<<
>>

§ 2. Общие правила принудительного исполнения требований исполнительных документов

Прежде чем перейти к характеристике проблем принудительного исполнения требований отдельных категорий судебных, административных и гражданско- правовых исполнительных документов, необходимо отметить, что по общему правилу принудительное исполнение требований исполнительных документов осуществляется посредством применения мер принудительного исполнения, которые предусмотрены ст.

68 ФЗИП. Кроме того, в процессе исполнения требований исполнительных документов судебным приставом-исполнителем совершаются исполнительные действия, примерный перечень которых приведен в ст. 64 ФЗИП.

В связи с этим, использование в законодательстве различных терминов «исполнительные действия», «меры принудительного исполнения» требует разъяснения.

По верному замечанию С.Е. Устьянцева, каждое из этих понятий (в данном случае указанные институты соотносятся с такими институтами исполнительного производства как «обращение взыскание на имущество», «права и обязанности судебного пристава-исполнителя») представляет собой достаточно самостоятельный правовой институт исполнительного производства, по меньшей мере, в рамках ФЗИП; и, безусловно, в ФЗИП должна быть установлена четкая и понятная система соотношения, взаимосвязи и взаимозависимости данных институтов. Добавляя, что в «...некоем правовом идеале она должна выглядеть примерно следующим образом: максимально исчерпывающий набор правомочий судебного пристава-исполнителя должен быть трансформирован в набор мер принудительного исполнения, применение которых в свою очередь должно быть вписано в формат системы исполнительных действий и детализировано в нем. Институт «обращение взыскания на имущество» должен включать в себя порядок применения мер принудительного исполнения через систему (совокупность) исполнительных действий в зависимости от объекта (предмета) на который они

183

направлены .

Анализ перечня исполнительных действий, определения мер принудительного исполнения и их перечня позволяет сделать вывод о том, что исполнительные действия являются более широким понятием, чем меры принудительного исполнения, т.е.

меры принудительного исполнения являются разновидностью исполнительных действий[179] [180].

Меры принудительного исполнения нельзя отнести ни к мерам ответственности, поскольку, как полагал О.С. Иоффе , реальное исполнение, даже если оно будет принудительным, нельзя считать мерой ответственности, ни к стимулирующим мерам, так как меры принудительного исполнения не мотивируют должника исполнить требования исполнительного документа, посредством этих мер требования исполняются, как правило, автоматически за счет имущества или денежных средств должника[181] [182].

Исходя из положений ст. 64 ФЗИП, можно сделать вывод о том, что все действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем по исполнительному производству, являются исполнительными действиями. Причем их перечень согласно п. 17 ч. 1 ст. 64 ФЗИП не является исчерпывающим, т.е. судебный пристав-исполнитель может совершать те действия, которые необходимы для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов. Однако эти действия должны быть предусмотрены законом или возможность и необходимость их совершения должна быть предусмотрена исполнительным документом. Например, арбитражный суд признал обоснованным постановление судебного пристава-исполнителя, которым должнику предписано поступающие в кассу наличные денежные средства перечислять на депозитный счет подразделения судебных приставов-исполнителей до полного погашения задолженности по исполнительному листу[183].

Согласно ст. 68 ФЗИП мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащих взысканию по исполнительному документу.

Меры принудительного исполнения непосредственно направлены на фактическое исполнение исполнительного документа путем совершения указанного в нем действия (например, выселение) или действий, непосредственно приводящих к получению с должника имущества или денежных средств (например, получение денежных средств посредством их изъятия у должника или обращение взыскания на его имущество).

Как отмечает А.В. Закарлюка, акцент принудительного исполнения по основной массе предъявляемых к исполнению в ФССП взысканий (взыскания денежных средств) по-прежнему делается на обращение взыскания на имущество должника.

В этом понимании мерами принудительного исполнения не будут являться такие исполнительные действия, которые непосредственно к исполнению исполнительного документа не ведут. Так, не будут являться мерами принудительного исполнения следующие действия: взыскание исполнительского сбора, производство розыска должника и его имущества, создание и

опубликование банков данных на официальных интернет-сайтах ФССП,

188

содержащих данные о «злостных должниках» и т.п.

Указанные исполнительные действия либо обеспечивают исполнение требований исполнительного документа (арест, ограничение выезда), либо создают необходимые условия для последующего применения мер принудительного исполнения (розыск, оценка имущества), или являются мерой ответственности должника (третьих лиц) за нарушение законодательства (взыскание исполнительского сбора и т.д.)[184] [185].

Таким образом, меры принудительного исполнения можно определить как действия судебного пристава-исполнителя в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащих взысканию по исполнительному документу. Эти меры заключаются, во-первых, в непосредственном лишении должника всего комплекса правомочий собственника на имущество. Во-вторых, если исполнительный документ содержит требования неимущественного характера, меры принудительного исполнения состоят в принуждении должника к совершению действий, содержащихся в исполнительном документе, или к воздержанию от действий. В-третьих, если для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, личное участие должника не является обязательным, меры принудительного исполнения представляют собой совершаемые судебным приставом-исполнителем действия от имени и за счет должника[186].

В отличие от исполнительных действий меры принудительного исполнения могут быть применены только после возбуждения исполнительного производства и истечения срока для добровольного исполнения, если такой устанавливается (ч.

2 ст. 68 ФЗИП).

В судебной практике рассматривается как недопустимое применение судебным приставом-исполнителем мер принудительного исполнения до истечения установленного должнику срока для добровольного исполнения, за исключением случаев, когда такой срок не устанавливается (ч. 14 ст. 30 ФЗИП), а также в период отложения исполнительных действий, приостановления исполнительного производства судом, судебным приставом-исполнителем, а по административным взысканиям - также другим органом (должностным лицом), выдавшим исполнительный документ (ст. ст. 38-41 ФЗИП, ст. 328 АПК РФ, ст. 31.6 КоАП РФ). На недопустимость применения мер принудительного исполнения по приостановленному исполнительному производству прямо указано вч. бет. 45 ФЗИП[187].

В связи с чем можно сделать вывод, что применяя меры принудительного исполнения, судебный пристав-исполнитель всегда совершает исполнительные действия, но, совершая исполнительные действия, не всегда применяет меры принудительного исполнения. Отсюда следует, что исполнительные действия могут совершаться и до наступления вышеуказанных условий.

Так, например, до истечения срока для добровольного исполнения судебный пристав-исполнитель может запросить необходимые сведения у физических лиц, организаций и государственных органов, в том числе об имущественном положении должника, вызвать стороны исполнительного производства для дачи объяснений, в целях обеспечения исполнения исполнительного документа наложить арест на имущество должника и совершить иные исполнительные действия.

Без возбуждения исполнительного производства судебный пристав- исполнитель может осуществить проверку правильности удержания и перечисления денежных средств по исполнительному документу по заявлению взыскателя или по собственной инициативе. Такая проверка, например, может быть проведена по заявлению взыскателя вследствие предъявления им исполнительного документа к исполнению в порядке ст. 9 ФЗИП в организацию, выплачивающую должнику заработную плату[188].

Кроме того, в случаях, когда по исполнительному производству меры принудительного исполнения применены быть не могут, исполнительные действия могут совершаться. Так, например, согласно ч. 6 ст. 45 ФЗИП по приостановленному исполнительному производству до его возобновления применение мер принудительного исполнения не допускается. Однако, факт приостановления исполнительного производства не препятствует совершению исполнительных действий, не являющихся мерами принудительного исполнения. Подобный вывод неоднократно формулировался в литературе, но, к сожалению, в практике еще не нашел своего полного воплощения.

По справедливому мнению ряда авторов, в период приостановления исполнительного производства запрет на применение мер принудительного исполнения не распространяется на совершение исполнительных действий, не являющихся мерами принудительного исполнения, например: наложение «обеспечительного ареста» на имущество должника (и. 7 ч. 1 ст. 64, ч. 1 ст. 80 ФЗИП), оценка имущества должника (и. и. 8, 9 ч. 1 ст. 64, ст. 85 ФЗИП), инициирование государственной регистрации прав на имущество за должником (п. 14 ч. 1 ст. 64, ст. 66 ФЗИП)[189].

В связи с чем, на наш взгляд, целесообразно внести дополнения в ст. 64 ФЗИП, касающиеся возможности совершения данных исполнительных действий в период приостановления исполнительного производства, изложив в следующей редакции: «Исполнительные действия, предусмотренные пунктами 7, 8, 9, 14 ч. 1 настоящей статьи, судебный пристав-исполнитель вправе совершать в период приостановления исполнительного производства. Постановление судебного пристава-исполнителя о совершении указанных исполнительных действий утверждается старшим судебным приставом или его заместителем».

Также необходимо отметить, что вступление в силу с 1 января 2011 года Федерального закона от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участником посредника (процедуре медиации)» влечет необходимость совершенствования законодательства РФ об исполнительном производстве в сфере альтернативного урегулирования разногласий путем обращения сторон исполнительного производства к процедуре медиации.

Процедура медиации - это способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения (и. 2 ст. 2 вышеназванного Закона). Как верно отмечает В.В. Ярков, разумность и гибкость процедуры урегулирования конфликта, лишенной излишних процедурных формальностей и соблюдения обрядовых норм, означает ее максимальную гибкость и свободу, позволяющую создать неформальную обстановку переговоров для достижения главных целей этих процедур: выработка общей позиции сторонами спора, получение устраивающего всех результата, прекращение состояния конфликта[190].

В рамках исполнительного производства часто существуют разногласия между сторонами, в том числе относительно способов и методов исполнения судебного акта. Примирительный потенциал медиации в исполнительном производстве может и должен быть востребован при проведении соответствующих переговоров между должником и кредитором и заключении мирового соглашения. Например, нельзя не согласиться с мнением А.Х. Агеева о том, что «...мировое соглашение, заключаемое в исполнительном производстве, предоставляет взыскателю и должнику право изменить своим волеизъявлением решение суда, вступившее в законную силу... Заключение мирового соглашения в процессе исполнения обусловлено тем, что «присуждение - это еще не есть полное взыскание», иногда взыскателю выгоднее получить хотя бы некоторую часть присужденного. Таким образом, причина, побуждающая взыскателя к заключению мирового соглашения с должником, - не спорность права, а определенные сомнения в возможности получить присужденное по решению суда. Для должника заключение мирового соглашения может быть одним из способов облегчить бремя обязанности, возложенной на него по решению суда, в частности, заключение мирового соглашения должником в срок, предоставленный для добровольного исполнения, позволит избежать дополнительных расходов, связанных с уплатой исполнительского сбора. Кроме того, заключая мировое соглашение, должник может изменить как размер, так и способ исполнения присужденной ему обязанности»[191].

Действительно, исполнительное мировое соглашение зачастую служит инструментом оптимизации условий исполнения должником своей обязанности, в частности, в ходе исполнительного производства стороны могут договориться об отсрочке или рассрочке платежа либо о замене способа исполнения возложенной на должника обязанности и т.п.

Рассматривая возможность применения процедуры медиации в исполнительном производстве, необходимо отметить, что данная процедура направлена на обеспечение правовых и экономических возможностей для урегулирования разногласий, возникающих в ходе исполнительного производства между взыскателем и должником, однако она не является альтернативой деятельности судебного пристава, не заменяет процедуру принудительного исполнения требований исполнительного документа. Обращение сторон исполнительного производства к частному медиатору, в зависимости от конкретной ситуации, должно влечь приостановление исполнительного производства судом либо отложение судебным приставом-исполнителем исполнительных действий или применения мер принудительного исполнения на определенный законом срок. При этом должник должен быть мотивирован на более активное участие в медиативных процедурах в связи с возможностью применения к нему принудительных мер исполнения, в том числе ограничений личного и имущественного характера.

В целях реализации норм Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участником посредника (процедуре медиации)» необходимо внести соответствующие изменения в ФЗИП, регулирующие вопросы правового значения обращения к процедуре медиации в исполнительном производстве, статус медиатора, соотношение процедур медиации и исполнительного производства[192]. Кроме того, необходимо признать за медиативным соглашением юридическую силу исполнительного документа, при условии его утверждения (удостоверения) судебным приставом- исполнителем либо нотариусом, а также предусмотреть обязательность проведения процедур медиации по делам, затрагивающим сферу семейных и

родительских отношений, в частности, при исполнении решений о передаче ребенка от одного лица к другому.

Характер и последовательность действий по принудительному исполнению исполнительных документов определяются содержанием исполнительного документа, подлежащего исполнению.

В зависимости от содержания исполнительных документов выделяются несколько форм (процедур) принудительного исполнения, различающихся содержанием мер, применение которых приведет к исполнению исполнительного документа.

Можно выделить следующие формы (процедуры) принудительного исполнения:

во-первых, как уже было отмечено выше, самое распространенное в принудительном исполнении требований исполнительного документа - это взыскание денежных средств и (или) обращение взыскания на имущество должника;

во-вторых, передача взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе;

в-третьих, обязание должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения при исполнении требований исполнительного документа неимущественного характера;

в-четвертых, исполнение обеспечительных мер, принятых судом[193].

Выбор конкретной формы (процедуры) принудительного исполнения определяется требованием исполнительного документа и законодательством об исполнительном производстве. В соответствии с выбранной формой (процедурой) принудительного исполнения судебным приставом-исполнителем определяются подлежащие применению меры принудительного исполнения, для подготовки к

применению которых судебным приставом-исполнителем совершаются исполнительные действия[194].

Необходимо отметить, что при применении судебным приставом- исполнителем мер принудительного исполнения в практике исполнительного производства неоднократно возникал вопрос о соразмерности применяемых мер требованиям исполнительного документа.

Согласно п. 2.2 мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и В.Н. Калабуна», «...законодательная регламентация обращения взыскания по исполнительным документам должна осуществляться на стабильной правовой основе сбалансированного регулирования прав и законных интересов всех участников исполнительного производства с законодательным установлением пределов возможного взыскания, не затрагивающих основное содержание прав должника и одновременно отвечающих интересам защиты прав кредитора (охватывающих его право требования), с целью предотвращения либо уменьшения размера негативных последствий неисполнения обязательства должником»[195].

Впервые на законодательном уровне закреплены принципы исполнительного производства, среди которых принцип «соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения» (п. 5 ст. 4 ФЗИП).

Как отмечает И.В. Решетникова данный принцип созвучен требованию соразмерности мер обеспечения иска, принимаемых судом, заявленным требованиям. Точно также и судебный пристав-исполнитель, принимая принудительные меры, должен соизмерять их с требованиями исполнительного листа . На наш взгляд, вышеназванная точка зрения сомнительна, так как подобный подход в определении данного принципа на практике может привести к другим крайне негативным последствиям, в том числе к постановке зависимости возможности исполнения судебного акта от стоимости имущества должника.

Так, наличие у должника только имущества, стоимость которого значительно превышает требования исполнительного документа, ведет к невозможности исполнения судебного акта, например: судебный пристав-исполнитель, ссылаясь на принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, окончил исполнительное производство по причине отсутствия имущества, на которое может быть обращено взыскание, поскольку стоимость принадлежащего должнику недвижимого имущества многократно превышает размер присужденной суммы по исполнительному листу[196] [197] [198].

Соблюдение данного принципа в отношении должника не должно наносить ущерб интересам взыскателя и противоречить нормам самого закона. В то же время, как справедливо указал суд, исходя из положений ФЗИП следует, что несоразмерность стоимости имущества должника размеру задолженности по исполнительному документу не является основанием для окончания

исполнительного производства и возвращения исполнительного документа

202

взыскателю .

Запрет на обращение взыскания на принадлежащее должнику имущество ведет к неисполнимости судебного акта вопреки требованиям ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Названная норма исключает обращение взыскания на имущество, стоимость которого превышает сумму долга, при наличии сведений об ином, соразмерном имуществе[199] [200], а в случае отсутствия иного имущества правильным будет обращение взыскания на недвижимое имущество должника с последующим применением ч. 6 ст. ПО ФЗИП, согласно которой денежная сумма, оставшаяся после удовлетворения требований взыскателя, возвращается

204

должнику .

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод, что данные проблемы, возникающие в ходе исполнительного производства, не могут быть решены без прямого законодательного закрепления обязанности должника содействовать судебному приставу-исполнителю в осуществлении исполнительных действий и мер принудительного исполнения. В связи с чем в ФЗИП необходимо предусмотреть обязанность должника предоставлять судебному приставу-исполнителю декларацию об имущественном положении, уклонение от предоставления которой или искажение данных в которой должно влечь уголовную ответственность[201], что, на наш взгляд, позволит упростить процедуру принудительного исполнения требований исполнительных документов, предоставив должникам дополнительную возможность добровольного исполнения возложенных на них обязанностей, а также повысит оперативность выявления имущества должника. При этом в законодательстве должны быть закреплены соответствующие правовые гарантии лица, в отношении которого будет применяться такая мера.

Кроме того, на наш взгляд, целесообразно законодательно закрепить право продажи должником недвижимого имущества под контролем судебного пристава- исполнителя. Такой порядок существует в ряде стран, например, в Республике Беларусь реализация арестованного имущества должника производится с публичных торгов (аукциона), через скупочные и комиссионные магазины по месту нахождения имущества, при этом должник вправе сам под контролем судебного исполнителя реализовать арестованное недвижимое имущество по цене не ниже указанной в акте описи с учетом потраченной суммы расходов за исполнение, в том числе за принудительное исполнение. Вырученные должником от продажи арестованного имущества денежные средства и подлежащие выплате взыскателю передаются (перечисляются) непосредственно взыскателю или судебному исполнителю, а суммы расходов по исполнению, в том числе за

принудительное исполнение, передаются (перечисляются) судебному

206

исполнителю .

Таким образом, общие условия принудительного исполнения не могут охватить всех практических ситуаций, требующих быстрого реагирования судебного пристава-исполнителя, органов судебной власти, и явно нуждаются в системной доработке, о чем уже неоднократно указывалось в юридической литературе. В связи с чем, рассмотрим некоторые теоретико-прикладные проблемы и возникающие с ними вопросы принудительного исполнения судебных, административных и гражданско-правовых исполнительных документов.

<< | >>
Источник: Павин Дмитрий Владимирович. Правовая природа исполнительных документов: теоретико-прикладные проблемы. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2015. 2015

Еще по теме § 2. Общие правила принудительного исполнения требований исполнительных документов:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -