2.2. Реализация полицией мер процессуального обеспечения производства по делам об административных правонарушениях несовершеннолетних

Обзор научной литературы и диссертаций указывает на неослабевающий научный интерес к применению отдельных мер обеспечения ПДАП, в том числе по делам с участием несовершеннолетних[372]. Объектно-предметные аспекты и функционально-целевое предназначение этих средств позволяет рассматривать их как сформированный правовой институт.

Однако данный правовой институт по справедливому замечанию С. Н. Махиной, А. И. Геворкяна требует и научного осмысления, и совершенствования правовой регламентации[373].

В соответствии со ст. 27.1 КоАП РФ с целью «пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применять различные меры обеспечения»[374], т. е. формально определенные способы воздействия полиции в ходе административной деятельности.

Данные меры тесным образом связаны с реализацией института административной ответственности, предшествуют по времени привлечению к ней нарушителя, создавая для этого необходимые условия.

Анкетирование и экспертный опрос в рамках диссертационного исследования показал, что наибольшее затруднение в применении и дальнейшего совершенствования правовой регламентации требуют следующие меры: медицинское освидетельствование на состояние опьянения (на имеющиеся трудности указали 44,2 % респондентов, а также 54,5 % респондентов экспертной группы), административное задержание (33,8 %, экспертная группа - 3,0 %), доставление (29,2 %, в экспертной группе - 30, 3 %) (см. п. 18 приложения 1, п. 16 приложения 2).

Общность этих мер заключается в том, что правонарушителю приходится подчиниться воле и законному распоряжению сотрудника полиции, проследовать с ним в указанное место, пребывать там определенный временной интервал до реализации целей ПДАП.

Каждая из мер может быть описана по определенному алгоритму:

1) основания применения; 2) назначение (цели) применения; 3) субъекты применения; 4) порядок применения; 5) запреты и ограничения при применении; 6) процессуальный порядок оформления действий и его результатов.

Согласно ч. 1 ст. 27.2 КоАП РФ доставление - это «принудительное препровождение физического лица в целях составления протокола об административном правонарушении при невозможности составления его на месте выявления административного правонарушения, если составление

протокола является обязательным»[375]. ОВД (полиция) входят в закрытый

перечень органов, наделенных полномочиями по применению доставления, причем может применять данную меру.

Доставление в рамках ПДАП является полномочием полиции, предусмотренном п. 13 ч. 1 ст. 13 ФЗ «О полиции», которое следует отличать от иных оснований доставления. Так, в силу п. 1 п. 2 ст. 21 ФЗ № 120-1999 г.[376] должностные лица ПДН имеют право доставлять в

подразделения ОВД несовершеннолетних, совершивших антиобщественные действия, а также безнадзорных и беспризорных.

Фактическим основанием применения доставления является деяние, совершенное физическим лицом, содержащее признаки административного правонарушения.

Цели доставления могут быть дифференцированы на общие и частные. Общая цель доставления - обеспечение своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнение принятого по делу постановления.

Соответственно частной целью доставления можно считать составление протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте обнаружения административного правонарушения, если составление протокола является обязательной процедурой (ст. 27.2 КоАП РФ).

Поводами осуществления доставления являются обстоятельства, которые делают невозможным составление протокола на месте выявления. Они могут быть объективного и субъективного характера. К объективным поводам следует отнести:

- невозможность установить личность правонарушителя (отсутствие у него документов, отсутствие свидетелей, которые могут сообщить о нем данные, невозможность связаться с ЦАБ по проводной или мобильной связи);

- необходимость выполнения процессуальных действий, которые нельзя выполнить на месте совершения правонарушения.

Субъективные поводы связаны с физиологическим состоянием или поведением правонарушителя:

- нахождением лица в состоянии опьянения;

- препятствием правонарушителя составлению протокола на месте [377].

Принципиальным является вопрос о месте доставления

несовершеннолетних правонарушителей.

По общему правилу несовершеннолетние правонарушители доставляются в дежурную часть ОВД либо ПДН, а лица находящиеся в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, при отсутствии показаний медицинского характера[378] доставляются только в дежурные части территориальных органов МВД России.

В этой связи требует изменения коллизионная норма, содержащаяся в п. 9.3 ведомственной инструкции, утвержденной приказом МВД от 17 января 2006 г. № 19, предоставляющая право сотрудникам ППСП доставлять несовершеннолетних, находящихся в состоянии опьянения «в ПДН (если они находятся вне помещения территориального органа МВД России на районном уровне)»[379].

Изучение дел об административных правонарушениях, актов прокурорского реагирования, судебных решений показало, что типичными нарушениями закона в деятельности полиции при доставлении являются следующие:

1) доставление несовершеннолетних в ОВД, не связанное с правонарушением (для установления личности и иных обстоятельств, имеющих значение для обеспечения передачи его родителям (лицам, их заменяющим) или лицам, осуществляющим мероприятия с участие детей)[380];

2) отсутствие в материалах дела протокола о доставлении в подразделение полиции, а также отсутствие соответствующей записи в протоколе об административном задержании несовершеннолетнего[381];

3) доставление лиц, совершивших административное правонарушение, для передачи дежурному по разбору с составлением соответствующего рапорта, без самостоятельного процессуального оформления факта применения меры обеспечения в соответствии с КоАП РФ.

Для определения временного промежутка доставления КоАП РФ оперирует оценочной категорией «в возможно короткий срок», которую поддерживают многие ученые-административисты[382].

Позиция законодателя получила аргументацию в определении Конституционного суда РФ, указавшего, что правовой нормой невозможно предусмотреть и учесть в каждом отдельном случае конкретные обстоятельства (наличие либо отсутствие транспортных средств) и условия (климатические условия), в которых оно происходит[383].

Однако ряд ученых полагают, что правом определять величину срока доставления необходимо наделить орган административной юрисдикции[384], другие считают, что необходимо установить примерный[385] или предельный[386] срок доставления, общий срок доставления - до одного часа, а исключительный срок при отсутствии оснований для административного задержания - до двух часов[387], или ограничить его 3 часами[388].

Позиции относительно ограничения времени доставления 3-х часовым промежутком нам представляется совершенно обоснованной и логичной, т. к. любой процессуальной мере, как и в целом в ПДАП, должен быть присущ динамизм, быстрота и безотлагательность, и законодатель должен ориентировать на это правоприменителя.

Отдельные авторы считают необходимым объединить доставление и административное задержание в одну меру пресечения, аргументируя это логической взаимосвязью данных мер и оформлением их одним процессуальным документом - протоколом об административном задержании[389].

Данная точка зрения представляется не совсем обоснованной, т. к. доставление не находится в прямой причинно-следственной связи с административным задержанием, и применение одной процессуальной меры не влечет необходимость применения другой. Поэтому в КоАП РФ законодатель нормативно закрепил альтернативный порядок процессуального оформления доставления: составление протокола или «запись в протоколе об административном правонарушении или об административном задержании»[390].

На наш взгляд, толкование ч. 3 ст. 27.2 КоАП РФ позволяет сделать вывод, что составление протокола об административном доставлении является обязательным, только в тех случаях, если он является единственным документом в ходе ПДАП, и впоследствии иные процессуальные документы не составляются.

Это вступает в коллизию с под. 1 п. 2 ст. 21 ФЗ № 120-99 г., п. 79 Инструкции ПДН[391], предусматривающей составление протокола по каждому факту доставления несовершеннолетнего, п. 8.1 приказа МВД России от 30 апреля 2012 г. № 389[392], предусматривающим в качестве альтернативы составлению протокола составление рапорта.

Протоколы о применении мер обеспечения производства,

предусмотренные главой 27 КоАП РФ, являются источниками доказательств по делам об административных правонарушениях.

В целях унификации доставления несовершеннолетнего в органы системы профилактики считаем целесообразным во всех НПА закрепить протокол в качестве единственного документа, удостоверяющего данное действие. Всех сотрудников полиции наделить правом по его составлению и обязанностью уведомлять родителей, законных представителей о доставлении несовершеннолетнего.

Совершенно обоснованной и необходимой представляется

типизированная форма протокола о доставлении несовершеннолетнего, разработанная МВД России[393].

В связи с изложенным, предлагаем:

- изложить ч. 2 ст. 27.2 КоАП РФ «Доставление» в следующей редакции:

«2. Доставление осуществляется в срок не более трех часов, который может быть продлен в исключительных случаях с учётом обстоятельств дела»;

- дополнить ч. 3 ст. 27.2 КоАП РФ «Доставление» следующими словами: «О доставлении несовершеннолетнего составляется протокол, копия которого вручается несовершеннолетнему либо его родителям (законным представителям)».

- дополнить ст. 27.2 КоАП РФ «Доставление» частью 4 следующего содержания:

«4. Об административном доставлении несовершеннолетнего в служебное помещение органа исполнительной власти незамедлительно уведомляются его родители или иные законные представители».

Одной из существенных новелл ФЗ «О полиции» является закрепление в качестве самостоятельной главы (гл. 4) применений полицией отдельных мер государственного принуждения, которая начинается со ст. 14 «Задержание».

В части 2 указанной статьи приведен весьма внушительный перечень, состоящий из тринадцати категорий лиц, в отношении которых возможно применение сотрудниками полиции такой меры как задержание.

Анализ ч. 4 ст. 14 ФЗ «О полиции» позволяет констатировать, что законодатель допустил «смешение различных видов задержания» [394] , а под термином «задержание» обозначил различные по правовой природе, основанию и содержанию действия сотрудников полиции:

1) задержание, которое исчисляется с момента фактического ограничения свободы (производимое по правилам уголовно-процессуального производства[395]), т. е. осуществляемое перед доставлением в полицию;

2) задержание, исчисляемое с момента доставления в служебное помещение подразделении полиции (административное).

Например, в Республике Беларусь, реализован подход исчисления сроков административного задержания с момента фактического задержания[396]. Российские ученые также высказывали идеи о необходимости единого порядка исчисления сроков задержания за административные правонарушения и преступления - с момента фактического задержания[397].

Однако такой подход нам представляется нецелесообразным, так как КоАП РФ, в отличие от УПК РФ, предусматривает меру, рассмотренную нами подробно выше - доставление, отказываться от которой вряд ли обосновано.

В рамках дальнейших рассуждений мы будем говорить только о втором виде задержания - административном задержании.

Согласно п. 5 ст. 2 ст. 14 ФЗ «О полиции» полиция обладает правом задерживать лиц, в отношении которых ведется производство по делам об административных правонарушениях, - по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены законодательством об административных правонарушениях.

По мнению А. Н Крамника, административное задержание - это «принудительное воздействие, выражающееся в кратковременном ограничении личной свободы действий» [398], то есть принудительная мера, ограничивающая свободу лица на короткий срок.

Согласно ч.1 ст. 27.3 КоАП РФ административное задержание может быть применено в исключительных случаях: если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении и в связи с исполнением постановления по делу об административном правонарушении.

По мнению ученых, юридико-техническая конструкция данной нормы противоречит «элементарной логике»[399], а слова в «исключительных случаях» не должны содержаться в данной норме[400].

Действительно, сложно представить ситуацию в которой может возникнуть потребность неправильно и с нарушением сроков рассматривать дело, поэтому формулировка «в исключительных случаях» является неуместной в логической цепочке с правильным (т. е. объективным, полным, всесторонним) и своевременным (в сроки предусмотренные законом) рассмотрением дела.

Целью задержания является создание условий для проведения производства по делу о соответствующем административном правонарушении, проверки фактов, подтверждения или устранения конкретных подозрений, обосновывающих задержание.

Конституционный суд РФ указал, что события и сведения, ставшие основанием для применения задержания в качестве предварительной меры принуждения с целью обеспечения ПДАП, «могут оказаться впоследствии недостаточными для принятия решения об административной ответственности. Требования, обусловливающие правомерность задержания, не предполагают, что должностное лицо уже в момент задержания должно иметь полный набор доказательств, достаточных для разрешения дела по существу»[401].

Административное задержание вправе осуществлять должностные лица органов внутренних дел (полиции):

1) при выявлении административных правонарушений, дела о которых в соответствии со ст. 23.3 КоАП РФ они рассматривают;

2) выявлении административных правонарушений, по делам о которых в соответствии со ст. 28.3 КоАП РФ составляют протоколы об административных правонарушениях;

3) при выявлении любых административных правонарушений в случае обращения к ним должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы о соответствующих административных правонарушениях.

Несовершеннолетний правонарушитель может быть задержан на срок не более трех часов, а в случае если несовершеннолетний правонарушитель находится в состоянии алкогольного опьянения, срок административного задержания начинает исчисляться согласно ч. 4 ст. 27.5 КоАП РФ «с момента вытрезвления», который ряд авторов называют «резиновым»[402], создающим условия для злоупотреблений со стороны правоприменителя при определении момента вытрезвления[403].

Законодательную позицию относительно трехчасового срока задержания несовершеннолетних мы считаем незыблемой, несмотря на имеющиеся предложения увеличения данного срока[404].

Увеличение срока может привести к невозможности обеспечения данной меры в силу отсутствия в большинстве территориальных органов МВД России организационных условий. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 27.6 КоАП РФ несовершеннолетние, в отношении которых применено административное задержание, содержатся отдельно от взрослых лиц, а в соответствии с п. 7 Постановления Правительства РФ от 15 октября 2003 г. № 627[405] необходимо раздельное содержание мужчин и женщин, лиц с признаками инфекционных заболеваний и здоровых. При одновременном доставлении взрослых и несовершеннолетних разного пола, и необходимости их административного задержания потребуется четыре отдельных помещения.

Действительно, в действующих НПА не урегулирован вопрос о том, когда наступает момент вытрезвления задержанного. Категории «опьянение»

и «вытрезвление» имеют не юридический, а медицинский характера. Следовательно, сотруднику полиции при решении вопроса о моменте вытрезвления несовершеннолетнего приходится решать вопрос, находящийся вне плоскости его специальных познаний, поэтому субъективизм здесь неизбежен.

Материалы судебной практики свидетельствуют, что суды исходят из минимального шестичасового срока, необходимого для вытрезвления. Например, гр. Т. был обнаружен в состоянии опьянения около 16 час. 00 мин., после чего его незамедлительно доставили в дежурную часть отдела полиции. Судом было установлено, что момент вытрезвления Т. должен быть определен как минимум в 22 час. 00 мин., а срок административного задержания следовало исчислять с указанного времени[406].

Ряд исследователей предлагают установить в законе максимальный срок для вытрезвления лица[407], времени вытрезвления без медицинской

помощи[408], определение момента вытрезвления медицинским работником (врачом-наркологом, фельдшером)[409].

Следует отметить, что последнее предложение уже реализовано в ч. 1 ст. 789 Кодекса республики Казахстан об административных правонарушениях[410].

Безусловно, данные предложения могут быть теоретически обоснованы и включены в закон, но их практическая реализация столкнется с неразрешимыми организационными трудностями. Вряд ли сотрудник полиции в сельской местности в ночное время сможет пригласить врача- нарколога, в силу того, что во многих районных медицинских учреждениях отсутствуют такие специалисты, а имеющиеся фельдшеры пожелают отлучиться из дома и проделывать расстояние в несколько десятков километров в такое время суток.

Установление предельного срока для вытрезвления нам представляется также нецелесообразным, так как он находится в зависимости от множества факторов: степени опьянения, характера потребляемых веществ, вызвавших данное состояние, возраста и физиологического состояния потребителя и т. д.

По нашему мнению, В. Н. Хорьков совершенно справедливо называет норму, регламентирующую порядок уведомления о правах и обязанностях задержанного (ч. 5 ст. 27.3 КоАП РФ), «малопонятной и неоднозначной»[411].

Системный анализ норм КоАП РФ об административном задержании позволяет выделить лишь одно право задержанного: на уведомление в кратчайшее сроки родственников, администрации по месту его работы или учебы, защитника (ч.

3 ст. 27.3 КоАП РФ).

При применении ч. 3 ст. 25.5 КоАП РФ необходимо учитывать, что, поскольку КоАП РФ определяет форму удостоверения полномочий только адвоката, не регулируя вопрос оформления полномочий защитника на участие в деле, данный вопрос должен решаться применительно к общим положениям ч. 2 ст. 53 ГПК РФ[412].

Часть 5 ст. 14 ФЗ «О полиции» расширяет перечень указанных лиц за счёт переводчика. Безусловно, задержанные лица, не владеющие языком, на котором ведется производство, имеют право на получение объективной информации. В тоже время в практической деятельности возникают сложности в обеспечении переводчиком, владеющим редким языком. В этой связи мы поддерживаем предложение о необходимости создания банка данных о лицах, которые обладают специальными познаниями в области иностранных языков[413] и могут оказать потенциальную помощь в качестве переводчика, кроме того необходима проработка механизма оплаты их труда.

Часть 7 ст. 14 ФЗ «О полиции» указывает на право задержанного на один телефонный разговор, т. е. на право на неопределенное количество телефонных звонков до успешного соединения с абонентом, которого он вызывает (близким родственником или близким лицом), с целью уведомления о своем задержании и месте нахождения.

Представляется, что данные права должны быть продублированы в КоАП РФ и должны быть перечислены в формализованном бланке протокола об административном задержании.

Кроме того, безусловной поддержки заслуживает позиция С. Н. Махиной о том, что в КоАП РФ должны быть закреплены обязанности задержанных лиц[414]. К таким обязанностям могут быть отнесены: выполнение законных распоряжений сотрудника полиции, обязанность несовершеннолетнего сообщать информацию о своих родителях (законных представителях) и т. п.

В ч. 8 ст. 14 ФЗ «О полиции» предоставляются дополнительные права несовершеннолетним, установлена обязанность сотрудников полиции при задержании несовершеннолетнего незамедлительно уведомить об этом его родителей или законных представителей, что, на наш взгляд, требует приведения ч. 4 ст. 27 КоАП РФ в соответствии с данной нормой.

Рассмотренные права и обязанности соответствуют требованиям норм международного права, которые определяют, что при содержании несовершеннолетних в полиции необходимо учитывать их правовой статус, возраст, их уязвимость и уровень зрелости, сообщать им незамедлительно в доступной форме права и гарантии. «При допросе несовершеннолетнего в полиции, как правило, должны присутствовать его родители / законный представитель или другой взрослый, знающий ребенка. Также несовершеннолетнему должно быть предоставлено право на свидания с адвокатом и доктором...»[415].

К законным представителям физического лица кроме родителей, относят усыновителей, опекунов или попечителей (ч. 2 ст. 25.3 КоАП РФ).

К сожалению, форму и порядок уведомления закон не определяет, поэтому считаем, что данный пробел необходимо восполнить. В связи с повсеместной распространённостью телефонной связи, полагаем, что это должно делаться по телефону (мобильному, служебному) до удачного соединения с одним из родителей либо законным представителем. В случаях задержания несовершеннолетнего в небольших населенных пунктах либо на небольшом расстоянии от места жительства (работы) уведомляемых лиц сотрудник полиции может это сделать лично.

На необходимость регулирования данных правоотношений указывает анализ материалов судебной практики. Например, Люблинским районным судом г. Москвы были признаны законными действия инспектора ОДН 1-го ГОМ г. Мытищи по осуществлению задержания, доставления и направления на медицинское освидетельствование несовершеннолетней, т. к. из

материалов дела следовало, что последняя сама отказалась звонить своим родителям, а инспектору ОДН отказалась дать номера телефонов родителей[416].

Изучение дел об административных правонарушениях показало, что типичные нарушения в деятельности полиции при доставлении связаны с процессуальным оформлением протоколов об административном задержании:

1. При отражении времени задержания указывается время фактического ограничения свободы, а не время начала задержания (доставления лица в соответствующий отдел (отделение) МВД России либо время его вытрезвления).

2. Время начала и окончания задержания указывается только в часах, без указания минут.

3. Не указываются мотивы задержания либо вместо мотивов указывают основания задержания (подозрение в совершении административного правонарушения) или цели (необходимость составления протокола об административном правонарушении).

4. Протокол об административном задержании не имеет подписи задержанного лица либо записи об отказе подписывать протокол.

На основании изложенного мы предлагаем внести изменения в статью 27.3 КоАП РФ «Административное задержание», дополнив её частью 4.1 следующего содержания:

«4.1. Несовершеннолетнему, если иное не установлено уголовно - процессуальным законодательством Российской Федерации, должна быть предоставлена возможность уведомить родителей или законных представителей о факте его задержания и месте нахождения путем осуществления одного телефонного разговора с использованием личного или служебного телефона.

По просьбе несовершеннолетнего, при наличии территориальной доступности, необходимо организовать личное уведомление, за исключением

случаев, которые предусмотрены частью 11 статьи 14 Федерального закона «О полиции».

Части «4.1, 4.2» указанной статьи соответственно считать частями «4.2,

4.3».

Так как административное задержание предусматривает составление протокола, дополнить статью 27.4. КоАП «Протокол об административном задержании» частью 3 следующего содержания:

«В протоколе задержания несовершеннолетнего делается отметка о факте уведомления родителей или законных представителей с указанием способа и времени их уведомления либо о факте отказа несовершеннолетним сообщить сведения о таких лицах с указанием мотивов такого отказа».

Кроме того, в Наставлении о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан, утвержденном приказом МВД России от 30 апреля 2012 г. № 389ь дополнить пункт 8.2. словами: «сведения о родителях, законных представителях несовершеннолетнего лица».

Еще одной из мер обеспечения ПДАП является медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Право направлять и (или) доставлять на медицинское освидетельствование в соответствующие медицинские организации граждан для определения наличия в организме алкоголя или наркотических средств, если результат освидетельствования являлся необходимым для подтверждения либо опровержения факта совершения административного правонарушения и объективного рассмотрения дела, предоставлено сотрудникам полиции п. 14 ч.1 ст. 13 ФЗ «О полиции». [417]

В 2014 г. данная мера была установлена ст. 27.12.1 КоАП РФ1, явившись логическим продолжением нормы, содержащейся в ст. 27.12 КоАП и распространявшейся на правоотношения, связанные с управлением транспортными средствами.

Следовательно, в действующем административно-деликтном законодательстве можно выделить два вида медицинского освидетельствования на состояние опьянения:

1) лиц, управляющих транспортным средством соответствующего вида (ст. 27.12 КоАП РФ);

2) иных лиц по делам об административных правонарушениях, не связанных с обеспечением транспортной безопасности (ст. 27.12.1 КоАП РФ).

Формулируя норму ст. 27.12.1 КоАП РФ законодатель, не указал цели применения данной меры принуждения. Толкование ст. 27.1 КоАП РФ позволяет выявить только одну цель, которую преследовал законодатель - «правильное рассмотрение дела».

Если в ст. 27.12 КоАП РФ цель применения медицинского освидетельствования и медицинского освидетельствования представляется достаточно ясной - подтверждение обоснованности пресекательной меры, состоящей в отстранении от управления транспортным средством лица, которое несет в себе потенциальную угрозу для всех участников дорожного движения, и квалификации соответствующих составов административных правонарушений, то цель меры, предусмотренной ст. 27.12.1 КоАП РФ, не является столь очевидной, и принятие решения о её применении находится [418] под влиянием субъективного усмотрения сотрудника полиции, применяющего данную меру[419].

На наш взгляд, исходя из смысла закона применение указанной меры необходимо при квалификации правонарушений, в которых состояние опьянения выступает обязательным признаком состава ( ст. 6.9, ч. 4.1, 4.2 ст. 20.8, ст. 20.22 КоАП РФ), а также установлении одного из обстоятельств, отягчающих административную ответственность (п. 6 ст. 1 ст. 4.3 КоАП РФ), - совершение административного правонарушения в состоянии опьянения, которое подлежит выяснению при рассмотрении дела (п. 4 ст. 26.1 КоАП РФ).

A. Ю. Соколов считает, что такая необходимость возникает при исчислении срока административного задержания лица, находящегося в состоянии опьянения (ч. 4 ст. 27.5 КоАП РФ)[420], то есть одна из мер обеспечения применяется для реализации другой меры.

Исследователи совершенно справедливо считают, что не все лица, в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения, должны быть направлены на медицинское освидетельствование[421].

B. И. Сургутсков, Д. В. Пивоваров считают, что данную меру необходимо применять только к несовершеннолетним и лицам, совершившим административные правонарушения, влекущие в качестве мер наказания: 1) лишение специального права, предоставленного физическому лицу; 2) административный арест; 3) обязательные работы;

4) административный запрет на посещение мест проведения официальных спортивных соревнований в дни их проведения1.

Полагаем необходимым заметить, что применение рассматриваемой меры к несовершеннолетним сопряжено со значительным правоограничениями, финансовыми затратами, связанными с их доставлением в медицинские учреждения, дополнительной психоэмоциональной нагрузкой на лиц, не достигших возраста административной ответственности. В силу этого выступаем против тотального освидетельствования несовершеннолетних на состояние опьянения, и настаиваем на закреплении критерия, по которому возможно осуществление данной меры принуждения.

На наш взгляд, в качестве единственной цели данной меры обеспечения целесообразно было установить закрепление доказательств по административным правонарушениям, в конструкции которых состояние опьянения выступает обязательным элементом.

При проведении медицинского освидетельствования на состояние наркотического и токсического опьянения в отношении несовершеннолетних следует учитывать предусмотренные законодательством особенности.

Так, вп. 2 ч. 2 ст. 20 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлено императивное правило о том, что при медицинском освидетельствовании несовершеннолетнего в целях установления состояния наркотического либо иного токсического опьянения2 (выделено автором) необходимо получить информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство от одного из родителей или иного законного представителя. [422] [423]

Право на информационное добровольное согласие выражается в том, что перед осуществлением медицинского вмешательства медицинской организацией запрашивается согласие на оказание медицинских услуг на основании предоставления медицинским работником в доступной форме информации о целях методах оказания медицинской помощи, возможных рисках и т. п.

Порядок дачи информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство определен приказом Минздрава России от 20 декабря 2012 г. № 1177н1.

В настоящее время в ГД ФС РФ находится проект федерального закона № 1122377-6, внесенный Государственным Собранием - Курултаем Республики Башкортостан 2, предусматривающий введение аналогичного порядка для медицинского освидетельствования несовершеннолетних на состояние алкогольного опьянения.

На наш взгляд, принятие данного закона может усложнить процедуру привлечения родителей (законных представителей) к административной ответственности прежде всего по ст. 20.22 КоАП РФ путем создания дополнительных процессуальных трудностей получения доказательств по делу, привести к необоснованному увеличению числа несовершеннолетних лиц, избежавших профилактического воздействия со стороны ОВД.

В этой связи заслуживает поддержки позиция Д. А. Газизова, считающего, что законодатель должен был распространить правило, содержащиеся в п. 4 ч. 9 ст. 20 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. [424] [425] № 323-ФЗ, допускающее медицинское вмешательство без согласия в отношении несовершеннолетнего, совершившего преступление, и на лиц, совершивших административные правонарушения[426], с учетом указания четкой цели в ст. 27.12.1 КоАП РФ.

Постановлением Правительства РФ от 23 января 2015 г. № 37 утверждены Правила направления на медицинское освидетельствование лиц, совершивших административные правонарушения (кроме лиц, управляющих транспортным средством)[427].

Пункт 5 данного Постановления предусматривает уведомительный порядок извещения родителей или законных представителей при направлении на медицинское освидетельствование несовершеннолетнего[428], вступая в противоречие с п. 2 ч. 2 ст. 20 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ, предусматривающего их согласие при нахождении несовершеннолетних в наркотическом и токсическом опьянении.

Направлять гражданина на освидетельствование имеют право должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонарушениях (ст. 28.3 КоАП РФ).

О направлении на освидетельствование составляется протокол, копия которого вручается направляемому лицу.

Перед тем, как отправить нарушителя в медучреждение, должностное лицо обязано предпринять меры к установлению его личности. Сведения об отсутствии документов у лица, подлежащего медицинскому освидетельствованию, а также об официальном источнике информации, с помощью которого в этом случае должностным лицом установлена его личность, указываются в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование. Если гражданин отказывается проходить освидетельствование, протокол все равно составляется, но в нем ставится отметка об отказе в присутствии двух понятых.

Согласно Правилам, нарушитель направляется на освидетельствование на основании оценочного понятия «если имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения»[429].

В настоящее время список оснований (критериев) более короткийпо сравнению с ранее действовавшим актом[430] и актом, регулирующим данную процедуру в отношении водителя транспортного средства,[431] и содержится в п. 6 Приказа Минздрава России от 18 декабря 2015 г. № 933н[432] (см. приложение 13).

Медицинское освидетельствование проводится в медицинских учреждениях, имеющих лицензию на проведение освидетельствования на состояние опьянения.

Так, основанием для отмены постановления о наложении штрафа по делу об административном правонарушении явилось то, что результаты освидетельствования несовершеннолетнего на состояние опьянения, полученные с использованием «Алкотестора», не являлись допустимыми доказательством, подтверждающим совершение административного правонарушения, т. к. были получены с нарушением требований законодательства[433].

На наш взгляд, для реализации принципа экономичности и оперативности производства по делам об административных правонарушениях необходимо упростить процедуру освидетельствования несовершеннолетних на состояние алкогольного опьянения, если таковое не выступает обязательным признаком, образуя самостоятельный состав правонарушения (ст. 6.9, ст. 20.22 КоАП РФ).

Считаем, что установление состояния опьянения как обстоятельства, отягчающего административную ответственность несовершеннолетних (п. 6 ст. 1 ст. 4.3 КоАП РФ), необходимо производить по упрощенной форме. Например, с использованием разработанных по определенным стандартам приборов для определения паров спирта в выдыхаемом воздухе, тем самым избавив правоприменителя от достаточно сложной, ненужной, сопряженной с финансовыми затратами, дополнительной нагрузкой на медицинские учреждения процедуры.

С учетом изложенного, предлагаем:

п. 4 ч. 9 ст. 20 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323- ФЗ[434] после слова «преступление» дополнить словами: «и административное правонарушение»;

ч. 1 ст. 27.12 КоАП РФ после слов «на состояние опьянения» дополнить словами: «если установление такого состояния необходимо для получения доказательств, имеющих значение для квалификации правонарушения».

Изучение реализации полицией мер процессуального обеспечения ПДАП несовершеннолетних позволяет сформулировать следующие выводы:

1. На основании анализа совокупных данных (теоретических исследований, анализа действующего законодательства, материалов опроса сотрудников ОВД) определена потребность в более четкой регламентации отдельных обеспечительных мер при ПДАП с участием несовершеннолетних - доставление, задержание, медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

2. В целях четкой регламентации действий сотрудников полиции и повышения гарантий обеспечения прав и свобод несовершеннолетних при применении мер государственного принуждения внесены предложения по законодательному ограничению срока доставления, обязательному процессуальному оформлению данной меры в отношении несовершеннолетних протоколом и незамедлительном уведомлении родителей об их доставлении в территориальный ОВД.

3. Уточнен порядок административного задержания несовершеннолетних, требующий внесение изменения и дополнений в статью 27.3 КоАП РФ «Административное задержание», обоснована необходимость дополнительных гарантий несовершеннолетним, которые направлены на предоставление возможности уведомить родителей или законных представителей о факте его задержания и месте нахождения путем телефонной связи.

4. Для реализации принципа экономичности и оперативности производства обоснована необходимость указания в законе в качестве единственной цели медицинского освидетельствования на состояние опьянения (ст. 27.12.1 КоАП РФ) обеспечение доказательств, имеющих значение для квалификации лишь отдельных составов правонарушений (ст. 6.9, 20.22 КоАП РФ), избавив таким образом правоприменителя от достаточно сложной, ненужной, сопряженной с финансовыми затратами, дополнительной нагрузкой на медицинские учреждения процедуры.

2.3.

<< | >>
Источник: Кирюхин Владимир Викторович. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОЛИЦИИ ПО ПРОФИЛАКТИКЕ ПРАВОНАРУШЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ И НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.2. Реализация полицией мер процессуального обеспечения производства по делам об административных правонарушениях несовершеннолетних:

  1. ГЛАВА 1. МЕРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В СИСТЕМЕ МЕР АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫХ СОТРУДНИКАМИ ПОЛИЦИИ
  2. § 3. Предназначение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, и гарантии прав граждан в ходе их применения сотрудниками полиции
  3. ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ СОТРУДНИКАМИ ПОЛИЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ МЕР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ, ПОСЯГАЮЩИХ НА ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК И ОБЩЕСТВЕННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
  4. § 2. Общая характеристика мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность
  5. § 2. Осуществление полицией производства по делам об административных правонарушениях, связанных с появлением в состоянии алкогольного опьянения в общественных местах
  6. 57. Задачи и процессуальные сроки производства по делам об административных правонарушениях.
  7. Пивоваров Данила Владимирович. МЕРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ, ПОСЯГАЮЩИХ НА ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК И ОБЩЕСТВЕННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ, ПРИМЕНЯЕМЫЕ СОТРУДНИКАМИ ПОЛИЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск 2017, 2017
  8. ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ, СВЯЗАННЫХ С НЕИСПОЛНЕНИЕМ РОДИТЕЛЯМИ ИЛИ ИНЫМИ ЗАКОННЫМИ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПО ИХ СОДЕРЖАНИЮ И ВОСПИТАНИЮ
  9. Правовые основы административной деятельности полиции по профилактике правонарушений несовершеннолетних
  10. 60. Стадии производства по делам об административных правонарушениях.
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -