<<
>>

§ 3. Изъятие вещей и документов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения

Применение изъятия вещей и документов регулируется ст. 27.10 КоАП РФ, предусматривающей изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных на месте совершения административного правонарушения либо при осуществлении личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, и досмотре транспортного средства.

Согласно части 2 ст. 27.10 КоАП РФ возможно изъятие указанных вещей, предметов и документов, обнаруженных при осуществлении осмотра принадлежащих юридическому лицу территорий, помещений и находящихся у него товаров, транспортных средств и иного имущества. Такое изъятие производится соответствующими уполномоченными лицами (указанными в ст. ст. 27.2, 27.3, 28.3 КоАП РФ), в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи. При этом ведущая роль отведена сотрудникам полиции.

Нередко при изъятии предметов и орудий совершения правонарушений, помимо фиксации и сохранения доказательств, правонарушитель ограничивается в праве распоряжения этими вещами, а также их использования. Например, изъятие оружия за совершение деяния, предусмотренного ст. 20.13 КоАП РФ (Стрельба из оружия в отведенных для этого местах с нарушением установленных правил или в не отведенных для этого местах), не только преследует административнообеспечительную цель, но и предупреждает возможность совершения правонарушителем аналогичных или более опасных деяний в дальнейшем.

Изъятие вещей и документов необходимо отличать от ареста товаров, транспортных средств и иных вещей, так как предполагает не только лишение права владения предметами (документами), но и их перемещение в иное, контролируемое компетентными должностными лицами место. При применении ареста товаров, транспортных средств и иных вещей в соответствии со ст.

27.14 КоАП РФ эта мера может быть направлена на собирание доказательств, однако изъятием не является, так как заключается в составлении описи товаров, транспортных средств и иных вещей с объявлением лицу, в отношении которого применена названная мера обеспечения производства, либо его законному представителю о запрете распоряжаться (а в случае необходимости и пользоваться) ими и применяется в случае, если указанные товары, транспортные средства и иные вещи изъять невозможно и (или) их сохранность может быть обеспечена без изъятия. Товары, транспортные средства и иные вещи, на которые наложен арест, могут быть переданы на ответственное хранение иным лицам, назначенным должностным лицом, наложившим арест. Итак, в отличие от изъятия, предполагающего лишение права владения изъятыми предметами (документами) и перемещение имущества в иное место, в ходе осуществления ареста такое перемещение не производится, а лицо далеко не всегда лишается права владения данным имуществом.

Следует заметить, что в ранее действовавшем КоАП РСФСР (ст. 244) предусматривалось только изъятие вещей и документов, являющихся орудием или непосредственным объектом правонарушения.

В настоящее время толкование ч. 1 ст. 27.10 КоАП РФ позволяет сформулировать вывод о том, что в ходе применения анализируемой меры допускается изъятие любых документов, имеющих значение доказательств. При этом изъятие вещей по-прежнему возможно только в случае, если они являются орудиями совершения или предметами административного правонарушения. По нашему мнению, при такой редакции рассматриваемой нормы полномочия лиц, производящих изъятие предметов и вещей, неоправданно сужаются.

Заметим, что ранее некоторые авторы обращали внимание на возможность изъятия любых вещей и документов, имеющих доказательственное значение[236]. Поддерживая такую позицию в целом, считаем возможным дополнить данную норму и изложить ч. 1 ст. 27.10 КоАП РФ в следующей редакции: «1. Изъятие вещей, предметов и документов, имеющих значение для дела об административном правонарушении и обнаруженных на месте совершения административного правонарушения либо при осуществлении личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, и досмотре транспортного средства, осуществляется лицами, указанными в статьях 27.2, 27.3, 28.3 настоящего Кодекса, в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи».

Вызывает дискуссии вопрос о допустимости изъятия имущества граждан, производимого в досудебном порядке. Действительно, в ч. 3 ст. 35 Конституции РФ указывается, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. По этому поводу в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20 мая 1997 г. № 8-П разъясняется, что изъятие имущества и принятие компетентными органами решения о его конфискации само по себе не является прекращением права собственности. Оно прекращается в результате реального исполнения такого решения и факта перехода имущества в собственность государства[237]. В указанном постановлении также определяется, что изъятие (арест) имущества хотя в определенной степени и ограничивает право собственника владеть, пользоваться и распоряжаться им, но не порождает перехода права собственности к государству. Поэтому данное изъятие (арест) производится без судебного решения, что не препятствует его обжалованию в суде[238]. Таким образом, анализ постановлений высшей судебной инстанции позволяет сделать вывод о допустимости и законности применения изъятия вещей и документов как принудительной меры, реализуемой без судебного решения.

При этом обратим внимание, что недопустимо изъятие вещей, не имеющих отношения к делу об административном правонарушении. Исключение составляют предметы, запрещенные к обращению (например, если во время личного досмотра правонарушителя сотрудником полиции было обнаружено вещество, похожее на наркотическое, безусловно, такое вещество подлежит изъятию, в ходе которого соответствующим образом упаковывается, и в дальнейшем после проведения исследования данного вещества результаты этого изъятия могут стать основанием для возбуждения уголовного дела (например, по признакам преступления, предусмотренного ст. 228 УК РФ: незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества) либо стать предметом административного правонарушения (например, предусмотренного ст.

20.22 КоАП РФ: нахождение в состоянии опьянения несовершеннолетних, потребление (распитие) ими алкогольной и спиртосодержащей продукции либо потребление ими наркотических средств или психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ).

Положительным нововведением является предусмотренная в ч. 8 ст. 27.10 КоАП РФ необходимость вручения копии протокола изъятия (либо протокола о доставлении, осмотре места совершения административного правонарушения или протокола об административном задержании, где отражена процедура изъятия) лицу, у которого изъяты вещи и документы, или его законному представителю. Таким образом, у гражданина будет иметься документальное подтверждение факта отсутствия у него изъятых вещей и документов, которое в дальнейшем может быть использовано как основание для обращения с требованием об их возврате.

Заметим, что действующее административное законодательство не обязывает должностных лиц письменно оформлять решение о производстве изъятия вещей и документов. Однако некоторые авторы полагают необходимым процессуально оформлять любое решение должностного лица, соответственно, при производстве изъятия в обязательном порядке выносить постановление о производстве изъятия вещей и документов, а в некоторых случаях (например, для изъятия вещей и документов, представляющих большую материальную или историческую ценность) даже получение судебного решения[239]. По нашему мнению, такое усложнение и нагромождение процедуры осуществления рассматриваемой меры излишне и нецелесообразно. Считаем, что законодателем вполне разумно и правильно предусмотрена возможность внесения данных о проведении изъятия в другой документ (в соответствии с ч. 5 ст. 27.10 КоАП РФ в протокол о доставлении, в протокол осмотра места совершения административного правонарушения или в протокол об административном задержании). Следует заметить, что в данном протоколе должны быть в обязательном порядке соблюдены требования, предъявляемые к протоколу изъятия вещей и документов (указаны понятые, должностное лицо, перечень изъятого имущества, сведения о виде и реквизитах изъятых документов, о виде, количестве, об иных идентификационных признаках изъятых вещей, в том числе о типе, марке, модели, калибре, серии, номере, об иных идентификационных признаках оружия, о виде и количестве боевых припасов).

В таком случае изъятие будет продолжением и логическим завершением другой меры обеспечения производства. Так, например, участковый уполномоченный полиции, осуществляя доставление лица, привлекаемого к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.1 КоАП РФ (мелкое хулиганство), произвел личный досмотр и досмотр вещей данного лица, в ходе которого в кармане доставляемого были обнаружены патроны к охотничьему ружью, имеющемуся в его собственности. Результаты изъятия этих боеприпасов могут быть использованы в качестве вещественных доказательств при привлечении такого лица к административной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 20.12 КоАП РФ (пересылка оружия, нарушение правил перевозки, транспортирования или использования оружия и патронов к нему).

В подобном случае не стоит оформлять применение трех мер обеспечения производства одним протоколом. По-видимому, необходимо составить протокол доставления и отдельно протокол личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, в котором и следует отразить с учетом всех требований, предъявляемых к составлению данной документации, факт изъятия патронов.

Действующий КоАП РФ позволяет иным способом оформить указанную документацию: факт доставления лица отразить в протоколе об административном правонарушении, а изъятие патронов — в протоколе об административном задержании (в зависимости от обстоятельств изъятия). Так, сотрудник полиции самостоятельно может принимать решение, каким образом, по его мнению, следует логично, эффективно и удобно применять меры обеспечения, в том числе изъятия вещей и документов.

Как известно, при применении мер обеспечения запрещается принимать решения или осуществлять действия (бездействие), унижающие человеческое достоинство (ч. 3 ст. 1.6 КоАП РФ). Однако, к сожалению, полностью избежать какого-либо вторжения в данную сферу не представляется возможным. Так, производство принудительного изъятия огнестрельного оружия и патронов к нему либо наркотических средств и психотропных веществ может в определенной степени задевать честь и достоинство лица, у которого осуществляется такое изъятие.

Вместе с тем необходимость осуществления изъятия возникает не спонтанно, а выступает следствием совершения лицом административного правонарушения (например, появление лица в общественном месте в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность, представляет основание для привлечения его к административной ответственности в порядке ст. 20.21 КоАП РФ). В целях обнаружения и изъятия предметов административного правонарушения сотрудники полиции могут применять личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, а в случае обнаружения таких предметов логическим завершением данной меры будет служить изъятие таких вещей. При этом целью административно-процессуального изъятия является сбор доказательств по делу об административном правонарушении, а никак не унижение чести и достоинства лица. К тому же сотрудники полиции в ходе применения мер государственного принуждения не должны превышать разумных пределов такого принуждения. Поэтому в подобном случае определенное ограничение личных прав граждан вполне обоснованно, законно и уместно.

В части 4 ст. 27.10 КоАП РФ указывается, что в случае необходимости при изъятии вещей и документов применяются фото- и киносъемка, видеозапись, иные установленные способы фиксации вещественных доказательств. Следовательно, предусмотрена возможность применения технических средств и способов обнаружения и фиксации вещей и документов, которые могут являться доказательствами по делу об административном правонарушении. Такими техническими средствами являются как специальные криминалистические приборы (например, измерительные приборы, фото-, аудио-, видеоаппаратура и др.), так и бытовые устройства (например, цифровой фотоаппарат, видеорегистратор, фотовидеокамера сотового телефона и др.). В протоколе об изъятии вещей и документов делается запись о применении фотосъемки, видеозаписи, иных установленных способов фиксации документов. Материалы, полученные при изъятии вещей и документов с применением указанных технических средств фиксации вещественных доказательств, прилагаются к соответствующему протоколу (ч. 7 ст. 27.10 КоАП РФ). Таким образом, сотрудники полиции закрепляют полученные в ходе проведения изъятия результаты в целях их последующего использования при доказывании по делам об административных правонарушениях, а также обеспечения объективного отражения обстоятельств происходившего и исключения необоснованных нареканий в отношении сотрудников полиции. В дальнейшем должностному лицу, рассматривающему данное дело, в случае необходимости материалы, полученные с помощью технических средств, позволят более детально уяснить обстоятельства совершения административного правонарушения, а также проверить допустимость доказательств, полученных в ходе изъятия.

Следующей рассматриваемой мерой обеспечения является освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Заметим, что количество административных правонарушений, тем или иным образом связанных с употреблением алкоголя, наркотических средств или психотропных веществ, продолжительное время остается на высоком уровне. Так, в Омской области в 2012 г. было пресечено 70 069 административных правонарушений, связанных с употреблением алкоголя, наркотических средств или психотропных веществ (ст.ст. 6.10, 20.20-20.22 КоАП РФ), в 2013 г. — 66 383, в 2014 г. — 62 448, в 2015 г. — 50 707, за январь- сентябрь 2016 г. — 36 398, что составляет весьма большой процент от общего числа административных правонарушений1.

Следует отметить также, что большое количество иных административных правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, совершаются в состоянии опьянения, однако медицинское освидетельствование не проводится, а факт опьянения если и фиксируется, то на основании показаний лица, привлекаемого к административной ответственности, свидетелей и сотрудников полиции.

1

По данным ИЦ УМВД России по Омской области.

Изучение 305 дел об административных правонарушениях, объектом которых являются общественный порядок и общественная безопасность, позволяет сделать вывод о том, что более чем в 20% случаев административные правонарушения совершались в состоянии опьянения (по большей части — алкогольного)[240].

В соответствии с КоАП РФ до 2014 г. сотрудникам полиции было предоставлено право проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и направления на медицинское освидетельствование только лиц, привлекаемых к ответственности по административным правонарушениям, квалифицирующим признаком которых является состояние опьянения, а именно — управление транспортным средством соответствующего вида в состоянии опьянения (например: управление судном судоводителем или иным лицом, находящимся в состоянии опьянения (ст. 11.9 КоАП РФ); нарушение правил безопасности эксплуатации воздушных судов (ч. 7 ст. 11.5 КоАП РФ); и, безусловно, наиболее распространенное административное правонарушение данной категории — управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, либо передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения (ст. 12.8 КоАП РФ)). Основания и порядок применения данных мер обеспечения регламентированы Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. № 475 «Об утверждении Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов и правил определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством»[241]. Таким образом, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и направление на медицинское освидетельствование лиц, привлекаемых к административной ответственности за совершение административных правонарушений, не связанных с управлением транспортным средством, КоАП РФ не предусматривались.

Отсутствие правовых механизмов указанных мер в КоАП РФ частично компенсировалось положениями иных нормативных правовых актов. Так, в п. 14 ч. 1 ст. 13 ФЗ «О полиции» закреплено право сотрудника полиции направлять на медицинское освидетельствование граждан в случае, если результат данного освидетельствования будет подтверждать или опровергать сам факт совершения административного правонарушения либо будет способствовать объективному рассмотрению дела об административном правонарушении (без уточнения конкретных составов правонарушений). Сотрудники Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков могли направлять на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в соответствии со ст. 44 Федерального закона от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах»[242]. Названное противоречие было устранено с принятием Федерального закона от 21 июля 2014 г. № 227-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием законодательства об обороте оружия»[243] и введением в действующее административное законодательство ст. 27.12.1 КоАП РФ, предусматривающей возможность направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения лиц, совершивших административные правонарушения (за исключением лиц, указанных в чч. 1 и 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ), в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения.

Введение этой нормы представляется необходимым и вытекающим из действующего административного законодательства. Так, нередко состояние опьянения является квалифицирующим признаком административного правонарушения. Например, совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.13 КоАП РФ (Стрельба из оружия в отведенных для этого местах с нарушением установленных правил или в не отведенных для этого местах), в состоянии опьянения влечет значительное ужесточение наказания (применительно к штрафу — более десятикратное увеличение его размера). Кроме того, указанным Федеральным законом ст. 20.8 КоАП РФ пополнилась двумя новыми составами, а именно: ч. 4.1 «Ношение огнестрельного оружия лицом, находящимся в состоянии опьянения» и ч. 4.2 «Невыполнение лицом, осуществляющим ношение огнестрельного оружия, законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения». По ряду административных пра вонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, сам факт появления в общественных местах в состоянии опьянения представляет собой событие административного правонарушения. Соответственно, установление факта опьянения правонарушителя относится к ключевым доказательствам вины данного лица. Например: потребление (распитие) алкогольной продукции в запрещенных местах либо потребление наркотических средств или психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ в общественных местах (ст. 20.20 КоАП РФ); появление в общественных местах в состоянии опьянения (ст. 20.21 КоАП РФ); нахождение в состоянии опьянения несовершеннолетних, потребление (распитие) ими алкогольной и спиртосодержащей продукции либо потребление ими наркотических средств или психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ (ст. 20.22 КоАП РФ).

Кроме того, при рассмотрении дел об административных правонарушениях, в которых состояние опьянения не является квалифицирующим признаком, в соответствии с п. 6 ст. 4.3 КоАП РФ судьей, органом или должностным лицом, назначающим административное наказание, в зависимости от характера совершенного административного правонарушения состояние опьянения лица, совершившего административное правонарушение, либо отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения могут быть признаны обстоятельствами, отягчающими административную ответственность.

В дальнейшем, в целях реализации ст. 27.12.1 КоАП РФ, были приняты Правила направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения лиц, совершивших административные правонарушения[244], где весьма лаконично и неполно разъяснялась процедура применения данной меры. Эти недостатки были устранены принятием приказа Минздрава России от 18 декабря 2015 г. № 933н «О порядке проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического»)[245], достаточно подробно разъясняющего процедуру применения указанной меры, основания освидетельствования, количественные критерии и т. д.

Анализируя ст. 27.12.1 КоАП РФ, можно прийти к выводу, что теперь любой правонарушитель, с признаками опьянения может подлежать направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Полагаем, что необходимость применения рассматриваемой меры возникает далеко не в каждом случае и не всегда влияет на квалификацию административного правонарушения либо признается отягчающим обстоятельством. В пользу такой позиции свидетельствует и действующее административное законодательство, закрепляющее в п. 6 ч. 1 ст. 4.3 КоАП РФ, что при назначении административного наказания, в зависимости от характера совершенного административного правонарушения, состояние опьянения лица, совершившего административное правонарушение, может быть не признано в качестве отягчающего обстоятельства.

Судебная практика указывает на необязательность направления на медицинское освидетельствование. Так, например, Алтайский краевой суд в своем постановлении от 7 сентября 2015 г. по делу № 4а-742/2015 отклонил ссылку лица, привлеченного к административной ответственности по ст. 20.21 КоАП РФ (Появление в общественных местах в состоянии опьянения), на то, что он не был направлен на медицинское освидетельствование. С позиции суда данное обстоятельство не свидетельствовало об отсутствии вмененного административного правонарушения, а состояние алкогольного опьянения, оскорбляющее человеческое достоинство и общественную нравственность, было выявлено по клиническим признакам[246].

По нашему мнению, данную принудительную меру необходимо применять только к лицам, совершившим грубые и, несомненно, обладающие признаком общественной опасности административные правонарушения, которые влекут в качестве одной из мер наказания лишение специального права, предоставленного физическому лицу, административный арест, обязательные работы и административный запрет на посещение мест проведения официальных спортивных соревнований в дни их проведения, а также к несовершеннолетним.

Перечисленные меры административной ответственности являются наиболее строгими санкциями за совершение административного правонарушения, и состояние опьянения в качестве отягчающего обстоятельства может стать причиной для их назначения.

Следует заметить, что в ст. 27.12.1 КоАП РФ не предусмотрена возможность освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. При этом направление в каждом случае на медицинское освидетельствование бывает затруднено организационными сложностями, такими как удаленность медицинской организации, имеющей право проводить медицинское освидетельствование, либо медицинского работника с соответствующей подготовкой; отсутствие возможности доставления правонарушителя в данную медицинскую организацию; очереди в медицинских учреждениях. Таким образом, сотрудник полиции вынужден затрачивать значительное количество времени на доставление лица, совершившего административное правонарушение в медицинское учреждение для проведения медицинского освидетельствования. Отметим, что возможность проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (за исключением лиц, управляющих транспортными средствами) предлагалась ранее некоторыми авто- рами[247], однако до настоящего времени не получила законодательного закрепления. Полагаем целесообразным предоставить право освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с помощью технических средств измерения сотрудникам полиции, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, в пределах их компетенции.

Учитывая, что административное законодательство отличается оперативностью применения, считаем, что нет необходимости освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо направления на медицинское освидетельствование правонарушителей, признающих нахождение в состоянии опьянения, удостоверивших данный факт в протоколе об административном правонарушении (или другом процессуальном документе) под подпись и не оспаривающих факт совершения административного правонарушения. В том случае если лицо не признает своей вины в совершении административного правонарушения либо отрицает факт нахождения в состоянии опьянения при наличии достаточных оснований полагать, что данное лицо находится в состоянии опьянения, следует проводить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения (либо направлять на медицинское освидетельствование на состояние опьянения лицо с признаками наркотического опьянения). Следует указать также, что при несогласии лица с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения такое лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование.

Считаем, что, наряду с направлением на медицинское освидетельствование, ст. 27.12.1 КоАП РФ следует дополнить освидетельствованием на состояние алкогольного опьянения.

Таким образом, предлагаем название рассматриваемой нормы изложить в следующем виде: «Статья 27.12.1. Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения». В соответствии с этим внести следующие изменения в данную норму: ч. 1 после слов «имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения...» дополнить следующей фразой «...подлежат освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения либо направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения»;

— в ч. 2 перед словами «... направление на медицинское освидетельствование» добавить «Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов.»;

— в ч. 3 перед словами «.о направлении на медицинское освидетельствование» добавить слова «Об освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения, а также .»;

— в ч. 4 после слов «В протоколе. » добавить слова «... освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. »;

— в ч. 5 после слов «Протокол...» добавить слова «...освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. »;

— в ч. 6 после слов «.лицо находится в состоянии опьянения и подлежит.» добавить слова «.освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения.», после слов «.и порядок проведения.» добавить слова «.освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.»;

— в ч. 7 перед словами «акт медицинского освидетельствования» добавить слова «Акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения или.».

Не решена проблема привлечения лица к ответственности за отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо медицинского освидетельствования. Изучение дел об административных правонарушениях показало, что в 21% случаев правонарушитель был направлен на медицинское освидетельствование, в 70,5% случаев — отказался от его прохождения, 22,5% правонарушителей указали об отказе от прохождения медицинского освидетельствования в своем объяснении, в 11,5% случаев — в графе о согласии (не согласии) ничего не указано. Таким образом, фактически медицинское освидетельствование было проведено в 18% случаев[248] [249]. Некоторые авторы предлагают в таких ситуациях привлекать лицо к административной ответственности за непо-

Л

виновение законному распоряжению сотрудника полиции (ст. 19.3 КоАП РФ) . Действительно, такой подход на настоящий момент представляется оправданным, однако, с нашей позиции, следует ввести специальную норму, предусматривающую ответственность физических лиц за отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо медицинского освидетельствования (по аналогии со ст. 12.26 КоАП РФ).

155

<< | >>
Источник: Пивоваров Данила Владимирович. МЕРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ, ПОСЯГАЮЩИХ НА ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК И ОБЩЕСТВЕННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ, ПРИМЕНЯЕМЫЕ СОТРУДНИКАМИ ПОЛИЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск 2017. 2017

Еще по теме § 3. Изъятие вещей и документов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения:

  1. Приложение 2. Извлечения из Кодека об административных правонарушениях РФ от 30.12.01 № 195-ФЗ
  2. ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
  3. § 2. Расследование хулиганства
  4. II. СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВИД УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫЙ К ВОЕННО­СЛУЖАЩИМ, ПРОХОДЯЩИМ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ПО ПРИЗЫВУ
  5. § 1. Компетенция полиции по пресечению административных правонарушений, связанных с появлением в состоянии алкогольного опьянения в общественных местах
  6. § 3. Административно-правовой статус специальных учреждений, осуществляющих функции по вытрезвлению граждан
  7. 2.2. Административно-юрисдикционная деятельность участкового уполномоченного полиции в курортном регионе
  8. 1.2. Теоретические проблемы обеспечения законности в административной деятельности полиции
  9. § 4. Меры административного принуждения, применяемы полицией в механизме обеспечения транспортной безопасности
  10. ОГЛАВЛЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. § 1. Система мер административного принуждения, применяемых сотрудниками полиции
  13. § 2. Общая характеристика мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность
  14. § 3. Предназначение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, и гарантии прав граждан в ходе их применения сотрудниками полиции
  15. § 3. Изъятие вещей и документов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -