<<
>>

Машиноцентрический концепт (юнит искусственного интеллекта как полноправный автор создаваемых им произведений - результатов интеллектуальной деятельности)

Юниты искусственного интеллекта становятся и оказываются всё более и более способными, нежели изначально ожидалось, приобретая всё более продвинутые и прогрессирующие способности моделировать и эмулировать человеческие коммуникации и отношения, создавать произведения (в том числе и очень сложные, высоко-творческого характера), которые, с точки зрения права интеллектуальной

собственности, отражают свойства далеко уже не только создателей юнитов искусственного интеллекта или исходных произведений, подвергающихся творческой переработке юнитом искусственного интеллекта, но и самого юнита искусственного интеллекта.

По мнению Джейн Гинзбур, если вмешательство человека в создание этих результатов работ не превышает запросы к компьютеру сгенерировать литературные, художественные или музыкальные произведения определённого стиля или жанра, кто-то может обоснованно и справедливо считать эти произведения «сгенерированными компьютерами», потому что пользователи-люди не вносят достаточно «интеллектуального творчества» для соблюдения минимальных

стандартов авторства в соответствии с Бернской конвенцией. В режиме «офлайн» простое отдание команды ещё не делает кого-то «автором» .

Как обращают внимание Гённанч Гюркайнак, Иллай Йылмаз, Тюркер Дойгун и Экин Инс, «кто-то может спросить, чем искусственный интеллект отличается от обычного программного обеспечения или [308] компьютерных систем? Понятно, что произведение, созданное с помощью такого программного обеспечения или системы, на законных основаниях принадлежит тому, кто использовал это программное обеспечение или систему. Это использование и контроль человеком во время процесса создания произведения обозначает соответствующее программное обеспечение или систему как инструмент, который отсылает к соответствующему человеку для её обработки. Однако в случае искусственного интеллекта в процессе создания отсылка происходит к самому искусственному интеллекту.

Искусственный интеллект действует, скорее, как независимый источник интеллекта, нежели как простой инструмент. Самое главное, процесс создания не требует управления или даже участия человеческого интеллекта. Таким образом, разработчик искусственного интеллекта не может считаться собственником произведения, созданного искусственным интеллектом без его участия»[309] [310].

В.А. Дозорцев указывал, что «творческий результат интеллектуальной деятельности носит следы личности автора» . Но два одинаковых юнита искусственного интеллекта, набравшие необходимый и достаточный опыт самообучения, выдадут совершенно разные произведения при отдании им одинаковых команд на производство такового, если предполагается хотя бы малейшая доля автономного творчества при выполнении этого задания.

Уже известна судебная практика, косвенно поддерживающая этот концепт.

В Решении Федерального суда Австралии от 02.02.2012 по делу «Acohs Pty Ltd v Ucorp Pty Ltd»[311] была высказана позиция, что в отношении результата интеллектуальной деятельности, произведённого при задействовании компьютерной техники и программных алгоритмов, не может быть выстроена авторско-правовая охрана, поскольку это произведение не было создано человеком и не является оригинальным произведением по смыслу авторского права (пункт 57 и др.).

Следует отметить, что исследователи подразделяют искусственный интеллект на 2 большие категории - «ограниченный» («слабый») искусственный интеллект и «общий» («сильный») искусственный интеллект. Общий искусственный интеллект основан на работе нейронных сетей мозга, указывает Джашандип Каур. Эта система включает в себя способности к творческому и логическому мышлению. Эти системы адаптивно показывают, что могут изменять структуру в ответ на получаемые входные сигналы, получаемую вводимую информацию. Недавно спрограммированный общий искусственный интеллект - словно любопытный новорожденный ребенок. Он выходит в свет, учится на собственном опыте, приобретает навыки и развивает чувство индивидуальности, пока растёт.

Общий искусственный интеллект - это то, что можно назвать настоящим искусственным интеллектом. Ближайшим примером общего искусственного интеллекта является последняя версия «творческой машины» (впервые сконструированной в 1994 году Стивеном Талером), которую американская армия использует для проектирования нового оружия. Эта машина самообучаема и требует минимального вмешательства человека, за исключением первоначального проектирования для «создания» выходной информации. В подобной ситуации вопрос, кому же, если таковой найдется, следует приписать права интеллектуальной собственности, остаётся открытым . [312]

Соответственно, одной из популярных среди исследователей концепций авторства произведений, создаваемых юнитами искусственного интеллекта, является та, в рамках которой авторские права принадлежат непосредственно самому этому юниту.

Данная концепция до настоящего времени пока не нашла отражения на практике. В основном она позволяет в целом поднимать и переосмысливать вопросы правосубъектности систем искусственного интеллекта.

При этом при рассмотрении проблемы авторства произведений, создаваемых юнитами искусственного интеллекта, можно провести, как и при рассмотрении общих вопросов правосубъектности искусственного интеллекта, аналогию с другими негуманоидными агентами - животными.

И здесь целесообразно привести нашумевшее дело, связанное с определением авторских прав на фотографии, сделанные дикой обезьяной по имени Наруто на камеру, которую она взяла у фотографа.

Последнее судебное решение по данному спору датируется 2018 годом, и судебные органы, в целом, придерживаются позиции невозможности наделения животного авторскими правами на произведения, им созданные.

Апелляционный суд США по девятому федеральному апелляционному округу в своём Решении по делу «Наруто против Слэйтера» от 2018 года подтвердил Решение окружного суда, в котором чётко было указано, что законодательство об авторском праве не [313] распространяет своё действие на животных и обезьяна по имени Наруто не может быть автором по смыслу его положений .

Апелляционный суд США по девятому федеральному апелляционному округу отметил, что животное не имеет конституционной возможности подавать иски о нарушении авторских прав на фотографии, придя к выводу о том, что законодательство об авторском праве не разрешает животным обращаться с подобными исками. Однако проблема в данном случае также заключалась и в том, что, как пришёл к выводу данный судебный орган, организация, которая выступала в суде на стороне обезьяны, не имела права представлять её, так как не могла выступать для неё в качестве «заступника» (дословно - ближайшего друга, next friend).

Если экстраполировать данную ситуацию на возможные потенциальные споры об авторских правах на произведения, создаваемые юнитами искусственного интеллекта, то проблема невозможности применения к представительству юнита концепции next friend является не столь значительной, если не вообще неактуальна.

Несмотря на невозможность возникновения авторских прав непосредственно, в прямом смысле у юнита искусственного интеллекта многие авторы сходятся во мнении о том, что фактическим автором произведения в таких ситуациях является именно указанный юнит.

Например, как указывает Ракель Акоста, произведения, создаваемые юнитами искусственного интеллекта, где вся оригинальность является результатом компьютерного творчества юнитов искусственного

315

интеллекта, по существу, не имеют человеческого автора . [314] [315]

Лиза Вертински и Тодд Райс отмечают, что по мере того как расширяется роль машины в процессе создания изобретения и юнит искусственного интеллекта может представлять результаты, неожиданные для человеческого оператора, возникает вопрос о том, действительно ли человеческий оператор может в таком случае рассматриваться как реальный автор такого изобретения[316] [317].

Однако в целом на настоящий момент исследователи, в основном, указывают на нецелесообразность наделения юнита искусственного интеллекта правосубъектностью в целях права интеллектуальной собственности.

На наш взгляд, также стоит учитывать, что наделение юнита искусственного интеллекта соответствующей правосубъектностью,

возможно, приведёт к ещё большему усложнению существующих проблем, поскольку в любом случае такой юнит не может существовать полностью автономно во всех аспектах своей деятельности,

соответственно, отношения между юнитом и его разработчиком, владельцем или пользователем, которому он принадлежит, должны быть урегулированы с помощью дополнительных правовых конструкций.

Создание необходимых референтных правовых конструкций не является таким уж невозможным.

При всём этом следует учитывать, что идея о том, что только человек может являться создателем результата автономной творческой деятельности юнита искусственного интеллекта, сама по себе выражается юридической фикцией , как и (возможное) наделение юнита искусственного интеллекта частичной правосубъектностью.

Так, несмотря на доминирующий антропоцентрический взгляд на авторство, законодательством об авторском праве уже предусматривается понятие негуманоидного автора, когда в качестве автора выступает юридическое лицо. И речь здесь идёт о концепции служебного произведения, когда корпоративный работодатель считается с юридической точки зрения «автором», хотя фактически на самом деле им

318

является не он .

В настоящее время как на уровне отдельных частных исследований в области технологий и юнитов искусственного интеллекта, так и на уровне органов публичной власти ряда государств всё чаще высказывается мысль относительно возможности и целесообразности внесения некоторых изменений в законодательство об интеллектуальной собственности в поддержку рассматриваемого концепта, то есть таким образом, чтобы за юнитом искусственного интеллекта могли признаваться права на создаваемые им произведения или изобретения.

Здесь представляет существенный научный интерес пример Японии.

В Японии в 2016 году был утверждён документ «Стратегическая программа по интеллектуальной собственности 2016» .

Стратегическая программа Японии по интеллектуальной собственности 2016 года построена на 4 основных концепциях, первая из которых называется «Продвижение инноваций в области интеллектуальной собственности для Четвёртой промышленной революции» и включает в себя «создание системы интеллектуальной [318] [319] собственности нового поколения, адаптированной к диджитализации (“цифровизации”) и сетевому взаимодействию». Данная концепция предполагает, в частности, необходимость создания новой системы авторского права, а также изучения характера защиты в соответствии с правом интеллектуальной собственности новых информационных товаров, таких, как произведения, создаваемые юнитом искусственного интеллекта

320

независимо от человека .

В Стратегической программе Японии по интеллектуальной собственности 2016 года отмечается, что создаваемые юнитами искусственного интеллекта произведения обладают существенным потенциалом для создания инноваций и продвижения новой культуры, которая обогатит общество, и необходимо, чтобы Япония обеспечивала поддержание творчества, основанного на искусственном интеллекте. В рамках существующей системы интеллектуальной собственности что- либо, автономно творчески создаваемое юнитом искусственного интеллекта, как правило, не получает соответствующей правовой защиты, несмотря на то что зачастую внешне трудно отличить произведение, созданное человеком, от произведения, созданного юнитом искусственного интеллекта, что влечёт за собой одинаковое к ним

321

отношение .

Для того чтобы адаптироваться к изменениям, порождаемым самостоятельным созданием юнитами искусственного интеллекта произведений, необходимо изучить, каким образом возможно адаптировать систему права интеллектуальной собственности к появлению таких произведений, например посредством изучения необходимости и практической возможности обеспечения правовой защиты таких работ. А [320] [321]

также необходимо исследовать меру того влияния, которое создание таких произведений оказывает на существующую систему права

интеллектуальной собственности. Также отмечается, что, возможно, распространение правовой защиты вообще на все произведения, создаваемые юнитом искусственного интеллекта или с помощью юнита искусственного интеллекта, может быть излишним и нецелесообразным .

В Стратегической программе Японии по интеллектуальной собственности 2016 года отмечается необходимость определения критериев, на основании которых произведениям, создаваемым юнитом искусственного интеллекта, может быть предоставлена соответствующая правовая защита, а также отмечается необходимость создания среды, более адаптированной к распространению данных - для облегчения

использования больших данных как незаменимого инструмента для продвижения творческой деятельности, основанной на искусственном

323

интеллекте .

Гённанч Гюркайнак, Иллай Йылмаз, Тюркер Дойгун и Экин Инс указывают и такой момент: юнит искусственного интеллекта может использовать, изменять, обрабатывать, обновлять и воссоздавать произведения, которые он сам ранее создал. Удобство этой доработки для юнита искусственного интеллекта ранее созданного им произведения может привести к быстрому появлению произведений, охраняемых авторским правом благодаря вычислительным возможностям искусственного интеллекта. Эти новые произведения юнита искусственного интеллекта, вероятно, могут (и станут) считаться производными предыдущих работ, защищённых авторским правом, и таким образом к ним могут применяться положения, которые применяются [322] [323]

к созданию и защите производных работ . И это может явиться дополнительным достоинством рассматриваемого концепта.

Однако ряд авторов отрицает саму возможность наделения юнита искусственного интеллекта правами интеллектуальной собственности.

Так, по мнению Андреа Моригги, в настоящее время это невозможно, главным образом, из-за того, что юнит искусственного интеллекта не может нести ответственность . Это - наиболее часто звучащий аргумент критиков рассматриваемого концепта.

Существенное значение имеет здесь и проблема сроков авторскоправовой и патентно-правовой охраны объектов интеллектуальной собственности.

Как обоснованно указывают Гённанч Гюркайнак, Иллай Йылмаз, Тюркер Дойгун и Экин Инс, «другая проблема, касающаяся произведений, созданных искусственным интеллектом, - это правовой период охраны применительно к таким произведениям. Многие государства по всему миру, как правило, предоставляют определённые периоды, в течение которых произведение и права, возникающие из него, защищены законом. Эти периоды обычно определяются относительно продолжительности жизни автора произведения и, в исключительных случаях, относительно первой публикации или передачи произведения. Искусственный интеллект потенциально бессмертен. В этом отношении расширение сферы применения определения автора в законодательстве для включения искусственного интеллекта превратило бы периоды правовой защиты, [324] [325] определённые в отношении жизни автора, в бессмысленные»[326] [327] [328]. И всё это тоже ставит под вопрос разумность, целесообразность и релевантность этого концепта.

Кроме того, как пишут Гённанч Гюркайнак, Иллай Йылмаз, Тюркер Дойгун и Экин Инс, «приписывание авторства в отношении произведения юниту искусственного интеллекта, который, собственно, никогда не будет (не станет) сам использовать свои права, поскольку эти права будут просто исходить от его владельца (или другого человека, как объяснялось выше), является исключительно символическим жестом. В этом отношении кто-то может подвергнуть сомнению превосходство данного подхода, поскольку он может оказаться непрактичным, в отличие от других взглядов на этот

327

вопрос» .

Одной из целей механизмов права интеллектуальной собственности является обеспечение предоставления создателю произведения или изобретения экономических выгод от его использования другими лицами. Юнит искусственного интеллекта не имеет и не может, сам по себе, иметь подобной потребности .

Ещё одним проблемным вопросом, пока не имеющим решения, является: что же делать в ситуации, когда юнит искусственного интеллекта «захочет» уничтожить или невосстановимо переделать ранее самостоятельно созданное им произведение, признанное людьми как имеющее высокую культурную или научную ценность и, в силу этого, подлежащее правовой охране и защите.

Признание и законодательное введение правосубъектности

329

«электронного лица» для юнитов искусственного интеллекта , указывает Яни Ихалайнен, могло бы предоставить юнитам искусственного интеллекта некоторые права в отношении созданных ими произведений, но то, кто был бы владельцем-бенефициаром этих прав (например, производитель или покупатель робота) или доходов, по-прежнему останется неясным. Было предложено наделять правами владельца искусственного интеллекта, однако то, как искусственный интеллект может использовать доходы или обладать ими, неясно и является возможной дальнейшей этической проблемой .

2.2.3.

<< | >>
Источник: МОРХАТ Петр Мечиславович. ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА В СФЕРЕ ПРАВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ: ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора юридических наук Москва 2018. 2018

Еще по теме Машиноцентрический концепт (юнит искусственного интеллекта как полноправный автор создаваемых им произведений - результатов интеллектуальной деятельности):

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -