<<
>>

Независимость суда как важнейший принцип судоустройства и судопроизводства

Выделение принципа независимости суда в рамках настоящей работы обусловлено тем центральным значением, которое имеет реальное существование независимой судебной власти в обеспечении конституционного права на судебную защиту.

По меткому замечанию Е.А. Лукашевой, «исторический опыт свидетельствует, что судебное разбирательство... - наилучший способ

разрешения споров, отыскания правды и справедливости. Но применение этого способа возможно лишь тогда, когда суду обеспечена реальная независимость, когда он принимает решения только на основе рассмотренных доказательств, по убеждению, по совести и полностью огражден от всякого давления извне,

о і

особенно со стороны властных структур» .

А. Гамильтон писал: «.независимость судей чрезвычайно важна не только из-за последствий распространения дурных настроений в обществе, что наносит ущерб конституции. твердость судьи имеет огромное значение для смягчения жестокости . законов и ограничения сферы их действия, что не

только умерит непосредственный вред от уже принятых, но послужит для

82

законодательного органа сдерживающим началом при принятии новых» .

Также в зарубежной литературе можно встретить следующие замечания относительно влияния независимости судебной власти на защиту экономических и политических прав и свобод: «независимость судебной власти имеет очевидную ценность для охраны собственности и защиты политических прав, когда правительство является стороной спора, так же как и при изъятии собственности штатом. Но независимость суда также имеет социальный вес и в [77] [78] сугубо частноправовых спорах, когда одна из спорящих сторон имеет политические связи и представитель власти заинтересован в том, чтобы суд решил в пользу его союзника. В принципе, независимость судебной власти способствует одновременно защите и экономических, и политических свобод, первых - путем сопротивления попыткам штатов изъять имущество, вторых -

83

путем сопротивления подавлению инакомыслия» .

Из указанных суждений можно прийти к выводу, что многие исследователи различной направленности сходятся во мнении, что независимость судебной власти оказывает существенное влияние на реализацию конституционного права на судебную защиту.

В развитие указанных положений следует отметить, что только независимый суд может принять решение, основанное на праве и справедливости. В споре с публичным элементом только независимый суд может защитить право лица от посягательства со стороны государства или штатов. В частноправовом споре только независимый суд может предоставить судебную защиту той стороне, первичное право которой действительно нарушено, невзирая на выгоды и политические давления.

Предваряя дальнейшее исследование, полагаем необходимым сказать несколько слов о соотношении понятий «независимость судебной власти», «независимость суда», «независимость судьи». Являясь очень близкими по сути, тем не менее, они не могут быть полностью отождествлены. Термин «независимость судебной власти» отражает положение судебной власти в системе сдержек и противовесов, ее самостоятельность во взаимоотношениях с другими двумя ветвями власти. Независимость судебной власти главным образом характеризуется тем, что судебная власть имеет собственную сферу полномочий - отправление правосудия, а также наделена необходимыми [79] властными инструментами для защиты от посягательства других ветвей власти, в частности, таким инструментом является конституционный контроль.

Термин «независимость суда» показывает положение суда (судьи) относительно участников процесса, отсутствие у суда предвзятости к одной из сторон процесса, какой-либо заинтересованности в исходе дела, ангажированности. Так в американской литературе отмечается: независимость суда, как минимум, включает в себя наличие у судей возможности разрешать споры беспристрастно от реальной, потенциальной или возможной выгоды. «Это, пожалуй, наиболее важный фактор, который дает судьям возможность защищать субъективные права даже перед лицом популярной оппозиции»[80].

Термин же «независимость судьи» может одновременно являться как аналогом термина «независимость суда», так и характеризовать правовой статус судьи, те гарантии, которые ему предоставляет Правительство для наиболее эффективного осуществления правосудия (в частности, несменяемость, содержание, иммунитеты и т.д.).

Следует отметить тесную связь указанных терминов, ведь без независимости судебной власти невозможна и независимость суда, без независимости судей также невозможна ни независимость суда, ни независимость судебной власти.

В рамках настоящего исследования мы будем, так или иначе, затрагивать все указанные аспекты независимости судебной власти, суда, судей. Вместе с тем, нашей конечной целью является не описание реализации каждого из указанных принципов в отдельности, а рассмотрение их в совокупности, выявление положения в государстве и в обществе судебной власти в целом, суда и судей как составного элемента данной власти, влияние данного положения на реализацию конституционного права на судебную защиту. В связи с чем, в дальнейшем, если не указано иное, все перечисленные термины будут использоваться нами как синонимы, и одновременно будут подразумевать каждый из изложенных смыслов.

Как отмечается в литературе, на современном этапе принцип независимости судебной власти достаточно плотно укрепился в

85

государственно-политической системе США .

Вместе с тем, в американской литературе ведутся споры относительно соотношения принципа независимости суда с принципом демократической подотчетности. По данной проблеме существует несколько позиций. Одни полагают, что независимость судебной власти - «это, пожалуй, самая важная гарантия, которая дает судьям возможность защищать права личности, даже перед лицом популярной оппозиции»[81] [82] [83] [84]. Другие отмечают, что решения судей должны отражать популярные предпочтения общества. Третьи, отвергая данный подход, тем не менее, настаивают, что поскольку суды и судебная администрация существуют на деньги налогоплательщиков, решения судов должны согласовываться с общественными нуждами и пожеланиями .

Наиболее объективна, на наш взгляд, позиция, согласно которой «независимость судебной власти является лишь другой стороной подотчетности суда (эти два принципа не являются воинствующими, они, скорее, дополняют друг друга)» .

Абсолютная независимость позволяет судам принимать произвольные решения, основанные исключительно на личных предпочтениях судьи, не учитывающие баланс общественных интересов, влияние решения на дальнейшую судебную практику. Такие решения могут необоснованно отказать в судебной защите лицу, которое достойно ее по праву и справедливости, и предоставить ее другому, незаслуживающему такой защиты (например, вследствие недобросовестного поведения) лицу. С другой стороны, признание приоритета принципа демократической подотчетности искажает саму суть судебной власти, как независимого арбитра в споре, беспристрастного от всех предубеждений и выгод, превращает ее в «политическую» власть подобно законодательной и исполнительной. Господство права при беспрекословной подотчетности суда заменяется господством интересов определенного класса, обладающего наибольшими механизмами давления. При таком соотношении рассматриваемых принципов судебная защита будет неизбежно предоставляться той стороне, которая имеет наибольшее количество механизмов давления. При внешнем противостоянии рассматриваемых принципов, полагаем, что именно их сочетание позволяет в наибольшей мере установить баланс интересов сторон и справедливо предоставить судебную защиту тому лицу, первичное право которого нарушено и требует защиты и восстановления. При таком сочетании принципов независимости и подотчетности суд должен разрешать спор, несмотря на давление со стороны других ветвей власти, сторон процесса, общественных групп давления , обосновывая свою позицию для всех заинтересованных сторон, принимая или опровергая их доводы с полным обоснованием, приводя собственные аргументы, подтверждающие позицию, занятую в судебном акте. Несмотря на то, что суд неизбежно поддержит только одну из спорящих сторон, и, соответственно, только ее правам будет предоставлена судебная защита, тем не менее, в правовом поле будет установлена ясность, каждое заинтересованное лицо получит правовую оценку своих доводов, что обеспечит определенное взаимопонимание между государством и обществом.

Сторона, не получившая судебной защиты, будет иметь возможность оспорить конкретные аргументы суда при несогласии с ними. [85]

Ясность в разрешении правового вопроса имеет сразу несколько положительных аспектов: с одной стороны, она ориентирует лиц на реализацию своих прав в соответствии со сформированным подходом к пониманию права, справедливости, баланса общественных интересов, с другой стороны, неопределенный круг людей получает возможность и ориентир для защиты своего права в аналогичных рассмотренной ситуациях, в то же время, лицо, проигравшее судебный спор, может искать новые аргументы для отстаивания своих интересов, исходя из сформировавшейся позиции судов.

Большинство согласится, что конечная цель независимости суда состоит в справедливом и беспристрастном рассмотрении дела в соответствии с законом[86]. С другой стороны, абсолютная независимость суда приводит к наличию у суда возможности любым образом изменять, отменять, наполнять законы новым смыслом. Как отмечается в литературе, независимость судебной власти в Соединенных Штатах, порой, «оборачивается неподконтрольностью и свободой судейского усмотрения»[87] [88].

Один и тот же вопрос относительно прав афроамериканского населения при разных составах Верховного суда США решался с точки зрения противоположных подходов: доктрины «раздельных, но равных возможностей» (подразумевается, что афроамериканское население может пользоваться теми же правами, что и «белое» население, но только с помощью отдельных механизмов: раздельный проезд на транспорте, раздельное обучение в школах и т.д.), доктрины «государственных действий» (запрещается дискриминация со стороны государства, но допускается дискриминация со стороны частных лиц) и, наконец, доктрины «равной защиты законов», в связи с тем, что при разных

92

председателях идейные предпочтения судей существенно разнились .

Соответственно, можно прийти к заключению, что уровень судебной защиты и возможность того или иного лица защитить в суде свои законные интересы зависит от состава суда, который закономерно обусловлен порядком его формирования.

Один и тот же судебный спор, как показывают вышеприведенные примеры, может быть разрешен с точки зрения разных подходов и с разным результатом для тяжущихся сторон в зависимости от того, какие судьи его рассматривают. В зависимости от общей тенденции судебного состава и частных взглядов судей, в него входящих, защиту могут получить интересы разных сторон спора, соответственно, и право на судебную защиту может претерпеть значительные трансформации. Учитывая изложенное, далее нами будут на контрасте рассмотрены особенности формирования федеральных судов и судов штатов, и будут сделаны выводы относительно того влияния, которое оказывает тот или иной порядок формирования судов, на конституционное право на судебную защиту.

Конституция США 1787 года содержит следующие положения относительно порядка формирования и сроков нахождения в должности федеральных судей: раздел 1 статьи 3 устанавливает, что федеральные судьи сохраняют свою должность, пока ведут себя безупречно, и их жалование не может быть уменьшено в течение всего срока пребывания в должности; раздел 2 статьи 2 определяет, что федеральные судьи назначаются Президентом по совету и с согласия Сената.

Участие сразу двух ветвей власти в назначении судей является определенной гарантией против чрезмерной концентрации власти у одной из ветвей и повышенного влияния, в первую очередь, исполнительной власти на решения судов, что могло бы повлиять на их беспристрастность и возможность принимать решения против государства.

Следует отметить, что история Соединенных Штатов знает

многочисленные примеры, когда назначенные Президентом судьи не только не придерживались его политики, но и наоборот мешали ему реализовать данную

политику. Традиционным примером здесь является назначение Д.

Эйзенхауэром на пост главного судьи Э. Уоррена, названное впоследствии президентом «крупнейшей ошибкой». Будучи консервативным губернатором штата Калифорния, с назначением на пост главного судьи Э. Уоррен пошел по пути расширительного толкования конституции в целях повышения уровня демократизации и либерализации американского общества (усилены процессуальные права обвиняемых, повышен уровень защиты прав афроамериканского населения и т.д.)[89] [90].

На момент принятия Конституции США также предполагалось, что сочетание таких механизмов как фактически пожизненное пребывание в должности и сохранение жалования станут достаточной опорой для независимости суда. Для делегатов Конституционного конвента, участвовавших в обсуждении и принятии Конституции США, отстранение от должности и сокращение заработной платы рассматривались, как два самых эффективных способа контролировать судей, заставлять их принимать решения в соответствии с волей приближенных к власти лиц. В связи с этим, делегаты очень бурно спорили именно с клаузой о «безупречном поведении» и с клаузой

94

«о компенсации» , что также дополнительно подтверждает значимость их включения в действующий текст Конституции.

Термин «безупречное поведение» в данном контексте никак не связан с обыденным пониманием данного словосочетания. При системном толковании Конституции США можно прийти к выводу, что понятие «безупречное поведение» подразумевает, что смещение федерального судьи с его должности возможно только в порядке импичмента, если такой судья будет признан виновным в измене, взяточничестве или другом тяжком преступлении или проступке (раздел 4 статьи II Конституции США).

87

89

Следует также отметить, что на текущий момент осуждены и смещены в порядке импичмента только 15 федеральных судей (при этом 4 из них фактически оставили свой пост еще до окончания всей процедуры)95, каждому из них был предъявлен достаточно широкий спектр различных правонарушений, допущенных в разные годы нахождения на посту федерального судьи. Полагаем, что указанная статистика, с одной стороны, может быть связана с той тщательной процедурой отбора, которую необходимо пройти судьям перед назначением, о чем пойдет речь далее, с другой - со сложностью применения импичмента (многоуровневые голосования, участие сразу двух других ветвей власти). Учитывая изложенное, полагаем, что включение в Конституцию положений об импичменте скорее имело целью оказание психологического влияния на суд, предполагалось, что данное положение будет вызывать страх и тем самым способствовать должному поведению должностных лиц, принятию справедливых, основанных на праве решений.

Обращаясь к анализу процедуры назначения судей и ее влияния на реализацию принципа независимости федеральных судей, следует отметить, что назначение судей на практике процедура гораздо более сложная и длительная, чем это закреплено в Конституции США.

До настоящего времени Конгресс так и не принял закона, который бы устанавливал требования к возрасту, образованию или профессиональным качествам будущих судей. Фактически народ полагается на выбор Сената и Президента, которые, следует отметить, относятся к таим назначениям очень скрупулёзно. Даже в отсутствие прямых предписаний и каких-либо обязательных рамок, все судьи федеральных судов, как правило, имеют обширный опыт работы в прокуратуре, судах различных инстанций на федеральном уровне или на уровне штатов, до назначений на государственные должности имели частные юридические практики. В качестве примера, можно отметить, что среди текущего состава Верховного суда США большинство судей окончили Гарвардский университет, их средний возраст в момент назначения составлял 50-55 лет, большинство имели опыт работы в Федеральном Апелляционном суде Соединенных Штатов.

Все указанные обстоятельства свидетельствуют о том, процедура выбора и назначения судей скорее опирается на традиции, сложившуюся политическую практику назначений, при учете тех немногочисленных норм права, которые относятся к данному вопросу.

На предварительном этапе выбор претендентов на должности федеральных судей осуществляется с использованием специальных комиссий Сената, которые скорее осуществляют консультационную поддержку, чем непосредственно отбор кандидатов.

В целях заполнения вакантных должностей федеральных судей Президент получает предложения по кандидатурам от лидеров своей партии в том регионе, где имеется вакантная должность (или лидеров партии на национальном уровне - для выбора кандидатов на должности судей Верховного суда), как правило, эти лидеры являются одновременно и сенаторами96. Отмечается, что около 90% президентских назначений, как минимум, номинальные члены той же политической партии, что и Президент; из всех назначений, которые производились администрациями последних четырех Президентов процент назначений в судьи активных членов партий Президентов колеблется от 56% (при У. Клинтоне) до 73% (при Д. Картере) .Среди двух назначений Б. Обамы (С. Стомайор и Е. Каган), оба кандидата принадлежали к партии Президента. [91] [92]

Далее предложенные кандидатуры проверяются специальными правительственными следователями, во внимание при назначении принимается вся информация, которая может прямо или косвенно повлиять на облик судьи. С 1950-х гг. Дополнительную проверку проводит также специальный комитет Американской Ассоциации Юристов (American Bar Association), которые отсеивает большинство кандидатов с пометкой об отсутствии необходимой квалификации. Помимо этого свою проверку также проводит и Сенат перед одобрением кандидатур, предложенных Президентом. После одобрения Сенатом кандидаты, прошедшие отбор, должны прекратить свою непосредственную деятельность в политических организациях, должны перестать посещать политические собрания, участвовать в финансировании политических организаций (правило 5 Свода положений для судей Соединенных Штатов).

Из приведенного анализа порядка назначения федеральных судей можно заключить, что федеральные судьи в США проходят строжайший отбор, касающийся не только их квалификации, но и всех фактов биографии, которые так или иначе могут повлиять на безупречный облик судьи.

Соответственно, должности федеральных судей занимают тщательно отобранные кандидаты, обладающие высоким уровнем правовых знаний, имеющие большой практический опыт, что положительно сказывается на их возможности принимать решения по сложным вопросам, стоящим на стыке права, политики, моральных и социальных проблем, таких как: соотношение прав различных национальных и расовых групп, защита прав эмбрионов, вопросы, связанные с возможностями кибернетики и генной инженерии.

Высокий уровень правовой и практической подготовки в сочетании с гарантиями статуса дает федеральным судьям возможность рассматривать все указанные вопросы «идейно» и по существу, что в итоге позволяет лицам рассчитывать на судебную защиту даже в отношении таких прав, которые еще

не нашли должного закрепления и разработки на уровне законодательства и актов исполнительной власти.

Указанные положительные выводы относительно влияния состава суда на качество принимаемых решений, однако, не исключают того, что в зависимости от взглядов большинства судей поддержку могут получить разные стороны спора: например, в случае, когда суд включает больше сторонников частной собственности, свободы предпринимательской деятельности и невмешательства государства в экономику, споры скорее разрешаются на разных этапах исторического развития в пользу рабовладельцев, работодателей, промышленников, в случае же приверженности суда идее о социальной поддержке менее защищенных слоев населения со стороны государства, споры, скорее, будут разрешаться в пользу освобождения рабов, защиты работников от чрезмерной эксплуатации со стороны работодателей и т.д.

По результатам проведенного Р.А. Карпом и С.К. Роуналдом исследования опубликованных судебных решений судей районных судов, назначенных в период между президентскими сроками В. Вильсона и У. Клинтона, действительно, решения судей - демократов были более либеральные, чем решения судей - республиканцев . При этом исследователи отмечают, что данные различия, в основном, касаются только «острых вопросов».

Выход из указанной «ловушки состава», на наш взгляд, заключается в сменяемости поколений судей. Как показывает практика Верховного суда США, во времена председательствования разных судей судебную защиту с периодичностью получают то одни, то другие группы прав и интересов, что, в конечном счете, развивает право на судебную защиту, заставляет противоборствующие стороны искать новые доводы, средства доказывания и все глубже проникать в сущность и содержание различных первичных прав. [93]

В качестве дополнительных гарантий независимости федеральных судей, которые прямо не закреплены в тексте Конституции США, но фактически реализуются на практике, следует отметить наличие у федеральной судебной системы собственных административных ресурсов, таких как Административное управление судов Соединенных Штатов (Administrative Office of the U.S. Courts), которое осуществляет определенные функции в области администрирования и согласования бюджетирования федеральный судов; Конференция судей США (Judicial Conference of the United States), которая состоит из самих судей и может согласно параграфу 331 раздела 28 Свода Законов США осуществлять ассигнования в пользу определенных судов, принимать и разрабатывать меры по повышению эффективности работы и единообразия построения системы федеральных судов.

На уменьшение возможности подкупа федеральных судей и получения, таким образом, незаконного решения в свою пользу, что необоснованно лишит другую сторону права на судебную защиту, также влияет уровень содержания судей. По последним данным Бюро трудовой статистики доход судей федеральных районных судов составляет около 170 000$ в год, также как доход судей большинства специализированных федеральных судов данного уровня, доход судей федеральных апелляционных судов колеблется около 180 000$ в год, в то время как доход ассоциированных судей Верховного суда США составляет порядка 208 000$, а доход главного судьи Верховного суда США составляет порядка 217 000$[94]. В литературе отмечается, что такой уровень дохода, без сомнения, является одним из самых высоких на территории Соединенных Штатов[95], что не может не быть достаточно эффективной гарантией против коррупционности судов.

Все указанные обстоятельства в совокупности, полагаем, позволяют прийти к выводу о достаточно высоком уровне гарантий независимости судебной власти на федеральном уровне, что позволяет судам принимать справедливые решения, в которых, в свою очередь, только и может в полной мере реализоваться право на судебную защиту. Вместе с тем, защита тех или иных прав со стороны суда (например, вопрос о том, куда качнется перевес голосов судей - в сторону свободы предпринимательства или в сторону социальных гарантий прав работников) оказывается также под влиянием личности председательствующего и общих взглядов состава суда. Поскольку судьи занимают свои должности практически пожизненно, то в один и тот же состав могут входить судьи, назначенные разными Президентами и разными составами Сената в разное время в отличных политических и социальных условиях, что обеспечивает сопоставление разных мнений судей.

Как следует из дат назначений судей текущего состава Верховного суда США, в среднем, каждые три года в Суде появляется новое лицо, способное изменить перевес голосов по тому или иному вопросу, что, на наш взгляд, позволяет исключить застой консервативных правовых подходов, и обеспечивает возможность постоянного развития и совершенствования уровня и качества судебной защиты.

В отличие от федеральных судей судьи многих штатов не назначаются, а избираются населением. Такой подход уходит корнями в историю Соединенных Штатов. Выборы судей начали осуществляться после обретения США независимости, но определяющим принцип выборности стал в XIX веке. Так в Вермонте судьи избирались с 1777 года, в Джорджии с 1812, в Миссисипи с 1832, в Нью-Йорке с 1832[96].

В основе принципа выборности судей штатов лежит обозначенный нами принцип демократической подотчетности. При этом, полагаем, что теоретически выборность судей имеет определенное позитивное влияние на реализацию конституционного права на судебную защиту. Так, в отличие от кандидатов на федеральные должности, кандидаты на должности судей в штатах более приближены к населению, население может с большей долей вероятности узнать какую-то информацию о таких кандидатах, сделать осознанный выбор возможного будущего арбитра. При этом, выбирая того или иного судью, лицо понимает, что именно выбранный им судья может рассматривать его дело, от выбранного кандидата будет зависеть получит ли такое лицо судебную защиту или нет. В процессе выбора судей происходит реализация естественного права на судебную защиту путем участия в формировании механизма такой защиты. Однако идеальная в теории модель на практике вызывает противоположный эффект.

Выборы судей, подобно иным выборам, привлекают на себя внушительные объемы финансирования, что, в свою очередь, обусловливает снисходительность судей к лицам и компаниям, сыгравшим важную роль в их назначении на должность.

Например, объем финансирования выборов Верховного суда штата Мичиган с 2000 по 2010 годы колебался на уровне от 1 до 7,5 млн. долларов за одно место судьи, в среднем финансирование за указанный период оценивается в районе 3,5 млн. долларов, что несравнимо больше указанного показателя в предыдущий период (с 1984 до 1998), который оценивался в районе 768 тыс. долларов . При этом в литературе встречаются многочисленные разоблачения, которые свидетельствуют о том, что наибольший объем финансирования выборов судей в штатах, так или иначе, исходит от юридических компаний , что еще более негативно сказывается на реализации права на судебную защиту, [97] [98] так как суд, вопреки нормам права и справедливости, будет отказывать в судебной защите лицам, которые не являются клиентами юридических компаний, участвовавших в финансировании предвыборных кампаний судей. В условиях выборности судей на состязательной основе, таким образом, ограничено право на судебную защиту менее обеспеченных слоев населения, которые не могут себе позволить оплату услуг юридических компаний, «близких» к судье, рассматривающему дело.

В качестве еще одного примера негативного влияния выборности судей на определенный срок следует указать целый ряд кампаний, направленных против переизбрания судей, принимавших непопулярные решения. В частности, в Калифорнии, Теннесси и других штатах судьи были отстранены от своих должностей или проиграли выборы при переизбрании из-за их решений по делам о смертной казни, которые шли в разрез с общественным мнением[99].

В связи с изложенными обстоятельствами, процедура прямых политических выборов вплоть до настоящего времени находится в состоянии постоянного реформирования. Предпринимаются попытки заменить чисто выборный порядок формирования судов штатов на сочетание выборности с назначениями, сокращение влияния партий, упрощение порядка переизбрания. В качестве примера можно привести, в частности, так называемый «миссурийский план» либо «выборы по заслугам» («merit elections»), которые в настоящее время применяется в 15 штатах, среди которых Колорадо, Мэриленд, Коннектикут. Согласно данной процедуре губернатор или иное уполномоченное лицо штата назначает судей, но его выбор ограничен. Список имен, предлагаемый губернатору или уполномоченному лицу (как правило, 3), формируется комиссией, состоящей из адвокатов и граждан. Губернатор или иное уполномоченное лицо штата должно по собственным критериям отобрать из списка претендентов будущего судью.

Судьи, назначенные по указанной процедуре, остаются в должности в течение определенного законодательством штата срока, по истечении которого проводится своеобразное переизбрание, когда голосующие должны не выбрать претендента из нескольких кандидатов, а подтвердить, хотят ли они, чтобы предложенный судья остался на следующий срок. Голосование может производиться путем проставление «галочки» в графе «да» или «нет» либо специально сформированной комиссией из адвокатов и граждан. Отмечается, что при такой процедуре выборов большинство судей, особенно среди тех, кто уже однажды прошел такое переизбрание, ограничиваются собственными средствами для проведения «кампании» с незначительным привлечением денежных средств от третьих лиц (около 18 случаев из 645 судей, среди которых проводился анализ)[100].

Но встречаются и такие ситуации, когда затраты на выборы, по сути, ничем не отличаются от выборов на альтернативной основе. Например, в 2010 году на безальтернативных выборах, проведенных с целью подтвердить статус действующих судей Верховного суда штата Иллинойс, финансирование составило более 3 млн. долларов[101].

Также в качестве меры по уменьшению политического давления вводятся внепартийные выборы судей. Так в настоящее время такие выборы судей используются в 14 штатах (среди которых Невада, Северная Каролина, Джорджия), в то время как партийные - только в 8 штатах (например, Луизиана, Огайо, Пенсильвания). Среди иных способов избрания в настоящее время используются назначения судей губернаторами или легислатурой штата (4 штата, в том числе, Нью-Джерси и Вирджиния), в 9 штатах используются также специфические методы комбинирование различных моделей (Флорида, Нью-Йорк).

В ряде штатов в качестве дополнительной гарантии обеспечения независимости судей принимаются законы, направленные на раскрытие источников финансирования выборов судей и ограничивающие финансирование от партий и адвокатских образований. Например, с 2010 года в Калифорнии такие пожертвования не могут превышать 1500 долларов, судьи, которые превысили данный барьер, подлежат дисквалификации[102] [103]. Требование

о раскрытии источников финансирования также было введено в штате

108

Висконсин .

Суммируя изложенное, можно заключить, что уровень судебной защиты на уровне штатов остается значительно ниже федерального уровня, что во многом обусловлено выборным характером судей и ограниченным сроком их пребывания в должности. Вместе с тем в отдельных штатах принимаются значительные преобразования по уменьшению негативных влияний выборности судей на независимость суда и его способность принимать справедливые решения, основанные на праве, а не личных выгодах. Результаты таких преобразований пока не очевидны, но в целом наблюдается позитивная тенденция.

В качестве другого вектора развития независимости суда в штатах следует отметить, что выборы судей в определенной мере способствуют раскрытию и предотвращению судебных нарушений, привлекают к деятельности суда внимание населения, что заставляет суды быть более осмотрительными, в своих действиях и решениях. На достижение указанной цели также направлено и введение дополнительных способов отстранения судей от должности на уровне штатов. Так наряду с процедурой импичмента, также вводится голосование по вопросу об отзыве судей, что способствует повышению ответственности и качества работы судей, хотя может быть, опять же, использовано как средство давления на суд.

Отдельного внимания для понимания основ реализации права на судебную защиту в Соединенных Штатах заслуживает вопрос о влиянии политических процессов на судебную систему. Для понимания причин данного явления обратимся к размышлениям Л. Фридмэна, основанным на сравнении судей в странах континентального права (в Италии, Франции) с американскими судьями: «американские судьи получаются из адвокатов. Как правило, это адвокаты, которые являются или являлись политическими деятелями различных рангов. Проведенное исследование апелляционных судов Соединенных Штатов, например, показало, что четверо из пятерых судей были когда-то «политическими активистами». Та же сама картина и в судах штатов, возможно, даже еще более показательная. Судьи обычно являются преданными членами политических партий, в которых они состоят, и судебное кресло - награда за их политическую службу. Предполагается также, что они хорошие адвокаты и имеют все необходимые качества, чтобы стать хорошим

109

судьеи...» .

Указанное обстоятельство, а именно тесная связь судей с политикой кажется очевидным недостатком исследователям из стран с континентальной системой права, вместе с тем, оно имеет и целый ряд преимуществ: во-первых, наличие у судьи определенного политического веса обусловливает его самостоятельность в принятии неоднозначных, сложных социальнополитических решений; во-вторых, наличие у судей политического веса обусловливает и характер принимаемых решений, они могут идти вразрез с позицией правящего Правительства, в-третьих, наличие у судей определенного политического опыта позволяет им принимать решения, более глубоко понимая и оценивая общую политическую ситуацию в стране. В качестве [104] дополнительного довода в американской литературе также отмечается, что именно «авторитет Верховного суда США и его решений обеспечивают конституционность законодательства США и его решений уже в течение двух столетий...»[105].

Такое положение суда сформировалось в Соединенных Штатах исторически. Как отмечает А.Ю. Саломатин, с самого своего первого состава Верховный суд США состоял из элиты, во многом из влиятельных политиков, которые уже успели зарекомендовать себя к моменту назначения на должность судей не только в юридической практике, но и в политической деятельности[106].

Так, первым председателем Верховного суда США стал Дж. Джей, который помимо того, что являлся одним из соавторов «Федералиста», также участвовал в работе Континентальных конгрессов, в заключении мирного договора с Великобританией. В первый состав Верховного суда США также вошли Дж. Вильсон - подписант Декларации независимости, который также участвовал в работе Конституционного конвента, двое из судей Верховного суда США первого состава (Джеймс Айрделл и Джон Ратлидж) занимали посты генеральных прокуроров. Остальные судьи также активно участвовали в работе Конституционного конвента, либо при ратификации Конституции США в соответствующих штатах, либо в судейской деятельности штата.

На примере первого состава Верховного суда США мы можем проследить и негативные стороны тесной связи суда с политикой, и в частности, то влияние, которое оказывала на принимаемые решения партия федералистов. Например, в деле Alexander Champion and Thomas Dickson v Silas Casey (1792) окружной суд (в котором в то время также принимали участие судьи Верховного суда) признал противоречащим разделу 10 статьи 3 Конституции закон штата Род-Айленд 1791 года о продлении срока уплаты долга и недопущении ареста имущества должника. Принятие данного закона было обусловлено финансовыми трудностями населения штата Род-Айленд (схожая ситуация складывалась и в ряде других штатов), связанными с падением цен на аграрную продукцию и невозможностью своевременно погашать долги. Верховный суд, в свою очередь, руководствуясь интересами сохранения вновь образованного государства, которые могли быть подорваны нарушением соглашения с Великобританией, что отражало на тот момент позицию федералистов, отменил закон штата, поставив финансовые интересы штата под угрозу.

Указанные особенности, полагаем, отражают специфику реализации принципа независимости суда в США, а именно наличие тесной связи между судом и политикой, что одновременно делает судебную власть более сильной и значимой, а соответственно, дает судам возможность принимать справедливые и обоснованные решения по острым социальным и политическим вопросам (в том числе, по спорам с участием государства, штатов), с другой стороны, эта связь делает суды более зависимыми от политических сподвижников.

1.3.

<< | >>
Источник: Герасимова Александра Евгеньевна. конституционные основы права на судебную защиту в США. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме Независимость суда как важнейший принцип судоустройства и судопроизводства:

  1. 4. Законы Украины, определяющие организацию и порядок разрешения гражданского судопроизводства
  2. 8. Роль Постановлений Пленума Верховного Суда Украины и судебной практики в гражданском судопроизводстве
  3. Понятие, значение и система принципов гражданского процессуального права.
  4. § 4. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ГЕРМАНИИ.
  5. § 3.2 Общая характеристика учредительных документов Суда Евразийского экономического союза
  6. § 1. История становления принципов правосудия
  7. § 2. Принципы судопроизводства в концепции процессуального (судебного) права
  8. § 1. Нормативное закрепление принципов организации и деятельности национальных судебных органов
  9. 2.2. Федеральные органы государственной власти в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  10. §2. Генезис и эволюция российского законодательства и доктринальных представлений об уголовном судопроизводстве с участием присяжных заседателей
  11. §3. Особенности реализации принципов уголовно-процессуального права в производстве по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  12. § 3. Конституционное назначение арбитражных судов и конституционализация арбитражной практики в Российской Федерации
  13. § 1. Разделение властей и право на судебную защиту. Независимость суда как важнейший принцип судоустройства и судопроизводства
  14. Принцип разделения властей. Место судебной власти в системе сдержек и противовесов в США
  15. Независимость суда как важнейший принцип судоустройства и судопроизводства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -