<<
>>

Особенности распоряжения возникшими в период брака исключительными правами на средства индивидуализации

В случае, когда исключительные права на средства индивидуализации возникают у супруга - правообладателя вследствие подачи им соответствующей заявки, возникает также ряд связанных с этим дополнительных вопросов: будет ли при этом исключительное право совместно нажитым имуществом, какого основание его приобретения, нужно ли согласие супруга на распоряжение таким исключительным правом, допустимо ли применять в отношении этого имущества аналогию с ч.

3 статьи 36 СК РФ.

Как отмечалось ранее, из рассмотрения в настоящей работе исключено право на фирменное наименование, поскольку такое право может только коммерческим юридическим лицам (статья 1473 ГК РФ). Вне пределов рассмотрения находится также коммерческое обозначение, поскольку исключительное право на него отчуждается только одновременно с предприятием (статья 1539 ГК РФ).

При рассмотрении возникающих вопросов в отношении товарного знака необходимо учитывать, что согласно статье 1477 ГК РФ на товарный знак признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак. Роспатент производит государственную регистрацию и осуществляет выдачу свидетельства при условии уплаты государственной пошлины (статья 1503 ГК РФ), сведения о которой указываются при подаче заявки . Для возникновения исключительного права на товарный знак [124] необходимо произвести значительные затраты в виде уплаты государственной пошлины при подаче соответствующей заявки. Вместе с тем уплата государственной пошлины не свидетельствует о возмездном характере приобретения рассматриваемого вида имущества, поскольку государственная пошлина является сбором, то есть обязательным взносом, взимаемым за совершение государственными муниципальными органами или соответствующими уполномоченными ими лицами юридически значимых действий[125]. Государственная пошлина уплачивается не за возникновение исключительного права в отношении товарного знака, а за совершение действий по регистрации такого товарного знака.

Согласно ч. 1 статьи 36 СК РФ для того, чтобы имущество можно было отнести к личной собственности супруга, оно должно либо принадлежать ему до вступления в брак, либо должно быть получено одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам. Подача заявки относится к юридически значимым действиям, не обладающим признаками сделок. Таким образом, возникновение исключительного права при регистрации товарного знака не может рассматриваться как его приобретение по сделке и обусловлено совокупностью юридических фактов, образующих сложный юридический состав, но в числе таких юридических фактов отсутствуют сделки. Следовательно, если исключительное право на товарный знак возникает в период брака и не на основании сделки, то, исходя из ч. 1 статьи 36 СК РФ, нет оснований относить его к личному имуществу супругов.

Рассматриваемое исключительное право также не подпадает под категорию личного имущества супруга, указанную в ч. 2 статьи 36 СК РФ и определяемую как «вещи индивидуального пользования». Однако положения ч. 3 статьи 36 СК РФ (согласно которой исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата, в совокупности со статьей 1225 ГК РФ, в которой средства индивидуализации приравниваются к результатам интеллектуальной деятельности, создают правовую неопределенность в вопросе о том, можно ли считать исключительное право на зарегистрированное в период брака средство индивидуализации на имя одного из супругов личной собственностью такого супруга. Вывод о правой неопределенности может быть сделан также на основании анализа имеющейся судебной практики, рассмотренной далее.

Законодатель включил в положения части 3 статьи 36 СК РФ три ключевых понятия: «автор», «результат интеллектуальной деятельности» и «создание». В рассматриваемо случае в отношении средства индивидуализации имеется «правообладатель», «средство

индивидуализации» и «регистрация права».

Возникает вопрос о том, допускается ли применение к рассматриваемому случаю части 3 статьи 36 СК РФ по аналогии закона. СК РФ и ГК РФ допускают применение закона по аналогии (статья 5 СК РФ, статья 6 ГК РФ).

Применение нормы по аналогии возможно при отсутствии нормы, которая бы регулировала соответствующие отношения. Статья 36 СК РФ предусматривает закрытый перечень случаев, в которых имущество может быть признано личным имуществом супруга, в то время как статья 34 СК РФ предусматривает открытый перечень совместно нажитого имущества. Таким образом, любое имущество, которое не является личным имуществом супругов, но приобретено кем-либо из них в период брака, является совместно нажитым имуществом. В связи с этим нет оснований полагать, что законодатель допустил пробел в правовом регулировании вопроса о том, будет ли являться совместно нажитым имуществом исключительное право на средство индивидуализации, возникшее у супруга на основании поданной им заявки. В связи с отсутствием пробела в законодательном регулировании отсутствуют также основания для применения ч. 3 статьи 36 СК РФ по аналогии права.

Таким образом, из действующего законодательного регулирования следует, что в случае если исключительное право на средство индивидуализации возникло у супруга на основании поданной им заявки, оно является совместно нажитым имуществом, в связи с чем необходимо согласие супруги на сделки по распоряжению им.

Средства индивидуализации могут принадлежать только супругу - индивидуальному предпринимателю. Вместе с тем, как представляется, даже в случае, если второй супруг не является индивидуальным предпринимателем, его согласие все равно требуется при распоряжении совместно нажитым имуществом, также как, например, при распоряжении недвижимым имуществом, используемым супругом в предпринимательской деятельности. Ключевым положением в данном случае является не то, что супруг использует имущество в предпринимательской деятельности, а то, что такое имущество является совместно нажитым.

Творческий характер результата интеллектуальной деятельности предопределяет то, что исключительное право на такой результат, созданный супругом-автором, является его личным имуществом (ч. 3 статьи 36 СК РФ). В то же время средство индивидуализации предназначено для использования прежде всего в коммерческих целях, в связи с чем даже при его регистрации на имя одного из супругов оно должно признаваться совместно нажитым имуществом, поскольку регистрация средства индивидуализации требует значительных затрат из семейного бюджета и является только началом его коммерческого использования. Принципиальные различия между результатами творческой деятельности и средствами индивидуализации также дополнительно подтверждают невозможность применения положений

ч. 3 статьи 36 СК РФ к средствам индивидуализации.

Однако в судебной практике встречается также иное мнение, разделяемое некоторыми юристами[126] [127]. Так, в деле № 33-6337 Судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда рассматривалась кассационная жалоба истца на решение Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 25 августа 2010 года, которым гражданину отказано в иске к бывшей супруге и Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) о признании недействительным договора об отчуждении исключительных прав на товарные знаки, оставленное без изменения .

Бывший супруг в 2010 г. обратился в суд с иском о признании недействительным договора об отчуждении исключительных прав на товарные знаки, заключенного в пользу иностранной компании и зарегистрированного Роспатентом в 2008 г. Истец мотивировал требования тем, что товарные знаки были поданы на регистрацию в 2006 г., то есть в период брака (который длился с 1990 г. по 2009 г.), однако регистрация договора по отчуждению исключительных прав на них была произведена без нотариально удостоверенного согласия истца в качестве супруга. Истец усмотрел в этом нарушение ч. 3 статьи 35 СК РФ и обратился в суд.

Судом первой инстанции в удовлетворении исковых требований было отказано по двум основаниям, а именно, в связи с пропуском срока давности, а также в связи с тем, что ответчик - бывшая супруга является единственным первичным правообладателем товарных знаков, поскольку именно она подавала заявку на регистрацию спорных товарных знаков в Роспатент, а значит, к исключительным правам на товарные знаки, приобретенным в период брака, но по заявке одного супруга, должно, по мнению суда, применяться положение ч. 3 статьи 36 СК РФ.

Суд, руководствуясь тем, что товарный знак зарегистрирован по заявке одного супруга, признал исключительное право на товарный знак личной собственностью подавшего заявку супруга и отказал в его разделе. При этом из текста определения следует, что в деле применена ч. 3 статьи 36 СК РФ по аналогии с правом автора на исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, а суд не усмотрел различий между созданием результата интеллектуальной (творческой) деятельности и подачей заявки на регистрацию такого средства индивидуализации, как товарный знак. Указанная позиция представляется ошибочной по приведенным выше причинам, в том числе с учетом следующих обстоятельств: различная природа результатов интеллектуальной

деятельности и средств индивидуализации, в соответствии с которой для первых превалирующим элементов является творчество, а для вторых - коммерческая составляющая. Именно учитывая особую творческую составляющую, особые личные неимущественные и иные права автора, законодатель выделил исключительное право на результат интеллектуальной деятельности в личное имущество автора.

Таким образом, учитывая природу средств индивидуализации и отсутствие пробела в законодательном регулировании, исключительные права на средства индивидуализации, возникающие в браке у супруга при регистрации средства индивидуализации, не подпадают под категорию личного имущества и должны признаваться совестно нажитым имуществом супругов. При распоряжении указанными исключительными правами должны соблюдаться правила статьи 35 СК РФ.

Особую категорию составляют случаи, в которых заявка на регистрацию средства индивидуализации была подана до вступления в брак, а свидетельство на него правообладатель получает во время брака, а также случаи, в которых заявка на регистрацию средства индивидуализации подается в период брака, а свидетельство на него правообладатель получает после расторжения брака или после регистрации нового брака.

Срок предоставления государственной услуги в части приема,

регистрации, экспертизы заявки и выдачи свидетельства на товарный знак

128

составляет восемнадцать месяцев и две недели , то есть является достаточно длительным. В течение указанного срока семейное положение заявителя, действительно, может изменяться.

Для ответа на поставленный вопрос необходимо определить момент возникновения спорного имущества, то есть исключительного права на средство индивидуализации, подлежащего государственной регистрации.

В научной литературе есть разные точки зрения на то, с какого момента возникает исключительное право. Разные исследователи признают моментом возникновения права на товарный знак, в частности: дату подачи заявки на регистрацию товарного знака[128] [129] [130]; дату публикации сведений о

зарегистрированном товарном знаке в официальном бюллетене Роспатента ; дату внесения товарного знака в государственный реестр ;

132

дату выдачи свидетельства на товарный знак .

1 "З "З

Р.О. Кононенко , анализируя указанные точки зрения, приходит к выводу о том, что единственным правильным вариантом является установление связи между возникновением исключительного права на товарный знак и его государственной регистрацией, обосновывая свою позицию, в частности, тем, что «возникновение права или правоспособности с момента государственной регистрации является общим принципом российского гражданского права для случаев, когда возникновение права или правоспособности связывают с государственной регистрацией».[131] [132] [133] [134] Р.О. Кононенко также отмечает, что поскольку в ГК РФ отсутствует правовая норма, из которой бы следовал вывод о правоустанавливающем значении даты публикации сведений о зарегистрированном товарном знаке, а на практике момент публикации значительно отстает во времени от внесения сведений в реестр, дата публикации сведений о товарном знаке не может являться моментом возникновения прав на товарный знак.

Свидетельство на товарный знак выдается Роспатентом в течение месяца со дня государственной регистрации товарного знака в Государственном реестре товарных знаков (статья 1504 ГК РФ). Свидетельство на товарный знак удостоверяет, но не устанавливает приоритет товарного знака и исключительное право на товарный знак в отношении товаров, указанных в свидетельстве, то есть свидетельство подтверждает уже возникшее исключительное право на товарный знак. В связи с этим дата выдачи свидетельства на товарный знак также не быть не может являться моментом возникновения исключительного права. Отсутствует также непосредственная связь между датой возникновения исключительного права и датой подачи заявки о регистрации.

Возникновение исключительного права нельзя ставить в зависимость от даты выдачи свидетельства и даты публикации сведений о зарегистрированном товарном знаке в Роспатенте, поскольку и то, и другое осуществляется уже после государственной регистрации может быть необоснованно растянуто во времени. Кроме того, выдача свидетельства на товарный знак и публикация сведений о зарегистрированном товарном знаке подтверждают уже возникшее исключительное право. Если исходить из того, что исключительное право по крайней мере потенциально возникает с даты подачи заявки на регистрацию средства индивидуализации, то остаются неопределенными последствия отказа в регистрации

Согласно пункту 1 статьи 1232 ГК РФ исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации признается и охраняется при условии государственной регистрации такого результата или такого средства. Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака любым не противоречащим закону способом. В пункте 1 статьи 1491 ГК РФ отмечается: «Исключительное право на товарный знак действует в течение десяти лет с даты подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности либо в случае регистрации товарного знака по выделенной заявке с даты подачи первоначальной заявки». Согласно статье 1493 ГК РФ после подачи заявки на товарный знак в Роспатент любое лицо вправе ознакомиться с документами заявки. Роспатент

публикует в официальном бюллетене сведения о поданных заявках на товарные знаки.

Таким образом, законодатель говорит о признании и охране исключительного права при условии государственной регистрации, принадлежности исключительного права лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, действии исключительного права с момента подачи заявки, необходимости проявления участниками гражданского оборота должной осмотрительности, в частности, их обязанности при желании выпускать товар с определенной маркировкой проверять, не подана

- ^ 135

ли заявка на регистрацию товарного знака со схожей маркировкой .

Законодатель фактически придает охране товарного знака обратную силу путем его регистрации. Как отметила Большая Палата ЕСПЧ в [135]

постановлении по делу «Компания «Анхойзер-Буш Инк.», такая практика существует в большинстве государств - членов Совета Европы[136] [137] [138].

Кроме того, сначала Палата Европейского Суда, а затем и Большая Палата при рассмотрении дела пришли к одинаковому выводу о том, что интеллектуальная собственность возникает после окончательной регистрации знака в соответствии с нормами, действующими в том или ином государстве (пункт 49 и пункт 78 Постановления) . Обе Палаты также пришли к выводу о том, подача заявки порождает у лица, представившего на регистрацию товарный знак, возникновение финансовых интересов, в частности, отмечено, что «такие заявки могут порождать множество сделок, таких, как продажа или подписание лицензионного соглашения с выплатой вознаграждения, и обладают — или могут обладать — значительной денежной стоимостью» (пункт 47 и пункт 76 Постановления). Таким образом, Европейский Суд делает вывод о том, что после подачи заявки и до регистрации интеллектуальная собственность еще не возникает, но у заявителя существуют особые имущественные права.

Палаты разошлись во мнениях о том, подпадают ли эти имущественные права под охрану положений статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод . Обе Палаты пришли к выводу, что сама интеллектуальная собственность подпадает под ее правовую охрану, при этом Большая Палата посчитала, что под такую охрану подпадают и

имущественные права, возникающие после подачи заявки. В соответствии со статьей 1 указанного протокола: «Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов и штрафов».

М.А. Рожкова отметила неточность перевода англоязычного текста Протокола №1: «Осуществленная в русскоязычном переводе подмена используемого в английской версии выражения «имущественные права» (property rights) термином «права собственности» извращает содержание этой части отчета. Подобный перевод позволяет сделать вывод о том, что Европейский суд допускает установление права собственности в отношении и товарных знаков, и заявок на регистрацию товарных знаков, и лицензий, и доменных имен и т.п., что с учетом вышесказанного является абсолютно

139

неверным» .

Более того, сам ЕСПЧ в своих постановлениях прямо оговаривает: «Концепция «имущества», отраженная в первом абзаце статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, имеет автономное значение, которое не ограничивается правом собственности в отношении материальных вещей и не зависит от формальной классификации по национальному законодательству: некоторые иные права и интересы, представляющие собой активы, могут также рассматриваться как «имущественные права» и, следовательно, как [139]

«имущество» по смыслу данного положения. В каждом деле необходимо исследовать вопрос о том, был ли заявитель наделен при обстоятельствах дела, взятых в целом, титулом на действительный интерес, защищенный статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции»[140].

Большая Палата Европейского Суда в рассматриваемом деле (Компании «Анхойзер-Буш Инк.»), мотивируя охрану имущественных прав лица, подавшего заявку, отметила: «когда компания-заявитель подала свою заявку на регистрацию товарного знака, она была вправе ожидать, что эта заявка будет рассмотрена по применимому законодательству, если только она удовлетворяет остальным материально-правовым и процессуально-правовым условиям, имеющим отношение к процедуре регистрации. Следовательно, компания-заявитель обладала рядом имущественных прав, связанных с ее заявкой на регистрацию товарного знака, которые признавались португальским правом, даже если они и могли быть аннулированы при определенных условиях. Этого достаточно для признания применимости статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции в настоящем деле, и Суду нет необходимости рассматривать вопрос, может ли компания-заявитель претендовать на то, что у нее было «оправданное ожидание»[141].

Из анализа рассмотренного постановления Большой Палаты ЕСПЧ, положений статей 128, 1232, 1484, 1491, 1493 ГК РФ, а также статей 34-36 СК РФ можно сделать ряд связанных между собой выводов. В частности, следует признать, что интеллектуальные права, в том числе исключительное право, возникают не ранее регистрации интеллектуальной собственности,

поскольку ранее возникновения самого объекта не может возникнуть право на него. Однако отсутствуют препятствия для использования часть правомочий, входящих составной частью в исключительное право, например, для размещения обозначения, которое до регистрации еще не будет считаться

142

товарным знаком, на этикетках, предлагаемых к продаже товаров .

При регистрации товарного знака действию исключительного права на него придается обратная сила, оно признается действующим с момента подачи заявки. При этом в случае отказа в государственной регистрации исключительное право не возникает. В то же время после подачи заявки лицо приобретает некоторые имущественные права, например, может заключить

143

договор о передаче права на регистрацию товарного знака другому лицу .

Следует признать, что отчуждаемые имущественные права, возникающие после подачи заявки, являясь разновидностью имущества, могут также являться совместно нажитым имуществом супругов, если они приобретены в период брака, то есть если заявка на регистрацию товарного [142] [143] знака подана в период брака. На распоряжение такими имущественными правами распространяются нормы статьи 35 СК РФ.

Исключительное право возникает у лица, подавшего заявку, в связи с этим в случае, если лицо подало заявку в период нахождения в браке, то исключительное право на соответствующее средство индивидуализации после его регистрации должно рассматриваться в качестве совместно нажитого имущества супругов.

Следует признать, что возможно несколько особых вариантов возникновения исключительных прав на средства индивидуализации в случае заключения или расторжения брака в период их регистрации. Так, действия, направленные на приобретение права, могут совершаться до брака, а выдача свидетельства происходить в период брака, либо, наоборот, заявка может быть подана в период брака, а государственная регистрация права и выдача свидетельства могут происходить после его расторжения.

Аналогичная ситуация имеет место при приобретении супругами недвижимости, например, путем заключения договора долевого участия в строительстве. При заключении договора до постройки дома и ввода его в эксплуатацию возникает право требования передачи соответствующего объекта, а не право собственности на него, хотя оба указанных права являются имущественными правами, соответственно, обязательственным и вещным правом. Для данного случая судебной практикой и разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации давно выработан ответ на вопрос, будет ли такая недвижимость совместно нажитым имуществом или нет. Пленум Верховного Суда Российской Федерации от 05.11.1998 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» разъяснил, что если один из супругов оплатил, например, пай за кооперативную квартиру или взнос по договору долевого участия в строительстве до вступления в брак, а регистрация прав на недвижимое имущество произошла уже в период брака, то такое имущество не подлежит разделу между супругами (абзац 4 пункта 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15)[144] [145]. Развивая данную позицию, можно сделать вывод о том, что если взнос выплачен в период брака, а регистрация произошла после его расторжения, то такое имущество будет совместно нажитым, а значит, должно подлежать разделу.

Однако самого по себе приобретения имущества до брака или его приобретения на добрачные средства не всегда достаточно, чтобы считать его личным. Необходимо учитывать положения статьи 37 СК РФ и абзаца 3 пункта 2 статьи 256 ГК РФ, согласно которым имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества, включая капитальный ремонт, реконструкцию, переоборудование и др. Подавляющее большинство найденных при проведении настоящего исследования примеров судебной практики связаны только с возможностью признания личного недвижимого имущества совместным. Несколько примеров касались возможности признания таковым долей в уставном капитале, но ни в одном из них не было установлено

~ 145

значительных вложений .

В большинстве случаев суды исходят из буквального толкования указанных норм, в частности, при установлении значительности сделанных вложений признают личное имущество совместным полностью, без

выделения долей[146] [147]. В редких случаях встречается также альтернативное понимание статьи 37 СК РФ, согласно которому при установлении значительных вложений в личное имущество супруга совместным может признаваться только часть имущества, пропорциональная вложениям, то есть половина от увеличившейся стоимости имущества . Представляется, что такое понимание не основывается на законе, так как в случае значительных вложений, критерий которых не определен, в совместную собственность, исходя из буквального толкования, должно поступать имущество полностью. Если же вложения не отвечают критерию значительности, значит, второй супруг при разделе имущества вправе претендовать на компенсацию в размере половины понесенных расходов на увеличение стоимости имущества.

Применение судами различных толкований одной правовой нормы создает правовую неопределенность, для устранения которой необходимы разъяснения Верховного Суда Российской Федерации или законодателя о правильном и однозначном толковании статьи 37 СК РФ и абзаца 3 пункта 2 статьи 256 ГК РФ.

Для настоящего исследования представляет интерес то обстоятельство, что перечень имущества, стоимость которого может быть значительно увеличена, является открытым. Следовательно, положения статьи 37 СК РФ о возможности признания личной собственности одного из супругов совместной собственностью при произведении за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов вложений, значительно увеличивающих стоимость этого имущества применимы, во-первых, к любому имуществу, а не только к недвижимому, а

во-вторых, любым способом, не только путем проведения дорогостоящего капитального ремонта или реконструкции.

Представляется важным предоставить возможность применения положений статьи 37 СК РФ к исключительному праву на средство индивидуализации (товарный знак). Для возникновения исключительного права на товарный знак требуются затраты на государственную пошлину, юридическую помощь, в некоторых случаях также на выплату художнику вознаграждения за создание изображения для товарного знака и передачу исключительного права на него. В случае признания затрат значительными, также возможно признание исключительного права на товарный знак совместной собственностью супругов.

Следует также учитывать, что при возникновении исключительного права на товарный знак его стоимость может быть незначительной, а если отсутствуют какие-либо подготовительные мероприятия, то стоимость будет минимальной. Значительные расходы, связанные с регистрацией товарного знака и его продвижением, могут покрываться за счет семейного бюджета или имущества второго супруга, в связи с чем такой супруг может обоснованно претендовать на то, чтобы исключительное право на товарный знак было признано совместным имуществом супругов, даже в случае если заявка на его регистрацию была подана до заключения брака. В третьей главе настоящего исследования будут рассмотрены проблемы использования товарного знака в случае разлада в семейных отношениях.

2.3.

<< | >>
Источник: Расторгуева Анастасия Алексеевна. Права супругов на созданные и приобретенные в период брака объекты интеллектуальных прав и их материальные носители. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2017. 2017

Еще по теме Особенности распоряжения возникшими в период брака исключительными правами на средства индивидуализации:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -