<<
>>

Значение объективного и независимого распределения дел между судьями для предупреждения коррупционных проявлений в районных судах.

Представляется, что обеспечение объективного распределения дел между судьями - это не только организационный вопрос, но и важная гарантия соблюдения принципа независимости и беспристрастности судей, а, следовательно, и эффективная мера профилактики коррупции.

Право на честное, объективное рассмотрение дела законным и независимым судом и судьей признается за каждым гражданином, как на уровне международных правовых актов, так и в Конституции Российской Федерации. В ст. 46 и 47 Конституции Российской Федерации установлено, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом[264].

Основываясь на указанных положениях Конституции, можно сделать вывод, что право каждого на судебную защиту посредством законного и справедливого суда означает, что судебное разбирательство дел должно осуществляться законно сформированным, а не произвольно выбранным составом суда. Законодатель, воплощая положения Конституции о праве каждого гражданина на рассмотрение и разрешение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, подробно прописал правила подсудности, устанавливающие конкретный суд, полномочный рассматривать дело[265].

Вместе с тем в законодательстве до сих пор детально не урегулирована процедура распределения дел между судьями, а только обозначены общие правила формирования состава суда. В результате у лиц, участвующих в деле, нет возможности получить информацию о том, каким образом был сформирован тот или иной состав суда. Закрытость данной процедуры создает условия для коррупции и не способствует повышению доверия к суду со стороны общества.

Проблемы осуществления объективного, независимого от заинтересованных лиц, распределения дел в судах нашли свое отражение в международных нормах и рекомендациях.

Так, Консультативный совет европейских судей отмечает потенциальную угрозу для судейской

^ 978

независимости, которая может возникать из внутренней иерархии . Признано, что судейская независимость заключается не только в свободе от любого ненадлежащего внешнего влияния, но также в свободе от необоснованного влияния, которое могло бы исходить со стороны других судей.

Обретение судьями подлинной независимости является стержнем судебной реформы России, поскольку только через такую независимость может быть реализовано право на беспристрастное и справедливое

279

правосудие .

Проблема внутренней независимости возникает, прежде всего, в отношениях между председателями судов и судьями соответствующего суда. По мнению Ф.М. Кобзарева, одним из вариантов ослабления зависимости судей от председателей судов могла бы стать процедура избрания руководителей и их заместителей самими судьями того или иного суда[266] [267] [268]. Однако внедрение указанной процедуры очевидно не способно должным образом повлиять на обеспечение объективного распределения дел между судьями.

Внутренняя независимость тесно связана с внешней, поскольку суды и их председатели могут временами испытывать определенное давление со стороны исполнительной или законодательной власти и оказывать в свою очередь давление на судей внутри суда[269]. Во избежание подобных ситуаций в п. 14 «Основных принципов независимости судебных органов», одобренных резолюцией 40/32 Генеральной ассамблеи ООН от 29.11.1985 подчеркивается, что «распределение дел между судьями в судах, к которым они относятся, является внутренним делом судебной администрации»[270]. Цель данного положения - исключить вмешательство иных ветвей власти в распределение дел в судах, однако оно не означает и не предполагает произвольного усмотрения в данном вопросе.

В Рекомендации № R 94 (12) Кабинета министров государств - членов Совета Европы от 13.10.1994 «О независимости, эффективности и роли судей» [271] в пункте «e» указано, что на распределение дел не должны влиять желания любой из сторон в деле или любые лица, заинтересованные в исходе дела.

Такое распределение может, например, производиться с помощью жеребьевки или системы автоматического распределения в алфавитном порядке или каким-либо аналогичным образом. В пункте «f» речь идет о том, что дело не может быть отозвано у того или иного судьи без веских оснований, каковыми являются, например, серьезная болезнь или конфликт интересов. Такие основания и процедуры отзыва должны предусматриваться законом и не зависеть от интересов правительства или администрации. Решение об отзыве дела у судьи должно приниматься органом, который пользуется той же независимостью, что и судья.

Европейский суд по правам человека также требует, чтобы способы распределения дел в конкретном суде были объективными, указывает на недопустимость произвольной и необоснованной передачи дел из одного судебного подразделения в другое, от одного судьи к другому[272]. Европейский суд рассматривает данные требования как обязательные гарантии разрешения спора беспристрастным судом.

В отечественном законодательстве процедура распределения дел между судьями детально не урегулирована. Однако, как отмечает В.В. Захаров, отечественная правоприменительная практика знает довольно много критериев для распределения дел между судьями: 1) функциональный (предметный) - когда судья рассматривает определенные «закрепленные» за ним категории споров (трудовые, семейно-брачные, земельные и пр.); 2) территориальный, когда судья рассматривает все поступающие по ответчику, находящемуся на его «территории», дела; 3) смешанный - при совместном использовании двух указанных выше порядков; 4) распределение дел по усмотрению председателя суда; 5) в порядке очередности; 6) случайным образом; 7) случайным образом с учетом количества дел, находящихся в производстве каждого судьи (рассмотренных судьей); 8) случайным образом с учетом специализаций и других, в том числе основанные на различных сочетаниях (комбинациях)[273]. Однако ни один из вышеуказанных способов не имел нормативного закрепления вообще или был закреплен только на уровне приказов председателя конкретного суда.

Национальное законодательство не содержит положений, исключающих дискреционные полномочия должностных лиц судебной системы при определении состава суда по конкретному делу.

Не внес ясности в регулирование данного вопроса и Федеральный закон № 140-ФЗ от 14.06.2011, согласно которому состав суда для рассмотрения конкретного дела формируется с учетом нагрузки и специализации судей в порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства, в том числе с использованием автоматизированной информационной системы[274].

Указанный Закон можно рассматривать как рамочную норму, поскольку конкретных способов распределения дел данные положения не устанавливают и требуют сопутствующего регулирования. Кроме того, положения данного Закона носят диспозитивный характер и обеспечивают возможность распределения дел между судьями и формирование состава суда как в обычном порядке, предусмотренном ст. 6.2 Закона о статусе судей, так и автоматизированным способом.

Распределение дел в обычном порядке отнесено законодательством к полномочиям председателя соответствующего суда[275]. При поступлении дела в суд оно регистрируется в канцелярии суда, после чего распределяется им между судьями. Председателями судов используются для этого различные критерии: специализация судей, когда она установлена в данном суде, опыт судьи, его стаж работы, загруженность судей другими делами, производительность судей, очередность ухода судей в отпуск, болезнь судей

и т.д[276].

Так, в докладе «Как обеспечить независимость судей в России» приведена выдержка из интервью с председателем районного суда в отставке, в котором она указывает на некоторые особенности распределения дел: «Дела о половых преступлениях я как-то распределяла больше мужчинам. Женщины - во - первых, они более эмоциональны, во - вторых, встают на позицию потерпевших женщин. Понимаете, здесь может сыграть такой сильный обвинительный уклон, что «ах ты мерзавец, женщину или ребенка изнасиловал»[277].

Тем не менее, в современных условиях, очевидно, что назрела необходимость реформирования процедуры распределения дел председателем суда. В свое время Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В. Лукин предлагал лишить председателей судов, чтобы «освободить их от коррупционных подозрений», полномочий по распределению дел между судьями, так как «их сомнительные решения становятся очень серьезной проблемой для общества». Он отмечал: «Мы давно ставим вопрос о том, чтобы председатели судов не имели никакого влияния на распределение дел между судьями. Если влияние есть — система отработана. Вызывают судью, у которого вся карьера еще впереди, и ему дают определенные указания»[278].

В.Г. Золотарев и И.Б. Лагутин указывают, что распределение дел между судьями должно осуществляться не путем случайного выбора, а за основу должны быть взяты три основных критерия: опыт судей, специализация и сложность дела[279]. Необходимо, чтобы сложные дела рассматривали наиболее опытные судьи.

В.В. Захаров пишет о том, что возможно установить распределение дел в зависимости от дней их поступления, территорий (улиц), специализации, жребия[280].

Многие исследователи справедливо критикуют процедуру распределения дел в обычном порядке, указывая на ее коррупционность и предвзятость. Так, А.В. Шигуров отмечает негативные следствия «ручного» распределения дел между судьями председателями судов. Во-первых, такой способ распределения дел может существенным образом влиять на результат рассмотрения уголовного дела. Современное уголовное и уголовнопроцессуальное законодательство содержит в себе множество норм, применяемых с учетом «судейского усмотрения» - это и оценка общественной опасности деяния, личности преступника, и оценка достоверности тех или иных доказательств и т.д. Очевидно, что в этой ситуации личность судьи играет ключевую роль в определении того, каким будет приговор и назначенное судьей наказание.

Во-вторых, это может приводить к неравномерному распределению дел между судьями. «Ручное» распределение дел может использоваться как форма давления на отдельных судей, которых таким образом загружают делами, вынуждают нарушать сроки судопроизводства и в дальнейшем ставят вопрос о нарушении ими требований профессиональной этики. Например, судья в отставке А. Н. Савченко писал: «В настоящее время некоторые первые руководители судов... имея значительный административный ресурс (влияние на определение и время отпуска судье, инициирование дисциплинарного взыскания и его сопровождение вплоть до досрочного прекращения полномочий судьи, распределение дел и др.), который может быть использован в силу субъективных оценок первым руководителем работы судьи в качестве механизмов давления на судью, позволяют себе в непроцессуальной форме вмешиваться в осуществление правосудия»[281].

Председатель суда, зная о той или иной склонности судьи, может передать или наоборот, не передать конкретное дело конкретному судье. Наряду с тем, что председатель может просто влиять на исход дела, этот механизм может открывать широчайшие возможности для политического управления рассмотрением дел. В частности, это значит, что для обеспечения политического заказа, председателю не нужно, чтобы все судьи были управляемы. Достаточно иметь одного-двух «надежных» судей, и расписывать им все политические и «резонансные» дела, которых ничтожное меньшинство в общем потоке[282].

Решение о распределении дел между судьями может приниматься с учетом личных, а также коррупционных интересов председателя суда. Рассматривая вопрос о совершенствовании законодательства как фактора снижения коррупции в судебной власти, А.С. Малчинов констатирует, что «.. .отсутствие в законодательстве Российской Федерации четких требований по порядку распределения судебных дел создает «почву» для злоупотреблений, а, в конечном итоге, и для передачи судебных дел «нужным» судьям без учета их опыта и квалификации. В результате это способствует вынесению незаконных и необоснованных решений судьями, влияние на которых имеет председатель суда»[283].

Таким образом, можно констатировать, что существующая процедура распределения дел между судьями в обычном порядке не способна обеспечить объективное и беспристрастное рассмотрение дел, нарушает конституционные гарантии независимости судей и, как следствие, должна быть полностью вытеснена автоматизированным способом распределением дел.

По мнению И.А. Приходько, «исключение влияния «человеческого фактора», вероятно, способствовало бы более оптимальному распределению дел, что возможно было бы осуществить путем внедрения программных средств, с помощью которых распределение дел осуществлялось бы без вмешательства человека, хотя, разумеется, на этом пути имеются значительные технические сложности, связанные с составлением соответствующих программ, исключающих возможность влияния на этот процесс оператора»[284].

Как отмечает М.В. Чижов, важнейшее значение в модернизации судебной деятельности в условиях формирования информационного общества принадлежит информационным и коммуникационным технологиям, под которыми следует понимать совокупность методов, производственных процессов программно-технических средств, интегрированных с целью сбора, обработки, хранения, распространения, отображения и использования информации в целях повышения эффективности судебной деятельности, создания дополнительных гарантий для реализации прав граждан и организаций[285].

Внедрение системы автоматизированного распределения судебных дел продиктовано объективной необходимостью рациональной организации работы судебных органов, в том числе по равномерному, с учётом служебной нагрузки, распределению дел между судьями с соблюдением принципов независимости судей и их беспристрастности при рассмотрении дел.

М.С. Шалумов справедливо замечает, что автоматизированное распределение дел выступает серьезной антикоррупционной составляющей, полностью вписывающейся в предпринимаемые руководством Российской Федерации меры по усилению независимости судей, предотвращению оказания на них незаконного воздействия путем неформальных обращений[286].

Несомненно, председатели судов в связи с переходом к

автоматизированному способу распределения дел лишаются довольно мощного рычага воздействия на конкретных судей, обеспечения судейской дисциплины, возможности определенным образом влиять на качество и сроки рассмотрения дела[287]. Кроме того, новая система потребует усиления персональной ответственности судьи за качество и сроки рассмотрения своих дел. В этой части позитивные последствия автоматизированного распределения дел очевидны, поскольку все судьи станут отправлять правосудие в абсолютно одинаковых условиях, а их показатели по качеству и оперативности станут более адекватно отражать реальную картину и служебные характеристики.

Система автоматизированного распределения дел действует в большинстве арбитражных судов Российской Федерации, однако в судах общей юрисдикции, в частности в районных судах, данная система либо еще не применяется, либо только начинает использоваться, либо действует в экспериментальном порядке.

Автоматизированное распределение дел в районных судах осуществляется с помощью программного обеспечения «Модуль распределения дел» подсистемы «Судебное делопроизводство и статистика» ГАС «Правосудие».

Распределение дел проводится по строго объективным основаниям: в зависимости от рабочего календаря судьи, его специализации, по категориям дел согласно статистической отчетности, а также сложности дела, которая определяется исходя из следующих критериев: для гражданских дел - количество лиц, сумма иска, наличие встречного иска, вид гражданского

производства, категория дела; для уголовных дел - количество подсудимых, наличие среди них несовершеннолетних, объем дела, число составов преступлений, наличие лиц, содержащихся под стражей, наличие подсудимых с неснятыми или непогашенными судимостями, гражданский иск, наиболее тяжкая статья обвинения300.

Применение автоматизированной системы распределения дел в районных судах отмечено рядом достоинств. Так, председатель Первомайского районного суда города Краснодара С.Н. Свашенко, где подобная система применяется с 2009 года, заметил: «Конечно, наши судьи не сразу привыкли к новой системе. Бывало, им казалось, что компьютер несправедлив к ним и не учитывает определенные факторы. Несколько раз пытались решить возникающие проблемы с моей помощью, но постепенно претензии к программе сами собой сошли на нет, и мы смогли увидеть все преимущества автоматического распределения дел». Как отмечают в суде, положительный эффект от использования модуля распределения дел значителен.

Во-первых, эксплуатация модуля распределения дел лишний раз дисциплинирует работников аппарата суда, ответственных за внесение сведений о движении дел в программное изделие «Судебное делопроизводство», ведь от своевременности их действий зависит то, как программа распределит дела между судьями;

во-вторых, автоматическое распределение дел исключает влияние субъективного фактора, поскольку модуль всегда руководствуется только заданными параметрами;

в-третьих, существенно сокращается период времени от момента регистрации дела до его передачи судье, что положительным образом сказывается на оперативности работы суда и сроках рассмотрения дел. По словам сотрудников суда, временной разрыв между поступлением дела и передачей его судье сократился в несколько раз;

в-четвертых, возможности программы позволяют легко контролировать, у кого из судей, на какой стадии рассмотрения и как долго находится дело;

в-пятых, у председателя суда освободилось немало рабочего времени, которое раньше уходило на распределение дел и ведение соответствующего журнала учета301.

В то же время использование в экспериментальном порядке модуля автоматического распределения дел в Октябрьском районном суде города Липецка, Липецком районном суде Липецкой области, Данковском городском суде Липецкой области позволило выявить ряд недоработок, суть которых заключается в следующем:

1. Программные средства ГАС «Правосудие» позволяют регулировать уровень нагрузки только председателя суда. Однако в условиях многосоставного суда административную работу проводит не только председатель суда, но и его заместители, уровень процессуальной нагрузки которых также должен быть ниже, чем у обычных судей.

2. Не лучшим образом организовано в ГАС «Правосудие» распределение материалов и дел об административных правонарушениях. Они распределяются по принципу дежурства, то есть все поступающие материалы и дела об административных правонарушениях автоматически передаются на рассмотрение судье, выставленному в графике дежурства. Однако такой подход нельзя признать правильным. Дела об административных правонарушениях в судах могут рассматриваться не дежурными судьями, а всеми судьями, либо судьями, специализирующимися на рассмотрении таких дел (специальным судебным составом). В связи с этим необходимо предусмотреть возможность распределения таких дел между судьями в зависимости от категории дела об административном правонарушении, инстанции и других показателей. В связи с данной проблемой в районных судах Липецкой области не используется автоматическое распределение дел по делам об административных правонарушениях.

3. Требует доработки опция, влияющая на прекращение распределения дел перед уходом судьи в отпуск. Возможности ГАС «Правосудие» позволяют выставить одно определённое количество дней, за которые прекращается распределение дел, безотносительно к категориям дел, что не совсем правильно. Оптимальнее было бы устанавливать количество дней для каждой категории. Например, для дел, рассматриваемых в общем порядке, - за 30 суток, для дел, рассматриваемых в особом порядке, и материалов - за 14 суток и т.д.

Программное обеспечение должно на данном этапе внедрения более гибко и более оперативно реагировать на особенности и специфику судопроизводства, максимально эффективно совершенствоваться и устранять выявляемые проблемы, внедрять рациональные предложения302.

Таким образом, можно констатировать, что существующая система автоматизированного распределения дел между судьями, имея рад преимуществ, в то же время обладает некоторыми недостатками. В этой связи О.А. Арсентьева отмечает, что «приживется новшество в судах или нет - сказать сложно, особенно если учесть диспозитивный характер введенных процессуальных норм: «отписывать» дела можно продолжать и традиционным способом. Вполне вероятно, что среди председателей судов найдется немало противников модуля распределения дел, и программа фактически будет работать в отдельных судах. На данном этапе можно лишь предположить, что сторонников автоматического распределения дел будет тем больше, чем детальнее в программе будут учтены критерии оценки сложности дел и нагрузки на судей»303.

Таким образом, следует сказать, что справедливая и объективная процедура распределения дел между судьями имеет важное значение для целей предупреждения коррупции в районных судах, и, следовательно, требует четкой правовой регламентации. По этой причине представляется необходимым внести изменения в Федеральный конституционный закон «О судах общей юрисдикции», дополнив его положением, предусматривающим распределение дел между судьями районного суда исключительно с использованием автоматизированной информационной системы. Для этих целей представляется необходимым установить переходный период сроком не более 3 лет, в течение которого будет использоваться как детально регламентированный с указанием основных критериев (опыт судьи, сложность дела, загруженность, отсутствие заинтересованности и другие) обычный порядок распределения дел, так и автоматизированный способ. Думается, что установление переходного периода позволит устранить существующие недоработки в процедуре распределения дел, обучить ответственных работников аппарата суда, и, тем самым, подготовить районные суды к переходу на автоматизированное распределение дел. По истечению указанного срока применению подлежит только автоматизированный способ распределения дел, обычный порядок распределения дел может быть применен только в исключительных случаях, например, в случае неисправности основной системы.

Полный переход на автоматизированное распределение дел между судьями районного суда позволит адекватно и справедливо распределить служебную нагрузку между судьями, сведет к минимуму «человеческий

фактор», ликвидирует возможную коррупционную составляющую данной процедуры, повысит общий уровень независимости судей и степень открытости судебной системы.

3.3.

<< | >>
Источник: Бухарев Антон Викторович. Теоретико-правовые аспекты организационно-управленческой деятельности по профилактике коррупции в районных судах Российской Федерации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Кострома - 2016. 2016

Еще по теме Значение объективного и независимого распределения дел между судьями для предупреждения коррупционных проявлений в районных судах.:

  1. ПРИЛОЖЕНИЯ
  2. Пути совершенствования возможностей правоохранительных органов в борьбе со взяточничеством с применением OPM
  3. 3.1. Особенности правового регулирования комплектования, обучения и воспитания личного состава
  4. § 2. Совершенствование управленческо-профилактической деятельности руководителя территориального органа внутренних дел по обеспечению правопорядка среди личного состава
  5. ПРИЛОЖЕНИЯ
  6. Содержание
  7. Введение.
  8. Правовое регулирование организационно-управленческой деятельности по профилактике коррупции в районных судах Российской Федерации.
  9. Меры по профилактике коррупции в районных судах, предусмотренные Федеральным законом «О противодействии коррупции».
  10. Субъекты профилактики коррупции в районных судах.
  11. Значение объективного и независимого распределения дел между судьями для предупреждения коррупционных проявлений в районных судах.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -