<<
>>

2.1. Развитие организационно-правовых форм управления в преддверии государственной независимости Таджикистана

Исследование закономерностей, под воздействием которых складывается система органов государственного управления, – сложная и многоаспектная проблема, решение которой имеет определяющее значение для повышения эффективности и научности деятельности исполнительной власти.

Развитие организационно-правовых форм управления обусловливается, прежде всего, объективными процессами развития гражданского общества и государства, их целями и задачами, функциями и реализацией, а также условиями экономической и социально-культурной жизни общества, научно-техническим прогрессом, и поэтому не может быть

застывшим, неизменяющимся1. Наука административного права призвана

вскрыть объективные закономерности развития органов управления и на этой основе как бы преломлять накопленный опыт применительно к определѐнным периодам и этапам развития страны. Имеется органическое сочетание и преемственность организационных форм, исторического опыта с постановкой и определением путей решения вновь возникающих стратегических и текущих вопросов политического, экономического, социального, национального, конфессионального и культурного развития, особенно на переломных этапах обновления, прорыва в грядущее2.

1 См.: Буриев И.Б. Становление и развитие институтов государственности на территории Таджикистана: досоветский период. Душанбе, 2008. С.14; История государственного управления в России: Учебник / Отв. ред. В.Г.Игнатов. Ростов н/Д., 2005; Абдулатипов Р.Г., Балтанкова Л.П., Яров Ю.В. Федерализм в истории России. Кн.1. М., 1992. С.170-187; Митюкова К.Д. Опыт государственного строительства Таджикской АССР (1924-1929). Душанбе, 1988. С.26; Веденеев Ю.А. Организационные реформы государственного управления промышленностью в СССР: историко-правовое исследование.

М., 1984. С.18; Алехин А.П. Органы отраслевого управления народным хозяйством. М., 1980. С.250-261; Нелидов А.А. История государственных учреждений СССР. 1917-1936. М., 1936. С.56; Эйдельман Н. Грань веков. М., 1968; Бердяев Н. Судьба России. М., 1918. Приходько М.А. Особенности структурной организации центральных государственных учреждений в России в 1-й трети XIX века. М., 2010.

2 См.: Волович В.Ф. Наука административного права на рубеже веков // Государственная власть и права человека: Материалы науч.-практ. конф., посвященной 85-летию со дня рождения профессора А.И. Кима. Томск, 2001. С.38; Юсупов В.А. Теория административного права. М, 1985. С.14.

Объективные условия общественного развития, оказывающие определяющие воздействия на систему органов государственного управления, отражаются в субъективной деятельности участников общественных отношений, в научных, организационных и материальных возможностях всестороннего и комплексного учета факторов, условий, закономерностей, под воздействием которых складывается система субъектов исполнительной власти. Обращение к истории может позволить избежать повторения ошибок, использовать опыт прошлого1. Без истории управления не может быть и теории управления. Изучение опыта становления и развития организационных форм управления в Таджикистане позволяет полнее и глубже уяснить сущность изменений, происходящих в системе национальной администрации на современном этапе2. Таким образом, историзм был и остается основополагающим началом исследования общественных отношений.

Рассмотрение административно-правового аспекта управления диктует необходимость выяснения основных этапов развития органов государственного управления в Таджикистане. Система органов управления в своем развитии прошла ряд этапов, каждый из которых связан с существенными изменениями во всех сферах общественно-политической жизни страны. В этой связи развитие организационных форм следует рассматривать в тесной связи с теми процессами, которые произошли на рубеже ХХ и ХХI столетий в Таджикистане.

Развитие организационных форм управления целесообразно исчислять с начала 90-х годов ХХ века, с обретением государственной независимости и процессами,

1 Не теряет своей значимости и актуальности мысль В.И.Ленина о необходимости исторического подхода к исследованию общественных явлений: «…самое важное, чтобы подойти к этому вопросу с точки зрения научной, это не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрении этого его развития смотреть, чем данное вещь стала теперь». Ленин В.И. О государстве (лекции в Свердловском университете 11 июля 1918г.) // Полн. собр. соч. Т.33. М, 1974. С.67.

2 Справедливым в этой связи представляется замечание Н.Г.Чернышевского, что «без истории предмета нет теории предмета, но и без теории предмета нет даже мысли об его истории, потому что нет понятия о предмете, его значении и границах». Чернышевский Н.Г. Избранные философские произведения. М., 1960. Т.1. С.304.

предшествующими ей. Исходя из этого, развитие организационных форм управления в Таджикистане можно было бы разделить на три тесно связанных этапа: 1) преддверие обретения независимости (конец 80-х по 1990 г.г.); 2) укрепление основ государственной независимости (1991 по 1994 г.г.); 3) после принятия Конституции независимого Таджикистана (с 1994 г.). Каждому из них свойственны свои особенности становления и развития организационно-правовых форм управления.

Следует согласиться с мнением, что процессы реформирования уже были заложены в недрах советской политической системы и связаны с провозглашением политики перестройки1. Программные направления реализации последней содержались в исторических решениях ХIХ Конференции Коммунистической партии Советского Союза (КПСС)2. Решения партконференции вскоре нашли правовое воплощение, как в законодательстве Союза ССР, так и союзных республик и, по существу, заложили начало реформированию политической системы страны.

С этого момента идет отсчет демократическим преобразованиям в Таджикистане и эволюция его государственно-правового развития3. Начались реформы в экономической и политической жизни, усилилась гласность, появились независимые средства массовой информации, возникли массовые общественные движения и организации4. Развернувшиеся реформы произвели коренные изменения в политической, экономической, социальной и духовной жизни общества, дали простор развитию самоуправления и саморегулирования, наиболее полному выражению интересов людей, расширили права и свободы граждан.

1 См.: Сафинов К.Б. Правительство Республики Казахстан на современном этапе. Алматы, 2002. С.151.

2 См.: Материалы XIX Конференции Коммунистической партии Советского Союза. М., 1989. С.27-29.

3 См.: Имомов А.И. Конституционно-правовые проблемы развития Республики Таджикистан. Душанбе, 1998. С.16.

4 Начало реформ юридически закрепил Закон от 24 сентября 1989 г. «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Таджикской ССР», который внес существенные изменения в избирательную систему, порядок организации и деятельности высших и местных органов власти. См.: Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР.1989. №20.Ст.323.

В соответствии с новыми задачами и функциями государства на этом этапе наибольшим преобразованиям подвергались субъекты государственного управления. Последние, отражая организационно- правовые и экономические основы новой государственной политики, призваны были формировать и обеспечивать среду, благоприятную для функционирования и развития рыночного хозяйства. Преобразования в экономике страны, изменения материальных условий жизни общества, повышение правового статуса так называемых «конечных объектов управления» определяли направления формирования организационных структур. Переход к рыночной экономике сопровождался одновременными преобразованиями надстроечных отношений, что в условиях отсутствия опыта демократических институтов, отрицательно сказывался на показателях устойчивого развития общества и со всей очевидностью предполагал, как наличие единого координирующего центра, так и целенаправленное управление процессами реформ.

Изложенные обстоятельства вскоре после принятия Верховным Советом Таджикской ССР Декларации о суверенитете предопределили учреждение поста Президента Таджикской ССР1. В Законе от 29 ноября 1990 г. прямо указывалось, что последний учреждается «в целях обеспечения дальнейшего развития осуществляемых в республике политических и экономических преобразований, укрепления конституционного строя, охраны прав, свобод и безопасности граждан»2.

Внутренняя природа процессов обновления, накопленный опыт функционирования управленческих структур предопределили следующий, вполне логичный организационный шаг. 1 декабря 1990 г. был принят поистине судьбоносный Закон «О совершенствовании структуры

1 Декларация о суверенитете Таджикской ССР была прията Верховным Советом Таджикской ССР 24 августа 1990 г. // Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР.1990. №16. Ст.236.

2 Согласно настоящему закону, первый президент избирался Верховным Советом Таджикской ССР путем тайного голосования (См.: Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1990. №23. Ст.371). Как известно, становление президентской власти в союзных республиках во многом предопределило учреждение в марте 1990 г. поста Президента СССР. См.: Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1990. №21. Ст.189.

исполнительно-распорядительной власти в Таджикской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) Таджикской ССР»,1 во многом определивший дальнейшие контуры организационного строительства в Таджикистане. В соответствии с ней глава 13 Основного Закона, ранее посвященная Совету Министров, была переименована -

«Президент Таджикской ССР, Кабинет Министров Таджикской ССР», что свидетельствовало о закреплении новой структуры государственного управления во главе с Президентом республики. Согласно ст.117 Конституции, Президент, являясь главой Таджикской ССР, осуществлял

«высшую распорядительно-исполнительную власть».

Настоящий Закон совместил институт президентства с исполнительно-распорядительной властью Совета Министров Таджикской ССР. Последний был преобразован в Кабинет Министров при Президенте Таджикской ССР, который одновременно выступал Председателем Кабинета Министров. Впервые учреждалась также должность Вице-президента Таджикской ССР, назначаемого Президентом с последующим утверждением Верховным Советом Таджикской ССР. Устанавливалось, что Вице-президент по поручению Президента руководит Кабинетом Министров и организует его работу, а также выполняет отдельные его функции и замещает в случае отсутствия.

В состав Кабинета Министров по должности входили Вице-президент, заместители Председателя Кабинета Министров, министры и председатели государственных комитетов. Назначения в состав Кабинета Министров, образование и упразднение министерств и государственных комитетов закреплялись за Президентом с последующим представлением им решений на утверждение законодательного органа – Верховного Совета. При этом конституционные нормы дифференцированно подходили к вопросу об освобождении членов Кабинета Министров. Так, если в отношении министров и председателей государственных комитетов вердикт Президента

1 См.: Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1990. №23. Ст.376.

мог в последующем вносится на утверждение Верховного Совета, то относительно Вице-президента и заместителей Председателя Кабинета Министров Президент предварительно входил с соответствующими представлениями в Верховный Совет республики.

В целом, необходимость столь существенного обновления структуры управления диктовалось самой жизнью, что связывалось с важностью всемерного укрепления исполнительной власти в условиях перехода к рыночным отношениям и преследовало цель, как зафиксировано в преамбуле упомянутого Закона, «создания гармоничной законодательной, исполнительной и судебной власти, устранения параллелизма и дублирования в деятельности государственных органов»1. Рассматриваемые законодательные новеллы, несомненно, закладывали правовую основу перехода в Таджикистане к иной – президентской форме правления.

Время требовало оперативного реагирования на вновь возникающие общественные отношения, организационные структуры управления, имманентно способных эффективно решать вопросы в изменяющихся условиях2. С утверждением новой структуры управления центр тяжести организаторской работы перемещается к Президенту как главе Республики и Председателю Кабинета Министров. Так, для обеспечения эффективного руководства и слаженного взаимодействия с последним одним из первых Указов Президента было образовано «Управление делами Президента Таджикской ССР и Кабинета Министров Таджикской ССР»3.

Далее Президент Таджикской ССР инициировал череду

организационных преобразований центральных органов управления. Так, только в январе 1991 года указами Президента был образован ряд новых, ранее неизвестных административной системе республики организационных структур – министерство внешних экономических связей, государственный

1 Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1990. №23. Ст.376.

2 Кардинальные перемены, происшедшие за относительно короткий промежуток времени в социально- экономической и политической жизни республики, отразили конституционные нормы. См.: Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1990. №23. Ст.381; Ст.382.

3 Собрание решений Президента и Совета Министров Тадж.ССР. 1991. №1. Ст.3.

комитет по управлению государственным имуществом, а также в связи с образованием государственных концернов «Наклиѐт» и «Рох» упразднены министерство автомобильного транспорта и министерство строительства и эксплуатации автомобильных дорог1. В начале февраля 1991 года Президент упразднил государственный комитет Таджикской ССР по материально- техническому снабжению (Госснаб) и на его базе образовал министерство по делам промышленности и энергетики, переименованный вскоре в министерство по делам промышленности и материальных ресурсов2. 19 февраля 1991 г. Указом Президента упразднен государственный плановый комитет (Госплан) и следующим его Указом образован Государственный комитет по экономике и прогнозированию3. В целом же, ко дню представления структуры вновь образованного Кабинета Министров на утверждение Верховного Совета (25.02.1991 г.) Президент своими указами упразднил 5 министерств и 4 государственных комитета, которые также были представлены на рассмотрение законодательного органа4. В новой структуре Кабинета Министров, кроме должностей Президента- Председателя Кабинета Министров, Вице-Президента, четырех заместителей Председателя Кабинета Министров, предусматривались 17 министерств и 12 государственных комитета5.

Новое видение роли и назначения публичных управленческих структур прямо отразилось в административном нормотворчестве. Примером может служить Положение вновь образованного министерства по делам промышленности и сырьевых ресурсов, утвержденное постановлением Кабинета Министров Таджикской ССР от 3 апреля 1991 г.6 Иллюстрируемый административный акт проявляет существенные отличия от предыдущих нормативно-правовых актов правительственного уровня. Так, определяя

1 См.: Собрание решений Президента и Совета Министров Тадж.ССР. 1991. №1. Ст.7,9,12,16.

2 Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1991. №5. Ст.72.

3 Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1991. №5. Ст.68-69.

4 Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1991. №5. Ст.41.

5 Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1991. №5. Ст.42.

6 Собрание решений Президента и Кабинета Министров Тадж.ССР. 1991. №4. Ст.170.

настоящее министерство «республиканским органом государственного управления», положение закрепляло, что оно «в соответствии с программой перехода на рыночные отношения осуществляет свою деятельность с помощью экономических методов управления, без функции непосредственного командования предприятиями, объединениями и организациями…». Еще одна особенность вновь образованной структуры заключалась в том, что впервые в практике организационного строительства подобного уровня, она не имела подведомственных организации и в этой связи в ней не создавалась коллегия, а предусматривалось образование Научно-технического совета (НТС), утверждаемого Кабинетом Министров

республики1. Пункт 4 Положения запрещал министерству «…вмешиваться в

финансово-хозяйственную, производственно-технологическую деятельность концернов, объединений, предприятий, организаций и других субъектов хозяйствования».

Уточнялось, что, являясь органом государственного управления, министерство не несет ответственности за результаты работы указанных субъектов народного хозяйства. Вместе с тем, п.2 Положения предписывал, что министерство несет ответственность за развитие предприятий, объединений и организаций, их рациональное размещение, создание условий для наиболее благоприятного их функционирования, соблюдения требований экологии, определение приоритетных направлений деятельности, наращивание объемов производства промышленных товаров народного потребления, трудоемких и наукоемких производств с целью организации новых рабочих мест и выпуска сложной, отвечающей современным требованиям конкурентоспособной продукции производственно- технического назначения и товаров народного потребления, а также способствует подготовке высококвалифицированных кадров.

1 Согласно п.9 Положения в состав НТС могли входит представители других органов государственного управления, научно-исследовательских и производственных организаций.

Рассматриваемая организационная структура, по всей видимости, замышлялась как центральный орган государственного управления нового типа с функциями координации развития отраслей промышленности и некоего научно-технического штаба, ориентирующего развитие соответствующих субъектов хозяйственной деятельности. Так, закрепляя по традиционной юридической технике задачи нового министерства, упомянутое Положение в числе главных из них перечисляло, в частности,

«определение приоритетных направлений развития промышленности»,

«выработка предложений Правительству республики по улучшению использования природных ресурсов», «разработка предложений, способствующих увеличению экспортного потенциала республики»,

«участие в разработке планов конверсии на предприятиях оборонных отраслей», «создание кооперированных связей между промышленными предприятиями», «содействие субъектам хозяйствования в вопросах материально-технического снабжения» и т.д.

В свете нового видения роли министерства наиболее интересным представляется пункт положения, закрепляющий его права. Согласно п.6, в соответствии с возложенными на него задачами, министерство имело право знакомиться с деятельностью любого субъекта хозяйствования, осуществляющего промышленную деятельность на территории республики, выдавать заключения на организацию вновь образуемых промышленных объектов, подготавливать предложения по вопросам деятельности убыточных предприятий, выдавать согласие на разработку месторождений важнейших видов полезных ископаемых, участвовать в выдаче лицензии на экспорт, выступать в качестве заказчика по проектированию и строительству новых объектов, участвовать в разработке цен и тарифов и т.д.

Идея создания министерства нового типа, несомненно, представлялась заманчивой. Но авторы обновленной структуры столь увлеклись воплощением идеи «мягкого воздействия», что упустили закрепить в Положении правовые акты министерства. Создавалось впечатление, что

орган управления лишен правовых рычагов влияния на возложенную на него сферу ведения. Кроме того, диспозиция, запрещающая ему наличие подведомственных объектов, ставила на повестку решение судьбы организаций, ранее входивших в упраздненный Госснаб, что в дальнейшем вынудило создать ряд мелких организационных структур при Кабинете Министров в форме главного управления по снабжению, сбыту сырья и продукции лѐгкой промышленности (Таджикгавлегпромсырье), комитетов по материально-техническому снабжению агропромышленного комплекса (Агропромтехснаб), по пищевой и перерабатывающей промышленности

(Таджикпищепром) и т.д.1

Примечательно, что на этом этапе впервые в административном нормотворчестве, Правительство республики начало практиковать утверждение, наравне с положениями, структур аппарата и схем управления министерств и иных центральных ведомств. Заслуживающая внимания административная новелла сыграла в дальнейшем положительную роль, как в закреплении правового положения вновь образуемых структур управления, так и упорядочении объектов их ведения и организационном строительстве в целом. Так, 9 апреля 1991 г. Кабинет Министров впервые одновременно утвердил временное положение, структуру аппарата и схему управления вновь образованного государственного комитета по труду и подготовке кадров рабочих.2

Анализ правовых актов показывает, что решающее значение при

определении организационной формы управления все же имел численный состав ее центрального аппарата. Критерием служило то, что при образовании министерств и государственных комитетов последний устанавливался, как правило, в пределах 60-70 штатных единиц, а при

1 См.: Собрание решений Президента и Кабинета Министров Тадж.ССР. 1991. №4. Ст.173.

2 Собрание решений Президента и Кабинета Министров Тадж.ССР. 1991. №4. Ст.172. При этом, утверждаемые правительством положения вновь образованных центральных организационных структур управления, особо не отличались. Положения имели разбивку на пункты, в которых последовательно закреплялись нормы, посвященные месту и назначению органа управления, основным задачам и обязанностям, правам и формам деятельности, а также вопросам структуры и штатного расписания.

образовании ведомств при правительстве цифра колебалась от 15-20 (при образовании главных управлений) до 30-40 (при образовании комитетов и иных аналогичных структур)1. При этом приоритетное значение отдавалось схеме управления, в которую включались все подведомственные органу управления предприятия и организации2.

Организационное развитие, невзирая на научные рекомендации, не отличалось внутренней логикой. Рациональности организационных структур могла способствовать лишь обратная череда решений, когда закрепляется правовое положение органа, определяются его функции и задачи, затем устанавливается, исходя из ранее изложенных позиции, численный состав его аппарата и схема управления.

Заметной вехой в организационном строительстве рассматриваемого этапа стал Указ Президента Таджикской ССР от 14 мая 1991 г. «О совершенствовании структуры органов государственного управления республики по вопросам экономики»3. В соответствии с настоящим Указом Президент республики упразднил ранее образованный государственный комитет по экономике и прогнозированию и министерство по делам промышленности и сырьевых ресурсов и на их базе образовал государственный комитет по экономике. На новую структуру Указ возлагал осуществление подготовки социально-экономических прогнозов для выработки стратегических направлений развития народного хозяйства, разработку программ по комплексному решению межотраслевых, межрегиональных и межреспубликанских экономических проблем,

обеспечение координации и методического руководства деятельности министерств и ведомств, исполнительных комитетов местных Советов,

1 Так, при утверждении структуры главного управления Таджикгавлегпромсырье Кабинет Министров республики установил общую численность его работников в количестве 15 человек. См.: Собрание решений Президента и Кабинета Министров Тадж.ССР. 1991. №4. Ст.173.

2 Так, постановлением от 9 апреля 1991 г. Кабинет Министров, установив численность центрального аппарата госкомитета по труду и подготовке кадров рабочих в количестве 67 единиц, вначале утвердил схему управления, затем структуру центрального аппарата и положение о нем. См.: Собрание решений Президента и Кабинета Министров Тадж.ССР. 1991. №4. Ст.172.

3 Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1991. №10. Ст.164.

концернов, ассоциации и других самоуправляющихся организации по реализации выработанной в республике экономической политики, а также осуществление регулирования цен и управления механизмом ценообразования в пределах своей компетенции. Видимо, учитывая просчеты прошлых организационных преобразований, настоящий Указ прямо предоставлял право государственному комитету по экономике в пределах функции, возложенных на него, «принимать решения, обязательные для исполнения министерствами, ведомствами, исполнительными комитетами местных Советов, предприятиями, объединениями и другими субъектами

экономических отношений»1.

В июне 1991 г. последовали очередные конституционные поправки, существенно изменившие систему государственного управления в республике. Новеллы сводились к следующему: во-первых, в составе Кабинета Министров вместо должности Вице-президента вводилась должность Премьер-министра; во-вторых, устанавливалось, что Премьер- министр утверждается и освобождается от должности Верховным Советом по представлению Президента республики; в-третьих, от обязанностей Президента исключались функции Председателя Кабинета Министров; в- четвертых, Кабинет Министров признан ответственным как перед Президентом, так и перед Верховным Советом; в-пятых, Кабинет Министров впредь представлял программу предстоящей деятельности «на срок своих полномочий» на рассмотрение Верховного Совета и не реже одного раза в год отчитывался о своей работе перед законодательным органом. Кроме того, в Основном Законе нашли закрепление самостоятельные полномочия

Кабинета Министров республики2.

1 Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1991. №10. Ст.164.

2 Так, конституционные нормы закрепляли за ним осуществление республиканских экономических программ, решение комплексных проблем развития народного хозяйства, создание республиканских фондов

развития, ликвидацию последствий стихийных бедствий и катастроф; управление объектами

государственной собственности, осуществление мер по укреплению денежной и кредитной политики; проведение мероприятий в области охраны природы, экологической безопасности и природопользования; осуществление программ продовольствия, охраны здоровья, социального обеспечения, занятости населения, заботы о материнстве и детстве, культуры и образования, фундаментальных и научных исследований и стимулирования научно-технического прогресса; осуществление внешнеполитической и

Изложенные конституционные положения свидетельствуют о расширении прерогатив Кабинета Министров и обретении им самостоятельного места в системе высших органов государственной власти.. Хотя новая редакция ст.125 Конституции республики гласила, что Кабинет Министров является исполнительно-распорядительным органом и подчиняется Президенту, по существу, инициированные поправки сузили организационные полномочия Президента в государственном управлении. Теперь лишь с согласия законодательного органа Президент мог образовывать либо упразднять министерства и государственные комитеты, формировать состав Кабинета Министров, в таком же порядке вносить в него изменения. При этом Верховный Совет был вправе отклонить кандидатуры, предложенные Президентом в состав Кабинета Министров. Как известно, в соответствии с законом Союза ССР от 26 декабря 1990 г. аналогичные

новшества закреплялись на уровне союзного правительства1.

Таким образом, к началу дезинтеграционных процессов, захлестнувший Союз ССР после упомянутых «августовских событий», организационное строительство в Таджикской ССР прошло крайне противоречивую полосу от отрицания до постепенного осознания места и значимости управленческих организационных структур при переходе к рыночной экономике и формировании еѐ составляющих.

Большое позитивное значение имело учреждение поста Президента республики, так как был сделан важный шаг в направлении введения принципа разделения власти. В отличие от отдельных союзных республик, в Таджикистане этот пост не страдал «бицефальностью»2. Наоборот, с первых дней функционирования он зарождался как институт, неразрывно связанный

внешнеэкономической деятельности; участие в осуществлении мер по обеспечению безопасности и обороноспособности страны; осуществление мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью. См.: Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1991. №12. Ст.188.

1 См.: Ведомости СНДВС СССР. 1990. №52. Ст.1047.

2 Об этом см. напр.: Майлыбаев Б.А.Становление и эволюция института Президента Республики Казахстан: проблемы, тенденции, перспективы. Алматы, 2001. С.17-18; Волошенко И.Л. Институт президента в Российской Федерации (сравнительно-правовое исследование): Дис… канд.юрид.наук. Томск, 1999. С.64.

с правительством и исполнительной властью в целом, что создавало благоприятные организационно-правовые предпосылки для непосредственного и эффективного решения вопросов управления страной. Тем не менее, следует разделить справедливость высказанного в юридической литературе замечания, что институт президентства, по сути, был чужд советской системе и искусственно интегрирован в ее конструкцию, основанной на полновластии Советов1.

Неоднозначную оценку вызывают июньские (1991 г) конституционные

поправки. Предпринятые преобразования удалили Кабинет Министров от прямого влияния Президента, он оказался в орбите прямого воздействия законодательного органа. Наметившаяся с внесением конституционных поправок от 1 декабря 1990 г. тенденция по формированию управленческой вертикали во главе с институтом президента оказалась заметно скорректированной. Неуместное подражание союзной конструкции организации исполнительной власти на весьма чувствительном этапе развития республики, где требовались единые импульсы и централизованное руководство новыми общественными процессами, рассматривается нами как серьезное заблуждение. При такой смешанной форме правления трудно было ожидать желаемых результатов. Ибо государственное управление на высшем его уровне потеряло синхронность, и создавалась организационная почва возможной конфронтации ветвей власти, что отрицательно сказалось в дальнейшем государственном строительстве Таджикистана.

Несмотря на существенную правовую новеллу, в государственном строительстве сохраняла силу конституционная норма, согласно которой законодательный орган мог принять к своему рассмотрению любой вопрос, отнесенный к ведению республики. Впоследствии именно эта норма создала юридическую основу конфликта между Верховным Советом и Президентом, приведшим к вынужденной отставке последнего2 и положившим начало

1 См.: Сапаргалиев Г.С. Конституционное право Республики Казахстан. Алматы, 2007. С.302.

2 Ведомости Верховного Совета Тадж. ССР. 1991. №18. Ст.227.

затянувшемуся кризису власти в Таджикистане, что нарушило общественно- политическую стабильность, устойчивость действующих государственных органов в центре и на местах. В результате всенародные выборы Президента прошли в условиях острого внутриполитического кризиса, инициированного непрофессиональным вмешательством законодательной власти в сферу прерогатив исполнительной власти, что наложил отпечаток на дальнейшее функционирование и содержание деятельности этого государственного института1.

Организационные преобразования рассматриваемого периода и их

нормативно-правовое обеспечение проявляют все признаки

«административного романтизма». С управленческой точки зрения переориентация централизованной экономики на рыночные начала требовала выработки специальной системы руководства организационными преобразованиями, создания целевой системы формирования и реализации дифференцированной политики как в общегосударственном, так и отраслевом и региональном уровнях. Эта актуальнейшая задача системы государственного управления народным хозяйством не была практически решена, что привело к потере контроля в ключевых отраслях промышленности, управляемости социально-экономических процессов, резкому падению объѐмов производства, разрыву межрегиональных связей.

<< | >>
Источник: Раззоков Баходур Хаѐтович. ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ОРГАНИЗАЦИИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва -2014. 2014

Еще по теме 2.1. Развитие организационно-правовых форм управления в преддверии государственной независимости Таджикистана:

  1. 10.1. Организационно-правовые формы и структура коммерческих банков
  2. 4.Внешняя среда и организационно-правовые формы предпринимательства
  3. 1. 1. Финансовый механизм и особенности его формирования в различных организационно-правовых формах
  4. 2.1. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ И ОРГАНЫ УПРАВЛЕНИЯ БАНКАМ
  5. ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ОСОБЕННОСТИ ФИНАНСОВ ПРЕДПРИЯТИЙ РАЗЛИЧНЫХ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫХ ФОРМ
  6. Глава 4. Развитие институтов преступления и наказания в условиях государственной независимости Таджикистана
  7. § 2 Организационно-правовая форма, правоспособность и вопросы управления специальным юридическим лицом
  8. §2. Предприятие кик имущественный комплекс в соотношении с организационно-правовой формой в России.
  9. ОГЛАВЛЕНИЕ
  10. ГЛАВА 2. РАЗВИТИЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫХ ФОРМ УПРАВЛЕНИЯ В ТАДЖИКИСТАНЕ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ
  11. Развитие организационно-правовых форм управления в преддверии государственной независимости Таджикистана
  12. Развитие организационно-правовых форм управления в начале обретения государственной независимости
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -