<<
>>

§ 2.2. Специфика реализации субъектами малого предпринимательства права на обращение в арбитражный суд с целью защиты своих прав, свобод и законных интересов

Как и любая другая власть, судебная власть в арбитражном процессе имеет сугубо публично-правовой механизм возникновения и реализации. Суд одновременно представляет собой и компетентный орган государства, и своеобразный институт доверия гражданского общества к публично-правовым механизмам разрешения конфликтов. Формулировка понятия судебной власти, и привязка его к такому всеобъемлющему праву в рамках правового статуса частноправовых и публично-правовых субъектов, как право на обращение в суд за судебной защитой невозможно в изоляции от такого понятия правового поля, как власть.

Этимологически термин власть связан управлением в самом широком смысле этого слова. Толковый словарь В. Даля определял ее как «право, силу воли над чем-либо»[94]. Более современная трактовка С. Ожегова предполагает распоряжение субъектом, наделенным самостоятельной волей, «право и возможность распоряжаться кем-либо или чем-либо, подчинять своей воле»[95] [96]. Таким образом, и историческая, и современная трактовка подчеркивают, на наш взгляд, исключительно важную черту власти, которая отличает ее от произвола - правовой, легитимный характер.

Любая власть, в отличие от узурпаторства, основана на законе или морали, на сложившихся в обществе правилах поведения. Политический энциклопедический словарь определяет власть следующим образом: «Власть — центральное, организационное и регулятивно-контрольное начало политики; одна из важнейших и наиболее древних проблем политического знания, литературного и изобразительного творчества; проблема культуры общества и конкретной жизни человека» . В этом понятии, на наш взгляд, содержится важная культурологическая подоплека этого явления - определение власти как социокультурной ценности. Судебная власть как базовый публично-правовой институт получила многообразное нормативное закрепление не только в Конституции РФ, но и в ряде федеральных конституционных и федеральных законов. К их числу относятся, прежде всего, ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» , «О Конституционном Суде Российской Федерации» , «О Верховном Суде РФ»3, «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»[97] [98] [99] [100], «Об арбитражных судах в Российской Федерации»[101], «О военных судах Российской Федерации»[102] и «О статусе судей в Российской Федерации»[103]. В соответствии с Конституцией государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

Учение разделения государственной власти на три ветви нельзя оценивать, как человеческое изобретение, относящееся к эпохе Нового времени, на самом деле ее зачатки можно обнаружить в глубокой древности. Например, П. Баренбойм утверждает, что доктрина разделения властей имеет очень долгую и трудную историю появления и становления, почти такую же как само государство и формируемое в нем право. Вот, что он пишет: «Краеугольным камнем доктрины разделения властей является сильная независимая и равноправная с

о

законодательной и исполнительной властью судебная власть» .

В основе учения разделения власти на три составляющие находится мысль о создании такой организации государственной власти, которая бы воплощала собой идею господства права над произволом, диктатом отдельных личностей, а также идея о предупреждении самой возможности подобного диктата.

Проще говоря, общество связывает государство правом, не дает ему переродиться в Левиафана, о котором писал Томас Гоббс.

Итак, право это объективная реальность и необходимость, исходящая от общества и существующая ради него, ради соблюдения прав, свобод и законных интересов граждан и их сохранения.

Что же предполагает такая сложная система с точки зрения логистической управляемости. На первых порах так называемую ручную управляемость, когда посредством реальных правовых инструментов каждая ветвь власти наделяется только свойственной ей компетенцией, причем все ветви власти при этом уравновешиваются за счет тех или иных сдержек и противовесов, что в перспективе купирует узурпацию власти одним человеком или группой людей, распределяющих имущественные и неимущественные блага в свою пользу \ При этом творцы доктрины разделения власти наделяли суд особого рода компетенцией для обеспечения свободы, справедливости и законности, как универсальных категорий человечества. Отсюда автономность и высокая степень самостоятельности органов правосудия признавалась сама собой, автоматически и не требовала дополнительной аргументации. Такая самостоятельность с одной стороны гарантировала судебную власть от негативного воздействия двух оставшихся ветвей власти, а с другой вручала судам право контроля за действиями исполнительной и законодательной власти через учреждение специальных судов, к которым относятся, например, арбитражные суды, действующие узкоспециализированно и рассчитанные на фокусную группу лиц, занимающихся извлечением прибыли и предпринимательством[104] [105].

Современные исследователи полагают, что «назначение судебной власти проявляется в выполняемых ею функциях, к которым относят: осуществление защиты прав и свобод личности; обеспечение реализации принципа разделения властей; предотвращение сосредоточения абсолютной власти в компетенции какого-либо одного государственного органа; гарантирование принципа конституционной законности; исключение применения силы при политических конфликтах; обеспечение принятия правовых законов, их реализация; способствование обществу в осуществлении контроля над государственным аппара- том»[106].

На основании сказанного судам вверяются особые контрольные полномочия, которые отличны от ведомственного контроля. Если последний вид контроля является «внутренним», а потому на него достаточно легко воздействовать, в том числе для сокрытия действительных обстоятельств и мотивов происшедшего, то судебный контроль можно описать в качестве внутреннего, обособленного, а, следовательно, более объективного, что выражается в императивной сути принимаемых судами решений.

Все перечисленное выше относится и к арбитражным судам, они не устанавливают каких-либо правил поведения, не навязывают их соблюдение прочими субъектами материальных правоотношений, они не занимаются работой, по организации нормального управленческого процесса в органах исполнительной и законодательной власти, но они способны воздействовать на эти ветви власти, например, через контроль за принимаемыми нормативными и ненормативными правовыми актами. Так, в арбитражном суде могут быть оспорены ненормативные правовые акты, решения и действия (или бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц (гл. 24 АПК РФ).

Судопроизводство в арбитражных судах генетически связано с гражданским судопроизводством. Следовательно, ему должны быть присущи основные (родовые) черты гражданского судопроизводства.

В частности, родовой принадлежностью порядка рассмотрения и разрешения дел в арбитражных судах к гражданскому судопроизводству объясняется сходство его дифференциации с общей дифференциацией судопроизводства.

В арбитражном процессе различаются несколько базовых видов производства: исковое производство; производство по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений[107]; производство по отдельным категориям дел, особое производство[108]. В основание деления судопроизводства в арбитражных судах на виды в АПК РФ (как и в ГПК РФ) положен комбинированный критерий, который с научной точки зрения не выдерживает критики. Однако в отличие от ГПК РФ, который довольно четко делит гражданское судопроизводство на три вида (исковое, административное, особое), в АПК РФ выделяется только два вида судопроизводства - исковое и административное. Другие дела рассматриваются с особенностями и не объединяются в какой-либо вид судопроизводства, в частности, не выделяется особое производство.

Защита гражданских прав представляет собой совокупность мер материального, процессуального и административного характера, осуществляемых компетентным органом либо управомоченным или обязанным лицом в целях осуществления субъективных прав и законных интересов в случае, когда они оспариваются, нарушены или существует угроза их нарушения».

Защита гражданского права имеет следующие способы реализации: 1) самозащита прав; 2) применение предоставленных законом мер оперативного воздействия; 3) обращение к компетентным государственным или общественным органам с требованием применить к правонарушителю меры государственно-принудительного характера, в том числе задействовать механизм гражданско-правовой ответственности.

В связи с принятием АПК РФ законодатель разрешил целый ряд проблемных вопросов, связанных с защитой прав граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В настоящее время арбитражные суды рассматривают дела с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов областного самоуправления, иных органов, организаций, являющихся юридическими лицами; граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица; должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, а также граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

Таким образом, АПК РФ значительно расширил субъектный состав участников арбитражного процесса.

Гражданин может быть субъектом спора, рассматриваемого в арбитражном суде, при наличии у него статуса индивидуального предпринимателя, т.е. при условии, что он зарегистрирован в этом качестве в установленном законом порядке.

В соответствии со ст. 23 ГК РФ граждане вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющий деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства[109].

Гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью, но не зарегистрированный в установленном законом порядке в качестве индивидуального предпринимателя, не приобретает правового статуса предпринимателя, и споры с участием таких лиц, в том числе связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, в соответствии со ст. 25 ГПК РФ подведомственны суду общей юрисдикции.

Со дня, когда прекращается наличие государственной регистрации физического лица, который являлся индивидуальным предпринимателем (а это может иметь место по причине истечения сроков действия свидетельства о государственной регистрации или же из-за аннулирования такой регистрации компетентными органами), гражданские дела в которых принимал участие соответствующий гражданин становятся подведомственными судам общей юрисдикции. Однако, следует принимать во внимание то обстоятельство, что при принятии дела к производству арбитражным судом с соблюдением правил судебной подведомственности указанные выше процессуальные положения не действуют, поскольку изначально дело подлежало рассмотрению и разрешению именно арбитражным судом по существу.

Граждане, не прошедшие регистрацию, могут быть истцами в делах об обжаловании отказа регистрирующего органа произвести их регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя или уклонения последнего от такой регистрации в установленный законом срок.

Таким образом, при решении вопроса о подведомственности спора арбитражному суду принципиально важно установить наличие у гражданина статуса индивидуального предпринимателя на момент подачи искового заявления в суд и экономический характер спора, связанный с ведением предпринимательской деятельности1.

В соответствии с п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», как нами уже подчеркивалось, когда прекращается наличие государственной регистрации физического лица, который являлся индивидуальным предпринимателем (а это может иметь место по причине истечения сроков действия свидетельства о государственной регистрации или же из-за аннулирования такой регистрации компетентными органами), гражданские дела в которых принимал участие соответствующий гражданин становятся подведомственными судам общей юрисдикции. Однако следует принимать во внимание то обстоятельство, что при принятии дела к производству арбитражным судом

1 См.: Сангаджиева Ю.В. Проблемы регулирования участия физических лиц в осуществлении правосудия по экономическим спорам // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. № 11. С. 13-16.

с соблюдением правил судебной подведомственности указанные выше процессуальные положения не действуют, поскольку изначально дело подлежало рассмотрению и разрешению именно арбитражным судом по существу.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июня 2011 г. № 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей» указывается, что утрата должником статуса индивидуального предпринимателя после подачи в суд заявления о признании его банкротом и до вынесения решения по делу о банкротстве не является основанием для прекращения производства по делу.

Однако, как указал Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 6 Постановления № 51, признание должника несостоятельным в этом случае не может повлечь последствия, указанные в п. 1 ст. 216 Закона о банкротстве (об утрате силы государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, об извещении органа, зарегистрировавшего гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, и др.).

Требования кредиторов к должнику могут возникнуть и до момента его регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. В п. 1 ст. 215 Закона о банкротстве указано, что такое требование должно возникнуть из предпринимательской деятельности должника, что может быть никак не связано с его государственной регистрацией в качестве индивидуального предпринимателя[110].

Законодатель предусмотрел в ст. 126 АПК РФ перечень документов, прилагаемых к исковому заявлению. Гражданин, имеющий статус индивидуального предпринимателя, в соответствии с п. 4 ч. 1 вышеуказанной статьи обязан приложить к исковому заявлению копии свидетельства о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей.

На практике судья, несмотря на приложенные к иску или отзыву копии свидетельства о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, еще должен решать и вопрос о том, действовали ли они на момент подачи заявления. Фактически судье необходимо каждый раз истребовать у стороны выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей по состоянию на день подачи заявления.

В литературе высказано мнение, что в связи с этим позиция части судей о возможности оставления искового заявления без движения со ссылкой на п. 4 ч. 1 ст. 126 АПК РФ только по причине непредставления истцом иной информации о государственной регистрации, в частности выписки из ЕГРЮЛ или ЕГРИП, недостаточно обоснованна[111]. Позволим себе не согласиться с данной позицией, так как вопрос о наличии у гражданина статуса индивидуального предпринимателя является принципиальным при определении подведомственности.

Оставление искового заявления без движения имеет целью предоставление истцу возможности, не возвращая заявление, исправить различного рода недочеты и упущения формального характера, представить надлежащие документы, не приложенные к исковому заявлению[112].

Таким образом, истец, желающий, чтобы его исковое заявление было рассмотрено по существу, должен устранить недостатки, указанные в определении об оставлении дела без движения, в указанный в нем срок.

Обратимся и к другим нормам, вызывающим разногласия. Согласно ст. 131 АПК РФ ответчик обязан направить или представить в арбитражный суд и лицам, участвующим в деле, отзыв на исковое заявление с указанием возраже- ний относительно предъявленных к нему требований по каждому доводу, содержащемуся в исковом заявлении1.

АПК РФ в ч. 5 ст. 131 предоставляет ответчику-гражданину право указать в отзыве по его усмотрению место жительства, дату и место рождения, место работы или дату и место государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Вероятно, законодатель предусмотрел для граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя, обязанность указать в отзыве на исковое заявление его место жительства, дату и место рождения, место работы, в то время как индивидуальный предприниматель должен указать дату и место государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. На наш взгляд, вышеуказанная норма в действующей редакции носит диспозитивный характер и прямо не указывает на обязанность ответчика - индивидуального предпринимателя приложить к отзыву, представляемому в арбитражный суд, документы, подтверждающие наличие у него статуса индивидуального пред- принимателя2.

Представляется правильным внести изменения в ст. 131 АПК РФ, указав в п. 2 ч. 5, что в отзыве ответчика должны содержаться «наименование ответчика, его место нахождения или, если ответчиком является гражданин, его место жительства, дата и место рождения, место работы, а также дата и место государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя». В ч. 7 следует также указать: «... к отзыву на исковое заявление прилагаются документы, которые подтверждают доводы и (или) возражения относительно иска, документы, которые подтверждают направление копий отзыва и прилагаемых к нему документов истцу и другим лицам, участвующим в деле, а также копии свидетельства о государственной регистрации в качестве юридического лица,

1 См.: Сангаджиева Ю.В. Проблемы регулирования участия физических лиц в осуществлении правосудия по экономическим спорам // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. № 11. С. 13-16.

См.: Сангаджиева Ю.В. Проблемы регулирования участия физических лиц в осуществлении правосудия по экономическим спорам // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. № 11. С. 13-16.

если ответчиком является гражданин, имеющий статус индивидуального предпринимателя, копии свидетельства о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя».

На практике возникает ситуация, когда при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности гражданина, утратившего статус предпринимателя на день подачи заявления в арбитражный суд, за совершение административного правонарушения в период действия государственной регистрации в качестве предпринимателя, встает вопрос о подведомственности данного дела в соответствии с компетенцией арбитражных судов, определенной абз. 3 п. 3 ст. 23.1 Кодекса об административных правонарушениях РФ[113].

В соответствии с абз. 3 п. 3 ст. 23.1 КоАП РФ судьи арбитражных судов рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст.ст. 6.14, 7.24, 9.4, 9.5, 9.5.1, 14.1, 14.10-14.14, ч. 1 и 2 ст. 14.16, ч. 1, 3 и 4 ст. 14.17, ст. 14.18, 14.23, 14.27, 14.31-14.33, 15.10, ч. 2 ст. 17.14, ч. 6 ст. 19.5, ч. 1 и 2 ст. 19.19 Кодекса, совершенных юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ при вынесении Постановления от 2 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» не рассматривал вопросы подведомственности дел об административных правонарушениях граждан, утративших статус индивидуальных предпринимателей.

Высший Арбитражный Суд РФ в свое время затронул только проблемы определения подведомственности в ч. 6: «... при поступлении заявления о привлечении к административной ответственности за совершение правонарушения, рассмотрение дела о котором не отнесено ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ к подведомственности арбитражного суда, суд выносит определение о возвращении заявления применительно к п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ.

В случае установления неподведомственности дела на стадии его рассмотрения суд, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, выносит определение о прекращении производства в арбитражном суде и возвращении протокола об административном правонарушении и прилагаемых к нему документов административному органу. Вынесение указанного определения не является основанием для прекращения производства по делу об административном правонарушении и влечет лишь прекращение рассмотрения заявления административного органа в арбитражном суде». Поскольку Высший Арбитражный Суд РФ ранее не высказал свою позицию по поводу рассмотрения арбитражными судами дел о привлечении к административной ответственности за совершение правонарушений, перечисленных в абз. 3 ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ, индивидуальным предпринимателем, который к моменту подачи заявления о привлечении его к административной ответственности уже утратил статус индивидуального предпринимателя, то вполне возможно прийти к выводу о неподведомственности данного дела.

На наш взгляд, те рекомендации, которые даются арбитражным судам и судам общей юрисдикции по поводу подведомственности тех или иных категорий дел этим судам, должны даваться высшими судами в форме совместных постановлений, поскольку это вопрос о разграничении отнесения споров к рассмотрению арбитражных судов либо судов общей юрисдикции. Если одна ветвь судебной власти отказывает в рассмотрении какой-то категории дел, считая ее неподведомственной, то это вовсе не означает, что другая ветвь судебной власти должна автоматически принять к рассмотрению эту категорию дел. На практике, на наш взгляд, будут возникать проблемы, связанные с этим.

Тем более что по поводу рассмотрения арбитражными судами дел, в которых стороной выступает гражданин, утративший статус индивидуального предпринимателя, Высший Арбитражный Суд РФ высказывался в пользу прекращения подобных дел.

В заключение, можно подвести итоги и сделать следующие выводы. Арбитражное процессуальное право предоставляет всем субъектам равную возможность обращения за судебной защитой, свободный доступ к правосудию. Само понятие данного юридического феномена было дано в русле теории гражданского процесса.

Право на обращение в суд за судебной защитой - это установленная законом возможность всякого заинтересованного лица обратиться в суд для возбуждения производства судебной деятельности в целях защиты нарушенного или оспоренного права или охраняемого законом интереса.

Таким образом, состав участников правоотношения и отсутствие у лица статуса индивидуального предпринимателя не может рассматриваться в качестве самостоятельного условия, которое бы могло характеризовать реализацию права на обращение в арбитражный суд физическим лицом. Полагаем, что условие, относимое к субъекту, необходимо формулировать как дееспособность для граждан и индивидуальных предпринимателей, а равно арбитражная процессуальная правосубъектность - для юридических лиц.

<< | >>
Источник: Соловьева Ирина Евгеньевна. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ ЧАСТНЫХ ИНТЕРЕСОВ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Саратов - 2015. 2015

Еще по теме § 2.2. Специфика реализации субъектами малого предпринимательства права на обращение в арбитражный суд с целью защиты своих прав, свобод и законных интересов:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -