<<
>>

§2. Проблемы и пути совершенствования законодательства Российской Федерации, предусматривающего освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности, и практики его применения

Применительно к российскому законодательству отметим, что некоторые проблемы касаются общих видов освобождения от уголовной ответственности, которые могут применяться к несовершеннолетним, совершившим преступление. Полагаем, что актуальным является именно совершенствование существующих положений, установленных статьями 75, 76,78 УК РФ, с учетом особенностей их применения к несовершеннолетним.

Во-первых, согласно статьям 75, 76, 90 УК РФ освобождение от уголовной ответственности распространяется только на действия (акты бездействия), которые отнесены к категориям преступлений небольшой или средней тяжести.

Полагаем, что в статьях 75 и 76 УК РФ не учтено то, что преступления несовершеннолетних по своим фактическим обстоятельствам могут существенно отличаться от уголовно наказуемых деяний взрослых лиц. Несовершеннолетние, как правило, совершают преступления не с низменными побуждениями, а с иными доминирующими мотивами. Например, кражи, грабежи, разбойные нападения иногда мотивируются у подростков корыстными побуждениями в сочетании с мотивами озорства, стремлением утвердить себя в микросреде, желанием заполнить свободное

171

время или склонностью к подражанию, повышенной эмоциональностью, неуравновешенностью характера. Представляется, что дифференциация субъекта преступления между взрослыми лицами и несовершеннолетними требует и дифференциации в каждом конкретном основании освобождения от уголовной ответственности между ними.

При совершении уголовно наказуемого деяния несовершеннолетнему в возрасте до шестнадцати лет трудно (или даже невозможно) осознать различие между преступлением средней тяжести и тяжким преступлением. Например, обычно [170] несовершеннолетний в возрасте до шестнадцати лет не осознает, что хищения из гаража и из квартиры различны по общественной опасности. В соответствии с положениями статей 75, 76, 90 УК РФ несовершеннолетний в возрасте до шестнадцати лет, совершивший кражу из гаража, которая относится к числу преступлений средней тяжести (п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ), может быть освобожден от уголовной ответственности. Однако эта же категория несовершеннолетних, совершивших кражу из квартиры, относящуюся к числу тяжких преступлений (п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ), при наличии тех же предпосылок будет привлечен к уголовной ответственности и понесет ее.

В законе предусмотрены некоторые преступления, которые начинают относиться к категории тяжких, если они совершены группой лиц по предварительному сговору (например, преступления, предусмотренные п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ и другие). Хотя эти преступления совершаются подростком в группе, он может играть незначительную роль в соучастии либо его участие в совершении преступления может быть следствием вовлечения взрослых лиц. Кроме того, деяние, совершаемое несовершеннолетним, даже отнесенное к категории тяжких преступлений, не всегда представляет большую общественную

172

опасность .

С учетом изложенного, мы предлагаем расширить круг условий освобождения от уголовной ответственности относительно подростков, не достигших шестнадцатилетнего возраста. Считаем целесообразным предусмотреть положения, согласно которым данные лица могут быть освобождены от уголовной ответственности не только за преступления небольшой или средней тяжести, но также и за тяжкое преступление, совершенное ими впервые, на основании статей 75, 76, 90 УК РФ.

Указанное дополнение уголовного закона будет способствовать существенному изменению положения несовершеннолетних, совершивших преступления, и экономии уголовно-правовой репрессии. [171]

С учетом редакции Федерального закона от 6 июля 2016 № 375-ФЗ несовершеннолетние в возрасте до шестнадцати лет, могут быть привлечены к уголовной ответственности, за совершение преступлений, предусмотренных статьями 105, 111, 112, 126, 131, 132, 158, 161, 162, 163, 166, ч. 2 ст. 167, 205, 2053 , ч. 2 ст. 2054, ч. 2 ст. 2055, 2056, 206, 207, ч. 2 ст. 208, 211, ч. 2 ст. 212, ч. 2 и ч.3 ст. 213, 214, 222.1, 223.1, 226, 229, 267, 277, 360, 361 УК РФ. При этом ст. ст. 75, 76 и 90 УК РФ в предлагаемой нами редакции будут предусматривать только возможность освобождения от уголовной ответственности подростков в возрасте до шестнадцати лет, совершивших тяжкие преступления, в зависимости от рассмотрения конкретного дела правоприменительном органом. Кроме того, применение освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности требует обеспечения прав и интересов потерпевшего, интересов государства и общества. Поэтому предлагается дополнить пункт 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» абзацем 3 следующего содержания: «При решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетних в возрасте до шестнадцати лет, впервые совершивших тяжкие преступления, на основании статьи 90 УК РФ учитываются следующие обстоятельства: наличие смягчающих обстоятельств при отсутствии отягчающих обстоятельств; выполнение второстепенной роли в совершении такого преступления (например, роли пособника); незавершённость тяжкого преступления (приготовление, покушение) и т.д. Для освобождения данных лиц от уголовной ответственности на основании статьи 75 УК РФ следует установить факт возмещения ими ущерба или иного заглаживания вреда, причинённого соответствующим преступлением».

Предложение о возможности освобождения подростка в возрасте до 16 лет от уголовной ответственности за совершение тяжкого преступления затрагивает вопрос об определении срока применения «передачи под надзор...» или «ограничения досуга и установления особых требований.», которые могут быть назначены в данном случае. С одной стороной, данный срок должен не допустить ненужного затягивания исполнения меры, оптимально способствовать осуществлению воспитательного воздействия. С другой стороны, определение данного срока должно выражать дифференциацию сроков применения названных мер, назначенных при совершении преступления небольшой или средней тяжести. Срок применения мер, предусмотренных п. «б» и п. «г» ч. 2 ст. 90, устанавливается продолжительностью от шести месяцев до трех лет при совершении преступления средней тяжести (ч. 3 ст. 90 УК РФ). А срок помещения несовершеннолетних в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа не превышает трех лет, который применяется при совершении ими преступления средней тяжести или тяжкого преступления (ч. 2 ст. 92 УК РФ). Думается, что максимальный срок применения принудительных мер воспитательного воздействия целесообразно сохранить и в предлагаемом случае, произведя дифференциацию посредством увеличения минимального срока до 1 года.

Заглаживание лицом причиненного потерпевшему вреда признается одним из обязательных условий освобождения от уголовной ответственности по ст.

76 УК РФ. По нашему мнению, сам по себе факт возмещения вреда не всегда свидетельствует о незначительной общественной опасности личности несовершеннолетнего, совершившего преступление.

Так, Ступинский городской суд прекратил уголовное дело в отношении Алфеева, совершившего преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 166 УК РФ, при примирении с потерпевшим. Алфеев - учащийся 9 класса средней школы, не мог сам возместить причиненный ущерб на сумму 290 000 рублей. Потерпевшим же были заявлены требования о возможности достижения примирения после возме-

173

щения ущерба. Поэтому, фактически ущерб был возмещен его родителями .

Отметим, что на практике могут быть случаи примирения с потерпевшим, в результате которого последний может не требовать возмещать причиненный ущерб или заглаживать вред ни в каком содержании и размере. Тогда формально по основанию ст. 76 УК РФ не может быть освобождено от уголовной ответ- [172] ственности лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, хотя оно уже примирилось с потерпевшим, но не заглаживало причиненный вред. Кроме того, если преступление не причинило вред или ущерб, то для освобождения от уголовной ответственности обязательно ли заглаживать вред?

В судебной практике встречаются случаи прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим, когда виновный «не должен загладить вред, причиненный потерпевшему».

Например, Т. при превышении пределов необходимой обороны умышленно причинил потерпевшему тяжкий вред здоровью, в результате чего последний скончался в больнице. Органами дознания Т. было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 114 УК РФ. В судебном заседании жена погибшего К.О. заявила ходатайство о прекращении дела в отношении Т. в связи с примирением. В ходатайстве она указала, что не желала привлекать Т. к уголовной ответственности, не имела никаких претензий к нему, отказалась от иска о возмещении ущерба. Т. был освобожден от уголовной ответственности по основанию ст. 76 УК РФ.

По другому уголовному делу Г. умышленно причинила тяжкий вред здоровью своему мужу Г.П. в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием с его стороны. Она обвинялась по ст. 113 УК РФ. В судебном заседании Г.П. заявил ходатайство о прекращении дела в отношении Г. в связи с примирением с ней. Он заявил в суде, что простил ее, поскольку причина происшедшего - его поведение, отказался от иска о возмещении ущерба. Г. была освобождена от уголовной ответственности на основании ст. 76 УК РФ .

В Подольском городском суде было рассмотрено дело в отношении подростка Васильевой - обвиняемой по ч. 2 ст. 158 УКРФ, которая неоднократно совершала кражи вещей у своей матери (4 факта). Мать пыталась решить вопросы воспитания, обращаясь при очередной краже с заявлением о привлечении дочери [173]

к уголовной ответственности. Однако после поступления дела в суд, ей стало

175

жаль дочь, и она попросила «не судить ее» и прекратить дело производством .

Г оворя о значении применения ст. 76 УК РФ, А. А. Магомедов отметил, что «применение освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим дает возможность разрешить конфликтную ситуацию между потерпевшим и лицом, совершившим преступление, без дополнительных условий, с меныттими процессуальными и моральными затратами»[174] [175] [176]. Соглашаясь с этим мнением, В. Н. Ткачев отметил, что «рассматривать данную форму взаимодействия между потерпевшим и лицом, совершившим преступление, более широко - в контексте мер уголовно-правового воздействия, образующих материальную ос-

177

нову реализации концепции восстановительного правосудия» .

Исходя из вышеизложенного, по нашему мнению, формулировка «и загладило причиненный потерпевшему вред» в ст. 76 УК РФ является излишней. В целях распространения восстановительного правосудия мы предлагаем считать, что «факт достижения примирения с потерпевшим» является достаточным условием для решения о возможности освобождения от уголовной ответственности взрослых лиц или подростков, впервые совершивших преступления небольшой или средней тяжести, а равно несовершеннолетних, впервые совершивших тяжкие преступления в возрасте до шестнадцати лет. Полагаем, что данный вопрос заслуживает внимания законодателя. В качестве возможной редакции статьи 76 УК РФ предлагаем свой вариант формулировки условий освобождения от уголовной ответственности: «Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим».

На основании результатов проведенного исследования предлагаем изменить наименование ст. 90 УК РФ «Применение принудительных мер воспитательного воздействие» на «Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних» и изложить части первую и вторую данной статьи в следующей редакции: «1. Несовершеннолетний, впервые совершивший преступление небольшой или средней тяжести, а равно несовершеннолетний, впервые совершивший тяжкое преступление в возрасте до шестнадцати лет, могут быть освобождены от уголовной ответственности в порядке, предусмотренном частью первой статьи 75 или статьей 76 настоящего Кодекса.

2. Несовершеннолетний, совершивший преступление небольшой или средней тяжести, а равно несовершеннолетний, впервые совершивший тяжкое преступление в возрасте до шестнадцати лет, могут быть освобождены от уголовной ответственности, если будет признано, что их исправление может быть достигнуто путем применения следующих принудительных мер воспитательного воздействия:...». С этими предложениями согласились 80,7 % опрошенных респондентов в Российской Федерации.

Во-вторых, как мы уже указывали ранее, понятие «лицо, впервые совершившее преступление», используемое в ст. ст. 75, 76, 76 и 76 УК РФ, толкуется Пленумом Верховного суда широко и не совсем правильно. Недостатком указанного разъяснения, содержащегося в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19, является возможность неоднократного освобождения от уголовной ответственности одного и того же лица по одному и тому же основанию или по другому из этих оснований. Например, Подольским городским судом от уголовной ответственности была освобождена Васильева - обвиняемая по ч. 2 ст. 158 УКРФ, которая неоднократно совершала (4 факта) кражи вещей у своей матери. Впрочем, в отношении Васильевой ранее дело прекращалось за примирением по фактам 5 аналогичных краж . [177]

В науке уголовного права Социалистической Республики Вьетнам понятие «лицо, впервые совершившее преступление» рассматривается в контексте смягчающих уголовную ответственность обстоятельств и предусмотрено в качестве такового в п. «h» ч. 1 ст. 46 УК СРВ. Причем, «наличие многих смягчающих обстоятельств» является одним из обязательных условий при освобождении подростков от уголовной ответственности. Поэтому, необходимо давать единое определение понятия «совершение впервые преступления».

В уголовно-правовой литературе, а также на практике существуют различные мнения об определении данного понятия:

Сторонники первого мнения считают, что впервые совершившим преступление следует считать лицо, совершившее преступление, ранее не имеющее судимость и также не подвергнутое административной или дисциплинарной ответственности за совершение деяния, которое формально содержит признаки какого - либо деяния, предусмотренного УК СРВ, но представляет незначительную общественную опасность. В СРВ данное толкование используется на практике наиболее часто. Следующее лицо признается не имеющим судимость: лицо не совершило никаких преступлений; лицо совершило одно или несколько преступлений, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено (поскольку одно или не - сколько преступлений не выявлены, либо оно освобождено от уголовной ответственности, либо срок давности истек); лицо осуждено, но обвинительный приго - вор не вступил в силу.

Однако существует второе мнение о том, что впервые совершившим преступление признается лицо, совершившее преступление, ранее не имевшее судимость, когда оно могло ранее претерпевать административную или дисциплинарную ответственность за совершение деяния, которое формально содержит признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК СРВ, но обладает незначительной общественной опасностью.

Например, Нгуен Ван Минь (16 лет), был один раз привлечен к административной ответственности за тайное хищение чужого имущества стоимостью менее 2000000 вьетнамских донгов (по уголовному законодательству СРВ лицо, подвергается уголовной ответственности за кражу, если сумма похищенного составляет не менее 2000000 вьетнамских донгов - эквивалентно 100 долларов США). 23 мая 2014 г. он совершил кражу имущества стоимостью 38 000 000 вьетнамских донгов (1900 долларов США). В обвинительном приговоре районный суд Тхань Хуан установил, что Минь, подвергнутый административной ответственности, не имеет судимость. Поэтому, он был признан лицом, впервые совершившим пре-

179

ступление .

По третьему мнению, впервые совершившим преступление является лицо, не имеющее судимость либо бывшее осужденным, когда судимость была снята или погашена. Данное понимание понятия «лицо, первые совершившее преступление» похоже на толкование, приводимое в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19.

Разъяснения в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, и также различные научные мнения ученых СРВ о понятии «лицо, впервые совершившее преступление» не совсем верны и очень широки для обязательного условия освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление. Поскольку в зависимости от конкретных обстоятельств дела и оценки компетентных государственных органов, «лицо, совершившее преступление» может быть не привлечено к уголовной ответственности либо подлежать осуждению, признаваться виновным в совершении преступления, освобождаться от наказания либо претерпеть наказание и судимость. Несомненно, вопрос освобождения от уголовной ответственности в отношении какого-либо лица возникает только в случае, когда оно уже совершило какое-либо преступление, но у него есть то или иное основание освобождения от уголовной ответственности. А в случае освобождения от наказания лица, совершившего преступление, оно уже признается виновным приговором суда с назначением или без назначения какого-либо наказания. Нам видится, что, хотя лицо и освободилось от уголовной ответственности и наказания, или его судимость была снята, фактически оно совершило пре-

См.: Ho so ша Toa an nhan dan quan Thanh Xuan - 2014. Vu an so 25-2014/06. (Источник переведен автором: Архив народного суда района Тхань Хуан - 2014. Дело № 25-2014/06).

ступление, следовательно, данное лицо нельзя признавать «лицом, впервые совершившим преступление», если оно совершает другое преступление. Причем ст. ст. 75, 76, 76 и 76 УК РФ содержат формулировку «лицо, впервые совершившее преступление», а не «лицо, ранее не осуждавшееся, совершившее преступление», «лицо, ранее не судимое, совершившее преступление» либо «лицо, судимость с которого снята или погашена, совершившее преступление» . В связи с этим при определении понятия «лицо, впервые совершившее преступление» необходимо опираться на факт совершения преступления, а не на форму его правовых последствий, т.е. определить «впервые совершившее» как «ранее не совершавшее». Кроме того, полагаем, что не должен считаться лицом, впервые совершившим преступление, тот, кто ранее не совершал уголовно наказуемое деяние, но на конкретный момент совершил совокупность преступлений.

Считаем, что в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19 приводится излишне широкое определение понятия «лицо, впервые совершившее преступление», которое может снижать эффективность профилактики и борьбы с преступностью, а также способствовать коррупционным проявлениям в ходе расследования и рассмотрения уголовных дел, поскольку создает предпосылки для увеличения пределов усмотрения правоприменителя при принятии соответствующих решений. Поэтому, мы предлагаем изменить понятие «лицо, впервые совершившее преступление» в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 19.

На основании вышеперечисленных положений, по основаниям, предусмотренным статьями 75, 76, 76 и 76 УК РФ, мы предлагаем следующее определение выделенного понятия: «впервые совершившим преступление следует считать, лицо, совершившее одно преступление, предусмотренное в Уголовном кодексе Российской Федерации, если ранее оно не совершало преступление». Данную точку зрения автора поддержали 69,3% респондентов. [178]

В-третьих, полагаем, что снижение наполовину срока давности для несовершеннолетних, совершивших преступление небольшой тяжести, является необоснованным, поскольку фактически исключает возможность полной реализации уголовной ответственности за данные деяния.

При осуществлении расследования, судебного разбирательства уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, совершившего преступление небольшой тяжести, одного года может вполне не хватить, особенно если подросток обвиняется в нескольких преступлениях данной или более высокой категории. Через год срок давности заканчивается, что предполагает исключение возможности осудить несовершеннолетнего за совершение преступления небольшой тяжести. Можем перечислить предпосылки для растягивания производства по делу во времени: это время для выявления преступления и лица, его совершившего, расследования и соблюдения всех процедур, рассмотрения дела в суде и период вступления приговора в силу, кроме того, защитник искусственно может затягивать время различными жалобами и ходатайствами . Если законодатель определяет годичный срок давности, то он дает повод для злоупотреблений со стороны тех, кто защищает этого человека. Кроме того, по многим преступлениям даже бывает так, что несовершеннолетний обвиняемый одновременно совершает преступление небольшой тяжести, средней тяжести и тяжкое преступление, и соответствующее дело находится в одном производстве. Данное обстоятельство может приводить к прекращению уголовных дел в части обвинения в преступлениях небольшой или средней тяжести. Например, как установлено из материалов дела, Ш. был обвинен за совершение девяти преступлений. Однако, 2 февраля 2012 г., когда Ш. являлся несовершеннолетний, он совершил одно из преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158 УК РФ. Согласно ст. ст. 78, 83, 94 УК РФ, годичный срок давности уголовного преследования за совершенное преступление истек 1 февраля 2013 года. Поэтому уголовное дело в отношении совершения преступления, предусмотрен- [179] ного ч. 1 ст. 158 УК РФ, суд прекратил. Ш. назначено наказание за совершение остальных восьми преступлений .

В судебной практике существует немало примеров освобождения от уго - ловной ответственности несовершеннолетних по истечении годичного срока давности.

Например, 5 июня 2011 года, несовершеннолетний Б. совершил побои (ч. 1 ст. 116 УК РФ). Согласно ст. ст. 78, 94 УК РФ, годичный срок давности уголовного преследования за совершенное преступление истек 5 июня 2012 г., то есть до поступления уголовного дела в суд и начала судебного заседания. Поэтому, уголовное дело было прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ .

3 сентября 2013 года, несовершеннолетняя П. совершила преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 282 УК РФ (по редакции ФЗ РФ от 07.12.2011 г. № 420- ФЗ). Однако годичный срок давности уголовного преследования за совершенное преступление истек 3 сентября 2014 г., то есть на момент возбуждения уголовного дела, предъявления П. обвинения и подписания прокурором обвинительного заключения 11 декабря 2014 г. Поэтому производство по уголовному делу было

184

прекращено .

Мы полагаем, что при обосновании сокращения сроков давности законодателем должны учитываться вышеуказанные обстоятельства. Кроме того, целесообразно предусмотреть, что вопрос о применении сокращения сроков давности к несовершеннолетнему, совершившему особо тяжкое преступление, должен решаться судом с учетом конкретных обстоятельств дела. Также необходима оговорка о том, что на несовершеннолетних распространяется запрет на применение сроков давности к определенным видам преступлений против мира и безопасно- [180] [181] [182] сти человечества и связанными с террористической деятельностью, как это установлено статьями 78 и 83 УК РФ.

Остановимся на некоторых существующих проблемах освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Первая проблема состоит в соотношении применения освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности на основаниях ст. ст. 75, 76, 761,

Л

76 , 90 УК РФ. Освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности на основании ст. ст. 75, 76, 76,76 УК РФ признается безусловным, то есть предполагает полное прекращение уголовных правоотношений вне зависимости от последующего поведения освобожденного подростка. А освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетнего по основанию ч. 1 ст. 90 УК РФ признается условным, т.е. решение об этом зависит от последующего его поведения в период применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Однако освобождение от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 90 УК РФ не требует от несовершеннолетнего совершать ряд позитивных посткриминальных поступков, которые должны присутствовать при освобождении от уголовной ответственности по ст. ст. 75, 76, 76,76 УК РФ. Поэтому считаем, что после совершения преступления впервые и выполнения ряда позитивных посткриминальных поступков, установленных ст. ст. 75, 76, 76 , 76 УК РФ, подросток может быть освобождён от уголовной ответственности не по ст. 90 УК РФ, а по ст. ст. 75, 76, 761, 762 УК РФ. Только когда отсутствуют достаточные условия, установленные ст. 75, 76, 76 , 76 УК РФ, тогда компетентный орган должен рассматривать возможность освобождения его от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 90 УК РФ. Мы согласны с мнением Х.Д. Аликперова о том, что наличие или отсутствие позитивных постпреступных поступков несовершеннолетнего, существенно и непосредственно влияют на решения компетентных органов об освобождении от уголовной ответственности, поскольку на основе этих материалов можно оце- нивать возможность исправления и перевоспитания подростка путем применения принудительных мер воспитательного воздействия к нему .

Следует отметить, что законодатель выражает гуманную уголовную политику государства установлением специального вида освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности. В сравнении со взрослым, у подростка, совершившего преступление, есть больше шансов для самостоятельного исправления без претерпевания осуждения и наказания. Например, подросток, совершивший преступление и не возместивший причиненный им вред, может быть освобожден от уголовной ответственности с возложением обязанности загладить такой вред по основанию ч. 1 ст. 90 УК РФ.

Однако мы предлагаем установить предписание, согласно которому освобождение конкретного подростка от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 90 УК РФ осуществлялось бы только один раз. Это будет означать, что если подросток ранее освобождался от ответственности по ст. ст. 75, 76, 761, 762 , 78, ч. 2 ст. 84 УК РФ, но снова совершает преступление, то к нему может применяться основание ч. 1 ст. 90 УК РФ. Однако если подросток ранее освобождался от уголовной ответственности по основанию ч. 1 ст. 90 УК РФ, то не будет допускаться повторное применение такого основания хотя бы и с другими принудительными мерами воспитательного воздействия, которыми ранее не были применены. Считаем, что совершение нового преступления несовершеннолетним, ранее освобожденным от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, свидетельствует о недостижении в отношении такого лица целей воспитательного воздействия, и, следовательно, подросток нуждается в применении к нему мер уголовной ответственности.

Второй проблемой освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 90 УК РФ является разрешение спорного вопроса о том, но- [183] сят ли принудительные меры воспитательного воздействия карательный характер и как эффективно сочетаются выборочные принудительные меры.

По мнению ряда авторов, принудительные меры воспитательного воздей - ствия, в отличие от наказания, полностью лишены элементов кары[184] [185] [186]. Другие авторы полагают, что принудительные меры воспитательного воздействия не лишены элемента кары (поэтому и называются принудительными), однако он занимает в них не главное, а второстепенное место и играет лишь подчиненную роль . По мнению Я. В. Моисеенко, «применение принудительных мер воспитательного воздействия не является формой реализации уголовной ответственности, а юридическая природа принудительных мер воспитательного воздействия не позволяет считать их мерами уголовной ответственности (или мерами уголовно - правового характера) в тесном смысле слова», «по своей сущности принудительные меры воспитательного воздействия являются некарательными принудительными социально-педагогическими и специально - профилактическими мерами. По форме они представляют собой реализованную меру освобождения от уголовной ответственности» . Мы согласимся с первой точкой зрения и мнением Я. В. Моисеенко. Принудительные меры воспитательного воздействия по ст. 90 УК РФ не являются наказаниями. Это объясняется тем, что применение принудительных мер воспитательного воздействия направлено на воспитание несовершеннолетних, совершивших преступление, по принципам и методам педагогики (убеждение, внушение, переучивание, поощрение, и другие). В отличие от этого, наказание по социально-психологическому аспекту является «мерой принуждения к мере психического переживания»[187]. Таким образом, принудительные меры воспитательного воздействия носят характер принуждения, но не являются наказанием или карой за совершенное несовершеннолетним деяние. Исследуемые меры выражают большую направленность на ресоциализацию подростка. Они представляют лучшие условия для развития положительных качеств личности, при которых позволяет достичь исправления и перевоспитания подростков наиболее успешно. Как справедливо отмечает С.Ю. Оловенцова, принудительные меры воспитательного воздействия являются одной из разновидностей иных мер уголовно-правового характера, поскольку их применение приводит к изменению уголовно-правового статуса несовершеннолетнего, совершившего преступление, при котором он, хотя и освобождается от обязанности понести уголовную ответственность или претерпеть наказание, однако на него возлагаются определенные обязанности, предусмотренные соответствующей мерой[188]. Поэтому, исходя из вышеизложенного, в том числе значения таких мер, необходимо сохранять все перечисленные в ч. 2 ст. 90 УК РФ принудительные меры, и одновременно совершенствовать их содержание.

В соответствии с ч. 3 ст. 90 УК РФ, суд может назначать подростку одновременно несколько таких мер. Поэтому мы считаем, что для эффективного достижения цели исправления и воспитания несовершеннолетнего суд должен сочетать некоторые такие меры с учетом принципа целесообразности. Совместное их применение представляется закономерным, потому что результат вследствие разностороннего оказываемого воспитательного воздействия может стать выше.

Во-первых, предупреждение исполняется непосредственно судом сразу после вынесения постановления о применения такой меры. Применение предупреждения носит лишь формальный характер. Данная мера не предполагает возложе-

ние на несовершеннолетнего никаких обязанностей[189] [190] [191] и, следовательно, не понуждает его к совершению каких - либо действий. Предупреждение является единственным разовым видом, который будет заканчиваться после разъяснения судом подростку вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступлений. С учетом этого подросток не может осуществлять «систематическое неисполнение». С. А. Боровиков отмечает что, предупреждение должно рассматриваться как существенный инструмент профилактического сдерживания преступности несовершеннолетних . Поэтому, мы предлагаем, что при выборе принудительных мер воспитательного воздействия каждому освобождаемому несовершеннолетнему суд должен одновременно назначать в совокупности меру предупреждения с другой мерой, предусмотренной ч. 2 ст. 90 УК РФ. Н. Г. Андрюхин по результатам своего исследования отметил, что удельный вес сочетания предупреждения с передачей под надзор родителей составил около 90 % .

Во-вторых, считаем, что при назначении несовершеннолетнему передачи под надзор специализированного государственного органа целесообразно применять ее совместно с мерой, установленной п. «г» ч. 2 ст. 90 УК РФ.

В сравнении с передачей несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, в передаче подростка под надзор специализированного государственного органа существуют сложности. Родители подростка и лица, их заменяющие, проживающие с несовершеннолетним, могут не только постоянно выполнять систематической контроль за его поведением, кругом и временем его общения, и от того исключать из сферы общения лиц, влияющих на него с отрицательной стороны, но и воспитывать его с авторитетом в его глазах. В статусе родственников они могут самостоятельно определять и осуществлять для своих детей различные ограничения и требования, как, например, ограничение посещаемых мест, времени и круга общения, запрет управления транспортным средством, и т.д. Причем, работник специализированного государственного органа не проживает вместе с несовершеннолетним и обычно является для него незнакомым лицом. Поэтому такое компетентное лицо не может постоянно производить надзор за подростком и испытывает затруднения при исполнении обязанности по воспитательному воздействию на него и контролю за его поведением. В действительности, они могут осуществлять наблюдение, контроль и воспитательное воздействие только в определенном периодическом времени, согласно рамкам, обозначенным судом. Вместе с тем специализированные государственные органы, как правило, имеют более объективную оценку поведения и психологического характера несовершеннолетнего. Следовательно, совместное применение «передачи под надзор специализированного государственного органа» и «ограничения досуга и установления особых требований к поведению несовершеннолетнего» позволяет компетентному лицу специализированного государственного органа более эффективно оградить подростка от негативного влияния и обеспечить нормальное формирование полноценной личности.

Основной целью освобождения от уголовной ответственности подростка путем передачи под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа признается его исправление и осуществление воспитательного воздействия на него. Такая цель может быть достигнута или нет в зависимости от сферы воспитания, которая влияет непосредственно на подростка. Следовательно, применение такой меры требует глубокого изучения образа жизни подростка в семье, его взаимоотношений с окружающими. В законодательстве СРВ, существуют принудительные меры воспитания в семье, в учреждениях или общественных организациях (ч. 2 ст. 69 УК СРВ); в коммунах, поселках, городах; в специальных учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа (ч. 1 ст. 70 УК СРВ). Мы считаем, что кроме воспитания родителями или лицами, их заменяющими, специализированным государственным органом, несовершеннолетнему необходимо воспитываться и «в своей сфере», где условия и окружение ему уже знакомы, где он проживает или учится, как, например, в детских домах, школах-интернатах, в других государственных или муниципальных учреждениях органов управления образованием.

Судебная практика РФ показывает, что применение меры в виде передачи под надзор перечисленных учреждений, органов является правилом. Например, постановлением Вологодского городского суда несовершеннолетний П., учащийся 7 класса коррекционной школы-интерната, совершивший хищение денег, был освобожден от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия: предупреждения и установления особых требований, передачи под надзор директора детского дома, с возложением на него обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего воспитанника и контролю за его обучением[192].

Считаем необходимым дополнить в п. «б» ч. 2 ст. 90 УК РФ мерой передачи под надзор государственного или муниципального учреждения органа управления образованием. При этом, как правило, при назначении такой меры, суд должен получить согласие сотрудника в одном из перечисленных органов, который предъявляет ходатайство коллектива о принятии несовершеннолетнего под надзор. Если лицо, которое будет непосредственно контролировать несовершеннолетнего, не выразит добровольное согласие на осуществление этой обязанности, то суд заранее может предположить неэффективность применения этой меры и даже постоянное и систематическое ее неисполнение.

В-третьих, при сравнении меры в виде «возложения обязанности загладить причиненный вред» со штрафом, который по решению суда может взыскиваться с родителей или иных законных представителей подростка, видится, что «обязанность загладить причиненный вред ляжет на плечи родителей или лиц, их заменяющих, других родственников несовершеннолетнего, что сводит на нет воспитательное воздействие этой принудительной меры непосредственно на подростка»[193]. Штраф, назначенный несовершеннолетнему осужденному, исходя из того, что родители или иные законные представители постараются снизить бремя обязанностей и переживаний подростку, предполагает, что взрослые в сжатый срок возместят причиненный вред. В таком случае несовершеннолетний, причинивший вред, может не ощутить в полной мере последствия своего преступного поведения. То есть в идеале выполнение меры в виде «возложения обязанности загладить причиненный вред» должно осуществляться несовершеннолетним самостоятельно. Кроме того, освобождение подростка от уголовной ответственности с возложением обязанности загладить причиненный вред после объяснения несовершеннолетнему причины применения к нему этой меры, ее вида и объема (ее денежный эквивалент или тип работ, которые необходимо выполнить), может эффективно достичь исправительные и воспитательные цели.

Если суд возложит на несовершеннолетнего обязанность загладить причиненный вред, но его имущественное положение не позволит это сделать, то в совокупности подростку может примениться мера в виде «.. .установления особых требований к поведению несовершеннолетнего». При наличии у подростка соответствующих трудовых навыков ему может быть предъявлено требование - трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа, а из части заработанных им средств загладить причиненный вред. Если подросток не имеет специальности, ему может быть предъявлено требование - получить специальность, а уже затем трудоустроиться. Если трудоустройство по каким-то причинам невозможно, то, как вариант, суд может вынести определение с требованием выполнения какой-либо временной работы[194]. Мы считаем, что применение комплекса принудительных мер воспитательного воздействия способствует высокой результативности их выполнения несовершеннолетним.

Кроме того, среди видов принудительных мер воспитательного воздействия отсутствует подвид меры по совершению действий неимущественного (нравственно-этического) характера в отношении потерпевшего. Следовательно, предлагаем предусмотреть возложение на подростка обязанности принесения публичного извинения потерпевшему. «Принесение публичного извинения» может применяться к несовершеннолетнему в качестве самостоятельного средства нравственно-воспитательного воздействия. Таким образом, в отношении вреда, причиненного потерпевшему, к несовершеннолетнему может применяться возложение обязанности принесения публичного изменения либо обязанности загладить причиненный вред путем выполнения работы в пользу потерпевшего или (и) денежной компенсации. В связи с этим при определении объема заглаживания причиненного вреда или срока выполнения какой-либо работы в пользу потерпевшего или общественных работ необходимо учитывать соотношение с объемом причиненного вреда и целями такой меры.

Обобщение практики рассмотрения судами Московской области в 1-м полугодии 2010 г. уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, показало, что обязанность загладить причиненный вред была возложена на 4 подростков. Однако только по 1 делу суд указал в постановлении, что причиненный вред подлежит заглаживанию «путем принесения несовершеннолетним публичного извинения потерпевшему», а в остальных случаях несовершеннолетний должен был сам решить, каким способом и в какой срок . Поэтому мы предлагаем, чтобы при применении данной меры суд с необходимостью указывал в постановлении способ и срок ее исполнения, чтобы способствовать эффективному выполнению обязанности от стороны освобожденного подростка.

На основе приведенных положений ч. 3 ст. 91 УК РФ может быть изложена следующим образом: «3. Обязанность загладить причиненный вред возлагается с учетом имущественного положения несовершеннолетнего и (или) наличия у него соответствующих трудовых навыков. Заглаживание причиненного вреда может осуществляться посредством принесения публичного извинения потерпевшему, выполнения работы по устранению вредных последствий либо (и) выплаты денежной компенсации».

Поскольку преступление, совершенное несовершеннолетним, не всегда причиняет вред конкретному лицу, а может причинить вред обществу или госу- [195] дарству (в случаях, когда состав преступления является формальным) перспек - тивным видится исследование, посвященное возможности заглаживания такого вреда посредством выполнения общественно полезных работ (услуг).

Третья проблема состоит в сохранении в УК РФ освобождения подростков от уголовной ответственности и наказания с применением одних и тех же принудительных мер, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ. Однако освобождение от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 90 УК РФ предполагает возможность отмены соответствующего правоприменительного решения в случае систематического невыполнения или уклонения подростка от возложенных на него при этом обязанностей, то есть возникает вопрос о том, насколько обоснованным является одновременное его улучшение и потенциальное ухудшение положения. Впрочем, освобождение подростков от наказания по ч. 1 ст. 92 УК РФ имеет безусловный характер. Представляется, что условность в большей степени может быть отнесена к освобождению от наказания, что вытекает и из содержания данного института в нормах УК РФ.

Освобождение от ответственности под условием, с одной стороны, оказывает на подростков воспитательное воздействие без их осуждения и назначения наказания и предоставляют им шанс доказать свое исправление без таковых. При этом, он знает, что в случае систематического невыполнения или уклонения им принудительных мер, уголовная ответственность может реализоваться в полном объеме, а это стимулирует его придерживаться возложенных на него обязанностей. С другой стороны, возобновленное дело может снова прекратиться по не реабилитирующим или реабилитирующим основаниям . Это связано с тем, что, во-первых, следователь и суд ранее не рассмотрели вопрос о виновности лица, не выносили постановление о прекращении дела. После расследования и рассмотрения возобновленного дела суд может вынести оправдательный приговор, либо освободить подростка от наказания по ч. 1 ст. 92 УК РФ, или назначить ему наказание условно. Во-вторых, течение сроков давности не прерывается и не приоста- [196] навливается по освобождению от уголовной ответственности. Как мы уже отмечали ранее, сроки давности за совершение преступления небольшой или средней тяжести, установляются соответственно 1 и 3 года. Следовательно, по истечению этих сроков в стадии расследования либо судебного разбирательства компетентные органы должны освободить подростка, в отношении которого уголовное дело возобновляется. Кроме того, в случае систематического неисполнения подростком принудительной меры воспитательного воздействия, производство дела возвращается к этапу расследования, при завершении которого уголовное дело с обвинительным заключением (или обвинительным актом) направляется в суд по обвинению в том же преступлении, которое, по сути, уже было рассмотрено. Суд вновь рассматривает это же уголовное дело, что может негативно влиять на несовершеннолетнего и снижать эффективность правоохранительной системы.

По ч. 4 ст. 90 УК РФ в течение срока применения принудительных мер воспитательного воздействия, совершение несовершеннолетним административного правонарушения или нового преступления не признается основанием отмены решения об освобождении его от уголовной ответственности. Справедливо ли в случаях, когда подросток не нарушает выполнение назначенных ему принудительных мер воспитательного воздействия, но умышленно совершает новое преступление, административное правонарушение, сохранять предыдущее освобождение его от уголовной ответственности, а в то же время за систематическое неисполнение им таких мер несовершеннолетний должен возвращаться к процессу привлечения его к уголовной ответственности? Представляется, что ответ на этот вопрос может быть только отрицательный.

Получается, что закон дает суду альтернативную возможность применения принудительных мер воспитательного воздействия. По ч. 1 ст. 92 УК РФ несовершеннолетий, осужденный за совершение преступления небольшой или средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания с применением этих мер, но формально не предусмотрены последствия уклонения от выполнения назначенных мер. Следовательно, если подросток был осужден, то его положение после принятия решения о безусловном освобождении от наказания по основанию ч. 1 ст. 92 УК РФ благоприятное, чем после решения об условном освобождении от уголовной ответственности.

Применительно к освобождению от наказания по ч. 1 ст. 92 УК РФ изначально присутствует пробел в виде отсутствия положения о правовом последствии систематического неисполнения несовершеннолетним назначенных мер. Вместе с тем на практике уголовный закон применяют по аналогии, распространяя положения ч. 4 ст. 90 УК РФ на освобождение от уголовной ответственности и наказания. В случае освобождения несовершеннолетнего от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ, суд рассматривает уголовное дело до конца, следовательно, он четко видит, какой вид наказания подростку может назначаться и в каком размере. Однако если в ходе рассмотрения дела выясняется, что исправление несовершеннолетнего подсудимого может быть достигнуто без применения наказания, то он освобождается судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия. После этого суд предупреждает несовершеннолетнего о конкретных последствиях систематического неисполнения назначенных мер в виде реального исполнения определенного наказания.

Исходя из изложенного, мы предлагаем сохранить альтернативное применение принудительных мер воспитательного воздействия, когда несовершенно - летний до окончания процесса расследования или разбирательства дела может быть освобожден от уголовной ответственности, либо, когда процесс разбирательства дела полностью проведен -освобожден от наказания с применением одних и тех же принудительных мер воспитательного воздействия.

Отметим, что под систематическим неисполнением несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия следует понимать нарушение возложенных обязанностей (требований) два или более раза в течение назначенного срока. Уклонением же от применения к нему принудительной меры воспитательного будет открытый отказ от исполнения обязательства.

В ч. 2 ст. 90 УК РФ содержатся две меры, а именно «возложение обязанности загладить причиненный вред» и «ограничение досуга и установление особых требований», которые прямо говорят об обязанности (требовании), которые подросток должен выполнить и по представлению специализированного государственного органа могут отмениться. «Предупреждение» носит «разовый» характер, а «передача несовершеннолетнего под надзор...» говорит об обязанности субъектов, которым подростки передаются под надзор. Видится, что мера, предусмотренная п. «б» ч. 2 ст. 90 УК РФ, по сути, перекладывает ответственность за поведение подростка на взрослых. Они должны отвечать за поведение несовершеннолетних в процессе применения такой меры. В п. «б» ч. 2 ст. 91 УК РФ при определении содержания меры не учтена необходимость возложения обязанности на несовершеннолетнего находиться под контролем родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа. Поэтому мы предлагаем дополнить ч. 2 ст. 91 УК РФ следующим положением: «В течение срока применения данной меры несовершеннолетний обязан находиться под надзором родителей или лиц, их заменяющих, либо государственного или муниципального учреждения органа управления образованием, либо специализированного государственного органа». 83,6 % опрошенных респондентов согласились с таким предложением. При этом, формулировка «систематическое неисполнение либо уклонение несовершеннолетнего от применения к нему принудительной меры воспитательного воздействия» может быть применима в отношении таких мер, предусмотренных пунктами «б», «в» и «г» ч. 2 ст. 90 УК РФ.

Считаем целесообразным регламентировать освобождение от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ, как безусловный вид, а освобождение от наказания с применением тех же мер - как условный вид. При безусловном освобождении от уголовной ответственности решение об освобождении в последующем сохраняется и не влечет каких-либо негативных уголовного правовых последствий. Однако это предложение не означает, что несовершеннолетний может систематически не исполнять либо уклоняться от применения к нему принудительной меры воспитательного воздействия либо в течение срока выполнения назначенных мер может совершать новое преступление или административные правонарушения без вызванного последствия. Мы предлагаем, что в случае систематического неисполнения или уклонения несовершеннолетнего от назначенной ему принудительной меры воспитательного воздействия либо в случае совершения им административного правонарушения или нового преступления назначенная мера по представлению специализированного государственного органа заменяется или дополняется судом другой мерой, предусмотренной частью второй статьи 90 УК РФ. В данном случае мера, назначенная несовершеннолетнему, освобожденному от наказания, отменяется судом и в отношении этого подростка исполняется наказание, от которого он был освобожден.

Завершая настоящий параграф, отметим, что совершенствование положений УК РФ, касающихся освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности, целесообразно осуществлять с учетом системности уголовного законодательства и его взаимосвязей с нормами УПК РФ. При этом следует обратить внимание не только на освобождение от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, свойственное именно несовершеннолетним, но и на общие нормы, учитывающие возможность деятельного раскаяния, примирения с потерпевшим и истечения сроков давности.

<< | >>
Источник: ЧАН Тхй Ту Ань. ОСВОБОЖДЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ВЬЕТНАМ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме §2. Проблемы и пути совершенствования законодательства Российской Федерации, предусматривающего освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности, и практики его применения:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -