<<
>>

§ 1. Система мер административного принуждения, применяемых сотрудниками полиции

Первостепенными функциями современного Российского государства являются защита и охрана прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности и правопорядка. В настоящее время любое государство мира для эффективного выполнения своих функций и защиты граждан от противоправного вмешательства в их интересы должно обладать определенным набором правовых инструментов.

В административном праве традиционно таковыми являются убеждение и принуждение[6], дополняемые поощрением[7]. В нашей стране достаточно долго роль убеждения недооценивалась, оно до сих пор не находится на первом плане в системе методов государственного управления, хотя, безусловно, метод убеждения более эффективен и должен превалировать в структуре методов государственного управления. В последнее время все большее внимание со стороны государства уделяется убеждению. Но, к сожалению, убеждение не всегда оказывается эффективной мерой воздействия на поведение лиц, совершающих антиобщественные проступки, и государственная власть в процессе реализации своих полномочий часто вынуждена прибегать к административно-правовому принуждению[8], несмотря на то обстоятельство, что любое принуждение и правоограничение по своему внешнему содержанию отрицательно и негативно. Тем не менее принуждение в цивилизованном обществе должно применяться только в качестве крайней меры понуждения, как последнее неизбежное средство в случае, когда исчерпаны все другие[9] [10].

Следует заметить, что государство обладает монополией на правовое принуждение и только оно вправе издавать юридические нормы и применять уста-

3

новленные им санкции .

В России возможность такого ограничения прав напрямую отражается в Основном Законе — Конституции Российской Федерации (ст. 45)[11] (далее — Конституция РФ) и других нормативных правовых актах (например, в Федеральном законе от 7 февраля 2011 г.

№ 3-ФЗ «О полиции»[12] (далее — ФЗ «О полиции»), КоАП РФ). Поэтому применение государственного принуждения допустимо лишь в строгом соответствии с установленными и изданными органами государственного управления нормативными правовыми актами и в пределах своей компетенции[13], а четко регламентированная процедура применения государственного принуждения создает правовые гарантии прав и свобод человека, способствуя устранению возможностей для злоупотребления со стороны правоприменительных органов и должностных лиц. Г осударственное принуждение осуществляется в целях воспитания личности в духе уважения закона и осознания возможности применения мер принудительного характера в отношении лиц, допустивших отклонение от правового поведения и нарушивших правовое предписание.

Как справедливо считают некоторые ученые, «сейчас и в обозримом будущем принуждение необходимо для охраны правопорядка, собственности, прав и интересов граждан и организаций, создания нормальных условий для деятельности аппарата публичной власти. Это хотя и не главный, но важный и необходимый метод властвования»[14].

Меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, исследованию которых посвящена настоящая работа, в системе мер административного принуждения представляют собой разновидность мер государственного принуждения и не могут быть изучены в отрыве от уяснения понятия и сущности последних. Между данными мерами принуждения существует диалектическая взаимосвязь, т. е. меры государственного, административного принуждения и меры обеспечения производства соотносятся как общее, родовое и частное, образуя там самым систему, звенья которой находятся в неразрывной взаимосвязи друг с другом.

Государственное принуждение принято рассматривать в широком и узком смысле. Так, по мнению Н. В. Макарейко, «в широком смысле государственное принуждение рассматривается как метод государственного руководства общест- вом»[15] [16].

Действительно, «принуждение является одним из атрибутов государственной власти... создавая правовые нормы, государственная власть обязывает членов

общества к их безусловному исполнению» . «В узком смысле государственное принуждение представляет собой деятельность уполномоченных государственных органов и должностных лиц, выражающуюся в применении к субъектам мер принуждения, установленных нормами права»[17]. Таким образом, в узком понимании под принуждением подразумевается применение строго определенной меры по отношению к конкретной личности. Оба рассмотренных понятия представляют научный интерес, однако наиболее часто ученых (в том числе и в области административного права) интересует государственное принуждение в узком смысле. В настоящем исследовании, в целях уяснения сущности административного принуждения, применяемого сотрудниками полиции, также будем придерживаться понимания государственного принуждения в узком смысле.

Принуждение является методом, формирующим состояние подчиненности субъектов, и представляет собой властное подчинение или прямое действие. Иными словами, «принуждение можно понимать как отрицание воли подвластного и внешнее воздействие на его поведение. Поскольку команда не исполнена, нарушена воля властвующего, последний воздействует на моральную, имущественную, организационную, физическую сферу подвластного, чтобы преобразовать его волю, добиться подчинения»[18]. Административное принуждение как метод управления состоит во внешнем государственно-правовом психическом, материальном или физическом воздействии на сознание и поведение людей в форме ограничений личного, организационного или имущественного характера[19] [20]. При этом основанием для применения данных мер к лицу будет служить не только его противоправное поведение (совершение административного правонарушения или

преступления), но и необходимость обеспечения общественной безопасности .

Административно-правовое принуждение на протяжении нескольких десятков лет подвергалось неоднократному исследованию, однако до сих пор ученые не сошлись в едином мнении относительно его определения.

Некоторые называют такое принуждение административным, другие — административно-правовым. Одни рассматривали административное принуждение во взаимосвязи с административным правонарушением[21], иные считают, что такая связь вовсе не обязательна[22]. Так, В. Е. Севрюгин полагает, что «административное принуждение является разновидностью юридического (правового) принуждения и состоит в применении уполномоченными на то административно-юрисдикционными органами (должностными лицами), судами (судьями) установленных нормами административного права принудительных мер воздействия к правонарушителям в связи с неисполнением правовых предписаний»[23]. Т. И. Козырева считала, что «основанием для применения мер административного принуждения является административный проступок»[24]. С этим утверждением были согласны М. С. Студеникина[25] и В. М. Манохин[26]. Таким образом, с точки зрения первой группы авторов применение административного принуждения допустимо только в отношении лиц, совершивших административное правонарушение.

Другая группа ученых полагает, что применение мер административного принуждения допустимо не только в случаях противоправного поведения, но и в связи с таким поведением[27] [28] [29].

Так, профессор Д. Н. Бахрах считал, что административно-правовое принуждение — «это особый вид государственного принуждения, состоящий в применении субъектами функциональной исполнительной власти установленных нормами административного права принудительных мер в связи с неправомерными действиями» . Аналогичной позиции придерживаются и другие ученые . Заметим, что в своих более ранних научных трудах Д. Н. Бахрах допускал применение мер принуждения только в отношении лица, совершившего административный проступок[30] [31] [32], т. е. поддерживал позицию первой группы ученых. Таким образом, представители второй группы полагают, что для применения административного принуждения достаточно взаимосвязи с неправомерными действиями.

Данные подходы, на наш взгляд, не совсем верны, поскольку предусматривают возможность применения мер административного принуждения лишь в случае совершения административного правонарушения либо в связи с неправомерными действиями. Однако некоторые меры принуждения, например предупредительные, не связаны напрямую с противоправным поведением.

Ряд авторов допускает возможность применения мер принуждения для предотвращения возможного причинения вреда интересам личности, общества или государства . Так, А. Ю. Соколов считает, что меры административного принуждения следует разделять по основаниям применения на меры, применяемые в связи с административным правонарушением, и на меры, не связанные с административным правонарушением . И. А. Галаган справедливо отмечал, что «в некоторых отраслях права — государственном, гражданском и особенно административном — имеются нормы, которыми предусматривается возможность применения принуждения вне какой-либо связи с виновным поведением субъектов, с правонарушением. Причем такие нормы в административном праве, например, составляют значительный объем»[33]. Кроме того, автор предусматривал среди целей применения принуждения охрану правопорядка, общественной и государственной безопасности.

И. В. Максимов полагает, что административное принуждение применяется для восстановления существовавшего до совершения правонарушения положения, а также как эффективное и оперативное достижение исключительно позитивно значимых целей в условиях общественной и государственной необходимости[34].

По мнению С. С. Алексеева, «в ограниченном числе случаев меры правового принуждения могут применяться и для решения государственных задач, сопряженных с экстремальными социальными условиями — военной обстановкой, стихийными бедствиями... В интересах государственной безопасности, охраны прав граждан применяются досмотр багажа и личный досмотр, проверка документов и др.»[35] [36].

Следует согласиться с позицией профессора А.

П. Коренева, выделявшего меры, связанные с возникновением различных обстоятельств, угрожающих обще-

ственной и личной безопасности граждан . С нашей точки зрения, объем мер административного принуждения существенно шире мер, применяемых в связи с совершением административного правонарушения или иным противоправным поведением.

В пользу такой позиции свидетельствует и правоприменительная практика. Так, например, в соответствии с п. 51 приказа МВД России от 2 марта 2009 г. № 185 «Об утверждении административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения» сотрудникам полиции предоставляется право временно ограничивать или запрещать движение, а также направлять транспортные средства в объезд опасного участка. Такое право у сотрудников появляется при осложнениях в дорожном движении, которые возникли в результате стихийных бедствий, крупных производственных аварий, пожаров и других чрезвычайных обстоятельств[37]. Ограничение прав и свобод отдельных лиц в данном случае очевидно, однако необходимость такого ограничения не вызывает сомнений, поскольку позволяет предотвратить возможное наступление иных негативных последствий (например, повреждение имущества или гибель людей).

Весьма показательным является пример, когда меры принуждения применяются экстренно к лицам, создавшим опасную ситуацию. Так, 22 марта 2009 г. в Первоуральске Свердловской области из-за неправильной организации дискотеки на входе в торгово-развлекательный центр в узком коридоре возникла сильная давка, которая была ликвидирована сотрудниками патрульно-постовой службы милиции. Противоправных действий в толпе никто не совершал, однако меры принуждения были применены для обеспечения общественного порядка и безопасности. Благодаря умелым действиям сотрудников милиции удалось избежать большого количества жертв[38].

В качестве другого примера можно привести право, предоставленное судебным приставам на личный досмотр лиц и досмотр вещей, находящихся при них, если есть основания полагать, что у данных лиц имеются при себе предметы, вещества и средства, представляющие угрозу для безопасности окружающих[39] [40]. Причем в своем определении Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что указанная норма права не может рассматриваться в качестве нарушающей конституционные права граждан, поскольку направлена на обеспечение установленного порядка деятельности судов, а также права граждан на охрану

3

жизни и здоровья .

Помимо этого, невыполнение законных распоряжений и требований уполномоченных органов и должностных лиц (в том числе сотрудников полиции) также является основанием для применения соответствующих административнопринудительных мер.

По нашему мнению, обоснованна точка зрения группы ученых о возможности применения мер принуждения в отсутствие противоправного деяния в связи с необходимостью обеспечения общественного порядка и общественной безопасности[41]. Так, М. И. Еропкин определял административное принуждение как «применение органами государственного управления, судами (судьями), а в случаях делегирования соответствующих государственно-властных полномочий — общественными организациями установленных законом мер, состоящих в принуждении к исполнению гражданами, должностными лицами юридических обязанностей в целях предотвращения противоправных действий, привлечения к ответственности за противоправные проступки или обеспечения общественной безопасности» . Данная формулировка, на наш взгляд, наиболее удачна. Полагаем, что применение мер административного принуждения целесообразно как в связи с неправомерными действиями, так и в целях обеспечения общественного порядка и общественной безопасности.

Как считает А. И. Каплунов, «меры принуждения — это закрепленные законом способы, приемы и средства воздействия личного, имущественного и организационного характера, позволяющие заставить лицо исполнять юридические обязанности и соблюдать правовые запреты и состоящие из правовых ограничений, лишений, обременений, ответных действий, влекущих наступление правового

урона, причинение морального, материального и физического вреда» .

Несомненный научный интерес представляет «волевой» подход к определению государственного принуждения, так как далеко не в каждом случае применения административного принуждения получается заставить лицо, в отношении которого направлена такая мера, выполнять ту или иную юридическую обязанность. Нередко в такой ситуации можно говорить не о преодолении воли подвластного, а о ее игнорировании.

Аргументированной представляется позиция В. А. Мельникова, что «государственное принуждение всегда заключается в причинении правоограничений путем применения нормативно обоснованной меры»[42].

Рассмотренные выше понятия и мнения ученых позволяют нам, аккумулируя и обобщая аргументацию авторов, изложить определение административного принуждения в следующем виде. Административное принуждение — это разновидность государственного принуждения, которая состоит в применении компетентными органами и их должностными лицами установленных нормативными правовыми актами мер принудительного воздействия, направленных на обеспечение исполнения юридических обязанностей и соблюдение правовых запретов путем игнорирования воли подвластного. Административное принуждение применяется, как правило, в связи с совершением административного правонарушения, иного противоправного деяния либо в целях обеспечения общественного порядка и (или) общественной безопасности.

С нашей точки зрения, такое определение отражает «волевую» составляющую административного принуждения, заключающуюся в принуждении лица выполнять требуемые действия и соблюдать правовые запреты, в отрицании воли данного лица. Следует отметить также, что в представленном определении ничего не говорится о противоправности поведения лица как обязательном условии применения административного принуждения, а в качестве цели предусматривается обеспечение общественного порядка и (или) общественной безопасности.

К компетентным органам относятся судебные органы, органы государственной исполнительной власти, а также муниципальные органы. Кроме того, в случае делегирования властных полномочий правом применения мер принуждения наделяются общественные организации.

Рассматривая фактические основания применения административного принуждения, заметим, что среди ученых больших разногласий на этот счет не наблюдается. Наиболее распространенными основаниями применения мер принуждения являются следующие:

— возникновение обстоятельств, угрожающих безопасности личности или общественной безопасности;

— совершение физическим лицом преступления;

— совершение физическим лицом или организацией административного правонарушения[43].

Логичны, на наш взгляд, и дополнения к перечню оснований:

— совершение физическим лицом или организацией иного правонарушения, не предусмотренного в КоАП РФ, например, налогового или бюджетного;

— неисполнение физическим лицом или организацией предъявленного к нему со стороны компетентного административного органа законного требования о совершении лицом тех или иных действий или о воздержании от совершения определенных действий[44].

Предметом дискуссий в науке административного права выступают классификация и систематизация мер принуждения. Более того, общепринятая система мер административного принуждения до сих пор не сложилась. Мнения ведущих ученых по этому вопросу, к сожалению, разнятся. Трудно не согласиться с А. П. Клюшниченко в том, что классификация административно-правового принуждения будет способствовать более глубокому уяснению сущности административного принуждения и отграничит его от других видов государственного правового принуждения, позволит определить типы и виды конкретных его мер путем их дифференцирования, а также предоставит возможность правоприменителю правильно классифицировать конкретные отклонения от норм правопорядка и будет способствовать дальнейшим теоретическим исследованиям, посвященным научным проблемам административного права[45].

В настоящей работе мы проанализируем наиболее распространенные в научной литературе точки зрения на классификацию мер административного принуждения и, обобщив данную информацию, постараемся выработать наиболее приемлемую в рамках исследования классификацию, на основе которой было бы возможным рассматривать деятельность сотрудников полиции по их применению.

Первоначально меры административного принуждения предлагалось разделить на две крупные группы — административные взыскания, применяемые к лицам, совершившим административное правонарушение, и иные меры[46] [47].

М. И. Еропкин классифицировал меры принуждения по цели, основаниям, условиям и порядку применения на административно-предупредительные меры,

3

меры административного пресечения и меры административного взыскания . В настоящее время наличие административно-предупредительных мер, применяемых для обеспечения безопасности вне зависимости от совершения лицом административного правонарушения, подтверждается правоприменительной прак- тикой[48], а также определениями Конституционного Суда Российской Федерации[49]. Отдельные административно-предупредительные меры применяются в целях обнаружения правонарушений, выявления и закрепления доказательств, которые необходимы для последующего принятия к виновным перечисленных в законе мер, а также недопущения продолжения административного правонарушения[50]. Меры же административного взыскания сейчас именуются мерами административной ответственности и нашли свое отражение в КоАП РФ.

Г. И. Петров предложил подразделять меры административного принуждения на две группы: административные взыскания, к которым, по его мнению, относятся наказательные мер, и меры административного обеспечения, под последними он понимал средства принудительного воздействия, применяемые в целях предупреждения правонарушений или обеспечения выполнения органами управления возложенных на них обязанностей[51] [52].

Позднее некоторые авторы пришли к выводу о необходимости выделения в самостоятельную группу мер процессуального характера . Так, А. И. Каплунов небезосновательно считает, что «реализация ряда материальных установлений (например, различных видов наказаний) возможна только в процессуальном порядке. И именно для обеспечения этого процессуального порядка и в рамках его осуществления применяются входящие в состав данной правовой формы меры государственного принуждения»[53]. Однако далеко не все ученые поддержали такую точку зрения, считая, что меры обеспечения не имеют самостоятельного юридического значения и поглощаются названными ранее мерами принуждения[54]. Так, профессор Б. В. Россинский отмечает, что «эти меры искусственно выделены из большого числа административно-пресекательных мер, ибо любые действия, осуществляемые после совершения правонарушений, не могут не способствовать обеспечению производства, если они облечены в процессуальную форму»[55]. С. В. Евдокимов также не включил в свою классификацию процессуальное обеспечение как самостоятельную правовую форму государственного принуждения[56].

На наш взгляд, выделение мер процессуального характера в отдельный блок обоснованно и логично, что косвенно подтверждается включением мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях в отдельную главу КоАП РФ. Об этом говорит и тот факт, что применение некоторых мер обеспечения производства не имеет никакой другой цели, кроме обеспечительной (например, ч. 1 ст. 27.3 КоАП РФ указывает на возможность применения административного задержания в целях обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении).

И. И. Веремеенко предложил выделять по непосредственной цели применения следующие административно-принудительные меры:

— административно-процессуальные меры;

— административно-правовые санкции (в свою очередь, данные санкции автор подразделял на административные взыскания, правовосстановительные санкции и санкции реального исполнения);

3

— административно-предупредительные меры .

Такая система представляет определенный научный интерес, однако существенным недостатком, на наш взгляд, является отсутствие в ней административно-пресекательных мер как самостоятельной группы мер административного принуждения.

Д. Н. Бахрах подразделял меры принуждения на меры административного наказания, меры административного пресечения и административноправовосстановительные меры[57]. Вместе с тем ученый отвергал отнесение мер процессуального обеспечения в отдельную группу. Таким образом, он выделял восстановительные меры в качестве отдельной группы. Аргументирована данная точка зрения тем, что, в отличие от мер пресечения, восстановительные меры принуждают осуществить именно необходимое правовое действие, а не требование прекратить противоправное. Цель таких мер состоит в возмещении ущерба и восстановлении прежнего положения вещей. К восстановительным относятся такие меры материальной ответственности, как взыскание ущерба, причиненного правонарушителем, в административном порядке, снос самовольно возведенных строений по решению местной администрации, административное выдворение из самовольно занятых жилых помещений, взыскание недоимки, пени[58] [59]. Отметим, что количество данных мер в административном праве достаточно небольшое, однако это обстоятельство не является основанием для их игнорирования.

Такую позицию поддерживают далеко не все ученые, либо не считая восстановительные меры административными, либо все-таки относя их к мерам административного принуждения, но полностью охватывающимся административными взысканиями, или мерам административного пресечения . Например, И. А. Г алаган небезосновательно говорил о том, что «очевидно, всем без исключения мерам административного принуждения в той или иной степени присущи функции восстановления нарушенных отношений»[60].

Выделение восстановительных мер в самостоятельную группу мер административного принуждения в целом представляется вполне обоснованным, однако данный вопрос остается дискуссионным.

Существуют и более многоступенчатые классификации. Так, некоторые авторы предлагают пятиэлементную систему мер административного принуждения. Например, И. В. Панова выделяет следующие меры: 1) контрольнопредупредительные; 2) меры административного пресечения; 3) меры процессуального обеспечения; 4) восстановительные; 5) административные наказания. В свою очередь, контрольно-предупредительные меры автор подразделяет на меры административного принуждения, применяемые в силу государственной необходимости, и контрольно-предупредительные меры (учетно-регистрационного характера)[61].

Другие ученые предлагают следующую классификацию: 1) меры административного принуждения, назначаемые за совершение административного правонарушения и точно определяемые в законе как меры административной ответственности (административные наказания); 2) иные меры административного принуждения, применяемые при отсутствии правонарушения. Иные меры административного принуждения сторонники такой позиции подразделяют еще на четыре подгруппы: а) меры административного принуждения, применяемые в силу государственной необходимости (государственных нужд); б) контрольнопредупредительные меры принуждения; в) административного пресечения правонарушений; г) восстановительные меры[62] [63].

Следует отметить, что меры административного принуждения возможно классифицировать и по различным основаниям. Так, И. И. Веремеенко предложил выделять две группы мер административного принуждения: меры административного принуждения, применяемые в связи с правонарушением, и иные меры

3

административного принуждения .

В административно-правовой литературе наибольшую поддержку получила четырехзвенная система мер административного принуждения:

1) административно-предупредительные меры;

2) меры административного пресечения;

3) меры процессуального обеспечения;

4) меры административной ответственности[64].

В данной классификации удачно сочетаются, с одной стороны, достаточно подробно составленные группы мер, с другой — нет излишнего нагромождения конструкции системы. Вместе с тем здесь имеются и определенные недостатки, основным из которых является то, что одни и те же меры административного принуждения могут быть отнесены к мерам административного предупреждения, пресечения или административно-процессуального, уголовно-процессуального обеспечения[65] [66].

Следует отметить, что в современных условиях развития административного права рассмотренные классификации представляются несколько устаревшими и нуждаются в уточнении.

Интересной и перспективной видится позиция Д. В. Осинцева, который выделил пять групп мер административно-правового принуждения, выбрав в качестве критерия систематизации стадии развития угроз безопасности: 1) меры выявления угроз безопасности; 2) меры административно-правового пресечения;

3) меры административно-правового восстановления нарушенных требований;

4) меры административной ответственности; 5) меры административно-правового сдерживания3.

Соглашаясь в целом с доводами автора, отметим, что меры административной ответственности он связывает исключительно с административными наказаниями и не относит к таковым меры обеспечения производства. В действующем же КоАП РФ нашли отражение меры административной ответственности и меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях. Вместе с тем рассмотрение восстановительных мер в качестве самостоятельной группы, как уже говорилось выше, представляется сомнительным. Кроме того,

Д. В. Осинцев к мерам выявления угроз безопасности относит в основном оперативно-разыскные мероприятия, которые, на наш взгляд, по своей сути являются административно-предупредительными.

Таким образом, взяв за основу приведенную классификацию, предлагаем выделить следующие группы мер административно-правового принуждения в зависимости от стадий развития угроз безопасности:

1) меры, направленные на предупреждение правонарушений и выявление угроз безопасности;

2) меры административно-правового пресечения;

3) меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применяемые в соответствии с главой 27 КоАП РФ;

4) меры административной ответственности.

Все рассмотренные выше подходы к классификации мер административного принуждения важны, вызывают научный интерес и способствуют выработке наиболее оптимальной, содержательной и объективной системы мер административного принуждения. Для более глубокого уяснения сущности и специфики мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях считаем целесообразным охарактеризовать меры принуждения, входящие в состав выделенной классификации.

В системе мер административного принуждения достаточно широко представлены меры, применяемые сотрудниками полиции. Опираясь на данную классификацию, определим меры принуждения, которые вправе применять сотрудники полиции.

Что касается первой группы мер, то они были выделены в отдельную группу еще в дореволюционный период[67], однако до сих пор в научной литературе отсутствует единство мнений относительно наименования данных мер. Одни авторы называют их «мерами административной профилактики»[68], другие — «мерами административно-правового ограничения»[69], третьи — «принудительными мерами административного предупреждения»[70].

Полагаем, что указанную группу мер возможно рассматривать как «меры, направленные на предупреждение правонарушений и выявление угроз безопасности», поскольку в такой редакции более выражена цель их применения — выявление (предупреждение) угроз безопасности. В ходе изучения данной группы будем опираться на позиции ученых, традиционно выделявших административнопредупредительные меры.

Заметим, что единства мнений относительно классификации данных мер и ее оснований не наблюдается. Так, И. И. Веремеенко по направленности предупредительного воздействия разделял административно-предупредительные меры на предупредительные меры индивидуального характера и предупредительные меры территориального характера[71].

Иную позицию заняли М. И. Еропкин и Л. Л. Попов, предлагая в качестве основного критерия классификации назначение и характер правовых ограничений, в связи с чем подразделившие административно-предупредительные меры на три группы: направленные на предупреждение правонарушений; препятствующие уклонению субъектов от исполнения обязанностей; предупредительно-лечебные[72].

А. В. Серегин избрал в качестве критерия классификации порядок возникновения оснований для их применения. Автор считает, что для одних административно-предупредительных мер такие основания появляются по причинам, объективно независящим от субъекта (например, реквизиция). Основания для применения других мер возникают в связи с наступлением условий, хотя и не выступающих результатом совершения лицом конкретного правонарушения, однако непосредственно сопряженных с предыдущим поведением лица, которое указыва- ет на возможность совершения им правонарушения[73]. Так, ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 6 апреля 2011 г. № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы»[74] предусматривает возможность установления административного надзора в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, преступления при рецидиве преступлений либо умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего. В данном случае административный надзор применяется для предупреждения совершения указанными лицами преступлений и других правонарушений, оказания на них индивидуального профилактического воздействия в целях защиты государственных и общественных интересов.

А. Е. Лунев на первый план при классификации административнопредупредительных мер выдвинул отраслевой признак и, исходя из него, выделил административно-медицинские и административно-технические меры, применяемые в связи с охраной безопасности эксплуатации предприятий, транспортных средств, зданий и сооружений[75].

Наиболее приемлема, на наш взгляд, система, предложенная Ю. С. Рябовым, который в зависимости от непосредственной цели применения таких мер подразделил их на две группы: применяемые для предупреждения правонарушений и применяемые в целях предотвращения случаев возможного нарушения общественной безопасности. Следует отметить, что автор с учетом характера принудительного воздействия разбивает вышеуказанные меры на две подгруппы: направленные на личность субъекта и направленные на имущество субъекта. Помимо этого, ученый подразделил их также по форме реализации административно-предупредительных мер на меры, реализуемые полномочными органами

непосредственно (устно или конклюдентно), и меры, требующие для своей реализации правоприменительный акт в письменной форме[76]. Несмотря на то что данную систематизацию Ю. С. Рябов сформулировал достаточно давно, она, на наш взгляд, является наиболее полноценной, развернутой, приемлемой для мер, направленных на предупреждение правонарушений и выявление угроз безопасности.

Основываясь на предложенной Ю. С. Рябовым классификации, анализе законодательства и научной литературы, считаем целесообразным к группе мер, применяемых для предупреждения правонарушений, отнести следующие: оцепление участков местности; временное ограничение или запрещение движения транспорта и пешеходов; личный досмотр пассажиров, ручной клади и багажа на воздушном транспорте; изъятие предметов, средств и веществ при отсутствии оснований для их ношения и хранения; наружный осмотр одежды и вещей, находящихся у лица, задерживаемого по подозрению в совершении преступления; изъятие у граждан и должностных лиц документов, имеющих признаки подделки; вхождение в жилые помещения; использование транспортных средств и средств связи в служебных целях.

Меры, применяемые в целях предотвращения случаев возможного нарушения общественной безопасности, составляют административный надзор за осужденными, которым назначено наказание, не связанное с лишением свободы; принятие решения о нежелательности пребывания (проживания) иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации.

Следующей группой мер административно-правового принуждения, обозначенных в приведенной классификации, являются меры административного пресечения. Цель названных мер заключается в прекращении противоправных действий, предотвращении наступления их вредных последствий, а также создании условий для привлечения виновных лиц к ответственности.

По мнению А. П. Коренева, в зависимости от характера и объекта непосредственного воздействия меры административного пресечения подразделяются на следующие:

— меры, применяемые к нарушителю;

— имущественные меры;

— технические меры;

— санитарно-эпидемиологические меры;

— финансово-кредитные меры[77].

Несмотря на тот факт, что некоторые аспекты указанной системы небезынтересны и заслуживают внимания, заметим, что с учетом предложенных автором критериев, лежащих в основе научной классификации, возникают определенные сложности. Прежде всего, затруднения появляются при разграничении отдельных мер административного принуждения внутри данной системы, а также наблюдается дублирование некоторых мер в другой группе административнопринудительных мер (например, отстранение от работы инфекционных больных является административно-предупредительной мерой).

По нашему мнению, наиболее удачна классификация мер административного пресечения в зависимости от способа воздействия на правонарушителя. На основании этого критерия меры административного пресечения подразделяются на общие (унифицированные) и специальные. Общие меры обладают признаками, свойственными всем мерам административного принуждения. Специальные же меры представляют собой комплекс исключительных, экстраординарных средств административно-правового воздействия[78] [79]. «Сущностью специального административного пресечения является то, что оно осуществляется в форме физического воздействия, наиболее остро затрагивающего личную неприкосновенность правонарушителя» . В связи с исключительностью и важностью специальных административно-пресекательных мер правом их применения наделены преимущественно сотрудники правоохранительных органов (в том числе сотрудники полиции как представители самого многочисленного силового ведомства).

Так, к числу общих мер административного пресечения относятся следующие: задержание; доставление; отстранение от управления транспортными средствами; запрещение эксплуатации транспортного средства; задержание транспортного средства; запрещение деятельности объектов разрешительной системы; требование о прекращении преступления или административного правонарушения, а также действий, препятствующих осуществлению полномочий полиции; изъятие вещей, предметов и веществ, изъятых из гражданского оборота, находящихся у граждан без специального разрешения. Специальные меры: применение физической силы; применение специальных средств принуждения; применение огнестрельного оружия.

В третьей группе находятся меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применяемые в соответствии с главой 27 КоАП РФ. При рассмотрении указанной группы заметим, что прослеживается определенное сходство данных мер с другими мерами административного принуждения. Некоторые административно-обеспечительные меры одноименны с мерами административного пресечения и похожи по характеру ограничений, а также по способу и форме их осуществления[80].

Для этих мер, наряду с общими свойствами, присущими для всех административно-принудительных мер, характерны свои видовые особенности. Так, все меры, относящиеся к данной группе, урегулированы законодательством и содержатся в одном нормативном правовом акте — КоАП РФ. Перечень мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях является исчерпывающим и не допускает расширительного толкования. В соответствии со ст. 27.1 КоАП РФ к мерам обеспечения производства по делам об административных правонарушениях относятся: доставление; административное задержание;

личный досмотр, досмотр вещей, досмотр транспортного средства, находящихся при физическом лице; осмотр принадлежащих юридическому лицу помещений, территорий, находящихся там вещей и документов; изъятие вещей и документов; отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида; освидетельствование на состояние алкогольного опьянения; направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения; задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации; арест товаров, транспортных средств и иных вещей; привод; временный запрет деятельности; залог за арестованное судно; помещение иностранных граждан или лиц без гражданства, подлежащих административному выдворению за пределы Российской Федерации в форме принудительного выдворения за пределы Российской Федерации, в специальные учреждения.

Четвертую группу составляют административные наказания, представляющие собой меры ответственности, которые применяются для предупреждения совершения в дальнейшем административных правонарушений. Правонарушение является фактическим основанием административной ответственности[81]. К таковым в соответствии со ст. 3.2 КоАП РФ относятся 10 видов административных наказаний: предупреждение; административный штраф; конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения; лишение специального права, предоставленного физическому лицу; административный арест; административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства; дисквалификация; административное приостановление деятельности; обязательные работы; административный запрет на посещение мест проведения официальных спортивных соревнований в дни их проведения.

К компетенции полиции из этих мер относятся предупреждение и административный штраф, а также обеспечение исполнения других видов административных наказаний, назначаемых судом.

Изложенное позволяет заключить, что большое количество мер принуждения дублируется в разных группах. Однако такая двойственность не создает серьезных проблем для их научной классификации. И если применение той или иной меры непосредственно связано с административным правонарушением, то эти меры будут способствовать достижению целей, предусмотренных КоАП РФ и, соответственно, относиться к группе мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях. Если такой связи с административным правонарушением нет, целесообразно отнесение указанной меры к группе мер административного пресечения. Если же применение какой-либо меры принуждения носит превентивный характер, представляется верным отнесение ее к группе мер, направленных на предупреждение правонарушений и выявление угроз безопасности.

Например, личный досмотр пассажиров — мера, направленная на выявление угроз безопасности и недопущения совершения противоправного деяния. Однако личный досмотр лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, относится уже к мерам пресечения. Та же самая мера, применяемая к лицу, совершившему административное правонарушение, считается мерой обеспечения производства.

Полномочиями по применению мер принуждения наделены десятки видов органов и их должностных лиц, которые образуют множественность субъектов административной юрисдикции (ст. ст. 27.2, 27.3, 27.8 КоАП РФ). Круг органов, наделенных полномочиями осуществления мер административного принуждения, можно разделить на государственные органы (например, органы внутренних дел Российской Федерации (полиция); Вооруженные Силы Российской Федерации; Федеральная служба безопасности Российской Федерации; Федеральная служба судебных приставов и др.) и негосударственные формирования (например, органы местного самоуправления, добровольные народные дружины, частные детективы, частные охранные организации). Так, Федеральным законом от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[82] [83] органам местного самоуправления в ходе решения вопросов местного значения городского округа предоставлены полномочия по применению мер административного принуждения в рамках своей компетенции (при предупреждении и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций (п. 8 ч. 1 ст. 16); при организации мероприятий по охране окружающей среды в границах городского округа (п. 11 ч. 1 ст. 16); при аннулировании разрешений на установку рекламных конструкций, выдаче предписаний о демонтаже самовольно установленных вновь рекламных конструкций на территории городского округа, осуществляемые в соответствии с Федеральным законом от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ

Л

«О рекламе» (п. 26.1 ч. 1 ст. 16)). Народный дружинник в рамках исполнения возложенных на него обязанностей также наделен определенными правами по применению принудительных мер. Так, в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 17 Федерального закона от 2 апреля 2014 г. № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка»[84] народные дружинники при участии в охране общественного порядка имеют право оказывать содействие полиции при выполнении возложенных на нее обязанностей в сфере охраны общественного порядка. Например, в соответствии со ст. 5 постановления Администрации Саргатского муниципального района Омской области от 26 декабря 2014 г. № 1217-п «Об утверждении Положения о добровольной народной дружине по охране общественного порядка на территории Саргатского муниципального района Омской области»[85] добровольные народные дружинники вправе: при участии в охране общественного порядка требовать от граждан и должностных лиц прекращения противоправных деяний; принимать меры по охране места происшествия и по обеспечению сохранности вещественных доказательств совершения правонарушения с последующей передачей их сотрудникам полиции; оказывать содействие полиции в сфере охраны общественного порядка.

В качестве следующего примера приведем Закон г. Москвы от 26 июня 2002 г. № 36 «О Московской городской народной дружине»[86], в соответствии с которым народный дружинник имеет право оказывать сотрудникам правоохранительных органов содействие в доставлении правонарушителей (п. «в» ст. 10), в изъятии орудий совершения правонарушений или иных предметов (п. «г» ст. 10), а также участвовать в оцеплении (блокировании) участков местности и осуществлении пропускного режима при действиях по охране общественного порядка в условиях чрезвычайных ситуаций, ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф, проведении карантинных мероприятий, проведении массовых мероприятий (п. «г» ст. 10).

Полиция, являясь звеном системы государственных органов, безусловно, обладает намного большим объемом полномочий, нежели сотрудники негосударственных формирований. Так, в деятельности участковых уполномоченных полиции предусматривается 15 групп мер, направленных на профилактику, выявление и пресечение преступлений и административных правонарушений[87].

Наличие достаточно широкого спектра административно-принудительных мер, правом применения которых наделены сотрудники полиции, обусловлено объективными обстоятельствами и необходимо для эффективного выполнения сотрудниками полиции своих служебных полномочий по охране общественного порядка и общественной безопасности[88].

Подразумевается, что сотрудники органов внутренних дел (полиции) — профессиональные служащие, для которых данный вид деятельности основной. К тому же полиция по сравнению с другими государственно-властными органами наделена более широкой компетенцией и выступает основным органом, осуществляющим охрану общественного порядка.

Подводя итог изложенному, считаем необходимым отметить следующее.

1. Анализ имеющихся точек зрения позволяет сформулировать наиболее приемлемое, с нашей позиции, понятие административного принуждения как разновидности государственного принуждения, состоящей в применении компетентными органами и их должностными лицами установленных нормативными правовыми актами мер принудительного воздействия, направленных на обеспечение исполнения юридических обязанностей и соблюдение правовых запретов путем игнорирования воли подвластного. Административное принуждение применяется, как правило, в связи с совершением административного правонарушения, иного противоправного деяния либо в целях обеспечения общественного порядка и (или) общественной безопасности.

2. Рассмотрение ряда классификаций мер административного принуждения позволило выделить следующую, на наш взгляд, наиболее удачную и подходящую для настоящего научного исследования систему:

1) меры, направленные на предупреждение правонарушений и выявление угроз безопасности;

2) меры административно-правового пресечения;

3) меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применяемые в соответствии с главой 27 КоАП РФ;

4) меры административной ответственности.

3. Полиция является важнейшим звеном в системе правоохранительных органов. Среди основных функций, возложенных на сотрудников полиции, наряду с защитой жизни, здоровья, прав и свобод граждан, следует выделить охрану общественного порядка и общественной безопасности. Для осуществления основных направлений деятельности сотрудники полиции наделены весьма объемным набором правовых средств воздействия на правонарушителей и широким кругом полномочий по применению мер административного принуждения.

<< | >>
Источник: Пивоваров Данила Владимирович. МЕРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ, ПОСЯГАЮЩИХ НА ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК И ОБЩЕСТВЕННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ, ПРИМЕНЯЕМЫЕ СОТРУДНИКАМИ ПОЛИЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск 2017. 2017

Еще по теме § 1. Система мер административного принуждения, применяемых сотрудниками полиции:

  1. § 2. Объективные и субъективные признаки административных правонарушений, связанных с появлением в общественных местах в состоянии опьянения
  2. 3.3. Основные принципы, формы и методы деятельности полиции по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  3. § 1. Исполнение мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых решением органа расследования
  4. 1.2. Теоретические проблемы обеспечения законности в административной деятельности полиции
  5. § 4. Меры административного принуждения, применяемы полицией в механизме обеспечения транспортной безопасности
  6. § 2. Административно-правовые меры предупреждения полицией правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений
  7. § 3. Административно-правовые меры пресечения полицией правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений
  8. 2.2. Правовые процедуры, связанные с административным выдворением иностранных граждан и лиц без гражданства за пределы Российской Федерации
  9. § 3. Основы правового регулирования деятельности полиции Эстонской Республики
  10. ОГЛАВЛЕНИЕ
  11. ГЛАВА 1. МЕРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В СИСТЕМЕ МЕР АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫХ СОТРУДНИКАМИ ПОЛИЦИИ
  12. § 1. Система мер административного принуждения, применяемых сотрудниками полиции
  13. § 2. Общая характеристика мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность
  14. § 3. Предназначение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, и гарантии прав граждан в ходе их применения сотрудниками полиции
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -