<<
>>

2.6. Контрабанда наркотических средств или психотропных веществ

Уголовная ответственность за незаконное перемещение наркотических средств или психотропных веществ, через таможенную границу Республики Узбекистан предусмотрено ст. 246 УК РУз в виде контрабанды.

Непосредственным объектом преступления является общественная безопасность в сфере отношении, обеспечивающих установленный законом порядок таможенного регулирования товаров, изъятых из гражданского оборота либо обращение которых ограничено и товаров, запрещенных к перемещению через таможенную границу Республики Узбекистан, обеспечивающий соблюдение законных прав и интересов государства, юридических и физических лиц. Дополнительным объектом может выступать порядок управления, а так же жизнь и здоровье людей.

Однако, исходя из того что мы будем ограничиваться анализом только уголовно-правовой оценкой контрабанды наркотических средств и психотропных веществ, то применительно к ним в качестве непосредственного объекта данного преступления, необходимо усматривать общественную безопасность и здоровье населения.

Ответственность по части второй данной статьи наступает при контрабанде наркотиков в крупных размерах. Прекурсоры хоть и не указанны в данном преступлении как предмет контрабанды, однако они все же являются таковыми согласно Закону Республики Узбекистан «О наркотических средствах и психотропных веществах от 19 августа 1999 г.».[232]

С объективной стороны контрабанда выражается в перемещении указанных предметов через таможенную границу Республики Узбекистан помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документации или средств таможенной идентификации, либо сопряженное с недекларированием или декларированием не своим наименованием.

В соответствии с п. 8 ст. 7 Таможенного кодекса Республики Узбекистан перемещение через таможенную границу следует считать совершение действий по ввозу на таможенную территорию либо вывозу с этой территории товаров или транспортных средств любым способом, включая пересылку в международных почтовых отправлениях, использование трубопроводного транспорта и линий электропередач.

Под незаконным перемещением через таможенную границу Республики Узбекистан наркотических средств или психотропных веществ, помимо таможенного контроля надлежит признавать их перемещение вне места расположения таможенного органа или вне времени производства таможенного оформления и контроля.[233] Следовательно, такой ввоз или вывоз, определенный в законе как перемещение, выражается в различных способах их совершения: помимо или с сокрытия их от таможенного контроля, с обманным использованием документации или средств таможенной идентификации, либо сопряженное с их недекларированием или декларированием не своим наименованием. Для наступления ответственности по данному преступлению достаточно совершения деяния с помощью хотя бы одного из указанных способов.

Контрабанда наркотических средств или психотропных веществ признается оконченным преступлением с момента фактического незаконного перемещения данных средств и веществ через таможенную границу Республики Узбекистан, а также периметры свободных таможенных зон и свободных складов на территории Республики Узбекистан. При вывозе товаров с таможенной территории свободных складов – преступление признается оконченным с момента вывоза товаров или иных ценностей с таможенной территории. Действия, направленные на подготовку такого перемещения должны квалифицироваться как покушение на преступление.[234]

Субъективная сторона контрабанды, предполагает наличие только прямого умысла. Так, например, при обманном использовании документов для предоставления таможенному органу в качестве основания для перемещения через таможенную границу наркотических средств или психотропных веществ, необходимо доказать, что виновный знал и не мог не знать о ложном характере представляемых таможенному органу документов. В противном случае вменять ему в вину рассматриваемое преступление нельзя, так как отсутствует умысел на его совершение. Неосторожная форма вины также не образует состав преступления, предусмотренного ст.

246 УК РУз. Такие противоправные деяния для лиц, их совершивших, в зависимости от обстоятельств правонарушения подлежат квалификации по соответствующим составам преступлении. Мотив и цель значения для квалификации преступления не имеют.

Установление вины в форме прямого умысла еще недостаточно для квалификации данного действий как совершения контрабанды. По мнению К.Ф. Скворцова для квалификации контрабанды необходимо также наличие такого обязательного признака объективной стороны состава преступления, как причинная связь между противоправным деянием и наступлением общественно опасных (вредными) последствий. Так, недекларирование товаров, подлежащих декларированию, либо заявление правонарушителем в декларации о товарах недостоверных сведений, которые не влияли или не могли влиять на принятие таможенным органом решения об их пропуске через таможенную границу, состава контрабанды не образует.[235]

В случаях если поддельный документ был изготовлен нарушителем таможенного законодательства, его действия необходимо квалифицировать по совокупности статей 182 УК РУз (Нарушение таможенного законодательства) или ст. 246 и по ст. 209 (Должностной подлог) или ст. 228 УК РУз (Изготовление, подделка документов, штампов, печатей, бланков их сбыт или использование) в зависимости от обстоятельств дела,[236] а в случаях, когда незаконное перемещение товаров было связанно с незаконным выездом за границу, въездом в Республику Узбекистан или переходом границы в нарушение установленного порядка, такие действия следует квалифицировать по совокупности со ст. 223 УК РУз (Незаконный выезд за границу или незаконный въезд в Республику Узбекистан).

Одним из существенных недостатков исследуемого преступления является то, что предметом контрабанды не являются инструменты и оборудования предназначенные для использования в целях незаконного культивирования или изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, указанных в п. «а» - (iv) п. 1 ст. 3 Конвенции ООН 1988 года «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ». Кроме этого одной из проблем препятствующей привлечению к ответственности лиц совершивших контрабанду наркотических средств или психотропных веществ является определение момента окончания данного преступления.

Так, в статье 246 УК РУз контрабанда, определяется как перемещение указанных средств или веществ через таможенную границу Республики Узбекистан помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документации или средств таможенной идентификации, либо сопряженное с недекларированием или декларированием не своим наименованием. В свою очередь Пленум Верховного суда Республики Узбекистан в п. 1 своего постановления от 27 февраля 1996 г., разъясняет, что «уголовная ответственность за контрабанду наступает в случае незаконного перемещения через таможенную границу Республики Узбекистан предметов, указанных в диспозиции ст. 246 УК РУз, а согласно п. 4 контрабанду или перемещение товаров, либо иных ценностей, указанных в ст. 246 УК РУз следует считать оконченным преступлением с момента фактического незаконного перемещения их через границу Республики Узбекистан».[237]

Следовательно, если строго следовать формулировке закона, то квалифицировать контрабанду как оконченное преступление можно только после фактического пересечения таможенной границы. Установить такой факт можно лишь тогда, когда контрабандист пересек пространство таможенного контроля и оказался за его пределами либо на территории другого государства. Соответственно если виновное лицо будет изобличено при таможенном досмотре в попытке перевести товар незаконным способом, то данные действия должны рассматриваться как покушение на контрабанду.

Приведем пример из изученной нами судебной практики. Так, постановлением Нукуского городского суда по уголовным делам от 11 сентября 2009 года Д.Д. была признана виновной по ч. 1 ст. 246 и ч. 1 ст. 276 УК РУз при следующих обстоятельствах: 30 июля 2009 года на таможенном посту «Дауыт-ата» при прохождении государственной границы с Российской Федерации в Республику Узбекистан на заднем сидении автомобиля марки «Тайота» принадлежавшей гражданке Российской Федерации Д.Д. было обнаружено не указанное ею в таможенной декларации 50 таблеток «Феназепам» общим весом 0,05 грамм. По материалам дела известно, что Д.Д. принимала данный препарат по назначению врача, на что предоставила соответствующую копию рецепта на получение данного препарата, а также чек аптечного киоска подтверждающего легальность приобретения данного препарата. Сторона защиты подала жалобу на постановление вышеуказанного суда, в которой на наш взгляд содержалась очень верная позиция с точки зрения законодательного определения «контрабанды». Защита привела следующие аргументы: «И даже если следовать позиции органов предварительного следствия и суда, а именно инкриминируемого мне деяния, исходя из диспозиции ст. 246 ч.1 … УК РУз, данный состав является не оконченным, т.е. имеет место быть покушение на преступление, так как границу я не пересекла, а была задержана на таможенном посту».[238]

Таким образом, на наш взгляд, при перемещении предметов контрабанды через таможенную границу Узбекистана, а также периметры свободных таможенных зон и свободных складов на территории Узбекистана момент окончания преступления должен переносится на более раннюю стадию развития умышленной преступной деятельности, а действия лица по контрабанде следует рассматривать как оконченное преступление после подачи им таможенной декларации.

В связи с вышеизложенным, на наш взгляд целесообразным представляется диспозицию ч. 1 ст. 246 УК РУз изложить в следующей редакции: «Контрабанда, то есть действия, направленные на перемещение через таможенную границу Республики Узбекистан …». При таком дополнении перед словом «перемещение» словами «действия направленные на перемещение», контрабанда будет рассматриваться как оконченное преступление во время обнаружения при таможенном досмотре или при попытке незаконной перевозки запрещенных средств или веществ через таможенную границу Республики Узбекистан.

Ответственность по квалифицирующему признаку указанного в ч. 2 ст. 246 УК РУз наступает в случае контрабанды наркотических средств или психотропных веществ совершенной в крупном размере. Однако на наш взгляд данное преступление не содержит достаточных квалифицирующих признаков, которые бы обхватывали весь круг возможных однообъектных преступных деяний.

Особенность контрабанды наркотических средств или психотропных веществ от других предметов, обращение которых ограничено, является групповой характер их совершения. По данным МВД Узбекистана контрабанда наркотиков носит организованный характер исполнения, осуществляется по труднодоступным местностям южных и восточных регионов республики граничащих с Афганистаном, Таджикистаном и Кыргызстаном. Их пути пролегают по трудноконтролируемым горным участкам границы пешим, вьючным способом, а также через реку Амударья на самодельных плавательных средствах. Для контрабанды наркотиков затрачиваются значительные финансовые средства. Также необходимо отметить, что наблюдается активизация преступных наркогруппировок с международными связями, ведущую роль в которых играют выходцы из Афганистана, занимающихся контрабандой наркотиков в особо крупных размерах. Ежегодно растет объем контрабанды героина и опия из Афганистана в направлении России и Европы. Как следствие, возрастает количество наркотиков, оседающих по пути на территории стран Центральной Азии, наглядным примером чему служат изъятые размеры контрабандных наркотиков. Так, лишь в марте 2008 года правоохранительными органами Узбекистана, Казахстана и России было изъято 1,5 тонны героина,[239] кроме того надо учесть то, что эти преступления обладают высокой степенью латентности.

Угрозу безопасности государству сегодня создает именно организованная контрабанда наркотиков. И поэтому в первою очередь необходимо акцентировать борьбу именно с крупными наркоторговцами, с их наркобизнесом, а не с рядовыми потребителями наркотиков, перевозящих наркотик как правило для личного потребления. Сегодня вследствие отсутствия эффективных инструментов борьбы с различными формами группового соучастии в случаях контрабанды наркотиков к ответственности привлекаются, как правило, лица, не участвующие в их последующем сбыте, а лишь перевозящие наркотики за конкретное материальное вознаграждение. Доказательством несовершенства законодательного механизма привлечения лиц организующих контрабанду наркотиков являются малое количество фактов возбужденных уголовных дел за контрабанду наркотиков. Так в Республике Узбекистан составило в 2005 году – 254, в 2006 году – 242, в 2007 году – 284, в 2008 году – 318, в 2009 году – 291, в 2010 году – 323 случаев контрабанды наркотических средств.[240] Эти факты еще раз доказывают о необходимости дальнейшего совершенствования законодательных средств в борьбе с контрабандой наркотиков.

На наш взгляд, необходимо привлекать к ответственности не только лиц, непосредственно осуществляющих контрабанду, но и ее организаторов, пособников, т.е. всех лиц организующих, совершающих и участвующих в контрабанде с корыстной целью. Как справедливо утверждает Е.И. Каиржанов: «соучастие представляет собой сложное явление, при котором преступный результат причиняется совместными усилиями нескольких лиц. Действия каждого из них являются слагаемым общей причины, вызвавшей преступные последствия».[241]

Таким образом, в силу специфики объективной стороны состава контрабанды ее совершение в большинстве случаев оказывается возможным только при соучастии нескольких лиц, что уже само по себе свидетельствует о повышенной общественной опасности деяния. Значительным пробелом законодателя является то, что им не были учтены самостоятельные квалифицирующие признаки контрабанды, такие как организованные формы соучастия. Поэтому, на наш взгляд в конструкцию уголовной ответственности за контрабанду наркотических средств и психотропных веществ необходимо установить широкое представительство института форм соучастия и ввести в исследуемую норму квалифицирующие признаки как совершение рассматриваемого преступления «по предварительному сговору группой лиц», «организованной группой», а также «преступным сообществом».

Отсутствие подобных квалифицирующих признаков не позволяет установить адекватную ответственность за совершенные противоправных деяний и способствует возникновению ошибок при квалификации лиц прямо не участвующих в контрабанде.

Так, приговором Андижанского областного суда по уголовным делам от 19 августа 2003 года Ж. и А. были осуждены по ч. 2 ст. 246, ч. 5 ст. 273 на основании ст. 59 УК РУз к 12 годам лишения свободы. Судом Ж. и А. признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах: 17 мая 2003 года Ж. и А. при встрече с неустановленным следствием лицом по имени «Акром» в г. Ош Республики Киргизстана, договорились о покупке у последнего наркотического средства. 18 мая 2003 года А. подошел к берегу канала разделяющего границу между Киргизстаном и Узбекистаном и по указанию «Акрома» стоящего на другом берегу, обнаружил под камнем лежащим возле него «героин» в размере 9,4 грамм. Взяв наркотическое средство А. вместе с Ж. во время его продажи З. и Ш. за 100 долларов США были задержаны сотрудниками милиции.

Суд неправильно квалифицировал действия виновных лиц по ч. 2 ст. 246 УК РУз. Так как в материалах дела нет данных, которые бы подтверждали факт непосредственного перемещения 9,4 граммов «героина» совершенных А. и Ж. с Киргизстана на территорию Узбекистана. Напротив, перемещение наркотического средства через государственную границу осуществил некий «Акром», а Ж. и А. лишь склонили его к совершению данного преступления, тем самым явились соучастниками контрабанды в виде подстрекателей.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда 2 декабря 2003 года в отношении Ж. и А. изменила судебные решения, переквалифицировав их действия с ч. 2 ст. 246 УК РУз на ч. 2 ст. 246 УК РУз на основании ст. 28 УК РУз как подстрекателей в совершении преступления.[242]

Однако на наш взгляд, данное соучастие в преступлении правильно было бы квалифицировать не по виду соучастников преступления, а по форме соучастия в преступлении. Так, если виновные лица подтверждают факт предварительного сговора с «Акромом», тем самым в случае установления соответствующих квалифицирующих признаков данное преступление, верно бы признать как совершенное по предварительному сговору группой лиц. Однако в отсутствии соответствующего квалифицирующего признака, данное обстоятельство подлежит учету судом при назначении наказания лишь как отягчающее обстоятельство на основании п. «м» ст. 56 УК РУз.

В ряде случаев участниками или соисполнителями контрабанды собственно могут быть сами сотрудники таможенных органов, однако в ст. 246 УК РУ не решен и вопрос о влиянии должностного лица на квалификацию деяний. Следовательно для того чтобы исключить дополнительную квалификацию по статьям уголовного закона о должностных злоупотреблениях, целесообразно в ст. 246 УК РУз установить такие квалифицирующие признаки как совершение преступления «должностным лицом с использованием своего служебного положения».

<< | >>
Источник: Палванов Марат Биембетович. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ташкент –2011. 2011

Еще по теме 2.6. Контрабанда наркотических средств или психотропных веществ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -