<<
>>

§1.1. Понятие гармонизации и ее необходимость

В настоящее время Европейский Союз, включающий 28 стран, является наиболее успешным примером интеграционного образования. Однако с повышением уровня интеграции требуется все больше внимания уделять различиям в национальном законодательстве государств-членов.

Одной из основных сфер, требующих гармонизации, является налогообложение, так как налоговая конкуренция становится барьером на пути развития ЕС.

Г армонизация законодательства - это деятельность по сближению нормативно-правовых актов государств-членов, обеспечивающая их взаимную сбалансированность и непротиворечие наднациональным актам ЕС. Национальное налоговое законодательство не должно противоречить принципам и целям ЕС, а также задаче создания рабочих мест, или предоставлять компании из одного государства-члена ЕС преференции по сравнению с компаниями из других государств-членов. При этом должен быть соблюден баланс между сохранением суверенитета государства-члена, правомочного самостоятельно и независимо определять свою внутреннюю политику, в том числе и налоговую, и действительно необходимым вмешательством институтов ЕС, которым передаются полномочия по решению отдельных вопросов. В основе соотношения компетенций государств-членов и институтов ЕС в правовом регулировании отношений лежат принципы права ЕС, в частности, принципы пропорциональности и субсидиарности, определенные в статье 5 Договора о Европейском Союзе и соответствующем Протоколе о применении данных принципов.

Так, институты ЕС не могут вмешиваться в налоговую политику государств-членов, однако существует ряд случаев, когда такое вмешательство

п

обосновано, например :

> применение государствами-членами «вредных» стратегий по привлечению бизнеса как результат возрастания интеграции и подвижности факторов производства;

> возникновение налоговых барьеров на пути создания и функционирования единого внутреннего рынка, так как действия отдельных государств в данном случае могут стать причиной неэффективного распределения ресурсов;

> требование единой валютной политики осуществлять наднациональный надзор за влиянием налогообложения на стабильность финансовых систем государств.

Приведенные выше положения являются примером реализации на практике принципа субсидиарности: если действий одного или нескольких государств недостаточно для эффективного решения поставленной задачи, но она может быть решена на наднациональном уровне, то полномочия переходят к институтам ЕС. Лиссабонский договор усиливает гарантии соблюдения принципа субсидиарности, расширяя права национальных парламентов, которые могут возражать против принятия проектов актов ЕС еще до соответствующего заключения Европейской комиссии, а также настаивать на пересмотре уже принятых актов в Суде ЕС, если считают их нарушающими принцип субсидиарности. В ФРГ такое право Бундестага и Бундесрата закреплено в

о

Основном законе страны .

Примером вышеописанной политики ЕС является принятие европейских директив, представляющих собой наднациональные акты, содержащие [7] [8] минимальные требования к национальному правовому регулированию. В этой связи примечательно дело C-233/94[9], в котором Германия поставила вопрос об отмене Директивы Европейского Парламента и Совета ЕС № 94/19/ЕС от 30 мая 1994 г. о программах по защите банковских вкладов на том основании, что в ее преамбуле не было ссылок на принцип субсидиарности. Однако Суд ЕС подчеркнул, что прямое указание на соответствие принимаемых мер принципу субсидиарности не требуется, поскольку необходимый вывод косвенно следует из текста самой Директивы 94/19/ЕС. При этом Суд ЕС не потребовал от институтов Союза каких-либо доказательств недостаточности предпринимаемых государствами-членами мер.

Наравне с принципом субсидиарности следует уделить внимание и принципу пропорциональности, который предполагает, что меры, используемые институтами ЕС, должны соответствовать преследуемым целям и не выходить за рамки, определенные первичным правом ЕС, то есть допустимо предпринимать только шаги, необходимые для достижения целей учредительных договоров в рамках очерченного ими правового поля (действия ЕС должны строго соответствовать (быть «пропорциональны») его целям)[10].

При наличии нескольких возможных путей выполнения поставленных задач институтам ЕС следует выбирать тот путь, который предполагает наименьшие ограничения для государств-членов. Суд ЕС определил соответствующие критерии для проверки соблюдения принципа пропорциональности в своих решениях, анализом и выявлением которых занимались уже европейские правоведы. Так, профессор Университета Западный Париж — Нантер-ля-Дефанс, Жан-Марк Тувенен, в своих комментариях выделяет 3 основных критерия пропорциональности: эффективность, необходимость и баланс положительного эффекта от принимаемого решения и возможных его отрицательных последствий, ссылаясь на дело 66/82, дело 47/86, объединенные дела 133/93, 300/93 и 362/93[11].

Примечательно, что принцип пропорциональности определяет не только содержание, но и форму действий ЕС, когда стоит вопрос о выборе между Регламентом и Директивой. Институты ЕС должны выбирать надлежащую форму акта вторичного права, исходя из положений учредительных договоров (если таковые прямо указывают на конкретную правовую форму) или на основе анализа конкретных обстоятельств. К каждому проекту нормативного акта прилагается информационная карточка, содержащая информация о соответствии принципам пропорциональности и субсидиарности. Согласно принципу пропорциональности предполагается, что при прочих равных выбор должен быть сделан в пользу директивы, поскольку она устанавливает лишь рамки правового поля и минимальные требования, оставляя большую свободу к нормотворчеству государств-членов. В такой ситуации на пути достижения общеевропейских целей учитываются особенности национальных правовых традиций государств-членов.

Стоит отметить, что толкование институтами ЕС и государствами-членами вышеупомянутых принципов пропорциональности и субсидиарности имеет заметные различия. Если Европейская комиссия и Суд ЕС толкуют эти принципы в пользу расширения предмета регулирования интеграционного права, то государства-члены придерживаются позиции, что ограничение национального суверенитета должно быть минимально необходимым, решать задачи эффективного правового регулирования налогов и затрагивать лишь те сферы, правовое регулирование которых без вмешательства институтов ЕС нарушает свободы движения лиц, товаров, услуг и капиталов и оказывает негативное влияние на функционирование единого внутреннего рынка[12].

Именно целью создания и обеспечения функционирования в ЕС единого внутреннего рынка, участники которого наделены равными правами и действуют в равных условиях, обусловлена необходимость гармонизации. Без сближения национальных законодательных положений складывается ситуация, в которой одни государства-члены обеспечивают более выгодные условия деятельности своим резидентам, ограничивая в правах резидентов других стран ЕС. В результате нарушается свободная конкуренция и основные принципы и свободы права ЕС. Без введения общих для европейских стран минимальных требований к правовому регулированию отдельных сфер ставится под вопрос само существование ЕС как интеграционного объединения, поскольку равный правовой статус субъектов рынка (резидентов государств-членов ЕС) является основой интеграции.

Последняя доступная европейская статистика, опубликованная в ноябре 2016 года, определяет, что совокупные налоговые поступления в бюджеты 28 государств-членов ЕС составили 40% от совокупного ВВП ЕС за 2015 год . В целом в государствах-членах, помимо налогов специфических и характерных лишь для конкретной страны или группы стран, взимаются схожие налоги: налог на прибыль организаций, налог на доходы физических лиц, налог на добавленную стоимость, акцизы, налоги на недвижимое имущество, налог на имущество, переходящее в порядке наследования или дарения и т.д.

Стоит заметить, что совпадают лишь виды налогов, а их правовое регулирование различается и определяется налоговой и социальной политикой в государстве, а также историческими особенностями развития. Следовательно, полная унификация налогового законодательства в рамках ЕС не представляется возможной, так как введение единого законодательного регулирования для всех государств-членов ЕС затронуло бы фундаментальные различия в налоговых системах и потребовало бы существенного ограничения суверенитета государств. Поэтому наиболее эффективным методом развития правового регулирования в [13] сфере налогообложения в ЕС признана гармонизация, обеспечивающая лишь сближение законодательств, то есть внесение в национальное законодательство только тех изменений, что необходимы для функционирования единого рынка[14].

Гармонизация, по своей сути, направлена на реализацию основного принципа единого рынка ЕС - свободы движения товаров, лиц, услуг и капиталов.

Впервые необходимость гармонизации законодательства, в том числе и налогового, возникла больше полувека назад, когда Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Голландия и Люксембург заложили основы европейской интеграции. 18 апреля 1951 г. был подписан Договор об учреждении Европейского объединения угля и стали - ЕОУС, который предполагал объединение и коллективное управление угольной и сталелитейной промышленностью. Первые шаги по пути интеграции потребовали от государств ограничить свой суверенитет, передав некоторые властные полномочия надгосударственным органам, и сблизить законодательное регулирование в затрагиваемых в Договоре вопросах. Так, ст. 49 Договора[15] предусматривала два собственных источника формирования бюджета ЕОУС - займы, размещаемые на рынке, и налог, ежегодно взимаемый с продаж угля и стали в соответствии с их средней рыночной стоимостью. Ставка налога не должна была превышать 1%, если иное не было установлено Советом (ст. 50(2)). Таким образом, порядок исчисления и сбора налога был установлен на надгосударственном уровне, что потребовало изменений в национальном законодательстве государств-членов.

Правовые основы гармонизации налогообложения в ЕС закреплены в Договоре о функционировании ЕС[16] (ДФЕС). Ст. 113 Договора предусматривает право Совета принимать нормативные акты, способствующие гармонизации законодательства о косвенном налогообложении, если такая гармонизация необходима для создания и функционирования Общего рынка. Ст. 115, в свою очередь, наделяет Совет ЕС правом принимать директивы, направленные на сближение законодательных и административных актов государств-членов для эффективного функционирования единого внутреннего рынка. Таким образом, если ст. 113 указывает полномочие Совета принимать гармонизирующие акты в сфере косвенного налогообложения, то ст. 115, фактически, предоставляет правовые основания Совету принимать акты по вопросам, прямо не отнесенным к его компетенции - на основании данной статьи принимались директивы о гармонизации законодательства о прямых налогах в ЕС.

Существование ЕС как интеграционного объединения и его дальнейшее развитие возможны только при условии гармонизации права стран-участниц, хотя элементы унификации прослеживаются в гармонизации косвенных налогов .

Унификация предполагает выработку правовых норм, единообразно регулирующих определённые сферы общественных отношений. В то время как гармонизация - это форма согласования правовых положений. Однако возможной, в действительности, представляется лишь гармонизация, так как унификация потребовала бы слишком масштабных изменений в национальных законодательных системах и существенного ограничения суверенитета, на что государства-члены ЕС не готовы пойти. Право взимать налоги является основой независимости и самодостаточности государства: посредством налогообложения наполняется бюджет, финансируются основные государственные программы и проекты, достигаются желаемые результаты социальной и экономической политики. Реализация регулирующей функции налогообложения позволяет корректировать поведение налогоплательщиков без применения мер государственного принуждения. С учетом степени гармонизации косвенных налогов передача вопросов прямого налогообложения на наднациональный уровень означает существенное сужение суверенных полномочий государств- членов, фактически, потерю ими возможности использовать налоговые [17] механизмы для достижения внутригосударственных целей (за исключением случаев, предусматриваемых в актах ЕС) и формирования конкурентных преимуществ перед другими государствами-членами в рамках ЕС.

Таким образом, гармонизация - ключевая концепция европейского права, предполагающая устранение противоречий в правовом регулировании отдельных сфер (в частности, налогообложения), сближение национальных законодательств. При гармонизации налогового законодательства вводятся единые принципы налогообложения, общие направления налоговых реформ, согласовываются основные цели налоговой политики интегрирующихся государств, однако не вносится никаких коренных изменений в национальные налоговые системы, а лишь те, что необходимы, чтобы национальное право не противоречило праву ЕС.

Тем не менее, гармонизация как процесс сближения законодательства 28 самостоятельных суверенных правовых систем возможет только в том случае, если государства-члены разделяют единообразные взгляды на пути решения политических, экономических и социальных проблем, обладают общими культурными ценностями и уверенностью, что развитие в рамках регионального союза выгодно с точки зрения государственных интересов. Сложившаяся в ЕС в настоящий момент ситуация представляет собой тот случай, когда не все государства-члены считают целесообразным интеграционное развитие: 23 июня 2016 года Великобритания провела референдум по вопросу выхода из ЕС («Брексит»), по результатам которого 51,9% проголосовавших высказались за выход из ЕС . Положительные результаты Брексит существенным образом отразятся на развитии как самой Великобритании, так и остальных 27 государств- членов ЕС, поскольку будут иметь глубокие экономические и социальные последствия. Так, например, для ФРГ в сфере налогообложения могут последовать следующие изменения:

(а) Г армонизация налогообложения. Великобритания не раз

противодействовала развитию европейской фискальной политики. [18]

Отсутствие поддержки страны длительное время не позволяло государствам-членам договориться о принятии наднациональных актов о введении Единой консолидированной базы корпорационного налога[19] [20] [21] [22], посредством которой налогооблагаемая прибыль будет рассчитываться по общеевропейским правилам, а ставки корпорационного налога останутся на усмотрение государств-членов. Брексит может стать тем необходимым переломным моментом, который изменит позиции в лагере противников Единой консолидированной базы корпорационного налога, тем более с учетом того, что Европейская комиссия активно поддерживает идею нововведения. То же справедливо в отношении инициативы взимания налога с финансовых операций , которая была предложена в качестве одного из механизмов наполнения бюджетов государств-членов ЕС, опустошенных финансовым кризисом 2008 года. Отсутствие Великобритании в качестве оппонента, возможно, позволит ФРГ и ее сторонникам вновь поднять вопрос о введении налога на всей территории ЕС, а не в рамках процедуры продвинутого сотрудничества 11 государств-членов.

Л 1

(b) Налоги у источника. В рамках ЕС действуют Директивы 90/435/ЕЭС и 2003/49/ЕС , целью которых является обеспечение избежания двойного налогообложения дивидендов, интересов и роялти, выплата которых осуществлена между зависимыми компаниями разных государств-членов. В результате Брексит положения директив более не будут применяться к выплатам между германскими и английскими

юридическими лицами. Действующая между ФРГ и Великобританией

23

Конвенция 2010 года об избежании двойного налогообложения содержит альтернативные эффективные положения, однако в отношении дивидендов налогообложение у источника не исключается, а лишь снижается до 5%. Более строгие требования к нерезидентам ЕС, содержащиеся в законодательстве ФРГ, ослабят экономические связи между двумя государствами.

(c) Налог на добавленную стоимость и таможенные пошлины. Результатом Брексит может стать исключение Великобритании из европейской системы НДС и таможенного союза, что приведет к налогообложению импорта товаров между Великобританией и ФРГ, что существенно отразится на бизнесе.

(d) Инвестиционные фонды. Брексит может повлиять и на фонды прямых инвестиций, инвестирование в недвижимость и возобновляемые источники энергии. Право ФРГ предполагает менее благоприятное регулирование для фондов вне ЕС, что снизит привлекательность Великобритании для германских инвесторов.

Таким образом, как видно из рассмотренных выше примеров, выход одного государства-члена из состава ЕС будет иметь значительные последствия для экономики такого государства и остальных стран ЕС. Гармонизация законодательства в рамках интеграционного развития осложнена разностью взглядов суверенных государств на возможные пути решения возникающих проблем, но экономические выгоды, которые предполагает согласованность политик 28 стран, стимулируют к выработке компромиссов. На пути поиска таких компромиссов основными инструментами являются механизмы позитивной и негативной интеграции, а интересы суверенных государств гарантируются действием принципов пропорциональности и субсидиарности. Что касается [23]

Брексита, то велика вероятность согласования в отведенные два года соответствующего двустороннего соглашения, которое минимизирует негативные последствия выхода Великобритании из ЕС.

<< | >>
Источник: Агеева Александра Дмитриевна. ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ ИМПЛЕМЕНТАЦИИ НАЛОГОВОГО ПРАВА ЕС В ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКЕ ГЕРМАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме §1.1. Понятие гармонизации и ее необходимость:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -