<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Осуществленное в диссертации исследование законодательных и теоретических аспектов проблемы ошибки в уголовном праве государств романо-германской семьи позволяет сформулировать комплекс выводов.

1. Ошибка (в том числе субъективная ошибка в уголовном праве) всегда связана с восприятием и познанием окружающей действительности. Названные процессы, в свою очередь, представляют собой, прежде всего, отражение объективной действительности в психике лица. Заблуждения могут возникать на любом уровне познания - как на сенситивном (чувственном), так и рациональном. Эти формы постижения действительности, по сути, образуют две стороны единого процесса. Соответственно, дефекты познания могут носить смешанную природу.

Таким образом, заблуждения в восприятии окружающего мира имеют гносеологические предпосылки, то есть непосредственно связаны с процессом познания (более того, просто невозможны вне его рамок). Коль скоро познание представляет собой процесс отражения объективной действительности в психике лица, соответственно, ошибка, заблуждение свидетельствуют о неправильном, искаженном отражении. При их наличии субъективный образ чего-либо, сформировавшийся в сознании человека, не соответствует объективной реальности, сущему.

2. В философии, в том числе философии права, сформировались четыре основных направления в определении содержания и соотношения категорий «ошибка» и «заблуждение»: а) отождествление, по сути, ошибки и заблуждения; б) наделение этих категорий самостоятельным содержанием с установлением, тем не менее, их логической взаимосвязи; в) рассмотрение ошибки как разновидности заблуждения наряду с иллюзиями и утопиями; г) признание ошибки результатом заблуждения. В результате их анализа признано справедливым мнение, что заблуждение есть несоответствие познания истине, способствующее наступлению ошибки.

Заблуждение как результат познания в виде искаженного отражения объективной действительности в психике лица лежит в основе ошибок, допускаемых в той или иной сфере жизнедеятельности человека, - от бытовой до интеллектуальной.

В итоге заблуждение в восприятии объективной реальности определено как субъективная интерпретация человеком действительности, не соответствующая объективным проявлениям последней вследствие дефектов чувственного или рационального познания. Ошибка определена как модель поведения лица, основанного на его заблуждении и, как правило, приводящего к негативным для самого деятеля и (либо) для общества последствиям, нередко влекущего для первого социальную ответственность.

3. Опираясь на положение о двух формах познания (сенситивной и рациональной), автором представлена система возможных заблуждений, предопределяющих ошибки. Во-первых, их можно разделить на две группы, исходя из формы постижения действительности: 1) заблуждения как результат пороков чувственного познания; 2) заблуждения, формирующиеся вследствие дефектов рационального познания.

Заблуждения первой группы, в свою очередь, могут касаться ощущений, восприятий и представлений, а также носить комбинированный характер (например, дефект в ощущении влечет искажение восприятия и представления о чем-либо).

Заблуждения второй группы могут иметь смешанную природу при условии их возникновения из дефектов сенситивного познания, а могут формироваться уже непосредственно на уровне рационального познания. При этом возникают следующие цепочки: а) основанное на адекватных результатах чувственного познания неверное понятие об объекте (предмете) постижения с неизбежностью влечет не соответствующие действительности суждение и умозаключение; б) адекватное понятие (или их совокупность) об объекте (предмете) познания в процессе осмысления может деформироваться в не соответствующие действительности суждение и умозаключение; в) опираю- щееся на адекватные понятия и соответствующее действительности суждение (или их совокупность) в ходе мыслительного процесса трансформируется (трансформируются) в ложное умозаключение.

4. Ошибка человека, допускаемая им в процессе общественно значимой активности, влекущая негативные последствия для окружающих, неизбежно порождает вопрос о социальной ответственности такого лица.

Содержание и пределы последней зависят от конкретной сферы допущения ошибки, от восприятия ее социумом, от социального статуса и социальной роли лица, впавшего в заблуждение, и ряда иных обстоятельств. На решение вопроса об ответственности будет влиять и природа допущенной ошибки. Она может быть извинительной, в том числе возникшей в результате добросовестного заблуждения. Извинительная ошибка встречается в ситуации отсутствия объективной возможности адекватного отражения действительности. При извинительной ошибке социальная ответственность исключается.

Ошибки могут носить нейтральный, с позиций общества, характер. Они не являются извинительными, совершаются человеком в социально значимой сфере, но не влекут вредных последствий или создают лишь угрозу их наступления. Ответственность в подобных случаях, как правило, исключается, но в отдельных ситуациях наступает (например, при указании об этом в законе).

Третья разновидность - ошибки порицаемые. Лицо, их допустившее, несет социальную ответственность в тех или иных ее формах и пределах. Конкретное решение данного вопроса зависит от сферы допущения ошибки, от тяжести причиненного в результате вреда, от субъективного отношения заблуждающегося лица к произошедшему событию и ряда иных обстоятельств.

5. Заблуждения как результаты дефектов чувственного или рационального познания объективной действительности могут возникать в самых разных сферах активности человека. Не является исключением и правовая действительность. Касающиеся ее заблуждения имеют неоднородную гносеоло- гическую природу, возникают в рамках различных ее проявлений, имеют многообразные последствия.

Рассмотрев подходы представителей общей теории права к определению круга элементов системы правовой реальности, автор пришел к выводу, что в ракурсе осуществляемого исследования значимым представляется практически единодушное мнение философов и юристов о включении в понятие правовой действительности, во-первых, таких видов правовой деятельности, как правотворческая, правоприменительная и правоохранительная; во - вторых, правоотношений; в-третьих, правосознания и правовой культуры.

В общетеоретическом аспекте ошибка в праве (объединяющая юридические и фактические ошибки, вместе с тем обладающие несомненной спецификой и самостоятельностью) представляет собой категорию, институт, имеющий непосредственное отношение к правовой действительности (правовой реальности), тесно связанный с определенными его компонентами (правотворческой, правоприменительной, правоохранительной деятельностью; правовыми отношениями; правосознанием и правовой культурой) или проявляющийся в их рамках.

6. Осуществленный в работе анализ свидетельствует, что становление и активное развитие теории ошибки в уголовно-правовой доктрине стран романо-германской правовой семьи, как цельной совокупности научных взглядов происходило во второй половине XVIII - нач. XX вв. Оно осуществлялось на фоне масштабного обновления в XIX вв. уголовного законодательства государств Западной Европы и России, которое во многих странах стало включать (в Уголовные уложения и кодексы) положения, касающиеся ошибки.

6.1. В целом, понимание ошибки как уголовно-правовой категории характеризовалось единообразием. Большинством авторов она связывалась с институтом вины, что ярко проявилось в российской уголовно-правовой доктрине. Вместе с тем ряд исследователей относил ошибку к числу обстоятельств, исключающих преступность и (или) наказуемость деяний.

6.2. Как правило, авторами выделялись две разновидности ошибок - юридическая и фактическая. Относительно первой основные дискуссии велись по вопросу влияния презумпции знания закона на решение вопроса ответственности лиц, совершивших преступление и оправдывавших себя незнанием правовых установлений. В этой части сформировалось три позиции: а) «радикальная», предполагавшая жесткое следование принципу «ignorantia legis (juris) neminem excusat», не допускавшая никаких из него исключений и, следовательно, отрицавшая какое-либо значение юридической ошибки при решении вопроса об ответственности лица, совершившего преступление; б) «либеральная», представители которой отказывались признавать указанный принцип безусловным, допуская исключения из него (при определенных обстоятельствах лицо не должно нести уголовную ответственность либо содеянное им должно признаваться не умышленным, а неосторожным преступлением); в) примыкающая к «радикальной» в том смысле, что ее апологеты отрицали значение ошибки в праве (юридической ошибки) как самостоятельной категории, но по несколько иным основаниям - осведомлено ли лицо о наличии того или иного закона, неважно, ибо решающую роль играет осознание предосудительности деяния, а также состояние личности, его совершающей; однако законодатель может сознательно допускать в виде исключения вменение умышленного деяния в вину и при неосознании учинителем предосудительности учиняемого.

6.3. Существовала полифония мнений и по целому ряду аспектов теории фактической ошибки. Во-первых, по вопросу о видах таковой. Некоторые исследователи ограничивались выделением ошибки в объекте (предмете) и в средствах совершения преступления (при этом последнюю связывали с «движением» преступления - с покушением на него). Во-вторых, относительно юридического значения фактической ошибки (от полного исключения уголовной ответственности при ее наличии до признания преступления неоконченным или совершенным по неосторожности, либо констатации совокупности посягательств - умышленного и неосторожного). В-третьих, о соотношении фактической ошибки и abberatio ictus, а также о квалификации содеянного в ситуации отклонения действия (единое умышленное преступление либо покушение + casus или culpa).

7. Ошибка в уголовном праве как юридический феномен непосредственно связана с такими компонентами правовой действительности (правовой реальности), как охранительное уголовно-правовое отношение, правосознание и правовая культура. Наиболее тесная взаимосвязь видится в соотношении ошибки (главным образом фактической) и охранительного уголовно- правового отношения: она вплетается в канву преступного деяния, содержащего признаки состава преступления и лежащего в основе возникновения этих отношений. Происходит включение ошибки в структуру юридического факта, порождающего возникновение охранительного уголовно-правового отношения, коим является деяние, содержащее все признаки состава преступления.

8. Анализ понятий ошибки, представленных в уголовно-правовой доктрине, учет выводов философского и исторического наследия проблемы позволил соискателю сформулировать дефиницию названного явления. Ошибку в уголовном праве предлагается определять как основанную на заблуждении относительно юридических или фактических свойств совершаемого деяния реализацию преступного намерения (подлинного или мнимого), не соответствующую в полном объеме представлению лица о природе, содержании и последствиях содеянного.

9. Изучение вопроса регламентации ошибки в зарубежном уголовном законодательстве привело к ряду заключений.

9.1. В большинстве проанализированных уголовных кодексов содержатся положения, касающиеся ошибки. В этом проявляется историческая преемственность в формировании уголовного законодательства европейских стран. Такой подход выгодно отличает зарубежное уголовное законодательство, регламентирующее ошибку, от российского уголовного права. Представляется, что он должен быть реализован и в УК РФ. Конечно же, соответствующие нормы российского уголовного закона не должны представлять собой «слепок» с положений зарубежных УК, тем более что этому препятствуют некоторые принципиальные различия в регламентации и понимании основополагающих правовых догматов.

9.2. Вместе с тем в законодательном закреплении соответствующих положений в конкретных государствах усматриваются отличия, проявляется определенная специфика, хотя, несомненно, наличествует немало сходных положений, что объясняется принадлежностью к одной правовой семье.

9.3. Что касается юридической ошибки, то только УК Турции и Японии жестко придерживаются принципа «ignorantia juris nocet». Вместе с тем УК Японии все-таки допускает смягчение наказания при ее наличии.

Обращают на себя внимание положения уголовных кодексов, определяющих такое последствие юридической ошибки, как изменение формы виновности. Это объясняется требованием установления в рамках вины осознания лицом противоправности совершаемого им деяния. Если будет установлено, что лицо не осознавало противоправности совершаемого им деяния, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, оно несет ответственность за неосторожное причинение, хотя, с точки зрения психологического содержания вины, при юридической ошибке форма вины не меняется.

При этом относительно названного вида ошибки, как правило, устанавливаются три вида правовых последствий: при ее непреодолимости - исключение ответственности, при преодолимом заблуждении - изменение формы виновности или смягчение наказания.

9.4. В положениях относительно обеих разновидностей ошибок обращает на себя внимание оценочность в решении вопроса об их преодолимости и допущение достаточно широкого судейского усмотрения.

10. Компаративистский анализ уголовного законодательства зарубежных государств романо-германской правовой семьи позволяет выявить целый ряд моделей легальной регламентации института ошибки, компонентами которых является реализованный в законе подход: 1) к определению местоположения соответствующих норм; 2) к выделению видов ошибки; 3) к установлению правовых последствий ошибки.

10.1. Образующие институт ошибки нормы представлены законодателями в различных разделах уголовных кодексов: определяющих принципы наказуемости (УК Германии); посвященных преступлению (УК Испании); формирующих общие положения - принципы уголовного права, понятие преступления, вины и ее форм, обстоятельств, исключающих вину: необходимую оборону, крайнюю необходимость; соучастие, покушение на преступление и др. (УК Австрии и Болгарии); касающихся вины (УК Республики Сан-Марино, Туркменистана, Швейцарии); регламентирующих обстоятельства, исключающие и смягчающие вину (УК Г рузии), исключающие ответственность либо освобождающие от нее, регулирующие смягчение наказания и освобождение от него (УК Японии, Франции, Польши, Турции и Швеции). Особый статус положения об ошибке имеют в Голландии, где они отнесены к некодифицированным видам извинения и оправдания. Но независимо от места расположения норм об ошибке усматривается связь соответствующих положений с виной, с осознанием лицом определенных фактов и обстоятельств.

10.2. Подход к регламентации видов ошибки неоднозначен: в одних УК законодатель предусматривает только фактическую ошибку (УК Болгарии); в других - только юридическую (УК Грузии, Франции и Швеции); в большинстве УК - оба ее вида (УК Австрии, Германии, Голландии, Испании, Польши, Республики Сан-Марино, Туркмении, Турции, Швейцарии, Японии).

10.3. Уголовные кодексы, содержащие нормы о юридической и (или) фактической ошибке, предусматривают следующие правовые последствия их установления в зависимости от конкретной ситуации: а) изменение формы виновности (деяние признаётся совершенным при наличии неосторожной вины); б) применение более мягкого закона (в ракурсе квалификации содеянного); в) освобождение от уголовной ответственности; г) смягчение наказания; д) освобождение от наказания.

11. Наиболее оптимальной, с точки зрения перспектив совершенствования УК РФ за счет регламентации в нем института ошибки, представляется модель, основанная на достижениях отечественного нормотворчества и уголовно-правовой доктрины, в рамках которой в то же время будет учтен опыт ее формирования в романо-германском уголовном праве. Это должна быть не рецепция конкретной модели, а использование обобщенного ее образа, вобравшего в себя реализацию различных подходов и к определению местоположения норм об ошибке в системе уголовного закона, и к выделению ее видов, и к установлению последствий.

12. Анализ теоретических подходов к ошибке, ее видам и значению в уголовном праве зарубежных государств привел автора к следующим выводам:

12.1. В европейской уголовно-правовой науке процесс исследования вопросов субъективной ошибки начал активно осуществляться в конце XVIII - начале XIX вв. За столь длительный период теория ошибки получила, несомненно, глубокую разработку. Изученные доктринальные положения, проанализированные на основе обобщения работ немецких юристов, свидетельствуют, что ошибка в зарубежном уголовном праве всегда связывалась с виной. Это касается обоих ее видов, которые традиционно выделялись и зарубежными исследователями, — юридической и фактической ошибки.

12.2. При анализе последствий юридической ошибки, состоящей в незнании лицом соответствующего уголовно-правового запрета, исследователи дискутировали относительно возможности изменения формы вины при ее наличии. В немецкой уголовно-правовой доктрине применительно к названной проблеме были сформулированы две противоположные позиции — «теория намерения» (или «теория умысла») и «теория вины».

Представители первой видели характер преступления в сознательном «восстании» против нормы и признавали вину субъекта только в том случае, если он действовал с осознанием незаконности, что признавалось ими обязательным условием ответственности за содеянное. По мнению представителей «теории вины», значение правонарушения (то есть сознательного нарушения закона, осведомленности о запрете) для вины переоценено. Несомненно, тот, кто сознательно нарушает закон, навлекает на себя большую вину, чем тот, кто нарушает закон по незнанию; но последнее не исключает вины. В то же время сторонники «теории вины» не исключают возможность уменьшения наказания. Однако, они отмечают, что смягчение ответственности при незнании закона не обязательно.

Вообще взгляд на ошибку в праве как на основание для исключения или смягчения наказания, получивший отражение в уголовном законе Г ер- мании и ряда других государств, в теории немецкого права является достаточно спорным. При этом в науке преобладает мнение, что ошибка в праве только тогда может приниматься во внимание и являться смягчающим обстоятельством, когда она неизбежна.

12.3. В уголовно-правовой теории Германии выделяется три разновидности фактической ошибки - в объекте (предмете), в деянии, в причинности. Отсутствие знания о соответствующем фактическом обстоятельстве исключает умысел. Ошибочное восприятие обстоятельства как признака деяния, преследуемого по более мягкому закону, влечет наказание за умышленное совершение деяния по более мягкому закону. К данной разновидности в теории немецкого уголовного права относят и отклонение действия, которое в российской доктрине большинством авторов, как известно, не признается разновидностью фактической ошибки. При оценке такой ситуации мнения расходятся. Одни авторы усматривают здесь оконченное убийство жертвы, которую и намеревался лишить жизни виновный. Другие видят совокупность преступлений: покушение на убийство лица, которое намеревался лишить жизни виновный, и неосторожное убийство реальной жертвы.

12.4. Что касается доктринальных разработок теории ошибки в уголовном праве Беларуси, Казахстана и Украины, то особой специфики при их анализе не выявлено, что объясняется длительным сосуществованием этих республик и России в рамках единого государства и в общем правовом пространстве. Тесно переплетались и научные разработки, в том числе в сфере юриспруденции, что обусловливает единство или, по крайней мере, существенную схожесть взглядов на многие уголовно-правовые институты.

Подходы к понятию, видам ошибки, уголовно-правовой оценке содеянного при ее наличии, в принципе, аналогичны представлениям российских авторов. Это относится и к дискуссионным аспектам проблемы.

Вместе с тем в уголовно-правовой теории названных государств, несомненно, встречаются и специфические позиции по некоторым вопросам, связанным с анализом ошибки, ряд которых рассмотрен в диссертации.

13. Отсутствие в российском уголовном законе положений, касающихся ошибки, ставит вопрос о том, можно ли признавать ошибку уголовноправовым институтом. Рассмотрев общетеоретические подходы к пониманию правового института, доктринальные изыскания относительно определения уголовно-правового института, соискатель считает, что действующий УК РФ, хотя и не содержит целостного института ошибки, тем не менее, формирует некоторые его «зачатки», без чего невозможно было бы давать уголовно-правовую оценку соответствующим ситуациям.

Это, в частности, установления относительно принципа законности (ст. 3 УК РФ); положения, касающиеся принципа вины (ст. 5 УК РФ); норма, определяющая основание уголовной ответственности (ст. 8 УК РФ); нормативная дефиниция преступления (ч. 1 ст. 14 УК РФ); установления относительно понятия и содержания умысла (ст. 25 УК РФ); норма, регламентирующая одну из разновидностей невиновного причинения вреда (казус), - ч. 1 ст. 28 УК РФ; положения, касающиеся неоконченного преступления (в частности, покушения), - ст. 29; ч. 3 ст. 30 УК РФ; нормы, регулирующие обстоятельства, исключающие преступность деяния (ст. 37-42 УК РФ).

Однако, отсутствие в УК РФ положений, непосредственно регламентирующих ошибку, можно рассматривать как его пробел, требующий восполнения.

14. На основе анализа представленных в уголовно-правовой теории классификаций ошибки сделан вывод об оптимальности и наибольшей практической значимости традиционного ее подразделения на юридическую и фактическую с вычленением в рамках той и другой определенных подвидов.

15. Тенденция отнесения презумпции знания закона фактически к правовым аксиомам, носящим категоричный характер, представляется не вполне обоснованной. Это именно презумпция, то есть предположение, которое может быть и опровергнуто. Приведя обстоятельства, препятствующие восприятию презумпции знания закона как некоего абсолюта, автор выражает согласие с мнением специалистов, придающих презумпции знания закона опровержимый характер. Следовательно, в исключительных случаях, когда лицо не знало о преступном характере совершенного им деяния и явно не имело возможности обладать такими знаниями, а общественная опасность соответствующего посягательства не была очевидной, необходимо признавать, что подобное заблуждение исключает уголовную ответственность. При таких обстоятельствах отсутствие осведомленности о запрещенности деяния уголовным законом, имеющее характер извинительного заблуждения, гармонично сочетается с отсутствием осознания общественной опасности содеянного, то есть вины.

16. Выведение осознания запрещенности совершаемого деяния уголовным законом за рамки содержания вины и соотнесение его с принципом «ignorantia legis non excusat» требует при законодательной регламентации положений о юридической и фактической ошибке их нормативного «разведения» по разным главам УК РФ. В связи с этим предлагается сформулировать соответствующие положения в ст. 141 УК РФ, дополнив ею Кодекс. Именно в ст. 14 УК РФ преступление определено как запрещенное уголовным законом (то есть уголовно противоправное) деяние, а юридическая ошибка, в свою очередь, обусловлена заблуждением лица относительно этого обстоятельства. В тексте работы предложен проект редакции ст. 141 УК РФ («Юридическая ошибка»).

17. В результате рассмотрения представленных в уголовно-правовой доктрине подходов к классификации фактической ошибки предложено авторское видение их системы: а) ошибка, основанная на заблуждении относительно обстоятельств, обусловливающих или предопределяющих общественную опасность совершаемого деяния; б) ошибка, основанная на заблуждении относительно объективных обстоятельств, являющихся элементами основного состава преступления; в) ошибка, основанная на заблуждении относительно смягчающих или отягчающих обстоятельств (привилегирующих или квалифицирующих признаков).

К первой группе предложено относить, во-первых, те фактические ошибки, которые служат реализации положения «ignoratio facti non nocet», то есть исключают вину лица, совершившего соответствующее деяние; во- вторых, ошибки, совершаемые лицом в области деятельности, воспринимаемой им в качестве правомерной и объективно являющейся таковой, но окрашиваемой заблуждением уже в другой тон, придающий ей криминальный оттенок.

Ситуации ошибки второй и третьей группы возникают исключительно в рамках осуществления преступной деятельности, что осознается лицом, совершающим соответствующее посягательство.

18. Соискателем сделан вывод о том, что поскольку заблуждение может коснуться любого объективного признака совершаемого посягательства, главное разработать алгоритм квалификации содеянного в ситуации порожденной им фактической ошибки, а не перечислить все ее конкретные разновидности, что уже достаточно основательно проделано в теории уголовного права. Представить его целесообразно в виде соответствующей уголовноправовой нормы, которой следует дополнить УК РФ. В работе соответственно этому заключению предложен проект редакции ст. 281 УК РФ («Фактическая ошибка»).

Применительно к ситуации ошибки, описанной в ч. 5 ст. 281 УК РФ, разработана редакция ст. 661 «Назначение наказания в ситуации фактической ошибки», которой предлагается дополнить Кодекс.

<< | >>
Источник: Прохоров Александр Юрьевич. ИНСТИТУТ ОШИБКИ В РОМАНО-ГЕРМАНСКОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ: КОМПАРАТИВИСТСКИЙ И ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЙ АСПЕКТЫ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар, 2014. 2014

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Статья 7. Заключение договора потребительского кредита (займа)
  2. Заключение эксперта как доказательство.
  3. Заключение эксперта в гражданском судопроизводстве.
  4. 48.Заключение эксперта.
  5. 35. Заключения экспертов. Процессуальные права и обязанностиэкспертов. Дополнительная и повторная экспертизы. Комиссионная и комплексная экспертизы.
  6. Структура заключения эксперта.
  7. 3. Структура заключения эксперта. Ход и результаты проведенного исследования оформляются в виде заключения эксперта.
  8. § 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК СУДЕБНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО И ЕГО ОЦЕНКА
  9. § 1. Соотношение заключения и показаний эксперта в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  10. Препятствия к заключению брака
  11. § 4.2. Значение института консультативных заключений Международного суда ООН для обеспечения выполнения международных договорных обязательств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -