с решением вопроса о юридической судьбе проверяемого судебного акта.

Функциональные полномочия суда надзорной инстанции, направленные на руководство процессом, несколько отличаются от одноименных полномочий суда кассационной инстанции, хотя процедура рассмотрения дела регулируется нормами, которые регулируют производство в суде кассационной инстанции (ст.335 ГПК). Отличительные черты заключаются в том, что при рассмотрении дела в порядке надзора суд по имеющимся в деле и дополнительно

представленным материалам проверяет законность и обоснованность судебного акта как в опротестованной, так и в неопротестованной части, а равно в отношении лиц, не указанных в протесте. Суд не связан доводами протеста и обязан проверить дело в полном объеме.

Вторым видом функциональных полномочий суда надзорной инстанции являются решающие полномочия, которые являются результатом рассмотрения протеста и определяют дальнейшую юридическую судьбу решения, определения либо постановления суда (ст.337 ГПК).

Характеризуя полномочия суда надзорной инстанции, С.С.Москвин отмечает, что осуществление надзорной инстанцией того или иного предоставленного законом полномочия зависит от наличия или отсутствия в материалах рассматриваемого дела определенных ошибок (нарушений), которые законодательство считает основаниями к отмене или изменению решения [203, с. 118].

К.С.Банченко - Любимова обращала внимание на следующую особенность: «Полномочия судебно - надзорного органа шире полномочий кассационной инстанции, так как в порядке надзора может быть... отменено не только решение, но и определение кассационной инстанции, а также постановление нижестоящих судебных органов» [200, с. 92]. Однако вместе с тем нельзя не согласиться с утверждением М.С.Шакарян, что полномочия кассационной и надзорной инстанции в основном совпадают [199, с. 29].

По мнению П.Трубникова, полномочия суда, рассматривающего дело в порядке надзора, распространительному применению не подлежат. Суд надзорной инстанции, например, не вправе, отменив решение, приостановить производство по делу, но при наличии оснований для этого суд надзорной инстанции должен предложить суду, на рассмотрение которого направляется дело, обсудить вопрос о приостановлении производства по делу [201, с. 16, 17].

Для более полной характеристики компетенции суда надзорной инстанции необходимо рассмотреть каждое из законодательно - закрепленных полномочий

в отдельности.

Суд надзорной инстанции, рассмотрев дело в порядке надзора, своим определением или постановлением вправе оставить решение, определение или постановление без изменений, а протест - без удовлетворения. Протест об отмене или изменении решения, определения или постановления оставляется без удовлетворения в случае, если указанные акты вынесены в соответствии с подлежащими применению по делу нормами материального права и при точном соблюдении норм процессуального законодательства.

При этом не может быть отменено судебное постановление (решение, определение) по формальным соображениям, например, со ссылкой лишь на то, что дело рассмотрено с нарушением правил подсудности (в связи с этим в адрес суда в силу ст.342 ГПК может быть вынесено частное определение, чтобы в дальнейшем подобное нарушение не допускалось).

Поскольку применение данного полномочия, как и последующих, связано с правосудностью судебных постановлений, имеет смысл более подробно остановиться на основаниях к отмене судебных актов. В соответствии с ч.1 ст.338 ГПК, ими являются необоснованность или существенные нарушения норм материального или процессуального права. В данном подразделе мы остановимся только на характеристике существенных нарушений норм материального или процессуального права, так как такое основание к отмене судебного акта, как необоснованность, рассмотрено в предыдущем подразделе.

Пленум Верховного Суда Украины в абз.3 п.9 Постановления от 26 января 1990г. №2 «О практике рассмотрения гражданских дел в порядке надзора» указал, что вопрос о том, является ли допущенное нарушение норм материального или процессуального права существенным, следует разрешать в зависимости от его характера, повлекло или могло повлечь оно неправильное разрешение дела. К существенным нарушениям, влекущим отмену решения, относятся нарушения закона, указанные в ст.314 ГПК, нарушение принципов непосредственности и устности гражданского процессуального права, нарушение правил о допустимости средств доказывания. Вместе с тем в силу правил ст.312 ГПК не может быть отменено правильное по существу решение по

одним лишь формальным соображениям (например, нарушение правил о подсудности, отдельные недостатки в изложении решения, которые не повлияли на его суть или могут быть устранены без отмены решения, ошибочная ссылка на норму права при соответствии решения действующему законодательству) [205, с. 88].

Как видим, Пленум Верховного Суда не дал ответа на вопрос, какие же нарушения норм материального права являются существенными и влекут отмену судебного акта в порядке надзора.

Не существует единого мнения по этой проблеме и в науке гражданского процессуального права. Сложность этого вопроса подтверждается также тем, что некоторым процессуалистам так и не удалось показать, в чем же должна состоять «особая» существенность нарушений, являющихся основанием к отмене решения в порядке надзора [200, с. 51, 53, 87, 89].

В теории и практике гражданского процессуального права проблема определения существенности нарушения норм материального и процессуального права, являющимися основаниями к отмене в порядке надзора судебных актов, стоит особенно остро. Так, П.Я.Трубников полагает, что дать исчерпывающий перечень случаев существенного нарушения норм процессуального или материального права, влекущих пересмотр гражданских дел в порядке надзора, невозможно. Некоторые из них прямо предусмотрены законом. Другие случаи нарушений относятся вышестоящими судами к существенным применительно к конкретным гражданским делам. Решающим при этом является установление факта влияния данного нарушения на правильность разрешения дела [204, с. 119].

По мнению С.Ю.Каца и П.Я.Трубникова, существенными нарушениями норм материального права следует считать такие нарушения, которые приводят или могут привести к неправильному разрешению дела, выражающиеся в 1) неприменению закона, подлежащего применению; 2) применении закона, не подлежащего применению; 3) неправильном истолковании закона [206, с. 170, 171; 207, с. 178-180].

Основываясь на приведенных позициях указанных авторов мы считаем, что все нарушения норм материального права, в отличие от нарушений норм права процессуального, являются существенными и влекут отмену судебного решения, определения или постановления в порядке надзора. Исходя из этого очевидно, что существенность нарушений норм материального или процессуального права не дает повода для различия оснований к отмене судебных решений в кассационном и надзорном порядке.

Думается, было бы более правильным законодательно закрепить следующие основания к отмене решения, определения или постановления суда в порядке надзора:

1) неприменение, неправильное применение или толкование норм материального права;

2) существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного судебного акта.

Кроме того, решение, определение или постановление суда должно подлежать отмене независимо от доводов протеста в случаях, предусмотренных ч.2 ст.314 ГПК.

В соответствии с п.2 ст.337 ГПК, суд надзорной инстанции вправе отменить решение, определение или постановление полностью или частично и направить дело на новое рассмотрение в суд первой или кассационной инстанции. Применение указанного полномочия связано с такими недостатками судебного решения, как незаконность и необоснованность. Частично решение может быть отменено в той части, которая признана необоснованной. Судебное решение также подлежит отмене с передачей дела на новое рассмотрение, если суд допустил нарушения основных правил судопроизводства (рассмотрение дела незаконным составом суда, несоблюдение тайны совещательной комнаты, вынесение решения быз судебного разбирательства, неподписание решения составом суда, нарушение правил о языке и др.)

К.С.Банченко - Любимова подверагла критике полномочие судебно - надзорного органа, заключающееся в отмене решения или определения кассационной инстанции и в направлении дела на новое рассмотрение в суд нижестоящей инстанции. Свою позицию автор обосновывает следующим положением: «Если судебно - надзорный орган не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции, а отменил определение или решение кассационной инстанции, то, во - первых, это представляет собой прямое указание, как следует действовать кассационной инстанции, а, во - вторых, признание, что решение является правильным. В данном случае судебно - надзорный орган обладает полномочиями отменять все решения и определения, оставляя в силе одно из них, и нет практического смысла направлять дело во вторую инстанцию» [200, с. 99, 100]. На наш взгляд, предложение названного автора в целом имеет основание. Действительно, если имеется один из судебных актов, который, по мнению суда надзорной инстанции, является законным и обоснованным, то нецелесообразно направлять при этом дело на новое рассмотрение. Достаточно отменить неправосудные, по мнению суда, акты, а правосудное решение оставить без изменений.

П.Трубников обращает внимание на отсутствие законодательного закрепления такого полномочия у суда надзорного звена, как направление дела на новое рассмотрение в нижестоящий суд надзорной инстанции. Положительное решение данного вопроса, как пишет автор, было бы оправданным при наличии допущенных существенных процессуальных нарушений, свидетельствующих о том, что надлежащего рассмотрения дела по протесту фактически не было [201, с. 18].

Полагаем, что предложение П.Трубникова спорно. Существующая система надзора предполагает, что судебные акты, помимо кассационного суда, может пересматривать несколько вышестоящих судов. Поэтому восприятие предложения П.Трубникова означало бы то, что суд надзорной инстанции, принимающий к своему рассмотрению дела, не реализовывал бы свою правосубъектность.

Пункт 3 ст.337 ГПК закрепляет за судом надзорной инстанции полномочие, заключающееся в отмене решения, определения или постановления полностью или частично и прекращении производства по делу либо в оставлении заявления без рассмотрения. Это полномочие реализуется по основаниям, предусмотренным статьями 227 и 229 ГПК, что уже было рассмотрено выше. При применении данного полномочия следует иметь ввиду разъяснение Пленум Верховного Суда от 26 января 1996 года №2, где указано, что суд надзорной инстанции отменяет судебные решения и прекращает производство по делу или оставляет заявление без рассмотрения в том случае, когда основания, предусмотренные статьями 227 и 229 ГПК, установлены бесспорно и их наличие не требует дополнительной проверки. В иных случаях при отмене судебных решений в связи с данными об указанных основаниях дело направляется на новое рассмотрение по первой инстанции (п.4) [205, с. 89].

Полномочие надзорной инстанции на оставление в силе одного из ранее вынесенных судебных решений (п.4 ст.337 ГПК) применяется, если судебные акты не противоречат закону и соответствуют обстоятельствам дела [208, с. 410].

Наконец, суд, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе изменить решение, определение или постановление или постановить новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если по делу не требуется собирания или дополнительной проверки доказательств, обстоятельства дела установлены судом первой инстанции полно и правильно, но допущена ошибка в применении норм материального права (п.5 ст.337 ГПК).

При реализации данного полномочия судом надзорной инстанции должны быть обязательно учтены указанные в законе условия, а именно: если не требуется собирание или дополнительная проверка доказательств,

обстоятельства дела установлены судом полно и правильно, но допущена ошибка в применении норм материального права. Если же при наличии таких условий надзорная инстанция отменяет решение и направляет дело на новое рассмотрение, то тем самым она нарушает требование закона и не выполняет возложенные на нее обязанности по изменению решения или вынесению нового, что влечет нарушение принципа процессуальной экономии и приводит к волоките в разрешении гражданских дел [202, с. 137, 138].

Необходимо иметь ввиду, что суд, рассматривающий дело в порядке надзора, не вправе изменить решение или вынести новое на основании дополнительных материалов, которые не рассматривались судом первой инстанции. Вместе с тем практике известны подобные случаи. Так, гражданин Ткач предъявил иск к гражданину Караруша о взыскании 3 978 руб. 85 коп. истец отмечал, что ответчик, обладая собственным автомобилем, нарушил правила дорожного движения, что привело к аварии, в результате которой истцу причинен ущерб на указанную сумму.

Решением районного суда Шаргородского района исковые требования удовлетворены и с Караруша взыскано в пользу истца 3 978 руб. 85 коп.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Винницкого областного суда решение оставлено без изменений.

Постановлением президиума Винницкого областного суда указанные решения изменены и сумма, взысканная с ответчика на возмещение убытков, уменьшена до 2 122 руб. 88 коп. Изменяя решение районного суда и определение судебной коллегии, президиум областного суда указал, что истец в счет убытков получил после вынесения решения страховое возмещение в размере 1 855 руб. 97 коп.

В данном случае президиум областного суда был должен отменить судебное решение по делу и направить ее на новое рассмотрение.

Исходя из изложенного, судебная коллегия постановила: протест заместителя Председателя Верховного Суда удовлетворить. Решение Шаргородского районного суда, определение судебной коллегии по гражданским делам Винницкого областного суда отменить, а дело направить в районный суд на новое рассмотрение в ином составе судей [186, с. 254, 225].

Как отмечалось, в порядке надзора решение может быть изменено, но его изменение не должно носить характера нового решения, то есть под изменением решения следует понимать такое изменение, которое не меняет существа решения, причем это допустимо, если по делу правильно установлены все обстоятельства и нет оснований для новой проверки доказательств [200, с. 93]. В

отличие от действующего процессуального законодательства, п.5 ст.329 ГПК Российской Федерации закрепляет за судом надзорной инстанции полномочие на отмену (либо изменение) решения суда первой, кассационной или надзорной инстанции и вынесение нового решения независимо от того, требуется или нет собирание либо дополнительная проверка доказательств [209, с. 313].

В случае отмены решения с вынесением нового или с прекращения производства по делу, оставлением заявления без рассмотрения или удовлетворения исковых требований в меньшем размере при изменении решения, суд надзорной инстанции в соответствии со ст.420 ГПК своим постановлением должен также разрешить вопрос о повороте исполнения [205, с. 89].

Изложенная система полномочий суда надзорной инстанции тесно связана с регламентацией специфических институтов гражданского процесса и форм пересмотра судебных актов.

В связи с разработкой нового ГПК возникает вопрос о целесообразности сохранения такого института. Исследование сущности надзорного производства свидетельствует о том, что данный вид пересмотра содержит недостаток в правосудных началах. Достаточно отметить, что он возбуждается не по воле материально - заинтересованных лиц.

Вопрос о правовой природе и сущности института пересмотра в порядке судебного надзора решений, определений и постановлений суда, вступивших в законную силу, в науке процессуального права является дискуссионным, так как в настоящее время существуют определенные основания утверждать, что данный вид пересмотра судебных актов противоречит Конституции. Кроме того, законодательства ряда государств предусматривают в судебной системе наряду с судами апелляционной и кассационной инстанций определенные судебные органы, выполняющие надзорные функции по отношению к нижестоящим судам [198, с. 116, 119]. В то же время на страницах юридической печати поднимается вопрос о целесообразности сохранения стадии пересмотра решений, определений и постановлений в порядке надзора [199, с. 30].

На наш взгляд, стадия пересмотра судебных решений, определений и постановлений в порядке надзора нуждается в существенном видоизменении. Категорически нельзя допустить оставление как формы пересмотра судебных постановлений пересмотр в порядке надзора по протестам соответствующих должностных лиц на предмет законности судебных актов. Данная форма пересмотра, поскольку основана на протесте на предмет законности судебного акта, противоречит принципу правового государства, так как ущемляет требования правовой безопасности, института законной силы судебных актов, права сторон на распоряжение своими процессуальными правами, а также принцип независимости судов и судей.

Поэтому представляется целесообразным реформирование пересмотра в порядке надзора в пересмотр кассационный, который не должен иметь ничего общего с одноименным институтом, существовавшим в советском процессуальном праве и существующим в настоящее время.

Необходимо отметить, что в мировой практике существует, помимо классической кассации, такая форма пересмотра судебных решений, как ревизия. Отличие ревизии от кассации заключается в том, что при ревизии апелляционная жалоба была отклонена судом апелляционной инстанции по причине ее недопустимости. Ревизионная же жалоба может быть подана лицами, участвующими в деле в случаях, когда рассмотрение дела осуществлялось неправомочным составом суда, нарушены правила о подсудности, нарушен принцип гласности судопроизводства (ст.ст. 545-566 - А ГПК ФРГ). Ревизионная форма пересмотра судебных актов, кроме того, является исключительным видом пересмотра решений и определений нижестоящих судов исходя из принципа двухинстанционности судебной системы.

Классическое кассационное производство необходимо для проверки актов суда первой и апелляционной инстанций, вступивших в законную силу, которые были предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции, а также определения и решения суда апелляционной инстанции. Возбуждение кассационного производства возможно лишь по жалобам лиц, участвующих в деле. Предметом судебной проверки должны быть судебные акты, вынесенные с нарушением требований законности. Поэтому при рассмотрении дела в кассационной инстанции суд проверяет правильность применения норм материального и процессуального права судами первой и апелляционной инстанций. Суд кассационной инстанции не должен устанавливать или считать доказанными те или иные обстоятельства, определять достаточность или недостаточность доказательств, решать вопрос о предпочтении одних доказательств над другими. Правосубъектностью суда кассационной инстанции должны обладать, как нам представляется, президиумы областных и приравненных к ним судов и Верховный Суд Украины.

Суд кассационной инстанции так же, как суды первой и апелляционной инстанций, должен обладать гражданской процессуальной правосубъектностью, элементами которой являются предметные и функциональные полномочия.

Предметные полномочия связаны с объектом пересмотра, которым являются судебные акты первой и апелляционной инстанций, вступившие в законную силу.

Функциональные полномочия, как нам представляется, так же, как и одноименные полномочия суда надзорной инстанции, должны состоять из двух видов: полномочия по руководству процессом и полномочия, связанные с определением дальнейшей юридической судьбы обжалуемого акта.

В юридической литературе не существует единства мнений относительно пределов второго вида функциональных полномочий, которыми должен обладать суд кассационной инстанции. В работе М.Михеенко и В.Шишкина отмечается, что суд кассационной инстанции в кассационном порядке вправе отменить решение и направить дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в другом составе суда, если в процессуальном законе не будут определены нюансы. Если при повторном рассмотрении суд снова допустит ошибки в применении закона, суд кассационной инстанции может принять дело к своему производству и вынести новое решение, но только относительно применения права [193, с. 23].

М.И.Штефан определяющим моментом, характеризующим правовое положение суда кассационной инстанции, считает его обязанность рассмотреть дело в пределах оснований и требований кассационной жалобы или протеста. По имеющимся в деле материалам он проверяет законность решения, определения или постановления только в обжалуемой части и только относительно лиц, которых подали жалобу или лиц, присоединившихся к ней или относительно которых внесен протест. В то же время указанный автор считает целесообразным в определенных случаях предоставить суду кассационной инстанции право выйти за пределы требований протеста или жалобы [194, с. 161].

По нашему мнению, реализация указанного предложения послужит основанием для дублирования кассационным судом суда ревизионного, довольно распространенного судебного органа в мировой практике, поскольку одним из полномочий последнего является проверка жалобы или протеста в полном объеме, что является, на наш взгляд, нарушением принципа диспозитивности гражданского процессуального права.

На основании изложенного считаем, что суд надзорной инстанции наиболее целесообразно реформировать путем замены его не судом ревизионной инстанции, а кассационной. Суд кассационной инстанции должен обладать следующими функциональными полномочиями относительно разрешения вопроса о дальнейшей судьбе обжалуемого судебного акта: отклонить кассационную жалобу, а решение, определение или постановление суда первой или апелляционной инстанции оставить без изменений; отменить акт органа судебной власти полностью или частично и оставить в силе судебный акт, ошибочно отмененный судом апелляционной инстанции; отменить судебный акт полностью или частично и дело направить на новое рассмотение; отменить решения и закрыть производство по делу; вынести новое решение по существу дела, не передавая его на новое рассмотрение.

<< | >>
Источник: Гусаров Константин Владимирович. ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКОЙ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. ХАРЬКОВ - 2000. 2000

Скачать оригинал источника

Еще по теме Гражданская процессуальная правосубъектность суда надзорной инстанции:

  1. С О Д Е Р Ж А Н И Е
  2. Понятие гражданской процессуальной правосубъектности
  3. 1.2 Реализация гражданской процессуальной правосубъектности
  4. Содержание гражданской процессуальной правосубъектности органов судебной власти
  5. Гражданская процессуальная правосубъектность суда первой инстанции
  6. 2.3 Гражданская процессуальная правосубъектность суда кассационной инстанции
  7. Гражданская процессуальная правосубъектность суда надзорной инстанции
  8. Меры административного принуждения, применяемые к негосударственным организациям за административные правонарушения
  9. § 2. Особенности публично-правового статуса Центрального банка Российской Федерации и его роль в финансовой деятельности государства
  10. § 2. Процессуальные правовые отношения в доминирующих отраслях права
  11. Глава 1. Процессуальный факт и процессуальный состав
  12. Глава 2. Классификации процессуальных фактов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -