<<
>>

§ 2. Факторы и причины, влияющие на состояние, структуру и динамику дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений в сфере внутренних дел и их правовая характеристика

Состояние служебной дисциплины и законности в органах внутренних дел Республики Таджикистан требует предметного научного анализа, так как оно негативно отражается на профилактике, предупреждении и раскрытии преступлений.

Нередки факты недобросовестного, халатного и безответственного отношения сотрудников к своим служебным обязанностям, проявлений грубости и волокиты, бюрократизма и служебной нерадивости, злоупотребления служебным положением, пьянства. Негативные факты не только отрицательно отражаются на результатах всей деятельности, но и вызывают обоснованное недовольство и возмущение граждан, подрывают авторитет милиции в глазах общественности.

И. В. Якушев, говоря о роли значении общественного мнения, отмечает, что оно традиционно рассматривается как специфическое состояние массового сознания, выраженное в суждениях, оценках и требованиях[69]. Под массовым сознанием при этом понимают шаблонное, деперсонализированное сознание рядовых граждан общества, формирующееся под воздействием средств массовой информации, стереотипов и мифов массовой культуры. Оно основывается на обыденном жизненном опыте людей. Этот опыт также включает в себя правоотношения граждан с сотрудниками органов внутренних дел. Следует отметить, что нарушения законности, допускаемые в оперативно-служебной деятельности, могут непосредственно затрагивать интересы граждан в части ущемлении их прав и свобод. Поэтому анализ сведений о состоянии законности и дисциплины весьма важен.

Изучение итоговых статистических данных и обзоров, которые ежегодно готовятся профильными управлениями МВД Республики Таджикистан[70], за 20102016 гг. показало, что указанные в них сведения приводятся с учетом направления (специфики) деятельности и их позиций. Вместе с тем изучение отчетов, подготовленных одной службой за пятилетний период, показало, что в силу того, что они каждый год готовились разными специалистами (аналитиками), в них отсутствует единство подходов и критериев в подготовке и изложении статистических данных.

Например, одно и то же нарушение может быть отнесено к дисциплинарному правонарушению, либо к преступлению, а может оказаться в графе «прочие».

Кроме того, статистика по определенному правонарушению (например, использование поддельных документов) не позволяет выстроить его динамику за весь пятилетний период (2010-2016 гг.), так как оно не в каждом отчетном периоде (в данном случае год) указывается в статистике, что не позволяет отследить его динамику за длительный (пятилетний) период.

Сопоставление итоговой отчетной документации Г енеральной прокуратуры, Верховного суда, Агентства по борьбе с коррупцией при Президенте Республики Таджикистан и других правоохранительных органов показало, что сведения, приведенные в них, имеют некоторые противоречия. На наш взгляд, отсутствие единого статистического портала (базы, платформы, сети) и, как уже было указано, наличие у отдельных руководителей этих государственных аппаратов и их структурных органов ведомственного интереса и карьерных амбиций, мешают введению объективной отчетности.

С учетом вышеизложенного нами взят в качестве базового отчетного периода 2016 г., являющийся последним из имеющихся в нашем распоряжении эмпирических материалов за период 2010-2016 гг.

Так, за 12 месяцев 2016 г. всего зарегистрировано 290 дисциплинарных правонарушений, совершенных сотрудникам органов внутренних дел Республики Таджикистан, что значительно (на 20 фактов) превышает показатели аналогичного периода 2015 года (270). Далее рассмотрим количество нарушений дисциплины и законности по категориям персонала органов внутренних дел. Из 290 фактов дисциплинарных правонарушений совершено: 53 - старшим начальствующим составом (в 2015 г.- 49); 105 - средним начальствующим составом (в 2015 г. - 101); 132 - младшим начальствующим и рядовым составом (в 2015 г. - 120). Значительное увеличение количества дисциплинарных правонарушений среди личного состава органов внутренних дел произошло в связи с ужесточением контроля дисциплины со стороны руководства МВД, его структурных подразделений, а также территориальных органов милиции.

Как правило, укрепление служебной дисциплины неминуемо ведет к увеличению числа дисциплинарных правонарушений. Здесь следует подчеркнуть, что рост числа правонарушений не свидетельствует об ослаблении служебной дисциплины, а объясняется тем, что ранее допускалось попустительство со стороны некоторых руководителей к нарушителям.

Анализ дисциплинарных правонарушений среди личного состава органов внутренних дел показывает, что дисциплинарные правонарушения наиболее часто совершаются младшим начальствующим и рядовым составом, меньше всего подобные нарушения допускает старший начальствующий состав, а показатели среднего начальствующего состава по количеству данных нарушений находится между ними. На наш взгляд, количество дисциплинарных правонарушений, приведённое в данной статистике, коррелирует с уровнем начальствующего состава, то есть, чем старше по статусу сотрудник, тем меньше правонарушений он совершает. Из данной статистики усматривается, что наиболее недисциплинированным является младший начальствующий и рядовой состав, но в тоже время нужно учитывать, что, во-первых, численность сотрудников данного состава значительно превосходит средний и старший начальствующие составы, во вторых, старший начальствующий состав обладает должностными полномочиями, а соответственно и возможностью влияния на результат служебной проверки, что может обусловливать столь малое количество зарегистрированных дисциплинарных правонарушений, совершаемые ими.

В 2016 г. зарегистрировано 92 (в 2015 г. - 79) преступлений, совершенных сотрудниками органов внутренних дел Республики Таджикистан, что составляет 1,1 % (0,9 %) от общего числа зарегистрированных преступлений за анализируемый год по Республике и на 13 фактов превышает показатели аналогичного периода 2015 г. Из 92 фактов преступлений совершено: 12 - старшим начальствующим составом (в 2015 г. - 9); 28 - средним начальствующим составом (в 2015 г. - 26); 52 - младшим начальствующим и рядовым составом (в 2015 г. - 44). Следует отметить, что увеличение количества преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, обусловлено понижением латентности «милицейской» преступности.

Прежде всего этому способствуют: а) развитие Интернета и телекоммуникационных и иных технологий, позволяющих гражданам фиксировать и передавать информацию о фактах нарушения законности, в том числе о преступлениях, совершаемых сотрудниками милиции; б) активизация деятельности средств массовой информации по информированию госорганов и общественности о подобных фактах; в) усиление антикоррупционной политики руководства МВД, его структурных подразделений и территориальных управлений. Характерно, что подавляющее большинство (93 %) должностных преступлений, совершаемых сотрудниками милиции, носят корыстный характер.

Родовые характеристики нарушений законности, допущенных сотрудниками органов внутренних дел в 2016 г., выглядят следующим образом: нарушений норм Кодекса РТ об административных правонарушениях - 14 (в 2015 г. - 10), в том числе: нарушений ПДД (ст. 325 КоАП РТ) - 9 (в 2015 г. - 6), фактов мелкого хулиганства (ст. 460 КоАП РТ) - 2 (в 2015 г. - 1), распития спиртных напитков в общественных местах (ст. 463 КоАП РТ) - 3 (в 2015 г. - 1), принятие незаконного вознаграждения - 5 (в 2015 г. - 2). Зарегистрировано 27 нарушений норм Процессуального кодекса об административных правонарушениях (в 2015 г. - 21), в том числе: нарушений сроков административного задержания (ст. 63 ПК об АП РТ) - 5 (в 2015 г. - 8), незаконных задержаний транспортных средств - 3 (в 2015 г. - 3), нарушений порядка административного расследования - 19 (в 2015 г. - 10). Нарушений норм Уголовно-процессуального кодекса РТ - 128 (в 2015 г. - 102), превышений должностных полномочий - 38 (в 2015 г. - 83), фактов укрывательства преступлений - 134 (в 2015 г. - 73), взяточничества - 43 (в 2015 г. - 58), причинений легкого вреда здоровью - 2 (в 2015 г. - 1), фактов изготовления и использования поддельных документов - 2 (в 2015 г. - 3).

За указанный период в результате проведенных служебных проверок 2 106 сотрудников органов внутренних дел республики привлечены к дисциплинарной ответственности (в 2015 г. - 1973), из них: 134 уволены (в 2015 г. - 125), 179 освобождены от занимаемой должности (в 2015 г. - 157) и в отношении оставшихся 1 793 сотрудников применены иные дисциплинарные взыскания (в 2015 г. - 1 691).

Следует отметить, что речь идет не только о грубых нарушениях законности, количество которых, как было отмечено в рассматриваемом отчетном периоде, составило 382 факта, но и о фактах невыполнения поставленных задач, несоответствия сотрудника занимаемой должности, нарушений учетнорегистрационной дисциплины, нарушений служебного распорядка, нарушений служебной этики, низких показателей оперативно-служебной деятельности, игнорирования приказов руководства и иных негативных проявлений.

Следует иметь ввиду, что проведенные в 2016 г. служебные проверки, особенно в начале года, преимущественно относятся к фактам правонарушений, совершенных в предыдущем 2015 г., соответственно большая часть выявленных в конце 2016 г. фактов, повлекли дисциплинарные взыскания в следующем 2017 г.

Рассмотрим динамику отдельных видов преступлений, совершенных сотрудниками органов внутренних дел Республики Таджикистан при исполнении ими служебных обязанностей. Как было отмечено выше, в статистике отсутствует единство критериев анализа конкретных противоправных деяний. Нами выделено два должностных преступления, количество которых стабильно приводится в ежегодных отчетах МВД Республики Таджикистан в период с 2012 по 2016 гг. - это злоупотребление служебным положением и взяточничество, динамика которых выглядит следующим образом: злоупотребление служебным положением в 2012 г. - 71 (54% от общего числа совершаемых сотрудниками органов внутренних дел преступлений), в 2013 г. - 83 (49 %), в 2014 г. - 38 (31 %), в 2015 г. - 35 (27 %), в 2016 г. - 32 (28 %) фактов, т. е. в последние годы сложилась тенденция стабильного снижения количества данного вида преступлений. Изучение материалов служебных проверок и уголовных дел по фактам преступлений, совершенных сотрудниками органов внутренних дел в Республике Таджикистан в период с 2010 по 2016 гг., показало, что другое преступление - вымогательство - также сохраняет относительную стабильную динамику: в 2012 г. - 43 (29 % от общего числа совершаемых сотрудниками органов внутренних дел преступлений), в 2013 г. - 58 (34 %), в 2014 г. - 43 (37 %), в 2015 г. - 47 (35 %), в 2016 г. - 39 (32 %) фактов. Конечно, эти данные не позволяют определить общую тенденцию «милицейской преступности». Также на основании единых сведений трудно объективно определить корреляцию дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений в отношении социально-правовых и экономических факторов, проводить определенные параллели между ними. Изучение материалов служебных проверок и уголовных дел по фактам преступлений, совершенных сотрудниками органов внутренних дел в Республике Таджикистан в период с 2010 по 2016 гг. показало, что в большинстве случаев злоупотребления служебным положением (ст. 314 УК РТ) мотивом выступает корысть. А получение взятки (ст. 319 УК РТ) является наиболее распространённым преступлением среди личного состава органов милиции. Наиболее коррумпированными сотрудниками являются госавтоинспекторы, участковые инспекторы милиции, инспекторы паспортно- визовой службы, следователи, дознаватели и оперуполномоченные, т. е. должностные лица органов внутренних дел, оперативно-служебная деятельность которых непосредственно связанна с гражданами. Следовательно, коррупционные акты совершаются ими при исполнении служебных (функциональных) обязанностей.

Следует отметить, что в приведенной статистике, которая нами была взята из обзоров о состоянии служебной дисциплины, подготовленных сотрудниками аналитических подразделений МВД Республики Таджикистан, под вымогательством понимается совершение деяния с целью получения взятки. Неверная формулировка и отсутствие разграничения между этими двумя разными преступлениями (правильной квалификации) свидетельствует о некомпетентности аналитиков и о необъективности проведенного ими анализа.

На наш взгляд, такая тенденция сложилась вследствие ужесточения контроля над деятельностью милиции со стороны руководства МВД республики и его территориальных подразделений. Однако, несмотря на значительное сокращение числа дисциплинарных правонарушений и преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, в целом этот показатель неутешительный, так как сравнительный анализ по годам лишь определяет динамику этих правонарушений относительно предыдущего отчетного периода, но подсчет в процентном соотношении с учетом численности личного состава и количества совершаемых дисциплинарных правонарушений и преступлений демонстрирует отрицательную тенденцию.

Проводя анализ состояния, структуры и динамики дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений в сфере внутренних дел Республики Т а- джикистан, с учетом особенностей республики, мы считаем для большей наглядности отчетов и эффективного контроля за служебной дисциплиной и соблюдением законности целесообразно ввести детальную форму ведения статистики правонарушений, которая позволяет определить складывающуюся тенденцию в сфере соблюдения законности. Данная форма статистики позволяет выявить звенья органов внутренних дел, в которых преобладают правонарушения и отследить результаты мер реагирования, предпринятых руководством подразделений.

В результате анализа состояния законности в органах внутренних дел Республики Таджикистан за 2012-2016 гг. выяснилось, что в структуре должностных преступлений, совершаемых сотрудниками данных органов, преобладают преступления коррупционного характера (67 %), количество которых из года в год стабильно возрастает. В связи с этим в настоящем исследовании нами уделено особое внимание теоретическим аспектам, связанным с преступлениями данной категории, в частности причинно-следственным факторам. Данная проблема обрела актуальный характер в связи с тем, что акты коррупции хотя и прежде имели место в деятельности сотрудников органов внутренних дел, но не в таких масштабах, как это происходит в последние пять лет. Если в период гражданкой войны (1992-1997 гг.) сотрудники органов внутренних дел совершали в основном насильственные, насильственно-корыстные и общеуголовные преступления, то в последние годы количество этих преступлений значительно сократилось, и вместе с тем произошел рост коррупции. Данная ситуация сложилась в связи с тем, что население республики и сотрудники правоохранительных органов, в частности органов внутренних дел, как часть общества обладают потребительским сознанием. Провокация или дача взятки со стороны граждан, а следовательно, ее получение должностным лицом в республике стало традиционным взаимовыгодным актом между указанными субъектами. Как правило, официальная статистика о совершаемых сотрудниками милиции преступлениях коррупционной направленности не отражает реальную картину, так как данное преступление является латентным, а регистрируются преступления данной категории в основном в случаях, когда происходит невыполнение либо ненадлежащее выполнение условий сделки одной из сторон либо обоими субъектами, что вызывает спор или последующую конфронтацию между ними. Среди дисциплинарных правонарушений преобладают нарушения распорядка дня, режима работы (систематическое опоздание, неявка на работу и т. п.), что составляет 82 % от общего числа дисциплинарных правонарушений. Следует отметить, что с 2010 г. МВД Республики Таджикистан ужесточил контроль за сотрудниками органов внутренних дел, в частности, стали жестко пресекаться факты употребления спиртных напитков сотрудниками. Например, в 2011 г. одновременно были уволены трое сотрудников (подполковники милиции) Центрального аппарата МВД, которые находились в нетрезвом состоянии и были случайно застигнуты министром внутренних дел в момент парковки автомашины на автостоянке МВД. Целью данного сурового дисциплинарного наказания была демонстрация бескомпромиссности руководства МВД к подобного рода антиобщественным явлениям. Как потом показала статистика дисциплинарных правонарушений, данное событие в последующем способствовало сокращению фактов употребления алкогольных напитков во время несения службы, что подтверждается результатами опроса сотрудников Центрального аппарата МВД, работавших в тот период (85 % опрошенных указали, что произошедшее стало поворотным событием в дисциплинарной практике и оказало профилактическое воздействие на личный состав). Здесь следует отметить, что в МВД Республики Таджикистан и во всех его структурных подразделениях практикуется объявление приказов о наложении дисциплинарных наказаний на сотрудников, нарушивших закон и правопорядок, что, по мнению 87 % опрошенных сотрудников органов внутренних дел, является весьма эффективным средством профилактики дисциплинарных и иных правонарушений. Лояльность руководства МВД и территориальных подразделений в отношении употребления алкоголя в 90-е и начале 2000-х гг. была связана с тяжелым общественно-политическим и социально-экономическим положением, повлекшим за собой плохие служебно-бытовые условия несения службы, когда сотрудники неделями и месяцами находились на преимущественно не оплачиваемом казарменном положении. Эти лишения, как правило, компенсировались отсутствием жесткого контроля за деятельностью органов внутренних дел, что способствовало росту нарушений дисциплины и нездоровому образу жизни некоторых сотрудников. Приоритетным на тот период в деятельности руководителей подразделений МВД было выполнение оперативнослужебных задач, что отодвигало на второй план вопросы соблюдения дисциплины, а по мере стабилизации общественно-политической обстановки в республике руководство МВД все больше внимания стало уделять состоянию служебной дисциплины.

В ходе исследования нами были опрошены руководители территориальных органов внутренних дел и их заместители, которым был задан вопрос: «Чаще всего Вам приходится принимать решения по каким видам правонарушений?». Были предложены следующие варианты ответов: а) нарушение распорядка дня; б) игнорирование приказов, правил, инструкций и иных нормативов; в) неуставные взаимоотношения в коллективе; г) совершение дисциплинарного проступка и иных правонарушений; д) нарушение законности при выполнении задач оперативно-служебной деятельности. 42 % респондентов ответили, что больше половины фактов, по которым им приходится принимать меры дисциплинарного воздействия, связаны с нарушением рабочего распорядка (вариант «а»).

Кроме того, путем опроса руководителей территориальных органов и их заместителей, руководителей инспекций по личному составу и секретариата этих органов нами было установлено, что [71]A от общего объема поступающих в отношении сотрудников материалов составляют частные определения судов, дисциплинарные производства и представления органов прокуратуры. А около половины материалов в отношении сотрудников по фактам нарушений законности, находящихся в дисциплинарном производстве, составляют жалобы и заявления юридических и физических лиц.

Выделение преступлений сотрудников милиции в отдельную группу требует определения присущих им классификационных признаков1. Правильно составленная классификация, отобразив закономерность развития классифицируемых объектов, глубоко вскрывает связи между ними[72]. Классификация преступлений продиктована прежде всего необходимостью эффективно вести борьбу с преступными посягательствами. Она помогает выявлению закономерностей, позволяет соотносить между собой различные группы и виды преступлений и определять их место в общей структуре преступности.

Критерии классификации преступлений были и остаются неоднозначными для любой отрасли права, исследующей проблему преступности.

Уголовно-правовая классификация, являющаяся исходной для других правовых наук, которые основываются на уголовно-правовой норме, и содержащиеся в ней дефиниции того или иного общественно опасного деяния, распределяет составы преступлений в соответствующих главах исходя из родового объекта посягательства[73], в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния[74] [75], а в некоторых случаях в основу классификации Особенной части УК РФ по-

ложено деление преступлений по субъекту , - должностные, воинские преступления и т. п.

Криминологическая классификация преступлений предполагает учет тех или иных критериев (признаков) в зависимости от целей классификации[76]. Для нее гораздо важнее учитывать признаки, свидетельствующие о характере антиобщественной направленности личности виновного, ее глубине и стойкости, о механизме, способе преступного посягательства[77].

В настоящее время, учитывая современные тенденции преступности и ее качественную разнородность, помимо указанных видов выделяют организованную, коррупционную, налоговую, государственную, политическую, воинскую преступность, преступность мигрантов и т. д.[78]

Цель подобного выделения состоит, прежде всего, в более углубленном их изучении, в поиске наиболее эффективных мер профилактики.

Вместе с тем нужно отметить, что до настоящего времени в криминологии не выработано единых квалификационных моделей, кроме того, на наш взгляд, отсутствует и четкость в подходе к их систематизации.

Наиболее часто в правовой литературе выделяют такие крупные блоки, как коррупционные, должностные преступления, преступления против правосудия, преступления сотрудников правоохранительной системы. Преступления, совершаемые сотрудниками милиции, сосредоточены среди названных групп преступлений.

В ведомственных нормативных актах для обозначения этих преступлений употребляются следующие термины: «преступления среди личного состава органов внутренних дел», «преступления, совершенные с участием сотрудников милиции», «должностные преступления сотрудников милиции» и т. д. Однако само подробное описание особенностей преступлений, совершаемых сотрудниками милиции, в ведомственных нормативных актах отсутствует.

Выделение преступлений, совершаемых сотрудниками милиции, в самостоятельную группу не противоречит и логике искусственной классификации преступлений. Произвольно взятый признак (специальный субъект преступления и специфическая сфера деятельности) как основа классификации имеет важное криминологическое значение не только для теоретических, но и для практических целей.

Для уяснения проблемы, связанной с отнесением уголовно-наказуемых деяний к категории преступлений, совершаемых сотрудниками милиции, важным является рассмотрение следующих вопросов:

1) определение специфических особенностей сотрудников милиции, позволяющих отличать их от иных лиц, состоящих на службе в органах внутренних дел;

2) установление связи между преступным поведением сотрудника милиции и характером выполняемых им служебных полномочий;

3) определение сфер противоправной деятельности сотрудников милиции, обусловленных служебными полномочиями и занимаемым должностным положением;

4) выделение круга посягательств, относящихся к рассматриваемой категории преступлений.

Критерием, позволяющим выделить из всех лиц, проходящих службу в системе МВД, тех, кто является субъектом рассматриваемого вида преступлений, выступает указание на характер выполняемых ими обязанностей. Отличительным признаком таких преступлений будет являться то, что все они совершаются специальными субъектами, т. е. лицами, характеризующимися определенными особенностями по сравнению с общим субъектом. Эти преступления совершаются как бы изнутри системы МВД самими сотрудниками органов внутренних дел, которые наделены определенными полномочиями и используют данные полномочия в преступной деятельности.

Именно на основании закона сотрудник милиции является представителем государственных органов исполнительной власти, занимает определенную должность, выполняет специфические задачи и функции, наделен соответствующими полномочиями, выполнение которых при определенных ситуациях строго в рамках закона разрешает ему прибегнуть к различным формам принуждения. В подобном случае сотрудника милиции можно отнести к должностным лицам, представителям власти с присущими ему признаками:

- реализует задачи, связанные с защитой прав человека, интересов общества и государства;

- обладает полномочиями, позволяющими совершать юридически значимые действия, обязательные для исполнения гражданами и должностными лицами, независимо от их ведомственной принадлежности и занимаемой должности;

- выполняет силовые функции, государственного принуждения, осуществляемые в процессе задержания правонарушителей и ограничения их свободы;

- обеспечен правовой и социальной защитой со стороны государства.

Наличие указанных признаков позволяет сформулировать понятие сотрудника милиции как представителя власти.

С учетом изложенного можно выделить признак, лежащий в основе определения преступлений, совершаемых сотрудниками милиции, - совершение преступления специальным субъектом (сотрудником милиции), наделенным специфическими властными правами и обязанностями и в силу различных обстоятельств нарушающим их.

Выделение этого признака в качестве главного, необходимого и достаточного критерия значительно сужает возможность отнесения преступлений, совершаемых другими служащими системы МВД, к категории преступных деяний сотрудников милиции.

Для определения объективных признаков преступлений, совершаемых сотрудниками милиции, необходимо выяснить специфику общественно опасных действий. Первую характерную черту преступных посягательств данной категории государственных служащих составляет совершение их в связи с использованием служебного положения.

Использование субъектом своего должностного положения - это использование им тех прав и фактических возможностей, которыми он обладает именно в связи с занимаемой должностью[79]. Так, И. А. Гельфанд под использованием должностным лицом своего служебного положения понимает как те действия, которые он мог совершить в силу выполнения служебных обязанностей, так и те, которые непосредственно не связаны с исполнением обязанностей службы, а определяют-

Л

ся возможностями, обусловленными служебным положением . Отсюда, если субъект не занимает эту должность, то подобных возможностей он либо вообще не имеет, либо имеет, но в меньшей степени.

Таким образом, повышенная степень общественной опасности, преступлений, совершаемых сотрудниками милиции, характеризуется тем, что:

1) они препятствуют нормальному функционированию органов власти и управления, снижают престиж и авторитет государственной службы;

2) наносят существенный вред интересам граждан, организаций, общества и государства. Преступления, совершаемые сотрудниками милиции, вызывают обоснованную тревогу у граждан, создают психологический дискомфорт, что отражается, прежде всего, на отношении населения к деятельности милиции, степени доверия к сотрудникам;

3) имеют ярко выраженную, корыстную направленность преступных посягательств;

4) неосведомленность, скрытый характер «сомнительного поведения» части сотрудников не позволяют акцентировать на них внимание, что в дальнейшем резко диссонирует с характером совершаемых ими преступлений;

5) беспринципная негативная толерантность руководителей и сослуживцев в отношении коррупционной деятельности сотрудников;

6) наблюдается тревожная тенденция коррумпированности части сотрудников милиции, сращивания их с организованными преступными группировками, при этом сотрудники либо находятся на содержании организованных криминальных структур, либо являются их активными членами;

7) преступления сотрудников милиции проявляют тенденцию к росту, что свидетельствует о масштабности этого вида преступной деятельности.

Специфика деятельности определенной части сотрудников милиции связана с принудительным воздействием на правонарушителя: ограничение свободы путем задержания, применение физической силы, специальных средств, огнестрельного оружия и т. д. В этих условиях перед сотрудниками органов внутренних дел особенно остро стоит ряд проблем:

- проблема взаимосвязи и взаимозависимости цели и средств, поскольку стремление к благородной цели борьбы с преступностью нередко порождает соблазн следования известному принципу: «цель оправдывает средства». Нередко сама цель оказывается скомпрометированной, а принуждение, исполненное незаконными методами и средствами, приобретает характер нелегитимного насилия;

- проблема оценки законности приказа или иного распоряжения, отданного вышестоящим начальником, и дальнейшие действия сотрудника. Сотрудники милиции подчас бывают поставлены в условия, при которых отказ или неисполнение явно незаконных указаний соответствующих начальников может породить ряд негативных последствий (неприязненные отношения со стороны руководителей, лишение дальнейших перспектив продвижения по службе, установление завышенных требований и создание дискомфортных условий для выполнения служебных обязанностей, моббинг и т. д.);

- проблема деформации и деградации правового и нравственного сознания, вызываемого нарушением принципов правовой и социальной справедливости, реалиям жизни и повседневной оперативно-следственной деятельности, нравственного и служебного долга.

Разрешение изложенных аспектов проблемы нередко вызывает большие трудности, поскольку спектр противоправных действий, совершаемых сотрудниками милиции, может увеличиваться за счет неосторожного причинения вреда жизни и здоровью граждан (неосторожное причинение смерти, неосторожное причинение вреда здоровью и т. д.).

Это позволяет конкретизировать признаки преступлений, совершаемых сотрудниками милиции:

1) определяющим признаком рассматриваемого блока преступлений является совершение преступления лицом, проходящим службу в милиции, занимающим определенную должность и официально допущенным к исполнению должностных обязанностей;

2) противоправная деятельность сотрудников милиции обусловлена злоупотреблением ими своими служебными полномочиями, компетенцией и возможностями, вытекающими из должностного положения;

3) использование служебных полномочий или возможностей, вытекающих из должностного положения, являясь своеобразными способами реализации преступных намерений, значительно повышают степень общественной опасности совершаемых преступлений;

4) как правило, умышленная форма вины; умыслом виновного охватывается противоправность использования полномочий не только ему принадлежащих, но и не входящих в его компетенцию, т. е. выходящих за рамки закона, а не только должностной компетенции.

Критерии отграничения этих преступлений от других, смежных с ними, основываются на выделении следующих характеристик:

- большинство преступлений сотрудниками милиции совершается в области институционализированных межличностных отношений в процессе официального общения с гражданами, действия которых породили коллизии, требующие правого разрешения;

- действия лиц, совершивших преступления, как правило, имеют непосредственные связи с процессами функционирования всей правоохранительной системы и их недостатками. Они вырастают из деформаций, существующих в милицейской практике, и неформальной деформированной этики сотрудников, а также факторов существенного расхождения «эталона ожидаемого поведения и существующих реалий в реализации законности»[80];

- отличительная черта таких преступлений - существование непосредственной связи общественно опасных действий с наличием служебных полномочий или возможностей, вытекающих из должностного положения. Преступления, совершаемые сотрудниками милиции, являясь по существу должностными злоупотреблениями, существенно коррелируют с характером занимаемого служебного положения, причем чем выше занимаемая сотрудником должность (служебный статус), тем ниже возможность практического привлечения его к уголовной ответственности;

- специфической характеристикой преступности сотрудников милиции является их распределение по сферам противоправной направленности. Содержательные характеристики преступлений сотрудников милиции обусловливают тот факт, что составляющие их преступления в основном сосредоточены в трех сферах жизнедеятельности людей: в сфере государственного управления, в сфере охраны общественного порядка и обеспечения безопасности, в сфере осуществления правосудия.

В этой связи представляется, что к преступлениям, совершаемым сотрудниками милиции, могут быть отнесены разные уголовно-правовые классы деяний, определяемых сферами служебной деятельности сотрудников:

1) преступления против конституционных прав и свобод граждан:

- умышленные преступления, совершаемые с использованием своего служебного положения против конституционных свобод граждан (нарушение прав неприкосновенности частной жизни, тайны переписки, телефонных переговоров, свободы передвижения и т. д.);

- преступления, совершаемые против конституционных прав граждан (нарушение неприкосновенности жилища);

2) преступления против собственности:

- совершаемые с использованием служебного положения в сфере отношений собственности (присвоение или растрата, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием);

3) преступления против государственной власти, интересов государственной службы:

- совершаемые при реализации должностных полномочий и решении задач, входящих в компетенцию соответствующего сотрудника, в том числе превышение должностных полномочий (ст. 316 УК РТ) и служебный подлог (ст. 323 УК РТ), которые совершаются преимущественно по корыстным мотивам;

- преступления, выходящие за пределы должностных полномочий (т. е. не должностные, а общеуголовные преступления, такие как хулиганство (ст. 237 УК РТ), нарушение ПДД (ст. 212 УК РТ), умышленное причинение легко вреда здоровью (ст. 112 УК РТ) и др.);

4) преступления против правосудия, совершаемые в сфере процессуальной деятельности, например, незаконное задержание или заключение под стражу (ст.

358 УК РТ), привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 348 УК РТ), незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 360 УК РТ), фальсификация доказательств (ст. 359 УК РТ).

Здесь следует отметить, что к рассматриваемой разновидности преступности могут быть отнесены и другие деяния при наличии указанных выше признаков.

Таким образом, по нашему мнению, под преступлениями сотрудников милиции следует понимать умышленные, противоправные, общественно опасные деяния, совершаемые путем действий или бездействий лицами, проходящими службу в милиции, с использованием своих официальных служебных полномочий и возможностей, вытекающих из должностного статуса, посягающие на интересы личности, общества и государства, законную деятельность государственных органов, престиж, достоинство и авторитет государственной службы. Иные преступления, совершенные данными лицами (неосторожные, бытовые) не относятся к рассматриваемой категории.

В целях унификации терминологии представляется целесообразным использовать термин «преступления сотрудников милиции» в качестве родового понятия, включающего все преступления, совершаемые сотрудниками милиции с использованием служебного положения и возможностей, вытекающих из должностных полномочий. Тем самым отпадет необходимость включать в этот массив деяния, хоть и совершенные данными субъектами, но не преследующие целей использования своих полномочий для занятия преступной деятельностью.

Кроме того, в юридической литературе широко используются термины «коррупционная преступность»[81], «воинская преступность»[82] [83], «преступность ми-

3 ~

грантов» и т. д., выделяющие сходные группы преступлений по свойственным им признакам. Это позволяет оперировать и термином «преступность сотрудников милиции».

Практическая значимость выделения этого термина обусловлена тем, что фактические статистические данные о преступлениях сотрудников милиции до сих пор скрываются, несмотря на требования закона[84], а в официальных отчетах информация предоставляется в искаженном виде. Однако отдельные данные публикуются и обсуждаются в ведомственных документах и открытой печати. Такая ситуация не позволяет объективно рассматривать преступность сотрудников милиции на фоне общей преступности, изучать и анализировать ее тенденции. Представляется, что разрешение это вопроса позволило бы не только глубоко познать суть данной проблемы, но и определить основные направления и подходы борьбы с рассматриваемым видом преступности.

Рассматривая причины и условия совершения актов коррупции в сфере внутренних дел Республики Таджикистан и Российской Федерации, необходимо подробнее изучить сущность коррупции.

Коррупция - это использование должностными лицами, выполняющими государственные функции, государственными и муниципальными служащими, другими лицами, осуществляющими публичные функции, лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, в том числе в государственных корпорациях и на государственных предприятиях, в международных организациях, лицами, зарегистрированными в качестве претендентов (кандидатов) на выборные должности юридическими лицами своего статуса (организованно-правового статуса) для незаконного получения каких-либо благ (имущества, прав на него, услуг, преференций или льгот, в том числе неимущественного характера), а также незаконное представление последним таких благ физическими либо юридическими лицами[85].

Коррупционная преступность - это совокупность преступлений, диспозиции уголовно-правовых норм которых содержат признаки коррупции[86].

Следует отметить, что сотрудники органов внутренних дел в Республике Таджикистан и в Российской Федерации в силу особенностей исполняемых ими служебно-оперативных задач сталкиваются с гражданами, и в этой связи возникают потенциальные провоцирующие ситуации, которые в итоге приводят к нарушению законности.

В криминологии выделяют четыре основных вида коррупционных правонарушений, которые применительно к милицейской преступности на примерах можно описать следующим образом:

а) гражданско-правовые деликты, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел, могут иметь место как в их служебной деятельности, так и в частной жизни. Например, в первом случае, сотрудник Г осавтоинспекции в ходе погони на автомашине за злостным нарушителем ПДД задел корпус автомашины другого, невиновного гражданина, или оперуполномоченные в ходе задержания повредили дверь номера гостиницы, в котором находилось разыскиваемое лицо. Во втором случае сотрудник милиции своевременно не оплатил кредит, что стало причиной иска кредитной организации;

б) дисциплинарные проступки приведены в Дисциплинарном уставе органов внутренних дел Республики Таджикистан, в частности, игнорирование приказа начальника, самовольное оставление поста и т. д.;

в) административно-правовые правонарушения. К ним можно причислить наиболее часто совершаемые сотрудниками милиции правонарушения, такие как нарушение ПДД, парковка в неустановленном месте и т. п.;

г) преступления, совершаемая сотрудниками органов внутренних дел должностного и общеуголовного характера. К первым относятся злоупотребления должностными полномочиями, получение взятки, служебный подлог, превышение должностных полномочий и т. д.

Далее рассмотрим эти правонарушения относительно к коррупции.

Итак, в качестве гражданско-правовых деликтов выступают виды коррупции, не являющиеся преступлениями, такие как нарушения правил дарения (например, гл. 32 ГК РФ).

Дисциплинарные коррупционные проступки - это служебные нарушения, которые обладают коррупционными признаками, не содержащие состав административного правонарушения либо преступления, за которые предусмотрена дисциплинарная ответственность.

К административным коррупционным правонарушениям относятся обладающие признаками коррупции и не являющиеся преступлениями правонарушения, за которые предусмотрена административная ответственность. В основном это акты коррупции.

Наибольшей общественной опасностью из рассматриваемых преступлений обладает чрезвычайно распространенное получение взятки, в связи с чем оно отнесено законодателями Таджикистана и России к категории тяжких преступлений. Особо высокая степень общественной опасности данного преступления состоит в том, что объектом ее преступного посягательства является, как было выше указано, нормальная работа аппарата государственного управления и местного самоуправления в общем и его структурных звеньев, а также права и охраняемые законом интересы граждан, организаций и общества, а также государства.

Взяточничество - одно из типичных проявлений коррупции, которая будучи наиболее опасным криминальным явлением, подрывает основы власти и управления во всех государственных структурах, что влечет повышение уровня недоверия граждан к государству в лице его органов и учреждений.

Процветанию взяточничества, его количественному росту, в частности, увеличению объема взяток и слабой раскрываемости, способствует благоприятный фон в виде бесконтрольности, безответственности, бесхозяйственности, круговой поруки, правовой неурегулированности различных сторон деятельности органов государственной власти и управления, субъектов коммерческой и хозяйственной

деятельности.

Несмотря на органическую связь данных преступлений, их субъекты отличаются по своему социальному статусу, дифференцируются по степени ответственности за совершение действий коррупционного характера[87].

Таким образом, основанием уголовной и дисциплинарной ответственности признается наличие состава соответствующего правонарушения.

В ходе настоящего исследования мы акцентировали внимание на природу уголовной и дисциплинарной ответственности. Рассмотрели эти виды юридической ответственности в различных ракурсах и в сочетании с другими правовыми институтами.

Анализ норм Уголовного кодекса Республики Таджикистан и Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих уголовную ответственность за должностные преступления, показал, что в контексте рассматриваемой темы, они имеют много общего, что позволяет без особого труда раскрывать их содержание синхронно. Это обусловлено общностью их истории, модели конструкции, а также уголовной политики.

Классифицируя корыстные должностные злоупотребления сотрудников органов внутренних дел, А. Д. Сафронов отмечал, что стабильное, традиционно сложившееся коррупционное отношение (коррупционный симбиоз) имеет следующий характер:

- «плановое» долговременное участие руководства органов внутренних дел в получении части прибылей структур теневой экономики, а также существующих на легальной основе производственных, торговых и обслуживающих население коммерческих организаций, реже государственных и муниципальных предприятий. Тем самым периодически передаваемая фиксированная сумма взятки сотрудникам органов внутренних дел позволяет гражданам совершать хищение чужого имущества, обман, обвес и обмер покупателей, уход от налоговых платежей и другие экономические правонарушения, что парализует возможную правоохранительную деятельность в отношении них;

- систематическое получение взяток с лиц, совершивших преступления, в размерах традиционно сложившихся «тарифов» (такс) в целях неправомерного освобождения от уголовной ответственности либо ее смягчение;

- таксированные взятки за неправомерное смягчение режима физической и информационной изоляции, предоставление не основанных на законе разнообразных льгот и привилегий задержанным, арестованным и осужденным[88].

Говоря о причинах, способствующих совершению коррупционных актов и преступлений, В. Д. Андрианов отметил, что коррупция - это «неспособность государства с помощью стимулов направить корыстный интерес человека в продуктивное русло»[89]. В этой связи необходимо принятие государством комплекса антикоррупционных мер.

В Республике Таджикистан, вследствие исторически сложившегося общественного уклада, традиций и стереотипа, доминирует потребительское сознание, которое также свойственно сотрудникам органов внутренних дел, как одной из частей населения. Они придерживаются общепринятых в народе социальных стереотипов и ориентиров, чтобы соответствовать сложившимся в сознании людей идеалам, оказаться в числе «элит». Поэтому многие сотрудники органов внутренних дел стремятся к таким материальным благам, как дорогая недвижимость, премиальные автомашины, многофункциональные и высокотехнологичные гаджеты и другие престижные материальные ценности. Высокие потребительские запросы сотрудников органов внутренних дел, что в народе обычно называют «аппетитом», как правило, невозможно удовлетворить за счет скромного денежного довольствия. Этим и обусловлен рост корыстных преступлений, совершаемых сотрудниками МВД.

Проблема коррупции в органах внутренних дел Республики Таджикистан по-прежнему стоит особо остро. По свидетельству большинства опрошенных нами сотрудников органов внутренних дел республики (72 %), по известной причине пожелавших не называть свои имена, в настоящее время практически невозможно служить в подразделениях, деятельность которых непосредственно связанна с выполнением оперативно-служебных задач по предупреждению, пресечению и раскрытию правонарушений и преступлений. По их мнению, особо коррумпированными являются сотрудники таких структур, как Госавтоинспекция, служба участковых инспекторов милиции, паспортно-визовой и патрульнопостовой служб, оперативных и следственных подразделений. Поэтому рассмотрим некоторые типичные проявления актов коррупции и иных должностных преступлений в этих милицейских подразделениях.

Г осударственная автомобильная инспекция является единственным субъектом государственного контроля и надзора в области обеспечения безопасности дорожного движения, обладающим широкими полномочиями. О коррумпированности данной службы еще со времен Советского Союза ходила народная молва и складывался фольклор. Всем известно и очевидно, каким образом и по поводу чего недобросовестные сотрудники ГАИ вымогают взятку у водителей как в Республике Таджикистан, так и в Российской Федерации.

Госавтоинспекция в Таджикистане и в России структурно-организационно схожи, имеют единые исторические корни, они используют одни и те же принципы, формы и методы осуществления административной контрольно-надзорной деятельности. Поэтому противоправные деяния, совершаемые ими, так же имеют много общего. В этой связи, на наш взгляд, нет необходимости полностью раскрывать причины и условия, способствующие их совершению. Выделим лишь некоторые тенденции в этой сфере, сложившиеся в Таджикистане за последние годы.

В г. Душанбе на основных дорогах и улицах установлены комплексы фото - видеонаблюдения и фиксации состояния соблюдения правил дорожного движения его участниками. Установленные штрафы за нарушения Правил дорожного движения несоразмерны со средней зарплатой граждан республики и превышают их реальные доходы. В связи с этим зафиксированы несколько фактов нарушения закона со стороны некоторых сотрудников подразделения ГАИ, в ведении которого находится мониторинг дорожной ситуации посредством указанной техники, в частности, прием и обработка информации, поступающей из объективов камер. Используя служебное положение и имея непосредственный доступ к базе данных, они удаляли компрометирующие водителей сведения, получая за это вознаграждение от них в виде взяток.

Другим наглядным примером может служить порядок использования тони- ровочной пленки на стеклах автомашин. В Таджикистане данное право официально приобретается за 500 долларов США сроком на один год. Затем, по истечении срока, водитель, при желании продолжить использование тонированных стекол, обязан продлевать срок в таком же порядке еще на год путем оплаты аналогичной суммы. На наш взгляд, данное правило приводит к социальному неравенству населения республики и расслоению общества на страты, так как среднестатистический гражданин не может себе позволить эту роскошь, а в условиях жаркого климата республики наличие тонированного покрытия стекол автомашины не сколько роскошь, а вынужденная мера защиты водителей и пассажиров от солнечных лучей и предохранения салона от их пагубного воздействия.

При действующих размерах штрафов и тарифах гражданам проще и экономичнее обходить нормы закона посредством ставших традиционными в народе методов, в том числе при помощи дачи взятки сотрудникам ГАИ, что еще раз свидетельствует об несовершенстве нормативной правовой базы и механизмов правоприменительной деятельности при её реализации.

Другая служба органов внутренних дел Республики Таджикистан, сотрудники, которой своими незаконными действиями наносят урон репутации МВД, - это служба участковых инспекторов милиции (далее участковые). Сотрудники данной категории в силу выполняемых ими оперативно-служебных задач находятся в тесном контакте с населением республики, повсеместно контролируют и обеспечивают общественный порядок. Данная служба по характеру и объему задач является многофункциональной и универсальной. Этим и обусловлено наличие широких полномочий участковых инспекторов милиции на закрепленных за ними территориях. Характер коррумпированности сотрудников данной службы отличается от актов коррупции, совершаемых госавтоинспекторами, оперуполномоченными УР, следователями и сотрудниками иных служб милиции, тем, что участковые инспекторы закреплены на определенной территории, в пределах которой выполняют возложенные на них обязанности, что закономерно влечет установление их связей с общественностью. Конечно, это входит в их обязанность - без контакта и сотрудничества с общественностью практически невозможно полноценно выполнять стоящие перед ними оперативно-служебные задачи. Однако часто эти общественные отношение складываются на коррупционной основе, при которой участковый инспектор занимается поборами с населения.

Широкие полномочия участковых инспекторов милиции по наблюдению за исполнением многочисленных нормативных правовых актов гражданами предоставляет участковым возможность злоупотреблять служебным положением, брать взятки за укрывательство правонарушений и т. д. В Республике Таджикистан участковый инспектор милиции неофициально обладает статусом «хозяина территории», что позволяет ему свободно пользоваться безвозмездно чужими благами. В частности, граждане, работающие преимущественно в сферах услуг и торговли, позволяют участковым пользоваться бесплатными услугами, безвозмездно брать товар, находящийся в продаже и т. п. В целом, коррупционные акты, совершаемые участковыми инспекторами милиции, как и сотрудниками патрульнопостовой службы, характеризуются мелкими размерами вознаграждения в различных формах, в том числе наличными деньгами, переводами денежных средств на счет мобильных телефонов, материальным вознаграждением, бесплатным обслуживанием (например, бесплатная стрижка, мойка или техобслуживание автомашины и т. п.). В ходе устного опроса 92 % участковых инспекторов милиции признались, что они вынуждены заниматься этими коррупционными актами для того, чтобы обеспечивать вышестоящих территориальных руководителей органов внутренних дел, а также различных проверяющих из различных служб МВД. Кроме того, сотрудники органов внутренних дел, в силу своей процессуальной зависимости от органов прокуратуры и суда, а также других вышестоящих органов государственной власти, для того, чтобы заручится их поддержкой, стараются всячески услуживать им. Конечно, материальное обогащение осуществляется за счет населения, а участковые инспекторы милиции занимают особое место в незаконном сборе денежных средств у граждан.

Следует отметить, что сами участковые инспекторы, а также госавтоинспекторы, поступают в эти службы, зная о том, насколько они коррумпированы, и многие из них, имея корыстные цели, преднамеренно выбирают данные подразделения органов внутренних дел для последующего незаконного обогащения.

Следующая категория сотрудников органов внутренних дел - представители оперативных подразделений, которые отличаются от предыдущих особенностями возлагаемых на них оперативно-служебных задач. Сотрудники оперативных подразделений (Управление уголовного розыска, Управление борьбы с организованной преступностью, Управление борьбы с незаконным оборотом наркотических средств) МВД Республики Таджикистан непосредственно осуществляют оперативно-разыскные мероприятия по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений. Однако в ходе выполнения данных задач зачастую сами нарушают закон и совершают различные преступления. Применение пыток и жестокого обращения к задержанным гражданам традиционно свойственно сотрудникам этих подразделений. Данная тенденция сложилась в системе органов внутренних дел Таджикистана со времен СССР, а в России - столетиями раньше. Этот вид преступления по-прежнему занимает ведущие позиции в системе «милицейской преступности». Однако причинение телесных страданий для добывания признательных показаний практикуется не только оперативными службами органов внутренних дел, но и оперативными подразделениями других правоохранительных органов республики, например, ГКНБ и Антинаркотического агентства. Пытки и иные насильственные действия по своему характеру не являются коррупционными преступлениями, но могут применяться в качестве вспомогательного метода при получении взяток и иных актов коррупции.

Далее рассмотрим некоторые коррупционные действия, совершаемые сотрудниками оперативных подразделений в ходе исполнения ими оперативно - служебных задач. Механизм совершения подобных преступлений разнообразен.

В последние годы классической формой вымогательства взятки стало укрывательство причастности отдельных лиц к совершенному преступлению, в результате чего лишь в отношении одного лица оформляют проверочные материалы, которые, как правило, в последующем передаются в следственные органы. При этом другие соучастники данного преступления «выводятся», т. е. остаются безнаказанными, за что они сами либо их сторонники (близкие, родственники и т. д.) выплачивают взятку сотрудникам оперативных служб либо передают какое-либо имущество в их собственность. Сотрудники оперативных подразделений, в свою очередь, должны распределить полученное вознаграждение заинтересованным вышестоящим должностным лицам, в частности, руководителям, сотрудникам органов предварительного следствия. А в отдельных случаях - выплачивать и компенсации родственникам арестованного за то, что последний «взял вину на себя». Как выборочно показали изученные нами приговоры по уголовным делам в отношении сотрудников милиции, часто нарушение данного «неписанного правила» и проявление жадности становится причиной их изобличения и «коррупционных скандалов» в системе органов внутренних дел, основанием привлечения должностных лиц милиции к уголовной ответственности.

Вместе с тем было зарегистрировано немало случаев, когда сотрудники оперативных служб изъятые наркотические средства присваивали себе, не приобщая к первичным материалам, вновь пускали в оборот, применяли их в последующих антинаркотических операциях, и даже занимались сбытом этих средств. Например, в 2008 г. когда был задержан начальник УБНОН МВД Республики Таджикистан и его подчиненный, у них было изъята крупная партия наркотических средств.

Существуют и другие должностные преступления, совершаемые сотрудниками оперативных служб, среди них: подделка документов, фальсификация фактов в первичных материалах и т. д. В 2009 г. Г енеральная прокуратура направила в адрес Министерства внутренних дел республики представление о нарушениях, допускаемых сотрудниками оперативных и следственных подразделений внутренних дел республики при проведении оперативно-разыскных мероприятий при расследовании уголовных дел. В данном представлении были приведены многочисленные процессуальные нарушения указанных должностных лиц. В частности, Управление по надзору за органами внутренних дел Г енпрокуратуры республики, изучив материалы уголовных дел о преступлениях в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, выявило факты систематического использования оперуполномоченными одних и тех же понятых и конфидентов в нескольких уголовных делах. При опросе сотрудников оперативных подразделений 71 % из них объяснили это тем, что граждане не желают сотрудничать с органами милиции, особенно избегают участия в мероприятиях в качестве понятых. Поэтому процессуальные требования, выполнение которых осложнено данными обстоятельствами, вынуждают сотрудников оперативных служб использовать так называемых «дежурных понятых», которые в любое время суток и в любой местности могут участвовать в оперативно-разыскных мероприятиях. Сами граждане, не желая участвовать в процессуальных тяжбах, преднамеренно дезинформируют сотрудников милиции, предоставляя им ложные сведения о своей личности и месте жительства, что практически делает невозможным обеспечение их последующей явки в следственные и судебные органы. Это подтверждается результатами опроса граждан (жителей городов Душанбе, Худжанд, Хорог и Курган-Тюбе), из которых 94 % отметили, что не желают участвовать в деятельности милиции и других правоохранительных органов. Данные проблемы свидетельствуют о несовершенстве уголовно-процессуального законодательства Республики Таджикистан, которое не стимулирует граждан участвовать в уголовном процессе, так как досудебное расследование и судебные разбирательства преимущественно носят затяжной характер. Помимо этого, граждане отметили, что неоднократные вызовы в правоохранительные органы, процессуальная незащищенность и многие издержки, связанные с этим, препятствуют их добровольному участию в предупреждении, пресечении и раскрытии преступлений. При этом следует отметить, что в республике существует закон «О государственной защите участников уголовного судопроизводства»[90], но его нормы, на наш взгляд, оторваны от существующих реалий и свидетельствуют о формальном действии данного нормативного документа.

По поводу указанных процессуальных нарушений сотрудников оперативных подразделений были опрошены следователи органов внутренних дел республики, 67 % которых выразили недовольство такими ухищрениями оперативных сотрудников, так как в конечном итоге за судьбу уголовного дела следователи несут персональную ответственность. Часто бремя поиска свидетелей, в том числе понятых, ложится на самих следователей. Не секрет, что следователи, не дождавшись ответа на свое отельное поручение, сами готовят ответ на него, чтобы не нарушить процессуальные сроки. Это стало даже в какой-то мере неофициальным приемом.

Сами следователи, помимо процессуальных нарушений, часто совершают акты коррупции, выражающиеся в получении взятки и иных корыстных и должностных преступлениях. Если сотрудники оперативных служб прибегают к услугам «дежурных понятых», то следователям обычно на помощь приходят сами адвокаты, которые охотно выступают в качестве посредников во взяточничестве.

Данная коррупционная схема выгодна всем ее участникам. При этом следователь с помощью адвоката обретает защитный барьер от возможного изобличения (задержания по факту получения взятки), адвокат, в свою очередь, за оказанную услугу получает вознаграждение от своего подзащитного, может также получить свою «долю» от самого следователя. Подозреваемый (обвиняемый) же, не имея прямого «доступа» к следователю, через своего адвоката манипулирует ходом расследования.

Следователь может обогащаться в ходе рассмотрения поступившего материала или уголовного дела, находящегося в его производстве, варьируя степень «глубины» расследования. При этом само уголовное дело можно, выражаясь профессиональным жаргоном процессуалистов-практиков, не «ломать». Это зависит от его мастерства и знания различных лазеек в уголовно-процессуальном законодательстве. В таких случаях достаточно не производить либо формально производить, или же «заочно» производить следственные действия, которые нежелательны для самого подозреваемого. Например, осмотр, обыск, наложение ареста на имущество (составление акта об отсутствии имущества, подлежащего аресту), допросы очные ставки и т. д. можно не производить либо, если есть необходимость в производстве, лишь формально составить процессуальный документ с учетом интереса подозреваемого, который впоследствии приобщается к материалам уголовного дела. Кроме того, существуют другие «услуги», за счет которых следователи обогащаются, к ним относятся: проведение без особой надобности следственных действий в интересах подозреваемого в целях внесения изменений в ход расследования уголовного дела и последующего разрушения доказательственной базы, т. е. так называемый «подгон» для последующей переквалификации деяния на более легкое преступление и т. п. Вместе с тем следователи часто под предлогом проведения очных ставок устраивают подозреваемым (обвиняемым) встречи с их родственниками и близкими, а так же с лицами, которые могут повлиять на ход расследования в пользу подозреваемого.

Аналогичная ситуация имеет место также в системе органов внутренних дел. Так, в ходе проведенного С. А. Алтуховым исследования выяснилось, что мотивы совершения должностных преступлений, в частности, злоупотребления служебным положением, должностного подлога, мошенничества в крупных размерах, использования подложных документов, взяточничества и т. д. носят преимущественно корыстный характер. Это подтверждается опросом бывших осужденных сотрудников милиции, из которых 20 % недвусмысленно ответили, что причинной поступления их на службы в систему органов внутренних дел явилось «желание заработать». Автор также отмечает, что это особенно характерно для лиц, ранее проходивших службу в Госавтоинспекции (ГИБДД)[91]. По мнению В. В. Лунеева преобладание актов коррупции у данной категории должностных лиц обусловлено «осознанным или подсознательным стремлением субъекта получить материальную выгоду преступным путем»[92].

Сотрудники патрульно-постовой службы (далее ППС) органов внутренних дел как в Республике Таджикистан, так и в Российской Федерации, многими гражданами воспринимаются как представители милиции (полиции) низшего ранга, поскольку они не обладают той полнотой должностных полномочий, которую имеют представители вышеперечисленных служб. В силу того, что сотрудники данной службы обязаны патрулировать по закрепленным за ними маршрутам и участкам, они повсеместно обеспечивают охрану общественного порядка и безопасности. Однако их деятельность, которая тесно связана с гражданами, часто вызывает недовольство среди населения, так как сотрудники данной службы в процессе выполнения оперативно-служебных обязанностей зачастую превышают свои полномочия из-за отсутствия профессиональных знаний и служебного опыта либо из корыстных побуждений, вторгаясь в личную жизнь граждан. Например, в г. Душанбе в местах массового скопления граждан и отдыха, в парках и скверах патрулируют сотрудники ППС, которые беспричинно устраивают опросы и досмотр граждан. Особенность коррупционных правонарушений сотрудников ППС заключается в том, что они, пользуясь своими полномочиями, вторгаются в личную жизнь граждан, причиняя им неудобство и моральный вред. Сотрудники данной службы, как правило, выбирают «объект преследования» с учетом его состояния и находящихся рядом с ним лиц. Так, традиционно к представителям молодежи пристают с такими вопросами: если парень с девушкой - «Кем вы друг другу приходитесь?», «Почему и на каком основании вы вместе?», «Предъявите свидетельство о браке», «Почему вы находитесь в таком укромном месте..., скрываетесь?»; если человек имеет бороду либо на нем мусульманское одеяние - «Почему вы не выбриты?», «К какому религиозному течению вы принадлежите?», «К какой религиозной секте или организации вы относитесь?», «Посещаете ли вы пятничные молитвы?»; если лицо в состоянии легкого алкогольного опьянения либо производит такое впечатление - «Где, с кем и сколько вы выпили?», «Почему вы нарушаете общественный порядок, находясь в таком состоянии?», «Доставлялись ли вы ранее в медвытрезвитель?»; если человек призывного возраста либо гораздо старше - «Служили ли вы в армии?», «Почему вы не проходили службу?» и т. д. Конечно, подобные вопросы являются традиционными и вполне уместными, если есть достаточные основания полагать, что гражданин совершил правонарушение либо его действия вызывают подозрение. Однако часто сотрудники ППС с указанными вопросами пристают к обычным гражданам. В связи с этим в последние годы увеличилось количество обращений недовольных граждан к руководству МВД по поводу нарушения их прав и свобод, что подрывает репутацию сотрудников милиции и негативно воздействует на отношение населения к органам внутренних дел. Следует отметить, что 82 % опрошенных сотрудников ППС на вопрос: «Почему вы поступили на данную службу?», ответили, что это наиболее легкий способ устроится в милицию, а 76 % опрошенных сотрудников данной службы на вопрос: «Сколько вы намереваетесь проработать в ППС?», ответили, что они намерены служить в других подразделениях органов внутренних дел, а их приход в ППС является промежуточной ступенью для перехода в другие службы. Результаты данного опроса свидетельствуют о том, что недостаточное социально-экономическое обеспечение сотрудников ППС является одной из основных причин совершаемых ими коррупционных деяний, а также «текучесть» кадров, при которой вакансии в последующем замещаются кандидатами, преимущественно не соответствующими требованиям данной службы.

Таким образом, несмотря на антикоррупционную политику руководства Республики Таджикистан и принимаемые Министерством внутренних дел меры противодействия корыстным должностным преступлениям и актам коррупции, данные негативные явления сохраняются в структуре милицейской преступности.

В целом считаем целесообразным ввести в обиход термин «правонарушае- мость» и использовать его при анализе состояния, структуры и динамики дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений в сфере внутренних дел. Под правонарушаемостью предлагаем понимать тенденцию нарушения законности, правопорядка и служебной дисциплины среди личного состава.

Для сотрудников органов внутренних дел Республики Таджикистан мысль В. Я. Кикотя в том, что «нарушения законности в системе МВД России по своей социально-политической природе не ограничиваются лишь крайне отрицательным влиянием на эффективность охраны общественного порядка, обеспечения общественной безопасности и борьбы с различными видами преступности. Особенность криминального характера нарушений законности в деятельности органов внутренних дел такова, что любое отступление от соблюдения норм закона представляет собой фактор, дестабилизирующий не только позитивные правоохранительные тенденции, но и процессы демократизации общества, становления новой российской государственности, усиления гарантий защиты прав, свобод и законных интересов граждан[93]», вполне применима и нами разделяется.

Отметим что, раннее нами были рассмотрены причины и условия, способствующие дисциплинарным правонарушениям и преступлениям в сфере внутренних дел в историческом контексте развития органов внутренних дел Республики Таджикистан в период после обретения ею государственного суверенитета. Постсоветский период ознаменовал начало самостоятельного построения государственности таджикского народа. Это время переходного периода характеризуется общественно-политическими и социально-экономическими потрясениями, а также обострением криминогенной обстановки, вызванной последствиями гражданской войны.

В совокупности эти объективные обстоятельства предопределили состояние, структуру и динамику дисциплинарных правонарушений и преступлений, совершаемых по службе сотрудниками органов внутренних дел.

Однако это лишь одна сторона этих правонарушений.

Ранее проведенные статистические данные о состоянии соблюдения законности среди личного состава подразделений органов внутренних дел (периодически готовящихся и выпускаемых Управлением кадров и по работе с личным составом МВД Республики Таджикистан) убедительно свидетельствуют, что, несмотря на принятые со стороны руководства территориальных подразделений и кадровых служб меры по обеспечению дисциплины и правопорядка, количество дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, за последние годы сократилось незначительно, что характеризует неудовлетворительное состояние служебной дисциплины и законности в органах внутренних дел.

Кроме того, проведенный анализ состояния служебной дисциплины и оперативно-служебной деятельности показал, что основной причиной нарушения законности и дисциплины является наличие системной проблемы в организации деятельности органов внутренних дел, неудовлетворительная работа кадровых служб. К этому можно добавить ряд внешних факторов, провоцирующих сотрудников органов внутренних дел на совершение актов коррупции, нарушений законности и дисциплины, должностных и иных преступлений. К ним можно отнести как недостаточное социально-экономическое обеспечение сотрудников органов внутренних дел, так и коррумпированность общества и государственных органов, низкий уровень нравственно-правового сознания практически всех групп населения и т. п.

Сотрудники органов внутренних дел Республики Таджикистан в повседневной оперативно-служебной деятельности сталкиваются с различными трудностями и для преодоления этих проблем зачастую прибегают к нарушениям законности. На наш взгляд, для полноты описания состояния, структуры и динамики дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений в сфере внутренних дел необходимо выделить элементы в деятельности сотрудников, которые подталкивают их к этим нарушениям. Эти элементы могут присутствовать как отдельно друг от друга, так и в сочетании. К ним относятся:

- поступление на службу в органы внутренних дел (по тем или иным причинам) лиц, не соответствующих основным требованиям, установленным законодательством и нормативными правовыми актами МВД;

- недостаток опыта и знаний, квалификации сотрудника;

- несоответствие сотрудника занимаемой должности;

- отсутствие наставнической психолого-педагогической поддержки молодых специалистов, профессиональное становление которых следует сопровождать специальным обучением по месту службы;

- негативная морально-психологическая обстановка в коллективе;

- конфликт сотрудника с руководством;

- намеренная провокация сотрудника на совершение им правонарушения со стороны его руководителя;

- получение незаконного приказа со стороны руководителя либо подстрекательство подчиненного сотрудника на совершение неправомерных действий;

- нерациональное распределение нагрузки между сотрудниками;

- чрезмерная нагрузка на сотрудника;

- игнорирование коэффициента полезного труда руководителями подразделений как важного фактора трудоспособности личного состава при составлении плана оперативно-служебной деятельности на определенный период, графика несения службы, при поручении исполнения поступивших в производство материалов и заданий, распределении сил и средств для выполнения поставленных задач;

- недостаточность материально-технического обеспечения и поддержки личного состава, в том числе обеспечения транспортными средствами, техническими средствами и т. п.;

- отсутствие стимулирования и мотивации со стороны руководства;

- слабый персональный контроль за подчиненными сотрудниками со стороны руководства;

- ненадлежащая контрольно-надзорная деятельность соответствующих служб за деятельностью личного состава;

- проблемы в личной жизни сотрудника, в том числе семейные, материальные, социально-экономического и психологического характера;

- слабое медицинское обслуживание и контроль, игнорирование медицинским персоналом жалоб сотрудников органов внутренних дел на проблемы со здоровьем (особенно с нервами и психикой), а также непредоставление больничных листов, что негативно влияет на трудоспособность кадров и вызвает нарушения в их деятельности;

- нецелевое использование кадров, их привлечение к выполнению задач, не входящих в их функциональные обязанности (например, сотрудники следованных и оперативных подразделений несут службу по охране административных зданий органов внутренних дел, осуществляют патрулирование с сотрудниками других служб, выполняют проверку паспортно-визового режима и т. п.);

- отсутствие четко распределенных функциональных обязанностей;

- установление излишних бюрократических барьеров, препятствующих контактом сотрудников с руководством для оперативного решения задач и устранения проблем в оперативно-служебной деятельности;

- наличие сложившихся «традиций», противоречащих букве и духу закона в конкретном коллективе или подразделении, функционирование которых в служебной среде стало нормой поведения (например, передача служебного оружия без проведения регистрации приема-передачи, заступление в наряд вместо старшего (по званию, должности или возрасту) сотрудника и т. д.);

- нравственная и служебная деградация личности сотрудника органов внутренних дел;

- отсутствие инструктажей пред заступлением сотрудников на службу либо их формальное проведение;

- непроведение разъяснительных мероприятий по соблюдению техники безопасности;

- плохая организация оперативно служебной деятельности со стороны руководства подразделения и вышестоящих органов;

- нехватка кадров, их замещение неквалифицированными сотрудниками, в том числе исполнение обязанностей по совместительству (следователь из-за отсутствия эксперта-криминалиста вынужден помимо своих обязанностей выполнять действия данного специалиста);

- структурно-организационное несоответствие подразделения существующим условиям правоохранительной деятельности, штатная численность и состав сотрудников недостаточны для выполнения оперативно-служебных задач, что приводит к чрезмерной нагрузке и чревато различными проблемами;

- ненадлежащие условия работы, бытовые проблемы, отсутствие инфраструктуры для обеспечения слаженной деятельности и быта сотрудников;

- отстраненность руководителей подразделений от участия в оперативнослужебной деятельности личного состава, их излишнее дистанцирование от подчиненных;

- плохая организация служебной и боевой подготовки, что проявляется в формальном проведении занятий и зачетов, отсутствии активной формы и наглядности, неквалифицированных инструкторах, отсутствии дисциплины и пр.;

- отсутствие ротаций руководителей.

Вышеперечисленные причины и условия нами приведены в контексте состояния соблюдения законности и дисциплины в рядах органов внутренних дел Республики Таджикистан. Указанные причины являются типичными и в значительной степени присущи не только милиции республики, но и аналогичным органам других государств, например в Российской Федерации[94].

В ходе исследования руководителям территориальных органов внутренних дел, служб и подразделений и их заместителям было предложено назвать основные причины нарушений законности, правопорядка и служебной дисциплины среди личного состава. 59 % респондентов, указали что главной причиной подобных нарушений является низкий уровень правовой культуры сотрудников, которые, допуская всякого рода противоправные действия, игнорируют интересы службы, в первую очередь реализуя свои личные антиобщественные интересы.

Резюмируя, можно выделить основные причины и условия нарушения дисциплины и законности, совершения актов коррупции и должностных преступлений сотрудниками территориальных органов МВД Республики Таджикистан, которые, по нашему мнению, присущи и сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации:

- низкий профессиональный уровень и нравственно-правовое сознание, которое негативно влияет на состояние дисциплины среди личного состава органов внутренних дел и качество выполняемых ими оперативно-служебных (боевых) обязанностей;

- служебная деформация, а часто и деградация сотрудника органов внутренних дел, ведущая к совершению им дисциплинарных правонарушений и преступлений;

- недостатки социально-экономического обеспечения, вынуждающие (провоцирующие) сотрудника органов внутренних дел совершать акты коррупции и корыстные должностные преступление для личного обогащения, в частности материального обеспечения семьи;

- коррумпированность общества и государства как системная проблема, укоренившаяся в государственных органах и в менталитете подавляющего большинства граждан Республики Таджикистан;

- слабый контроль над подчиненными со стороны руководителей территориальных органов внутренних дел, который является первопричиной ослабления служебной дисциплины, нарушений законности, совершения должностных и общеуголовных преступлений.

Устранения исследуемых негативных проявлений среди личного состава, на наш взгляд, возможно в первую очередь лишь при надлежащей управленческой деятельности руководителей территориальных органов внутренних дел. Именно это и обусловливает направление нашего исследования.

Предметом нашего исследования является и соблюдение сотрудниками законности, т. е. совокупности многообразных, но одноплановых требований, связанных с отношением к законам и проведению их в жизнь: требования точно и неуклонно соблюдать законы всеми, к кому они адресованы; требования соблюдать иерархию законов и иных нормативных актов; требования того, чтобы никто не мог отменить закон, кроме органа, который его издал (непререкаемость закона).

Это главные требования, составляющие содержание законности. Они могут быть сформулированы непосредственно в законах, провозглашаться официальными властями или выражаться как-то иначе. Если они только провозглашаются, но не выполняются, законность будет формальная. Если названные требования проводятся на деле (независимо от того, как они выражены и как часто о них говорят), законность - реальная[95].

С учетом причин и условий, способствующих совершению дисциплинарных правонарушений и преступлений сотрудниками милиции, можно выделить четыре основных направления по укреплению законности и правопорядка в деятельности органов внутренних дел. Основными причинами и условиями нарушения дисциплины, законности и совершения должностных преступлений и актов коррупции сотрудниками органов внутренних дел Республики Таджикистан и Российской Федерации являются:

а) несовершенство нормативной правовой базы. Граждане, поступающие на службу в органы внутренних дел, не соответствуют требованиям нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность кадров органов внутренних дел. Кандидаты на службу в органы внутренних дел должны обладать рядом положительных качеств, которые достаточны для их последующего профессионального и нравственно-правового совершенствования. Следует отметить, что поступление на службу в органы внутренних дел - это первый этап прохождения проверки кандидата на предмет его профпригодности, в последующем предполагается поднятие «планки» предъявляемых ему требований по мере обретения им профессионального мастерства и опыта. В связи с этим в органах внутренних дел регулярно проводятся разного рода проверочные мероприятия, в том числе аттестации, тестирования и т. д.;

б) несовершенство структуры и системы управления. Говоря о процессе деформации и деградации личного состава, следует отметить, что этим явлениям могут быть подвержены лишь те сотрудники, которые на момент поступления на службу соответствовали всем нормативным требованиям. Категория лиц, поступивших на службу, но по различным причинам не соответствующих данным требованиям, не могут быть деформированы и деградированы в силу того, что они имели в тот момент низкий нравственный уровень;

в) недостатки в работе с личным составом органов внутренних дел. Данное обстоятельство включает в себя недостаточную социальную защиту сотрудников органов внутренних дел. Отсутствие социальных гарантий демотивирует сотрудников. Последние зачастую компенсируют это совершением корыстных актов, направленных на получение противоправного дополнительного дохода;

г) недостаточные связи с общественностью[96].

Представляется, что массовая коррумпированность общества и государства, в условиях которой сотрудник органов внутренних дел выполняет свои повседневные оперативно-служебные задачи, является той средой, которая обладает неписанными законами, традициями, к числу которых можно отнести коррупционные явления. Конечно, это негативно влияет на личность сотрудника и препятствует добросовестному выполнению им служебных обязанностей.

Полагаем, что несоответствие многих руководителей занимаемым им должностям, отсутствие управленческих способностей, а также профессиональных знаний негативно сказывается на качестве принятых решений, распределении сил и средств, организации оперативно-служебной деятельности, воспитательной работе и подборе кадров.

Несомненно, профессиональная деятельность сотрудников правоохранительных органов, в частности органов внутренних дел, оказывает значительное влияние на формирование их личности. Это влияние может быть как положительным, так и отрицательным. На протяжении службы, сотрудники органов внутренних дел обретают знания, опыт, навыки и компетенции в служебной деятельности, профессионально совершенствуются. Это положительный процесс развития личности и его профессионального мастерства.

Наряду с этим, под воздействием пережитых сотрудником событий и нажитого им опыта, формируются нравственные качества личности, которые могут быть положительными, либо негативными. К числу положительных качеств, прививаемых сотруднику органов внутренних дел в процессе служебной деятельности, относятся: решительность в действиях, самостоятельность в принятии решения, верность исполняемому долгу, моральная устойчивость, добросовестность, трудолюбие, надежность, отвага, стрессоустойчивость, выносливость и др.

Положительные качества сотрудника органа внутренних дел, способствуют его эффективной оперативно-служебной деятельности, так как в их основу закладывается доброта, доблесть, честность, исполнительность, коммуникабельность и другие качества, позволяющие ему строить деловые отношения с коллегами и руководством, успешно выполнять возложенные на него служебные обязанности, корректно и вежливо относиться к гражданам и представителям общественности. Такое поведение сотрудника укрепляет его позицию (авторитет) в коллективе, способствует установлению позитивной атмосферы и доброжелательных (партнерских) отношений в коллективе, а также вызывает доверие граждан.

Альтернативный вариант развития событий - это негативный сценарий - профессиональная деформация личности сотрудника органов внутренних дел, в результате которой он утрачивает изначально имевшиеся у него моральные качества, либо его нравственное развитие затормаживается, и он «скатывается» до уровня безнравственности. Все это способствует проявлению у сотрудника таких качеств, как жестокость, корысть, цинизм и других негативных черт характера, принципиально не совместимых с личностью сотрудника правоохранительного органа.

На наш взгляд, профессиональная деформация сотрудника органа внутренних дел как процесс обладает двумя взаимообусловленными свойствами: во- первых, объективно это систематичные нарушения, совершаемые им, в последующем вошедшие в привычку; во-вторых, это его субъективное состояние, которое мотивирует его совершать дисциплинарные правонарушения и преступления.

Иными словами, профессиональная деформация кадров как постепенный процесс создает фон (почву) для совершения дисциплинарных и иных правонарушений сотрудниками органов внутренних дел.

Положительные и отрицательные процессы (тенденции) по характеру являются закономерными и складываются постепенно. При этом улучшение или ухудшение морального облика сотрудника происходит в зависимости от его характера и натуры, а также особенностей среды его пребывания и пережитых им событий. В комплексе эти факторы приводят его к положительным или отрицательным личностным показателям.

Таким образом, профессиональная деформация (деградация) личности сотрудника органов внутренних дел лежит в основе совершаемого им нарушения правопорядка. Это одна из основных причин нарушения законности в системе органов внутренних дел. В связи с этим данный аспект занимает центральное место в кадровой политике правоохранительных органов Таджикистана, России и других государств. Средствами противодействия данному явлению выступает комплекс мер, направленных на обеспечение правопорядка и укрепления дисциплины в органах внутренних дел Республики Таджикистан и подразделениях полиции Российской Федерации и зарубежных стран.

Если сотрудник не обладает положительными профессиональными качествами, то в результате общения с асоциальной средой может начаться нравственное размывание его личности с развитием потребительской психологии. Этому способствует не только недостаток правовых знаний и практического опыта сотрудника, но и отрицательная или неустойчивая направленность его личности, что при тесном контакте с криминогенной средой нередко приводит к возникновению различных видов деформации[97]. Это может проявляться: а) в использовании в речи с коллегами и правонарушителями нецензурных выражений; б) пренебрежительном отношении к задержанным, проявлении к ним грубости, морального и физического унижения; в) формировании психологической переоценки возможностей применения принудительных средств[98] [99]; г) приверженности к стереотипным, шаблонным действиям; д) амбициозности; е) различных переживаниях, компенсируемых путем реализации неадекватного поведения в ответ на стрессогенную ситуацию и т. д.

Анализ причин и условий нарушения законности и совершения актов коррупции показал, что низкое правосознание граждан республики также способствует этим негативным явлениям. Вместе с тем необходимо учесть, что результативность деятельности сотрудников органов внутренних дел обусловливает отношение населения к ним. Как справедливо отмечает О. В. Яковлев, «авторитет милиции является одной из важнейших характеристик результативности работы органов внутренних дел. Профессиональный и моральный авторитет милиции среди населения не может не претерпевать негативных изменений, если не подкрепляется позитивным общественным мнением, формируемым, прежде всего, успешным выполнением органами внутренних дел своих социальных функций по защите правовых институтов гражданского общества и различных форм соб-

ственности ». По мнению автора, в настоящее время в силу ряда объективных причин предпочтительней говорить не о возможностях резкого повышения авторитета милиции, а о его сохранении на уровне минимально приемлемых социальных требований и ожиданий к степени удовлетворенности общества работой полиции (милиции).

Население каждого региона Республики Таджикистан обладает свойственными им особенностями, которые отличают их от жителей других местностей. Республика преимущественно населена этническими таджиками, которые в силу исторических событий хоть и имеют одни корни, но формировались в различных условиях, что обусловливает существующие внутринациональные различия в менталитете народа, принадлежности к разным мусульманским течениям (суннитским и шиитским) и диалектам. Эти специфические стороны также отразились на уровне правосознания и правовой культуры населения, которые выражаются в степени лояльности граждан к государственной власти, их политических предпочтениях, а также в отношении к правоохранительным органам. Сотрудникам органов внутренних дел Республики Таджикистан известно, что служба в конкретном регионе республики, помимо исполнения законодательных и уставных норм, требует от них уважения к традициям и обычаям данной местности, что позволяет менее конфликтно осуществлять оперативно-служебную деятельность и взаимодействовать с населением в установленных законом рамках.

Итак, в ходе проведённого анализа состояния соблюдения законности, правопорядка и служебной дисциплины среди личного состава органов внутренних дел Республики Таджикистан за последние пять лет выявлена тенденция незначительного сокращения указанных правонарушений, что, на наш взгляд, является результатом прилагаемых руководителями территориальных органов внутренних дел усилий по искоренению этих негативных явлений и укреплению законности и правопорядка среди личного состава.

<< | >>
Источник: Мирзорустамов Мирзоалишер Мирзокосимович. Деятельность руководителя территориального органа МВД Республики Таджикистан по предупреждению дисциплинарных правонарушений и преступлений среди личного состава. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме § 2. Факторы и причины, влияющие на состояние, структуру и динамику дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений в сфере внутренних дел и их правовая характеристика:

  1. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  2. Список использованной литературы
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. § 2. Факторы и причины, влияющие на состояние, структуру и динамику дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений в сфере внутренних дел и их правовая характеристика
  5. § 3. Превентивная деятельность руководителя территориального органа МВД по профилактике правонарушений среди сотрудников
  6. § 1. Воинские преступления как форма криминального конфликта
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -