<<
>>

1.3. Содержание правоспособности высшего заведения образования МВД, в сфере оказания платных образовательных услуг

ВЗО МВД является учреждением, созданным в целях удовлетворения образовательных потребностей граждан, общества и государства [80, п. 1; 109 п. 1.1]. В связи с этим, как уже отмечалось выше, ВЗО МВД признаются некоммерческими юридическими лицами.

Однако ВЗО МВД имеют право оказывать участвовать в имущественном обороте посредством оказания платных услуг. В связи с этим следует выяснить содержание гражданской правоспособность ВЗО.

В науке гражданского права под правоспособностью принято понимать способность лица иметь субъективные гражданские права и юридические обязанности [47, С.79; 34, С.46]. В связи с этим следует отметить, что вопрос о содержании гражданской правоспособности в литературе является спорным. Спор происходит, в основном, вокруг содержания и соотношения таких понятий, как «правосубъектность», «правоспособность», «дееспособность», а в ряде случаев и «компетенция» и «субъективные права». Как отмечает О.С. Иоффе правоспособность и дееспособность раскрывают содержание правосубъектности. При этом в праве Г ермании правосубъектность отождествляется исключительно с правоспособностью, тогда как во Франции правосубъектность характеризуется двумя данными понятиями [141, С.83- 84]. Рассматривая данную проблему, Ю.Х. Калмыков выделяет случаи, когда в правосубъектность включается: 1) правоспособности, дееспособности и деликтоспособности (С.С. Алексеев); 2) правоспособность, дееспособность, деликтоспособность, права и обязанности, возникающие из закона и правомочия, существующие в конкретном правоотношении (Г.В. Пронская); 3) правовой статус, отраслевая правоспособность, система юридических гарантий (В.С. Якушев) и на основании анализа данных мнений приходит к выводу о том, что правосубъектность охватывается понятием правоспособности (что закрепляется и гражданским законодательством) [100, С.54-56]. А.А. Пушкин в отношении юридических лиц отдельно выделил и категорию «компетенции», которая по справедливому замечанию О.С.

Иоффе представляет собой собирательное понятие, включающее в себя элементы всех видов правосубъектности, принадлежащих юридическому лицу (гражданской, административной и т.д.)[107, С.322-323, 328].

Мы не ставим задачей решение указанной проблемы и считаем необходимым придерживаться высказанного выше мнения относительно понятия «правоспособности», как о способности лица иметь субъективные гражданские права и юридические обязанности, и в таком разрезе давать характеристику правоспособности ВЗО МВД.

В теории принято считать, что юридические лица обладают указанной способностью наряду с физическими лицами. Однако остается спорным вопрос о пределах (содержании) правоспособности юридических лиц. Данный спор происходит вокруг понятий “общая” и “специальная” правоспособность. Традиционно понятие общей правоспособности связывается с правоспособностью граждан и под ней понимается способность лица иметь любые гражданские права и нести любые гражданские обязанности. Наличие специальной правоспособности означает то, что субъект может иметь только такие права и обязанности, которые соответствуют целям и задачам его деятельности. Говоря о специальной правоспособности, принято вести речь о правоспособности юридических лиц. Так, в соответствии со ст. 26 ГК УССР, юридическое лицо обладает гражданской правоспособностью в соответствии с установленными целями его деятельности. Объем прав и обязанностей юридического лица перечислен в его учредительных документах [47, С.146-148; 100, С.27;105, С.135-136; 107, С.321].

Вопрос об общей и специальной правоспособности юридических лиц в циви- листической доктрине не является новым. В начале ХХ в. специальная правоспособность допускалась и обосновывалась следующим. Во-первых, предел правоспособности ограничен самой уставной целью. При этом всякий акт, ей противоречащий, должен быть признан незаконным (ничтожным). Во-вторых, специальная правоспособность должна охранять интересы меньшинства. [32, С.155; 82, С.91]. Практика развитых капиталистических государств идет по пути признания и закрепления за юридическими лицами общей правоспособности.

В ряде стран (например, в Швейцарии) общая правоспособность прямо закреплена как за гражданами, так и за юридическими лицами. В иных странах (США, Германия, Франция) общая правоспособность юридических лиц признается судебной практикой [83, С.132-134; 108, С.190; 93, С.65; 87, С.299, 325, 327]. В Англии, если речь идет о корпорациях, то признается, что если в ее уставе не содержится прямых или косвенных указаний на ограничение ее правоспособности, то она, поскольку это допускает ее природа, имеет такую же правоспособность, как и физическое лицо. Иначе решается вопрос в отношении юридических образований, созданных законом для достижения определенных целей. В таком случае организация может иметь права, которые бы ей были предоставлены по общему праву, лишь в случае, прямо предусмотренном законом [85, С.387, 389]. Принцип специальной правоспособности обходится и путем включения в уставы разнообразных видов деятельности с указанием на то, что кроме основных целей компания может заниматься любой деятельностью, которая «разумно содействует достижению перечисленных в уставе целей» [83, С.134]. В советский период за всеми юридическими лицами признавалась исключительно специальная правоспособность. Как отмечалось в литературе, она является прямым следствием и выражением социалистической плановости [121, С.689; 48, С.136].

В современных условиях, с учетом проводимых реформ, а также в связи с отказом от принципов централизованного управления экономикой стали изменяться взгляды на специальную правоспособность юридических лиц, как в Украине, так и в других республиках бывшего СССР. Большинство авторов возражают против законодательного закрепления специальной правоспособности юридических лиц [116, С.115; 50, С.87]. Это находит свое отражение и в формирующемся гражданском законодательстве Украины. Так, в соответствии с п. 1 ст. 68 проекта ГК Украины юридическое лицо в соответствии со своей возможностью иметь гражданские права и обязанности (гражданской правоспособностью) может иметь такие права и обязанности, как и лицо физическое, за исключением тех прав и обязанностей, необходимой предпосылкой которых есть присущие человеку качества.

Таким образом, в проекте ГК Украины закреплено правило об общей правоспособности юридических лиц.

В рассматриваемом случае сложность вызвана тем, что ВЗО МВД, осуществляя деятельность по оказанию платных услуг, становится участником гражданского оборота. Участники же имущественных отношений предполагаются как лица, наделяемые общей правоспособностью. Это обуславливает необходимость выяснения того, каким образом предоставление ВЗО МВД права оказывать платные услуги будет влиять на объем его правоспособности. Прежде всего, интерес будет представлять вопрос о том, приведет ли это к распространению на данную организацию правил об общей правоспособности.

Необходимость в наделении специальной правоспособностью некоторых организаций в настоящее время может быть обусловлена рядом причин. Среди них, прежде всего, необходимо выделить потребность государства осуществлять контроль за деятельностью ряда предприятий либо учреждений. Такая потребность может быть также у собственника имущества.[5] Рассматривая первый случай, среди юридических лиц можно выделить такие, которые имеют ограниченную правоспособность в силу прямого предписания закона (например, коммерческие банки, все виды бирж, страховые компании и др.). Данные организации могут относиться как к юридическим лицам частного права, так и к юридическим лицам публичного права. Если в отношении первых достаточно трудно однозначно решить вопрос о целесообразности законодательного закрепления конструкции специальной правоспособности, то, говоря о вторых (в том числе и ВЗО МВД) следует отметить о правомерности и необходимости ее закрепления. Это прямо закреплено, например, в п. 4 ст 213 ГК РФ, который говорит, что некоммерческие юридические лица используют имеющееся у них имущество лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами. Проект ГК Украины (ст. 74) также предусматривает, что в учредительных документах учреждения необходимо указывать сведения о его цели.

Необходимость в закреплении специальной правоспособности за учреждениями (и непосредственно ВЗО МВД) прямо вытекает из потребности государства в осуществлении указанными юридическими лицами только определенных видов деятельности (например, подготовка специалистов), а также необходимости обеспечения сохранности государственного имущества, переданного в оперативное управление.

В связи с этим справедливо утверждение В.А. Тархова о том, что “каждое юридическое лицо должно в первую очередь ставить перед собою те задачи, решение которых ожидает от него общество... Тем более это относится к учреждению”[154, С.161].[6] По данному поводу еще И.А. Покровский предостерегал, что может возникнуть ситуация, когда «научное учреждение, путем создания фабрик или торговых заведений и систематического совершения производства и торговли, не изменяя своего имени, превратится в промышленное». По его мнению, главный вопрос сводится к тому, отступает ли деятельность данного юридического лица в целом от его уставных целей или нет. “Если научное учреждение употребляет доходы от своей фабрики на научные цели ... нет никаких оснований для контроля над отдельными актами, лишь бы они не выходили за общие пределы всяких частных актов” [32, С.155-156]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что правоспособность ВЗО МВД, в том числе и приобретаемая в связи с предоставлением права оказывать платные услуги является специальной [155, С.64]. Подобное правило признается верным и для негосударственных ВЗО [74, С.19].

Перейдем к характеристике содержания специальной правоспособности ВЗО МВД. Специальная правоспособность реализуется путем закрепления ряда положений. Прежде всего, в законе должно быть указано, что организация имеет только такие права и несет такие обязанности, которые соответствуют ее целям, прямо предусмотренным в ее уставе либо законе. В положениях законодательства, которые касаются содержания учредительных документов организации, должно закрепляться правило о том, что в число таких сведений входят сведения и о целях, а также предмете деятельности. В соответствии с этим в самих учредительных документах должны содержаться соответствующие сведения. В нормах, предусматривающих основания признания сделок недействительными, в качестве одного из них должно быть указано на признание недействительными сделок, которые противоречат уставным задачам и целям.

Указанные элементы полностью закреплены действующим законодательством. Так, первый элемент закреплен в ст. 26 ГК УССР. Второй элемент закрепляется в соответствующих статьях законов, посвященных регулированию деятельности отдельных субъектов [5, ст. 18]. Третий элемент нашел свое отражение в ст. 50 ГК УССР. Его закрепляет и судебная практика Украины [156, п. 8]. В отношении данного элемента можно отметить, что хотя проект ГК Украины и закрепляет принцип общей правоспособности, тем не менее, предполагается закрепление правила о признании сделок, совершенных юридическим лицом, недействительными, если они совершены вопреки запрету, указанному в его учредительных документах (ст. 217).[7]

Поскольку правоспособность ВЗО МВД является специальной, следует определить, что входит в ее содержание. Особенностью рассматриваемого субъекта является то, что при определении объема его правоспособности следует руководствоваться наряду с нормами ГК УССР также и нормами законодательства об образовании.

Прежде всего, следует отметить, что законодательство, регулируя вопросы содержания правоспособности юридических лиц, характеризуется несогласованностью терминологии. Так ст. 26 ГК УССР говорит о целях деятельности юридического лица, п. 2 ст. 9 Закона Украины «О предприятиях в Украине», а также ч. 2 ст. 4 Закона Украины «О хозяйственных обществах» говорят о предмете и целях деятельности, а ст. 13 Закона Украины «Об объединениях граждан» говорит о заданиях объединения. Такая несогласованность свойственна и ГК РФ, который в ч. 1 ст. 49 говорит о целях деятельности, а в ч. 2 данной статьи - о видах деятельности. В литературе обычно указывается, что в содержание правоспособности входит цель деятельности (как выражение интересов учредителя) и предмет деятельности (как совокупность определенных видов деятельности).

Г оворя о соотношении цели и предмета деятельности, указывается, что основным и определяющим элементом специальной правоспособности является именно цель, поскольку в соответствии с ней определяются организационно-правовая форма данной организации, для ее достижения определяются конкретные виды деятельности. На этом основании делается вывод о том, что с установлением легальной цели, законодатель должен признать за юридическим лицом право совершать любые действия, направленные на ее достижение [158, С.18-19; 99, С.8]. Подобное мнение высказывалось и ранее. Так, в литературе отмечалось, что в уставе невозможно дать исчерпывающий перечень сделок, совершаемых в соответствии с целями юридического лица. Поэтому указывалось на необходимость признания за юридическими лицами права вступать в любые правоотношения, которые соответствовали бы указанной в уставе цели, либо косвенно способствовали бы осуществлению стоящих перед ними задач [113, С.53]. О необходимости широкого понимания специальной правоспособности высказывались и иные авторы [61, С.36; 159, С.36].

Однако практика показывает, что при определении содержания специальной правоспособности (и это проявляется как при заключении соответствующих договоров, так и при осуществлении иных действий, например, при получении лицензий) исходят не из широкого понимания правоспособности (через цели деятельности), а из ее узкой трактовки (через виды деятельности, закрепленные в учредительных документах). Такой подход, по нашему мнению, является не совсем удачным, поскольку приводит к загромождению содержания учредительных документов излишним перечнем всех возможных видов деятельности. Перечисление конкретных видов деятельности может иметь место либо в случаях, когда собственник желает прямо ограничить созданное им юридическое лицо только определенными видами, а также когда собственник не желает, чтобы оно осуществляло конкретные виды деятельности. Однако с другой стороны закрепление цели деятельности в самом общем виде позволит осуществлять достаточно большое количество видов деятельности, по тем мотивам, что это необходимо для достижения поставленной цели.

На этом основании можно сделать вывод о том, что цель деятельности является основным, но не главным элементом специальной правоспособности организации. При закреплении цели деятельности она должна быть максимально конкретизированной. Наряду с целями деятельности в содержание специальной правоспособности должны входить и виды деятельности, которые также прямо закрепляются в учредительных документах организации. При этом возможно как закрепление тех видов деятельности, которые являются дозволенными для данной организации, так и тех видов, которые будут для нее прямо запрещены.[8] Под видом деятельности в данном случае следует понимать определённое поведение субъекта, которое характеризуется однородностью, постоянностью и которое непосредственно направлено на достижение поставленной цели.[9]

Определим, в чем состоит содержание цели, и видов деятельности ВЗО МВД. Под целью деятельности принято понимать то, на что непосредственно деятельность направлена, к чему стремится субъект, осуществляя данную деятельность. Цель деятельности ВЗО МВД в соответствии с законодательством об образовании состоит в удовлетворении образовательных потребностей лица, общества и государства [80, п. 1; 109, п. 1.1].

Виды деятельности определяются в зависимости от ряда факторов. К их числу можно отнести: предписания законодательства, характер деятельности (коммерческий или некоммерческий), организационно-правовая форма, цели, поставленные собственником имущества, целевое назначение имущества и др. В отношении ВЗО МВД следует отметить, что объём их правоспособности определяется в строгом соответствии с законом. Допускаются лишь те виды деятельности, которые прямо предусмотрены нормативными актами, либо вытекают из предписаний законодательства об образовании.

Анализ законодательства об образовании позволяет выделить такие виды деятельности, как: образование (в том числе оказание образовательных услуг), наука (в том числе выполнение научно-технических работ), финансовая, производственная деятельность. Ст. 11 Закона Украины «Об образовании» к основными направлениями деятельности государственного ВЗО относит: подготовку специалистов различных образовательных уровней; подготовку и аттестацию научных, научнопедагогических кадров; научно-исследовательскую работу; специализацию, повышение квалификации, переподготовку кадров; издательскую деятельность; финансово-хозяйственную, производственно-коммерческую деятельность. В соответствии со ст. 61 Закона Украины «Об образовании» ВЗО имеет право осуществлять обучение, подготовку, повышение квалификации и переподготовку кадров на договорной основе; оказывать дополнительные образовательные услуги; выполнять по договорам научно-исследовательские работы (услуги); осуществлять производство и реализацию продукции учебно-производственных мастерских, предприятий, цехов и хозяйств; передавать помещения, оборудование, сооружения в аренду и др. Также ВЗО вправе заключать договоры с предприятиями, заведениями, организациями и гражданами на оказание дополнительных платных услуг, при условии, что такие услуги не будут предоставлены вместо, или в рамках объемов основной научнообразовательной деятельности [80, п. 85; 109, п. 10.9]. В рассматриваемых нормах речь о возможных видах деятельности ведётся как прямо (с их указанием), так и через виды источников получения доходов. Среди последних, таким образом, выделяются источники финансирования в собственном смысле слова (пожертвования, кредитование) и косвенно названные виды дозволенной деятельности (оказание платных образовательных услуг).

В подзаконных нормативных актах осуществляется конкретизация законодательных предписаний. Так, например, виды платных услуг, которые имеет право оказывать ВЗО МВД определяются в соответствии с «Перечнем платных услуг, которые могут предоставляться государственными высшими заведениями образования» [161]. К ним, в частности, относятся: в сфере образовательной деятельности: обучение сверх государственного заказа на условиях контракта; получение второго высшего образования; подготовка аспирантов и докторантов; довузовская подготовка; платные курсы; последипломная подготовка сверх государственного заказа; другие виды.

Анализ законодательства об образовании позволяет сделать вывод о том, что среди указанных видов деятельности можно выделить такие виды, которые присущи ВЗО МВД, как субъекту образовательно-научной деятельности, а потому являющиеся для него основными (услуги в сфере образования), а также не присущие ему, которые не отвечают основным направлениям деятельности ВЗО и его основным задачам и потому являющиеся дополнительными (в сфере транспорта, бытовых услуг). Вместе с тем, анализ данного Перечня позволяет сделать вывод о том, что указанные в нем дополнительные виды деятельности непосредственно связаны с основной деятельностью. Это, прежде всего, бытовое, культурное, туристическое, физкультурно-оздоровительное и тому подобное обслуживание участников учебного процесса. В связи с этим считаем неверным положения, закрепленные, например, в п. 2 ст. 45 и п. 2 ст. 46 Закона РФ “Об образовании” [162], которые устанавливают, что оказание платных образовательных услуг не относится к предпринимательской деятельности. К последней указанный закон относит реализацию и сдачу в аренду основных фондов и имущества образовательного учреждения, торговлю покупными товарами и оборудованием, оказание посреднических услуг, долевое участие в деятельности других организаций, приобретение ценных бумаг, реализацию продукции собственного производства, при этом ряд указанных видов деятельности не относится к предпринимательству, если полученный доход реинвестируется в данное учреждение [162, ст. 47]. Данный подход является неправильным, поскольку противоречит основным целям, для достижения которых создано ВЗО. Указанный подход фактически ведет к превращению образовательного заведения в торговца, а не способствует максимальному использованию им научно-образовательного потенциала. В связи с этим, считаем необходимым указать на необходимость избежания указанного подхода при формировании украинского законодательства. Таким образом, по нашему мнению, основными видами платных услуг, оказываемых ВЗО МВД должны быть платные образовательные услуги.

Это прямо вытекает и из характера правомочий, предоставленных ВЗО в отношении имущества, которое составляет основу его деятельности. Как говорилось выше, право оперативного управления предполагает необходимость использования имущества в соответствии с законом, учредительными документами и назначением имущества. Все данные моменты прямо предполагают, что деятельность ВЗО МВД по оказанию платных услуг должна быть связана с образовательной сферой. Подобное мнение уже высказывалось в литературе, но касалось негосударственных ВЗО [74, С.96]. Поскольку каждый вид деятельности находит свое внешнее отражение в процессе заключения и исполнения соответствующих договоров [80, п. 82; 109, п. 10.6], то в дальнейшем нас будут интересовать договоры, опосредующие ту часть деятельности, которая присуща высшему заведению образования, как субъекту научно-образовательной деятельности. К их числу относится договор на оказание платных образовательных услуг. Его характеристику мы дадим во втором разделе.

Правоспособности ВЗО МВД приобретается в результате осуществления процедур лицензирования и аккредитации. Лицензирование образовательной деятельности в настоящее время регулируется Законом Украины «О лицензировании определенных видов хозяйственной деятельности» [76], Положением о лицензировании предпринимательской деятельности [163]; Положением о лицензировании заведений образования [77]; и Инструкцией о порядке выдачи лицензий установленного образца на проведение образовательной деятельности, сертификатов об аккредитации и свидетельства об аттестации заведений образовательной деятельности и контроля за их соблюдением [164].

Лицензирование образовательной деятельности - это получение лицензии на право осуществления конкретного вида (направления) образовательной деятельности на определенных условиях. Лицензирование образовательной деятельности является способом государственного регулирования и контроля за соблюдением субъектами образовательной деятельности требований законодательства по обеспечению единой государственной политики в сфере образования.

Лицензирование рассматривается как главное и непременное условие, необходимое для начала осуществления деятельности, которая связана с предоставлением услуг для получения образования, подготовкой специалистов различных уровней по каждому отдельному виду (направлению) образовательной деятельности. В связи с этим необходимо указать на необходимость отражения в объявлении о приеме на обучение и в условиях приема в заведение образование номер выданной лицензии на право осуществления образовательной деятельности. Сведения о лицензии должны указываться и в договоре на оказание платных образовательных услуг при характеристике услугодателя.

В соответствии с законодательством без лицензии не может осуществляться деятельность по предоставлению услуг общеобразовательными, профессионально - техническими, высшими учебными заведениями [76, п. 39 ч. 1 ст. 9] (в законе о предпринимательстве дополнительно указывалось на то, что такая деятельность направлена на получение образования с выдачей специального документа государственного образца). В законодательстве уточняется то, какие именно виды образовательной деятельности подлежат лицензированию. К таковым относятся: деятельность, связанная с получением профессионального образования; деятельность, связанная с подготовкой специалистов различных уровней квалификации, в том числе: переподготовка с предоставлением второго высшего образования; повышение квалификации; подготовка к поступлению в ВЗО; подготовка иностранных граждан и др. [77, п. 2].

Следует отметить, что лицензированию подлежит образовательная деятельность в целом ВЗО, а не отдельных направлений подготовки (специальности). Противоположный подход применяется в Российской Федерации [149, ст. 10]. Положительными моментами последнего видятся следующие: нарушения, допущенные при подготовке специалистов по отдельному направлению (специальности) и влекущие за собой приостановление либо аннулирование лицензии не окажут влияние на подготовку специалистов по тем направлениям (специальностям), где таких нарушений не установлено. Начало подготовки специалистов по новым направлениям обусловит необходимость прохождения экспертной проверки возможностей такой подготовки именно в отношении данного направления (специальности). В соответствии со сказанным следует отметить, что ВЗО не будет иметь право оказывать платные образовательные услуги, если не будет иметь лицензии или если срок ее действия истек.

В соответствии с законодательством Украины об образовании часть задач, решаемых в России при лицензировании, решается в процессе прохождения процедуры аккредитации. Аккредитация высших заведений образования - это признание статуса высшего заведения образования, подтверждение его способности осуществлять подготовку специалистов на уровне государственных требований по определенному направлению (специальности) и предоставление ему права выдавать выпускникам дипломы государственного образца по аккредитованным направлениям (специальностям) [164, п. 1.3]. В отличие от Украины законодательство о высшем образовании Российской Федерации предполагает, что аккредитация лишь удостоверяет право заведения образования выдавать документ об образовании государственного образца [149, п. 5 ст. 10]. Вместе с тем, п. 17 ст. 33 ФЗ “Об образовании” указывает, что свидетельство о государственной аккредитации подтверждает государственный статус образовательного учреждения, уровень реализуемых образовательных программ, соответствие содержания и качества подготовки выпускников требованиям государственных образовательных стандартов, право на выдачу выпускникам документов об образовании государственного образца о соответствующем уровне образования.

Аккредитация осуществляется на основаниях и в порядке, предусмотренным «Положением об аккредитации высших заведений образования» [165], а также уже упоминавшейся Инструкцией. Чем выше будет уровень аккредитации ВЗО, тем будет шире объем его правоспособности, тем также будет выше образовательно - квалификационный уровень выпускаемых специалистов (что будет удостоверено соответственным дипломом государственного образца). В силу этого большие требования граждан будут удовлетворены и тем выше будет спрос на предлагаемые образовательные услуги.

В соответствии с законодательством об образовании статус ВЗО определяется уровнем его аккредитации [5, ст. 15; 80, п. 10; 165, п. 18], аккредитованному ВЗО предоставляется право выдавать диплом о высшем образовании государственного образца в соответствии с образовательно-квалификационным уровнем.[10] Естественно, что чем выше будет уровень аккредитации, тем более высокой будет плата за обучение и за иные услуги в сфере образования. Влияние аккредитации на правоспособность может быть как непосредственным, так и опосредованным. Так, по неаккредитованным специальностям прием студентов в высшее заведение образования прекращается [165, п. 19]. В данном случае можно сделать вывод о том, что подготовка специалистов на контрактных условиях возможна только при условии аккредитации ВЗО по данным специальностям. Также аккредитованному ВЗО предоставляется право автономии при проведении образовательной деятельности при согласовании с министерством (ведомством) которому он подчинен [165, п.16]. Такая автономия допускается по следующим вопросам: разработка и внедрение учебных программ; определение форм и методов, а также структуры учебного процесса; установление в рамках лицензионного направления номенклатуры специальностей; организация научно-исследовательской работы и создание для этого соответствующих подразделений; использование различных систем оплаты труда, установление повышенных размеров заработной платы преподавательского состава за счет дополнительно поступающих средств. Все это позволяет ВЗО самостоятельно формировать уровень, объем и характер предлагаемого образования с учетом спроса, возникшего на рынке образовательных услуг; предлагать наиболее приемлемые потребителю формы и структуру учебного процесса; привлекать к оказанию платных образовательных услуг наиболее квалифицированные педагогические кадры.

Определенное влияние на возможность ВЗО МВД оказывать платные образовательные услуги будет оказывать и его аттестация. В соответствии с законодательством об образовании государственная аттестация ВЗО - это основная форма контроля за учебным процессом, эффективным использованием материальнотехнического, научно-педагогического потенциала и качеством подготовки специалистов в высшей школе. Порядок и условия проведения государственной аттестации регулируется «Положением о государственной аттестации высших заведений образования» [166]. Прохождение аттестации является обязательным условием при подтверждении объема правоспособности ВЗО в соответствии с присвоенным статусом и полученной лицензией. ВЗО признается аттестованным, если его потенциал соответствует заявленному статусу, а уровень подготовки выпускников - государственным стандартам [166, п. 13]. В случае выявления при проведении аттестации недостатков может быть принято решение о признании ВЗО, либо отдельной специальности не аттестованными [166, п. 16]. Как следствие ВЗО лишается права на государственный заказ, его лицензия на осуществление образовательной деятельности аннулируется, а сам ВЗО исключается из Г осударственного реестра заведений образования Украины [166, п. 17]. В связи с этим прекращается и оказание платных образовательных услуг. В случае принятия решения о признании не аттестованной отдельной специальности высшее заведение образования утрачивает право на государственный заказ по данной специальности и лицензия на подготовку специалистов по ней аннулируется, о чем вносятся соответствующие изменения в упомянутый реестр. Одновременно с этим прекращается подготовка по данной специальности, осуществляемая на платной основе.

Выводы по разделу

1. Платные образовательные услуги являются самостоятельным объектом гражданского права.

2. Услугу можно определить как такую деятельность исполнителя, которое не имеет имущественного, а тем более овеществленного воплощение и является результатом, который неотделим от самой деятельности, не может гарантироваться исполнителем и потребляется заказчиком непосредственно в момент осуществления такой деятельности путем как осмысления факта их полезности, так и путем определенного поведения, при наличии фактических и юридических возможностей для потребления результата.

3. Все образовательные услуги в зависимости от личности исполнителя, объема, характера и порядка предоставления услуги, а также способов формализации достигнутого результата могут рассматриваться как образовательные услуги в узком и широком смысле.

4. Объем, содержание и характер платных образовательных услуг могут зависеть от формы обучения; структуры образования; образовательно-квалификационного уровня; уровня аккредитации образовательного заведения; профиля последнего, а также того, какой образовательно-квалификационный уровень (как вообще, так и по определенной специальности) уже имеет тот, кто учится.

5. Существуют необходимые правовые предпосылки для осуществления высшим заведением МВД деятельности по оказанию платных услуг вообще и платных образовательных услуг, в частности. Они проявляются в том, что:

а) юридические лица публичного права, к числу которых относится и ВЗО МВД, могут становиться участниками гражданского оборота. В данном случае их деятельность регулируется нормами гражданского права наравне с деятельностью юридических лиц частного права;

б) некоммерческие юридические лица, к категории которых принадлежит ВЗО МВД, имеют право заниматься деятельностью, направленной на получение дохода, если такая деятельность является дополнительной и направлена на обеспечение основной деятельности (полученные доходы не распределяются между учредителями);

в) организационно-правовая форма учреждения, в которой создается ВЗО МВД, предполагает осуществление тех видов деятельности, которые закреплены в ее учредительных документах. При этом в законодательстве нет прямых запретов в отношении возможностей учреждения оказывать платные услуги. Смета учреждения допускает наличие дополнительных средств, получаемых, в том числе, и от оказания платных услуг. Имущественная ответственность учреждения распространяется на доходы от собственной хозяйственной деятельности, а также на имущество, приобретенное за счет таких средств;

г) право оперативного управления, на котором ВЗО МВД принадлежит имущество, предоставляет возможность использовать имущество для оказания платных услуг, если это будет дозволено законодательством, будет закреплено в учредительных документах, а сама деятельность будет соответствовать целевому назначению имущества;

д) право полного хозяйственного ведения, на котором ВЗО МВД принадлежат доходы от осуществления деятельности по оказанию платных услуг, а также приобретенное за их счет имущество, в любом случае предоставляет возможность использовать данное имущество для оказания платных услуг.

6. Гражданская правоспособность высшего заведения образования МВД всегда является специальной. К ее содержанию необходимо относить, прежде всего, оказание платных образовательных услуг, что вытекает из правового положения ВЗО МВД.

<< | >>
Источник: Карчевский Константин Анатольевич. ПЛАТНЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ УСЛУГИ ВЫСШИХ ЗАВЕДЕНИЙ ОБРАЗОВАНИЯ МВД УКРАИНЫ: ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Харьков-2001. 2001

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.3. Содержание правоспособности высшего заведения образования МВД, в сфере оказания платных образовательных услуг:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -