<<
>>

§ 3. Военно-уголовный закон ФРГ («Wehrstrafgcsetz») и его уголошю-праповос значение

В Германии военная область уголовно-правового регулирования была кодифицирована значительно позже других правовых областей и оформилась в самостоятельный военно-уголовный кодекс только в середине XIX века.[269] В раннем средневековье на немецких землях отсутствовали специальные военно-уголовные законы.

Констатируя этот факт, Ф. Бауэр отмечает, что в таких законах не было необходимости, поскольку войско комплектовалось на конкурсной основе «свободными и сильными мужчинами», огромное число желающих поступить на военную службу позволяло отбирать наиболее достойных из них. Людям полусвободным и рабам доступ к военной службе был закрыт. Поэтому проблема дисциплины в войсках не была актуальной. Действовало общеуголовное право, включавшее нормы о воинских преступлениях, например, о трусости и нарушении бдительности.[270]

Потребность непосредствешюго наказания преступлений против порядка несения военной службы возникла в середине XVI в., когда к несению службы стали привлекаться рабы и наемники. C появлением солдат различного происхождения возникла необходимость поддержания воинской дисциплины с помощью специальных законов, которые именовались в те времена постатейными письмами. Нормы материального военно-уголовного права впервые в Германии получили закрепление в постатейном письме 1570 г.,[271] которое содержало, с одной стороны, описание воинских прав и обязанностей, а с другой стороны — систему наказаний для нарушителей воинского долга. Полномочия по применению уголовного наказания принадлежали во- енному начальнику, он назначал членов воєнного суда, сам же был его председателем и исполнителем наказания.

Немецкое военно-уголовное право в современном его понимании окончательно сформировалось в начале XIX века с введением всеобщей воинской обязанности на тогдашней территории Германии. Были приняты военно-уголовные кодексы в Баварии (1813 г.), Вюртенберге (1818 г.), Пруссии (1845 г.), Саксонии (1867 г.).[272] После обьединеіпія немецких земель в единое государство принимается единый Военно-уголовный кодекс Германии 1872 г.

(«Militarstrafgesetzbuch», MStGB), в основу которого легли прусский MStGB 1845 г. и баварский MStGB 1869 г.

В MStGB неоднократно вносились изменения и дополнения, например, Законом об упрощении военно-уголовного права от 30 апреля 1926 г.[273] Постановлением от 10 октября 1940 г. MStGB был принят в новой редакции.[274] В гитлеровской Германии наряду с MStGB действовало постановление об особом уголовном праве на период войны («Kriegssonderstrafrechtsvcrordnung») от 17 августа 1938 г.,[275] которое после капитуляции Германии было отменено.

В современной Германии действует Военно-уголовный закон от 30 марта 1957 г. («Wehrstrafgesetz», WStG) в редакции от 24 мая 1974 г. с многочисленными изменениями и дополнениями (от 21 декабря 1979 г., от 13 августа 1997 г., от 17 декабря 1997 г., от 26 января 1998 г. и т.д.).[276] Как уже отмечалось, WStG входит в число основных уголовно-правовых законов ФРГ.

Обособление военно-уголовного права в системе уголовного права немецкие авторы связывают, главным образом, с двумя обстоятельствами:

а) особым правовым положением военнослужащих, что вызывает необходимость специальной субъектной дифференциации уголовной ответственности в военной сфере;

б) важностью объекта уголовно-правовой охраны, в качестве которого выступают правовые блага, связанные с воешюй службой.[277] [278]

На базе WStG в ФРГ сформировалась специальная подотрасль права — военно-уголовное право («IVehrstrafrecht»). Одіпі авторы считают, что данная

285

подотрасль права входит в систему уголовного права, а другие включают ее в систему военного права.[279]

Сфера действия военно-уголовного права по лицам определена в § 1 WStG. Во-первых, WStG применяется в случае, если преступник во время совершения уголовно-наказуемого деяния был военнослужащим бундесвера. Рассматривая военнообязанного как обычного гражданина государства, WStG в отличие от MStGB 1872 г. отказался от того, чтобы распространять военноуголовное право на резервистов, по существу ограничив свое действие только преступлениями военнослужащих.

Однако уголовно-правового понятия военнослужащего, подобно понятию должностного лица, даваемому в § 11 Абз. I № 2 StGB, WStG не содержит. В военно-уголовном праве используется административно-правовое понятие военнослужащего, содержащееся Законе о статусе военнослужащих («Soldatengesetz»,[280] SG). В § I SG военнослужащим признается лицо, которое на основании воинской обязанности или добровольного обязательства является участником правоотношения, связанного с военной службой.[281] По немецкому праву лицо, фактически являющееся военнослужащим, но не имеющее юридически оформленного статуса военнослужащего, не признается субъектом военно-уголовного права.

Во-вторых, военно-уголовное право распространяется на гражданских лиц, наделенных адмшшстратнвно-распорядительньжш полномочиями в отношении военнослужащих, при нарушении возложенных на них обязанностей в случаях, предусмотренных разделом III WStG. Речь идет только о должностных уголовно-наказуемых деяних (§§ 30-41 WStG). Исполнителями и соисполнителями остальных воинских преступлений указанные гражданские лица быть не могут. В настоящее время по законодательству ФРГ должность военного начальника без качества военнослужащего могут занимать федеральный министр обороны, который пользуется правом издания приказов и командования вооруженными силами (ст. 65а GG), и Федеральный канцлер с момента объявления состояния обороны (ст. 115b GG).

В-третьих, в соответствии с § 48 WStG военнослужащие запаса несут ответственность за разглашение или использование различных видов тайн, которые им стали известны или были доверены в ходе прохождения военной службы. Имеются в виду тайна частной жизни, производственная или коммерческая тайна (абз. 2,4,5 § 203, §§ 204,205 StGB), служебная тайна (абз. 1 § 353b StGB), тайна переписки и связи (абз. 4 § 354 StGB). Необходимость включения в WStG специальной нормы, касающейся бывших военнослужащих, вызвана тем, что в упомянутых параграфах уголовного кодекса в числе субъектов преступлений бывшие военнослужащие не упоминаются, хотя они по роду своей прежней деятельности могут располагать перечисленными ви- дами тайны.

В § 48 WStG офицеры и унтер-офицеры запаса приравнены к должностным лицам, а военная служба — к гражданской или государственной службе (в зависимости от конкретного состава).

В-четвертых, сфера действия воешю-уголовного права распространяется также на гражданских лиц — соучастников воинских преступлений (подстрекательство или пособничество), включая покушение на совершение подобных действий (абз. 4 § I WStG). Соисполнительство гражданских лиц в воинских преступлениях не допускается. Общее правило гласит: «Если закон устанавливает, что особые личные признаки отягчают, смягчают или исключают наказание, то это положение относится только к тому участнику (исполнителю или участнику), у которого имеются эти признаки» (абз. 2 § 28 StGB).

Пособничество и подстрекательство согласно абз. 4 § I WStG воинскими преступлениями не являются. Подобные действия квалифицируются по соответствующему параграфу WStG с применением § 26 или § 27 StGB.

Предметная сфера действия военно-уголовного права ограничивается составами уголовных правонарушений, сформулированными в части второй WStG «Militarische Straftaten», что означает в переводе на русский язык — «Воинские преступные деяния». В отечественной литературе является не совсем точным дословный перевод названия второй части WStG как «Воинские преступления».[282] В немецком уголовном праве в соответствии с § 12 StGB преступлениями («Vcrbrechen») именуются противоправные деяния, за совершение которых в качестве мшшмалыюго наказания предусмотрено наказание в віще лишения свободы на срок от одного года и более. Противоправные деяния, за совершение которых минимальным наказанием является лишение свободы на более короткий срок, называются менее тяжкими преступлениями («Vergehen»). В санкциях статей WStG предел минимального наказания в віще лишения свободы, как правило, не установлен, а это означает, что в таких случаях необходимо руководствоваться § 12 StGB, в котором минимальный срок лишения свободы составляет один месяц. Даже в тех параграфах, где такой срок указан, он не превышает одного года лишения свободы, за исключением абз. 2 § 27 («Мятеж»). Таким образом, WStG устанавливает ответственность за менее тяжкие преступные деяния, что позволяет упростить производство по делам военнослужащих (§ 153 StPO) и при наличии к тому оснований существенно смягчить меру ответственности. Если вина правонарушителя и последствия деяния незначительны, могут применяться меры дисциплинарного характера. Вместе с тем, используя российскую юридическую терминолоп по, мы используем понятия «уголовно-наказуемое деяние», «менее тяжкое преступление» и «преступление» как синонимы.

Особенностью WStG является наличие в параграфе, где дается определение терминов, понятия воинского преступления («militarische Straftat»). В общем уголовном праве понятие преступления («Straftat») отсутствует. В WStG определено, что «воинское преступление - это деяние, наказуемое в соответствии со второй частью настоящего Закона» (§ 2 абз. I).[283]

WStG содержит положения, вытекающие из Североатлантического договора,[284] о применении немецкого военно-уголовного права в случаях совершения преступлений против союзных вооруженных сил (§ 4). Однако до настоящего момента данная норма не получила практического применения. Отношения подчиненности в ньиіе действующей редакции WStG не содержат

таких случаев, как: совместная деятельность с иностранными Вооруженными силами; участие военнослужащих Бундесвера в составе международных штабов НАТО; участие в учебных курсах НАТО или фактическое подчинение командованию НАТО. WStG не регламентирует также отношения подчиненности в случае, когда представители союзных вооруженных сил действуют в бундесвере в качестве консультантов (инструкторов). Предполагается, что в случае совершения проступка, установленного WStG, эти действия будут подпадать под действие Дисциплинарного устава бундесвера.[285]

Пределы действия военно-уголовного права в пространстве определяются § Ia WStG с учетом положений §§ 3-5 StGB. Согласно § Ia WStG немецкое уголовное право действует независимо от законодательства места совершения деяния, наказуемого в соответствии с WStG, если оно совершено военнослужащим. Уголовная ответственность за другие преступления, совершенные немецкими военнослужащими за границей, наступает только в случае их нахождения за пределами ФРГ в силу служебной необходимости.

Контуры взаимосвязи воешюго-уголовного и общего уголовного права ФРГ по другим вопросам определены в § 3 WStG, абз. 1 которого гласит: «Das allgemeine Strafrecht ist anzuwenden, soweit dieses Gesetz nichts anderes bestimmt» («Общее уголовное право применяется, если настоящим законом не определено иное»). Из данного положения следует, что WStG не является самодостаточным, полностью самостоятельным источником уголовного права. WStG - дополнительный закон, общее уголовное право в бундесвере подлежит применению, за исключением тех случаев, которые оговорены в WStG. Это распространяется также на основополагающие теории уголовного права.

Необходимо обратить внимание, что в § 3 WStG под общим уголовным правом понимается не только StGB с его Общей и Особенной частями, но и все дополнительные уголовные законы.[286] На военнослужащих могут распространять свое действие иные законодательные акты в части уголовноправового регулирования. В связи с этим возникает вопрос о взаимодействии WStG как с StGB, так и дополнительными законами.

Рассмотрим мехаїпізм взаимодействия норм Общей части StGB и WStG, учитывая, что в этом взаимодействии StGB — общий закон, a WStG - специальный. Военно-уголовный закон один из немногих дополнительных уголовных законов, имеющих обособленную Общую часть в своей структуре. Общая часть WStG определяет сферу его действия (§ 1), ответственность за деяния, совершенные за рубежом (§ Ia), содержание основных терминов, используемых в WStG (§ 2), условия применения общего уголовного права (§ 3), ответственность за преступлеіпія против объединенных вооруженных сил (§ 4). WStG устанавливает также уголовно-правовые последствия действий военнослужащего по приказу (§ 5), при страхе перед личной опасностью (§ 6) и в слуше приведения себя в состояние опьянения (§ 7). Наконец, WStG регулирует применение к субъектам военно-уголовного права уголовного ареста (§ 9), денежного штрафа (§ 10) и условной отсрочки наказания (§§ 14-14а), замену денежного штрафа арестом (§ 11) и лишения свободы арестом (§ 12), порядок сложения нескольких наказаний (§ 13).

По правилу конкуренции общих и специальных норм предписания WStG вытесняют либо ограничивает действие норм StGB. К примеру, § 21 StGB, определяя условия уменьшенной вменяемости, предполагает, что причиной такого состояния виновного может быть и алкогольное (наркотическое) опьянение. В таких случаях не исключено смятение наказания в соответствии с абз. 1 § 49 StGB. Однако WStG ограничил применение § 21 StGB в условиях бундесвера, закрепив следующее: «Виновное введение себя в состояние опьянения не ведет к смягчению наказания, если деяние является воинским преступлением, нарушает нормы международного права ведения войны или совершено в ходе несения службы» (§ 7).

В § 35 StGB определено, что кто ввиду наличной, иначе неотвратимой опасности для жизни, здоровья или свободы, совершает правонарушающее деяние, чтобы отвратить опасность от себя, родственника или другого близкого ему лица, тот действует невиновно. Военно-уголовное право, имея в виду данное положение общего уголовного права, устанавливает для военнослужащих исключение: «Страх перед личной опасностью не оправдывает совершение преступления, если воинский долг требует преодоления такой опасности» (§ 6 WStG). При этом речь может идти о любом преступлении. На практике чаще всего могут иметь место такие преступления, как неподчинение, дезертирство, самовольная отлучка, нарушение устава и т.п. Правовой основой для включения данной нормы в военно-уголовное законодательство служит, прежде всего, § 7 SG, где указывается на долг военнослужащего преданно служить Федеративной Республике Германии, мужественно защищать права и свободы немецкого народа.

Общее уголовное право устанавливает, что если у лица, совершившего деяние, отсутствует понимание того, что оно действует противоправно, то оно действует невиновно, если не могло избежать этой ошибки (§ 17 StGB). Если лицо могло избежать этой ошибки, то наказание согласно абз. 1 § 49 StGB, может быть смягчено. Военно-уголовный закон, основываясь на положениях §17 и § 49 StGB, установил пределы ответственности военнослужащего, совершившего пропівоправное деяние по приказу. В § 5 WStG определено:

1) если подчиненный военнослужащий совершил противоправное деяние, содержащее признаки состава преступления, предусмотренного каким-либо уголовным законом, по приказу, вина признается за ним только тогда, когда он сознавал, что деяние было противоправно, либо это явствовало из известных ему обстоятельств. Следует также иметь в виду положение § 22 WStG о том, что если военнослужащий не подчинился приказу, ошибочно полагая, что при его исполнении может быть совершено преступление, он не подлежит наказш шю за неисполнение приказа, если не мог избежать ошибки;

2) если вина подчиненного незначительна, то с учетом особого положения, в котором он находился во время выполнения приказа, суд согласно абз. 1 § 49 WStG может смягчить ответствешюсть, а при совершении уголовного проступка — освободить от наказания.

Согласно WStG для военнослужащих предусмотрены следующие виды наказаний: 1) лишение свободы; 2) уголовный арест; 3) штраф. К мерам уголовно-правового характера относится условная отсрочка наказания. К исполнению в условиях бундесвера любого віща наказания или условной отсрочки наказания предъявляется требование учитывать особенности военной службы. Порядок исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных военнослужащих регулируется специальным Положением («Bundcswchrvollziigsordniing») .

В части регулирования наказаний WStG развивает StGB. Специальным наказанием, предусмотренным § 9 WStG и применяемым только к военнослужащим, является уголовный арест («,Strafarrcst»). WStG дополняет этим видом наказания систему наказаний, предусмотренных StGB. В отличие от дисциплинарного ареста («Disziplinararrest») уголовный арест вносится в реестр судимостей. Максимальный срок ареста составляет шесть месяцев, минимальный - две недели. [287]

В санкциях норм Особенной части WStG уголовный арест не предусмотрен. Он назначается взамен лишения свободы в случае осуждения военнослужащего к лишению свободы на срок не свыше шести месяцев и если такая замена целесообразна для сохранения воинской дисциплины (§ 12 WStG).

Данный вид наказания согласуется с положениями § 47 StGB, где говорится: «Наказание в виде лишения свободы на срок менее шести месяцев суд назначает лишь в том случае, если особые обстоятельства, заключающиеся в деянии или личности правонарушителя, делают неизбежным назначение лишения свободы для воздействия на лицо или для защиты правопорядка».

Уголовный арест может быть также назначен военнослужащему вместо денежного штрафа В соответствии с § 11 WStG, если за преступление, совершенное военнослужащим во время службы или в связи со службой, предусмотрен денежный штраф в размере до 180 дневных ставок, он может быть заменен арестом. Одной дневной ставке соответствует один день ареста.

Исполняется уголовный арест органами власти бундесвера Отбывание этого наказания предполагает повышение осужденным своего образования, повышения военных знаний и воинской квалификации. Суд может назначить условное исполнение ареста либо отсрочить его исполнение в соответствии с требованиями § 56 StGB, в случае если сохранение дисциплины не требует его исполнения (§ 14а WStG).

Одним из наиболее распространенных квалифицирующих обстоятельств в немецком военно-уголовном праве являются тяжкие последствия, под которыми понимается угроза безопасности ФРГ, ударной силе армии, жизни или здоровью человека или целостности имущества значительной стоимости, не принадлежащего преступнику (п. 3 § 2 WStG).

В WStG не установлено каких-либо особенностей применения в условиях бундесвера статей StGB, касающихся противоправности деяния (§ 1), необходимой обороны (§ 32) и крайней необходимости (§ 34), преступления и проступка (§ 12), невменяемости (§ 20), форм вины (§ 15), покушения (§ 23) и т.д. Однако специфика военной службы накладывают свой отпечаток на применение к военнослужащим некоторых из этих статей. В частности, институт необходимой обороны приобретает специфические черты во взаимоотношениях «началышк-подчиненный».

Взаимодействие WStG с другими дополнительными законами можно проиллюстрировать на примере применения к военнослужащим бундесвера международного и молодежного уголовного права — наиболее заметных структурных элементов дополнительного уголовного права.

Международный уголовный кодекс ФРГ («Vdlkerstrafgesetzbiich», VStGB) устанавливает, в частности, ответственность военных командиров и начальников: за бездействие при совершении подчиненными уголовно-наказуемых нарушений международного права (§ 4); за нарушение обязанности осуществлять должный надзор за подчиненными (§ 13); за недонесение об уголовно-наказуемом деянии, совершенном подчиненным (§ 14). VStGB содержит составы военных и иных преступлений, субъектами которых могут быть военнослужащие (§§ 7-12).

В соответствии с абз. 2 § 3 WStG ответственность военнослужащих бундесвера, совершивших преступления в возрасте до 20-ти лет включительно, реализуется с учетом положений Закона об отправлении правосудия по делам молодежи («Jugeiidgerichisgesetz», JGG).[288] [289]

Молодежное уголовное право («Jugendstrafrccht», JSR) является одной из наиболее объемных, теоретически и практически значимых подотраслей германского уголовного права. Немецкие авторы рассматривают ее как особое уголовное право («besondcres Strafrecht») для молодежи.[290]

В настоящее время по немецкому праву субъектом преступного деяния признается лицо, достигшее 14-летнего возраста. Однако в ФРГ возрастное начало уголовной ответствешюстн содержится не в УК (StGB)5 как в России, а в JGG. StGB содержит лишь предписание о том, что тот, кто при совершении деяния не достиг 14-ти лет, является невменяемым (§ 19).[291]

Молодежное уголовное право подразделяет молодых преступников на две категории: «Jugendlicher» и «Heranwachsender». «Jugendlicher» - подросток в возрасте от 14-ти до 17-ти лет включительно, то есть несовершеннолетний. «Heranwachsender» - молодой человек в возрасте от 18-ти до 20-ти лет включительно, который, по мнению суда, по своему нравственному и духовному развитию находится на уровне подростка. При реализации норм JGG в отношении молодых людей старше 18-ти лет учитываются условия среды, в которых они воспитывались, а также способ, обстоятельства и мотив совершения преступления. Нередко в литературе JSR именуется как «уголовное право воспитания» («Erziehungsstraf recht»).[292] [293] JSR «исходит из того, что большинство из преступлений были совершены молодыми людьми в меру их неоконченного развития. Из этого вытекают особые задачи уголовного права для несовершеннолетних: форма и сила реакции на совершенное преступление определяются не возмездием, карой, устрашением, а на-

300

правленностыо на воспитание».

JGG как основной источник действующего молодежного уголовного права ФРГ — комплексный законодательный акт, содержащий нормы уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права.[294]

JGG состоит из пяти частей.

Первая часть определяет сферу его действия.

Вторая — устанавливает порядок реализации ответственности в отношении несовершеннолетних и состоит из пяти глав, определяющих: 1) правонарушения подростков и их уголовно-правовые последствия; 2) судоустройство и судопроизводство по уголовным делам несовершеннолетшгх; 3) приведение приговора в исполнение; 4) снятие судимости с несовершеннолетнего; 5) передачу несовершеннолетнего под юрисдикцию общего суда

Третья часть регламентирует ответственность молодежи в возрасте от 18-ти до 21 -го года

Четвертая — посвящена особым предписаниям для военнослужащих бундесвера

Пятая — содержит заключительные и переходные положения.

Поскольку особенности уголовной ответственности несовершеннолетних в ФРГ довольно детально исследованы в диссертации А.А. Перга- той,[295] проанализируем мало изученную часть IV JGG «Особые предписания в отношении военнослужащих бундесвера» (§§ 112а-112е), которая, учитывая специфику военной службы, устанавливает: порядок применения в условиях бундесвера норм материального молодежного уголовного права (§ 112а); полномочия военных начальников в сфере молодежного уголовного права (§ 112в, § 112d); особенности приведения в исполнение приговора в

отношении молодого военнослужащего (§ 112с); подсудность судов общей юрисдикции в сфере молодежного военно-уголовного права (§ 112е).

Положения §§ 112а-112е JGG применяются исключительно к военнослужащим — лицам, находящимся согласно § 1 Закона о статусе военнослужащих («Soldatengcsctz», SG) [296] в правоотношении, связанном с воешюй службой, в силу воинской обязанности или добровольно. Лица гражданских специальностей бундесвера не подпадают под действие §§ 112а-112е JGG. Наличие статуса военнослужащего определяется на момент вынесения приговора, приведения его в исполнение или отбывания наказания. Совершение деяния до поступления на военную службу не является препятствием для применения части IV JGG.

В Германии в соответствии с Законом о воинской повинности («Wehrpflichlgesctz», WPflG)[297], призыву на военную службу подлежат лица мужского пола, которым исполнилось 18 лет (§ I WPflG). Субъектом правоотношения, связанного с воешюй службой на основе добровольного обязательства, может быть с согласия законного представителя лицо, достигшее 17-летнего возраста (§ 5 WPflG).

Таким образом, поскольку уголовное право ФРГ кодифицировано не полностью, уголовная ответственность молодых военнослужащих бундесвера (до 21-го года) может быть реализована на основании одного из трех источников уголовного права ФРГ: Уголовного кодекса (StGB), Военноуголовного закона (WStG) или части IV Закона об отправлении правосудия по делам молодежи (JGG). При конкуренции названных источников, приоритет имеет специальный закон, то есть JGG.[298] Например, в силу § 2 JGG к военнослужащим в случаях, подпадающих под действие JGG, не может применяться § 14 WStG («Условная отсрочка наказания при лишении свободы») поскольку § 21 JGG предусматривает аналогичную меру, но более мягкую с учетом возраста осужденного. В случаях, когда в JGG отсутствуют специальные предписания, применяются общие нормы. Прежде всего, имеются в виду нормы, сформулированные в §§ 1-7 WStG (действие по приказу, из страха, в силу опьянения и т.д.) и §§ 15-48 WStG (конкретные составы воинских преступлений).

Что касается конкуренции норм внутри JGG, то только к военнослужащим применяются те из них, в которых об этом специально оговорено. При назначении наказания (§§ 17, 18), условного наказания (§§ 21-25), при отсрочке исполнения наказания (§ 27), а также при освобождении от наказания каких-либо особенностей для военнослужащих не имеется. Иногда вместо наказания, назначаемого несовершеннолетним преступникам, по решению военного командования к военнослужащему применяются воспитательные меры, при условии, что его дисциплинарный начальник заинтересован в этом.

Рассмотрим некоторые особенности применения молодежного уголовного права Германии к военнослужащим бундесвера.

I. К воешюслужащим не применяется § 12 JGG в части, предусматривающей так называемую «помощь в воспитании» в форме оказания содействия воспитанию подростка либо помещения его в воспитательное учреждение. Этот вид помощи и контроля осуществляется социальными службами. Бундесвер в привлечении социальных служб к воспитательной работе с мо- подыми военнослужащими не нуждается, поскольку забота о подчиненных, в том числе связанная с их воинским воспитанием, входит в обязанности их непосредственных командиров и начальников. Если рассматриваемая мера уже была назначена, то при поступлении лица на военную службу она отменяется. Помещение же военнослужащего в воспитательное учреждение исключается, оно несовместимо с исполнением обязанностей военной службы.

2. При назначении молодому военнослужащему мер в віще указаний или обязанностей, предусмотренных JGG, судья, руководствуясь общими положениями молодежного уголовного права, должен учитывать особенности военной службы. К общим видам указаний и обязанностей относятся требования: 1) не менять места жительства; 2) проживать в семье или приюте; 3) поступить на работу или на учебу; 4) выполнять общественнополезные работы; 5) находиться под надзором и заботой попечителя; 6) участвовать в курсах социального тренинга; 7) примириться с потерпевшим; 8) не встречаться с определенными людьми; 9) посещать занятий по правилам дорожного движения; 10) пройти курс лечения и реабилитации с педагогами- воспитагелями (§ 10JGG).

Перечисленные указания и обязанности не должны препятствовать несению воинской службы. Если они противоречат воинским предписаниям, соответствующее должностное лицо бундесвера может обратиться в прокуратуру по делам молодежи или молодежному судье с ходатайством опротестовать приговор. В случаях, когда указания или обязанности назначены как меры воспитания, должностное лицо вправе самостоятельно их изменить либо отменить (полностью или частично) в интересах военной службы.

3. Для оказания помощи условно осужденному молодому военнослужащему может быть назначен на общественных началах воспитатель из числа военнослужащих. Указания судьи для такого воспитателя не являются руководящими, он сам избирает формы и методы работы с подопечным.

4. Если лицо, назначенное для оказания помощи условно осужденному

военнослужащему, не состоит на военной службе, оно не вправе вмешиваться в решение вопросов, подведомственных военному командованию. Воспитательные меры, проводимые дисциплинарным начальником

(«Disziplinarvorgesetze»), в данном случае имеют приоритет.

5. В тех случаях, когда военнослужащий в силу своего морального или духовного развития нуждается в особом воспитательном воздействии, суд может назначить ему специальные воспитательные меры, исполняемые, однако, не чиновником суда, а дисциплинарным начальником.

6. При назначении военнослужащему такой меры, как помощь в воспитании, ее исполнение также возлагается на воинского начальника осужденного. Тот должен заботиться о том, чтобы подчиненный постоянно, даже вне службы, находился под наблюдением, и чтобы над ним осуществлялись контроль и руководство (абз.1 § 112b JGG).

Воспитательная помощь часто назначается в том случае, когда уголовное наказание, применяемое к несовершеннолетним, является нецелесообразным, а арест, указания и обязанности, как самостоятельные меры воздействия, признаются недостаточными.

Исполнешіе восшггателыюй помощи для начальников и осужденных является воинской обязанностью. Судья по делам несовершеннолетних в этом процессе практически не задействован, в большей мере ответственным за воспитательную работу с осужденным военнослужащим является его начальник. Однако совместная работа дисциплинарного начальника и судьи не исключается, она возможна и приветствуется (особенно при переводе военнослужащего из одной части в другую или при передислокации части).

Дисциплинарный начальник в работе с осужденным облекает свои решения в форму воинских приказов. Неисполнение таких приказов является нарушением порядка несения военной службы и влечет соответствующее дисциплинарное или уголовное наказание.

Начальник первым проводит беседу с осужденным. Он дает ему понять, что он может рассчитывать на его заботу и опеку, объясняет ему цель помощи по воспитанию и содержание соответствующих ограничений и обязательств. Принятие начальником судебного решения к исполнению письменно фиксируется с указаішем точной даты, так как только с этого момента начинают действовать предписания о помощи по восшгганшо. Дисциплинарный начальник должен лично заботиться и опекать осуждёшюго, осуществлять над шви непосредственное руководство. Его полномочия не могут быть переданы другому военнослужащему. Он обязан постоянно быть в курсе всех дел, связанных с несением службы и поведением осужденного, и вмешиваться при каких-либо затруднениях в его жизни.

В период воспитательной помощи осужденный должен жить в общежитии (казарме), получать общественное питание, при этом нести воинскую службу, как и другие военнослужащие. На него, однако, возлагаются дополнительные обязанности и ограничения, которые касаются режима службы, свободного времени, отпусков, а также выплат денежного содержания (абз.2 § 112b JGG). Так, с момента назначения помощи по воспитанию в течение трех месяцев действует запрет на увольнение осужденного из расположения части и на использование им очередного отпуска. Что касается внеочередного отпуска, он может быть предоставлен по уважительным причинам (семейным обстоятельствам). Неиспользованный очередной отпуск подлежит восполнению.

Важно заметить, что начальник вправе использовать такие формы воспитательного воздействия на подчиненного, которые, по его мнению, наиболее эффективны. Он ограничен лишь соображениями надзора и необходимой поддержки осуждённого, а также обязанностью благоприятным об- разом влиять на его жизнь. В случае если дисциплинарный начальник продемонстрировал неспособность к выполнению своих обязанностей, судья по делам молодежи вправе передать осужденного под наблюдение другому военнослужащему, в том числе с переводом его в другое подразделение, например в том случае, если деяние было направлено против командира (на- чалышка).

Конкретные указания воешюслужащему при осуществлении помощи в его воспитании должны быть изложены в письменном віще с соблюдением соответствующей формы. Решение суда о воспитательной помощи не ограничивает применение к военнослужащему при необходимости положений воинского дисциплинарного устава

Исполнение мер воспитательного воздействия может быть прекращено по формальным основаниям: а) увольнение лица с действительной военной службы; б) истечение одного года с начала их применения; в) по достижении лицом 22-ух лет. Дисциплинарный начальник при наступлении хотя бы одного из указанных оснований сообщает об этом в суд, который в произвольной форме заканчивает производство по делу. Чаще всего суд объявляет, 1ITO воспитательные цели по делу достигнуты.

Помощь в воспитании может быть также завершена досрочно, если фактически воспитательные цели достигнуты и дальнейшее их применение не вызывается необходимостью. В этом случае по ходатайству воинского должностного лица соответствующее решение выносит судья. Однако закон не требует полной привязанности решения судьи по данному вопросу с мнением военного командования. Судья вправе под личную ответственность объявить меры имевшими воздействие, даже если воинский начальник и не усматривает этого.

7. Судья или чиновник, руководящий исполнением наказания, чтобы полнее учесть интересы военной службы, перед применением к молодому военнослужащему мер воздействия должен заслушать мнение его непосредственного начальника (§ 112d JGG). В частности, такое мнение является решающим в случаях дачи указаний или возложения обязанностей, назначения помощи в воспитании, отказа от применения ареста. Начальник лучше знает обвиняемого в силу длительного наблюдения за ним, располагает фактическими данными, его характеризующими. В литературе справедливо отмечается, что обязанность суда по установленшо истины по делу в отношении военнослужащего не может считаться полностью исполненной, если не будет заслушан его начальник.[299]

Заслушивание дисциплинарного начальника осуществляется в форме его допроса в качестве свидетеля. В исключительных случаях в зависимости от значимости дела возможен его письменный доклад.

8. Согласно § 112е JGG при производстве по делам военнослужащих (несовершеннолетних или молодежи) в судах, которым подсудны общие уголовные дела (§ 104 JGG), применяются положения §§ 112а, 112Ь и 112d JGG. Общий суд также должен учитывать все предписания, касающиеся военнослужащих.

В Вооруженных Силах Российской Федерации основную массу воинского контингента составляет молодежь в возрасте от 16-ти лет до 21-го года Прежде всего, имеются в виду сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву (преобладающий возраст от 18-ти лет до 21-го года), а также курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования (возраст от 16-ти лет до 21-го года). Несмотря на это в отечественном военно-уголовном законодательстве возраст практически никак не влияет на дифференциацию уголовной ответственности военнослужащих. Можно сказать, что в российском военно-уголовном

праве образовался серьезный про бел, восполнение которого должно стать ближайшей задачей военно-правовой науки и законодателя. В России особенности уголовной ответственности несовершеннолетних определены в гл. 14 УК, в том числе в исключительных случаях допускается возможность применения данной главы к лицу, совершившему преступление в возрасте от 18 до 20 лет (ст. 96). Тем не менее, отечественное уголовное право ішкак не отражает специфики применения гл. 14 УК к военнослужащим. Опыт немецких законодателей в рассматриваемом вопросе заслуживает внимания.

Система Особенной части WStG строится в зависимости от объекта посягательства, что позволило немецкому законодателю сгруппировать все составы воинских уголовных правонарушений в четырех разделах.

В первом разделе Особенной части WStG «Преступные дсяшш против обязанностей военной службы» («Straftatcn gegen die Pflicht zur militdrischen Dienstleistung») установлена уголовная ответственность за самовольное отсутствие (§ 15), дезертирство (§ 16), членовредительство (§ 17), уклонение от военной службы путем обмана (§ 18). Немецкий юрист Ф. Бауэр рассматривает уклонение от исполнения воинских обязанностей как фактор, значительно снижающий боевую силу (мощь) бундесвера.[300]

Воинская обязанность в ФРГ устанавливается специальным законом («IVchrpf ichtgesctz», WPFLG)[301] и включает в себя сочетание различных публично-правовых обязанностей. Основной из них является обязанность несения военной службы с оружием. В установленных законом случаях военная служба может быть заменена гражданской службы (абз. 1 § 3 WPFLG).

Уголовно-правовое регулирование в сфере действия закона о воинской обязанности и военной службе осуществляется в ФРГ в отношении: военнослужащих, уклоняющихся от несения военной службы (§§ 15-18 WStG); лиц, уклоняющихся от призыва на военную службу (§§ 109-109а StGB); лиц, уклоняющихся от несения гражданской службы (§§ 52-53 ZDG).

Во втором разделе Особенной части WStG «Преступления против обязанностей подчиненных» («Straftaten gegen die Pflichten der Unterge- Ъепеп») предусмотрена уголовная ответственность з а н еподчинение ( § 19), отказ от исполнения приказа (§ 20), легкомысленное неподчинение приказу (§ 21), угрозу начальнику (§ 23), принуждение начальника (§ 24), преступное нападение на начальника (§ 25), мятеж (§ 27), сговор о неподчинении (§ 28), преступные деяния против военнослужащего, старшего по званию (§ 29).

В третьем разделе Особенной части WStG «Преступные деяния против обязанностей начальника» («Straftaten gegen die Pflichten der Vorgesetzten»)c$

<< | >>
Источник: Шулепова Людмила Федотовна. ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИИ (ПОНЯТИЕ, CHCTEiMA, ИСТОЧНИКИ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2005. 2005

Еще по теме § 3. Военно-уголовный закон ФРГ («Wehrstrafgcsetz») и его уголошю-праповос значение:

  1. § 3. Военно-уголовный закон ФРГ («Wehrstrafgcsetz») и его уголошю-праповос значение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -