<<
>>

Гражданская процессуальная правосубъектность суда первой инстанции

Гражданская процессуальная правосубъектность суда первой инстанции состоит из компетенции, содержанием которой являются предметные и функциональные полномочия. Предметные полномочия составляют подведомственность и подсудность гражданских дел.

Функциональные полномочия связаны с решающими действиями суда по руководству процессом.

Подведомственность в настоящее время приобретает функцию разграничения компетенции в рамках существующих судебных институций и определяет пределы судебной власти различных судебных учреждений. Правила подведомственности для судов общей юрисдикции закреплены в ст.24 ГПК.

При изучении подведомственности наиболее актуальной проблемой является вопрос о толковании нормы, которая формулирует правило подведомственности для судов общей юрисдикции в контексте к ст.124 Конституции Украины. Как свидетельствует судебная практика, суды ограничительно толкуют общие правила подведомственности, что приводит к незаконным отказам в возбуждении гражданских дел. Так, жители г.Желтые Воды Днепропетровской области в январе 1997 г. обратились в Желтоводский городской суд с исковыми заявлениями к Кабинету Министров Украины об исполнении обязательств по облигациям Государственного целевого безпроцентного займа 1990г. и возмещением морального вреда. Определением судьи Желтоводского городского суда было отказано в принятии исковых заявлений как не подлежащих рассмотрению в судах в соответствии с п.1 ст.136 ГПК. Днепропетровский областной суд указанные определения оставил без изменений.

Конституционный Суд Украины в п.п. 2,3 резолютивной части Решения от 25.12.97г. указал, что отказ суда в принятии исковых и других заявлений, жалоб, оформленными в соответствии с действующим законодательством, является

нарушением права на судебную защиту, которое, в соответствии с нормами Конституции, не может быть ограничено [121, с. 33-35].

Применение института подведомственности и п.1 ст.136 ГПК в контексте ст.124 Конституции означает, что подведомственность дел суду носит исключительный характер.

При определении подведомственности конкретных дел следует исходить из характера судебной юрисдикции и подведомственности

правовых споров судам общей юрисдикции, которая носит преимущественный

1

характер.

В последнее время в юридической литературе остро дискуссируется вопрос о перспективе подведомственности дел, возникающих из административно - правовых отношений, производство по которым в настоящее время регулируется гражданским процессуальным законодательством.

Д.М.Чечот в свое время отмечал, что первым признаком производства по делам, возникающим из административно - правовых правовых отношений, является его гражданско - процессуальный характер. В подобных случаях спор утрачивает чисто административный характер и, приобретая признаки «спора о праве гражданском», должен рассматриваться в порядке искового производства [123, с. 80, 81]. Н.М.Тищенко, напротив, пишет, что дела, возникающие из административно - правовых отношений, рассматриваемые ныне по правилам гражданского судопроизводства, целесообразно отнести в будущем к компетенции административных судов. Это будет способствовать усилению гарантий защиты прав и законных интересов граждан, существенному повышению уровня рассмотрения этой категории дел [124, с. 249].

О.И.Угриновская выступает против введения системы административной юстиции на том основании, что укрепление судебной власти необходимо [3] проводить путем ее конкретизации, а не дробления, которое создает условия для возникновения противоречий внутри самой судебной системы [125, с. 7].

По нашему мнению, весьма сложно дать однозначный ответ на вопрос о правовой природе и о перспективах подведомственности дел, возникающих из административно - правовых правоотношений. Конституционный аспект толкования ст.2 ГПК позволяет сделать вывод, что объектом судебной защиты в гражданском судопроизводстве могут выступать права и законные интересы, которые охватываются тем или иным субъективным правом, поэтому нам представляется, что дела, возникающие из административно - правовых правоотношений целесообразно отнести к подведомственности общих судов.

Такой вывод вытекает из того, что судебная юрисдикция связана с рассмотрением дела, правоотношением, и, следовательно, с субъективным правом. Развитие современного законодательства свидетельствует о сближении вышеуказанного производства с исковым. Проект нового ГПК Украины предусматривает, что суд рассматривает гражданские дела в исковом или в особом производстве (ст.5). Что касается производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений, то о нем упоминания в проекте нет. Это объясняется не тем, что здесь концептуально иначе, нежели в действующем законодательстве, решен вопрос о данном виде производства. Разработчики проекта ГПК исходили из того, что дела, возникающие из административноправовых отношений, должны рассматриваться по правилам иного - административного судопроизводства в порядке, предусмотренном не ГПК, а Административно-процессуальным кодексом Украины [126, с. 3-8].

Но это не значит, что этот вопрос разрешен полностью. С принятием Конституции Украины развитие судебного контроля за административной деятельностью, надо полагать, будет идти по пути все большей специализации в рамках общих судов с постепенным возникновением относительно самостоятельной системы административных судов [122, с. 98, 99].

В связи с разработкой нового ГПК возникает вопрос и о подведомственности судам общей юрисдикции дел особого производства. По

мнению отдельных авторов, оно не связано с разрешением споров о праве и по своей природе не требует вмешательства судебной власти [122, с. 98, 99].

По нашему мнению, правосудный характер деятельности предопределяется предметом судебного рассмотрения. С ним связана и специфическая процедура (форма) судопроизводства. Предметом деятельности суда в особом производстве является установление юридических фактов или состояний. Деятельность суда в этом производстве носит установительный характер. Стремления законодателя отнести дела особого производства к юрисдикции гражданских судов не соответствует предметной характеристике судебной власти, ибо предметом судебного рассмотрения в гражданском процессе, по идее, могут быть только гражданские дела по спорам в связи с защитой субъективных прав.

В соответствии с Конституцией правосудие в Украине осуществляется исключительно судами. На практике может возникнуть потребность в разграничении полномочий Конституционного Суда и судов общей юрисдикции. В связи с этим Пленум Верховного Суда Украины в постановлении №9 от 1 ноября 1996г. «О применении Конституции Украины при осуществлении правосудия» [128, с. 16-17] отметил, что суды общей юрисдикции не вправе, применяя Конституцию как акт прямого действия, признать неконституционными законы или правовые акты, перечисленные в ст.150 Конституции, поскольку это отнесено к исключительной компетенции Конституционного Суда. Вместе с тем какой - либо суд общей юрисдикции имеет право на основании ст.144 Конституции признать неконституционными или такими, что не отвечают законам Украины, решения органов местного самоуправления, а также на основании ст.124 Конституции - акты органов государственной исполнительной власти: министерств, иных центральных ведомств, местных государственных администраций и т.д. Обращение в Конституционный Суд в таком случае не требуется. При рассмотрении же гражданского дела в случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции примененный закон или закон, подлежащий применению по конкретному делу, суд, по ходатайствам участников процесса или по собственной инициативе приостанавливает рассмотрение дела и обращается с мотивированным определением (постановлением) в Верховный Суд Украины, который, в соответствии со ст.150 Конституции может возбудить перед Конституционным судом вопрос о соответствии Конституции законов и иных нормативно - правовых актов. Такое решение может принять суд первой, кассационной или надзорной инстанции в какой - либо стадии процесса [128, с. 50].

Закон «О Конституционном Суде» [133] закрепил в ст.13 полномочия Конституционного Суда. В приведенной норме определяется

подведомственность дел Конституционному суду, то есть его полномочия по выполнению возложенных на него государством функций. В связи с этим, как нам представляется, названную норму следовало бы именовать не «Полномочия Конституционного Суда Украины», а «Подведомственность дел

Конституционному Суду Украины», так как в настоящее время необходимо более детальное определение круга дел, подведомственных указанному судебному органу по причине того, что «в настоящее время в Конституционный Суд поступает много жалоб по категориям дел, которые не подведомственны Конституционному Суду» [134, с.

5-9; 135, с. 12].

Разрешение вопросов о конституционности законов и иных правовых актов Конституции занимает центральное место в деятельности

Конституционного Суда и потому необходимо признать закономерным, что именно этот вид его деятельности поставлен законодателем на первое место [136, с. 330].

В законодательстве, регламентирующем деятельность Конституционного Суда, граждане признаются субъектами права на обращение в Конституционный суд с заявлением о нарушении его конституционных прав и свобод. Рассмотрение подобных заявлений имело место в практике Конституционного суда Украины [137, с. 169]. В.П.Тихий высказал мнение, заключающееся в том, что необходимо предоставить возможность каждому обращаться в

Конституционный Суд с заявлением о нарушении его конституционных прав и свобод, если гражданин использовал все обычные способы судебной защиты [138, с. 229]. На наш взгляд, это предложение недостаточно обосновано теоретически и практически исключает юрисдикцию общих судов. Критериями разграничения подведомственности между Конституционным судом и судами общей юрисдикции могут быть следующие положения:

1. Конституционному суду подведомственны только дела, которые прямо отнесены законодательством к его ведению. Суды общей юрисдикции рассматривают все дела по спорам о защите нарушенных прав, свобод и охраняемых законом интересов, кроме тех, которые отнесены к исключительной компетенции других судов.

2. Судам общей юрисдикции не подведомственно рассмотрение дел о конституционности законов и иных нормативных актов определенного уровня как таковых. Однако суд общей юрисдикции имеет право «критики закона» при рассмотрении подведомственных ему дел.

3. Проверка конституционности нормативных актов составляет

исключительную компетенцию Конституционного суда. Он рассматривает дела о конституционности нормативных актов безотносительно к защите субъективных прав или охраняемых законом интересов конкретных субъектов права. Защиту субъективных прав и охраняемых законом интересов обеспечивают суды общей юрисдикции и существующие сейчас арбитражные суды.

В связи с рассмотрением вопроса о подведомственности как разновидности предметных полномочий актуальной является также проблема соотношения подведомственности судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Действующее законодательство определяет преимущественную подведомственность для общих судов (ст. 25 ГПК) и правила

подведомственности дел арбитражным судам (ст.1, 2 АПК).

Разграничение подведомственности судов общей юрисдикции и арбитражных судов в сфере разрешения ими споров проводится по совокупности двух критериев: по субъектному составу и характеру спорных правоотношений. Спорами, разрешение которых отнесено к компетенции арбитражных судов, признаются споры между юридическими лицами, гражданами,

осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющими статус частного предпринимателя. [139, с. 214].

В связи с определением границ и объема юрисдикции общих и арбитражных судов возникает проблема, касающаяся подведомственности споров с участием граждан - предпринимателей. Статья 55 Конституции предусматривает, что права и свободы граждан Украины защищаются судом. При этом, как видно из содержания этой нормы, неограниченная возможность судебной защиты в Конституции связывается со статусом человека и гражданина, а не с иными правовыми статусами. Это является предпосылкой для вывода о том, что при определении пределов и объема судебной власти общих и арбитражных судов, принимая во внимание конституционный принцип права граждан на судебную защиту, необходимо предусмотреть, что граждане - предприниматели могут осуществлять защиту своих прав и интересов на альтернативной основе в общем или арбитражном суде по своему выбору. Существующая судебная практика исходит из того, что исключены из подведомственности общих судов споры с участием граждан - предпринимателей.

Следующим видом предметных полномочий суда первой инстанции в гражданском процессе является подсудность гражданских дел. По действующему законодательству вопросы подсудности регулируются главой 15 ГПК и некоторыми другими нормами особого производства и производства по делам, возникающим из административно - правовых отношений.

В связи с разработкой проекта нового ГПК представляется, что законодательная регламентация подсудности не в полной мере отвечает требованиям Конституции и международно - правовым стандартам

осуществления правосудия, в частности Пакту о гражданских и политических правах, где закрепляется право каждого на пересмотр дела по существу [140, с. 6].

Концепция судебно - правовой реформы закрепила принцип двухинстанционности судебной системы. В связи с этим думается, что Верховный Суд не должен осуществлять рассмотрения дела как суд первой инстанции, поскольку в противном случае вряд ли можно говорить о том, что каждый гражданин вправе в этом случае использовать все предусмотренные способы обжалования (ст.129 Конституции). Рассмотрение дела Верховным Судом по первой инстанции противоречит принципам организации пересмотра судебных решений. Данная точка зрения поддерживается и самими судьями, а также учеными, которые предлагают разрешить проблему подсудности путем передачи всех дел на рассмотрение местных судов по первой инстанции [141, с. 11; 142, с. 205-206; 140, с. 75; 143, с. 6]. В проекте нового ГПК обоснованно закреплено, что районный (городской) суд является судом первой инстанции по всем делам, которые рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства (ст.110).

Действующее законодательство, регламентирующее подсудность, кроме общих правил, предусматривает право председателя Верховного Суда Украины, его заместителей, а также председателя Верховного Суда Республики Крым, областного и приравненных к ним судов, в пределах своей компетенции по ходатайству сторон и других участвующих в деле лиц, по заявлению прокурора или по собственной инициативе истребовать любое гражданское дело, находящееся в производстве того или иного суда, и передать его на рассмотрение в другой суд Украины (ст. 133 ГПК). Кроме того, суд кассационной инстанции вправе при отмене решения суда первой инстанции полностью или частично направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей или в другой суд первой инстанции (ст. 311 ГПК).

По нашему мнению, рассмотренное выше правило подсудности и то положение, согласно которому вышестоящий суд при отмене судебного акта,

вынесенного нижестоящим судом, вправе принять дело к своему производству, являются неконституционными и не соответствуют международным стандартам правосудия.[4]

В этом отношении заслуживает внимание положение ст.47 Конституции РФ, которая предусматривает, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом [145, с. 416].

Следующим видом полномочий суда первой инстанции являются функциональные полномочия, которые в известной мере отражают конструкцию правосубъектности суда первой инстанции. А.Ф.Козлов выделяет следующие группы: а) по обеспечению участия в процессе заинтересованных лиц; б) по собиранию, исследованию и оценке доказательств и установлению объективной истины по делу; в) по вынесению решений; г) по исправлению допущенных ошибок при вынесении решений; д) по исполнению судебных решений. К этому же виду следует отнести и те полномочия, которые касаются установления и устранения причин и условий, способствующих совершению правонарушений [43, с. 127, 164].

По нашему мнению, функциональные полномочия суда первой инстанции целесообразнее рассматривать применительно к таким стадиям гражданского процесса в первой инстанции, как возбуждение гражданского дела; подготовка дела к судебному разбирательству; судебное разбирательство, поскольку функциональные полномочия касаются действий указанного судебного органа в процессе отправления правосудия и связаны с решающими действиями суда по руководству процессом.

В стадии возбуждения гражданского дела функциональные полномочия суда первой инстанции состоят, прежде всего, в принятии или в

отказе в принятии заявления. Вопрос об этом разрешает судья в зависимости от того, обладает ли заинтересованное лицо правом обращения в суд и осуществляется ли это право осуществляется в порядке, предусмотренном законом. Реализация указанных полномочий судом первой инстанции в известной мере затруднена, поскольку закон не указывает ни процессуального оформления принятия заявления по гражданскому делу к производству суда и с какого момента заявление считается принятым. В связи с этим следует согласиться с позицией ряда авторов, которые предлагают дополнить ст.136 ГПК положением, что судья, приняв заявление, постановляет определение о возбуждении гражданского дела. Законодательное решение данного вопроса даст возможность точно установить сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел, что имеет важное практическое значение, поскольку с

моментом возбуждения гражданского дела в суде связываются определенные правовые последствия [146, с. 10; 147, с. 41, 42].

Законом (ст. 136 ГПК) определен исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых судья отказывает в принятии заявления. Отказ в возбуждении дела по основаниям, не предусмотренным в законе, не допустим, поскольку такой отказ означал бы нарушение конституционного права на судебную защиту. Убедившись в наличии необходимых предпосылок права на обращения в суд по конкретному делу, судья должен также проверить, осуществляет ли заинтересованное лицо свое права в надлежащем, предусмотренном законом порядке. Такую конструкцию нормы,

регламентирующей реализацию полномочий суда по принятию заявления по гражданскому делу или отказа в его принятии следует сохранить.

В некоторых случаях для реализации права на судебную защиту закон предусматривает порядок предварительного внесудебного разрешения дела. Представляется, что это положение противоречит требованиям ст. 124

Конституции, где предусмотрено, что юрисдикция судов распространяется на все правоотношения, возникающие в государстве. На этой позиции стоит и Пленум Верховного Суда Украины, который разъяснил, что суд не вправе

отказать в приеме искового заявления только на том основании, что не соблюден досудебный порядок урегулирования спора.

Закон предусматривает, что судья отказывает в принятии заявления, если имеется вступившее в законную силу постановленное по спору между теми же сторонами о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о принятии отказа от иска или об утверждении мирового соглашения сторон (ст. 136 ГПК). Закон нуждается в уточнении и здесь, поскольку в случае применения этого основания решающую роль при этом играет анализ элементов иска. Иски считаются однородными только тогда, когда в них совпадают стороны, предметы и основания. В случае замены хотя бы одного из этих элементов иски считаются неодинаковыми и судья не вправе отказать в принятии такого заявления и в возбуждении гражданского дела.

Кроме того, п.3 ст. 136 ГПК необходимо дополнить указаниями о том, что судья должен отказывать в принятии заявления и в том случае, если имеется вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу, разрешивший тождественный иск. Наконец, судья должен отказывать в приеме заявления не только при наличии определения суда об утверждении отказа от иска или об утверждении мирового соглашения сторон, но и во всех иных случаях, когда в силу ст.228 ГПК имеется определение суда о прекращении производства по тождественному иску [148, с. 36, 37].

Пункт 4 ст.136 ГПК предусматривает возможность отказа в принятии заявления также в случае, если между сторонами заключен договор о передаче спора на разрешение третейского суда. Это правило непосредственно связано с принципом диспозитивности, в соответствии с которым стороны свободно избирают форму защиты своих прав или интересов.

Отказ судьи в принятии заявление последует и том случае, если оно подано недееспособным лицом. В случае ошибочного принятия заявления судьей от недееспособного лица дело может быть рассмотрено судом только в том случае, если законный представитель недееспособного лица согласился с требованиями последнего. В противном случае суд должен оставить заявление

без рассмотрения [53, с. 209, 210]. При реализации этого полномочия, следует иметь ввиду, что подсудность определяется на момент возбуждения дела и в том случае, если после возбуждения дела истец (или ответчик) стали недееспособными. Это не может быть основанием для того, чтобы не рассматривать дело. Поэтому данную норму желательно уточнить.

К возбуждению дела в суде согласно действующему законодательству непосредственно примыкает связанная с ним стадия подготовки дела к рассмотрению в судебном заседании [149, с. 119]. Функциональные

полномочия суда первой инстанции в стадии подготовки гражданского дела к судебному рассмотрению предусмотрены в ст.143 ГПК, которая

регламентирует действия судьи по подготовке дела к судебному разбирательству. Указанные действия судьи по подготовке дела не носят исчерпывающего характера. Верховный Суд Украины в одном из своих постановлений указал, что помимо указанных в законодательстве действий по подготовке дела к судебному разбирательству судья должен выполнить и ряд иных условий, посредством которых повышается эффективность

рассматриваемой стадии [150, с. 398, 399].

По нашему мнению, при подготовке дела к судебному разбирательству в условиях усиления диспозитивных и состязательных начал гражданского судопроизводства особое значение имеют указательные полномочия (заключающиеся в возможности указания судом иным лицам совершить определенного рода действия [151, с. 53]) и инструктивные полномочия, которые заключаются в своего рода «инструктаже» судом основных участников процесса, то есть в разъяснении лицам, участвующим в процессе, их прав и обязанностей.

Существующая регламентация подготовки дела к судебному разбирательству исходит из монопольного положения суда и обязанности суда, которая объяснялась его активностью осуществлять подготовку дела к судебному разбирательству. В конструкции гражданского процесса, который строится на началах состязательности и автономии сторон, роль суда должна носить вспомогательный характер, что должно найти отражение в этой стадии

гражданского процесса. Не случайно в теории гражданского процессуального права существует мнение, что существующая правовая регламентация подготовки гражданских дел к судебному разбирательству не отвечает гибкости и оперативности гражданского судопроизводства, препятствует введению упрощенных и более быстрых форм судопроизводства [152, с. 12].

В настоящее время в связи с разработкой нового ГПК следует предусмотреть некоторые функциональные полномочия, связанные с решающими действиями суда по руководству процессом в стадии подготовки дела к разбирательству. В настоящее время даже при наличии всех законных условий отказа истца от иска, признания иска ответчиком, заключения мирового соглашения, судья на стадии подготовки дела не вправе разрешить дело по существу по причине отсутствия законодательной регламентации за судом полномочия по утверждению названных действий сторон в рассматриваемой стадии. Иначе говоря, возбужденный процесс не может найти свое завершение в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. В связи с этим целесообразно предусмотреть, что в случае отказа истца от иска, признания иска ответчиком или заключения сторонами мирового соглашения судья мотивированным определением прекращает производство по делу, если эти действия не противоречат закону [153, с. 68, 206; 146, с. 143; 152, с. 7].

В связи возрастающим авторитетом европейского права для правосудия важное значение имеет Рекомендации № R (84) 5, принятая Комитетом Министров Совета Европы и предусматривающая принципы гражданского судопроизводства, направленные на совершенствование судебной системы. Они закрепляют, что суд должен принимать меры для того, чтобы все действия, необходимые для проведения судебного заседания, принимались своевременно, и чтобы, в принципе, не допускались при этом задержки (Принцип 1). Кроме того, иски сторон, возражения по делу, объяснения сторон должны представляться на максимально ранней стадии производства и в любом случае до окончания его предварительного этапа, если таковой имеется (Принцип 5) [154, с. 5, 6].

Реализация названных полномочий в стадии подготовки гражданского дела к судебному разбирательству предполагает распространение на эту стадию процессуальных гарантий судебного разбирательства путем установления для этой стадии подготовительного судебного заседания, которое при наличии всех необходимых для разрешения дела условий могло бы оканчиваться вынесением решения по существу.

Помимо этого, по нашему мнению, необходимо в новом ГПК предусмотреть проведение подготовки гражданского дела к судебному разбирательству в форме подготовительного заседания с извещением лиц, участвующих в деле, и других субъектов процесса, с обязательным ведением протокола судебного заседания и возможностью вынесения судебного решения по существу, если обстоятельства дела в подготовительном заседании были установлены полно и правильно.

На наш взгляд, в целях упрощения и ускорения гражданского процесса цель подготовительного заседания и функции суда должны заключаться в уяснении возможности урегулирования спора до судебного разбирательства по существу и обеспечении срочного и правильного разрешения дела.

Подводя итог вышеизложенному, мы бы предложили следующую редакцию нормы ГПК, регулирующей подготовительное судебное заседание:

«Подготовительное судебное заседание.

Подготовительное судебное заседание проводится с целью определения возможности урегулирования спора до рассмотрения дела по существу и обеспечения срочного и правильного разрешения дела.

Для урегулирования спора до рассмотрения дела в судебном заседании суд выясняет: имеет ли место отказ истца от иска, признание иска ответчиком; не желают ли стороны окончить дело мировым соглашением или передать его на рассмотрение третейского суда. В случае отказа истца от иска, заключения сторонами мирового соглашения или достижения соглашения о передаче дела на рассмотрение третейского суда, суд выносит соответствующее определение о

прекращении производства по делу, а при признании иска ответчиком - решение об удовлетворении требований.

В подготовительном заседании суд выносит промежуточное решение при наличии доказательств, подтверждающих право, и наличии спора о размере взыскиваемых сумм.

В случае, когда спор не урегулирован в порядке, определенном частью второй и третьей данной статьи, суд:

1) уточняет исковые требования или возражения против иска;

2) решает вопрос о составе лиц, которые будут принимать участие в рассмотрении дела по существу;

3) определяет факты, которые необходимо установить для разрешения спора и которые признаются каждой стороной, и которые подлежат доказыванию;

4) выясняет, какими доказательствами каждая сторона будет обосновывать свои требования или возражения относительно непризнанных фактов, и устанавливает сроки для их представления;

5) разрешает вопрос об истребовании дополнительных доказательств по ходатайствам лиц, участвующих в деле и вызове свидетелей, о проведении экспертизы, привлечении к участию в дело специалистов или о судебных поручениях по сбору доказательств;

6) проводит осмотр письменных и вещественных доказательств, а в неотложных случаях - осмотр на месте;

7) определяет размер издержек, связанных с рассмотрением дела, и сроков их оплаты;

8) проводит иные действия, необходимые для рассмотрения дела по существу;

9) определяет время и место рассмотрения дела в судебном заседании.

Подготовительное судебное заседание является обязательным по каждому

делу.

По заявлению одной или обеих сторон о невозможности явки в суд рассмотрение дела в предварительном судебном заседании может быть отложено, если причины неявки будут признаны судом уважительными.

В случае неявки истца без уважительных причин в предварительное судебное заседание или неуведомление им причин неявки суд оставляет его заявление без рассмотрения.

При неявки в предварительное судебное заседание ответчика без уважительных причин или неуведомления им причин неявки рассмотрение дела по существу проводится на основании доказательств, о предоставлении которых было заявлено в предварительном судебном заседании, а также в предоставленных в это заседание письменных замечаниях.

О процессуальных действиях, которые необходимо провести для рассмотрения дела по существу, суд выносит определение.

Предварительное судебное заседание проводится в соответствии с правилами, установленными для рассмотрения дела в судебном заседании.»

Приступая к исследованию функциональных полномочий суда первой инстанции в стадии судебного разбирательства необходимо учитывать, что суд здесь непосредственно исследует и оценивает собранные по делу доказательства, устанавливает обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, применяет нормы материального права и разрешает дело по существу, подтверждая наличие или отсутствие прав и обязанностей сторон.

Полномочия суда первой инстанции в рассматриваемой стадии целесообразно рассматривать исходя из содержания процессуальных действий суда по разбирательству дела [155, с. 159; 156, с. 44]. Так, можно различать следующие группы полномочий:

1) полномочия по руководству процессом в судебном заседании;

2) полномочия по окончанию процесса без вынесения судебного решения;

3) полномочия, связанные с вынесением решения.

Говоря о первой группе полномочий, их можно разделить на следующие группы:

а) полномочия в подготовительной части;

б) полномочия по руководству процессом при разрешении дела по существу.

В подготовительной части судебного заседания суд должен выяснить, имеются ли необходимые условия для рассмотрения дела в данном судебном заседании. Для этого суд разрешает три основных вопроса: 1) можно ли разбирать дело в данном составе суда; 2) можно ли разбирать дело по существу при наличии явившихся вызванных в суд лиц, участвующих в деле; 3) возможно ли рассмотреть дело при имеющихся доказательствах [157, с. 103]. Кроме того, при реализации функциональных полномочий в подготовительной части судебного разбирательства суд выясняет препятствия, которые могут помешать правильному разрешению дела, и устраняет их, а также разрешает целый ряд вопросов, представляющих собою процессуальные предпосылки для всех других частей судебного разбирательства.

При этом функциональные полномочия суда первой инстанции в подготовительной части судебного заседания выражаются в следующих его действиях. Так, суд:

- открывает судебное заседание и объявляет дело, подлежащее слушанию;

- проверяет, кто из вызванных по делу лиц явился в судебное заседание, вручены ли повестки и извещения не явившимся и какие имеются сведения о причинах их неявки;

- разъясняет сторонам и другим лицам, участвующим в деле, их права и обязанности;

- обсуждает вопрос о возможности слушания дела в отсутствие не явившихся лиц;

- проверяет явку в судебное заседание экспертов, переводчиков, разъясняет им права и обязанности и предупреждает их об ответственности; удаляет свидетелей из зала судебного заседания; обсуждает вопрос о

возможности слушания дела в отсутствие не явившихся свидетелей, экспертов и переводчиков и о мерах по отношению к тем из них, которые не явились без уважительных причин;

- разрешает ходатайства лиц, участвующих в деле и рассматривает заявления об отводах;

- рассматривает вопрос о передаче дела в другой суд, если для этого имеются законные основания [158, с. 93, 94].

При характеристике функциональных полномочий суда первой инстанции в стадии судебного разбирательства необходимо подробно остановиться на судебных полномочиях, влияющих на ход гражданского процесса, а именно на полномочия суда по отложению разбирательства дела, приостановлению производства по делу, оставлению заявления без рассмотрения, прекращению производства по делу, вынесению судебного решения.

Приступая к анализу судебных полномочий, направленных на отложение либо приостановление разбирательства дела, следует учитывать то, что суду не всегда удается рассмотреть и разрешить дело в одном судебном заседании. Нередко суд сталкивается с обстоятельствами, препятствующими

разбирательству и разрешению дела в данном судебном заседании. В подобных случаях разбирательство дела откладывается либо производство по делу приостанавливается.

Действующее законодательство предусматривает основания к отложению производства по делу. Нам представляется, что реализовать полномочие на отложение рассмотрения дела суд первой инстанции вправе в случаях:

1. Неподчинения распоряжениям суда со стороны прокурора или адвоката, если такое неподчинение имело место ранее в том же судебном заседании и названным лицам со стороны суда за совершение указанного действия делалось предупреждение. Данное основание к отложению рассмотрения дела может иметь место лишь в том случае, если названных лиц невозможно без ущерба для дела заменить другим прокурором или адвокатом.

2. Нарушения порядка в судебном заседании сторонами и третьими лицами.

По мнению диссертанта, возможность реализовать полномочие по отложению разбирательства дела должна быть предоставлена суду не только в случае нарушения порядка прокурором, адвокатом, сторонами или третьими лицами, но и при нарушении порядка в судебном заседании иными участниками процесса.

3. Неявки в судебное заседание одной из сторон или кого - либо из иных лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения о вручении им повесток.

4. Неявки в судебное заседание одной из сторон или кого - либо из иных лиц, участвующих в деле, извещенных в установленном порядке о времени и месте судебного заседания по причинам, признанным судом уважительными.

При применении данного основания необходимо учитывать, что при непременной доказанности уважительности причин неявки сторон в судебное заседание на суде лежит обязанность отложить разбирательство дела [159, с. 23].

5. Отсутствия сведений о причинах неявки либо же если эти причины будут признаны неуважительными.

6. Возникновения необходимости в даче не явившейся стороной личных объяснений.

7. Неявки в судебное заседание свидетелей или экспертов с учетом мнения лиц, участвующих в деле, о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившихся свидетелей или экспертов.

8. Невозможности рассмотрения дела в связи с предложением стороной представить новые доказательства или в случае необходимости замены отведенного судьи.

9. Назначения сторонам срока для примирения по делам о расторжении

брака.

10. В иных случаях, предусмотренных гражданским процессуальным

законодательством.

Часть 3 ст. 176 действующего ГПК закрепляет правило, что при отложении рассмотрения дела суд должен допросить явившихся свидетелей, если в судебном заседании присутствуют все лица, участвующие в деле. Только в исключительных случаях по определению суда свидетелей можно не допрашивать и вызывать снова. Данное положение подвергнуто критике со стороны П.Я. Трубникова, считающего целесообразным законодательно урегулировать полномочие суда допросить неявившихся в данное судебное заседание свидетелей, не вызывая их в следующее заседание, если в этом нет необходимости [160, с. 78]. Реализация в законодательстве указанного

предложения будет, по нашему мнению, способствовать более оперативному разрешению дел, производство по которым регламентируется гражданским процессуальным законодательством.

Следует отметить, что некоторые основания к отложению разбирательства дела в законодательстве отдельных государств Европы одинаковы. Так, в ГПК Германии (§246, 247 ГПК ФРГ) отложение разбирательства дела происходит, если в случаях смерти, утраты процессуальной дееспособности, выбытия законного представителя, распоряжения об управлении наследственной массой или наступления наследственной субституции имело место представительство через процессуального уполномоченного, производство по делу по заявлению заинтересованных лиц должен отложить разбирательство дела. Суд может также по своей инициативе распорядиться об отложении разбирательства дела, если сторона находится в месте, которое на основании распоряжения властей или по причине войны или по причине других случайностей отрезано от сношений с судом, принявшим дело к своему производству. Нам представляется, что названные положения необходимо учитывать при подготовке нового ГПК с учетом конкретных особенностей отечественного законодательства.

Особенность института приостановления производства по делу состоит в том, что рассмотрение дела прерывается судом на неопределенный срок вследствие наступления таких обстоятельств, которые препятствуют

дальнейшему рассмотрению дела. После устранения обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела, производство по делу возобновляется.

Функциональные полномочия суда первой инстанции, направленные на приостановление производства по делу, целесообразно разделять на обязательные и факультативные. Обязательные полномочия применяются тогда, когда суд обязан приостановить производство по делу. Реализация данных полномочий не вызывает затруднений, и поэтому аналогичная норма содержится в проекте ГПК. Вместе с тем проект нового ГПК Украины, помимо указанных оснований обязательного приостановления производства по делу, содержит положение, согласно которому суд должен приостановить производство по делу для назначения или замены законного представителя стороны или третьего лица. Думается, что существование такой проектируемой нормы в гражданском процессуальном законодательстве существенно повысит гарантии защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов упомянутых субъектов процессуальной деятельности.

Факультативные полномочия по приостановлению производства по делу могут иметь место, когда суд вправе по просьбе сторон и других лиц, участвующих в деле, а также по своей инициативе приостановить производство по делу. Что касается реализации полномочий суда при факультативном приостановлении производства по делу, то здесь возникает проблема объективности данных действий суда. Необходимо учитывать, что основания приостановления имеют оценочный характер.

При наличии оснований факультативного приостановления производства по гражданскому делу суд должен исходить из конкретных обстоятельств дела, из соображений правильного его разрешения. При этом следует заметить, что суд при наличии оснований приостановления производства по гражданскому делу может дело приостановить по собственной инициативе и в тех случаях, когда стороны об этом и не просят, но по имеющимся материалам он не в состоянии дело правильно разрешить [161, с. 111, 112].

Таким образом, факультативное приостановление производства по делу возможно при наличии соответствующих оснований и в том случае, если это необходимо для правильного разрешения дела.

В сравнительно - правовом аспекте интересны положения Главы 5 ГПК ФРГ, где предусмотрена возможность приостановления производства по делу в случаях смерти стороны по делу до возобновления его правопреемником, открытия производства по делу о банкротстве, утраты стороной процессуальной дееспособности, наследственной субституции. В нашем гражданском

процессуальном законодательстве представляется невозможным существование нормы о приостановлении производства по делу в случае открытия производства по делу о банкротстве, поскольку данная категория дел рассматривается по правилам арбитражного процессуального законодательства.

Следует отметить, что существующая регламентация института приостановления производства по делу не учитывает, что основание, по которым дело приостанавливается, может быть устранено. Поэтому представляется, что при наличии оснований приостановления производства по делу его не следует во всех случаях приостанавливать. Если указанные обстоятельства могут быть устранены немедленно, то есть по существу не препятствуют дальнейшему рассмотрению дела и правильному его разрешению, приостановление производства по делу нецелесообразно. Данное положение целесообразно закрепить законодательно.

Возобновляется приостановленное производство по делу исключительно по инициативе суда.

Вместе с тем следует отметить, что полномочия по прекращению производства по делу и оставлению иска без рассмотрения являются полномочиями по окончанию гражданского процесса без вынесения судебного решения.

В настоящее время основания для прекращения судом производства по делу закреплены в ст.227 ГПК.

Первые два пункта указанной статьи противоречат, на взгляд диссертанта, требованиям Конституции, распространяющей юрисдикцию судов на все правоотношения, возникающие в государстве (ст.124). Указанные пункты предусматривают, что дело подлежит прекращению, если оно не подлежит рассмотрению в судах и если заинтересованным лицом, обратившимся в суд, не соблюден для данной категории дел порядок предварительного внесудебного разрешения спора и возможность применения этого порядка утрачена.

В связи с усилением диспозитивных и состязательных начал гражданского судопроизводства необходимо, по нашему мнению, несколько ограничить суд в реализации полномочий, направленных на прекращение процесса на том основании, что стороны заключили мировое соглашение либо реализовали условия прекращения гражданского дела в случае отказа истца от иска. Проект ГПК не обязывает суд проверять причины реализации сторонами субъективных прав, направленных на изменение или прекращение процесса, которые ставятся в зависимость от волеизъявления сторон [162, с. 36].

По нашему мнению, государство в лице органов судебной власти не должно вмешиваться в распоряжение сторонами своими субъективными правами, направленными на распоряжение юридической судьбой спора. Поскольку рассматриваемые права являются правами, при осуществлении которых стороны распоряжаются рядом субъективных прав, направленных на изменение и прекращение процесса, то представляется излишним требование законодателя о проверке судом действительных мотивов, побудивших сторон совершать распорядительные действия, направленные на урегулирование спорного правоотношения.

Мировое соглашение, утвержденное судом, либо отказ истца от иска, который принят судом, при прекращении производства по делу могут повлиять на права и обязанности других лиц - субъектов права. Суд должен известить этих лиц о находящемся в его производстве деле, а указанные лица могут вступить в процесс в качестве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора. Кроме того, за судом должна быть закреплена

обязанность не утверждать вышеуказанных действий сторон лишь в тех случаях, если такие действия противоречат закону либо могут нанести ущерб государству. На практике подобные случаи имеют место.

Так, например, Петренко В.Д. и Петренко И.С. обратились в суд с жалобой на незаконные действия администрации Звановского сельского совета и Артемовского райфинотдела, отказавшим в предоставлении им льгот по оплате отопления, ссылаясь на то, что они в соответствии со ст.8 Закона Украины «О ветеринарной службе» имеют право на льготную оплату отопления и других коммуникационных услуг. Они неоднократно обращались в Звановский сельский совет и в Артемовский райфинотдел с просьбой принять меры к погашению имеющейся у них задолженности. Соистцы, представитель Звановского сельского совета и представитель Артемовского райфинотдела в ходе судебного заседания заключили мировое соглашение. Суд вынес определение о прекращении производства по делу исходя из того, что заключение мирового соглашения имеет правовые основания и не наносит противоправного ущерба интересам государства [163, с. 22].

Что касается полномочий суда на оставление заявления без рассмотрения, то в соответствии с законодательством суд вправе их реализовать в следующих случаях:

1. Если заявление подано недееспособным лицом.

2. Если заявление от имени заинтересованного лица подано лицом, не имеющим полномочий на ведение дела.

3. В случае неявки в судебное заседание истца по вызову суда без уважительных причин или повторной неявки истца по вызову суда независимо от причин.

4. Если спор между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям находится на рассмотрении в другом суде.

Вряд ли можно согласиться с А.С.Муравьевой, что для оставления иска без рассмотрения из - за неявки истца необходимо согласие ответчика. Если же он возражает, то суд должен рассмотреть дело и вынести решение [155, с. 175].

Наряду с названными основаниями в науке гражданского процессуального права существует взгляд, автор которого предлагает к основаниям оставления иска без рассмотрения отнести случаи, когда иск предъявлен с нарушениями правил подсудности [164, с. 96, 97]. По нашему мнению, в случае подачи заинтересованным лицом заявления с нарушением правил подсудности оставление иска без рассмотрения не должно иметь место, поскольку в данном случае имеет место нарушение правил подсудности. В подобных случаях суд должен руководствоваться правилами действующей ст. 132 ГПК.

Говоря о функциональных полномочиях суда первой инстанции по вынесению решения, необходимо отметить, что наиболее существенными по вынесению решения являются полномочия с указанием конкретных действий, которые должно совершить то или иное лицо, с определением порядка и срока исполнения решения, о присуждении имущества или его стоимости. Кроме указанных функциональных полномочий по вынесению решения, суд обладает полномочиями на вынесение дополнительного решения, на исправление описок и явных арифметических ошибок в решении, на разъяснение решения.

Решение суда является актом правосудия, и поэтому необходимо выяснить, перед кем суд несет обязанность вынести указанный акт. М.А.Гурвич писал, что утверждение о том, что суд несет обязанность вынести решение перед государством, лишено юридического основания и смысла, поскольку не существует органа государства, перед которым суд бы нес обязанность правосудия, ибо суд творит правосудие именем государства, т.е. от лица государства. Не несет обязанности в вынесении решения суд и перед сторонами, поскольку признаком обязанности, если она юридическая, служит возможность применения государственного принуждения к ее выполнению, т.е. к санкции. Такой санкцией в отношении неправосудного решения является его отмена или изменение. Стороны и другие лица, участвующие в деле, обладают правом на жалобу, являющимся серьезным средством охраны их интереса в правосудном решении. Однако право на кассационную жалобу есть не более чем право на одностороннее волеизъявление, осуществление которого вызывает право (и обязанность) вышестоящего суда пересмотреть решение. Такая обязанность, лишенная адресата, представляет собой правовое состояние, которому корреспондирует охраняемый законом интерес, а не субъективное право государства или лица, возбудившего процесс. Обязанность суда представляет собой конкретизацию в данном процессе общей и абстрактной государственной обязанности по правосудию [165, с. 8-13].

В.В.Комаров считает, что поскольку право гражданина требовать судебной защиты своих прав и интересов, охраняемых законом, корреспондируется конкретным органам правосудия, которые вправе рассматривать и разрешать гражданские дела, то, следовательно, обязанность вынести решение суд должен нести только перед сторонами [47, с. 7].

По нашему мнению, наиболее обоснованной представляется позиция В.В .Комарова, поскольку суд должен нести обязанность по вынесению решения только перед материально - заинтересованными лицами, права или охраняемые законом которых нарушены и подлежат судебной защите.

Помимо названных функциональных полномочий, суд, постановляя решение, обладает полномочиями относительно немедленного исполнения судебных решений. Помимо обязательных оснований немедленного исполнения указанных актов (ст.217 ГПК), существуют и факультативные, при которых закон предоставляет суду право допустить немедленное исполнение решения (ст.218 ГПК).

К полномочию суда по вынесению решения примыкает проблема заочного решения и судебного приказа, поскольку указанные институты способствуют более оперативному разрешению дела.

Заочное решение представляет собой решение суда по существу заявленных исковых требований стороны в отсутствие ответчика, извещенного судом о времени и месте рассмотрения дела, но не явившегося и не заявившего письменной просьбы о рассмотрении дела в его отсутствие.

Заочное производство в сравнении с обычным порядком судопроизводства является упрощенным, так как исследуются устные объяснения стороны и не проводятся прения сторон в ходе судебного разбирательства. Правила заочного производства были сформулированы в Уставе гражданского судопроизводства 1864 г. [166, с. 76-81] и в разных модификациях имеют место в гражданском процессуальном законодательстве других стран.

Заочное производство в мировой практике имеет место в случае неявки стороны к назначенному сроку в суд без уважительных причин. В случае неявки ответчика суд по просьбе стороны выносит заочное решение, а в случае неявки - истца прекращает производство по делу, но истец не лишается права на возобновление дела подачей нового искового заявления. В проекте Главы 22 отечественного ГПК также предусматривается полномочие суда на вынесение заочного решения при условии, что истец не возражает против такого разрешения спора. При вынесении заочного решения не могут быть изменены предмет или основания иска, предмет или основания иска, увеличены размеры исковых требований, и суд выходит из имеющихся в наличии доказательств.

Хотя в настоящее время отечественное процессуальное законодательство не знает нормативного закрепления заочного решения, ч.3 ст.172 ГПК в новой редакции [167] гласит, что в случае повторной неявки в судебное заседание, независимо от причин, истца или ответчика, извещенных в установленном порядке о времени и месте судебного заседания, суд рассматривает дело при наличии в деле достаточных материалов о правах и взаимоотношениях сторон. На наш взгляд, данное правило нуждается в совершенствовании по той причине, что в указанной норме имеет место своего рода предпосылка для более детальной законодательной регламентации института заочного производства в отдельной главе ГПК, поскольку в названном виде производства существуют специфические условия, порядок, а также содержание и условия законной силы заочного решения, порядок подачи и рассмотрения заявления о пересмотре заочного решения, полномочия суда и основания к отмене заочного решения.

Изложенное позволяет сделать вывод, что заочное решение является, по сути, судебным решением, которое выносится с учетом всех требований, предъявляемых к судебному решению со всеми его свойствами.

В целях упрощения производства по гражданским делам в процессуальном законодательстве предлагается предусмотреть институт судебного приказа.

Судебный приказ - это постановление судьи, вынесенное по заявлению кредитора о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества должника [168, с. 225].

Приказное производство представляет собой одну из упрощенных форм (наряду с заочным решением) защиты прав и интересов кредитора, чьи требования к должнику основаны на бесспорных документах.

Функциональные полномочия суда первой инстанции в приказном производстве должны заключаться в отказе в принятии заявления, в принятии заявления к производству, в разрешении заявления по существу.

По нашему мнению, судья должен отказать в принятии заявления о выдаче судебного приказа в случаях:

1) если требование кредитора не основано на законе;

2) если не представлены документы, подтверждающие заявленное требование;

3) если заявленное требование не оплачено государственной пошлиной.

В случае принятия судьей заявления к производству он обязан в определенный срок известить об этом должника и предоставить ему срок для ответа на заявленное требование.

Кроме того, судья должен обладать полномочиями, направленными на отказ в выдаче судебного приказа, суть которых заключается в следующих положениях: судья отказывает в выдаче судебного приказа, если должник не согласен с заявленным требованием либо если усматривается наличие спора о праве, который невозможно разрешить на основании представленных документов.

На наш взгляд, судебный приказ является «квази - решением» суда, суррогатом судебного решения, поскольку в приказном производстве процедура рассмотрения дела несколько отличается от обычного порядка рассмотрения спора о праве, в то время как судебный приказ имеет то же процессуально - правовое значение, что и судебное решение.

Полномочия, направленные на отмену судебного приказа, должны иметь место в случае, если должник в определенный законодательством срок со дня выдачи приказа подал заявление о его отмене в тот же суд при условии, что он по уважительной причине не имел возможности своевременно заявить свои возражения против требования заявителя. В случае отмены приказа требование заявителя может быть рассмотрено в порядке искового производства.

<< | >>
Источник: Гусаров Константин Владимирович. ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКОЙ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. ХАРЬКОВ - 2000. 2000

Скачать оригинал источника

Еще по теме Гражданская процессуальная правосубъектность суда первой инстанции:

  1. 2. Гражданская процессуальная павосубъектность суда
  2. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ
  3. С О Д Е Р Ж А Н И Е
  4. Понятие гражданской процессуальной правосубъектности
  5. 1.2 Реализация гражданской процессуальной правосубъектности
  6. Содержание гражданской процессуальной правосубъектности органов судебной власти
  7. Гражданская процессуальная правосубъектность суда первой инстанции
  8. 2.3 Гражданская процессуальная правосубъектность суда кассационной инстанции
  9. Гражданская процессуальная правосубъектность суда надзорной инстанции
  10. Глава 1. Процессуальный факт и процессуальный состав
  11. Глава 2. Классификации процессуальных фактов
  12. С О Д Е Р Ж А Н И Е
  13. Понятие гражданской процессуальной правосубъектности
  14. 1.2 Реализация гражданской процессуальной правосубъектности
  15. Содержание гражданской процессуальной правосубъектности органов судебной власти
  16. Гражданская процессуальная правосубъектность суда первой инстанции
  17. 2.3 Гражданская процессуальная правосубъектность суда кассационной инстанции
  18. Гражданская процессуальная правосубъектность суда надзорной инстанции
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -