<<
>>

§ 2.1. Система экономико-правовых средств и льгот, действующая в отношении субъектов малого предпринимательства

Подлинной основой жизни стран с рыночной экономикой является малое предпринимательство как наиболее массовая, динамичная и гибкая форма предпринимательской активности. Именно в секторе малого предпринимательства создается и функционирует основная масса национальных ресурсов.

В экономически развитых странах число малых и средних предприятий превышает 80% общего числа предприятий. В данном секторе сосредоточены две трети экономически активного населения, производится более половины валового внутреннего продукта.

В этих странах проводится активная и последовательная политика поддержки и развития малого и среднего предпринима- тельства[80].

Россия зримо отстает от стран, в которых существует развитая рыночная экономика, в частности по такому параметру как численность малых предприятий. В общем общественном производстве доля малого бизнеса в России составляет лишь 10 %, что ничтожно мало. Для сравнения в экономически развитых странах аналогичная доля составляет от 50 до 70 % от совокупного внутреннего продукта страны. Причем даже этот более чем скромный российский показатель служит ярким примером высокой эффективности малого предпринимательства, ведь предприятия этого сектора используют немногим более 3% основных фондов промышленности[81].

Малое предпринимательство - это совокупность независимых мелких и средних предприятий, выступающих как экономические субъекты рынка. На современном этапе развития нашей страны малое предпринимательство призвано не только стать элементом структурной перестройки экономики с учетом особенностей развития регионов, но и повысить доходы местных бюджетов. Главным финансовым инструментом, регулирующим взаимоотношения малого бизнеса с государством, остается налогообложение. В условиях рынка налогообложение решает двуединую задачу - обеспечить государство финансовыми ресурсами, необходимыми для решения важнейших экономических и социальных задач, и одновременно способствовать наращиванию производства товаров и услуг, росту занятости населения, в том числе на основе развития малого предпринимательства.

Малое предпринимательство - сектор экономики, включающий в себя индивидуальное и малое предпринимательство, условное название совокупности малых и средних предприятий, ограниченных определенными правовыми нормами. В основе определения «малое предпринимательство» лежит количественный критерий, характеризующий размеры хозяйственной деятельности, данной категории субъектов экономических отношений. Фактически данное определение подразумевает осуществление предпринимательской деятельности в малых масштабах. Из этого следует, что субъекты малого предпринимательства - это хозяйствующие субъекты, осуществляющие предпринимательскую деятельность в рамках определенных критериев, характеризующих малый размер хозяйственной деятельности[82].

В настоящее время в Российской Федерации для отнесения предприятий к малым используются следующие критерии: средняя численность; доля участия в уставном капитале малых предприятий других организаций; размер выручки.

Основным законодательным актом, регламентирующим отнесение организации к субъектам малого предпринимательства, является Федеральный закон от 24 июля 2007 г. № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринима- тельства в Российской Федерации»[83]. В соответствии с этим Законом в качестве субъектов малого бизнеса в Российской Федерации могут выступать юридические и физические лица.

Юридическое лицо может выступать в качестве малого предприятия при одновременном соблюдении следующих условий:

- внесение в Единый государственный реестр юридических лиц;

- соответствие организационно-правовой формы установленным на законодательном уровне критериям. Малыми предприятиями могут стать только коммерческие организации (кроме государственных и муниципальных унитарных предприятий), потребительские кооперативы, крестьянские (фермерские) хозяйства;

- выполнение требований к структуре уставного (складочного) капитала. Структуру уставного капитала малого предприятия можно представить следующим образом:

- не более 25% - доля участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, иностранных юридических лиц, иностранных граждан, общественных и религиозных организаций, благотворительных и иных фондов;

- не более 25% - доля участия, принадлежащая одному или нескольким юридическим лицам, не являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства;

- не менее 50% - доля российских граждан и субъектов малого и среднего предпринимательства;

- соответствие средней численности работников установленным на законодательном уровне значениям. В соответствии с Законом № 209-ФЗ средняя численность работников малого предприятия за предшествующий календарный год не должна превышать 100 человек.

Среди малых предприятий по данному критерию выделяют микропредприятия со средней численностью до 15 чел. включительно;

- выполнение требований к размеру выручки от реализации товаров (работ, услуг) или балансовой стоимости активов:

- микропредприятия - 60 млн. руб.;

- малые предприятия - 400 млн. руб.

Под льготами процессуального характера следует и допустимо подразумевать положения, санкционирующие более благоприятный юридический режим в арбитражном судопроизводстве по сравнению с общим процессуальным регламентом. В частности, это может относиться к уплате судебных расходов, получению юридической помощи и т.д.

Статья 333.37. НК РФ[84] определяющая льготы при обращении в арбитражные суды нет особых положений для малых предпринимателей.

Таким образом, эффективной системы процессуальных льгот на сегодняшний день сформировано не было. Полагаем, указанное нарушает один из основополагающих принципов - принцип справедливости права. Роль справедливости как основы гражданского и арбитражного правосудия является основополагающей, несмотря на рост числа правовых актов, и утверждение приоритета естественных прав человека и демократических принципов, справедливость по сей день не является действующим основополагающим началом судопроизводства. Как мы уяснили ранее, для большинства ученых-юристов понятие права и справедливости являются неразрывно объединенными, но такая корреляция вовсе не очевидна.

Имеются примеры, подтверждающие то, что иногда решение суда по своей сути является законным и обоснованным, но при этом несправедливым. Почему в ряде случаев право, которое призвано регламентировать человеческую жизнь, фиксировать наиболее эффективным способом правила человеческого поведения и бытия с целью справедливого разрешения возникающих споров, на самом деле становится средством, применение которого не всегда влечет за собой принятие справедливых и объективных решений? Анализируя справедливость как основы защиты права, необходимо, прежде всего, обратиться к самой идее прав человека.

Социально-гуманитарные науки и философия интерпретируют идею прав человека широко, т.е.

не только как формально закрепленные возможности, но и как реально существующий интерес. Последний может быть выражен в требовании индивида или социальной группы признания за другими индивидами, группами лиц или обществом в целом неких базовых принципов: справедливости, уважения прав и интересов. При нарушении таковых у лиц или групп лиц всегда возникает право восстановления базовых принципов в соответствии с действующими в обществе моральными и правовыми механизмами восстановления справедливости. Фактически, механизм реализации прав человека и социальных общностей представляет собой удовлетворенную потребность в справедливости.

Обобщая, можно отметить, что права человека как таковые генетически связаны с доктриной естественного права, соответственно они представляют собой данные от природы, неотчуждаемые свободы, ценности, качества, потребности. Формализация указанных прав происходит путем их закрепления в действующем праве. Заметим, что наличие или отсутствие формального закрепления того или иного права в гражданском обществе не должно снижать его идеологической или социальной ценности. Представляется, справедливость процессуальных механизмов гражданского и арбитражного судопроизводства должна достигаться независимо от наличия в процессуальном праве легально закрепленного принципа справедливости.

Одним из средств реализации гражданских субъективных прав можно признать допустимость использования уполномоченным лицом разнообразных мер охраны и защиты оспоренных либо нарушенных прав и законных интересов. Надобность свободной реализации гражданских прав и законных интересов, гарантирования восстановления нарушенных прав и их защиты в судебном порядке зафиксирована п. 1 ст. 1 ГК РФ и представляет собой одно из основных

условий осуществления предпринимателями собственной деятельности, направленной на извлечение прибыли[85].

В философском смысле право не существует изолированно от идеи равенства всех людей, естественности и неотчуждаемости их прав и справедливости. В гражданском обществе права, возможности, льготы и свободы имеют или должны иметь строгие юридические и доктринальные дефиниции, служащие основой функционирования механизмов юридической защиты указанных прав[86]. Представляется, что перечень прав, свобод, законных интересов и способов юридической защиты невозможно исчерпать. Однако целесообразность применения того или иного способа защиты права в каждом конкретном случае должна определяться в соответствии с принципом справедливости.

Итак, необходимо утверждать, что природа прав человека не легальная, а экзистенциальная, нравственная, экономическая или социальная, но они должны иметь свое юридическое выражение и интерпретацию именно в целях адекватного применения механизмов защиты права. Существуют основные базовые фундаментальные права человека и гражданина, которые имеют транснациональный, транскультурный и даже трансисторический характер, хотя они зарождаются и развиваются в социуме в конкретный исторический период. Но, единожды сформировавшись, такие права приобретают абсолютный и неотъемлемый характер, независимо от того, признаются они обществом в конкрет-

- 3

ный период его истории или нет .

Права человека представляют собой средство отражения и практического решения вопроса бесконфликтных отношений индивида и социальной общности, в которой индивид существует и официальным представителем которой выступает социальная власть. Права человека как социальная ценность абсолютизируют, по мнению представителей политической науки, в этих взаимоотно-

шениях свободу и достоинство личности, ее высший ценностный статус[87]. Обобщая, заметим, что справедливость в социальных и политических науках разрабатывается как синоним меры, беспристрастности и эквивалентности последствия и действия. Таким образом, права человека развиваются в обществе, подчиняясь идее справедливости.

Ю.А. Занкина правильно пишет, что «принятая в 1948 г. Декларация прав человека изменила существовавшие ранее отношения между отдельным лицом и государством. Человек перестал быть всего лишь послушным подданным своевольного правителя, он стал личностью, существующей в свободном пространстве - пространстве частной жизни, свободном от вмешательства государства, - сфере личной свободы, защищенной правом на неприкосновенность частной жизни, свободу слова, совести и вероисповедания, правом на справедливое судебное разбирательство, а также правом на эффективные средства защиты этих прав и свобод. Права человека - это сложный общественный феномен, неоднозначно толковавшийся и определявшийся на протяжении всего периода своего существования. Это отражается в многообразии подходов к определению того, что же представляют собой права человека»[88].

Действительно, развитие в сфере прав человека - почти повсеместно конфликтный и напряженный процесс как в отношении лица, так и в отношении социума. История знает достаточно примеров признания прав человека в результате революций и кровопролитных гражданских войн. Драматизм обстоятельств нарастает всякий раз тогда, когда права человека или группы лиц оказываются или воспринимаются как требования и права меньшинства, которые должны быть признаны и соблюдаемы большинством.

Права человека неотделимы от общественных отношений и фактически предопределяют содержание регулятивных норм материального права. Связь естественных прав человека и процессуального права представляется нам более

сложной и опосредованной. По нашему мнению, доктрина прав человека отражается в процессуальных отраслях права прежде всего через систему судопроизводственных и судоустройственных принципов, которые носят, как правило, формализованный характер.

Ю.А. Занкина полагает, что права человека имеют дуалистическую нормативную и процессуальную природу, так как они зарождаются и существуют в рамках непрекращающегося социального процесса развития. Кроме того, права человека в доктрине естественных прав наделены свойствами функциональности и конкретности, естественным образом развиваясь из потребностей, воззрений, практики и идеалов индивидов определенной социальной группы или социума в целом. Права человека как система генетически связаны с развитием идей справедливости и права в рамках цивилизационного процесса. Права не только усматриваются как некие естественные потребности, но и творятся, возникают в ходе нравственного, культурного, социально-политического и экономического развития, дифференцированно раскрываясь в зависимости от конкретного исторического периода. Мы поддерживаем данную точку зрения.

Т.И. Евстифеева отмечает, что права человека непосредственно связаны с внутренними, субстанциально-психологическими качествами человека как личности: свободой, жизнестойкостью, цельностью и абсолютностью. Но это не значит, что в социальной области, то есть в пространстве взаимной интеграции личности и общества, они имеют абсолютный характер1. Указанный автор отмечает релятивистский характер прав человека в зависимости от определенной социально-политической ситуации. Так, он далеко не во всех случаях может быть осуществлен по практическим соображениям или в силу альтернативности ситуации. В ситуации конфликта ценностей человек должен отказываться от одного за счет другого. К примеру, реализуя диспозитивное право на обращение в арбитражный суд за защитой права, истец отказывается от некоторых видов альтернативных способов разрешения юридического конфликта.

Фундаментальные, базовые права человека имеют биогенетическую и социогенетическую основу и потому являются всеобщими, глобальными, транснациональными. Развитие доктрины прав человека и их защиты в том или ином обществе является одним из наиболее важных показателей его уровня развития. Большинство современных этических и правовых теорий строятся на доктрине прав человека.

Средствами гражданского и арбитражного процессуального права защищаются, прежде всего, экономические, политические, а также социальные и культурные права человека.

Защиту правам и законным интересам придает закрепленная в праве форма. Вследствие этого указанные частные права и законные интересы не противопоставляются государственным интересам, поскольку именно государство берет на себя задачу по законодательному обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Своеобразной значимостью обладает фиксация прав и свобод человека как высшей ценности Основного Закона страны. Конституция РФ констатирует неотъемлемость и принадлежность от рождения основных прав и свобод (ч. 2 ст. 17)[89]. Дефиниция такой естественности и неотъемлемости прав и свобод не есть сугубо государственное достижение, она давно зафиксирована на международном правовом уровне[90].

Определенные юридические документы служат индикаторами исторического процесса в области прав человека: Великая Хартия Вольностей (1215 г.), Американская Декларация Независимости (1776 г.), Французская декларация прав человека (1789 г.), принятая ООН Всеобщая Декларация Прав Человека (1948 г.). Для современной России таким знаковым документом является Конституция Российской Федерации, принятая на референдуме 1993 г.

Необходимо рассмотреть основные способы отражения доктрины прав человека в современном отечественном цивилистическом процессе. Прежде всего, специфический характер указанных способов обусловлен природой процессуальных правоотношений. Гражданские и арбитражные процессуальные правоотношения по своей сути представляют собой не что иное как форму реализации прав человека и возложения на него юридических обязанностей. Отправной точкой развития гражданских и арбитражных процессуальных правоотношений является реализация субъективных прав и исполнение юридических обязанностей. Возникновение гражданских процессуальных правоотношений, в отличие от, например, уголовно-процессуальных, в современных условиях происходит исключительно по инициативе заинтересованных лиц. Указанная инициатива формально выражается в процессе совершения ими юридически значимых действий по осуществлению своих прав. Подобная форма реализации права осуществляется в процессе использования процессуальных норм, когда заинтересованные лица «активно осуществляют свои права, совершают действия, дозволенные нормой права, имея специальное намерение породить соответствующие правовые последствия»[91].

Заметим, что процессуальная доктрина связывает возникновение указанных правоотношений с юридическим составом, обязательным элементом которого является действие суда[92]. Но в реальности условиями реализации процессуальных правоотношений являются лишь юридические нормы и правоспособность, которые ориентируют на поиск тех или иных связей, возникающих в общественной жизни и среде. Однако сами по себе общественные связи не создают процессуальные правоотношения, они до и вне судопроизводства не объединяют его участников, которые не находятся во взаимодействии по поводу осуществления целевых установок.

Субъекты, желающие защитить принадлежащие им права, свободы и законные интересы могут действовать самыми различными способами, во всяком случае окончательный выбор того или иного способа принадлежит лицу, чье право нарушено или может быть нарушено в перспективе. Таким образом, если истец выбрал не надлежащий способ защиты, что привело к отказу в удовлетворении исковых требований, то это никак не может сказываться на законности и обоснованности постановленного арбитражным судом решения, т.к. он не несет ответственность за выбор правильного (неправильного) способа защиты. Такой вывод подтверждается и судебной практикой, которую важно привести в свете создания объединенного Верховного Суда РФ.

Так, отменяя судебные решения и направляя дело на новое рассмотрение, президиум областного суда указал на то, что суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования К. и Ц. не чинить препятствий в пользовании садовым участком и обязывая ответчика перенести построенное строение, не определил адекватность таких действий последствием нарушения ответчиком норм застройки, тогда как имелись иные способы защиты гражданского права в виде возмещения убытков.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума и оставила без изменения решение суда и кассационное определение, указав следующее.

В постановлении нет ссылки на какие-либо существенные нарушения судом норм процессуального и материального права, повлекшие вынесение незаконного решения. Кроме того, президиум областного суда не учел, что выбор одного из способов защиты гражданских прав, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, принадлежит не суду, а истцу, который и определил в исковом заявлении избранный им способ защиты своего права[93].

В свете сказанного становится понятным, что действенность правосудия в целом и в частности арбитражного правосудия являет собой особо сложную

юридическую категорию, которая обусловлена в свою очередь рядом важных обстоятельств и факторов. Коль скоро действенность правосудия представляет собой индикатор соответствующих качественных характеристик. При установлении действенности правосудия подобает отталкиваться из сути правосудия, которая есть (в самых общих чертах) не что иное, как акты суда (судьи) обращенные на достижение предусмотренных законом целей.

Функционирующим цивилистическим процессуальным регулированием прямо установлено, что целями правосудия по гражданским делам являются защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов физических и юридических лиц, а также прав и охраняемых законом интересов Российской Федерации, ее субъектов, федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых, административно-правовых или иных правоотношений. Кроме указанной цели правосудия по гражданским делам процессуальный закон по своему смыслу предусматривает также то, что судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к праву и суду1.

В этом смысле арбитражное процессуальное законодательство несколько отличается по целям и задачам от гражданского процессуального кодекса. В частности, оно говорит не только о необходимости защиты прав, свобод и законных интересов лиц, которые занимаются предпринимательской и иной экономической деятельностью, не только о необходимости формирования уважительного отношения к закону и суду, но также об обеспечении доступности правосудия по гражданским делам в арбитражных судах, которые должны быть независимыми и беспристрастными. Отсюда вытекают различия процессуальной формы, которая установлена ГПК РФ и АПК РФ, и особенности арбитражной процессуальной формы, которая по некоторым аспектам является более

прогрессивной, если ее сравнивать с гражданской процессуальной формой, до сих пор испытывающей на себе влияние советского методологического юридического подхода.

По нашему мнению, арбитражная процессуальная форма классифицируется по различным основаниям, в частности за основу возможно взять такой критерий как предмет спорных правоотношений. В этом случае форма может быть основной и частной (т.е. обслуживающей побочное производство).

Основное производство возникает в арбитражном суде при разрешении спора при условии, что рассматриваются только первоначально заявленные требования без других, заявленных позже и носящих дополнительный характер.

Так, дополнительный характер заявленных требований может возникнуть в соответствии со ст. 51 АПК РФ. В ней определено, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, если этот судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству стороны или по инициативе суда. Как только указанные лица вступили в дело после начала судебного разбирательства, рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда производится с самого начала. Следовательно, имеет место диверсификация арбитражной процессуальной формы - как общей, так и частной.

Частное или побочное судебное производство означает, что совместно с базовым требованием рассматривается дополнительное требование, которое имеет отношение к базовому. Например, истец и ответчик вправе ходатайствовать о привлечении в процесс третьих лиц, об отводе членов состава суда или же секретаря судебного заседания.

<< | >>
Источник: Соловьева Ирина Евгеньевна. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ ЧАСТНЫХ ИНТЕРЕСОВ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Саратов - 2015. 2015

Еще по теме § 2.1. Система экономико-правовых средств и льгот, действующая в отношении субъектов малого предпринимательства:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -