<<
>>

2.1. Понятие и виды незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ.

Незаконный оборот или как его еще называют в юридической литературе преступный оборот наркотических средств или психотропных веществ, их аналогов, прекурсоров, препаратов и т.п., включают в себя различные противоправные деяния, посягающие на установленный порядок легального (законного) оборота наркотических средств или психотропных веществ, однако какие именно деяния подпадают под это определение и каково их правовое значение как в специальной литературе так и в различных нормативно-правовых актах не находят единого толкования.

Проведенный анализ правовой регламентации в международно-правовых актах, а также в теоретических источниках понятия незаконного оборота наркотических средств и виды деяний подпадающих под данное определение показывает несовершенство трактовок, которые состоят в основном из общих формулировок, каждая из которых требует конкретизации. В доктрине международного права на сегодняшний день нет единого подхода к содержанию понятия «незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ».

Так, в статье 1 Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г., незаконный оборот наркотических средств определяется как «культивирование или любое действие по сбыту наркотиков в нарушение постановлений настоящей Конвенции».

Конвенция Организации Объединенных Наций «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» от 20 декабря 1988 г., не дает определения «незаконному обороту наркотических средств», однако включает в него исчерпывающее количество деяний, такие как: производство, изготовление, экстрагирование, приготовление, предложение, предложение с целью продажи, распространение, продажа, поставка на любых условиях, посредничество, переправка, транзитная переправка, транспортировка, импорт или экспорт любого наркотического средства или любого психотропного вещества в нарушение положений Конвенции 1961 г., или Конвенции 1971 г., культивирование опийного мака, кокаинового куста или растения каннабис в целях производства наркотических средств в нарушение положений Конвенции 1961 г., хранение или покупка любого наркотического средства или психотропного вещества с нарушением положений соответствующего законодательства, легализация доходов, полученных в результате вышеперечисленных действий и т.д.

Нет единообразия в употреблении рассматриваемого понятия и в документах Организации Объединенных Наций. Так, в Декларации «О борьбе против незаконного оборота наркотиков и злоупотребления наркотическими средствами» от 14 декабря 1984 г., в названии документа используется понятие «незаконный оборот наркотиков», однако в самом тексте незаконное производство наркотических средств выделяется из их незаконного оборота.

В Миланском плане действий, принятом на Седьмом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1985 г.,[25] речь идет лишь о незаконной торговле наркотическими средствами.

В Справочной записке № 1 от 15 февраля 1997 г., к ежегодному докладу Международного комитета по контролю над наркотиками употребляются такие термины, как «незаконный оборот наркотиков», «потребление и производство наркотиков», «производство, оборот и употребление наркотиков», «незаконное изготовление метамфетамина и незаконный оборот этого вещества и его прекурсоров».[26]

Понятие «незаконный оборот наркотических средств» используется также в документах, принятых в рамках Содружества Независимых Государств. Однако в Концепции государств – участников Содружества Независимых Государств в борьбе с преступностью от 2 апреля 1999 г., незаконное производство наркотических средств и психотропных веществ и их незаконный оборот рассматриваются в качестве самостоятельных действий.[27]

Рассматриваемая проблема пока не нашла единообразного определения и в трудах ученых исследовавших данное понятие. Так, определение преступлениям, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ дает А.В. Соловьев, отмечая их как: «систему действий по движению наркотика от изготовителя к потребителю».[28] И.И. Карпец рассматривал незаконный оборот наркотических средств как сложное преступление, состоящее из двух частей: распространение наркотиков и незаконная торговля ими.[29] И.И.

Лукашук и А.В. Наумов незаконное производство наркотических средств и психотропных веществ отделяют от их незаконного оборота.[30] Р.Б. Акрамходжаев и Г.М. Мусаханова рассматривают незаконный оборот наркотиков как международную преступную деятельность, представляющую собой целую экономическую систему, охватывающую производство, маркетинг, рекламу, транспортировку, продажу.[31] Наиболее на наш взгляд всеобъемлющее определение незаконному обороту наркотических средств дано М.М. Кадыровым как «совокупность общественно опасных и противоправных деяний, связанных с наркотическими средствами, над которыми установлен международно-правовой и внутригосударственный контроль, направленных на причинение вреда здоровью населения».[32] Аналогичное определение незаконному обороту наркотиков, которое вошло в современную национальную теорию уголовного права, рассматривающее данные преступления было дано М.Х. Рустамбаевым как «совокупность общественно опасных и противоправных деяний с наркотическими средствами или психотропными веществами, над которым установлен международно-правовой и внутригосударственный контроль».[33]

Кроме этого, очень часто в специализированной литературе незаконные действия, связанные с оборотом наркотиков соотносят с понятием «наркотизм». Так, определение «наркотизму» дано В.Н. Смитенко как «общественно-опасные действия, заключающиеся в изготовлении, хранении, приобретении с целью сбыта и сам сбыт наркотических веществ, а равно их использование в преступных целях».[34] А.А. Габиани под «наркотизмом» подразумевал административные правонарушения и уголовные преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических веществ.[35] Однако, термин «наркотизм» на наш взгляд связан, прежде всего, с негативным социальным явлением. Так, по мнению Т.А. Боголюбовой и К.А. Толпекина «наркотизм» употребляется для обозначения социального явления, сущность которого состоит в приобщении к употреблению наркотиков отдельных групп населения.[36] Схожее определение было дано П.Н. Сбируновым: «наркотизм – негативное социальное явление, обусловленное неблагоприятными социальными условиями и антиобщественной ориентацией личности, которое выражается в немедицинском умышленном употреблении наркотических средств, причиняющем вред здоровью человека и представляющем опасность для общества».[37] А.Э. Реджепов определял наркотизм как социальный феномен, включающий в себя все незаконные действия, связанные с наркотическими веществами.[38] Наиболее широкое понятие наркотизма дал Э.Г. Гасанов как «негативное социальное явление, поразившее различные сферы жизни, отличающееся высокой степенью общественной опасности, выражающееся главным образом и наиболее отчетливо в причинении вреда здоровью людей, заболевших наркоманией, в совершении связанных с наркотиками преступлений, совокупность которых образует самостоятельный вид преступности (наркотическую преступность), и в организованности последней, превратившей в наиболее опасную часть наркотической преступности в разновидность организованной преступности».[39] Более узкое определение «наркотизму» дали Г.Н. Драган и Б.Ф. Калачев, как «прием наркотических средств или психотропных веществ без назначения или по предписанию врача, когда психологическая или физиологическая зависимость от них не становятся последствиями таких действий».[40]

Наряду с «наркотизмом» очень часто негативные социальные явления и правовые последствия связанного с незаконным оборотом наркотиков характеризуют термином «наркомания». Данный термин, рассматривается в основном в двух значениях – медицинском и правовом. Так, медицинское определение «наркомания» дано И.Н. Пятницкой как «заболевание, которое выражается в том, что жизнедеятельность организма поддерживается на определенном уровне только при условии постоянного приема наркотического вещества, и ведет к глубокому истощению физических и психических функций.[41] П.Н. Сбирунов дал определение наркомании как «употребление наркотических средств, которое по происхождению и характеру проявления носит патологический характер».[42] К.Ш. Курманов предлагает следующее определение: «Наркомания – это совершение перечисленных в законе общественно опасных преступных действий, связанных с наркотическими средствами, в целях удовлетворения своих противоправных, антиобщественных, корыстных устремлений, направленных на причинение вреда здоровью людей».[43]

Впервые нормативное определение «наркомании» сформулировала Всемирная организация здравоохранения как «состояние периодической и хронической интоксикации, вредной для человека и общества, вызванной неоднократным употреблением наркотика. Свойства его следующие: 1) непреодолимое желание или потребность продолжать принимать наркотик и доставать его любыми способами; 2) стремление увеличить дозы; 3) зависимость психического (психологического), а иногда и физического характера от воздействия наркотика».[44]

Законодательного закрепления понятие «наркомания» получила и в нашем государстве. Так в ст. 3 Закона Республики Узбекистан «О наркотических средствах и психотропных веществах от 19 августа 1999 г.»,[45] «наркомания» определена как «заболевание, обусловленное психофизической зависимостью от наркотического средства».

Мы не будем высказывать мнение о том, насколько верными являются приведенные определения, каждое из них верно в рассматриваемых авторами аспектах, но попытаемся дать свою дефиницию рассматриваемым понятиям проанализировав вышесказанное.

Таким образом, мы считаем неверным отождествление таких понятий как «наркотизм», «наркомания» и «незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ». Каждое из них определяет конкретное правовое действие, социальное явление или состояние организма. Так, исходя из вышеизложенных различных определений «наркомании» все же большинство из них сводятся к тому, что с медицинской точки зрения наркомания – заболевание выражающаяся в психическом или физическом пристрастии к систематическому потреблению наркотических средств или психотропных веществ. С точки зрения правового определения, наркомания – социально негативное явление, проявляемое в совершении противоправных деянии, связанных с незаконным оборотом наркотиков. А термин «наркотизм» на наш взгляд, это совокупность негативных социальных явлений связанных с наркотизацией населения.

Если термины «наркомания», «незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ»,[46] уже заняли доминирующее положение во многих законодательствах стран мира, особенно в странах-участниц Конвенции «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» от 20 декабря 1988 года, то понятие «наркотизм» по мнению Н. Абдирова, все еще не приобрело однозначного либо же более-менее устоявшегося смыслового статуса, и, кроме того не имеет широкого признания в международно-правовых актах и документах авторитетных международных организаций.[47]

В специальной литературе встречается еще одно понятие, связанное с деяниями составляющих незаконный оборот наркотических средств – «наркобизнес». Являясь составной частью незаконного оборота наркотиков, он дополнительно характеризуется следующими признаками: масштабностью незаконных действий с наркотика­ми; глубокой законспирированностью наркодельцов, высоким уровнем организации преступных формирований, дозволяющим говорить о нем как о разновидности организованной преступно­сти, и сверхвысокой прибылью, гораздо более высокой, чем в са­мых доходных видах законного бизнеса.[48] Р.А. Александровым дается следующее определение: «Наркобизнес – незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ в сверхкрупных размерах, совершенный организованной преступной группой с целью извлечения доходов».[49] Г.Н. Драган и Б.Ф. Калачев наркобизнес определяют как экономическую деятельность, связанную с культивированием, производством и торговлей наркотическими средствами, психотропными или сильнодействующими веществами, с целью получения прибыли, а в широком понимании трактуют как «оборот денежной массы и прибыли», изъятой у населения посредством незаконного распространения наркотиков.[50] Ряд ученых рассматривают наркобизнес как контрабанду и подпольную торговлю наркотиками.[51] Наиболее точное и полное определение «наркобизнесу» на наш взгляд дала Е.В. Сильченко определив нелегальный наркобизнес как «специфическое негативное социальное явление, представляющее собой одну из составляющих организованной преступности и подструктуру наркотизма, включающее, с уголовно-правовой точки зрения, совокупность незаконных деяний, непосредственно связанных с нелегальным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, и ряда примыкающих к ним преступных деяний, направленных на обеспечение функционирования этого явления, с целью получения преступных доходов и их последующей легализации».[52] Такого же мнения в отношении формы соучастия придерживаются Ж. Садыков и Ю. Каракетов, отмечая, что наркобизнес имеет форму организованной преступности.[53]

Таким образом, преступный наркобизнес, по мнению большинства авторов это незаконная деятельность различных преступных групп связанных с незаконным оборотом наркотиков в целях получение материальных или иных средств. Подобное определение «наркобизнесу» все же сужает круг возможных преступных деяний связанных с незаконным оборотом наркотиков, исключая например легализацию доходов от наркобизнеса, финансирование других видов преступности, терроризма, распространения наркомании и т. д.

На наш взгляд, преступный наркобизнес это все же не синоним «незаконного оборота наркотиков», а его составная часть, отражающая его экономическую характеристику. Подобное наше определение «наркобизнесу» дает возможность расширить круга преступных действий связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Как следует из вышеизложенного, в международном праве нет единого подхода в отношении комплекса преступных действий, связанных с незаконным оборотом наркотиков, а анализ теоретического материала показал, что не все ученые в полной мере охватывают все стадии, составляющие незаконный оборот наркотиков, а лишь части или этапы этих преступных деяний. Кроме этого, нет единообразного подхода в определении соответствующих терминов.

В Уголовном законодательстве нашего государства точные понятие незаконного оборота наркотических средств не определены как таковые. Все понятия, связанные с родовым определением, содержатся в статье 3 Закона Республики Узбекистан «О наркотических средствах и психотропных веществах от 19 августа 1999 г.»,[54] где дается следующее определение: «оборот наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров – ввоз (вывоз), транзит, хранение, отпуск, реализация, распределение, приобретение, перевозка, пересылка, разработка, производство, изготовление, а также использование и уничтожение наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, а также культивирование наркотикосодержащих растений». Следовательно, незаконное осуществление всех этих действии является не чем иным, как незаконным оборотом наркотиков. Таким образом, в сущности, отличие легального оборота наркотических средств и психотропных веществ от нелегального заключается в законности первого и в незаконности второго. Учитывая, что это единственное законодательное определение обороту наркотиков, то оно не в полной мере охватывает круг возможных преступных деяний в данной сфере.

Так, Уголовный кодекс Республики Узбекистан устанавливает уголовную ответственность за следующие деяния, связанные с наркотическими средствами: культивирование запрещенных к возделыванию культур (ст. 270); незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами (ст. 271); незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами с целью сбыта, а равно их сбыт (ст. 273), либо без цели сбыта (ст. 276); незаконное изготовление или переработка наркотических средств или психотропных веществ в лабораториях или с использованием средств и оборудования, являющихся чужой собственностью либо с использованием прекурсоров, а равно организация или содержание притонов для потребления или распространения этих средств (ч. 4 ст. 273); вовлечение в употребление наркотических средств или психотропных веществ (ст. 274), те же действия совершенные в отношении несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 127); нарушение правил производства или обращения с наркотическими средствами или психотропными веществами (ст. 275); контрабанда наркотических средств или психотропных веществ (ст. 246).

Следует отметить, что уголовное законодательство Узбекистана как и положения статьи 3 Конвенции ООН 1988 года «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ», в качестве квалифицирующих признаков предусматривает случаи совершения преступлений, связанных с наркотиками: неоднократно либо особо опасным рецидивистом, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или в ее интересах, с определением площади посева или размером наркотических средств, совершенные путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, вымогательства, грабежа, разбойного нападения, путем злоупотребления должностным положением, в местах отбывания наказания в виде лишения свободы, в учебных заведениях или в других местах, которые используются школьниками, студентами для проведения учебных, спортивных или общественных мероприятий, в отношении двух или более лиц или несовершеннолетних и т.д.

Все указанные преступления были объединены, прежде всего, из-за особенности их предмета. Как справедливо отмечает А.А. Исаев выделение предмета охраняемого отношения, предмета преступного воздействия и предмета преступления позволяет полно познать содержание нормы уголовного закона, правильно ее применить и квалифицировать преступление.[55] Характер и степень опасности преступлений, связанных с наркотиками, определяется, прежде всего, содержанием угрозы, которая заключается в предмете этих преступлений. Определим для начала предмет исследуемых преступлений, его сущность и специфику.

Предметом преступного посягательства в рассматриваемых нами преступлениях являются: наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги и прекурсоры.

Так, в соответствии со ст. 3 Закона Республики Узбекистан «О наркотических средствах и психотропных веществах от 19 августа 1999 г.»,[56] наркотические средства – вещества синтетического или природного происхождения, наркотикосодержащие препараты и растения, внесенные в списки наркотических средств и подлежащие контролю в Республике Узбекистан. Эти средства включены в Списки I и II Еди­ной Конвенции ООН о наркотических средствах 1961 г., с поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1972 г., о поправках к Единой Конвенции о наркотиче­ских средствах 1961 г.

Психотропные вещества – вещества синтетического или природного происхождения, внесенные в списки психотропных веществ и подлежащие контролю в Республике Узбекистан. К ним относятся вещества, включенные в Списки I, II, III или IV Конвенции ООН о психотропных веществах 1971 г.

Прекурсоры – вещества, используемые для изготовления наркотических средств и психотропных веществ, внесенные в список прекурсоров и подлежащие контролю в Республике Узбекистан. Прекурсоры включены в Таблицу I и Таблицу II Венской Конвенции ООН о борьбе против неза­конного оборота наркотических средств или психотропных веществ 1988 г.

Кроме этих средств и веществ в Законе «О наркотических средствах и психотропных веществах от 19 августа 1999 г.», указаны аналоги наркотических средств и психотропных веществ и препараты содержащие данные средства и вещества.

Согласно ст. 4 указанного Закона «наркотические средст­ва, психотропные вещества и прекурсоры, подлежащие кон­тролю в Республике Узбекистан, вносятся в следующие списки: Список наркотических средств, оборот которых в Рес­публике Узбекистан запрещен (Список I); Список наркотических средств, оборот которых в Рес­публике Узбекистан ограничен (Список II); Список психотропных веществ, оборот которых в Рес­публике Узбекистан ограничен (Список III); Список прекурсоров, оборот которых в Республике Узбекистан ограничен (Список IV). Данные списки опубликованы в Приложениях 2-5 к постановлению Кабинета Министров Республики Узбекистан от 31 июля 2000 г. № 293 «О ввозе, вывозе и транзите через территорию Республики Узбекистан наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров»[57] и утверждаются в порядке, установленном Кабинетом Министров Республики Узбекистан.

Как в медицинской, так и правовой литературе отмечаются три признака,[58] которые присущи любому наркотическому средству. Медицинский признак: наркотическое средство оказывает возбуж­дающее, угнетающее, галлюциногенное действие на центральную нервную систему, вызывает психическую и физическую зависи­мость, наносящую вред здоровью при немедицинском потреблении. Правовой признак: наркотические средства или психотропные вещества, подлежащие контролю в Республике Узбекистан внесенные в указанные Списки наркотических средств, психотропных веществ, а так же прекурсоров оборот которых в Республике Узбекистан запрещен или ограничен. Социальный признак: опасность немедицинского потребления наркотика для здоровья населения.

Таким образом, с учетом вышеизложенного, отсутствие единого законодательного определения незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, в первую очередь не способствует улучшению организации сотрудничества с другими государствами в борьбе с ним, а на национальном уровне приводит к снижению эффективности правотворческой деятельности.

В связи с этим, считаем необходимым дополнить Закон Республики Узбекистан «О наркотических средствах и психотропных веществах от 19 августа 1999 г.»,[59] нормой определяющей незаконный оборот наркотиков как совокупность общественно опасных и противоправных деяний с наркотическими средствами или психотропными веществами, их аналогами и прекурсорами, над которыми установлен международно-правовой и внутригосударственный контроль. К числу подобных деяний необходимо отнести следующие действия в нарушении законодательства: ввоз, вывоз, транзит, перевозка, пересылка, транспортировка, контрабанда, отпуск, реализация, распространение, завладение, присвоение, растрата, грабеж, вымогательство, покупка, сбыт, разработка, производство, изготовление, переработка, приобретение, хранение наркотических средств, психотропных веществ их аналогов и прекурсоров, культивирование наркотикосодержащих растений, вовлечение в употребление наркотических средств или психотропных веществ, организация, содержание наркопритонов, а также иных действий предусмотренных законодательством.

В преступлениях составляющих незаконный оборот наркотиков законодатель устанавливает ответственность за незаконные действия связанные с наркотическими средствами и психотропными веществами, не указывая при этом на прекурсоры, хотя ответственность в соответствии с Законом Республики Узбекистан «О наркотических средствах и психотропных веществах от 19 августа 1999 г.»,[60] предусмотрена и за незаконные действия с прекурсорами. Следовательно, понятие «наркотические средства и психотропные вещества» вбирает в себя и понятие прекурсоры, препараты и т.п., указанные в ст. 3 вышеназванного закона, что на наш взгляд является не верным, с точки зрения справедливой ответственности за совершенные деяния. В подобной конструкции получается, что за незаконный сбыт этилового эфира или эфедрина (являющихся прекурсорами) в крупных размерах, виновное лицо должно подлежать ответственности по ч. 5 ст. 273 УК РУз, как за продажу наркотических средств или психотропных веществ. На наш взгляд, необходимо дополнить соответствующие диспозиции статей устанавливающих ответственность за незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ либо их контрабанду, и за действия связанные с прекурсорами. Так, например, уголовный кодекс Молдовы, Беларуси, Грузии, Таджикистана, Азербайджана и др. устанавливает ответственность за незаконные действия с прекурсорами наряду с наркотическими средствами и психотропными веществами. Либо предусмотреть уголовную ответственность за незаконные действия с прекурсорами выделив в отдельный состав преступления.

<< | >>
Источник: Палванов Марат Биембетович. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ташкент –2011. 2011

Еще по теме 2.1. Понятие и виды незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ.:

  1. § 5. Незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ
  2. 1.3. Результаты ОРМ, как источник доказательств при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ
  3. 2.1. Собирание доказательств при выявлении признаков преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.
  4. Палванов Марат Биембетович. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ташкент –2011, 2011
  5. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ И ЕГО ОБЩЕСТВЕННАЯ ОПАСНОСТЬ
  6. 1.1. Общественная опасность незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ
  7. 2.1. Понятие и виды незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ.
  8. ГЛАВА 2. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ:
  9. 2.2. Незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами
  10. 2.3. Незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами с целью сбыта, а равно их сбыт либо без цели сбыта
  11. 2.4. Вовлечение в употребление наркотических средств или психотропных веществ
  12. 2.6. Контрабанда наркотических средств или психотропных веществ
  13. ГЛАВА 3. УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ
  14. 3.1. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика личности преступника, совершающего незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ
  15. 3.2. Причины и условия преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ
  16. 3.3. Уголовно-правовые и криминологические проблемы предупреждения преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -