<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Преступления против мира и безопасности человечества занимают особое место в системе преступлений, предусмотренных как международным, так и национальным уголовным правом.

Не случайно одно из них - геноцид - считается «преступлением преступлений».

Массовые убийства людей по национальному, религиозному или расовому признаку были распространенным явлением в истории человечества. Однако только в ХХ веке человечество решило противостоять уничтожению людей по указанным признакам. Учеными было сформулировано понятие преступления, суть которого составляют действия, преследующие цель уничтожения групп населения по национальному, расовому или религиозному признаку. Наибольший вклад в разработку понятия данного преступления внес польский ученый еврейского происхождения, будущий американский прокурор на Нюрнбергском процессе Рафаэль Лемкин. Именно он в 1944 г. дал название этому преступлению

- геноцид, соединив греческое слово «genos» (раса, племя) и латинское слово «cide» (убийство). Однако даже через два года, в 1946 г., в документах Нюрнбергского трибунала этого термина не было (хотя преступление, которому дали название геноцид, безусловно, имело место), поскольку не было самого легального определения преступления геноцида.

В конце 1946 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, указав, что «геноцид означает отказ в признании права на существование целых человеческих групп подобно тому, как человекоубийство означает отказ в признании права на жизнь отдельных человеческих существ». Через два года, 9 декабря 1948 г., Генеральная Ассамблея ООН резолюцией 260 (III) приняла Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (далее

- Конвенция 1948 г.), в которой геноцид был определен как преступление, нарушающее нормы международного права и противоречащее духу и целям Организации Объединенных Наций.

Конвенция вступила в силу в 1951 г. и, поскольку обладает статусом международного обычного права, является обязательной для всех государств.

Однако ни принятие Конвенции, ни ее вступление в силу, к сожалению, не смогли в последующем предотвратить совершение преступлений, направленных против национальных, расовых и религиозных групп. И только в 1990-е годы государства, прежде всего, наиболее влиятельные, смогли объединить свои усилия по противодействию преступлению геноцида. Итогам их совместной работы стало создание законодательства, в соответствии с которым были учреждены Международный уголовный суд ООН (далее - МУС) и международные специальные трибуналы по расследованию и рассмотрению данного преступления, а также наказанию виновных в его совершении. Особенно интересной, с точки зрения исследования и обобщения, представляется практика применения уголовно-правовых норм о геноциде в деятельности специальных уголовных трибуналов - Международного трибунала по бывшей Югославии (далее - МТБЮ), Международного трибунала по Руанде (далее - МТР) и Чрезвычайных палат в судах Камбоджи (далее - ЧПСК).

Преступление геноцида в последние годы стало предметом рассмотрения не только в международных специальных трибуналах, но также в национальных судах. К государствам, в национальных судах которых рассматривались дела о данном преступлении, относится Республика Ирак[1].

10 декабря 2003 г., для рассмотрения дел о преступлениях против человечности, совершенных режимом партии Арабского социалистического возрождения (БААС) Саддама Хусейна, был учрежден Иракский уголовный суд по преступлениям против человечности или Иракский Специальный Трибунал (ИСТ). В 2005 г. Иракский Специальный Трибунал был переименован в Высший

Иракский Уголовный Трибунал (ВИУТ), деятельность которого осуществляется на основании норм международного и национального права:

Конвенции о геноциде 1948 г.;

Статута о Высшем Иракском Уголовном Трибунале (Закон №10 от 2005 г.);

Уголовного кодекса Ирака (Закон № 111 от 1969 г.);

Уголовно-процессуального кодекса Ирака (Закон № 23 от 1971 г.).

Принятая в 2005 г. всенародным голосованием Конституция Ирака (ст. 134) гарантирует, что ВИУТ будет осуществлять свою деятельность до завершения своей миссии и может быть распущен только на основании решения Парламента Ирака. Данное законодательство, как и решения ВИУТ о его применении, представляют значительный теоретический и практический интерес, однако они еще не были предметом монографического исследования в российской уголовноправовой науке.

В целом, в российской уголовно-правовой науке нормы Конвенции 1948 г. становились предметом исследований неоднократно. Однако до сих пор остаются дискуссионными вопросы о соотношении этих норм и норм национального уголовного законодательства, об особенностях ответственности за геноцид в уголовном праве отдельных государств, о возможности совершенствования ответственности за геноцид в нормах национального уголовного законодательства и т. д.

Изложенное свидетельствует о необходимости проведения комплексного анализа как самого уголовного законодательства (международного и национального) о преступлении геноцида, так и практики международных специальных трибуналов и Высшего Иракского Уголовного Трибунала по его применению. При этом иракским ученым важно использовать научный опыт российских коллег в области исследования проблем ответственности за преступление геноцида.

Степень научной разработанности проблемы. Диссертационных работ, специально посвященных исследованию теоретических и практических аспектов уголовной ответственности за преступление геноцида, в современной российской науке не много. В частности, защищены диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук «Уголовная ответственность за геноцид» (В. М. Вартанян, 2000 г.) и «Уголовно-правовая характеристика геноцида» (Панкратова Е. Д., 2010 г.). Обе работы преимущественно освещают состав геноцида, предусмотренный ст. 357 Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ), вопросы отграничения геноцида от других преступлений и перспективы изменения редакции ст.

357 УК РФ. Общим их недостатком является то обстоятельство, что ни одно из этих исследований не базируется на материалах конкретных уголовных дел о геноциде.

Вопросы ответственности за преступление геноцида в разной степени освещались в трудах таких советских и российских ученых, как Аванесян В. В., Андрюхин М. Н., Богуш Г. И., Иногамова-Хегай Л. В., Карпец И. И., Кибальник А. Г., Кочои С. М., Лукашук И. И., Наумов А. В., Панов В. П., Ромашкин П. С., Соломоненко И. Г., Трайнин А. Н., Трикоз Е. Н. и др.

Достаточно много диссертационных исследований по вопросам ответственности за преступление геноцида проводится в зарубежных университетах и научных центрах. Наиболее известными учеными, внесшими значительный вклад в разработку данной проблемы, являются Анри Доннедье де Вабр (Henri Donnedieu de Vabres), Ария Нейер ^ryeh Neier), Бассиони Шериф (Bassiouni M. Cherif), Бен Кернан (Ben Kiernan), Веспасиан Пелла (Vespasian V. Pella), Ив Тернон (Yves Ternon), Израел Черни (Israel W. Charny), Майкл Келли (Michael J. Kelly), Раул Хилберг (Raul Hilberg), Рафаэль Лемкин (Raphael Lemkin), Роберт Джеллетли (Robert Gellately), Саймон Визентал (Simon Viesenthal), Уильям Шабас (William A. Schabas), Эрвин Стоуб (Ervin Staub) и др.

В Ираке, который ратифицировал Конвенцию о геноциде в 1959 г., специальных монографических работ, посвященных проблемам ответственности за преступление геноцида, нет. Причем если в самом Ираке интерес к этим проблемам в науке возник лишь после свержения режима Саддама Хусейна, то на Западе, в связи с доказанными фактами совершения этим режимом преступлений против мира и безопасности человечества, вопросы квалификации таких преступлений и наказания за их совершение неоднократно становились объектом серьезных исследований. В частности, различные аспекты ответственности за преступление геноцида, совершенного в Ираке, исследовались такими учеными, как Блэк Джордж (Black George), Брюс Монтгомери (Bruce P. Montgomery), Дарко Войинович (Darko Vojinovic), Джефри Голдберг (Jeffrey Goldberg), Джон Вебб (John Webb), Йост Хильтерманн (Joost Hiltermann), Мартин ван Бруинессен (Martin van Bruinessen), Николас Патлер (Nicholas Patler) и др.

Следует отметить также публикации по данной проблеме иракских ученых: Арифа Курбани, Джамала Мирза Азеза, Зухейра Казима Абуда, Марифа Гулла, Мохаммеда Хусейна Ахмеда Бапира, Мухаммада Рашида Хасана, Хавала Хилана, Шахавана Шореша, Шахразада Моджаба, Фатиха Мухаммада Сулеймана и др.

В целом, следует признать, что вопросы ответственности за преступление геноцида, совершенного в отдельных государствах, до сих пор не получили должного освещения в российской уголовно-правовой науке. Примечательно, что почти ни один из российских специалистов, так или иначе занимающийся вопросами ответственности за преступления против мира и безопасности человечества, в том числе за геноцид, не приводит в качестве примера общеизвестные факты совершения таких преступлений в Ираке (при этом государственные органы самой РФ, а до этого СССР, не раз характеризовали указанные преступления в своих заявлениях именно как геноцид). Поэтому настоящая работа является первой в России попыткой изучения на монографическом уровне современного уголовного законодательства о геноциде во взаимосвязи с его применением в практике специальных трибуналов, прежде всего, Высшего Иракского Уголовного Трибунала.

Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в связи с совершением преступления геноцида.

Предметом исследования являются:

- нормы международного уголовного права;

-нормы уголовного права отдельных государств (Республики Ирак, Российской Федерации, других государств);

-зарубежные, российские и иракские научные публикации по проблемам ответственности за преступление геноцида;

-практика применения норм о преступлении геноцида в деятельности международных специальных трибуналов (МТБЮ, МТР, ЧПСК) и Высшего Иракского Уголовного Трибунала (ВИУТ).

Целями исследования являются:

- проблемы уголовной ответственности за преступление геноцида в Республике Ирак;

- научно обоснованные рекомендации о совершенствовании уголовного законодательства Республики Ирак путем установления в нем самостоятельной ответственности за преступление геноцида.

Указанные цели обусловили постановку и решение следующих задач: -исследовать международно-правовые документы о преступлении геноцида (Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании 1948 г., Римский статут Международного уголовного суда, уставы специальных международных уголовных трибуналов и др.);

-рассмотреть элементы и признаки преступления геноцида;

-изучить нормы уголовного законодательства отдельных государств о преступлении геноцида;

-показать соотношение норм о преступлении геноцида в международном и национальном уголовном праве;

-провести сравнительный анализ норм о преступлении геноцида в уголовном законодательстве различных государств;

-изучить практику применения норм о преступлении геноцида в деятельности международных специальных трибуналов и судов (по бывшей Югославии, Руанде, Камбодже), а также Европейского Суда по правам человека (далее - ЕСПЧ);

- анализировать совершенные в ходе военной кампании под кодовым названием «Аль-Анфаль» деяния против курдского этнического меньшинства

Ирака с точки зрения их соответствия признакам преступления, определяемого международным и иракским уголовным законодательством как геноцид;

- исследовать практику применения норм о преступлении геноцида в деятельности Высшего Иракского Уголовного Трибунала;

-сформулировать предложения для совершенствования уголовного законодательства Республики Ирак в части ответственности за преступление геноцида.

Методологической и методической основой исследования являются диалектический метод познания и системный подход к исследованию вопросов ответственности за преступление геноцида. При этом диалектический метод познания сочетается с использованием формально-логического (догматического), сравнительно-правового, сравнительно-исторического, статистического и

социологического методов.

Нормативной базой исследования выступают Конвенция о

предупреждении преступления геноцида и наказании 1948 г., Римский статут Международного уголовного суда, Устав Международного трибунала по бывшей Югославии, Устав Международного трибунала по Руанде, Закон об учреждении Чрезвычайных палат в судах Камбоджи, соответствующие резолюции Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН, Уголовный кодекс Российской Федерации, Конституция Республики Ирак, Уголовный кодекс Республики Ирак, Статут Высшего Иракского Уголовного Трибунала, уголовное законодательство ряда других государств об ответственности за геноцид и др.

Теоретической основой исследования служат труды российских, иракских (арабских и курдских), западноевропейских, американских и других иностранных ученых и специалистов по вопросам ответственности за преступление геноцида.

Эмпирической базой исследования являются решения Международного трибунала по бывшей Югославии, Международного трибунала по Руанде, Чрезвычайных палат в судах Камбоджи, Высшего Иракского Уголовного Трибунала, Европейского Суда по правам человека, вынесенные по вопросам ответственности и наказания за совершение преступления геноцида.

Научная новизна исследования заключается в том, что хотя в российской уголовно-правовой науке проблемы ответственности за преступление геноцида ранее уже рассматривались, однако в настоящей работе впервые на монографическом уровне проведено исследование законодательства о геноциде и практики его применения специальными международными и национальными трибуналами и судами, в том числе, Высшим Иракским Уголовным Трибуналом. Работа содержит подробный анализ международного и внутреннего уголовного законодательства отдельных государств о преступлении геноцида. Особое внимание уделено исследованию проблем уголовного законодательства Республики Ирак, а также анализу практики применения законодательства о преступлении геноцида в деятельности ВИУТ. Результаты проведенной работы позволили разработать предложения о совершенствовании уголовного законодательства Республики Ирак в части ответственности за совершение преступления геноцида.

На защиту выносятся следующие научные положения, выводы и рекомендации:

1. Конвенция 1948 г. дает исчерпывающее определение преступления

геноцида. Критику определения данного преступления в науке как неоправданно «узкого» (в особенности, из-за невключения в него «культурного геноцида» и геноцида политических групп - «политицида») следует признать

малоубедительной. Вопреки имеющимся мнениям, необходимости в расширении его понятия, предлагаемого Конвенцией 1948 г., сегодня не имеется. В целом, проблемой следует считать расширение не понятия преступления геноцида, а понятия преступлений против человечности.

2. Проблема отсутствия единообразной квалификации преступления геноцида следует из расширительного его определения в уголовном законодательстве отдельных государств. Заслуживающей поддержки представляется позиция тех государств, которые текстуально (полностью) воспроизводят определение преступления геноцида, содержащееся в Конвенции 1948 г. Такой способ имплементации имеет принципиальное значение для обеспечения соответствия национальных и международных уголовно-правовых норм о геноциде. Данное обстоятельство позволяет вносить предложение о выборе именно указанного способа для имплементации международно-правовых норм, посвященных преступлению геноцида, в уголовное законодательство Республики Ирак.

3. Уголовная ответственность за геноцид в национальном законодательстве ряда государств является дифференцированной. Такой подход представляется необходимым, в особенности, когда речь идет о разделении ответственности за геноцид, заключающийся в убийстве, и геноцид, не связанный непосредственно с убийством. Иракскому законодателю рекомендуется учитывать зарубежный законодательный опыт и установить повышенную ответственность за преступление геноцида в форме убийства члена соответствующей национальной, этнической, расовой или религиозной группы.

4. Исследованные диссертантом материалы позволяют сделать вывод о том, что в действиях ряда бывших лидеров Ирака в отношении курдского этнического меньшинства имеются все признаки (элементы) преступления геноцида, предусмотренные Конвенцией 1948 г. и Римским Статутом Международного уголовного суда. При этом главное отличие преступления геноцида, совершенного в Ираке, заключается в том, что при его совершении, впервые в истории, было использовано оружие массового поражения - запрещенное международным правом химическое оружие.

5. Для решения проблем уголовной ответственности за преступление геноцида в Ираке создано уникальное «гибридное» законодательство, включающее нормы Конвенции 1948 г. и иракского национального законодательства (Багдадский УК, УК Республики Ирак и другие законы). Недостатком данного законодательства следует считать то обстоятельство, что в нем оказались, наряду с нормами о преступлении геноциде, нормы об общеуголовных преступлениях, не представляющих собой грубое нарушение прав человека и международного гуманитарного права. Кроме того, в названном законодательстве отсутствуют нормы о некоторых преступлениях против человечества и военных преступлениях.

6. Практика применения норм «гибридного» законодательства Высшим Иракским Уголовном Трибуналом в целом заслуживает поддержки. Недостатком же следует считать то обстоятельство, что юрисдикция Трибунала не распространяется на иностранных граждан, принимавших участие в преступлении геноциде, совершенном на территории Ирака. Кроме того, несмотря на масштабы совершенного преступления, приговоры об осуждении были вынесены в отношении лишь нескольких лиц; по непонятным причинам наказание в отношении части осужденных не было приведено в исполнение; не было принято решение об объявлении преступными организаций, принимавших участие в геноциде (хотя УК Ирака предусматривает уголовную ответственность юридических лиц), и т. д.

7. В Ираке наказание в виде смертной казни было отменено в 2003 году, но, в связи с захлестнувшей страну волной террористических актов, восстановлено в 2004 году. Обосновывается правомерность введения его для лиц, виновных в совершении преступления геноцида в форме убийства, главным образом, из-за уязвимости религиозных меньшинств Ирака (христиан и езидов) перед лицом атак «джихадистов», поставивших своей целью уничтожение или изгнание немусульманского (несуннитского) населения и создание «халифата» - «Исламского государства»[2].

8. В настоящее время в Ираке действует один УК - федеральный. Власти Федерального Района Курдистан (далее - ФРК), субъекта Иракской Федерации, имеют конституционное право разработать и принять Уголовный кодекс, тем более что на территории Курдистана действует своя Конституция и собственный Закон о борьбе с терроризмом (№ 3 от 4 апреля 2006 г.), предусматривающий возможность назначения смертной казни за отдельные террористические преступления. Такой УК должен стать самостоятельным источником уголовного права в Ираке. Вместе с тем уголовная ответственность за преступление геноцида, с целью исключения проблем с ее пониманием и применением, должна быть предусмотрена только в федеральном УК Республики Ирак.

9. Республика Ирак ратифицировала Конвенцию 1948 г. еще в 1959 г., однако самостоятельная ответственность за преступление геноцида в ее законодательстве до сих пор не установлена. Современный Ирак нуждается в принятии нового Уголовного кодекса, в котором должна быть разрешена также проблема уголовной ответственности за преступление геноцида. Мы предлагаем такую редакцию статьи о геноциде:

«Преступление геноцида

1. Следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

a) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

b) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

c) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

d) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую, -

наказываются пожизненным лишением свободы.

2. Совершаемое с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую,

убийство, -

наказывается пожизненным лишением свободы или смертной казнью.

Примечание.

Наказуемы также:

заговор с целью совершения преступления геноцида;

прямое и публичное подстрекательство к совершению преступления геноцида;

покушение на совершение преступления геноцида;

соучастие в преступлении геноцида».

Теоретическая и практическая значимость диссертации заключается в том, что она представляет собой первую монографическую работу, посвященную проблемам уголовной ответственности за преступление геноцида в современном международном и национальном праве, прежде всего, Республики Ирак.

Выводы и предложения, содержащиеся в работе, могут быть использованы для совершенствования правовых основ борьбы с преступлением геноцида, в частности, в процессе работы над новым проектом Уголовного кодекса Республики Ирак в части регламентации ответственности за совершение преступления геноцида и наказания за него.

Результаты проведенного исследования вносят определенный вклад в систему научных знаний об уголовном праве Республики Ирак, характеристике преступления геноцида, совершенного бывшими руководителями Ирака. Полученные результаты могут быть положены в основу дальнейших научных исследований проблем ответственности за совершение преступления геноцида.

Теоретические положения и выводы, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут быть применены при составлении рабочих программ, учебных пособий и учебников, в процессе проведения учебных занятий по курсу «Уголовное право» по теме «Преступления против мира и безопасности человечества» и спецкурсам «Уголовное право зарубежных государств» и «Международное уголовное право».

Практическая значимость диссертации определяется изложенными в ней выводами, способствующими эффективному применению уголовного законодательства о преступлении геноцида.

Степень достоверности и апробация результатов исследования. Работа выполнена на кафедре уголовного права Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА), где проводились ее обсуждение и рецензирование.

Основные положения работы, выводы и предложения отражены в трех научных статьях, опубликованных в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации, а также представлены на VI Международной научно-практической конференции Кутафинские чтения «Гармонизация российской правовой системы в условиях международной интеграции» (МГЮА имени О. Е. Кутафина, 3-4 апреля 2014 г.).

Структура диссертационной работы обусловлена объектом, предметом, целями и задачами исследования. Диссертация включает введение, две главы (состоящих, в свою очередь, из четырех параграфов), заключение, список использованной литературы и приложение.

<< | >>
Источник: Хасан Хунар Амеен Хасан. ПРЕСТУПЛЕНИЕ ГЕНОЦИДА В ИРАКЕ: проблемы уголовной ответственности. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. Введение
  15. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -