<<
>>

§2. Элементы преступления как основание реализации форм уголовной ответственности.

В теории уголовного права Сомали, вслед за Италией четко прослеживается выделение элементов преступного деяния, которые служат основанием уголовной ответственности и реализации её форм, то есть - претерпевания лицом ограничений его прав и свобод, законных интересов.

Деяния человека в любом обществе регулируется законами того государства, в котором он находится. В случае, если деяние конкретного индивида выходит за рамки этого закона и подпадает под норму уголовного права, то оно будет квалифицироваться как нарушение закона при условии, что в нем содержатся все его элементы (легальный, материальный и моральный).

В теории российского уголовного права различают два понятия: понятие «преступление» и понятие «состав преступления». В Сомали, в соответствии с положениями ст. ст. 15, 96 и 98 регламентируемые уголовным законом противоправные деяния делятся на преступления и нарушения. Понятием состав уголовно-правового деяния УК Сомали не оперирует, однако в нем содержится целая глава, посвященная вопросам элементов преступного поведения, характеристика которых имеет сходство с учением о составе преступления (отдел I главы П, ст. ст. 20-22УК Сомали).

Понятие «состав преступления» известно уголовному праву, например, таких европейских государств, как Германия, Австрия. В одном из комментариев к УК ФРГ понятие «состав преступления» расшифровывается следующим образом, это мысленная схема, а именно, обрисовка действия в абстрактном понятии; конкретное действие соответствует составу, если оно совпадает с его абстрактной картиной. Следует отметить, что понятие состава как законодательной модели, теоретической и законодательной абстракции, встречается и в российской уголовно-правовой литературе.[44]

В п.5 § 11 УК ФРГ сказано, что «противоправное деяние - это только такое деяние, которым выполняется состав преступления, предусмотренный уголовным законом».

В немецком уголовном праве широко используются конструкции основания уголовной ответственности, институты наказания, понятия вины, необходимой обороны, крайней необходимости и пр.[45]

В России в состав преступления включают четыре элемента: объект, объективную сторону, субъекта и субъективную сторону. Каждый элемент состава преступления имеет свои признаки. Содержание в деянии лица всех признаков состава предусмотренных в законе является основанием квалификации содеянного по нормам уголовного закона и служит основанием уголовной ответственности (ст. 8 УК РФ). Основание уголовной ответственности, то есть квалификация содеянного, последующее отнесение его к той, или иной категории, можно считать условиями, или предпосылкой реализации уголовной ответственности, так как её основные формы - наказания - отражены в санкции соответствующей статьи, а иные меры уголовно-правового характера могут применяться, как правило, с учетом категории преступления.

Подобное учение, с определёнными оговорками, можно применить и к Сомали. Необходимость разработки этого учения вытекает непосредственно из норм УК Сомали. Глава II УК Сомали (отдел I, ст. ст. 20-22) так и называется «Элементы, составляющие преступное деяние».

Однако необходимо еще раз заметить, что сомалийскому уголовному праву, доктрине и судебной практике других развивающихся стран, сформировавшемуся под влиянием континентальной системы права, неизвестно понятие «состав преступления». В теоретических работах по уголовному праву рассматриваются элементы преступления, которые в совокупности представляют собой основание уголовной ответственности. Поэтому при решении вопроса об основании уголовной ответственности необходимо установить все элементы преступления или нарушения.

Заметим, что в уголовных кодексах ряда африканских стран, испытавших влияние континентальной системы права, также содержатся положения об элементах преступления. Практика включения в уголовное законодательство той или иной страны элементов (признаков), характеризующих предусмотренное уголовным законом деяние представляется весьма устойчивой.

Так, в ч. 2 ст. 23 УК Эфиопии сказано, что преступное деяние имеет место лишь в случае, если реализованы все его конститутивные элементы: легальный, материальный и моральный.

В УК Сомали легальный признак преступления, принцип «nullum crimen sine lege» отражен не в статьях главы II УК Сомали, а в статьях его других глав, так в ст. 1 Части I содержится положение: «Никто не может быть наказан за деяние, которое прямо не предусмотрено законом в качестве уголовного правонарушения, а также не могут применяться виды наказаний, не установленные законом». Слова статьи первой УК Сомали «Соответствие деяния признакам, указанным в уголовном законе», соответствуют словам ч. 1 ст. 14 УК РФ «запрещенное настоящим Кодексом» и по терминологии французской уголовно -правовой доктрины означают легальный элемент преступления, или соответствуют признаку «противоправности», принятому в российской уголовно-правовой доктрине при описании признаков преступления. Этот признак в значительной степени определяет формы реализации уголовной ответственности, закреплённые в санкциях норм Особенной части УК и иные формы реализации уголовной ответственности, содержащиеся в уголовном законе. Легальный принцип нашел свое отражение и в основных региональных законах Сомали. Так в ч. 1 ст. 26 Конституции Сомалиленда сказано: «Преступления и наказания за их совершение устанавливаются законом, и никакое наказание не должно назначаться в порядке, который противоречит закону». В ч. 2 ст. 26 Конституции Пунтленда отражено такое же положение.

Надо заметить, что УК Сомали прямо не говорит о недопустимости аналогии в уголовном праве, как это, отражено, например, в ст. 3 УК РФ, судебные органы стараются после принятия единого УК Сомали исходить из этого принципа. Однако, несмотря на то, что УК Сомали, в основу которого положен УК Италии, относится к континентальной системе права, исторически сложилось так, что сомалийцы склонны к применению норм обычного права, именуемого Хир (Xeer)[46], для регулирования всех общественных отношений.

Естественно, это отражается и на решении вопросов реализации уголовной ответственности. Надо отметить, что большая часть населения Сомали и в настоящее время отдает предпочтение обычному праву, как более понятному и привычному, имеющему глубокие корни, богатому своими традициями и обычаями, на которых строятся отношения между людьми.

Принимая во внимание социальные традиции сомалийского народа, нормы обычного права, не препятствует суду назначить виновному справедливое наказание за совершенное им деяние и по своей сущности не противоречат светскому закону. Напротив, они способствуют выполнению гражданских обязательств, которые в сознании людей являются достаточно важными. На сегодняшний день они способны удерживать сомалийцев от плохого, противоречащего правилам ислама поведения. Исламский sharia, как основной источник для национального законодательства, порицающий неправомерное поведение под страхом справедливого возмездия, обеспечивает тем самым мир и социальный порядок, что в свою очередь отражен и в Конституции Сомали.

Ахмед Шейх Али Ахмад пишет в единственной написанной на сомалийском языке работе: «Хир - установленное практикой правило разрешения споров между людьми, имеющее своей целью предотвращение или пресечения правонарушения».[47]

В Сомали обычное право является неотъемлемой частью культуры общества. Люди, как правило, следуют за ним. Они ненавидят конституционные законы, принятые политиками, а только подчиняются им, когда вынуждены. Когда итальянское колониальное правительство, покинуло Сомали в 1960-х годах, сомалийцы должны были принять новое законодательство, в основу которого положены нормы традиционного обычного права, действовавшего с древнейших времен до колониального периода. Однако, итальянцы, уходя, толкнули сомалийцев в создание структуры политической системы, а именно - создание института государственной власти. Как отмечает И.П. Коновалов, «привыкшие полагаться в жизни на традиции, большинство сомалийцев, особенно в сельских районах, видели в государстве лишь аппарат принуждения.

Тем более авторитарный метод правления диктатора Мохаммеда Сиада Барре, руководившего страной с 1969 по 1991 год, лишь усиливал это впечатление».[48]

Настроение народа можно понять, но фактом остается то, что итальянской концепции не было альтернативы. Поскольку, как известно, обычное право не регулирует таких базовых понятий, как элементы преступления, вина, наказание, меры безопасности, условное

приостановление исполнения наказания и др., постольку теория уголовного права Сомали должна исходить из светского закона и теории, разработанной в других странах.

Сомалийское обычное право существовало неофициально в период правления президента Сомалийской Демократической Республики, основателя Сомалийской революционной социалистической партии Сиада Барре (1969 - 1991 годы). После распада государства оно снова возникло, чтобы обеспечить определенный уровень верховенства закона в

республике.[49] Обычное право включает в себя набор неписаных соглашений (Хир) и процедур, которые передаются устно из поколения в поколение. Хир - это больше чем контракт. Выступая как один из главных регуляторов общественных отношений, Хир формирует основные ценности, законы и нормы поведения в обществе, в нём отражены основные положения шариата, в свою очередь сформировавшиеся под влиянием норм и принципов обычного права.[50] [51] Таким образом, Хир - это сформированная совокупность прав и обязанностей отдельных индивидов, традиционные правила, которыми руководствуются старейшины в разрешении споров между

47

противостоящими сторонами, путем применения мирных средств.

На конференции 2014 г., проходившей в гостинице Джазира Палас в Могадишо, посвящённой судебной реформе, один из выступавших учёных высказал следующую мысль: «Хир никогда не будет невостребованным. Он сильнее, чем законы любого правительства. Законы, создаваемые государством, не удовлетворяют людей; они не вызывают достаточной справедливости, и поэтому они не приносят мира между группами».

Как и любой закон, Хир запрещает убийство, нападение, пытки, побои, изнасилование, похищение людей, ограбление, грабеж, разбой, кражу, поджог, вымогательство, мошенничество и повреждение имущества. Правовая система сосредоточена на реституции жертвам, а не на наказании преступников. За нарушения закона, максимальные выплаты компенсации жертвам указаны в количестве верблюдов (оплата может быть произведена в эквивалентной денежной стоимости).[52]

Однако исключительная прерогатива решения подобных задач принадлежит государству. Именно оно устанавливает в своем уголовном законодательстве нормы, запрещающие противоправные действия. Это, с одной стороны, защита общества от посягательств и, с другой - обеспечение нормального функционирования государственных аппаратов.

Так как современное состояние правовой и судебной системы Сомали характеризуется возрастающей ролью обычного права, аналогии права, имеет место в судебной практике, на что указали и 89% опрошенных нами судей. Представляется, что при действии в Сомали светского уголовного закона следует теоретически разработать и внедрять в правосознание сомалийцев преимущество решения вопросов уголовной ответственности только на основании закона, что предполагает при совершенствовании его норм закрепление запрета на аналогию права. С учетом сказанного представляется целесообразным дополнить ст. 1 УК Сомали ч. 2 следующего содержания: «Применение уголовного закона по аналогии не допускается». Для того, чтобы такая норма прижилась и вошла в практику работы правоохранительных органов Сомали необходимо по специально разработанной программе внедрять в правосознание сомалийцев преимущество решения вопросов об уголовной ответственности только на основании светского закона. В этой связи предложенную норму следует ввести в действие с 1 января 2021 г.

Во второй главе УК Сомали, как уже отмечалось, регламентируются материальные (объективные) и моральные (субъективные) элементы преступления.

Всякое преступное деяние по своим объективным (материальным) свойствам является действием или бездействием. Действие человека в любом обществе регулируется законами того государства, в котором они находятся. В случае, если действие конкретного индивида выходит за рамки этого закона и подпадает под норму уголовного закона, то действие будет квалифицироваться как преступление если в нем содержатся все элементы преступления.

Именно из этого положения исходит теория уголовного права африканских государств. В них не устанавливается ответственность за мысли человека, даже высказанные, если они не выражены в конкретном деянии. Как отмечает нигерийский криминалист «элементами преступления, является совокупность признаков, характеризующих данное деяние как преступление, основные из них отражены в диспозиции нормы особенной части уголовного закона. Другими словами, именно через полное осознание элементов преступления можно выяснить для себя содержание элементов этого преступления».[53]

В ст. 20 УК Сомали сказано: «Никто не может быть наказан за действие или бездействие, являющееся по закону преступлением, если, причиненный вред или опасный результат, от которого зависит наличие преступного деяния, не явился последствием его действия или бездействия. Там, где есть юридическая обязанность для предотвращения события, неисполнение этой обязанности равносильно преступному причинению вреда». Нетрудно заметить, что в данной норме уголовного закона отражены: и легальный элемент уголовно-наказуемого деяния и три обязательных признака его материального элемента - деяние, его результат (причиненный вред) и причинная связь, то есть признаки объективной стороны, согласно российской теории о составе преступления.

Поведение человека, находит внешнее проявление в его поступках, деянии, действии или бездействии. Деяние совершается в том или ином месте в определенное время и определенным способом. В теории уголовного права такие признаки деяния принято относить к его внешней стороне. В РФ эти признаки относят к объективной стороне деяния, а в уголовном праве - к объективной стороне преступления, в Сомали - к материальному элементу нарушения или преступления.

Уголовно наказуемое действие - это проявление активного поведения человека, в основе которого лежит телодвижение или речь, сознательно направляемые на определенную цель. Наиболее распространенной формой совершения преступления является действие. Бездействие гораздо реже бывает материальным (объективным) основанием уголовной ответственности.

Бездействие - акт поведения, состоящий в несовершении лицом того действия, которое оно должно и могло выполнить согласно предписанию закона.[54]

Большинство уголовно-наказуемых деяний совершаются путем действий, меньшая их часть - путем бездействия со стороны лиц, обязанных и имеющих возможность действовать в определенных обстоятельствах. В Сомали путем бездействия совершаются такие преступления, как недонесение или отказ от исполнения официальных актов; недонесение должностным лицом, выполняющим публичную службу, недонесение гражданином, сведений, относящихся к преступлению; недонесение медперсоналом сведений относящихся к преступлению; отказ от исполнения возлагаемых законом обязанностей; незаконное бездействие или снятие меры предосторожности против стихийных бедствий или несчастных случаев; непринятие по неосторожности предупредительных мер против катастрофы и несчастных случаев во время работы (ст. ст. 255, 282, 283, 284, 285, 331, 346 и др. УК Сомали). За бездействие в перечисленных выше преступлениях предусмотрены менее строгие виды наказаний, (лишение свободы до одного года, либо штраф).

Бездействие, как материальный элемент уголовно наказуемого деяния, - это пассивная форма поведения. Лицо должно осознавать опасность наступления неблагоприятных последствий, как результат своего бездействия и факт своей обязанности действовать, если не поражена его воля (например, связали, оглушили, и пр.). Пассивное поведение, лишенное волевого характера, не влечет за собой реализацию уголовной ответственности. Поэтому так же, как и при действии, уголовная ответственность за бездействие не наступает, если оно совершенно под влиянием непреодолимого физического принуждения. Так, охранник не может отвечать за то, что не воспрепятствовал хищению вверенного под его охрану имущества, если преступники связали его и лишили возможности сопротивляться или звать на помощь. Пассивное поведение влечет уголовную ответственность только в случаях, указанных в законе. На этой позиции стоит уголовное право Италии, РФ и зарубежных стран континентальной системы. В УК Сомали об этом говорится в ч. 2 ст. 20 и ч.2 ст. 21. Волевой момент характеризует моральный элемент преступления, от которого также зависит установление в законе форме уголовной ответственности, о котором будет говориться ниже.

Как было отмечено ранее, к материальному элементу преступления ст. 20 УК Сомали относит, как совершение запрещенного действия, так и его несовершение, причинившее предусмотренное законом вредное последствие. Подразумевается, что если вредное последствие наступило как результат деяния, то между деянием и наступившим результатом должна быть неизбежная причинная связь. Причинная связь - это объективно существующая связь между преступным деянием и наступившими общественно опасными последствиями. Наличие такой связи - обязательное условие для привлечения лица к уголовной ответственности и от объема и характера наступившего последствия зависит применение к лицу соответствующей формы реализации ответственности. Все правонарушения, подлежащие наказанию, должны являться результатом человеческого поведения - либо окончательного действия или недопустимого противоправного бездействия. При этом правонарушение должно являться результатом действия конкретного субъекта. Трудность заключается в том, чтобы определить, имела ли место в конкретном случае причинная связь именно между совершенным лицом деянием и наступившим результатом.

Если можно утверждать, что в случаях, когда лицо не поступило соответствующим образом, то ничего бы и не произошло, то можно говорить о существовании причинной связи между деянием и его результатом. Напротив, если бы результат, или какое-либо событие произошло бы, то, даже, если лицо ничего бы и не совершало, нельзя говорить о том, что деяние человека, вылилось в само правонарушение, то есть здесь отсутствует причинная связь. В умышленных преступлениях, наступление события с вредным результатом, обязательно должно являться следствием неправомерного поведения лица, способного нести уголовную ответственность.[55]

Вопрос о причиной связи между деянием и его последствиями при совершении преступления путем бездействия в практике сомалийских судов решается так же, как и в случаях совершения активных действий:

бездействие лица, которое обязано и могло действовать, должно явиться неизбежной причиной наступившего вредного результата.

В теории считается, что доказательство такой связи, прежде всего, необходимо при посягательствах на личность (убийстве, нанесении телесных повреждений), и поэтому наибольшее внимание причинной связи в литературе уделяется при изложении вопросов Особенной, а не Общей

52

части.[56]

Сомалийский УК специально регламентирует вопрос о причинной связи, в случае, если преступный результат явился следствием нескольких причин. В ст. 21 УК Сомали указывается, что стечение причин, предшествующих, одновременных или наступивших позже, хотя бы и зависящих от действия или бездействия лица, не исключает причинной связи между деянием этого лица и наступившим результатом.

Последующие причины исключают причинную связь только тогда, когда одних их было бы достаточно, чтобы вызвать результат. В таком случае, если предшествовавшее действие или бездействие само по себе составляет преступное деяние, применяется предписанное законом наказание.

Предыдущие положения применяются также в тех случаях, когда предшествующей, одновременной или последующей причиной связи является незаконное действие другого лица.

Еще раз заметим, что Уголовный кодекс Сомали различает три типа причин, влияющих на форм уреализации уголовной отвтественности: предшествующая, одновременная и последующая причины. Предшествующая причина - это та, которая имела место до какого-либо события или правонарушения - например, смертельная болезнь, которой болел убитый человек. Болезнь является причиной существовавшей до такого преступления, как убийство. Одновременная причина - это та, которая появляется в одно и то же время с самим правонарушением, например, ранение или удар, нанесенный другим человеком, напавшим на ту же жертву, в то же самое время. Последующая причина - это та, которая появляется после правонарушения, например, ранение, нанесенное вторым нападавшим, после того, как первый только что напал или ранил жертву.[57]

Следует отметить, что все три типа причин - предшествующая, одновременная и последующая - влияют на установление причинной связи между деянием и его результатом, даже если эти причины возникли независимо от деяния обвиняемого, они сказываются на выборе лицу формы и меры уголовной ответственности.

Однако, не всегда возможно четко определить на каком-то этапе та, или иная причина повлияла на результат содеянного и повлияла ли вообще. Иногда отдельно взятая причина может «разорвать» цепь причинных связей между правонарушителем и деянием, которое он совершил. Это важно иметь ввиду при решении вопросов реализации мер уголовной ответственности. На основе положений УК Сомали можно выделить правила установления причинных связей материального элемента деяния. Правило первое: - должна существовать причинная связь между деянием лица и его результатом (ст. 20 УК Сомали). Правило второе: - причинное отношение продолжает существовать и, следовательно, делает лицо ответственным, несмотря на события, которые имели место во время, или после преступления, совершенного им. Правило третье: - причинное отношение прерывается (и лицо не является уже ответственным за свое действие, за исключением тех случаев, когда его действие уже само по себе является правонарушением) последующими причинами, которые сами по себе являются достаточными для возникновения правонарушения.

Для признания одних деяний преступными, достаточно действия или бездействия, а для других - необходимо наступление преступного последствия. Именно в последнем случае возникают проблемы причинно - следственной связи между деянием и его последствием.[58]

Выделение в УК Сомали значения очередности причин предшествующих уголовно наказуемому деянию, одновременных с ним, или наступивших позже, хотя бы и зависящих от действия или бездействия лица, как не исключающих причинной связи между деянием этого лица и наступившим результатом (ст. 21 УК Сомали), позволяет сформулировать предложение о целесообразности влияния каждой причины на выбор судом формы и меры реализации уголовной ответственности в отношении одного или каждого лица (в зависимости от обстоятельств дела) и отразить его в законе.

Способ совершения общественно опасного деяния, как выражение действия и, следовательно, материального элемента преступления, позволяет не только определить возможный объект посягательства, но и установить форму вины лица, его совершившего и, следовательно, повлиять на установление санкции соответствующей статьи, а в конечном счете повлиять и на форму реализации ответственности. Например, нападение на человека с применением насилия не только свидетельствует о том, что имело место посягательство на личность или собственность, но и позволяет сделать вывод об умышленном характере совершаемых действий. «Характер объективной стороны, подчеркивал В.Н. Кудрявцев, с большей или меньшей точностью определяет круг тех общественных отношений, на которые могло быть совершено преступное посягательство, и в некоторых случаях предопределяет созерцание субъективной стороны».[59]

Таким образом, значение материальных элементов преступления заключается в том, что, во-первых, они входят в основание уголовной ответственности, во-вторых, являются юридическим основанием квалификации преступлений, в-третьих, позволяют разграничить деяния, схожие между собой по другим элементам, в-четвертых, содержат критерий, разграничивающий, как разные виды преступлений, так и преступления от других правонарушений.[60] Материальные элементы, заложены в диспозицию нормы особенной части УК Сомали и влияют на виды наказаний, установленные в ней и возможность применения мер безопасности, условного приостановления исполнения наказания, как форм реализации уголовной ответственности.

Моральный элемент преступления включает в себя признаки, относящиеся к лицу, совершившему деяние, содержащееся в УК Сомали, свидетельствующие о способности этого лица нести уголовную ответственность. К моральному элементу преступления относятся также признаки, характеризующие психическое отношение лица к содеянному им и его последствиям. Моральный элемент преступления, по нашему мнению, включает в себя и осознание лицом неизбежности в случае разоблачения его деяния претерпевания лишений и ограничений по приговору суда.

Законодатель Сомали, как и органы, применяющие его, при оценке содеянного идут от объективного к субъективному. Моральные элементы содеянного также влияют на установление формы уголовной ответственности. Важно отметить, что в Сомали признаки субъекта уголовно-наказуемого деяния связаны только с физическим лицом и его персональной (личной) ответственностью.

Из содержания главы II-ой, ст. ст. 59 и 60 УК Сомали, а также ст. 43 Конституции Сомали четко просматриваются подходы к установлению

признаков лица, подлежащего уголовной ответственности. Принцип личной ответственности относят к классическим специальным принципам уголовного права.[61]

Несмотря на то, что УК Сомали создавался по подобию УК Италии, законодатель Сомали не последовал за итальянским законодателем, который в 2001 году Законом 231/2001 г., ввел уголовную ответственность юридических лиц, в целях выполнения обязательств, вытекающих из международных конвенций. Уголовная ответственность юридических лиц введена во многих странах. В Сомали принцип персональной ответственности закреплен в Основном законе государства, в частности, ст. 43 Конституции Сомали гласит: «уголовная ответственность является персональной. Не допускается любой вид коллективного наказания». В Сомали вопрос об установлении уголовной ответственности юридических лиц обсуждается только отдельными правоведами. Уголовный закон твердо устанавливает принцип личной ответственности. Ст. 23 УК Сомали гласит: «Никто не может быть наказан за действие или кроме человека, совершившего его сознательно, и по своей воле».

Принцип личной ответственности закреплен и в законодательстве других африканских стран. Так, согласно ст. 96 УК Руанды: «Уголовная ответственность носит личный характер».[62]

Заметим, что международные документы не обязывают государство включать в уголовное законодательство юридических лиц в качестве субъектов уголовной ответственности. Напротив, они ориентируют законодателя на установление в отношении юридических лиц эффективных, соразмерных и оказывающих сдерживающее воздействие санкций, соответствующих правовым принципам государства.

Юридические лица в Сомали отвечают по нормам других отраслей права, что не противоречит международным конвенциям и сохраняет специфику институтов уголовного права.

Способность лица осознавать содеянное связывается с его возрастом и состоянием вменяемости. Возраст лица положен и в основу применения к нему специальных форм уголовной ответственности. Согласно нормам УК Сомали, субъектом преступления признается вменяемое лицо, достигшее 14 - летнего возраста (ст. ст. 59-60 УК Сомали. Это общее правило для реализации ответственности за совершение любого преступления. Однако для несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет предусматривается обязательное смягчение наказания (ст. 60 УК Сомали).

Закон не ограничивает круг деяний, за которые, ответственность наступает с 14 лет. Считается, что с этого возраста лицо способно осознавать свои действия и отдавать отчет своему поведению, в этой связи к лицам в возрасте от 14 до 18 лет применяются особые формы реализации ответственности.

Законодатель закрепил презумпцию отсутствия способности осознанно нести ответственность за содеянное лицом в возрасте до 14 лет. Вместе с тем, в соответствии с положениями УК Сомали, если малолетнее лицо будет признано общественно опасным, оно может быть подвергнуто мерам безопасности в реформаториях для несовершеннолетних.

При выборе отдельных видов наказаний или мер безопасности, несовершеннолетним, подчеркивается законодателем, что большое значение имеет те из них, которые относятся к числу поощрительных норм.

В странах Европы широко варьируются минимальный возраст уголовной ответственности. Например, в Англии и Уэльсе установлен крайне низкий возраст уголовной ответственности - 10 лет. Приведем лишь несколько примеров: в Люксембурге так же, как и в Бельгии - 18 лет, для всех преступлении, за исключением самых тяжких преступлений, в

Португалии и Румынии - 16 лет. В каждой из четырех скандинавских стран, возраст уголовной ответственности установлен 15 лет, в Болгарии, Испании, Италии, Германии и Австрии - 14 лет; во Франции, Греции и Польше - 13 лет.[63]

Преступность среди молодежи становится все более острым социальным явлением, особенно в англоязычных странах, таких как Великобритания и США. Поэтому разный возраст уголовной ответственности в разных странах затрудняет разработку международных договоров о формах реализации уголовной ответственности на разные возрастные группы. Примечательным является то, что США - единственная страна, которая наряду с Сомали не подписали наиболее важный международный договор в этой части - Конвенцию ООН о правах ребенка.[64]

Следует отметить, что с первой половины 90-х годов, были и продолжают существовать различные предложения о снижении нижней возрастной границы уголовной ответственности с 14 до 12 лет. Эти предложения пока не нашли отклика в Сомали. Хотя ряд африканских государств снизил этот предел до 8 лет (Кения, Уганда, Танзания, Нигерия и др.) Различия в установлении минимального возраста уголовной ответственности отчасти объясняются различием культуры и уровня правосознания разных народов. Полагаем, что в Сомали в современном социально-экономическом её состоянии, уровне культуры общества, при значительном влиянии норм шариата, снижение нижней возрастной границы уголовной ответственности с 14 до 12 лет не было бы воспринято народом. Предлагаем не только руководствоваться положениями закона о применении к несовершеннолетним так называемых поощрительных норм, но и выделить особенности применения именно форм реализации уголовной

ответственности к двум категориям несовершеннолетних: совершившим уголовно-наказуемые деяния в возрасте от 14 до 16 лет и от 16 до 18 лет. Поступки детей следует отделить, от их личностных качеств. Они еще не сформировались как личность. В отношении несовершеннолетних правонарушителей для Сомали важно разработать систему поощрительных норм.

Возраст уголовной ответственности, в определенном смысле связан с состоянием вменяемости. Вменяемым считается лицо, которое в момент совершения преступления имело способность осознавать опасность совершаемого деяния, предвидеть его последствия и желать совершить данное деяние (ст. 47 УК Сомали).

Поскольку вина устанавливается только применительно к конкретному физическому лицу, совершившему общественно опасное деяние, постольку решение вопроса о его вменяемости, как предпосылки его вины и претерпевания бремени ответственности, связано с назначением этому лицу формы реализации уголовной ответственности.

Вменяемость является одним из необходимых признаков признания лица виновным в совершении преступления. Она, в случае сомнения в психическом состоянии лица, устанавливается проведением судебномедицинской экспертизы.

Для российского уголовного процесса характерно, что вменяемость субъекта преступления не презюмируется, бремя доказывания

невменяемости не лежит на обвиняемом (ст.14 УПК РФ). На такой же позиции стоит и сомалийский законодатель. В ст. ст. 63-64 УПК Сомали говорится о том, что обвиняемый не должен доказывать свою невиновность, из чего можно сделать вывод о том, что на нем не лежит и бремя доказывания невменяемости, как обстоятельства, устраняющего

виновность.[65] Если у суда, или иных органов возникли сомнения о вменяемости лица на момент совершения им преступления, то они ходатайствуют о проведении соответствующей экспертизы, на основании которой может быть сделан вывод о способности лица в момент совершения преступления давать отчет своим действиям и руководить ими в силу, либо наличия у него психического заболевания, либо кратковременного расстройства душевной деятельности.

В соответствии с обычным правом, подозреваемые считаются невиновными до тех пор, пока потерпевший не доказал, что подозреваемый нарушил его права.

Вменяемость предполагает способность лица понимать и контролировать свои импульсы к действию. УК Сомали, как и УК Италии, РФ, ряда других стран не содержит понятия вменяемости, но безусловно, исходит из него при регламентации уголовной ответственности. УК Сомали содержит нормы о невменяемости и уменьшенной вменяемости. Состояние уменьшенной вменяемости влияет на выбор лицу более смягченной формы ответственности, а состояние невменяемости - применения к такому лицу медицинского воздействия в связи с его опасностью для общества.

Способность понимать лицом реальность происходящего, её положительное или отрицательное социальное значение при совершении деяния предполагает умственную работоспособность, способность действовать с волеизъявлением. Способность осуществлять волевое деяние состоит в способности самостоятельно определять и контролировать свои импульсы по отношению к совершению этого деяния.

По общему правилу, в отношении лиц, которые в момент совершения деяния находились в таком психическом состоянии, которое полностью исключало возможность его осознавать и желать совершить, формы

уголовной ответственности не реализуются. Однако эти лица могут быть признаны судом общественно опасными и в соответствии со ст. 176 УК Сомали им могут быть назначена такая мера безопасности, как принудительное лечение, не относящееся в подобных ситуациях к формам реализации уголовной ответственности. Например, лицо, достигшее к моменту совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, считается взрослым, и поэтому предполагается, что оно способно понять значение всех своих действий, если оно вменяемо и, следовательно, в отношении него можно реализовать любую форму уголовной ответственности. Однако это предположение может быть опровергнуто, если будет доказано, что лицо (оно не может быть преступником) было не в состоянии понять и действовать намеренно в момент совершения деяния, в силу психических недостатков или по другим причинам (ст. 50-51 УК Сомали) и тогда это лицо не несет ответственности за содеянное. Таким образом, способность лица осознавать характер и опасность совершаемого им деяния, предвидеть его результат, то есть психологический (интеллектуальный момент) и желание совершить такое деяние, то есть обладание способностью выбирать варианты своего поведения (волевой момент) лежат в основе содержания понятия вменяемости и реализации уголовной ответственности.

Решение вопросов о признании лица невменяемым и освобождении его от ответственности в Сомали имеет свою специфику. Так, в северных регионах Сомали, в которых действовал УК Индии, основанный на англосаксонском праве, применялось правило Макнатена. Суть этого правила заключается в том, что лицо, страдающее душевным заболеванием или дефектом психики, не привлекается к уголовной ответственности, если оно лишено способности осознавать природу и качество совершаемого деяния.

Упомянутое правило было изменено с принятием ныне действующего УК Сомали. Это связано с делом некоего Джама Абди. В 1965 г. он совершил убийство своего племянника и вскоре после этого был схвачен соседями доставлен в полицейский участок. На допросе Джама Абди отрицал свою причастность к убийству и заявил, что ничего не помнит. Выяснилось, что он страдал психическим расстройством, исключавшим вменяемость. В дальнейшем Джама Абди по решению суда был отправлен в психиатрическую клинику.[66]

По этому делу Верховный суд установил, что лицо может быть признано невменяемым после изучения:

1) истории семьи обвиняемого;

2) его личного дела до и после совершения преступления;

3) обстановки и обстоятельств совершения самого преступления.

Исходя из этого, суд постановил, что признание лица невменяемым является сложной процедурой, которая должна проводиться экспертом.

Сомалийский УК, как уже отмечалось, предусматривает полную невменяемость и уменьшенную вменяемость. Согласно ст. 50 УК Сомали лица, которые в момент совершения преступления находились в таком психическом состоянии, которое полностью исключало возможность сознавать характер совершаемого деяния и желать наступления связанных с ним последствий, освобождаются от уголовной ответственности. Согласно ст. 51 УК Сомали лицо, которое в момент совершения преступления находилось в таком психическом состоянии, которое не исключало, но существенно снижало способность осознавать характер совершаемого деяния и желать наступления связанных с ним последствий несет ответственность за содеянное, но наказание для него должно быть снижено. Как видно, законодатель достаточно гибко определяет границы ограниченной или, как иногда называют уменьшенной или частичной вменяемости.

В. Н Додонов и А. А Малиновский заметили, что институт уменьшенной (ограниченной) вменяемости стал шире распространяться в законодательстве разных стран в последнее время. В случае назначении наказания лицам с ограниченной вменяемостью учитывается тот факт, что психическое заболевание преступника, хотя и не сделало его невменяемым, все же в значительной степени негативно повлияло на его интеллектуально - волевые качества. После 1991 г. вышеуказанный институт получил закрепление в новых УК всех стран СНГ (кроме Молдовы и Узбекистана), а также Албании, КНР, Латвии, Литвы, Македонии, Польши, Португалии, Федерации Боснии и Герцеговины, Эстонии.[67] Понятие уменьшенной вменяемости также известно уголовному законодательству Италии, Бразилии Дании, Ливии, ФРГ, Швейцарии, Японии и др.

Отказ от уголовной ответственности лиц, вследствие психических расстройств, не обладающих способностью «свободно и правильно выбирать между правом и неправом», является одним из базовых подходов к реализации уголовной ответственности в современном уголовном праве. Это признаётся в доктрине уголовного права и закрепляется в уголовных законах многих государств.[68] К примеру, в ч. 1 ст. 21 УК Испании предусматривается, что не подлежит уголовной ответственности тот, кто во время совершения уголовного деяния по причине какого-либо психического отклонения или нарушения не мог осознавать противоправности совершаемого им деяния либо руководить своими действиями.[69] Согласно § 20 Уголовного кодекса ФРГ «без вины действует тот, кто при совершении деяния вследствие болезненного психического расстройства, глубокого расстройства сознания,

слабоумия или другого тяжелого психического отклонения не способен осознавать противоправность деяния или действовать с сознанием их противоправности».[70]

УК Сомали (ст. 50, 51, 53, 54, 56, 57,58) выделяет несколько категорий невменяемых лиц, которые в зависимости от их способности осознавать свои действия и руководить ими, могут быть признаны невменяемыми и, соответственно, не нести уголовную ответственность, или лицами с уменьшенной вменяемостью, в отношении которых устанавливаются особенности реализации уголовной ответственности, это: лица, страдающие психическими заболеваниями; лица, находившиеся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения по причине непредвиденного случая или непреодолимой силы; глухонемые, которые в момент совершения преступления не могли сознавать своих действий и желать их совершения по причине своей болезни.

Применительно к лицу, страдающему психическим заболеванием суд должен не признать его субъектом преступления, если в связи с болезнью это лицо было не в состоянии (например, в мономании преследования убийства, совершенного другим человеком и чувствовал постоянное преследование преследователя) руководить своими действиями).[71]

Вместе с тем, согласно ст. 52 УК Сомали «совершение лицом преступления в состоянии эмоционального возбуждения или страсти не только не освобождает от уголовной ответственности, но и не является смягчающим обстоятельством. Различие двух указанных состояний заключается в том, что первые имеют преходящий характер и характеризуются, как внезапными потрясениями ума, последние имеют прочные и более глубокие корни. В любом случае, согласно сомалийскому законодательству и теории итальянского уголовного права причины, исключающие вменяемость, можно разделить на: физиологические причины (возраст); патологические причины (болезнь); и причины токсического характера (интоксикации алкоголем или наркотиками). Мы остановимся на последней более подробно, поскольку законодатель четко сформулировал свою позицию по данному вопросу в ст. ст. 53-57 УК Сомали. Примечательно, что в УК Сомали содержатся специальные указания о том, при каких обстоятельствах наступает ответственность лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и при каких условиях эти лица могут быть признаны невменяемыми.

Под пьянством следует понимать временное и обратимое изменение познавательных и волевых процессов у субъекта после приема алкогольных напитков. При этом законодатель выделяет случайное и привычное пьянство как разновидности пьянства. Случайное пьянство определяется, как пьянство, явившееся результатом непреднамеренных или форс-мажорных обстоятельств (ч. 1 ст. 53 УК Сомали). Примером может служить человек, который работает на спиртзаводе, пьёт в результате аварийного разлива. Если такое пьянство приводит лицо к патологическому состоянию, при котором исключаются возможность понимания этим лицом характера совершаемых действий и способность руководить ими, исключается и признание лица субъектом преступления, а, следовательно, оно и не подлежит наказанию; если это состояние только дает смелость и значительно снижает способность руководить своими действиями, наказание применяется, но в меньшей степени. Напротив, привычное пьянство нахождение лица в момент совершения преступления в состоянии обычного алкогольного опьянения не исключает вменяемости и наказание увеличивается (ст. 55 УК Сомали).

Закон устанавливает, что к психологическому элементу также относится условие частичной потери сознания, в результате чего появление и проверка этого являются обязательным условием для установления основания уголовной ответственности и её реализации.

В законе указано, что в отношении лиц, совершивших преступления в состоянии невменяемости, могут быть применены соответствующие меры безопасности (ст. 176 УК Сомали).

Невменяемым признается также лицо, которое в момент совершения преступления находилось в состоянии опьянения полностью исключавшем способность сознавать происходящее и желать наступления его результата. Если состояние опьянения не исключало, но существенно ограничивало способность осознавать и желать, то лицо подлежит уголовной ответственности, однако наказание ему обязательно смягчается (ч. 2 ст. 53 УК Сомали). При этом учитывается состояние опьянения, которое возникло в результате непредвиденного случая либо непреодолимой силы. Лицо, которое добровольно привело себя в состояние опьянения, не освобождается от уголовной ответственности, и наказание ему не смягчается. Если же лицо привело себя в состояние опьянения с целью совершения преступления или подготовки себе оправдания, наказание ему, напротив, усиливается (ст. 54 УК Сомали). К лицу, находившемуся в момент совершения преступления в состоянии наркотического опьянения, применяются те же правила, что и к лицу, находившемуся в состоянии алкогольного опьянения (ст. 56 УК Сомали). Отягчающим обстоятельством признается совершение преступления лицом, которое находилось в состоянии привычного алкогольного или наркотического опьянения (ч. 1 ст. 55 УК Сомали). Лицом в состоянии привычного опьянения считается такое лицо, которое пристрастилось к употреблению алкоголя или наркотических средств и при этом часто находится в состоянии опьянения (ч. 2 ст. 55 УК Сомали).

В случае, если лицо находится в состоянии хронической интоксикации

организма алкоголем или наркотическими средствами, то оно может быть

признано полностью невменяемым или уменьшено вменяемым по тем же основаниям, что и лица, страдающие психическими заболеваниями (ст. 57 УК Сомали).

Уголовный кодекс Сомали особо оговаривает признание субъектом уголовно наказуемого деяния глухонемых. Лица, страдающие этим недостатком в случае их неспособности в силу физического недуга оценить происходящее и проявить свою волю «не подлежат наказанию». В отношении глухонемых, совершивших деяния, содержащееся в нормах УК Сомали и освобожденных от наказания, применяются меры безопасности.

Если у таких лиц способность осознавать и желать была значительно снижена, то, наказание уменьшается» (ст.58 УК Сомали).

Отметим, что полный или частичный дефект ума, или личностные расстройства, вызванные физическими недостатками (глухотой, отсутствием возможности говорить, двигаться и пр.) в редких случаях, но все же могут исключать проявление осознания, происходящего и волеизъявление, в силу чего признаются психическими заболеваниями. В любом случае, совершенное преступление должно быть вызвано расстройством ума.

В отличие от ст. 22 УК РФ об уголовной ответственности лица с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (так называемой уменьшенной вменяемости), рекомендующей учитывать такое состояние при назначении наказания или признавать его основанием применения принудительных мер медицинского характера, УК Сомали устанавливает обязательное смягчение наказания лицам с ограниченной вменяемостью (ст. 51,53, 58). Однако закон не оговаривает пределы такого смягчения. В этой связи предлагается дополнить ст.51 УК Сомали ч. 2, ст. ст. 53 и 58 УК Сомали ч.3 следующего содержания: «Лицам с ограниченной вменяемостью, обусловленной возрастными особенностями, или физическим недугом, размер максимально установленного законом наказания или меры безопасности смягчаются на одну треть».

В доктрине уголовного права Сомали не уделено внимания специальному субъекту преступления, как это сделано, например, в России. Однако, в отдельных нормах УК Сомали оговорена ответственность лиц, которые, помимо общих признаков субъекта, должны обладать дополнительными, например, можно выделить такие составы как: разглашение государственных тайны; злоупотребление должностью в случаях, законом специально не предусмотренных; изнасилование; занятие проституцией; незаконный брак; прелюбодеяние; нарушение обязанности оказывать помощь семье (ст. ст. 204, 250, 398, 405, 425,426, 430, и др. УК Сомали). Формы ответственности реализуются в отношении специальных субъектов с учетом их личностной характеристики. В приведенных составах преступления признаком специального субъекта может быть гражданство, должностное положение, семейный статус и пр.

Во втором разделе УК Сомали подробно описывается другая составляющая морального элемента преступления - психологический элемент, или психическое состояние преступника. В соответствии со ст. 20, недостаточно того, что преступник своими действиями вызвал преступление. Как сказано в этой статье, лицо должно быть в определенном психическом состоянии, способным осознавать происходящее и выражать к этому свою волю. Формулировка «сознательно и по своей воле» означает, что сознание преступника было ориентировано на результат события.

В основе морального элемента деяния лежит принцип ответственности за виновное его совершение, то есть, никто не подлежит уголовной ответственности за деяние, совершенное без преступного намерения. Иными словами, речь идет о преступном намерении, вине лица и её видах.

Преступное намерение - это желание совершить что-то, что запрещено уголовным законом. Например, если человек сначала планирует убийство, а затем убивает жертву, то уже в его намерении, сопровождаемом определенными действиями, выражено необходимое преступное намерение,

требуемое законом для характеристики морального элемента деяния. Он спланировал вредное и опасное деяние и стремился к его совершению, которое характеризуется как преступление. Проявляется моральный элемент одной из стадий совершения преступления. Формы реализации

ответственности применяются и в случаях покушения на него (ст.17.УК Сомали). Закон устанавливает пределы наказания за покушение на преступление в зависимости от видов максимальных наказаний, установленных в санкциях соответствующих статей. Так за покушение на преступления, наказуемые смертной казнь, лишение свободы

устанавливается на срок от двадцати до тридцати лет; за покушение на преступления, наказуемые пожизненным заключением наказание не может быть менее двенадцати лет лишения свободы, за покушение на другие преступления наказание назначается в пределах от 1/3 до 3/4 максимального срока наказания, установленного за оконченное преступление (ст.125 УК Сомали).

Человек может быть наказан за преступления, совершенные по неосторожности, в случаях, предусмотренных законом.

Вина - обязательный признак морального элемента преступления. Совершенными виновно могут быть признаны не только сознательные и добровольные действия лица, но и автоматические, инстинктивные, привычные. Однако в судебной практике они представляют собой предположения, характерные для виновного правонарушения.[72]

Вина предполагает наличие способности согласия субъекта на совершение конкретного деяния. Моральный элемент преступления, помимо вины включает мотивы, цели и эмоциональное состояние лица в момент его совершения, которые учитываются при реализации форм уголовной ответственности.

УК Сомали различает три формы вины: умышленную, неосторожную, а также, так называемую претеринтенциональную. Основной формой вины по сомалийскому уголовному праву является умысел. Ответственность за деяние, совершенное по неосторожности наступает только в случаях, прямо предусмотренных законом (ст. 23 УК Сомали). Аналогичное положение закреплено в ч.2 ст. 24 УК РФ.

Составляющими умысла являются не только сознание и воля, но и чувства, неразрывно связанные со всяким человеческим деянием.

Кроме умысла и неосторожности как было сказано, уголовное законодательство Сомали, предусматривает третью форму вины - претеринтенциональность. В ст. 24 УК Сомали содержится определение всех указанных форм вины. «Преступлением, признается вредное или опасное деяние, совершенное с преступным намерением, которое является результатом предсказуемого действия или бездействия и желаемо преступником как следствие его действия или бездействия, и где закон рассматривает это деяние как преступление.

Преступлением признается, опасное или вредное деяние, совершенное с претеринтенциональной виной или без умысла, которое оказалось более серьезным, чем того желал бы сам преступник, возникшее из действия или бездействия.

Преступлением по неосторожности признается, деяние, когда результат предвидим, но не желаем преступником, и происходит как следствие неосторожности, отсутствия навыка или несоблюдения закона, правил, распоряжений, или инструкций. Вместе с тем в таких случаях лицо действует по неосторожности, несмотря на явное предвидение того, что его действия могут вызвать событие преступления, но надеется, что этого не произойдет; он не принимает в серьез возникновения риска, и поэтому не хочет и самонадеянно уверен в возможности избежать этого результата».

Положения об умысле и неосторожности относятся и к нарушениям (ч. 2 ст. 24 УК Сомали).

Осознание виновным возможности наступления преступного результата является отягчающим обстоятельством для преступлений, совершаемых по неосторожности (п. «с» ст. 39 УК Сомали).

Согласно доктрине итальянского уголовного права, претеринтенционная форма вины имеет место тогда, когда лицо вызывает запрещенным действием или бездействием более серьезный результат, чем тот, которого хотело. Другими словами, претеринтенциональность означает, что лицо не имело намерения на тот результат, который наступил. Такая формулировка напоминает понятие смешанной или двойной формы вины, предусмотренной ст. 27 УК РФ. В отличие от российского УК, в сомалийском уголовном законе нет указания на то, что отношение субъекта к более тяжким последствиям должно быть неосторожным.

В то же время уголовное законодательство всех стран, и Сомали не является исключением, устанавливает ответственность за, так называемые претеринтенциональные (preterintencional), совершенные помимо умысла, непредумышленные уголовно-наказуемые деяния. Это деяния, совершаемые по неосторожности, но лицами способными выражать свою волю к факту совершаемого ими.

В отношении нарушений, человек должен отвечать за действие или бездействие, совершенное сознательно и по своей воле, в независимости от того совершенно оно с преступным намерением или по неосторожности.

Выделение претеринтенционной формы вины в качестве самостоятельной по сомалийскому УК является исключением из общего подхода к формам вины, характерного для уголовного права развивающихся стран Азии и Африки. Данная форма вины выделена в качестве самостоятельной формы в УК Сомали под влиянием уголовного права Италии. Однако относительно содержания претеринтенциониости нет единого мнения даже в самой итальянской уголовно-правовой доктрине. Одни авторы относят ее к косвенному умыслу, другие к смешанной форме вины, третьи вообще не считают ее самостоятельной формой вины.[73]

В сомалийском уголовном законодательстве оговорены два случая с претеринтенциональной виной в чистом виде. Так, в ст. 31 УК Сомали сказано следующее: «Кроме случаев, упомянутых в предшествующих статьях, из-за ошибки в предвидении наступления более тяжкого результата, при совершении преступления, или по какой-либо другой причине наступившее событие, отличающееся от желаемого преступником, лицо должно нести ответственность за это нежелаемое событие, где действие содержит элементы преступления, совершенного по неосторожности. Если преступник также вызвал желаемое событие, то в этом случае применимы положения, регулирующие совпадение преступлений».

Вопросы толкования ст. 31 рассматривались Верховным Судом Сомали в деле Мусы Дуале Али. Суть этого дела заключается в том, что Муса Дуале нанес телесные повреждения Абди Н. М. вследствие которых потерпевший скончался. Муса Д. А. был осужден за убийство без намерения причинения смерти по статье 441 УК. В дальнейшем Муса Д. А. подал апелляцию в Верховный Суд, однако, последний признал применение в данном деле ст. 441 УК правомерным. В ходе рассмотрения этого дела Верховный суд разъяснил ст. 31 таким образом:

Принцип, заложенный в ст. 31 заключается в том, что, если лицо совершает действие, которое вызывает не желаемое им событие, оно будет нести ответственность за это не желаемое событие, где действие составляет умышленное преступление. Там, где действие провоцирует не желаемое лицом событие, так же, как и желаемое им, оно будет нести ответственность как за не желаемое событие, так и за желаемое им событие, где деяние

совершено по неосторожности. Иными словами, лицо подлежит наказанию за

70

два деяния.[74]

Однако следует отметить, что существует два исключения из основного правила, заложенного в ст. 31 УК Сомали. Так, если претеринтенциональным событием является смерть человека во время совершения преступления, которое стало ненамеренной причиной смерти, то преступник намеревавшийся совершить физическое насилие «побои» (ст. 439 УК) или причинить телесные повреждения (ст. 440 УК), не будет нести ответственность за смерть, вызванную небрежностью, в соответствии со статьей 31, а будет отвечать только за убийство без намерения причинения смерти по статье 441, при условии, что намерением преступника было применение физического насилия или причинение вреда.

Но, если лицо имело намерение совершить преступление, как-то физическое насилие (ст. 439 УК Сомали) или причинение вреда (ст. 440), то должно быть применено основное правило и уголовная ответственность будет реализована как с учетом претеринтенционального события, так и с учетом результата, которого оно желало (ст. 447 УК Сомали - смерть, или телесное повреждение, как последствие другого преступления).

Второе исключение действует в случаях, если неумышленное событие является отягчающим обстоятельством преднамеренного преступления. В таких случаях формы уголовной ответственности реализуются не за оба преступления, а за единственное умышленное деяние, с отягчающим обстоятельством. Например, врач, который делает аборт женщине (с ее или без ее согласия) в случае ее смерти (событие, которое он не желал) будет ответственен только за аборт с отягчающим обстоятельством по статье 421 УК Сомали-смерть, или телесные повреждения женщине.[75] Другими словами, главное правило состоит в том, что ответственность должна быть

реализована за оба преступления: за первое, которое он намеревался совершить и событие, которого он не желал, но которое случилось как результат его преступного действия.

В итальянской уголовно-правовой доктрине

претеринтенциональнность рассматривается как сочетание умышленной вины и объективного вменения за результат. Объективное вменение, не отражающее современные уголовно-правовые идеи, подвергается критике в

72

итальянской уголовно-правовой литературы.

Между тем УК Сомали не определяет объективные условия преступности, а лишь устанавливает два критерия: первый состоит из события во внешнем мире, которое не обязательно должно быть желаемым правонарушителем, второе должно быть связано с противоправным поведением лица.

По существу, речь идет об объективном вменении, критикуемом итальянскими криминалистами. Однако необходимо отметить, что это является исключением из принципа, закрепленного в статье 23 УК Сомали, что никто не может быть наказан за действие или бездействие, признаваемое законом правонарушением, если оно не совершило это умышленно и сознательно.

Таким образом, как верно отмечает итальянский ученый Ренато Анчелони,[76] [77] «установлением принципа личной ответственности является отмена любой формы объективного вменения, вытекающей из чисто формального соотношения между конкретным деянием и данным человеком, независимо от действий этого человека и сознательного волеизъявления умышленное или по неосторожности». Далее он пишет: «новый Кодекс исключает объективное вменение редакторам газет за правонарушения, совершенные в прессе, или любой другой вид объективного вменения за действия, совершенные другими лицами без участия в преступлении,

74

предположительно несущего ответственность лица».

Согласно выше указанной ст. 22 УК Сомали лицо может быть наказано за преступление, даже при том, что оно не предвидело последствия. Такое происходит только в двух общих типах ситуаций: в претеринтенциональных случаях и преступления, которые автоматически явились результатом другого преступления, о чем подробно было рассказано выше. Таким образом, такое последствие, как смерть любого человека является условием для обвинения в убийстве. Если, какой-либо человек ударит другого, имея намерение только ударить его по лицу, а потерпевший падает на землю и ударяется головою о камень и умирает, то преступник становится виновным в смерти потерпевшего, даже если он никогда и не имел намерения убивать его. Так же дело обстоит и в ситуации, когда одно преступление становится следствием другого. В любом случае обвиняемый несет ответственность за правонарушение, которое автоматически вытекает, даже если он не желал, наступления этого последствия.[78] [79]

Объективное вменение в качестве критерия для обвинения специально предусмотрено в Общей части УК ряда стран, частности, он включен в ст. 42, пункт 3 УК Италии, которая (после установления в первой части настоящей статьи, что никто не может быть наказан за деяние, совершенное без осознания и намерения) говорится, что «закон должен определить те ситуации, при которых наступивший результат должен быть отнесен к правонарушителю, как результат его действия или бездействия».

Следовательно, в соответствии с УК Италии, объективное вменение считается исключительным случаем для предъявления обвинения, в то время как общим критерием остается то, что ответственность возникает вследствие вины правонарушителя. В самом деле, когда УК Италии был утвержден в 1930 году, вряд ли кто подвергал сомнению гипотезу объективного вменения в исключительных случаях. Однако, ситуация изменилась, когда Конституция Италии вступила в силу: ст. 27, пункт 1 Конституции гласит, что «уголовная ответственность носит личный характер». Некоторые учены стали толковать это положение как синоним «уголовной ответственности в связи с собственной виновностью» в том смысле, что критерии для обвинения должны быть ограничены исключительно намерением и виновности для того, чтобы соответствовать Конституции. Конституционный Суд Италии не выражал своей позиции по этому вопросу до тех пор, пока его решения 364 и 1055 1988 года, не коснулись непосредственного толкования ст. 27 УК Италии. В соответствии с постановлениями Конституционного суда Италии решение вопросов объективного вменения за содеянное основано на принципе виновности.

В решении вопроса о вине лица, как основании уголовной ответственности и условии форм её реализации важное значение имеют положения ст. 27 УК Сомали: «Кто бы ни совершил действия, под принуждением в силу физического давления, насилия которому он не мог противостоять или, во всяком случае, не мог никак избежать, не подлежит наказанию. Психическое насилие при бездействии рассматривается как смягчающее обстоятельство при назначении наказания».

Рассмотренные элементы преступления образуют основание уголовной ответственности, хотя в УК Сомали нет специальной статьи об основании уголовной ответственности, подробное описание в главе II УК Сомали материального и морального элементов уголовно наказуемого деяния позволяют рассматривать их как единственное основание уголовной

ответственности, в значительной степени соответствующих понятию «состав преступления», наличие всех признаков которого, согласно ст. 8 УК РФ признано основанием уголовной ответственности.

Большинство российских юристов основанием ответственности признают состав преступления. Так, например, Иванчин, А. В. считает, что основанием уголовной ответственности является совершение не только деяния, содержащего состав преступления, но и совершение общественно опасного деяния. Дальше он предлагает следующее определение: «основанием уголовной ответственности является совершение общественно опасного деяния, признаки которого соответствуют составу преступления, предусмотренному настоящим кодексом». [80]

В заключение следует подчеркнуть, что элементы преступления, отраженные в гл. II отдел I, «Элементы, составляющие преступное деяние», УК Италии имеют свои особенности. Они в значительной степени влияют не только на установление в санкциях статей Особенной части УК Сомали мер наказания, но и на применение иных форм реализации уголовной ответственности. Считаем необходимым введение легального определения основания уголовной ответственности в УК Сомали, которое, на наш взгляд, должно служить обеспечению принципа законности и постепенному исключению аналогии в праве. Считаем целесообразным включить в Общую часть УК Сомали норму, устанавливающую основание уголовной ответственности. Предлагаем дополнить ст. 5 УК Сомали частью 2 -ой следующего содержания: «Основанием уголовной ответственности является совершение опасного для сомалийского государства и общества деяния, содержащего признаки предусмотренных настоящим Кодексом его легального, материального и морального элементов».

Элементы, составляющие преступное деяние, рассматриваются как условия установления в санкциях статей Особенной части уголовного закона видов и размеров (мер) наказания и, а в отдельных ситуациях и как возможность применения других форм реализации ответственности лицу, совершившему деяние, установленное в УК Сомали, или имеющему намерение совершить такое деяние и признанному опасным для общества.

На наш взгляд было бы целесообразно дополнить ст. 23 УК Сомали частью первой следующего содержания: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения преступления не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие психического расстройства, или иного болезненного состояния психики». Положения действующей ст. 23 УК Сомали считать частью второй.

Вопрос об элементах преступления является одним из важнейших в уголовном праве Сомали, но он далеко не всегда находит адекватное отражение в законодательстве стран Африки. В уголовных кодексах ряда государств о них вообще ничего не говорится.

Вместе с тем, несмотря на то, что в Сомали нормы о материальных элементах преступления нашли свое законодательное закрепление, отдельные их положения, на наш взгляд, противоречивы и нуждаются в уточнении. Так, ст. 22 УК гласит: «Если для наказуемости преступного деяния закон требует наступления известного условия, виновный отвечает за преступное деяние, даже если результат, от которого зависит наступление условия, не был им желаем». По существу, в ней идет речь об объективном вменении, критикуемом современными юристами. В то же время в статье 23 УК Сомали установлено, что никто не может быть наказан за действие или бездействие, признаваемое законом правонарушением, если оно было совершено не умышленно и не осознано. Налицо противоречие. Статья 23 УК Сомали говорит о субъективном вменении. Было бы целесообразно привести

эти нормы в соответствие. Представляется необходимым установить в законодательстве запрет привлечения к уголовной ответственности на основе объективного вменения. С этой целью предлагается изложить ст. 22 УК Сомали в следующей редакции: «Если для наказуемости совершенного деяния закон требует наступления известного условия, лицо несет ответственность только в тех случаях, когда результат, от которого зависит наступление условия оно могло и должно предвидеть».

<< | >>
Источник: АХМЕД АБДИКАРИМ АЛИ. ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКЕ СОМАЛИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени Кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме §2. Элементы преступления как основание реализации форм уголовной ответственности.:

  1. § 2. Специфика реализации механизма уголовной ответственности за совершение экологических преступлений
  2. § 1. Правовая природа освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности
  3. Понятие, юридическая природа и квалифицирующие признаки преступления насильственного исчезновения
  4. Деятельность МУСС по привлечению к уголовной ответственности за преступления против человечности
  5. Элементы состава международного преступления: общая характеристика
  6. §2.Система основных процессуальных актов при освобождении от уголовной ответственности и от уголовного преследования
  7. § 2 Основания и условия прекращения уголовного дела и уголовного преследования, их классификация.
  8. Понятие и содержание структурных элементов криминалистической характеристики насильственных действий сексуального характера, совершенных в отношении несовершеннолетних
  9. § 2. Уголовная ответственность комбатантов за нарушение норм международного гуманитарного права
  10. §2. Элементы преступления как основание реализации форм уголовной ответственности.
  11. §1. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних и уголовная политика в сфере противодействия преступности несовершеннолетних
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -