<<
>>

§ 2 Гарантии процессуальной независимости арбитражных заседателей

Основу деятельности субъектов правоотношений, разрешающих споры в арбитражном суде, составляет их независимость при осуществлении правосудия, без которой невозможно представить объективного и беспристрастного судопроизводства.

Согласно статье 5 АПК РФ при осуществлении правосудия судьи арбитражных судов независимы, подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. Гарантии независимости судей арбитражных судов устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральным законом.

Обращает на себя внимание то существенное обстоятельство, что названная статья не содержит упоминания о процессуальной независимости арбитражных заседателей, что, по нашему мнению, является пробелом законодательного регулирования, поскольку процессуальная независимость, являясь важнейшим процессуальным принципом[256], предполагает недопустимость вмешательства в деятельность любого субъекта, участвующего в отправлении правосудия посредством разрешения дел.

О распространении принципа независимости на арбитражных заседателей свидетельствует статья 5 ФКЗ «О судебной системе», закрепляющая независимость при осуществлении правосудия не только судей, но и арбитражных заседателей, а также статья 1 ФЗ «Об арбитражных заседателях», содержащая аналогичные положения.

Кроме того, действующее законодательство предусматривает ряд правовых гарантий независимости арбитражных заседателей, без которых, по

справедливому замечанию Бутько Л.В. и Г.Д. Улетовой, в современном обществе

257

создать справедливый и беспристрастный суд очень сложно.

Г арантии процессуальной независимости арбитражных заседателей закреплены нормами процессуального и материального права.

Одной из гарантий, регламентированных АПК РФ, является порядок

258

формирования состава суда с участием арбитражных заседателей .

Данный порядок предполагает использование автоматизированной информационной системы, позволяющей исключить влияние на формирование состава суда лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства (часть 1 статьи 18, абзац 2 части 3 статьи 19 АПК РФ), а также возможность замены арбитражного заседателя в случае длительного отсутствия ввиду болезни, отпуска, пребывания на учебе, нахождения в служебной командировке или заявленного и удовлетворенного судом самоотвода или отвода арбитражного заседателя ( часть 3 статьи 18 АПК РФ).

Институт отвода (самоотвода) арбитражных заседателей направлен не только на формирование состава арбитражного суда из беспристрастных лиц, но и после того, как состав суда сформирован, позволяет исключить влияние субъективных факторов на мнение лиц, отправляющих правосудие, принять законное решения арбитражным судом, поэтому полагаем, что институт отвода (самоотвода) арбитражных заседателей можно рассматривать в качестве отдельной гарантии их процессуальной независимости и считаем целесообразным более подробно на нем остановиться.

Следует отметить, что с недавних пор институт отвода (самоотвода) арбитражного заседателя приобрел дополнительное правовое регулирование.

Так, в ФЗ «Об арбитражных заседателях» в 2016 году внесены изменения , [257] [258] [259] появилась новая статья 41, регулирующая дополнительное основание для самоотвода арбитражного заседателя - конфликт интересов, которому дано определение по аналогии с определением в ФЗ от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции»[260].

Под конфликтом интересов понимается ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) арбитражного заседателя влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им своих обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью арбитражного заседателя и правами и законными интересами граждан, организаций, общества, муниципального образования, субъекта Российской Федерации или Российской Федерации, способное привести к причинению вреда правам и законным интересам граждан, организаций, общества, муниципального образования, субъекта Российской Федерации или Российской Федерации[261].

Представляется, данные изменения направлены на укрепление процессуальной независимости арбитражных заседателей.

В соответствии с частями 1 и 3 статьи 21 АПК РФ арбитражный заседатель (как и судья) не может участвовать в рассмотрении дела и подлежит отводу, если он:

1) при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве судьи и его повторное участие в рассмотрении дела в соответствии с требованиями настоящего Кодекса является недопустимым;

2) при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, представителя, эксперта, специалиста, переводчика или свидетеля;

3) при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве судьи иностранного суда, третейского суда или арбитража;

4) является родственником лица, участвующего в деле, или его представителя;

5) лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности;

6) находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя;

7) делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела.

Согласно части 2 указанной статьи в состав арбитражного суда, рассматривающего дело, не могут входить лица, являющиеся родственниками.

Примечательно, что до внесения изменений в АПК РФ в 2008 году[262] не все основания для отвода судей распространялись на арбитражных заседателей, а лишь предусмотренные пунктами 1 - 4 части 1 статьи 21 АПК РФ.

Получалось, что арбитражный заседатель мог участвовать в отправлении правосудия даже если он был лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела, либо имелись иные обстоятельства, которые могли вызвать сомнение в его беспристрастности; находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле или его представителя; делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела.

Указанные законодательные различия в основаниях отвода судей и арбитражных заседателей вызывали обоснованную критику со стороны представителей юридического сообщества.

Так, В.М. Шерстюк считал, что ограничения оснований отвода арбитражных заседателей по сравнению с судьями грубо нарушают принцип независимости судей и подчинения их только закону[263].

По мнению М. Фальковича, установленные до 2008 года ограничения оснований отвода арбитражных заседателей «...представляются

необоснованными, ничем не оправданными и противоречащими роли арбитражного заседателя в арбитражном процессе...арбитражный заседатель выступает в судебном процессе наравне с судьей и в этом смысле от судьи ничем не отличается...отсюда следует, что требования, обеспечивающие справедливое и беспристрастное рассмотрение дела, и основания для отвода в одинаковой степени должны относиться как к профессиональному судье, так и к арбитражному заседателю». [264]

Как полагает О.М. Арестова, «с одной стороны, на арбитражного заседателя по смыслу п. 5 ст. 19 АПК РФ возлагались все права и обязанности судьи, а с другой - получалось, что он не должен соблюдать только некоторые из них. Такое определение явно противоречило конституционным положениям, определяющим производство законного, справедливого, беспристрастного правосудия, основанного на равноправии и состязательности сторон, равенстве всех перед законом и судом»[265].

Данная проблема являлась не только предметом научных дискуссий, но и рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению являлись жалобы Закрытого акционерного общества «Товарищество застройщиков», Открытого акционерного общества «Нижнекамскнефтехим» и Открытого акционерного общества «ТНК-ВР Холдинг».

При рассмотрении дела по иску Правительства Москвы к ЗАО «Товарищество застройщиков» Арбитражный суд города Москвы определением от 1 марта 2007 года отказал в удовлетворении заявления ответчика об отводе выбранной истцом кандидатуры арбитражного заседателя- гражданина Д.Д.

Петрушкина, возглавляющего юридический отдел государственного унитарного предприятия города Москвы «Специальное предприятие при Правительстве Москвы».

Представитель ЗАО «Товарищество застройщиков» утверждал, что Д.Д. Петрушкин - лицо, зависимое от истца, поскольку Правительство Москвы непосредственно и опосредованно (через директора указанного предприятия, назначенного на должность распоряжением первого заместителя Мэра Москвы) имеет право регулировать отношения, связанные с выплатой ему заработной платы и премий, а также применять меры дисциплинарного взыскания вплоть до увольнения, а потому заинтересован в исходе дела.

Арбитражный суд города Москвы, в свою очередь, сослался на то, что в силу части 3 статьи 21 АПК Российской Федерации арбитражный заседатель подлежит отводу лишь по основаниям, предусмотренным в пунктах 1 - 4 части 1 данной статьи, и, следовательно, по другим указанным в ней основаниям отвод ему заявлен быть не может.

Аналогичные определения были вынесены арбитражными судами Республики Татарстан и Сахалинской области, которые отказали в удовлетворении заявлений ОАО «Нижнекамскнефтехим» и ОАО «ТНК-ВР Холдинг» об отводе арбитражных заседателей, выбранных истцами для участия в рассмотрении соответствующих дел, и не приняли во внимание доводы ответчиков, полагавших, что выбранные кандидаты находятся в зависимости от истцов и что имеются обстоятельства, которые позволяют сомневаться в их беспристрастности.

По мнению заявителей, примененная в их делах арбитражными судами часть 3 статьи 21 АПК Российской Федерации противоречила Конституции Российской Федерации, ее статьям 17, 46, 55 (часть 3), 120 и 123 (часть 3), поскольку, ограничивая перечень оснований, по которым подлежит отводу арбитражный заседатель, по сравнению с перечнем оснований отвода судьи, нарушала конституционное право на судебную защиту и гарантии справедливого и беспристрастного правосудия.

Рассмотрев жалобы, Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 25 марта 2008 года № 6-П «По делу о проверке конституционности части 3 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами Закрытого акционерного общества «Товарищество застройщиков», Открытого акционерного общества «Нижнекамскнефтехим» и Открытого акционерного общества «ТНК-ВР Холдинг» признал часть 3 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 46 (часть 1), 55 (часть 3) и 123 (часть 3), в той мере, в какой, предусматривая возможность отвода арбитражного заседателя по основаниям отвода судьи, перечисленным в пунктах 1 - 4 части 1 статьи 21, она не допускает отвод арбитражного заседателя по иным указанным в данной статье основаниям.

Конституционный Суд Российской Федерации указал, что, в силу положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона «Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации», входящие в состав арбитражного суда профессиональные судьи и арбитражные заседатели, действующие не на профессиональной основе, при разрешении конкретного дела, в том числе при принятии судебного акта, обладают равным статусом и одинаковыми правомочиями, что, в свою очередь, предполагает необходимость установления в отношении тех и других одинаковых требований, обеспечивающих их беспристрастность при рассмотрении дела.

Введение в Российской Федерации общепринятых в правовом государстве процессуальных институтов отвода и самоотвода судьи применительно ко всем видам судопроизводства и ко всем судам, в том числе арбитражным, направлено на реализацию предписаний Конституции Российской Федерации, а также Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, закрепляющих право на справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, как неотъемлемое свойство права на судебную защиту.

Конституционный Суд Российской Федерации также отметил, что основания отвода, предусмотренные статьей 21 АПК РФ, имеют принципиальное значение для решения вопроса о беспристрастности суда. Следовательно, все эти основания должны распространяться равным образом на весь состав суда, включая судей, действующих не на профессиональной основе, - арбитражных заседателей. И не включив обстоятельства, указанные в пунктах 5- 7 части 1 статьи 21 АПК РФ в число оснований отвода, распространяющихся на арбитражного заседателя, федеральный законодатель не только нарушил вытекающее из принципа юридического равенства применительно к реализации права на судебную защиту требование, в соответствии с которым однородные по своей природе отношения должны регулироваться одинаковым образом, но и допустил возможность формирования состава суда, не отвечающего критерию беспристрастности.[266]

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации разрешил проблему, касающуюся оснований отвода арбитражных заседателей. И Федеральным законом от 3 декабря 2008 года № 229 - ФЗ «О внесении изменений в статьи 19 и 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» были внесены поправки, согласно которым на арбитражных заседателей распространяются все основания отвода судьи арбитражного суда.

При наличии оснований, указанных в статье 21 АПК РФ отвод может быть заявлен по инициативе арбитражного заседателя, а также лиц, участвующих в деле. Суд правом на заявление отвода арбитражному заседателю не обладает (ч. 1 статьи 24 АПК РФ).

Процессуальное право арбитражного заседателя на самоотвод, а также право лиц, участвующих в деле заявить отвод арбитражным заседателям может быть реализовано путем подачи мотивированного заявления до начала рассмотрения дела по существу.

Как следует из частей 2 и 3 статьи 24 АПК РФ в ходе рассмотрения дела заявление о самоотводе или об отводе допускается только в случае, если основание самоотвода или отвода стало известно лицу, заявляющему самоотвод или отвод, после начала рассмотрения дела по существу. Повторное заявление об отводе по тем же основаниям не может быть подано тем же лицом.

Приведем несколько интересных примеров из судебной практики.

Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа была рассмотрена кассационная жалоба Звениговского районного потребительского общества на решение Арбитражного суда Республики Марий Эл от 24 января 2011 г. и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 5 мая 2011 г. по делу по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Одним из доводов кассационной жалобы являлось то, что арбитражный заседатель Кузнецов Н.П. не мог участвовать в рассмотрении настоящего дела в суде первой инстанции в силу пункта 1 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку Кузнецов Н.П., будучи третейским судьей Третейского суда при Торгово-промышленной палате Республики Марий Эл, рассматривал спор с участием Звениговского районного потребительского общества (заявителя кассационной жалобы).

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа указанные доводы жалобы отклонил, оставив судебные постановления судов нижестоящих инстанций без изменения, указав на то, что часть 3 статьи 21 Кодекса содержит основания для отвода арбитражного заседателя. Заявление об его отводе может быть подано лицами, участвующими в деле (часть 1 статьи 24 Кодекса). На основании части 1 статьи 9 Кодекса судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется, в том числе, право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения притом, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. В данном случае Звениговское районное потребительское общество

ходатайство об отводе арбитражного заседателя не заявило.[267]

В другом деле глава крестьянского (фермерского) хозяйства - индивидуальный предприниматель Коновалов С.А. обратился в Арбитражный суд Амурской области с иском о взыскании с индивидуального предпринимателя Г умирова Д.А. убытков.

Коноваловым С.А. было заявлено ходатайство о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей, которое было судом удовлетворено, выбраны кандидатуры арбитражных заседателей Краишкина А.С. и Пахомовой М.Л. После чего в Арбитражный суд Амурской области поступило заявление от Пахомовой М.Л. о самоотводе. В обоснование заявления арбитражный заседатель указала на невозможность дальнейшего осуществления ею указанных полномочий по причине утраты объективности и беспристрастности к лицам, участвующим в деле.

Решением Арбитражного суда Амурской области от 28 апреля 2012 года в удовлетворении исковых требований отказано.

После чего Коноваловым С.А. в Шестой арбитражный апелляционный суд была подана апелляционная жалоба на указанное решение, в обоснование доводов которой Коновалов С.А. ссылался, среди прочего, на рассмотрение дела судом первой инстанции в незаконном составе.

Апелляционная инстанция признала данный довод жалобы обоснованным, указав следующее.

Самоотвод или отвод должен быть мотивирован и заявлен до начала рассмотрения дела по существу. В ходе рассмотрения дела заявление о самоотводе или об отводе допускается только в случае, если основание самоотвода или отвода стало известно лицу, заявляющему самоотвод или отвод, после начала рассмотрения дела по существу (часть 2 статьи 24 АПК РФ).

Порядок разрешения отвода (самоотвода) установлен статьей 25 АПК РФ, согласно которой, в случае заявления отвода арбитражный суд заслушивает мнение лиц, участвующих в деле, а также лица, которому заявлен отвод, если отводимый желает дать объяснения.

Вопрос об отводе судьи при рассмотрении дела в коллегиальном составе разрешается этим же составом суда большинством голосов в отсутствие судьи, которому заявлен отвод. При равном числе голосов, поданных за отвод и против отвода, судья считается отведенным (часть 3 указанной статьи).

Как следует из материалов дела, заявление арбитражного заседателя Пахомовой М.Л. о самоотводе не разрешено в установленном статьей 25 АПК РФ порядке, решение Арбитражного суда Амурской области от 28 апреля 2012 года вынесено с участием арбитражного заседателя Пахомовой М.Л.

Поскольку в материалах дела отсутствует определение суда об отказе в удовлетворении заявления об отводе арбитражного заседателя Пахомовой М.Л.,

апелляционный суд пришел к выводу о рассмотрении дела арбитражным судом

268

первой инстанции в незаконном составе.

Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации была рассмотрена надзорная жалоба Муниципального унитарного производственного предприятия «Саратовводоканал» на судебные постановления арбитражных судов нижестоящих инстанций по иску открытого акционерного общества «Саратовэнерго» (далее - общество) к Муниципальному унитарному производственному предприятию «Саратовводоканал» (далее - предприятие) о взыскании задолженности за потребленную электрическую энергию по договору энергоснабжения[268] [269].

В обоснование доводов надзорной жалобы, предприятие, среди прочего, указывало на незаконный состав суда первой инстанции с участием арбитражных заседателей.

Рассмотрев жалобу, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации установил, что при первом рассмотрении дела предприятием было заявлено

ходатайство о привлечении в качестве арбитражного заседателя

Ключникова М.В., обществом, в свою очередь, - арбитражного заседателя Ялынычевой Т.И.

Предприятие своим процессуальным правом для заявления отвода суда в суде первой инстанции не воспользовалось. До вступления решения суда в законную силу апелляционную жалобу для его пересмотра в суде апелляционной инстанции не заявляло.

Отказывая в удовлетворении надзорной жалобы, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал, что на основании части 1 статьи 9 Кодекса судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется, в том числе, право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения притом, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий.

Аналогичная правовая позиция высказана Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в определении от 26 июля 2011 г. N ВАС-9174/11 .

Таким образом, заявление отвода арбитражным заседателям - процессуальное право лиц, участвующих в деле, не воспользовавшись которым они несут риск наступления последствий, связанных с рассмотрением дела в коллегиальном составе суда с участием данных арбитражных заседателей.

Порядок разрешения отвода судьи при коллегиальном рассмотрении дела, установленный статьей 25 АПК РФ, применяется и в отношении арбитражных заседателей.

Вопрос об отводе разрешается этим же составом суда большинством голосов в отсутствии заседателя, которому заявлен отвод. При равном числе голосов, поданных за отвод и против отвода, арбитражный заседатель считается отведенным. Вопрос об отводе, заявленном нескольким заседателям или всему рассматривающему дело составу суда, разрешается председателем арбитражного [270] суда, заместителем председателя арбитражного суда или председателем судебного состава (часть 3 статьи 25 АПК РФ).

Примечательно, что в случае заявления отвода председательствующему,

271

отвод будут разрешать арбитражные заседатели.

Интересная, на наш взгляд, ситуация сложилась при рассмотрении дела Четвертым арбитражным апелляционным судом.

В суде первой инстанции (Арбитражном суде Иркутской области) арбитражные заседатели разрешили отвод судье арбитражного суда, произведена его замена. Данным арбитражным заседателям впоследствии был заявлен отвод, который был удовлетворен заместителем председателя суда.

В обоснование доводов апелляционной жалобы заявитель ссылался среди прочего на незаконность отвода арбитражных заседателей Белова А.А. и Курещенко А.Г., поскольку в АПК РФ отсутствуют такие основания для отвода, как недостаточная мотивированность вынесенного судебного акта.

Рассмотрев апелляционную жалобу, Четвертый арбитражный апелляционный суд отклонил доводы ответчика, признав законным порядок рассмотрения заявления об отводе в суде первой инстанции. Апелляционная инстанция исходила из того, что при рассмотрении заявления об отводе арбитражных заседателей был установлен факт отсутствия мотивированного решения арбитражных заседателей об отводе судьи Н.П. Андрияновой, что вызывает сомнения в беспристрастности арбитражных заседателей. В связи с чем арбитражные заседатели отведены на основании пункта 5 части 1 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации .

Согласно части 5 статьи 25 АПК РФ по результатам рассмотрения вопроса о самоотводе или об отводе выносится определение.

Следует отметить, что по вопросу о возможности обжалования определения арбитражного суда, вынесенного по результатам рассмотрения заявления об [271] [272]

отводе (самоотводе) гражданином Петровым Д.Ю. была подана жалоба в Конституционный суд Российской Федерации, по результатам изучения которой ему было отказано в принятии жалобы к рассмотрению.

В определении от 22 марта 2012 г. N 613-О-О Конституционный Суд указал, что часть 5 статьи 25 АПК РФ как не предусматривающая возможность самостоятельного обжалования определения по результатам рассмотрения вопроса о самоотводе или об отводе судьи не нарушает конституционные права заявителя, и в силу части 2 статьи 188 АПК Российской Федерации возражения в отношении такого определения могут быть заявлены при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Согласно части 3 статьи 18, части 1 статьи 26 АПК РФ при удовлетворении заявления об отводе (самоотводе) арбитражного заседателя производится его замена.

Еще одна гарантия процессуальной независимости связана со стадией принятия решения судом. Л.В. Туманова в качестве гарантии независимости судей в гражданском процессе справедливо выделяет правило о тайне совещания, нарушение которого является основанием к отмене судебного решения[273] [274].

Данное правило предусмотрено и в отношении судей арбитражного суда. Так, частью 3 статьи 167 АПК РФ, регулирующей порядок принятия решения, установлено, что решение принимается судьями, участвующими в судебном заседании, в условиях, обеспечивающих тайну совещания судей.

Применительно к арбитражным заседателям порядок принятия решения коллегиальным составом суда с их участием также исключает чье-либо постороннее присутствие, однако правила о «тайне совещания» не регламентирует. Так, часть 4 статьи 167 АПК РФ устанавливает, что в помещении, в котором арбитражный суд проводит совещание и принимает судебный акт, могут находиться только лица, входящие в состав суда, рассматривающего дело. Запрещается доступ в это помещение других лиц, а также иные способы общения с лицами, входящими в состав суда.

Представляется, что правило о тайне совещания является гарантией процессуальной независимости судей. В отношении арбитражных заседателей подобную гарантию можно сформулировать иначе: процессуальный порядок принятия решения, исключающий присутствие лиц, не входящих в состав суда.

Таким образом, гарантиями процессуальной независимости арбитражных заседателей, установленных процессуальным законодательством, являются: порядок формирования состава суда с участием арбитражных заседателей, институт отвода и процессуальный порядок принятия решения, исключающий присутствие лиц, не входящих в состав суда.

Помимо АПК РФ, гарантии арбитражным заседателям установлены и в других законах.

Так, статья 7 ФЗ «Об арбитражных заседателях» предусматривает, что на арбитражного заседателя и членов его семьи в период осуществления им правосудия распространяются гарантии неприкосновенности судей и членов их семей, установленные Конституцией Российской Федерации, ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», абзацем первым пункта 2 статьи 9, статьей 10, пунктами 1, 2, 5 - 7 статьи 16 Закона «О статусе судей в Российской Федерации».

При этом стоит отметить, что в Законе «О статусе судей в Российской Федерации» (пункт 1 статьи 9) неприкосновенность является одной из гарантий независимости судьи, в то время как ФЗ «Об арбитражных заседателях» (статья 7) разделяет понятия независимости и неприкосновенности арбитражных заседателей.

Поэтому с помощью исследования гарантий независимости судей, действующих в отношении арбитражных заседателей, выделим среди них те, которые являются гарантиями процессуальной независимости арбитражных заседателей.

Первая гарантия независимости судей, действующая в отношении арбитражных заседателей, заключается в том, что при осуществлении правосудия арбитражный заседатель, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства. На основании заявления арбитражного заседателя, органы внутренних дел обязаны принять необходимые меры к обеспечению его безопасности, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества (абзац первый пункт 2 статьи 9 Закона «О статусе судей в Российской Федерации).

Арбитражные заседатели относятся к категориям субъектов, в отношении которых действует Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» (далее - Закон, ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»).

Статья 2 Закона относит арбитражных заседателей наряду с судьями всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов к лицам, подлежащим государственной защите.

Для обеспечения государственной защиты лиц, осуществляющих функции, выполнение которых может быть сопряжено с посягательствами на их безопасность, а также для создания надлежащих условий для отправления правосудия, борьбы с преступлениями и другими правонарушениями Закон устанавливает систему мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества указанных лиц и их близких.

Данные меры применяются при наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество арбитражных заседателей(в случае необходимости - их близких родственников и иных лиц).

Согласно статье 3 ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» защищаемым лицам обеспечивается: [275]

1) применение уполномоченными на то государственными органами (далее - органы, обеспечивающие безопасность) мер безопасности в целях защиты жизни и здоровья указанных лиц, а также обеспечение сохранности их имущества;

2) применение мер правовой защиты, предусматривающих в том числе повышенную уголовную ответственность за посягательство на их жизнь, здоровье и имущество;

3) осуществление мер социальной защиты, предусматривающих реализацию установленного настоящим Федеральным законом права на материальную компенсацию в случае их гибели (смерти), причинения им телесных повреждений или иного вреда их здоровью, уничтожения или повреждения их имущества в связи с их служебной деятельностью.

К мерам безопасности в целях защиты жизни и здоровья, а также обеспечение сохранности имущества относятся такие меры, как личная охрана, охрана жилища и имущества, выдача оружия, временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; переселение на другое место жительства; замена документов, изменение внешности (статья 5 Закона).

Меры безопасности в отношении арбитражных заседателей принимаются и осуществляются органами внутренних дел в связи с заявлением арбитражного заседателя, обращением председателя суда, либо руководителя соответствующего правоохранительного или контролирующего органа, либо руководителя органа государственной охраны, а также начальника учреждения или органа уголовно - исполнительной системы или получением органом, обеспечивающим безопасность, оперативной и иной информации о наличии угрозы безопасности указанного лица. Основанием для применения мер безопасности является наличие достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности защищаемого лица (статья 12).

Меры социальной защиты в отношении арбитражных заседателей предполагают обязательное страхование их жизни и здоровья в сумме, равной 180-кратному размеру среднемесячной заработной платы (среднемесячного денежного содержания, ежемесячного денежного вознаграждения).

Таким образом, гарантия в виде предусмотренных законом мер защиты арбитражных заседателей, на наш взгляд, является гарантией статуса субъекта, отправляющего правосудие.

Следует обратить внимание, что некоторые гарантии независимости судей, установленные статьей 9 Закона РФ «О статусе судей», не действуют в отношении арбитражных заседателей. Большая часть данных гарантий обусловлена профессиональным характером деятельности судей (например, установленный порядок приостановления и прекращения полномочий судьи, право судьи на отставку, система органов судейского сообщества, материальное и социальное обеспечение, соответствующее высокому статусу судьи).

Между тем среди гарантий независимости судей, установленных статьей 9 Закона РФ «О статусе судей», немаловажной является гарантия в виде предусмотренной законом процедуры осуществления правосудия, закрепленная в абз. 1 п. 1. названной статьи закона. Являясь составляющими порядка отправления правосудия, определенные принципы исследования и оценки доказательств, порядок принятия решения судом представляют собой важные процессуальные инструменты для обеспечения всестороннего и полного исследования всех обстоятельств дела и принятия законного, обоснованного и беспристрастного решения судом.

Поскольку арбитражные заседатели наравне с судьями арбитражного суда принимают участие в исследовании и оценке доказательств по делу, принятии решения, постольку ограниченное действие данной гарантии представляется не совсем оправданным.

Следующая гарантия независимости судей, распространяющаяся на арбитражных заседателей - неприкосновенность (пункты 1, 2, 5 - 7 статьи 16 Закона «О статусе судей в Российской Федерации»).

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 7 марта 1996 года N 6-П, «судейская неприкосновенность является определенным исключением из принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации) и по своему содержанию выходит за пределы личной неприкосновенности (статья 22 Конституции Российской Федерации). Это обусловлено тем, что общество и государство, предъявляя к судье и его профессиональной деятельности высокие требования, вправе и обязаны обеспечить ему дополнительные гарантии надлежащего осуществления деятельности по отправлению правосудия.

Конституционное положение о неприкосновенности судьи, закрепляющее один из существенных элементов статуса судьи и важнейшую гарантию его профессиональной деятельности, направлено на обеспечение основ конституционного строя, связанных с разделением властей, самостоятельностью и независимостью судебной власти (статьи 10 и 120 Конституции Российской Федерации). Судейская неприкосновенность является не личной привилегией гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов, и прежде всего интересов правосудия. Следует также учитывать особый режим судейской работы, повышенный профессиональный риск, наличие различных процессуальных и организационных средств контроля за законностью действий и решений судьи.

Судья призван осуществлять свои полномочия независимо от чьих-либо пристрастий и посторонних влияний. В этих целях Конституция Российской Федерации закрепляет специальные требования, предъявляемые к кандидатам на должности судей и порядку их назначения, гарантирует несменяемость, независимость и неприкосновенность судей. Тем самым обеспечивается самостоятельность судебной власти. Наличие такой регламентации на конституционном уровне отличает правовой статус судей от статуса граждан и тех должностных лиц, которые согласно Конституции Российской Федерации (статьи 91, 98) обладают неприкосновенностью».[276]

Таким образом, неприкосновенность как гарантия независимости судьи относится к его статусу.

Неприкосновенность арбитражного заседателя включает в себя:

1) неприкосновенность личности, неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества, тайну переписки и иной корреспонденции (телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, других электрических и иных принимаемых и отправляемых арбитражным заседателем сообщений);

2) недопустимость привлечения арбитражного заседателя к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение;

В отношении судей данная гарантия имеет исключение - «если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудного решения или иного судебного акта» .

Однако, поскольку арбитражные заседатели не являются субъектами преступления, предусмотренного статьей 305 Уголовного кодекса Российской Федерации (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта), указанная гарантия неприкосновенности для арбитражных заседателей будет являться безусловной.

3) иммунитет от задержания по подозрению в совершении преступления или по иному основанию (подлежит немедленному освобождению при установлении его личности). Не допускается личный досмотр арбитражного заседателя, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом в целях обеспечения безопасности других людей;

4) особый порядок принятия решения об избрании в качестве меры

277 См. Закон РФ от 26.06.1992 N 3132-1 (ред. от 03.07.2016, с изм. от 19.12.2016) «О статусе судей в Российской Федерации»// Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Российская газета», N 170, 29.07.1992, «Ведомости СНД и ВС РФ», 30.07.1992, N 30, ст. 1792// СПС «Консультант Плюс».

278 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 30.03.2016)// СПС «Консультант Плюс».

пресечения заключения под стражу (судебной коллегией в составе трех судей Верховного Суда Российской Федерации по ходатайству Председателя Следственного комитета Российской Федерации), а также осуществления оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий (если в отношении арбитражного заседателя не возбуждено уголовное дело либо он не привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу), связанных с ограничением его гражданских прав либо с нарушением его неприкосновенности (судебной коллегий судей Верховного Суда Российской Федерации).

Представляется, что первые две гарантии (пункты 1 и 2 статьи 16 Закона «О статусе судей в Российской Федерации») направлены именно на обеспечение процессуальной независимости арбитражных заседателей, а две последние (пункты 5-7 статьи 16 Закона «О статусе судей в Российской Федерации») обусловлены обладанием арбитражным заседателем особым статусом.

Следующей гарантией независимости судей и арбитражных заседателей является закрепленный пунктом 5 статьи 5 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» и статьей 10 Закона «О статусе судей в Российской Федерации» запрет на вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия,

279

нарушение которого влечет установленную законом ответственность .

Данный запрет предусматривает недопустимость внепроцессуального обращения к судье (а значит и к арбитражному заседателю) по делу, находящемуся в его производстве, под которым понимается обращение в письменной или устной форме не являющихся участниками судебного разбирательства государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, организации, должностного лица или гражданина в случаях, не предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо обращение в не предусмотренной процессуальным законодательством форме участников судебного разбирательства. Информация о внепроцессуальных обращениях подлежит преданию гласности и доведению до сведения участников судебного

279 См. напр. Ст. 294 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ// Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, N 25, ст. 2954, «Российская газета», N 113, 18.06.1996, N 114, 19.06.1996, N 115, 20.06.1996, N 118, 25.06.1996// СПС «Консультант Плюс».

разбирательства путем размещения данной информации на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (пунктом 1 статьи 10 Закона «О статусе судей в Российской Федерации»).

Примечательно, что содержание данной гарантии почти дословно воспроизводится в упомянутой выше статье 5 АПК РФ при раскрытии содержания принципа независимости судей арбитражных судов, что еще раз обращает наше внимание на необоснованность отсутствия упоминания арбитражных заседателей в названной статье процессуального закона.

Еще одной составляющей гарантии, запрещающей вмешательство в отправление правосудия, является то, что арбитражный заседатель, как и судья, не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом (пункт 2 статьи 10 Закона «О статусе судей в РФ»).

Таким образом, недопустимость вмешательства в деятельность по отправлению правосудия является гарантией процессуальной независимости арбитражных заседателей.

С учетом изложенного, к гарантиям процессуальной независимости арбитражных заседателей, установленных Законом «О статусе судей в РФ», можно отнести следующие:

- неприкосновенность личности, неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества, тайну переписки и иной корреспонденции;

- недопустимость привлечения арбитражного заседателя к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение;

- запрет на вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия, нарушение которого влечет установленную законом ответственность.

Остальные рассмотренные нами гарантии являются гарантиями неприкосновенности арбитражных заседателей, обусловленной обладанием статусом лица, отправляющего правосудие (статусными гарантиями).

Также следует отметить, что статья 7 «ФЗ Об арбитражных заседателях» предусматривает арбитражным заседателям гарантии, связанные с их профессиональной(трудовой) деятельностью.

К ним относятся следующие:

- время исполнения арбитражным заседателем полномочий по осуществлению правосудия учитывается при исчислении ему всех видов трудового стажа;

- за арбитражным заседателем в период осуществления им правосудия сохраняется средний заработок по основному месту работы;

- за арбитражным заседателем также сохраняются гарантии и льготы, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

Согласно статье 170 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан освобождать работника от работы с сохранением за ним места работы (должности) на время осуществления арбитражным заседателем своих полномочий, если они должны исполняться в рабочее время .

Указанные правовые гарантии связаны с обеспечением трудовых прав граждан, призванных к отправлению правосудия в качестве арбитражных заседателей, и направлены на их материальное обеспечение, компенсацию за отсутствие на основном месте работы в период отправления правосудия.

С учетом изложенного, гарантии независимости и неприкосновенности арбитражных заседателей можно выделить в две группы:

1) гарантии, обусловленные наделением лица полномочиями по отправлению правосудия;

2) гарантии, связанные с трудовой деятельностью арбитражного заседателя.

279 Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ/ Первоначальный текст документа опубликован в изданиях «Российская газета», N 256, 31.12.2001, «Парламентская газета», N 2-5, 05.01.2002, «Собрание законодательства РФ», 07.01.2002, N 1 (ч. 1), ст. 3// СПС «Консультант Плюс».

Применительно к теме настоящей работы интерес представляет первая группа правовых гарантии.

Проведенное исследование показало, что одна часть правовых гарантий относится к неприкосновенности арбитражных заседателей, другая - к независимости, что позволяет сделать вывод о том, что в отношении арбитражных заседателей независимость и неприкосновенность являются самостоятельными правовыми принципами.

При этом неприкосновенность арбитражных заседателей обусловлена особым материально-правовым статусом арбитражных заседателей как лиц, участвующих в отправлении правосудия.

Независимость арбитражных заседателей, будучи самостоятельным принципом, по нашему мнению, связана с деятельностью арбитражных заседателей в процессе отправления правосудия.

Таким образом, в первой группе гарантий независимости и неприкосновенности арбитражных заседателей - гарантий, обусловленных наделением лица полномочиями по отправлению правосудия, можно выделить еще две подгруппы:

- гарантии неприкосновенности (статусные гарантии);

- гарантии процессуальной независимости.

Данные правовые гарантии действуют в отношении арбитражных заседателей и членов их семьи в силу прямого указания закона (статья 7 ФЗ «Об арбитражных заседателях») в период осуществления правосудия.

Учитывая то, что арбитражные заседатели принимают участие в отправлении правосудия на стадии рассмотрения дела и только в случае заявления сторонами судебного разбирательства соответствующего ходатайства и его удовлетворения судом, под периодом осуществления арбитражным заседателям правосудия, по нашему мнению, понимается промежуток времени с даты назначения судебного заседания с участием арбитражных заседателей до даты вынесения судебного решения коллегиальным составом суда.

Исходя из формулировки статьи 7 ФЗ «Об арбитражных заседателях» на арбитражного заседателя, не привлеченного к участию в рассмотрении дела, действие правовых гарантий распространяться не будет.

Между тем постановлением Пленума ВАС РФ № 70 разъяснено, что на арбитражного заседателя распространяются статус и гарантии судьи в течение всего срока осуществления им своих полномочий с момента наделения ими такого лица постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (абзац 2 пункта 4 Постановления).

Полагаем, что действие на арбитражных заседателей правовых гарантии обусловлено видом полномочий(статусных или процессуальных), которые арбитражные заседатели приобретают, а также видом правовых гарантий.

В другом разделе настоящей работы мы пришли к выводу о разном начале действия статусных и процессуальных полномочий арбитражных заседателей. Представляется, гарантии неприкосновенности арбитражных заседателей (статусные гарантии) начинают действовать на арбитражных заседателей с момента наделения их полномочиями постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В то же время гарантии процессуальной независимости арбитражных заседателей - с момента наделения их процессуальными полномочиями(с принятием присяги).

На наш взгляд, действие гарантий процессуальной независимости арбитражных заседателей в отношении членов их семьи неоправданно.

Таким образом, гарантии процессуальной независимости арбитражных заседателей установлены нормами процессуального и материального закона.

К ним относятся: процессуальный порядок формирования состава суда с участием арбитражных заседателей; институт отвода(самоотвода) арбитражных заседателей; неприкосновенность личности, неприкосновенность занимаемых жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного

280 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.11.2011 N 70 «О некоторых вопросах, связанных с участием арбитражных заседателей в осуществлении правосудия»// Вестник ВАС РФ, N 1, январь, 2012// СПС «Консультант Плюс».

282Прим. С 6 августа 2014 г. - Верховным Судом Российской Федерации.

имущества, тайна переписки и иной корреспонденции; недопустимость привлечения арбитражного заседателя к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение; запрет на вмешательство в деятельность по осуществлению правосудия; процессуальный порядок принятия решения, исключающий присутствие лиц, не входящих в состав суда.

Заключение

Участие граждан в отправлении правосудия способствует укреплению доверия общества к суду, которое составляет основу эффективной судебной системы демократического правового государства.

А если граждане еще и обладают опытом в экономической деятельности, то рассмотрение экономических дел судом их участием способно разрешить еще одну важнейшую задачу - повышения качества судебных решений.

На данном этапе исторического развития российского государства общество стоит на пути избавления от стереотипов прошлого, изменения взглядов на демократические начала правосудия, на которые, надо сказать, во многом оказывала влияние государственная политика. Тем не менее институты участия граждан в разрешении экономических споров существовали не одно столетие, менялись лишь их формы.

Институт арбитражных заседателей является современной формой привлечения общественности к рассмотрению экономических дел судами и единственной формой участия граждан Российской Федерации в отправлении правосудия по гражданским делам.

Россией накоплен большой исторический опыт отправления правосудия с участием граждан, который должен быть учтен на современном этапе развития государства, при активном проведении в стране судебной реформы.

Необходимо обратить внимание и на зарубежную практику применения демократических институтов в отправлении правосудия, например, на опыт Германии и Франции, в которых модели участия лиц, не осуществляющих правосудие на профессиональной основе, в рассмотрении экономических дел, различны, однако учитывают обе составляющие институтов участия граждан - представителей предпринимательских кругов в судопроизводстве ввиду отсутствия в законодательстве данных стран ограничений по рассмотрению каких-либо категорий экономических дел с их участием (во Франции вообще такие споры рассматриваются без участия профессиональных судей) и акцентировании внимания на профессиональных качествах лица, привлекаемого к отправлению правосудия.

В России модель участия арбитражных заседателей под председательством судьи арбитражного суда аналогична немецкой модели, однако с самого начала применения данного института в арбитражных судах субъектов Российской Федерации существовали ограничения участия арбитражных заседателей в делах определенных категорий.

Тем не менее изначально закрепленный в процессуальном законе порядок привлечения арбитражных заседателей к рассмотрению дел мог бы реализовать обе функции института - народного представительства и привлечения к рассмотрению дел обладателей специальных знаний в случае необходимости, но получил негативную оценку среди представителей юридического сообщества, поскольку по ходатайству сторон арбитражного процесса арбитражные заседатели привлекались к рассмотрению любых дел, в которых законом не было ограничено их участие в арбитражном судопроизводстве, зачастую не требующих их практического опыта, в то время как цель введения института арбитражных заседателей в отечественную правовую систему изначально была направлена в сторону его профессиональной составляющей.

На укрепление данной составляющей института арбитражных заседателей и были направлены изменения в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, внесенные Федеральным законом от 27 июля 2010 года № 228-ФЗ, которые существенным образом реформировали институт: было ограничено участие представителей предпринимательских кругов в арбитражном судопроизводстве делами особой сложности и случаями необходимости применения специальных знаний арбитражных заседателей для их разрешения, а также учреждена процедура их привлечения к рассмотрению конкретного дела посредством автоматизированной информационной системы, исключающей субъективный выбор кандидатур арбитражных заседателей сторонами арбитражного процесса.

Но и такой процессуальный порядок привлечения арбитражных заседателей к рассмотрению дел арбитражными судами не оправдал ожиданий и привел к редкому использованию института в практике арбитражных судов. Декларируя необходимость использования специальных знаний арбитражных заседателей при рассмотрении экономических дел, он оказался неспособным реально их обеспечить ввиду отсутствия законодательно установленных критериев отнесения дел к особо сложным, оценочного характера решения вопроса о необходимости использования для рассмотрения дела специальных знаний арбитражных заседателей в различных областях экономической деятельности; нехватки кандидатур арбитражных заседателей, вызванной главным образом отсутствием в законе обязанности общественных объединений представлять в арбитражные суды субъектов Российской Федерации их кандидатуры для составления соответствующих списков; несовершенств порядка отбора автоматизированной информационной системой арбитражных заседателей для участия в деле, не учитывающего их специализацию, необходимую для разрешения конкретного спора.

Таким образом, ни порядок привлечения арбитражных заседателей, существовавший в АПК РФ до внесения в него изменений Федеральным законом от 27 июля 2010 года № 228-ФЗ, ни ныне действующий не показали свою эффективность.

Анализ законодательства и судебной практики, проведенный в диссертационном исследовании, позволил прийти к выводу о том, что основной причиной тому является несоответствие законодательного регулирования порядка привлечения арбитражных заседателей в процесс цели введения института в арбитражное судопроизводство.

В работе сделан вывод о необходимости изменения действующего порядка привлечения арбитражных заседателей к рассмотрению дел и с учетом практического применения процессуального института арбитражных заседателей предложено установить конкретный перечень категорий дел, которые рассматриваются коллегиальным составом суда с участием арбитражных заседателей при заявлении сторонами соответствующего ходатайства.

К такому перечню могут быть отнесены, например, следующие категории споров: о признании договоров недействительными; о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договорам; корпоративные споры; споры о ценных бумагах; споры, связанные с защитой права собственности, иных вещных прав; споры из внедоговорных обязательств; споры, связанные с применением законодательства о земле.

Указанный перечень может быть установлен на законодательном уровне, либо определяться председателем каждого арбитражного суда субъекта Российской Федерации, как это было предусмотрено в Положении об эксперименте по рассмотрению дел с привлечением арбитражных заседателей.

Другим возможным и менее кардинальным вариантом решения вопроса неэффективности процессуального порядка привлечения института арбитражных заседателей к рассмотрению дел является отказ от предусмотренного частью 1 статьи 19 АПК РФ условия рассмотрения дела с их участием в виде «особой сложности» дела, поскольку необходимость в практическом опыте, специальных знаниях в различных сферах экономической, предпринимательской и иных видах деятельности уже свидетельствует об особой сложности дела, а сохранение в статье 19 АПК РФ двух критериев затрудняет процесс обоснования необходимости привлечения арбитражных заседателей к рассмотрению дела.

Также следует установить на законодательном уровне обязанность общественных и профессиональных объединений направлять в арбитражные суды субъектов Российской Федерации предложения о кандидатурах арбитражных заседателей при получении соответствующего запроса.

А для решения проблемы учета специализации арбитражных заседателей при отборе их кандидатур необходимо усовершенствовать автоматизированную информационную систему, разделив заседателей на группы в зависимости от специализации и предусмотрев случайную выборку автоматизированной системой кандидатур именно из списка той группы, специалисты в какой области необходимы для разрешения дела. Для формирования групп заседателей может быть использован опыт Франции, где выборщики членов избирательной коллегии по выборам судей коммерческих судов подразделяются на профессиональные категории, соответствующие определенной сфере деятельности.

Резюмируя, отметим, что практика применения института арбитражных заседателей показала, что на данном этапе развития государства и общества в полной мере возможности института арбитражных заседателей не могут быть реализованы, обеспечив на примере Г ермании и Франции одновременное участие и профессионального и народного элемента в арбитражном судопроизводстве.

Хочется надеяться, что такая ситуация со временем изменится. Возможно, с принятием единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, сферы применения института заседателей в судопроизводстве России будут расширены. Но пока для развития демократических основ правосудия, для повышения уровня правосознания и правовой культуры общества в целом и стабильности практики предпринимательской деятельности в частности необходимо укреплять и развивать институт арбитражных заседателей, единственный в действующем законодательстве правовой институт, способный реализовать при рассмотрении гражданских дел судами гарантированное Конституцией Российской Федерации право граждан на участие в отправлении правосудия.

Для этого следует обеспечить действенную работу важной составляющей института арбитражных заседателей - профессиональной, на которую и делался акцент при введении института в отечественное законодательство. Поэтому правовое регулирование института арбитражных заседателей требует дальнейшего совершенствования.

<< | >>
Источник: ШКАЛОВА НАТАЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА. УЧАСТИЕ АРБИТРАЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2 Гарантии процессуальной независимости арбитражных заседателей:

  1. Организационнофункциональные принципы гражданского процессуального права.
  2. Параграф 1. О предмете гражданского процессуального права и гражданском и арбитражном процессах
  3. Параграф 2. Специализированный процесс или процессуальные особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел?
  4. БИБЛИОГРАФИЯ
  5. 4.1. Субъекты и участники исполнительных процедур
  6. Виды органов государственной власти
  7. § 1.2. Исторические аспекты появления и развития правового статуса арбитра за рубежом и в России
  8. § 2. Эффективность действия норм, регулирующих правовой институт преюдиции в гражданском процессуальном праве Российской Федерации
  9. §3. Элементы и источники антисистемы, их классификация
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. Введение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -