<<
>>

§1. Виды освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам

В действующем Уголовном кодексе Российской Федерации устанавливаются 36 видов освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные в Общей части УК РФ - 7 видов, и в Особенной части УК РФ - 29 видов. В Уголовном кодексе СРВ (УК СРВ 1999г.) предусматривается 9 видов освобождения от уголовной ответственности, из них 5 - в Общей части и 4 - в Особенной части.

Можно отметить, что виды освобождения от уголовной ответственности, которые предусматриваются Общей частью УК РФ и УК СРВ, имеют более важное юридическое и практическое значение, чем виды, предусмотренные в Особенной части, поскольку они могут быть применены ко всем преступлениям, предусмотренным в последней, тогда как виды, прописанные в Особенной части имеют конкретный характер.

Согласно УК РФ и УК СРВ все виды освобождения от уголовной ответственности применяются к несовершеннолетним, в соответствии с установленными уголовным законом основаниями. Здесь мы остановимся на содержании и условиях каждого из видов освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных уголовным законодательством обеих стран.

По действующему российскому уголовному закону несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности как по общим основаниям, (ст. 75, ст. 76, ст. 76 , ст. 76 , ст. 78, ч. 2 ст. 84 УК РФ) так и по специальному основанию (ст. 90 УК РФ). Основные вопросы, касающихся применений статей 75, 76, 761, 78 УК РФ, разъяснены в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности».

Статья 761 УК РФ предусматривает основание освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, которые обычно совершаются совершеннолетними лицами. Изучение статистической информации показало, что до настоящего времени отсутствуют прецеденты освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по данному основанию. В связи с этим мы не будем рассматривать данный вид освобождения от уголовной ответственности.

л

Статья 76 , ведена в УК РФ Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 323- ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности», предусматривает новый вид освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа предусмотрен . Согласно данной статьи, лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа. Для этого оно должно возместить ущерб или иным образом загладить причиненный совершенным им преступлением вред. Понятие и порядок определения размера судеб-

л

ного штрафа разъясняются в главе 15 УК РФ. Под судебным штрафом понимается денежное взыскание, назначаемое судом при освобождении лица от уголовной ответственности по основанию, установленному ст. 76 УК РФ. Размер такого штрафа не должен превышать половину максимального размера штрафа, предусмотренного за совершенное преступление. Если штраф не предусматривается, то судебный штраф не может быть больше 250 тыс. руб. При определении указанного размера суд должен учитывать тяжесть совершенного преступления и имущественного положения лица, освобождаемого от ответственности, и его семьи.

[113]

Установлено, что в случае его неуплаты в установленный судом срок, судебный штраф отменяется, а лицо привлекается к уголовной ответственности.

Л

Согласно положениям ч. 1 ст. 75, ст. 76, ст. 76 и ч. 1 ст. 90 УК РФ законодатель закрепляет только возможность освобождения от уголовной ответственности. Используемое в этих положениях слово «может» доказывает субъективный, оценочный характер со стороны компетентных правоохранительных органов в деле освобождения от уголовной ответственности. Освобождение от уголовной ответственности - это право компетентных органов, а не обязанность, поскольку по правилам норм названных статей, они могут освободить лицо, но также могут и не освободить его. Такая позиция поддерживается большинством ученых- юристов. Так, по мнению Головко Л., «...позитивные компромиссные нормы оказывают достаточно весомую услугу практическим сотрудникам и достойно воздействуют на сознание деликвента, но остаются дискреционными; то есть освобождение от уголовной ответственности в данных случаях является правом, а не обязанностью правоприменителя»[114]. Однако мы полностью согласны с мнением А.С. Молодцова о том что «обязанность названных органов состоит в том, что при формальном наличии соответствующих предпосылок (оснований и условий) для освобождения всякий раз необходимо обсуждать этот вопрос и принимать обоснованное решение»[115].

Для более детального изучения видов освобождения от уголовной ответственности последовательно остановимся на каждом из них, исключая лишь освобождение по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности по названным выше причинам.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст.75 УК РФ)

В отличие от УК РСФСР 1960 г., в УК РФ 1996 г. впервые закреплено освобождение от ответственности в связи с деятельным раскаянием. Как справедливо утверждал Г. Г. Криволапов, что основанием данного вида освобождения от уголовной ответственности является нецелесообразность привлечения к ней лица, которое после совершения преступления позитивными действиями подтвердило свое раскаяние и тем самым утратило опасность для общества[116]. Ч. 1 ст. 75 УК РФ, веденная Федеральным законом от 2 июня 2016 г. № 162-ФЗ «О внесении изменения в статью 75 Уголовного кодекса Российской Федерации»[117], предусматривает следующие условия освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием: а) совершение преступления впервые; б) совершение преступления небольшой или средней тяжести; в) совершение ряда позитивных действий с раскаянием (явка с повинной; способствование раскрытию и расследованию этого преступления; возмещение причиненного ущерба или заглаживание иным образом вреда, причиненного данным преступлением); г) констатация того, что лицо утратило общественную опасность вследствие деятельного раскаяния. Однако законодатель не раскрывает признаков, которые свидетельствуют о том, что лицо перестает быть общественно опасным. Данное понятие является оценочным, что вызывает необходимость руководствоваться принципами целесообразности и разумности, учета всех обстоятельств, характеризующих позитивное поведение лица после совершения преступления и его личность.

Статьи 75 и 76 УК РФ предусматривают такое условие, как совершение преступления впервые. Согласно п. 20 утратившего силу постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. № 2, впервые совершившим преступление небольшой или средней тяжести следует считать лицо, совершившее одно или несколько преступлений, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено, либо когда предыдущий приговор в отношении его не вступил в законную силу.

Но в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19 понятие «лицо, впервые совершившее преступление» стало относиться еще и к фактам освобождения от уголовной ответственности и от наказания, устранением преступности деяния, погашением или снятием судимости.

Первым условием освобождения от уголовной ответственности, предусмотренного ст. 75 УК РФ является добровольная явка с повинной. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что явка с повинной - это добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении, сделанное в письменном или устном виде. Кроме того, заявление о преступлении не будет считаться добровольным, если оно сделанное лицом в связи с его задержанием по подозрению в

118

совершении этого преступления .

Мы согласны с существованием определенных причин, которые могут исключить возможность виновного непосредственно явиться с повинной с личным письменным сообщением о совершенном преступлении. Такими причинами могут быть тяжелая болезнь, стихийное бедствие и. т. д. Поэтому должен оцениваться сам факт явки с повинной лица, совершившего преступление, т. е. при любой форме повинной, когда оно выражает себя как готового добровольно и открыто дать правдивую информацию содеянном. При этом явка с повинной должна быть адресована в органы суда, прокуратуры, следствия или дознания. Необходимо отметить, что несовершеннолетние, кроме самостоятельного сообщения в любой форме о совершенном ими преступлении, могут сообщить об этом и через таких лиц, как их родителей, усыновителей, попечителей, педагогов, либо через органы опеки и попечительства, что также следует рассматривать в контексте добровольной явки с повинной.

Явка с повинной должна быть совершена добровольно, т.е. представлять собой осознанное активное действие лица, совершившего преступление, не под влиянием каких- либо принуждений или вынужденной ситуации, и также при условии, что органам правосудия ничего не было известно о нем или о самом пре- [118] ступлений. Мотивы явки с повинной могут быть различными: страх наказания, сожаление о случившемся, жалость к потерпевшему и др. Не будет явки с повин - ной, если после того, как лицо узнает о своем разоблачении, оно явится в правоохранительные органы. Но, если задержанный или осужденный, отбывающий наказание, сообщили о совершенных ими раньше преступлениях, и это суду, прокуратуре, следствию или дознанию неизвестно, то, как указал Пленум, такое заявление следует признать явкой с повинной.

Таким образом, под добровольностью явки с повинной следует понимать ситуацию, когда лицо, совершившее преступление, имело реальную возможность сокрытия преступления от следствия и суда, но в любой форме обратилось в органы правосудия с правдивым сообщением о совершенном им преступном деянии и готовностью понести уголовную ответственность за содеянное.

Деятельное раскаяние может проявиться также в способствовании раскрытию и расследованию, совершенного лицом, преступления, что должно характеризоваться добровольностью и полнотой оказания возможной и посильной по - мощи органам правосудия. К такому поведению относится не только признание своей вины в совершении преступления и дача правдивых показаний, но и личное добровольное участие в проведении следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий; изобличение других соучастников преступления и их роли; помощь в выявлении, задержании, розыске и возвращении похищенного и изъятого имущества; выяснение причин и условий, способствующих совершению преступления и т. д.

Вторым условием для освобождения от уголовной ответственности по ст. 75 УК РФ является возмещение причиненного ущерба или заглаживание иным образом причиненного вреда. Все такие действия должны быть направлены на устранение либо уменьшение последствий совершенного деяния средствами или силами лица, которое совершило преступление, или по его просьбе, с его согласия или одобрения, другими лицами, если само лицо не имеет реальной возможности для выполнения этих действий (например, к данному лицу применена мера пресечение в виде заключения под стражу, несовершеннолетний не имеет самостоятель- ного заработка или имущества). Необходимо отметить, что обещания, а также различного рода обязательства лица, совершившего преступление, загладить вред в будущем вне зависимости от наличия у него объективной возможности для их выполнения не относятся к обстоятельствам, дающим основание для освобождения этого лица от уголовной ответственности.

Возмещение ущерба может состоять в форме выплаты денежной суммы или в натуральной форме устранения вреда (исправление поврежденного имущества, передача потерпевшему равноценного иного имущества вместо поврежденного или уничтоженного и т.д.). Заглаживание вреда, причиненного преступлением, может выражаться в следующих формах: а) в компенсации морального вреда (денежная компенсация морального вреда; опровержении данных, используемых виновным при совершении клеветы, публичном извинении перед потерпевшим или членами коллектива и т.д.); б) в возвращении похищенного; в исправлении поврежденного имущества; в предоставлении равноценного предмета, ценностей или изделия вместо похищенного, поврежденного или уничтоженного; в компенсации стоимости имущества денежной форме; в) в оказании медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, оплате лечения и стоимости лекарств, собственном труде по устранению причиненного вреда; и др.

Полагаем, что для несовершеннолетних наибольшее воспитательное воздействие оказывает именно устранение вреда своими силами. Если несовершеннолетний имеет самостоятельный заработок или свои деньги или иное имущество, то он может возместить сумму ущерба своими средствами. Вместе с тем в соответствии с законом родители, усыновители или попечители также могут возместить вред, причиненный несовершеннолетним.

В связи с деятельным раскаянием лицо может быть освобождено от уголовной ответственности по ст. 75 УК РФ или ему может быть смягчено наказание (пункты «и», «к» ч. 1 ст. 61, ст. 62 УК РФ). Конечно же, если виновный выполнит все и в полном объеме действия, относящиеся к деятельному раскаянию, то это в большей степени свидетельствует об уменьшении степени его общественной опасности и возможности его исправления без привлечения к уголовной ответственности. Однако, по нашему мнению, деятельное раскаяние, в связи с которым решается вопрос об освобождении от уголовной может проявиться при наличии хотя бы одного из таких действий. Например, лицо, совершившее преступление, при задержании на месте преступления и изобличении в его совершении, уже не может самостоятельно, добровольно явиться в органы правосудия с повинной, но в дальнейшем такое лицо может своим активным поведением способствовать раскрытию и расследованию преступления, возместить причиненный ущерб и загладить вред иным образом. Однако если лицо добровольно явится с повинной при полном признании своей вины с чистосердечным сожалением о содеянном, но не желает оказывать помощь органам правосудия в изобличении соучастников, либо возмещать или заглаживать вред, причиненный преступлением, то факт явки с повинной можно признать обстоятельством, смягчающим ему наказание.

Например: Макаров С.А. совершил покушение на кражу, предусмотренное ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК РФ. 6 ноября 2015 он пытался тайно похитить дизельное топливо в количестве 42,1 кг, принадлежащее сервисному локомотивному депо, на общую сумму 1 516 рублей 86 копеек. Однако он не смог довести свой преступный умысел до конца и распорядиться похищенным, потому что был задержан при попытке вынести похищенное дизельное топливо. Ранее он не был судим, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, гражданский иск заявлен не был. Учитывая данные обстоятельства, суд вынес постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием Маркова С.А.[119]

Отметим, что для применения ч. 1 ст. 75 УК РФ обязательным признаком деятельного раскаяния признается добровольное и активное посткриминальное поведение виновного, направленное на посильное способствование раскрытию совершенного преступления либо полное устранение или уменьшение тяжести причиненного вреда. Как известно, в данном случае освобождение от уголовной ответственности во многом зависит от оценки степени «деятельного раскаяния» виновного правоохранительными органами.

В соответствии с ч. 2 ст. 75 УК РФ лицо, совершившее тяжкие и особо тяжкие преступления, освобождается от уголовной ответственности только в случаях, которые специально предусмотрены в примечаниях к отдельным статьям Особенной части УК РФ. Такие специальные виды предусматриваются в примечаниях к статьям 122, 126, 1271, 204, 2051, 2053, 2054,2055, 206, 208, 210, 222, 2221, 223, 2231, 228, 275, 2821, 2822, 2823, 2841, 291, 2911, 307 УК РФ). Согласно п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности", освобождение от уголовной ответственности за преступления небольшой или средней тяжести, специально предусмотренные примечаниями к соответствующим статьям Особенной части УК РФ, может производиться по правилам, установленным примечаниями, или по правилам, предусмотренным ч. 1 ст. 75 УК РФ. Однако, если лицо выполнило все условия по правилам, указанным в примечаниях к соответствующей статьи Особенной части УК РФ, то освобождение его от уголовной ответственности является обязанностью суда, прокуроры и следственного органа.

Освобождение от уголовной ответственности вследствие деятельного раскаяния, как и другие виды освобождения от таковой, является нереабилитирующим лицо обстоятельством, пусть даже и при выполнении им всех названных условий. В данном случае лицо, совершившее определенное преступление, но добровольно, активно пытающееся свести к минимуму социально негативные последствия своего деяния, рассматривается с позиции возможности его исправления без привлечения к уголовной ответственности. Вместе с тем, после освобождения от уголовной ответственности, у этого лица сохраняются другие правовые обязанности. Данный вид освобождения от уголовной ответственности является безусловным, т. е. поощрение не ставится в зависимость от поведения виновного в будущем, и поэтому он является окончательным.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст.76 УК РФ)

В соответствии со ст. 76 УК РФ освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим возможно при одновременном наличии следующих условий: а) лицо впервые совершило преступление; б) лицо совершило преступление небольшой или средней тяжести; в) оно примирилось с потерпевшим; г) вред, причиненный потерпевшему, заглажен. Содержание понятий «впервые совершившее преступление», «преступление небольшой или средней тяжести», и «вред, причиненный потерпевшему, заглажен» мы уже рассмотрели в начале этого параграфа, поэтому остановимся на понятии «примирение с потерпевшим».

Обязательным условием освобождения от уголовной ответственности является примирение с потерпевшим. Мы думаем, что в примирении решающая роль принадлежит потерпевшему. Г лавную роль играет именно добровольное волеизъявление потерпевшего, то есть его оценка содеянного и личности того, кто совершил преступление. Примирение основывается на разных мотивах, однако необходимо, чтобы лицо, совершившее преступление, стремилось к примирению с потерпевшим, а тот добровольно и осознанно согласить на примирение. Иначе говоря, акт примирения проявляется в их взаимном добровольном согласии. Поэтому для применения ст. 76 УК РФ орган правосудия должен выяснить добровольность согласия потерпевшего на примирение, поскольку на практике нередко бывает случай, когда потерпевший дает согласие в результате неправомерных действий виновного (принуждение, запугивание и т.п.). Примирение со стороны потерпевшего является актом его добровольного волеизъявления, сформированного и выраженного без какого-либо давления извне (со стороны обвиняемого, его родственников, защитника и т. п.).

По мнению И.А. Тарханова, примирение - это акт соглашения сторон, каждая из которых стремится избежать развития конфликта, восстановить согласие . Согласно ст. 76 УК РФ, один из субъектов примирения - это лицо, достигшее возраста, установленного УК РФ, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести (исполнитель, так и все другие соучастники). Другой субъект - это потерпевший. Ч. 8 ст.. 42 УПК РФ устанавливает, что по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть пострадавшего, права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников, который и признается потерпевшим. Поэтому примирение с таким потерпевшим может также являться условием освобождения от уголовной ответственности по основанию, предусмотренному ст. 76 УК РФ.

Если потерпевший является несовершеннолетним, то в производстве уголовного дела обязательно участвует его законный представитель. По такому уголовному делу лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось не только с потерпевшим, но и его законным представителем, поскольку несовершеннолетний потерпевший не может в полном объеме самостоятельно осуществлять свои права. Кроме того, о взаимном и добровольном согласии между потерпевшим и виновным свидетельствует факт, что для принятия решения о прекращения уголовного преследования требуется согласие обвиняемого, а также его законного представителя (ч. 2 ст. 27 УПК РФ).

Например, Е. (16 лет), учащийся образовательного учреждения, тайно похитил сотовый телефон с находящейся в нем картой памяти, причинив несовершеннолетней потерпевшей Ф. материальный ущерб на сумму 2154 руб. В судебном заседании представителем потерпевшего было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с подсудимым. Е. и законный представитель несовершеннолетнего Е. (его мать) примирились с потерпевшим, возместили вред Ф. С учетом характера совершенного деяния и личности Е., мировой [120] судья посчитал возможным прекратить уголовное дело в отношении Е. в соответствии со ст. 25 УПК РФ за примирением сторон, освободив последнего от уголовной ответственности[121] [122] [123].

Однако если совершенное преступление вообще не связано с причинением вреда личности, а посягает исключительно на интересы общества или государства, то потерпевший по таким делам отсутствует, а, следовательно, примирение невозможно за отсутствием одной из сторон . Например, укрывательство преступлений является преступлением против правосудия (ст. 316 УК РФ). Действия по укрывательству преступлений не посягают на законные права и интересы конкретных лиц, то есть персонифицированный потерпевший отсутствует. Поэтому, в таком случае в соответствии со ст. 76 УК РФ, виновный лишается возможности примириться с потерпевшим. В случае совершения двухобъектных преступлений, когда наряду с интересами государства и (или) общества причиняется вред конкретному потерпевшему (например, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 264 УК РФ), возникает вопрос о том, может ли виновный достичь примирения с потерпевшим в целях освобождения его от уголовной ответственности. Мы согласимся с мнением А. В. Бриллиантова о том, что «в указанных случаях не только невозможно достичь примирения относительно основного объекта, но и примирение с потерпевшим не устраняет вред, нанесенный этому основному объекту преступного посягательства, а значит, преступление в целом не теряет своей общественной опасности и уголовное дело в отношении лица, его совершившего, не может быть пре-

123

кращено» .

Таким образом, при освобождении от уголовной ответственности в вязи с примирением с потерпевшим следует учитывать конкретные обстоятельства уголовного дела, в том числе особенности и число объектов совершенного преступления, их значение; наличие добровольного волеизъявления потерпевшего; изменение социальной опасности лица, совершившего преступление, после заглаживания вреда и примирения с потерпевшим; личность совершившего преступление; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. При совершении преступления группой лиц, данные обстоятельства учитываются применительно к тому (тем), кто примирился с потерпевшим. Если в результате преступления пострадало несколько потерпевших, то требуется его примирение со всеми потерпевшими с заглаживанием причиненного всем вреда.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК РФ)

Сроки давности зависят от категории совершенного преступления. В соответствии с ч. 1 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: а) два года после совершения преступления небольшой тяжести; б) шесть лет после совершения тяжкого преступления; в) десять лет после совершения тяжкого преступления; г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

Для выяснения сущности освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, исследователи обращают внимание на оценку изменения степени общественной опасности совершенного деяния. Некоторые российские ученые считают, что по истечении сроков давности отпадает общественная опасность деяния и лица, его совершившего . Впрочем, Филимонов В.Д. отметил, что основанием освобождения от уголовной ответственности является отпадение или существенное снижение общественной опасности лица, доказанное надлежащим поведением . Мальцев В. В. полагает, что прощение лица, [124] [125] совершившего преступление, за давностью лет, является снисхождением к нему со стороны государства. Проявление милости, основанные на утрате им общественной опасности, - и есть основание рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности[126].

Действительно, характер и степень общественной опасности лица и совершенного им деяния, служат основанием целесообразности применения к нему той или иной уголовно-правовой меры. Поэтому, по нашему мнению, по истечении определенного срока давности общественная опасность деяния не отпадает, но общественная опасность лица, совершившего преступление, меняется настолько, что становится нецелесообразным его привлечение к уголовной ответственности и назначение наказания. Следовательно, сущность основания такого вида осво - бождения от уголовной ответственности состоит в изменении общественной опасности лица, совершившего преступление по истечении сроков давности. Подчеркнем, что по содержанию, понятие общественной (социальной) опасности лица не совпадает с понятием общественной опасности преступления: если деяние после его совершения само по себе не меняется с течением времени, а может лишь измениться его восприятие со стороны закона и правоприменителя, то лицо может меняться и в последующем вернуться к преступной деятельности либо стать законопослушным гражданином. Поэтому общественную опасность лица мы понимаем как его склонность к преступному поведению: чем она выше, тем более опасным для общества является соответствующее лицо. Конечно же, сама по себе такая опасность не образует основание для уголовной ответственности, однако ее отсутствие или существенное уменьшение могут служить условием для освобождения от уголовной ответственности. Применительно к срокам давности законодатель установил формальный критерий в виде периода времени, истечение которого свидетельствует о потенциальном существенном снижении опасности лица, совершившего преступление, для общества.

В настоящем УК РФ законодатель определил сроки давности по категориям преступлений, предусмотренными ст. 15 УК РФ. В теории уголовного права отмечается мнение о том, что определение размеров давностных сроков, снижающих или превышающих максимальные границы наказания в виде лишения свободы, установленные за совершение преступлений соответствующей категории (ст.15 УК РФ), является нарушением принципа гуманизма и равенства всех граждан перед законом[127] [128]. Так, Н. Г. Кадников предлагает, срок давности после совершения преступления средней тяжести, соответственно, установить равным пяти годам, а после совершения особо тяжкого преступления - двадцати годам . Мы в основном соглашаемся с данными авторами. Вместе с тем мы поддерживаем позицию Балафендиева А. о том, что наиболее оптимальным является положение, при котором сроки давности соответствуют максимальным срокам лишения свободы, установленным за совершение определенных преступлений[129] [130]. Ткачевский Ю. М. и Крылова Н. Е. приводят пример, когда соучастники совершили преступление особой тяжести, претерпели лишение свободы до 20 лет, но один из соучастников не был познано правоохранительном органом. Через 15 лет данное обстоятельство оказалось обнаружено. В этом случае осужденным участникам предстоит отбывать наказание еще в течение пяти лет, тогда как последний будет освобожден от уголовной ответственности .

Совмещая позиции указанных ученых, выскажем свое мнение о том, что сроки давности целесообразно законодательно определить равными высшему пределу срока наказания в виде лишения свободы, а при отсутствии такового в санкции соответствующей части статьи или статье Особенной части УК РФ - равный такому пределу для категории преступлений небольшой тяжести (3 года).

В сравнении с нормами уголовного закона РФ, статья 23 УК СРВ устанавливает, что сроки давности привлечения к уголовной ответственности - это сроки, предусмотренные УК СРВ, которые исчисляются со дня совершения преступления, за истечение такого срока, лицо, совершившее преступление, не подлежит привлечению к уголовной ответственности. Такие сроки тоже зависят от категории совершенного преступления и определяются по категориям преступлений: а) пять лет после совершения преступления небольшой тяжести; б) десять лет после совершения преступления средней тяжести; в) пятнадцать лет после совершения тяжкого преступления; г) двадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

По ч. 2 ст. 78 УК РФ, сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу. В отличие от УК РФ УК СРВ предусматривает только момент, с которого сроки давности исчисляются, т. е. момент их истечения не предусматривается. На наш взгляд, следует внести в УК СРВ положение об определении момента истечения сроков давности.

В УК РФ законодатель не определил, как исчисляются сроки давности за совершение длящегося или продолжаемого преступления. Если длящееся преступление начинается с момента совершения преступного деяния и заканчивается с момента явки с повинной либо когда виновный был задержан или умер, то объективная сторона продолжаемого преступления складывается из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление . Следовательно, срок давности для продолжаемого преступления исчисляется с момента выполнения последнего действия, [131] входящего в общее деяние, а для длящегося преступления - с момента прекращения выполнения его объективной стороны.

Сроки давности исчисляются до момента вступления приговора в законную силу (ч. 2 ст. 78 УК РФ). Однако не всякое уголовное дело завершается вынесением приговора, поскольку в зависимости от конкретного уголовного дела, суд может выносить и другие постановления: о прекращении уголовного дела (ст. 239 УПК РФ); об освобождении от уголовной ответственности или от наказания и о применении принудительных мер медицинского характера (ст. 443 УПК РФ, статьи 21 и 81 УК РФ). В связи с этим представляется логичным, что необходимо редактировать формулировку ч. 2 ст. 78 УК РФ и изложить ее следующим образом: «Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления в законную силу приговора или любого иного итогового решения суда, разрешающего дело по существ. ...».

Ч. 2 ст. 78 УК РФ устанавливает, что если в течение срока давности лицо совершит новое преступление, то сроки давности исчисляются самостоятельно по каждому преступлению. Это означает, что в случае производства по уголовному делу в отношении лица, совершившего несколько преступлений в разные моменты времени, данное лицо может быть освобождено от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности по не только одному, а некоторым преступлениям, даже если он совершил тяжкие преступления или особо тяжкое преступление. Например, лицо было задержано за совершение грабежа, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ. При производстве по уголовному делу было установлено, что 9 лет 11 месяцев до момента задержания, он совершил другое тяжкое преступление (например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или др.). В данном случае он будет освобожден от уголовной ответственности и признаться несудимым за совершение предыдущего преступления, поскольку срок давности для этого преступления истек. Следовательно, он будет привлекаться к уголовной ответственности только за новое преступление.

В отличие от ч. 2 ст. 78 УК РФ, ч. 3 ст. 23 УК СРВ устанавливает, что если лицо в течение срока давности совершит новое преступление, за которое максимальное наказание, предусмотренное УК СРВ, превышает один год лишения свободы, то срок давности для первого преступления исчисляется со дня совершения нового преступления. Закрепление такой позиции объясняется тем, что совершение виновным такого нового преступления в испытательном (давностном) сроке свидетельствует об общественной опасности такого лица, поэтому оно не может быть освобождено от уголовной ответственности за предыдущее преступление.

В соответствие с п. 3 ст. 78 УК РФ (в ред. Федерального закона от 03 июля 2016 г. N 323-ФЗ), течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда либо от уплаты судебного штрафа, назначенного в соответствии со ст. 76 УК РФ. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной.

Сроки давности применяются к несовершеннолетним, совершившим преступления, по специальным правилам. Согласно смыслу ст. 94 УК РФ, сроки давности, установленные ч. 1 ст. 78 УК РФ, при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращаются наполовину. В соответствие с этим сроки давности для несовершеннолетних составляют: а) один год после совершения преступления небольшой тяжести; б) три года после совершения преступления средней тяжести; в) пять лет после совершения тяжкого преступления; г) семь с половиной лет после совершения особо тяжкого преступления.

Течение сроков давности, применяемые к несовершеннолетним, и их приостановление определяются на общих основаниях, предусмотренных ст. 78 УК РФ. В соответствие с положением ч. 2 ст. 57, ч. 2 ст. 59 УК РФ, несовершеннолетним, совершившим преступление, не назначается наказание в виде пожизненного лишения свободы и смертной казни. Тогда возникает вопрос о том, что является ли освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности безусловной обязанностью правоприменительного органа?

Пленум Верховного Суда РФ на данный вопрос отвечает отрицательно и в п. 20 вышеуказанного постановления разъясняет, что применение сроков давности к лицу, совершившему преступление, за которое предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы, разрешается только судом, и в отношении всех субъектов независимо от того, может ли это наказание быть назначено лицу. Поэтому, освобождение от уголовной ответственности применительно к данной категории преступлений является правом, а не обязанностью суда. Если несовершеннолетние обвиняются в совершении преступлений, наказуемых пожизненным лишением свободы или смертной казнью, по истечении срока давности (7 лет 6 месяцев), то вопрос об освобождении их от уголовной ответственности решается только судом, причем у него сохраняется право выбрать, применять ли срок давности в данном случае или нет. Кроме того, если несовершеннолетние совершили преступления, предусмотренные статьями 205, 2051, 2053, 2054, 2055, ч. 3 и ч. 4 ст. 206, ч. 4 ст. 211, ст. 353, 356, 357, 358, 361, 277, 278, 279, 360 УК РФ[132] [133], к которым не применяются сроки давности, данное положение в полной мере касается и их тоже. В связи с этим предлагается дополнить ст. 94 УК РФ соответствующими положениями.

Подчеркнем, что применительно к рассмотренным положениям об освобождении от уголовной ответственности в целом необходимо учитывать как общие предписания, так и выделенные особенности, касающиеся именно несовершеннолетних. Пленум Верховного Суда РФ отметил, что в каждом случае следует рассматривать вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего от уго - ловной ответственности по основаниям, предусмотренным статьями 75-78 УК РФ и статьями 24-28 УПК РФ, с учетом положений о сокращении сроков давности и сроков погашения судимости, предусмотренных в статьях 94, 95 УК РФ .

Освобождение от уголовной ответственности в связи с актом об амнистии

Слово «амнистия» в переводе с греческого означает забвение, прощение. Амнистия является формой государственного прощения лиц, совершивших преступления, она может являться основанием освобождения лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности. Согласно положению ч. 1 ст. 84 УК РФ, амнистия объявляется Г осударственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в отношении индивидуально не определенного круга лиц. Для этого Г осударственная Дума РФ принимает постановление об объявлении амнистии и постановление о порядке его применения. Постановление об объявлении амнистии, не отменяя и не изменяя нормы уголовного права, не устраняя преступность и наказуемость деяния, выражает гуманность и милосердие со стороны государства. Как правило, постановление об амнистии принимается в связи со знаменательными событиями или исторически славными датами государства, народа с учетом степени общественной опасности определенных видов преступлений и личности тех или иных категорий виновных. Оно может распространяться на определенные категории лиц или на всех лиц, которые совершили преступления определенных видов (экономические, неосторожные, и т.п.).

Например, в п. 6 постановления Государственной Думы РФ от 24 апреля 2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов»[134] установлены положения об освобождении от уголовной ответственности за умышленные преступления небольшой и средней тяжести, совершенные до дня вступления в силу данного постановления, определенных категорий лиц, в том числе, несовершеннолетних; за совершение преступлений по неосторожности, за которые предусмотрено максимальное наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы; за преступления, за которые не предусмотрено наказание, связанное с лишением свободы.

Согласно положению ч. 2 ст. 84 УК РФ, амнистия является одним из видов освобождения от уголовной ответственности. Приняв постановление об амнистии, законодатель дает лицам, совершившим преступления, возможность самовоспитанием и самоконтролем исправиться. В рассматриваемых случаях, акт об амнистии применяется к лицам, совершившим преступления до даты вступления такого акта в силу, в отношении которых, уголовные дела не возбуждены; или уголовные дела находятся под предварительным (судебным) следствием, но по ним еще не вынесен приговор или другое решение судом; а также по ним вынесен приговор или другое решение судом, но еще они не вступили в законную силу. Освобождение от уголовной ответственности по амнистии исполняется органом дознания, следственным органом, а также командованием дисциплинарных воинских частей, но обязательно утверждается прокурором, и судом с участием прокурора. Необходимо отметить, что если лицо совершает длящееся или продолжаемое преступление, которое длится после издания акта об амнистии, то к таким лицам этот акт не применяется.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с актом об амнистии обладает обязательным характером, т.е. не зависит от усмотрения правоприменительных органов, которые призваны применять акты амнистии, а также волеизъявления амнистируемых лиц, а также безусловным характером, т.е. не ставится в зависимость от последующего поведения лица или от иных условий. Однако такое освобождение является «прощением» «милостью» со стороны государства, а не реабилитацией. Поэтому, если подозреваемый или обвиняемый при непризнании себя виновными в совершении инкриминируемого преступления, возражает против освобождения его от уголовной ответственности, то производство по уголовному делу обязательно продолжается в обычном порядке.

По мнению А. В. Ендольцевой, «действие акта амнистии распространяется, в отличие от уголовного закона, на деяния, совершенные до его издания, и огра - ничено небольшими временными границами, которые указываются в самом акте (как правило, в течение шести месяцев с момента его опубликования). То есть такой акт является, по сути, «разовым» актом» . Мы считаем, что сроки исполнения амнистии, не определяют пределов ее действия во времени. Уполномоченные [135] органы должны исполнять содержащиеся в акте об амнистии предписания в отношении всех лиц, указанных в нем, которые совершили преступления до вступления акта в силу, независимо от времени привлечения этих лиц к уголовной ответственности.

Амнистия является средством реализации принципа гуманизма, но ее применение к подозреваемому (обвиняемому) делает невозможным назначение ему соответствующего наказания. В данном случае не реализуются исправление лица, совершившего преступление, восстановление социальной справедливости и предупреждение совершения новых преступлений. Подозреваемый (обвиняемый) не получает отрицательную оценку от государства, осуждение своего противоправного общественно опасного деяния, т.е. цели ответственности не достигаются. Кроме того, акт об амнистии предполагает массовое применение, а не по прин - ципу индивидуализации ответственности. С актом об амнистии государство выражает уголовную политику в направлении прощения лица, совершившему преступление, а также предоставления ему возможности в будущем оправдать доверие государства своим правопослушным поведением.

Освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия

Согласно с ч. 1 ст. 90 УК РФ, освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности возможно при наличии трех условий: 1) ко времени совершения преступления лицо исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет; 2) совершение преступления небольшой или средней тяжести; 3) исправление подростка возможно путем применения принудительных мер воспитательного воздействия. В связи с освобождением несовершеннолетнего от уголовной ответственности по данному основанию, следователь с согласия руководителя следственного органа, дознаватель с согласия прокурора, или суд могут прекратить уголовное дело (преследование). Но принудительные меры воспитательного воздействия могут быть применены к несовершеннолетним только судом.

Утверждение гуманизации уголовной политики государства в сфере борьбы с преступностью несовершеннолетних подчеркивается в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ[136] [137], в соответствии с которыми суды не должны назначать им наказание, если исправление подростков, совершивших преступления, возможно путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных статьей 90 УК РФ. Данная тенденция прослеживается и в развитии уголовного законодательства. Например, слово «впервые» было исключено из ч. 1 ст. 90 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ. Следовательно, круг лиц, которые могут быть освобождены от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействий, был расширен, т. е. в него включен несовершеннолетний, который ранее уже совершал преступления.

В качестве основания такого вида освобождения от уголовной ответственности выступает признание судом, что исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия. Такое решение суда опирается на убеждение, воздействие на сознание несовершеннолетнего для понимания им недопустимости совершения преступлений и предположение о желаемом положительном поведении подростка в будущем. О.А. Анферова отмечает, что подобный вывод может быть только пре- зумпционным, т.е. предположительным, основанным на вероятности, признании факта юридически достоверным, пока не будет доказано обратное . Постановленная цель применения названных мер обращает внимание не только на исправление несовершеннолетнего, но и на его ресоциализацию. Акцент при их осуществлении делается на психолого-педагогическое воздействие, которое направ- лено «на сознание и волю несовершеннолетнего правонарушителя, корректировку его взглядов, привычек, на внушение и убеждение о необходимости изменения образа жизни... потребностей и интересов» . Вместе с тем меры воспитательного воздействия носят принудительный характер исполнения. Поэтому некоторые исследователи рассматривают принудительные меры воспитательного воздействия

139

именно как «разновидность государственного принуждения» .

Я.Н. Шевченко отмечал, что «разный тип несовершеннолетнего правонарушителя, с учетом к тому же существующих в каждом случае возможностей для оказания положительного влияния на несовершеннолетнего, требует различных мер»[138] [139] [140]. Поэтому, исследование индивидуальных качеств подростка и обстоятельств, его характеризующих, как в момент совершения преступления, так и до и после, и тех социальных условий, в которых он проживает, должно помочь суду назначить соответствующий вид меры (или их сочетание) и определить ее объем для повышения эффективности ее применения.

Из вышесказанного, можно утверждать, что освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности позволяет сочетать принудительное и воспитательное (психолого-педагогическое) воздействие, которое направляет на его исправление, ресоциализацию и предупреждение новых преступлений, и одновременно обеспечивает активное участие государства и общества в перевоспитании и исправлении несовершеннолетних, совершивших преступления.

Ст. 90 УК РФ называет, и ст. 91 УК РФ раскрывает содержание следующих принудительных мер воспитательного воздействия:

а) предупреждение;

б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

в) возложение обязанности загладить причиненный вред;

г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Согласно ч. 1 ст. 91 УК РФ предупреждение является разовой мерой, сущность которого заключается в разъяснении несовершеннолетнему вреда, причиненного совершенным им преступлением, и последствий совершения нового преступлений. Законодатель предусмотрел наиболее мягкий вид принудительных мер

- предупреждение, который применяется, когда несовершеннолетний осознал свою вину и действительно раскаялся[141] [142]. Однако, кем и в какой форме осуществляется такое разъяснение, - ни в уголовном, ни уголовно-процессуальном законе не предусмотрено. В п.33 постановления Пленума Верховного суда РФ от 1 февраля 2011 г. №1 отмечено, что такая мера применяется судом с участием несовершеннолетнего, совершившего преступление, его законного представителя, защитника (адвоката), а также прокурора, и может сразу произведена судом в присутствии его законного представителя.

В ответ на вопрос о форме предупреждения некоторые авторы отвечают, что оно должно осуществляться как в устной, так и письменной формах. В.К. Ду- юнов отметил, что необходимо вручить под расписку копию соответствующего

142

акта самому несовершеннолетнему, а также и его законным представителям . С.А. Разумов считал, что после устного разъяснения сути предупреждения необходимо взять с подростка письменное обязательство, где указать, что содержание предупреждения ему ясно. Данное обязательство должно быть скреплено подписью подростка и лица, его отобравшего[143]. В процессе предупреждения, суд должен выражать порицание преступления, совершаемого несовершеннолетним, и попытаться «заставить его прочувствовать» всю тяжесть совершенного им проступка. По нашему мнению, целью предупреждения является помощь подростку- правонарушителю в осознании неправильности и противоправности своего деяния и необходимости добровольно и сознательно соблюдать установленный порядок и правила социального общежития.

В соответствие с ч. 2 ст. 91 УК РФ, сущность передачи несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа состоит в возложении на родителей или лиц, их заменяющих, либо на специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением. Для применения данной меры суд должен получить согласие родителей или лиц, их заменяющих, на передачу им несовершеннолетнего под надзор . Обязанности родителей на это вытекают из положений ст. 63 Семейного кодекса РФ. Такая мера не дает родителям или лицам, их заменяющим, какие-то другие права, помимо тех, которыми они уже обладали в соответствии с СК РФ[144] [145]. Соответствующим лицам или специализированному государственному органу необходимо выполнять тщательный и систематический контроль за поведением несовершеннолетнего, за кругом его общения, устранением причин и условий, способствующих антиобщественному, противоправному поведению и т. д. При воздействии, оказываемом данными лицами или специализированными государственными органами, необходимо добиться выполнения несовершеннолетним своих повседневных обязанностей, таких как посещение занятий в школе, подготовка к урокам, работа по дому и т.д.

Указанная мера целесообразна только в случае, когда родители или лица, их заменяющие, способны оказать на несовершеннолетнего правонарушителя положительное влияние и обеспечить повседневный контроль за ним. Она должна применяться при наличии у родителей и лиц, их заменяющих, авторитета в глазах подростка и возможности оказать на него существенное положительное воспитательное влияние[146] [147] [148]. Поэтому суд при решении о применении данной меры к несовершеннолетнему, должен правильно оценивать не только особенности и общественную опасность, личности подростка, но и личные данные родителей или лиц, их заменяющих, условия их жизни, и их материальное состояние. Однако существует случай, что суды, передавая несовершеннолетнего под надзор родителей, формально и не достаточно изучают личность родителей, и их возможность обеспечить повседневный контроль за поведением подростка. Например, постановлением Тогучинского районного суда от 10 февраля 2009 г. несовершеннолетний К.А.В. освобожден от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 161, п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением меры передачи его под надзор родителей и ограничения времени пребывания на улице и в общественных местах с 22 часов до 6 часов утра. Впрочем согласно материалам дела, родители К. проживают в п. Горный, Тогучинского района, а К. являясь студентом 1 курса политехнического колледжа, проживает в г. Новосибирске .

Обязанность загладить причиненный вред возлагается с учетом имущественного положения несовершеннолетнего и наличия у него соответствующих трудовых навыков. Как справедливо отмечает В.Б. Боровиков, такая принудительная мера имеет, по сравнению с другими принудительными мерами воспитательного воздействия, наибольший педагогический потенциал и максимально эффективна . Несовершеннолетний должен самостоятельно загладить причиненный вред (денежная компенсация, передача аналогичного предмета, устранение вреда своим трудом). При возложении обязанности заглаживания причиненного вреда трудом несовершеннолетнего суд должен установить наличие у него соответствующих трудовых навыков и применять ее только в отношении несовершеннолетних, достигших 15-летнего возраста.

Содержание меры ограничения досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего предусматривается в ч. 4 ст. 91 УК РФ. Однако перечень требований и ограничений досуга не является исчерпывающим. Поэтому суд может применить к несовершеннолетнему и иные обязанности. Полагаем, что неясное расширение круга обязанностей при применении ч. 4. ст. 91 УК РФ может привести к нарушению конституционных прав и свобод несовершеннолетнего. В связи с этим суд должен руководствоваться принципами целесообразности для достижения исправления подростка, который может быть освобожден от уголовной ответственности.

По ч. 3 ст. 90 УК РФ, суд может назначить несовершеннолетнему одновременно несколько принудительных мер воспитательного воздействия с указанием срока их применением. Однако на практике суды не всегда указывают конкретный срок применения таких мер в постановлении и иногда они применяются к несовершеннолетнему «до достижения им совершеннолетия». Все такие перечисленные обстоятельства представляются неправильным. Например, постановлением Обского городского суда от 30 июня 2009 г. к подростку П.С.О. была применена мера передачи под надзор родителей, но в постановлении не был указан срок применения данной меры. Или постановлением Тогучинского районного суда от 8 июня 2009 г. к подростку Ю.А.С., совершившему преступление средней тяжести, предусмотренное ч. 2 ст. 158 УК РФ, были применены меры передачи его под надзор матери и ограничения времени пребывания на улице и в общественных местах с 22 часов до 6 часов утра, до его совершеннолетия. Согласно постановлению суда через 3 месяца и 11 дней, когда Ю. исполнится 18 лет, применение этих мер должно быть прекращено, хотя минимальный срок применения такой меры устанавливается 6 месяцев .

Контроль за исполнением несовершеннолетним назначенной ему принудительной меры воспитательного воздействия «возлагается на специализированный [149] государственный орган, обеспечивающий его исправление»[150]. Если несовершеннолетний систематически не исполняет назначенную ему принудительной меры, то эта мера отменяется и материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности (ч. 4 ст. 90 УК РФ). При этом в п. 32 постановления Пленума Верховного суда РФ от 1 февраля 2011 г. №1, под систематическим неисполнением следует понимать нарушение несовершеннолетним принудительных мер более двух раз в течение назначенного судом срока. Если подросткам назначено одновременно несколько принудительных мер воспитательного воздействия, и в течение установленного судом срока их применения он допустил нарушения не более двух раз по каждой из них, то такие нарушения не могут быть признаны систематическими.

Однако конкретное определение специализированного государственного органа законодатель не приводит. Отсутствие конкретных формулировок в законодательстве стало основанием для самого разнообразного толкования уголовного закона учеными и правоприменителями. Например: по мнению Е. В. Пово- довы, под специализированным государственным органом следует понимать именно уголовно-исполнительную инспекцию[151]; Х. Д. Аликперов полагает, что специализированными государственными органами являются комиссии по делам несовершеннолетних, отделения профилактики правонарушений несовершеннолетних органов внутренних дел[152] [153], образовательные учреждения, где обучается несовершеннолетний правонарушитель (школы, техникумы и т.д.) , и другие[154]. А. Е. Шульга, В. А. Сарана отметили, что Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав состоит из сотрудников, работающих на общественных началах, что не позволяет достигнуть эффективности ее работы[155]. Кроме того, П. Т. Шульга, Х. Спаниярд, В. Слот отмечают, что «характер деятельности Комиссия по делам несовершеннолетних, которая является административным органом, имеющим фискальные, карательные функции в отношении несовершеннолетних и их родителей, сохраняется неизменным с тех пор, как действовал УПК РСФСР. Ряд исторически сложившихся недостатков и противоречий как в деятельности комиссий по анализу и оценке правонарушений несовершеннолетних, так и в реабилитационной работе с подростками и семьями, сохраняется до сих пор[156] [157]. Например в судебной практике мера передачи несовершеннолетних под надзор комиссии по делам несовершеннолетних и охране их прав была применена (в постановлении Купинского районного суда от 23 ноября 2009 г. в отношении Т.Е.П.) с участием инспекции по делам несовершеннолетних (в постановлении Обского городского суда от 26 января 2009 г. в отношении Д.Г.К.). А также в постановлении Коченевского районного суда от 27 января 2009 г. в отношении Х.А.Н. также была применена названная мера, но в постановлении отсутствовало конкретное наименование специализированного государственного органа . Из вышеперечисленных примеров следует, что к уголовному законодательству должно предъявляться требование о необходимой нормативной конкретизации в части определения специализированного государственного органа.

Из вышесказанного необходимо отмечать, что несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности как по общим, и как по специальным основаниям, предусмотренным УК РФ. Общими являются те основания, по которым все субъекты преступления могут быт освобождены от уголовной ответственности, специальными - те основания, по которым могут быть освобождены только несовершеннолетние.

Остановившись на общих и специальных видах освобождения несовершен - нолетних от уголовной ответственности по УК РФ, перейдем к рассмотрению таковых оснований, установленных УК СРВ.

Общая часть УК СРВ предусматривает пять видов освобождения от уголовной ответственности. По обязанности их применения (законодатель использует термины «освобождается» и «может быть освобождено») выделяются следующие группы: освобождение от уголовной ответственности, имеющее обязательный характер (ст. 19, ч. 1 ст. 25, ч. 3 ст. 25) и освобождение от уголовной ответственности, имеющее альтернативный характер (ч. 2 ст. 25, ч. 2 ст. 69).

При наличии оснований обязательной группы в соответствующей стадии уголовного разбирательства следственный орган, прокурор либо суд должны принять решение об освобождении лица, совершившего преступление от уголовной ответственности, а при наличии оснований альтернативной группы (выборочной) - принятие такого решения зависит от оценки всех обстоятельств дела, требований борьбы с преступностью и личности преступника следственным органом, прокурором или судом в конкретных ситуациях, т. е. могут принять и могут не принять.

Остановимся на последовательном анализе каждой из данных мер.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным отказом от совершения преступления (ст. 19 УК СРВ)

Добровольный отказ от совершения преступления является одним из инсти - тутов, которые устанавливаются в УК СРВ с целью побуждения лица, совершающего преступление, к окончательному отказу от него. Благодаря этому вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, может быть уменьшен. По ст. 19 УК СРВ «добровольном отказом от совершения преступления признается не совершение самым лицом преступления до конца, хотя ничего не препятствует ему. Лицо, добровольно отказавшееся от совершения преступления, освобождается от уголовной ответственности за это преступление, но подлежит уголовной ответственности за другое преступление, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления».

Мы можем отметить следующие условия освобождения от уголовной ответственности в связи с добровольным отказом от совершения преступления.

Во-первых, прекращение совершения преступления должно быть добровольным и окончательным, то есть лицо прекратило реализовывать умысел на совершение преступления действительно (окончательно), а не в связи с ожиданием благоприятных условий для совершения этого преступления.

Во-вторых, прекращение совершения преступления должно проявиться в стадии приготовления к преступлению либо неоконченного покушения на преступление, а не в стадии окоченного покушения на преступление либо оконечного преступления.

Неоконченное покушение больше отдалено от оконченного преступления и считается менее опасным, чем оконченное покушение и допускается добровольный отказ от совершения преступления. В оконченном покушении лицо уже выполнило все действия из числа намеченных им для достижения преступного результата, следовательно, его прекращение не меняет общественную опасность совершенного им деяния. Например, А. намереваясь убить Б., прицелился, нажал на спусковой крючок пистолета, но выстрела не последовало, произошла осечка. После этого, А. не выполнил никакого действия для совершения убийства. В данном случае действие А. рассматривается в качестве покушения (окоченного) на преступление и не может быть признано добровольным отказом от совершения преступления .

В-третьих, лицо прекратило совершение преступления само, хотя это лицо осознавало, что объективные обстоятельства позволяли ему продолжить совершение преступления. При этом, из-за объективных обстоятельств (например, при- [158] нуждение, требование, обнаружение действий) его прекращение не считается добровольным отказом от совершения преступления.

Поэтому лицо освобождается от уголовной ответственности по основанию ст. 19 УК СРВ только при наличии трех вышеперечисленных условий. Вместе с тем, лицо, добровольно отказавшееся от совершения преступления, освобождается от уголовной ответственности только за это преступление, но будет подлежать уголовной ответственности за другое преступление, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

По УК РФ в данном случае лицо, добровольно отказавшее от преступления, не подлежит уголовной ответственности. Ст. 31 УК РФ распространяет свое содержание на всех соучастников преступления. Согласно ч. 2 ст. 31 УК РФ лицо не полежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. Согласно позиции вьетнамского законодателя, по юридической сущности освобождение от уголовной ответственности совершенно отличается от исключения уголовной ответственности, когда лицо не подлежит таковой, так как в деянии, совершенном лицом, освободившимся от уголовной ответственности, содержатся все признаки состава преступления, но имеет место основание для такого освобождения. Лицо, совершившее деяние, предусмотренное Особенной частью УК СРВ, не подлежит уголовной ответственности в следующих случаях: лицо не достигло возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ст. 12 УК СРВ) или совершило деяние в состоянии невменяемости (ст.13 УК СРВ); в связи с истечением сроков давности (ч. 1 ст.23) либо совершенное деяние не признается преступлением (в соответствии со ст. 11 - внезапное событие; ст. 15 - необходимая оборона; ст.16 - крайняя необходимость). В Уголовном кодексе Китайской народной республики ст. 24 устанавливает следующее: «добровольным отказом от преступления признается прекращение самим лицом доведения преступления до конца либо добровольное применение мер для пересечения наступления преступного результата. Если совершенное лицом деяние не причинило вред, то лицо освобождается от наказания; если причинило вред, лицу назначается более мягкое наказание»[159]. Следовательно, наиболее мягким правовым последствием добровольного отказа от преступления по законодательству КНР является освобождение от наказания; по законодательству СРВ - освобождением от уголовной ответственности; по законодательству РФ - исключение уголовной ответственности.

В настоящее время, ст. 19 УК СРВ устанавливает освобождение от уголовной ответственности только одного вида соучастника - исполнителя, не распространяя свое действие на других соучастников. Однако в постановлении Пленума Верховного Суда СРВ № 01- 89/NQ-HBTP от 19.04.1989г. «О применении некоторых регламентаций УК СРВ 1985» предусмотрена инструкция о применения освобождения других соучастников - организатора, подстрекателя, пособника от уголовной ответственности в связи с добровольным отказом от доведения преступления до конца:

- подстрекатель к преступлению и организатор преступления убеждают, принуждают исполнителя к отказу от совершения преступления либо сообщают о приготовленном преступлении органам власти, или лицу, которому будет причиняться вред, в целях своевременного предотвращения совершения преступления;

- пособник преступления должен осуществлять позитивные меры, чтобы предотвратить совершение преступление, он должен прекратить создание исполнителю преступления или другим участникам преступления благоприятных условий для его совершения: изъятие и прекращение предоставления средств или орудий для совершения преступления, прекращение дачи рекомендаций по соверше - нию преступления и т.д.

- организатор, подстрекатель или пособник преступления освобождаются от уголовной ответственности, если эти лица предотвратили совершение преступления, последствие преступления не наступило. Если эти лица своими действиями не предотвратили совершение преступления, последствие преступления наступило, то они могут быть привлечены к уголовной ответственности. Если эти лица добровольно явились с повинной, способствовали обнаружению преступления, предотвращению его совершения, ограничению преступного вреда, они могут освободиться от уголовной ответственности.

Перечисленные положения постановления Пленума Верховного суда СРВ № 01- 89/NQ-HDTP от 19.04.1989 г. об освобождении уголовной ответственности организатора, пособника, или подстрекателя в связи с добровольным отказом от преступления сохраняются свое важное юридическое значение в реализации института уголовной ответственности. Несмотря на это, думается, что вопрос об уголовной ответственности организатора, пособника, подстрекателя в связи с добровольным отказом от доведения преступления до конца необходимо регламентировать непосредственно в УК СРВ. Это будет соответствовать сложившейся практике и охватывать деяния всех соучастников, а не только деяние исполнителя, как это сделано в существующей норме[160].

В отличие от УК СРВ, ст. 31 УК РФ «Добровольный отказ от преступления» распространяет свое содержание на всех соучастников преступления. По нашему мнению, наименование ст. 19 УК СРВ следует заменить на формулировку «Добровольный отказ от преступления», а в содержании данной статьи предусмотреть освобождение от уголовной ответственности не только исполнителя, но и организатора, подстрекателя, пособника.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки (ч. 1 ст. 25 УК СРВ)

Часть 1 ст. 25 УК СРВ устанавливает: «Лицо, совершившее преступление, освобождается от уголовной ответственности, если в процессе уголовного преследования, рассмотрения прокурором уголовного дела либо судебного разбирательства будет установлено, что вследствие изменения обстановки совершенное им преступное деяние или это лицо перестали быть общественно опасным». Дей - ствующий УК СРВ не определит применять данный вид освобождения от уголовной ответственности к какой-то конкретной категории преступлений и (или) лиц.

Поэтому норма ч. 1 ст. 25 УК СРВ не только применится к любому лицу за совершение преступления любой категории, но и носит обязательный характер.

В России законодатель признал утратившей силу ст. 77 УК РФ, предусматривавшую освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки, и заменил ее статьей 801 УК РФ об освобождении от наказания в связи с изменением обстановки. По ст. 801 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им преступление перестали быть общественно опасными. Исходя из этого, мы можем отметить существенное различие в уголовной политике Вьетнама и России в рассмотрении вопросу, обозначаемого понятием «изменение обстановки».

Согласно Вьетнамскому толковому словарю[161], «изменение обстановки» следует понимать как значительные перемены в социально-экономических, политических и духовных условиях жизни общества в масштабе всей страны либо крупного ее региона. В соответствии с ч. 1 ст. 25 УК РФ изменение обстановки, в силу которого преступное деяние перестало быть особенно опасным, не зависит от воли или желания лица, совершившего это деяние. Оценка утраты общественной опасности преступного деяния принадлежит компетенции органов, производящих уголовное производство. Однако, при оценке утраты общественной опасности преступного деяния, необходимо выяснить на какое общественное отношение, посягало данное преступное деяние и утрачивает ли деяние в силу изменения этого общественного отношения свою общественную опасность. Здесь изменение обстановки должно быть причиной утраты общественной опасности преступного деяния, поскольку не все изменения обстановки влекут отпадение общественной опасности преступного деяния. Обычно к таким изменениям правоприменительная практика относит отмену чрезвычайного или военного положения. Например, А. незаконно завладел участком земли, тем самым совершил преступление, предусмотренное ст. 173 УК СРВ «Нарушение правил использования земель». Однако при расследовании, вследствие наводнения данный участок земли был уничтожен, поэтому совершенное А. действие перестало быть общественно опасным, следовательно, необходимость привлечения А. к уголовной ответственности отпала.

На практике (научной и рассмотрения уголовных дел) существует точка зрения, согласно которой «изменение обстановки» должно содержаться в конкретном нормативном правовом акте. Другими словами, изменение правовых норм, повлекшее утрату общественной опасности совершенного лицом действия, является основанием освобождения от уголовной ответственности.

Например, раньше по УК СРВ лицо, завладевшее чужим имуществом (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ч. 1 ст. 278 и ч. 1 ст. 280 УК СРВ), подлежало от - ветственности, если стоимость имущества превышала 500.000 вьетнамских донгов (25 долларов США). Однако согласно Постановлению Государственного собрания № 33/2009/QH12 от 19 июня 2009 г. «о применении изменений, и дополнений нескольких статьей УК СРВ 1999 г.»[162] стоимость похищенного имущества должна быть свыше 2.000.000 вьетнамских донгов (100 долларов США). Итак, изменение обстановки как основание освобождения лица от уголовной ответственности имеет место в тех случаях, когда лицо до вступления Постановления Государственного собрания № 33/2009/QH12 от 19 июня 2009 г. «о применении изменений, и дополнений нескольких статьей УК СРВ 1999 г.» в силу, незаконно завладело имуществом со стоимостью свыше 500.000 но меньше 2.000.000 вьетнамских донгов.

Мы не согласимся с данной точкой зрения. По нашему мнению, «изменение обстановки», предусмотренное ч. 1 ст. 25 УК СРВ, не совпадает с «изменением правовых норм». Поэтому, в обоснование решения об освобождении от уголовной ответственности в связи изменением правовых норм, в силу которого совершенное деяние утратило общественную опасность, нельзя ссылаться на ч. 1 ст. 25 УК

СРВ. Возвращаясь к указанному выше примеру, считаем, что вступление Постановления Государственного собрания № 33/2009/QH12 от 19 июня 2009 г. «О применении изменений, и дополнений нескольких статьей УК СРВ 1999г.» в силу является основанием не привлекать лицо, фактически совершившее хищение имущества стоимостью меньше 2.000.000 вьетнамских донгов, к уголовной ответственности. Это объясняется тем, что с момента вступления данного постановления в силу, завладение имуществом стоимостью меньше 2.000.000 вьетнамских донгов не является преступлением. Если лицо, совершило деяние, не предусмотренное УК СРВ как преступление, то к нему не может применяться институт освобождения от уголовной ответственности. Поэтому в обоснование решения о непривлечении к уголовной ответственности следует ссылаться на постановление Государственного собрания.

Мы исходим из того, что деяния, предусмотренные уголовным правом более общественно опасные, чем другие правонарушения. Поэтому, хотя имеет место «изменения обстановки» и преступное деяние утратило общественную опасность, но данное деяние могло причинить вред общественным отношениям, охраняемым другими областями права (административного права, гражданского права). И лицо, освобождающееся от уголовной ответственности, может подлежать ответственности по нормам другой области права.

Определение того, что лицо, совершившее преступление, перестало быть общественно опасным, является более трудным, чем определение случая, когда преступное деяние перестало быть опасным. Изменение обстановки, в связи с которым лицо, совершившее преступление, перестало быть общественно опасным, возникает в стадии расследования, рассмотрения прокурором уголовного дела либо судебного разбирательства[163].

Изучение правоприменительной практики показало, что органы власти очень редко обосновали решение об освобождении от уголовной ответственности, ссылаясь на данную регламентацию, поскольку отсутствует единое толкование формулировки «вследствие изменения обстановки, лицо перестало быть общественно опасным». Конкретней на практике бывает такое толкование, согласно которому считается, что лицо перестало быть общественно опасным вследствие изменения обстановки в случаях, когда оно ранее, на момент совершения преступления было общественно опасным, но по истечении определенного промежутка время стало добропорядочным, полезным для общества человеком.

По данной проблеме в письме Верховного Суда № 24/1999/KHXX от 17 марта 1999 г. «об ответах на вопросы реализации права» были даны инструкции об освобождении от уголовной ответственности (раньше они приводились в части VIII постановления Пленума Верховного суда № 02-HBTP- TANDTC/QB от 5 января 1986 г. «О руководстве по реализациям некоторых статьей УК СРВ 1985 г.»). В данном письме дано конкретное толкование относительно освобождения лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности в случае, когда оно перестало быть общественно опасным вследствие изменения обстановки. Например: лицо совершило кражу в размере 4.000.000 вьетнамских донгов (200 долларов США). На момент совершения кражи он подлежал уголовной ответственности. Однако когда прокурор рассмотрел уголовное дело в его отношении, данное лицо активно потушило пожар, при этом его здоровью был причинен тяжкий вред. Поэтому, это лицо было освобождено от уголовной ответственности в связи с тем, что оно перестало быть общественно опасным вследствие изменения обстановки.

По нашему мнению, пример, указанный в письме Верховного Суда СРВ не является правильным, поскольку изменение в данном примере субъективное, а не то, которое указывает на изменение обстановки. Кроме того, имеет место совпадение обстоятельств, на основании которых лицо освобождается от уголовной ответственности с обстоятельствами, смягчающими наказание. Согласно данному примеру изменением обстановки является заслуга лица в успешном тушении пожара и получение при этом увечья. Но необходимо обратить внимание на то, что получение тяжкого вреда здоровью не лишает его возможности совершения других краж или иных преступлений. Более того, заслуга лица носит субъективный характер и не имеет никакого отношения к жизненным обстоятельствам данного лица во время совершения кражи. Поэтому нельзя признать заслугу в тушении пожара и получение тяжкого вреда здоровью изменением обстановки, вследствие которого лицо освобождается от уголовной ответственности. Таковые действия могут быть признаны обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность, предусмотренным п. «р» ч. 1 ст. 46 УК СРВ. Это имеет значение при рассмотрении вопроса об освобождении этого лица от наказания.

По мнению Нгуен Хьен Хань для признания лица общественно неопасным, необходимо установить, что у этого лица нет возможности или есть минимальная возможность совершить деяния, предусмотренные УК СРВ[164] [165]. Например, в отношении До Нгок Тхань было возбуждено уголовное дело по ст. 202 УК СРВ «Нарушение правил управления наземными транспортными средствами». В результате дорожной транспортной аварии сам До Нгок Тхань получил травматическое повреждение мозга, вследствие которого он не смог двигаться и руководить своим поведением. Прокурор г. Хо Ши Минь прекратил уголовное дело, возбужденное в его отношении и освободил его от уголовной ответственности в связи изменением обстановки, в силу которого лицо перестало быть общественно опас-

165

ным

По нашему мнению, изменение обстановки, вследствие которого лицо, со - вершившее перестало быть общественно опасным, следует понимать как перемены в объективных, связанных с жизнью и повседневной деятельностью обстоятельствах этого лица, когда в силу этих перемен у него исключается или сводится к минимуму возможность совершения определенного вида преступления.

На практике встречаются случаи злоупотребления при применении ч. 1 ст. 25 УК СРВ, проявляющиеся в двух направлениях. Во-первых, ч. 1 ст. 25 УК СРВ не конкретно оговаривает полномочия по оценке «изменения обстановки, вслед - ствие которого совершенное лицом преступное деяние либо само лицо перестало быть общественно опасным» и оценка носит субъективный характер. Поэтому, встречаются случаи, когда лицо совершило преступление, но правоохранительный орган, основываясь на ч. 1 ст. 25 УК СРВ, освободил его от уголовной ответ - ственности, хотя не указал наличие какого-то изменения обстановки. Во-вторых, существуют неправомерные решения в процессе расследования. Например, после предъявления обвинения, если следственный орган не собрал достаточные доказательства о вине лица в совершении им преступления, то данный орган, ссылаясь на «изменение обстановки», освобождает это лицо от уголовной ответственности во избежание возмещения вреда, причиненного данному лицу в процессе расследования. Хотя согласно Закону № 35/2009/QH12 от 18 июня 2009г. «Обязанности государства при возмещении вреда, причиненного в результате уголовного преследования», если в отношении данного лица, было возбуждено уголовное дело либо ему было предъявлено обвинение, то следственный орган должен отменить эти решения и возместить причиненный ему вред[166].

Полагаем, что злоупотребление в применении ч. 1 ст. 25 УК СРВ имеет место и вследствие того, что в литературе понятие изменения обстановки толкуется несколько упрощенно. Поэтому для более эффективного применения названной нормы, законодателю необходимо конкретно и единообразно толковать официальные документы в части понятий «вследствие изменения обстановки совершенное преступное деяние перестало быть общественно опасным» и «вследствие изменения обстановки лицо перестало быть общественно опасным».

Кроме того, по нашему мнению, освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки признается обязательным только для тех случаев, при которых в силу данного изменения совершенное преступное деяние перестало быть общественно опасным. А в тех случаях, когда в силу изменения обстановки только лицо перестало быть общественно опасным, а совершенное им преступное деяние осталось общественно опасным, то данное лицо только «может» быть освобождено от уголовной ответственности.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с наличием активных действий лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 25 УК СРВ)

В УК СРВ и межведомственном постановлении МВД (сейчас МОБ), Верховной прокуратуры и Верховного Суда № 05-BNV-TANDTC-VKSNDTC- BTP/TTLT от 2 июня 1990 г. «о применении уголовной политики в отношении лица, явившегося с повинной» не предусмотрено понятие явки с повинной. Со - гласно письму Верховного суда № 81/2002/TANDTC от 10 июня 2002 г. «О решении некоторых специальных проблем»[167], явка с повинной - это добровольное личное признание лицом в совершении преступления и дача им показаний об этом до момента, как будет установлено, что именно это лицо совершило преступление. Явка лица, совершившего преступление, с повинной, выражает его раскаяние в совершенном преступлении и активный характер, тем самым лицо может получить поощрение. Но уровень поощрения зависит от уголовной политики, от характера и уровня общественной опасности совершенного им преступления, от преступного последствия, от его роли в способствовании расследованию. Согласно ч. 2 ст. 25 УК СРВ лицо, явившее с повинной, может быть осво - бождено от уголовной ответственности. А явка лицом с повинной при отсутствии достаточных оснований для освобождения от уголовной ответственности признается обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность, предусмотренным п. «о» ч. 1 ст. 46 УК СРВ.

В ч. 2 ст. 25 УК СРВ установлено, что «до момента обнаружения преступного деяния лицо, совершившее преступление, явившееся с повинной, давшее показания, способствовавшее обнаружению и расследованию преступления, ограничивавшее преступные последствия до минимума, может быть освобождено от уголовной ответственности». Таким образом, в данном случае лицо может быть освобождено от уголовной ответственности при наличии трех следующих условий.

Первое условие: преступное деяние не было обнаружено. Это означает что, никому неизвестно совершенное лицом преступление либо после совершения кому-то стало известно совершенное преступление, но соответствующее лицо не сообщило органу власти об этом. То есть лицо, совершившее преступление, осознало, что органам власти еще неизвестно о совершенном им преступлении, и оно добровольно явилось с повинной и дало показания о совершенном им преступле - нии. Поэтому в случае явки преступника в органы власти под запугиванием, давлением другого человека не считается явкой с повинной.

Из определения явки с повинной можем отметить, что она представляет собой самостоятельное признание лицом вины и добровольная дача показаний о со - вершенном им преступлении в двух случаях: совершенное преступление и пре - ступник не были известны следствию, и следствию было известно только совершенное преступление, а не был известен преступник. Согласно ч. 2 ст. 25 УК СРВ освобождение уголовной ответственности рассматривается только в отношении лица, явившегося с повинной в первом случае (когда следствию не были известны совершенное преступление и преступник). Однако в межведомственном постановлении МВД (сейчас МОБ), Верховной прокуратуры и Верховного суда № 05- BNV-TANDTC-VKSNDTC-BTP/TTLT от 02 июня 1990 г. «О применении уголовной политики в отношении лица, явившегося с повинной» указано что, если лицо, совершившее преступление, в независимости от совершенного преступления, от категории преступления до момента обнаружения явилось с повинной, дало показания, способствовало обнаружению и расследованию преступления, ограничивало преступные последствия до минимума, это лицо может быть освобождено от уголовной ответственности либо ему может быть назначено более мягкое наказание; если совместно с явкой с повинной у лица имеется большая заслуга либо оно уговорило других соучастников явиться с повинной, то оно может получить государственное поощрение по установленным правилам.

Очевидно, что предусмотренная межведомственным постановлением категория лиц, которые могут быть освобождения от уголовной ответственности в свиязи с явкой с повинной, шире. Данный институт может быть применен во втором случае, когда только преступное деяние было известно следствию, а сам преступник нет. Когда УК СРВ 1999 г. был принят, органы (Министерство общественной безопасности, Верховный Суд, Верховная прокуратура) не заменили межведомственное постановление № 05-БКУ-ТЛМОТС-УК8МОТС-БТР/ТТЬТ от 02.06.1990 г. новым. 10 июня 2002 г. председатель Верховного Суда в официальном письме № 81/2002/ТЛКБТС от 10 июня 2002 г. «о решении некоторых специальных проблем» не затронул проблему освобождения от уголовной ответственности лиц, явившихся с повинной. Согласно данному письму, не признается явкой с повинной, предусмотренной п. «о» ч. 1 ст. 46 УК СРВ ситуация, когда лицо, совершившее преступление, уже было известно следствию, добровольно передал себя правоохранительным органам. Но добровольная передача в данном случае считается обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность по ч. 2 ст. 46 УК СРВ. По нашему мнению, законодатель и правоохранительные органы должны иметь общее толкование явки с повинной. Кроме того, для обеспечения принципа законности необходимо заменить межведомственное постановление № 05-BNV-TANDTC-VKSNDTC-BTP/TTLN от 02.06.1990 г. новым.

Второе условие - лицо, явившееся с повинной должно сообщить полностью о совершенном им преступлении, эффективно способствовало раскрытию и расследованию преступления. Лицо должно явится с повинной, предоставить достоверные данные о его преступных деяния, а также других соучастниках, представить правоохранительным органам информацию, документы и доказательства, связанные с преступным деянием (либо с другими соучастниками).

Третье условие - лицо, явившееся с повинной, должно каким-то образом ограничило до минимума преступный результат. Под преступным результатом понимается определенный материальный, моральный, физический или политический вред, причиненный охраняемым уголовным законом общественным отношениям. Поэтому, попытка ограничения преступного результата состоит в том, что лицо, совершившее преступление сделал все возможные с целью пересечения поступления преступного результата. Например, сообщение потерпевшему о пре - ступлении, изъятие средств либо орудий, которые были переданы другим со - участникам. Очень видно, что данное условие имеет место только в случае, когда преступный результат не поступил. В случае, когда преступный результат уже по - ступил либо преступное деяние уже причинило реальный вред, нет основания для освобождения лица, явившегося с повинной от уголовной ответственности по ч. 2 ст. 25 УК СРВ, хотя он возместило причиненный вред. Поэтому, нам необходимо отличать действия добровольного возмещения причиненного вреда от действия активного пересечения поступления (ограничения) вреда. По нашему мнению, действие добровольного возмещения причиненного вреда имеет место в случае, когда преступный результат уже поступил. А сущность действия пересечения поступления (ограничения) вреда состоит в попытках не допустить поступления вреда либо ограничить вред до минимума.

В случае, когда лицо явилось с повинной, но не имеют достаточных оснований для его освобождения от уголовной ответственности, то явка данного лица с повинной должна рассматриваться как обстоятельство, смягчающее уголовную ответственность, предусмотренное п. «о» ч. 1 ст. 46 УК СРВ. В теории уголовного права и практике это является очень сложной проблемой при рассмотрении вопроса об освобождении, лица, явившегося с повинной от уголовной ответственности. Очень трудно и четко определяют границу между случаем, когда лицо, явившееся с повинной, освобождается от уголовной ответственности и случаем, когда явка данным лицом с повинной признается обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность. Определение этой границы зависит много от субъективных мнений следователей, прокуроров и судьей. На практике бывал случай, когда следователь считал что, лицо, явившееся с повинной, освобождается от уголовной ответственности, но прокурор отвергнул это мнение.

Кроме того, необходимо отличать понятие явки с повинной от понятия «добровольная передача лицом себя в руки правосудия, когда это лицо уже было известно следствию» (автор называет простой явкой). По письму Верховного суда № 81/2002/TANDTC от 10 июня 2002 г. под явкой с повинной понимается добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении, когда никому не известен преступник. Добровольное сообщение лица, задержанного за совершение одного преступления, о совершении им другого преступления, по которому не установлено лицо, совершившее преступление, также признается явкой с повинной. А под «простой явкой» понимается сообщение лица о совершении им преступлении, когда данное лицо знал о том, что у него нет возможности скрыться от следствия. Однако, на наш взгляд простой явкой признается добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении (хотя у него есть возможность скрыться) после установления следственным органом лица, совершившего преступления. Очевидно, что явка с повинной и простая явка существенно отличаются моментом сообщения о совершения преступления. Явка с повинной - до установления следственным органом лица, совершившего преступления, простая явка - после.

Таким образом, освобождение от уголовной ответственности в связи с наличием активных действий лица, совершившего преступление, имеет альтернативный характер и зависит от субъективной оценки уполномоченных лиц. Поэтому, кроме условия явки с повинной и оказания расследованию активного содействия, фактически необходимо учитывать совокупность следующих обстоятельств: уголовная политика государства; характер и степень совершенного преступления; личность преступника. И также необходимо учитывать, что в целях укрытия тяжкого преступления, совершенного лицом, оно может добровольно сообщить о совершенном им другом, менее тяжком преступлении.

Освобождение от уголовной ответственности по амнистии (ч. 3 ст. 25 УК СРВ)

По ч. 3 ст. 25 УК СРВ лицо, совершившее преступление, освобождается от уголовной ответственности при принятии акта об амнистии. Это имеет важное политическое, общественное и юридическое значение при утверждении того, что амнистия является гуманным институтом в уголовном законодательстве Вьетнама. По УК РФ это вид носит альтернативный характер, а по УК СРВ он имеет обязательный характер.

Согласно ч. 11 ст. 70 Конституции СРВ только Национальное Собрание Социалистической Республики Вьетнам вправе принять акт об амнистии. Амнистия часто объявляется при отмечании важных государственных праздников. Это вы - ражает гуманную политику государства в отношении лиц, совершивших преступления. Акт об амнистии, принятый Национальным Собранием, имеет юридическую силу в отношении всех лиц, совершивших преступления, которые указываются в данном акте. Лицо, совершившее указанное в акте об амнистии преступление, освобождается от уголовной ответственности независимо от стадии уголовно-процессуального производства; лицо, осужденное за совершение преступления, освобождается от неотбытой части наказания и с него снимается судимость; если речь идет о лице, отбывшем наказание или исполнившем другие ре - шения суда, то с него будет снята судимость. Необходимо отметить, что лицо, привлеченное в качестве обвиняемого в уголовном деле, вправе требовать судебное разбирательство, хотя амнистия и объявлена. При наличии основания оправдания суд постановляет оправдательный приговор, а при наличии виновности данного лица в совершении преступления суд освобождает его от уголовной ответственности по амнистии.

В истории Вьетнама амнистия объявлялась только два раза. Первый раз был в 1945 г. с принятием Приказа № 52/SL от 20.10.1945г. об амнистии в отношении лиц, совершивших некоторые виды преступлений до 19.08.1945, а второй раз - в 1954 г. с вынесением постановления № 413/TTg от 09.11.1954г. об амнистии. Согласно данному постановлению лицо освобождалось от уголовной ответственности, наказания с учетом вида совершенного им преступления. С этого времени, амнистия не была объявлена.

Освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности (ч. 2 ст. 69 УК СРВ)

Кроме общих условий освобождения лиц (в том числе несовершеннолетних), совершивших преступления, от уголовной ответственности, УК СРВ предусматривает отдельные условия такого освобождения для несовершеннолетних. В ч. 2 ст. 69 УК СРВ установлено, что «несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности, если он совершил преступление небольшой или средней тяжести, причинил небольшой вред, при наличии многих обстоятельств, смягчающих уголовную ответственности и его семья, учреждение или общественная организация примут обязанность его воспитания и наблюдения за ним». Условиями такого вида освобождения от уголовной ответственности являются:

Во-первых, лица, совершившие преступления, являются несовершеннолетними.

Во-вторых, совершенные преступления должны быть преступлениями небольшой или средней тяжести. Данное условие также было предусмотрено УК СРВ 1985 г., но только в отношении небольшой преступления, за совершение которых предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок не свыше пяти лет. Это было связано с тем, что в УК СРВ 1985 г. выделялось всего две категории преступлений - небольшой тяжести и тяжкие преступления. Последними признавались преступления, за совершение которых было предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок свыше пяти лет. По действующему УК СРВ преступлениями небольшой тяжести признаются преступления, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, а средней тяжести - преступления, за совершение которых максимальное наказание не превышает семи лет лишения свободы.

То есть законодатель расширил сферу освобождения от уголовной ответственности в пользу несовершеннолетних. Однако одновременно законодатель включил в основание освобождения от уголовной ответственности указание на то, что данные преступления должны причинить «небольшой вред» (ч. 2 ст. 69 УК СРВ), что противоречит положению, предусмотренному ч. 3 ст. 8 УК СРВ, согласно которому преступлениями средней тяжести признается преступления, «причинившие обществу большой вред». Вместе с тем на практике встречаются случаи, когда несовершеннолетние совершают противоправные деяния, признаваемые преступлениями средней тяжести УК СРВ, но в реальности не причиняющее вреда кому-либо или причиняющее небольшой вред[168]. Поэтому, по нашему мнению, следует понимать формулировку «преступление небольшой или средней тяжести, причинившее небольшой вред» как «преступление небольшой или средней тяжести, которое не причинил вред кому-то либо причинил небольшой вред».

В-третьих, наличие у несовершеннолетних многих обстоятельств, смягчающих уголовную ответственность. Многие обстоятельства, смягчающие уголовную ответственность, означают наличие двух или более таких обстоятельств. Однако, ч. 2 ст. 69 УК СРВ не рассматривает, где эти обстоятельства установлены. Поэтому, по нашему мнению, обстоятельствами, предусмотренными ч. 2 ст. 69 УК СРВ, являются обстоятельства, предусмотренные ч. 1 ст. 46 УК СРВ (обстоятельства, смягчающие уголовную ответственность), или другие обстоятельства, предусмотренные в п. 5 постановления Верховного Суда № 01/2000/NQ-HBTP 04 августа 2000 г. «о руководстве по реализациям некоторых норм в Общей статьей УК СРВ 1999 г.»[169]. Расширение перечня обстоятельств, смягчающих уголовную ответственность, выражает гуманистическую направленность уголовной политики, а также принцип, содержащийся в положении, согласно которому «осуждение несовершеннолетних направлено на их воспитание, исправление и способствование становлению хорошим гражданином» (ч.1 ст.69 УК СРВ).

В-четвертых, семья несовершеннолетних либо учреждение или общественная организация должны принять обязанность по его воспитанию и наблюдению за ним. По физическим, психологическим и физиологическим показателям несовершеннолетние не полностью развиты. Они также не оснащены достаточным объемом знания об обществе и находятся под влиянием окружающих условий. Семья является звеном общества, местом, где человек родился, развивает и совершенствует личные способности. Поэтому для несовершеннолетних, семья является их поддержкой (опорой), лучшим местом для их исправление, раскаяния. При принятии обязанности воспитания несовершеннолетнего и наблюдения за ним, семья может воспитать его, эффективно способствовать его исправлению. При этом общественное окружение также играет немаловажную роль. Именно в учреждениях или общественных организациях несовершеннолетние будут учиться, работать. Поэтому, если учреждения или общественные органы примут обязанность воспитания несовершеннолетних и наблюдения за ними, то необходимо создать благоприятные условия для осуществления данными организациями такой обязанности. Однако, если условия в таких организациях неположительные, то это может отрицательно повлиять на процесс исправления, раскаяние несовершеннолетних и цель исправления не будет достигнута. Таким образом, необходимо тщательно рассматривать и обратить внимание на все условия семьи подростков, учреждений и общественных организаций, которые примут обязанность его воспитания и наблюдения за ним. В настоящее время, закон пока не определил, в каких случаях именно семья, учреждения или общественные организации принимают обязанность по воспитанию подростка и наблюдению за ним.

Кроме четырех вышеперечисленных условий, существует мнение о том, что должно относиться к обязательным условиям освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по ч. 2 ст. 69 УК СРВ обстоятельство «добровольного преодоления последствия, причиненного преступлением в значительной степени». Обстоятельство «добровольного преодоления последствия, причиненного преступлением» признается одном обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность, предусмотренным п. «а» ч. 1 ст. 46 УК СРВ. В отличии понятия «возмещения ущерба или заглаживания причиненного вреда», под понятием «добровольного преодоления последствия, причиненного преступлением» понимается ограничение ущерба или вреда, возможного причиненного преступлением на практике, так что такие ущербы или вреда не могут быть компенсированы или исправлены . Например, добровольное преодоление последствия за совершение преступлений, посягающих на жизнь, здоровье, которые совершались с неосторожностью, либо в состоянии аффекта, либо при превышении пределов необходимой обороны, либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Сразу после совершения названого преступления, несовершеннолетний добровольно приводил потерпевшего к больнице; с его родителей или их заменяющих лиц, дал семьи потерпевших суммы денег за лечение, пенсионные трудности. С одной стороны, мы считаем, что такое условие освобождения не обобщает всякие случаев совершения преступления несовершеннолетними. Кроме того, в факте бывают случаи, когда подростки совершали деяния преступления, но не причинили какие-либо последствия, например, при приготовлении или покушении преступления. С другой стороны, каким размером признается «в значительной степени». Поэтому, на наш взгляд, «добровольное преодоление последствия, причиненного преступлением в значительной степени» может оценивать как одно обстоятельство, смягчающее уголовную ответственность при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности подростка, совершившего преступление.

Кроме того, ч. 2 ст. 69 УК СРВ не устанавливает, кто уполномочен освобо - дить несовершеннолетних от уголовной ответственности. Причем, УПК СРВ также не коснулся данного вопроса. Однако при изучении п. «а» ч. 2 ст. 164, ч. 1 ст. 169, ст. 181, ч. 2 ст. 227, п. «а» ч. 1 ст. 249, п. «а» ч. 1 ст. 314 УПК СРВ, можем

См.: Minh Huang. Phan biet viec khac phuc hau qua va tu nguyen boi thuong. (Источник переведен автором: Мин Хыонь. Различие добровольного преодоления последствия от добровольной компенсации. // [Электронный ресурс] URL: http://nongnghiep.vn/phan-biet-viec-khac- phuc-hau-qua-va-tu-nguyen-boi-thuong-post34524.html. (дата обращения:11.05.2015).

утверждать, что следственные органы, прокуратуры или суды имеют полномочия по освобождению лиц, совершивших преступления, от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 19, ст. 25 и ч. 2 ст. 69 УК СРВ. Поэтому, следственные органы, прокурор и суд вправе освободить несовершеннолетних, совершивших преступления, от уголовной ответственности при наличии оснований, предусмотренных УК СРВ.

Таким образом, при наличии условий, установленных в ч. 2 ст. 69 УК СРВ, несовершеннолетние, совершившие преступления, «могут быть освобождены от уголовной ответственности». Освобождение их от уголовной ответственности полностью зависит от личного решения уполномоченных органов в конкретной ситуации. При этом необходимо основываться на его личности, фактических обстоятельствах уголовного дела, требованиях борьбы с преступностью, возможностях исправления несовершеннолетнего в результате его воспитания и наблюдения за ним его семьи либо учреждений или общественных организаций.

Завершая настоящий параграф, отметим, что уголовное законодательство Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам предусматривает возможность освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности, как на общих основаниях, так и с учетом особенностей, распространяющихся на данную категорию лиц. При этом российское уголовное законодатель - ство регламентирует рассматриваемый институт более полно, в том числе уделяя более пристальное внимание несовершеннолетним, предполагая широкие возможности их исправления без полной реализации уголовной ответственности. Вместе с тем законодательство обеих стран и практика его применения не свободны от определенных проблем, о которых и пойдет речь в следующем параграфе диссертации.

163

<< | >>
Источник: ЧАН Тхй Ту Ань. ОСВОБОЖДЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ВЬЕТНАМ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме §1. Виды освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам:

- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -