<<
>>

2.2. Незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами

Ответственность за незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами предусмотрено ст. 271 УК РУз.

Основным непосредственным объектом данного преступления на наш взгляд являются общественные отношения в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

По мнению Н.С. Хруппа, непосредственный объект этого преступления определяется им «как здравоохранительные отношения по поводу использования наркотических веществ, находящихся в пользовании юридических и физических лиц».[116] Так как данное преступление влечет за собой, как правило, цепь иных общеуголовных преступлений (приобретение, хранение, перевозка, пересылка), по мнению М.Г. Икрамовой объектом данного преступления является общественный порядок, общественная безопасность и здоровье населения.[117] Дополнительным объ­ектом выступают имущественные интересы, а при совер­шении этого преступления путем грабежа или разбойного нападения – телесная неприкосновенность, здоровье потерпевшего. В качестве факультативного объекта здесь могут выступать общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья населения.[118]

Преступление выражается в умышленном, незаконном, безвозмездном завладении либо изъятии наркотических средств или психотропных веществ принадлежащие государственным или частным предприятиям, учреждениям, организациям или отдельным гражданам, владеющим ими правомерно или незаконно, представляющее в целях личного потребления или иного противоправного использования.

Предметом преступления признаются наркотические средства или психотропные вещества, находящиеся как в законном обороте (нарко­тикосодержащие лекарственные препараты), так и могут быть из­готовленными кустарным способом и не иметь установленной цены.[119]

Момент окончания преступления зависит от содержания объективной стороны деяния.

Так, по мнению М.Х. Рустамбаева при завладении путем кражи или грабежа преступление считается оконченным с момента завладения наркотическими средствами или психотропными веществами и получения реальной возможности распорядиться ими[120] (унести, реализовать, спрятать, потребить и т.п.). Однако по утверждению В.Н. Байко на оконченность хищения наркотиков не влияет наступление преступного результата.[121]

На наш взгляд неоспорим тот факт, что при вымогательстве наркотических средств или психотропных веществ преступление будет считаться оконченным с момента предъявления незаконных требований передачи указанных средств или веществ, а в случае разбойного нападения с момента нападения, сопряженного с применением опасного для жизни и здоровья насилия либо с реальной угрозой применения такого насилия.

При завладении путем присвоения, растраты или злоупотребления должностным положением, преступление считается оконченным с момента изъятия вверенных лицу наркотических средств или психотропных веществ. Таким образом, при различных формах незаконного завладения наркотическими средствами или психотропными веществами для признания преступления оконченными, необходимо наступление преступного последствия, то есть их должна связывать причинная связь.

Одним из существенных недостатков является отсутствие специальной нормы предусматривающей ответственность за незаконную выдачу или подделку рецептов либо иных документов дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ. Незаконное завладение указных средств и веществ путем мошенничества чаще всего заключается в получении наркотиков по поддельным рецептам, дающим право на законное получение лекарственных наркотикосодержащих препаратов в аптеках и иных медицинских учреждениях. Уголовный кодекс не предусматривает специальной нормы за подобные преступления, и на практике квалификация подобных преступных действий создают значительную проблему. Так, в зависимости от дела, ответственность за данные преступные деяний может наступать либо по ст.

209 УК РУз или по ст. 228 УК РУз, в зависимости от того, кем изготовлен или подделан документ, а также по совокупности ст. 273 УК РУз или ст. 276 УК РУз в зависимости от целей выдающего поддельный рецепт или его приобретающего. Действия же лица приобретающего наркотические вещества или психотропные вещества подлежат ответственности по ст. 271 УК РУз.

На практике при квалификации подобных действии происходит несогласование с указанными нормами. Указанные специальные нормы в зависимости от субъективной стороны конкурируют между собой, так как не предусматривают квалифицирующих признаков таких как «совершенные должностным лицом», «лицом с использованием своего служебного положения». Кроме этого ответственность по указанным действиям предусмотрена без учета противоправности и степени общественной опасности деяний. Так, согласно ч. 1 ст. 271 УК РУз предельная ответственность за действия по приобретению наркотических средств или психотропных веществ поддельным рецептом или иным документом, на наш взгляд справедливо предусматривает до пяти лет лишения свободы. В то время как, не менее опасные действия по выдаче указанных поддельных документов предусматривает предельную ответственность, если указанные действия совершены должностным лицом согласно ч. 1 ст. 209 УК РУз в виде лишения свободы сроком до трех лет, а также соответственно по ч. 1 ст. 228 УК РУз лишь в виде ареста до шести месяцев если виновный не является должностным лицом.

Таким образом, уголовно-правовые меры борьбы с незаконной выдачей или подделкой рецептов либо иных документов дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ нуждаются в совершенствовании. На наш взгляд подделка рецептов и иных документов для последующего получения наркотических средств, представляет повышенную общественную опасность, так как подделка не является самоцелью, совершая ее преступник осознает, что конечной целью является получение наркотиков, и тем самым посягает не только на здоровье населения, но и на общественные отношения в сфере обеспечения установленного порядка обращения с наркотическими средствами или психотропными веществами.

Решением данных задач на наш взгляд, должно стать введение нормы предусматривающей ответственность за незаконную выдачу или подделку рецептов либо иных документов дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ. Соответственно необходимо установить в ее составе квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки, которые вберут в себя все те конструктивные признаки конкурирующих нормы, препятствующие эффективной квалификации и дифференциации ответственности.

Субъективная сторона незаконного завладения наркотическими средствами или психотропными веществами характеризуется прямым умыслом. Неотъемлемым признаком субъективной стороны хищения и вымогательства наркотических средств или психотропных веществ является специальная цель совершения деяний – корыстная цель. Она означает, что предметом стремления виновного при совершении названых деяний является фактическое получение правомочий собственника в отношении, изымаемых либо истребуемых наркотических средств или психотропных веществ, позволяющее ему извлечь для себя выгоду материального характера. Для потребителя эта выгода заключается в том, что в результате хищения либо выполненного требования при вымогательстве отпадает необходимость затрачивать крупные средства на приобретение наркотиков, для сбытчика – в том, что реализация незаконно приобретенных препаратов принесёт ему ощутимые доходы. Однако по мнению ряда авторов корыстная цель не всегда является обязательным субъективным признаком хищения наркотиков. Так, И.Н. Дру­жинин определял хищение наркотических средств как «незаконное изъятие нарко­тических веществ, совершенное в определённой фор­ме и по самым различным мотивам, из владения госу­дарственных или общественных организаций либо у отдельных граждан для личного или для других лиц потребления, сбыта или иного противоправного исполь­зования, чем причиняется вред народному здоровью или создаётся угроза причинения такого вреда».[122] Кроме этого Э.Ф. Побегайло отмечает: «При хищении наркоти­ческих средств или психотропных веществ лицо далеко не всегда стремится извлечь в результате совершения преступления материальную выгоду. Его нередко по­буждают к этому иные мотивы: стремление утолить наркотический голод (при явлениях абстиненции), со­страдание к другому лицу, больному наркоманией, крайняя нужда и т. п. Следовательно, хищение либо вымогательство наркотических средств нельзя безоговорочно относить к числу корыстных посягательств».[123] По утверждению Г.Н. Борзенкова: «Корыстная цель при хищении предполагает стремление обратить похищенное чужое имущество в свою собственность или собственность третьего лица. Корыстная цель в хищении реализуется как получение фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным».[124] По мнению же А.Г. Безверхова с юридической точки зрения корыстная цель должна указывать на то обстоятельство, что в результате совершенного хищения кто-либо незаконно обогатился и это осознается виновным. Нет оснований квалифицировать содеянное как хищение в случаях завладения чужим имуществом с целью его повреждения или уничтожения, в целях самовольного использования его в интересах собственника или владельца, из хулиганских побуждений, в шутку, из озорства, из чувства мести и т.д. Во всех указанных случаях корыстная цель отсутствует.[125]

Таким образом, мнение авторов неоднозначно о необходимости включения обязательного субъективного признака завладения наркотических средств или психотропных веществ корыстного мотива. Мы поддерживаем мнение тех авторов, которые считают, что корыстный мотив не является обязательным признаком субъективной стороны данного преступления, поскольку мотивация рассматриваемых действий может быть и другая (например, как указывалось раннее, эти деяния могут быть совершены из чувства мести, желания оказать определенную услугу, стремление облегчить страдания своим близким и т.д.). Все эти факторы в их совокупности влияют на оценку общественной опасности содеянного и должны учитываться судом при назначении наказания.

Мы не согласны с теми авторами,[126] которые считают, что если рассматриваемые действия были совершены с целью последующего сбыта наркотических средств или психотропных веществ то содеянное должно квалифицироваться по совокупности с приготовлением к сбыту. Мы считаем, что ответственность за указанные действия должны наступать с фактического осуществления действии по сбыту наркотических средств или психотропных веществ, и только при последующем незаконном хранении, провозе или пересылке, совершенных после завладении указанных средств или веществ, содеянное виновным подлежит ответственности по совокупности ст. 271, ст. 273 или ст. 276 УК РУз.

При изучении нами уголовных дел исследуемой категории, мы не раз сталкивались с ошибками следствия, чья неверная квалификация была не устранена и судом. Так, например постановлением Нукуского городского суда по уголовным делам 24 марта 2008 года был осужден Ж.Н. по ч. 1 ст. 270, п. «а» ч. 2 ст. 276 УК РУз к 3 годам лишения свободы. Судом Ж.Н. был признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах: 2 февраля 2008 в ОВД города Нукус поступила жалоба на Ж.Н. проживающий в городе Нукусе по улице Макария сулыу в доме № 6, в связи с тем, что Ж.Н. вел себя агрессивно, асоциально находясь в сильном алкогольном опьянении. Прибывшие на место сотрудники ОВД г. Нукуса заподозрив Ж.Н. в употреблении наркотического средства, произвели у него личный обыск с участием понятых. В заднем кармане брюк Ж.Н. было обнаружено наркотическое средство «марихуана» в размере 3,62 граммов. В ходе обыска в доме Ж.Н. было обнаружено еще 3,39 грамма наркотического средства «марихуана».

В ходе следствия стало известно, что в июне 2005 года Ж.Н. решил скосить сорняковую траву, росшую перед его домом. При уборке сорняковой травы он заметил один куст «конопли», внешний вид которого Ж.Н. знал, так как раньше один раз употребил подобный наркотик, после чего убрал его на крышу дома. 31 января 2008 года Ж.Н. работая по дому, поднялся на крышу в поиске необходимых предметов и обнаружил куст «конопли» выброшенный им ранее. Взяв данное наркотическое средство Ж.Н. разделил на две части и каждую свернул в бумагу, одну из которых положил к себе в карман, а другую оставил дома.

В ходе следствия было доказано, что данное наркотическое средство не было посажено Ж.Н. и оно проросло само. Однако, суд признал Ж.Н. виновным по ч.1 ст. 270 УК РУз.[127] На наш взгляд в данном деле отсутствовали действия указанные в ст. 270 УК РУз, а сбор конопли, осуществленный Ж.Н. следует квалифицировать по ст. 271 УК РУз как незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами.

Исследуемая нами статья 271 УК РУз, содержит семь квалифицирующих и три особо квалифицирующих признака состава преступления и предусматривает ответственность за незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами в форме кражи, мошенничества, присвоения, растраты, грабежа, злоупотребления должностным положением, вымогательства, а также разбойного нападения. Однако ответственность за указанные формы завладения могут наступать и по общим нормам предусматривающих данные виды хищений. Так, Высшая судебная инстанция определяет, что: «завладение наркотическими средствами или психотроп­ными веществами, совер­шенное путем кражи, мошенничества, присвоения или рас­траты, грабежа, злоупотребления должностным положени­ем, вымогательства, разбоя, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 271 и соответствующими статьями Уголовного кодекса, предусматривающими ответственность за хищение чужою иму­щества, только в тех случаях, когда санкции этих статей (частей статьи) предусматривают более строгое наказание, чем ст. 271 УК РУз. Кроме этого, органы следствия и суды должны выяснить цель, неза­конного завладения наркотическими средствами или психо­тропными веществами. При установлении, что завладение совершено для последующего сбыта, продажи, действия ви­новного следует квалифицировать и как приготовление к указанным преступлениям».[128]

Квалифицирующие признаки части 2 ст. 271 УК РУз предусматривают ответственность за незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами, совершенные: а) лицом, ранее совершившим преступление, составляющее незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ; б) по предварительному сговору группой лиц; в) путем присвоения или растраты; г) путем грабежа; д) путем злоупотребления должностным положением; е) путем вымогательства; ж) в крупных размерах.

Квалифицирующие признаки, указанные в пунктах а) и б) нами уже были рассмотрены в предыдущем параграфе.

На наш взгляд законодатель необоснованно ввел незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами путем присвоения или растраты в качестве квалифицирующего признака, отягчающим наказание в п. «в» ч. 2 ст. 271 УК РУз, т. к. по общественно опасному способу совершения, присвоение или растрата не опаснее кражи или мошенничества указанных в ч. 1 ст. 271 УК РУз. Более того совершение данного преступления путем кражи содержит большую общественную опасность чем совершение данного преступления путем присвоения или растраты. Так как присвоение или растрата выражается в противоправном удержаний вверенных виновному или находящихся в его ведении предмета преступления, в то время как кража это уже противоправное действие с целью тайного хищения чужого имущества. Кроме этого растрата может быть совершена не умышленно и соответственно не иметь корыстной цели. Таким образом, необходимо более точно дифференцировать ответственность в зависимости от общественно опасного способа и степени совершения преступления. На наш взгляд, целесообразным представляется исключить пункт «в» из ч. 2 ст. 271 УК РУз и вести ее в диспозицию ч. 1 ст. 271 УК РУз, а кражу как способ совершения данного преступления указанного в ч. 1 ст. 271 УК РУз соответственно установить в качестве квалифицирующего признака ч. 2 ст. 271 УК РУз.

В пункте «г» ч. 2 ст. 271 УК РУз установлена ответственность за незаконное завладение наркотическими средства­ми или психотропными веществами совершенные путем грабежа, т.е. завладение указанными средствами и веществами открытым способом с приме­нением насилия, неопасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Квалифицирующий признак, указанный в п. «д» ч. 2 ст. 271 УК РУз выражается в противоправном безвоз­мездном обращении наркотических средств или психотропных веществ в свою пользу или пользу других лиц путем злоупотребления долж­ностным положением.

Данный квалифицирующий признак на наш взгляд охватывает ограниченный круг специальных субъектов участвующих в общественных отношениях связанных с оборотом наркотиков. Так, например главный врач соответствующего медицинского учреждения, обладающий правом выдачи рецепта на получение наркотических средств или психотропных веществ, выписывает рецептурный бланк больному на получение большей дозы наркотика, или лицу, не нуждающемуся в данных средствах или веществах. В данном случае должностное лицо не злоупотребляет своими положениями, так как выдача рецепта на получение наркотика это его должностное право. В данном случае должностное лицо лишь использует в корыстных целях свое служебное положение.

Следовательно, на наш взгляд, ответственность по п. «д» ч. 2 ст. 271 УК РУз должно наступать за незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами совершенное «лицом с использованием служебного положения». Таким образом, незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами совершенное лицом с использованием служебного положения будет предполагать, что таким лицом может быть как должностное лицо, так и не должностное лицо, имеющее доступ к указанным средствам и веществам, либо которым они были выданы для служебного пользования или вверены под охрану.

Как отмечают В.Н. Кудрявцев и А.Н. Наумов «под лицом, использующим для совершения преступления свое служебное положение, следует понимать лицо, обладающее должностными или иными служебными полномочиями, которые облегчают виновному совершение преступления».[129] Следовательно, круг таких лиц достаточно шире чем при совершении данного преступления «путем злоупотребления должностным положением».

Кроме этого введение подобного признака исключит необходимость привлечения ответственности по квалифицирующему признаку указанного в п. «в» ч. 2 ст. 271 УК РУз как совершение данного преступления путем присвоения или растраты, так как новый квалифицирующий признак вбирает в себя как эти действия, так и достаточно широкий круг других, что положительно скажется на унификации данного преступления.

Одним из общественно опасных способов незаконного завладения наркотическими средствами или психотропными веществами, указанных в п. «е» ч. 2 ст. 271 УК РУз является их вымогательство. Вымогательство выражается в требовании передачи этих средств и веществ или права на них или совершении других действий в отношении них под угрозой применения насилия к потерпевшему или близким ему лицам, по­вреждения или уничтожения имущества или под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, оглашение которых может причинить существенный вред интересам потерпевшего или его близких, либо путем создания обстановки, вынуждающей потерпевшего передать эти средства и вещества.

Часть 2 ст. 271 УК РУз в пункте «ж» предусматривает ответственность за совершение деяний в крупных размерах, однако при этом не содержит размер превышающий небольшой. Так как за подобные преступные деяния нет соответствующего административного правонарушения, из этого следует, что уголовная ответственность будет наступать даже за небольшой размер наркотических средств или психотропных веществ.

Особо квалифицирующие признаки части 3 ст. 271 УК РУз предусматривают ответственность за незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами, совершенные: а) особо опасным рецидивистом; б) организованной группой или в ее интересах; в) путем разбойного нападения.

Особо квалифицирующие признаки, указанные в пунктах а) и б) нами уже были рассмотрены в предыдущем параграфе.

Незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами совершенное путем разбойного нападения указанного п. «в» ч. 3 ст. 271 УК РУз признается, нападе­ния с целью хищения указанных средств и веществ, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. При разбойном нападении момент окончания преступления связан с фактом самого нападения. В случае причинения телесных повреждений потерпевшему, виновное лицо привлекается к уголовной ответственности по совокупности п. «в» ч. 3 ст. 271 УК РУз и соответствующей статьи Уголовного кодекса.

<< | >>
Источник: Палванов Марат Биембетович. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ташкент –2011. 2011

Еще по теме 2.2. Незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами:

  1. СКЛОНЕНИЕ К ПОТРЕБЛЕНИЮ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ
  2. ХИЩЕНИЕ ЛИБО ВЫМОГАТЕЛЬСТВО НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ
  3. 1.3. Результаты ОРМ, как источник доказательств при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ
  4. 2.1. Собирание доказательств при выявлении признаков преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.
  5. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ И ЕГО ОБЩЕСТВЕННАЯ ОПАСНОСТЬ
  6. 1.1. Общественная опасность незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ
  7. 2.1. Понятие и виды незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ.
  8. ГЛАВА 2. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ:
  9. 2.2. Незаконное завладение наркотическими средствами или психотропными веществами
  10. 2.3. Незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами с целью сбыта, а равно их сбыт либо без цели сбыта
  11. 2.4. Вовлечение в употребление наркотических средств или психотропных веществ
  12. 2.5. Нарушение правил производства или обращения с наркотическими средствами или психотропными веществами
  13. 2.6. Контрабанда наркотических средств или психотропных веществ
  14. ГЛАВА 3. УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ
  15. 3.1. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика личности преступника, совершающего незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ
  16. 3.2. Причины и условия преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ
  17. 3.3. Уголовно-правовые и криминологические проблемы предупреждения преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ
  18. § 2. Объективная сторона незаконного оборота прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -