<<
>>

1.1. Понятие и правовая природа платных образовательных услуг

В целях наиболее полного уяснения характера правоотношений в сфере осуществления деятельности по оказанию платных образовательных услуг следует выяснить, что представляет собой сама услуга, в общем, и образовательная услуга в частности, как объект гражданского права.

Однако прежде чем сделать это следовало бы определить, какой смысл вкладывается в лексическое понятие «услуги», а также что она представляет собой в экономическом смысле.

Говоря о лексическом смысле, отмечалось, что услуга - это само дело, помощь, пособие или угождение, оказать услугу - сделать нужное [14, С.512]; либо - действие, приносящее пользу, помощь другому [15, С.992]. Основываясь на данном значении понятия «услуги» М.И. Брагинский справедливо утверждает, что существенными и связанными между собой элементами услуги являются: цели, которой служит услуга («помощь», «польза»), и средства достижения этой цели (совершение тем, кто эту услугу предоставляет, действия). На этом основании, по мнению данного автора, не могут относиться к услугам различного рода льготы, поскольку они не предполагают наличия второго из указанных элементов [16, С.228]. Поэтому, в частности, не может быть принята точка зрения Ю.Х. Калмыкова о том, что услуга выражается только в предоставлении каких-либо льгот или создании определенных удобств [17, С.31]. Указанные элементы лексического понятия услуги следует использовать и при формировании ее юридического понятия.

В экономическом смысле под услугой принято понимать особую потребительскую стоимость, которая возникает в процессе труда. При этом услуга представляет собой такой вид целесообразного труда, при котором производство полез- ного эффекта совпадает со временем его потребления [18, С.485]. По мнению классиков марксизма, она получила название «услуги» потому, что труд оказывает услуги не в качестве вещи, а в качестве деятельности [19, С.413].

Сказанное дает основание относить к услугам все виды деятельности, которые не создают материальных ценностей [20, С.7]. В связи с этим Ю.Х. Калмыков отмечал, что «в экономической литературе к сфере услуг относят отрасли, обслуживающие личное потребление... В целом, критерием, определяющим границы обслуживания, принято считать непроизводственную сферу» [17, С.29]. По мнению О.С. Иоффе, то, что экономически есть работа вообще, юридически выступает, наряду с иными формами, и как оказание услуг [21, С.555].[1] Таким образом, с экономической точки зрения услуга представляет собой труд (работу), который сам по себе имеет стоимость, а результат которого имеет нематериальную форму. Экономическое значение также следует учитывать при формировании юридического понятия «услуги».

Раскрытие юридического содержания понятия «услуга» связано с выяснением ее признаков, которое, наряду с прочим, осуществляется путем сравнения услуги с наиболее близким понятием «работа». Данная задача в литературе решается также посредством сравнения договоров на оказание услуг и на выполнение работ, которыми опосредуются обязательства, имеющими своими предметами соответственно «услугу» и «работу». Это связано с тем, что услуги и работы, в отличие от вещи, не могут существовать отдельно от договорного обязательства. Поэтому в данной работе, также как и в литературе, может быть допущено использование материала о договорах, там, где речь будет идти собственно об услугах, и наоборот. С учетом экономического и лексического содержания понятия «услуга» перейдем к ее характеристике, как объекта гражданского права.

При этом следует отметить, что вопрос о понятии и содержании объекта гражданского права был и остается одним из самых дискуссионных вопросов гражданского права. Все точки зрения относительно объекта гражданского права, по мнению Ю.К. Толстого можно свести к двум основным позициям. Согласно первой из них под объектом гражданского правоотношения следует понимать то, по поводу чего правоотношение устанавливается, в соответствии со второй - то, на что правоотношение направлено и что способно реагировать на его воздействие [23 С.48].

В соответствии с этим и все теории объекта гражданского правоотношения сводятся к двум основным группам. Первую групп составляют, так называемые, плюралистические теории, представители которых выступают за множественность объектов. К числу объектов относят вещи, результаты действий (услуги, работы), продукты духовного творчества, личные блага и др. Вторую групп составляют так называемые монистические теории, представители которых выступают за единство объекта гражданского правоотношения, который воплощается в поведении обязанного лица [24 С.75-76, 80-83]. Особой является позиция о том, что объектом правоотношения является фактическое отношение, на которое воздействует право. Кроме того, у правоотношения может быть специальный объект (предмет) в виде вещи или продукта духовного творчества [23, С.64]. Можно выделить и позиции тех авторов, которые указывают, что объектом является либо различные блага [25, С.89; 26, С.215], либо правовой режим вещи, поведения, иных категорий имущественных и неимущественных прав [27, С.139]. Мы не ставим целью настоящего исследования выяснение содержания объекта гражданского права, однако, считаем необходимым, отметить следующее. Позиция о том, что объектом выступает поведение лица, видится верной с той стороны, что право призвано регулировать общественные отношения и ни на что иное, кроме как на поведение лица, воздействовать не может. Однако в данном случае объект права будет обезличенным, так как в любом случае будет сведен лишь к поведению лица. Выделение в качестве объекта права вещей, и иных благ наполняет отношения конкретным содержанием, но при этом не учитывается сущность права, как регулятора общественных отношений. Считаем целесообразным наполнять понятие объекта права различным содержанием и рассматривать его и как то, по поводу чего субъекты могут вступать в правоотношения, и как то, что способно реагировать на воздействие норм права. Для избежания смешения данных понятий можем использовать в первом случае термин «объект права», а во втором случае - «объект правоотношения».
Именно в таком понимании об объектах гражданского права ведется речь в литературе [28 С.3; 29 С.36]. В таком аспекте предполагается закрепить понятие объекта в гражданском законодательстве Украины (ст.161 проекта Гражданского кодекса Украины [30] (далее - проект ГК Украины). Такой подход отражен и в гражданском законодательстве зарубежных стран (ст. ГК Российской Федерации [31] (далее - ГК РФ). С учетом этого и будем рассматривать услугу объектом гражданского права.

Прежде чем перейти к рассмотрению юридического содержания понятия «услуга» следует заметить следующее. В начале XX в. в России в качестве возможных видов объектов гражданского права выделялись вещи, т.е. предметы материального мира, действия других лиц, состоящие в передаче вещи, в личных услугах, в приложении своей рабочей силы. Как можно заметить, прямо услуга в данном случае не выделяется, как, например, и объекты права интеллектуальной собственности, иные блага, признаваемые объектами гражданских прав в настоящее время. Однако уже тогда в литературе высказывались мнения о необходимости расширения круга объектов гражданских прав [32, С.132]. Понятие «услуги» в то время употреблялось в договоре найма услуг, или, как он еще именовался - договоре личного найма. В данном случае услуга представляла собой особую разновидность труда наемного работника, продолжавшегося в течение продолжительного промежутка времени, осуществляемого под руководством нанимателя. Дальнейшее развитие данного правового института привело к модификации указанной договорной конструкции в особый договорной тип трудового договора и развитию самостоятельной отрасли трудового права. Недостаточная теоретическая разработанность понятия услуги, а также относительно небольшое количество общественных отношений по оказанию услуг, нуждающихся в обособленной правовой регламентации, привели к тому, что отношения в данной сфере регулировались исключительно в рамках либо договора личного найма, либо договора на выполнение работ (договора подряда).

Этим можно объяснить то, что длительное время услуга не находит своего нормативного закрепления среди иных объектов гражданских прав, и, соответственно, в качестве самостоятельного соглашения не выделяется договор на оказание услуг.

Подобная ситуация, в целом, остается характерной и для СССР 20-х - 60-х гг., что находит непосредственное отражение в статьях ГК УССР 1922 и 1964 гг. Так, ГК УССР 1922 [33] не выделяет услугу в качестве объекта права, говоря о последнем исключительно как об имуществе, что прямо следует из наименования Раздела III ГК УССР «Объекты прав (имущество)». Однако в качестве обособленного понятия услуга в данном документе все же находит свое закрепление. Так в некоторых статьях речь идет либо прямо об услуге (ст.165, где услуга рассматривается в качестве одной из возможных форм наемной платы), либо о совершении определенных действий (которые не ограничиваются только лишь передачей вещей или уплаты денег) (ст.107). Однако последние рассматривались, прежде всего, как действия, на которые вправе притязать уполномоченное лицо. Вместе с этим в литературе речь ведется и о «благах», как об объектах гражданского права [34, С.51,56] к которым потенциально могли быть отнесены и услуги, тем более, если учитывать, что они могут выступать результатом определенного действия. Сходная ситуация характерна и для ГК УССР 1964 г. [35] При этом многие авторы находили подобное положение приемлемым. Так подчеркивалось, что подряд охватывает любой результат труда (Б.Л. Патушинский), либо, что работа может состоять и в предоставлении услуги (И.Л. Брауде) [16, С.222-223]. Проводя классификацию договорных обязательств к числу обязательств по выполнению работ относил обязательства по оказанию услуг С.И. Аскназий [36, С.414]. Однако, как отмечено в литературе, господствующая в литературе точка зрения отделяла договор услуг от договора подряда (к числу авторов, разделявших данную позицию относятся О.С. Иоффе, Н.А. Баринов, Я.Ф. Фартхуддинов, Ю.Х. Калмыков, Е.Д. Шешенин, В.Ф.

Яковлев, А.А. Пушкин, Б.И.

Пугинский, Е.А. Суханов) [16, С.224-225; 37, С.190], и, соответственно, услугу от работы. Проводя исследование гражданских правоотношений, и касаясь вопросов его объекта, Ю.К. Толстой отмечает, что ряд авторов прямо указывают услугу среди иных объектов гражданских прав. К их числу относятся С.И. Вильнянский, О.А. Красавчиков, К.К. Яичков [23, С.53-54]. Данную позицию разделяют и иные авторы [38, С.171]. Это было связано с тем, что в науке гражданского права существовала классификация обязательств, включающая, наряду с прочими, обязательства по оказанию услуг [39, С.3].

Точки зрения, высказывавшиеся данными авторами, необходимо рассматривать в историческом разрезе, с учетом политического положения и экономической системы, которые существовали во время проведения соответствующих научных исследований, посвященных выяснению правового содержания понятия «услуга». В связи с этим следует отметить, что в советский период понятие услуги (его юридическое содержание) трактовалось значительно уже, чем в настоящее время. Так, например, О.С. Иоффе считал, что к услугам должны быть отнесены хранение, поручение, комиссия и экспедиция. Он выделял соглашения на оказание таких услуг из общей системы обязательственного права по одному критерию —все они характеризуются тем, что действия обязанного лица влекут за собой не материальные, а юридические последствия [40, С.211-212]. Такое узкое понимание услуги, господствовавшее в теории гражданского права, непосредственно отразилось на содержании глав ГК УССР, посвященных отдельным видам обязательств.

В 60-90-е годы понятие услуги проводится через осмысление юридического содержания сферы обслуживания [41 С.108-175]. Так существовало мнение о том, что «при определении границ обязательств по оказанию услуг следует исходить, прежде всего, из общеэкономической категории сферы обслуживания. Урегулированная правом и облеченная в форму правоотношений, эта сфера продолжает нести свою целевую нагрузку - она служит удовлетворению различных потребностей членов общества» [17, С.30]. Также отмечалось и то, что «сфера обслуживания» более шире термина «услуга», поскольку включает в себя, наряду с услугами, отношения также направленные на удовлетворение потребностей граждан, но к услугам в собственном смысле не относящиеся (например, торговое обслуживание). Сфера услуг же представляет собой особую форму общественных отношений, в которой предметом отношений выступают не материальные объекты, а определенная деятельность. Таким образом, к сфере обслуживания относятся бытовые услуги, жилищнокоммунальные, транспортные услуги, услуги связи, учреждений культуры, туристическо-экскурсионные услуги, услуги хозрасчетных лечебно-профилактических учреждений, услуги кредитных и расчетных учреждений, которые во многих случаях регулируются нормами гражданского права [41, С.23]. В связи с этим отмечается, что отношения имущественного характера регулируются гражданско-правовыми нормами, иные отношения (в частности по организации просвещения, здравоохранения) регулируются нормами других отраслей права (административного) [17, С.30]. Однако, С.Н. Братусь критикуя позицию О.А. Красавчикова, считавшего, что к обязательствам, направленным на оказание услуг, должны относиться и обязательства по культурно-бытовому и хозяйственному, в том числе по санитарнокурортному и туристическому обслуживанию граждан, говорил о том, что правоотношения, возникающие в данных случаях зачастую включают в себя разнородные (с точки зрения юридических признаков) правоотношения. При этом возможно сочетание гражданских правоотношений с отношениями, регулируемыми другими отраслями права [42, С.194-195]. По мнению иных авторов, несмотря на комплексный характер данных отношений, главенствующую роль в их регулировании должна принадлежать гражданскому праву [42, С.151-152]. Комплексный подход в регулировании указанных отношений, невозможность во многих случаях применения традиционных договорных типов, обуславливали необходимость разработки концепции гражданско-правового регулирования отношений в области социально-бытового обслуживания [42, С.113-114].

Таким образом, с одной стороны, как справедливо отмечает М.И. Брагинский, выводы, сделанные авторами относительно понятия услуги не вступали в противоречие с ГК 1964 г., поскольку в нем хотя и не выделялся особо договор на оказание услуг как таковой, но вместе с тем не исключается возможность отграничения таких договоров от подряда, так как в легальном определении подряда содержится указа- ние на выполнение подрядчиком только «работы», но не «услуг» [16, С.225]. Также отдельное выделение в ГК договоров, регулирующих оказание отдельных видов услуг (хранение, комиссия и др.) создавало предпосылки для развития норм об услугах вообще, и договорах на их оказание, в частности. С другой стороны, детальный анализ Главы 28 ГК УССР позволяет заметить, что в ее статьях речь идет преимущественно об изготовлении определенной вещи. Это проявляется в указаниях на использование материалов (ст.335, 336 и др.), сдаче-приемке полученного результата (ст.332, 342) и др. Таким образом, действующие нормы о подряде позволяют регулировать отношения по оказанию услуг с большой долей условности. Это и обуславливает необходимость отдельного выделения категории «услуга» и самостоятельного вида договорных обязательств по оказанию услуг.

В настоящее время в проекте ГК Украины предполагается прямо закрепить правило, согласно которого к объектам гражданских прав принадлежат услуги наряду с вещами, иным имуществом, в том числе имущественными правами, результатами работ, результатами творческой деятельности, служебной и коммерческой тайной, личными неимущественными благами, а также иными материальными и нематериальными благами (ст.161). Причинами такого выделения является, наряду с теоретически подготовленным обоснованием отличия услуг от работ, также дальнейшее развитие общественных отношений по оказанию различного рода услуг и появление необходимости гражданско-правового регулирования деятельности по их оказанию, наблюдаемое как в зарубежных странах [43, С.186], так и в Украине. Так, в нашем государстве, в последние годы принят ряд нормативных актов, регулирующих порядок предоставления различного рода услуг (услуг связи, аудиторских, туристических услуг и др.) [44; 45; 46]. Потому необходимо определять юридическое содержание услуги, как объекта гражданских прав, учитывая расширение общественных отношений в данной сфере.

Точки зрения, высказанные в литературе применительно юридического значения услуги, сосредотачиваются преимущественно вокруг проведения разграничения услуг и работ и касаются таких основных понятий, как: 1) связанность результата с изготовлением определенной вещи; 2) материальный характер получаемого резуль- тата; 3) отделимость результата от деятельности исполнителя; 4) гарантированность достижимости результата; 5) момент потребления полученного результата.

Так, одни авторы говорят о том, что услугой признается результат действия, осуществляемого в соответствии с гражданско-правовой обязанностью лица, который не связан с созданием конкретного материального объекта, вещи [47, С.186; 48, С.189]. Однако, будучи оказанной, услуга порождает соответствующее благо, которое имеет материальную стоимость и потому становится объектом гражданского права [49, С.205]. В связи с этим об услуге говорится и как о самом непередаваемом, неразрывно связанном с деятельностью благе [38, С.117]. Другие авторы отождествляют услугу с деятельностью, не имеющей имущественного результата, потребление которой не отделено от ее оказания [50, С.137]. Таким образом, договоры на оказание услуг имеют в виду «деятельность таких видов, которые не получают, или не обязательно должны получить воплощение в материализованном, а тем более овеществленном результате» [21, С.488]. По мнению третьих авторов, результат услуги не имеет овеществленного выражения и не отделим от самой деятельности, в которой находит свое воплощение. При этом полезный эффект услуги не может быть гарантирован, по крайней мере, в полном объеме [51, С.538]. Данные точки зрения, в целом, однородны, поскольку своим содержанием сводятся к тому, что услуга - это действия (деятельность), не имеющая материального результата, сама по себе представляющая ценность, потребление которой происходит одновременно с процессом ее оказания. Вместе с тем можно заметить, что авторы, давая понятие «услуга», используют не все критерии, а только один или несколько из них. В связи с этим возникает ситуация, когда наряду с собственно работами и услугами в литературе отдельно выделяются «материальные услуги» то есть такие работы, которые состоят в улучшении свойств, переработке или изменении уже существующей вещи, а также «нематериальные работы», то есть такие действия, которые не носят материального и овеществленного характера, однако отделимы от самой деятельности, поскольку их результат гарантируется исполнителем (мы вернемся к этому вопросу ниже при рассмотрении различия услуг и работ). В ряде случаев (например, при капитальном ремонте зданий) некоторые авторы допускают возможность применения норм о подряде или об оказании услуг по выбору лица [16, С.36], что говорит о том, что различия между предметами таких соглашений в некоторых случаях не проводится. По нашему мнению для избежания таких случаев при определении понятия «услуга» следует использовать все указанные критерии. Поэтому можно согласиться с позицией В.В. Луця, высказанной относительно договора на оказание услуг в целом, которая, применительно сущности самой услуги, может быть сведена к тому, что услугой признается деятельность, неотделимая от деятельности лица, ее предоставляющего, полезный эффект которой состоит не в определенном ощутимом материализованном результате, а в самом предоставлении услуги [52, С.572]. К этому следует добавить то, что исполнитель не гарантирует достижимость результата, а потребление такого эффекта неотделимо от процесса оказания услуги.

Напротив, некоторые авторы допускают, что услуга может сопровождаться соответствующим материальным результатом [53, С.215]. Некоторые авторы говорят об услуге, как собственно о самом результате исполнения услуги, который является неотделимым от нее по причине того, что является нематериальным (неовеществленным) [54, С.200; 37, С.194]. В литературе отмечались также общие позиции, в частности о том, что «услуга - это деятельность, направленная на создание удобств или предоставлению льгот контрагенту по обязательственному правоотноше- нию»[17, С.33], либо что услуги - это предпринимательская деятельность граждан или юридических лиц, направленная на удовлетворение потребностей других лиц, за исключением деятельности, осуществляемой на основе трудовых правоотношений [55, С.518].

С учетом изложенного считаем необходимым согласиться с точкой зрения авторов проекта ГК Украины, согласно которой указывается, что оказание услуги неотделимо от деятельности услугодателя, полезный эффект такой деятельности состоит в самом процессе оказания услуги [56, С.88]. Такой полезный эффект сам по себе является благом, обладает потребительской стоимостью и становится объектом гражданского права. Именно в таком разрезе и будем в дальнейшем говорить об услуге.

На основании сказанного можно выделить признаки услуги, как объекта гражданских прав. По мнению В.И. Жукова и Б.И. Юровского к таковым следует отнести следующие: 1) неосязаемость услуги; 2) неотделимость услуги от источника, который ее оказывает; 3) непостоянство качества услуги; 4) несохраняемость услуги; 5) доверительный (конфедициальный) характер деятельности по оказанию услуг [57, С.20]. Д. Степанов, наряду с указанными, выделяет и иные признаки, присущие услуге, а именно: 1) эксклюзивность; 2) синхронность оказания и получения услуги [58, С.16]. Также отмечалось что полезный эффект услуги может не выступать в виде определенного материализованного результата и потребляется в процессе ее оказания [59, С.11].

Данные признаки позволяют провести сравнение услуг со сходным объектом гражданских прав - работами. Общим признаком будет выступать то, что услуги и работы представляют собой определенную деятельность (действия), выполняемую исполнителем по заданию заказчика. На этом основании говорят, что объектом гражданского права является действия, выражающиеся в виде работ или услуг [60, С.132]. Таким образом, с объективной стороны и работы и услуги, выражаясь в определенном действии, имеют сходство друг с другом. Это, а также тот факт, что с экономической точки зрения и работы, и услуги представляют собой определенную деятельность, работу в смысле физического труда, создают определенные трудности при разграничении указанных понятий. В данной связи можно отметить, что М.И. Брагинский, говоря о понятии «услуга», делает вывод о том, что в ГК РФ речь об услуге идет «именно как об определенном действии. При этом с точки зрения того, кто оказывает услугу, соответствующее действие представляет собой «работу», а для того, кому (в чьих интересах) она совершается, - «услугу». В связи с этим автор замечает, что в юридической литературе с равным основанием наряду с распространенным мнением: «услуга - разновидность работы» высказывался и прямо противоположный взгляд: «работа - это вид услуг» [21, С.228-229]. Последнюю точку зрения разделял, в частности, Ю.Х. Калмыков, считавший наиболее правильным «считать услуги не разновидностью договора подряда, а, наоборот, подряд - разновидностью договора услуг» [17, С.34]. Аналогичного мнения придерживается А.В. Дзера, отмечающий, что договор подряда в юридической литературе рассматривается как один из многих так называемых договоров на оказание услуг [52, С.436]. По мнению М.В. Кротова обязательства подрядного типа регулируют экономические отношения по оказанию услуг [51, С.304]. Общие черты работ и услуг, по-видимому, и стали основной причиной того, что договор подряда является общей правовой формой отношений, связанных с выполнением работ или оказанием услуг [61, С.374-375].

Мы считаем необходимым, придерживаться точки зрения тех авторов, которые различают работы и услуги. Это связано, прежде всего, с тем, что как бы мы не именовали труд, с экономической точки зрения лежащий в основе выполнения работ или оказания услуг, его результаты, с юридической точки зрения, будут различными, и будут находить свое выражение в праве либо в виде «работ», либо в виде «услуг». Такие результаты будут наполняться различным юридическим содержанием. В связи со сказанным видится верной позиция В.А. Васильевой о том, что основным критерием разделения работ и услуг выступает различная экономическая форма результата труда [62, С.8]. Вместе с тем единая экономическая сущность работ и услуг создает предпосылки для взаимного распространения норм о работах и услугах, по крайней мере, в той их части, которая касается осуществления деятельности (труда). Различие же между данными объектами будет обуславливать самостоятельное правовое регулирование деятельности по оказанию услуг и выполнению работ, во всяком случае, в той части, которая касается вопросов, связанных с результатом такой деятельности. Данное различие и будет обуславливать необходимость выделения самостоятельных договорных форм.

Основное различие между указанными объектами, по общему мнению, видится в том, что производство работ всегда характеризуется достижением определенного материального результата (и, прежде всего, результата, имеющего овеществленную форму), тогда как при оказании услуг осуществляется деятельность, связанная не с созданием материального результата, а направленная на достижение различных иных результатов (услуги носят нематериальный характер) [21, С.489; 63, С.502; 60, С.132; 29, С.283]. Это, несомненно, должно накладывать отпечаток и на терминологию, которая будет применяться к обозначению деятельности в первом и во втором случаях. В связи с этим можно согласиться с мнением Г.Ф. Шершеневича, который, выступая за разделение договоров на оказание услуг и на выполнение работ, отмечал, что «в подряде мы имеем дело с «исполнением» работы, а в личном найме с «отправлением» работы» [64, С.190]. С данным мнением согласуется позиция тех авторов, которые подчеркивают, что в подрядных договорах предметом (работой) является и выполнение работы и получение их результата, тогда как при оказании услуг предмет выражается в самой деятельности [65, С.288; 66, С.17].

Также, говоря об услугах, как о предмете договора на оказание услуг отмечалось, что к ним относятся результаты деятельности, не существующие отдельно от исполнителя и не являющиеся вещами, тогда как предметом подрядных договоров являются результаты, которые воплощаются в товарах (вещах) [67, С.42-44; 68]. Таким образом, в отличие от неосязаемого результата услуги, результат работы всегда является осязаемым, отчуждаемым и устойчивым (постоянным) [57, С.20]. Это дает основание говорить о результате деятельности при оказании услуги, как об «эффекте услуги» [58, С.17]. Со сказанным согласуется точка зрения М.И. Брагинского, согласно которой основное различие услуги и работы состоит в том, что в последнем случае конечной целью служит получение определенного результата и именно он подлежит принятию и оплате. В договоре оказания услуг отсутствует материальный результат действия, а значит, оплачивается услуга как таковая; соответственно стадии сдачи и приемки не выделяются [16, С.232]. В литературе, однако, имеется и иная точка зрения, согласно которой могут иметь место так называемые материальные услуги, которые, наряду с прочим, могут выражаться в создании новой вещи, внесении в нее изменений и т.п. [51, С.538]. С данной позицией согласуются мнения иных сторонников единства работ и услуг. Так, например, А.В. Дзера, анализируя содержание предмета договора подряда (т.е. - работу), говорит о том, что закон не учитывает услуги, для которых характерно отсутствие материализованного результата [52 С.436], тем самым, подразумевая возможность существования таких работ, которые не направлены на создание новой вещи, ее переработку и т.п. Касательно последнего мнения, действительно, можно заметить, что нематериальность (неовеществленный характер) полученного результата не может служить основным критерием разграничения работ и услуг, поскольку может иметь место и при работах. Это касается случаев ремонта вещи, ее переделке и т.п. В связи с чем в литературе отмечалось, что действующее российское законодательство проводит различие между овеществленными услугами, которые являются объектом обязательств подрядного типа, и нематериальными услугами, выступающими объектом собственно обязательств по оказанию услуг [39, С.2].

По данному поводу следует указать на необходимость выяснения вопроса о том, что является первичным «услуга» или «работа». Авторы, выделяющие материальные услуги и относящие их к предмету регулирования норм о подряде, по - видимому, полагают, что понятие «услуга» более шире, чем понятие «работа», поскольку охватывает случаи достижения любого полезного результата, в том числе создание новой вещи, изменение уже существующей вещи, либо без таковых, тогда как работы охватываются лишь первыми двумя случаями. Однако при таком подходе более логичным будет не распространение норм о подряде на обязательства об оказании услуг, а наоборот, применение общих положений об оказании услуг в качестве общих норм к обязательствам о выполнении работ. По нашему мнению, с юридической точки зрения нельзя говорить о том, что услуга первичней работы или наоборот. Являясь результатами действий, и работы и услуги выступают самостоятельными объектами гражданского права. Существование сходства между работами и услугами могло бы позволить выделить единый раздел «Общие положения о работах и услугах», в котором были бы помещены общие нормы, касающиеся, прежде всего, осуществления самой деятельности по оказанию работ и выполнению услуг. Данный раздел помещался бы перед всеми обязательствами о выполнении работ и оказании услуг. Специфика осуществления деятельности при работах и услугах, а также вопросы, связанные с получением и передачей результата (особенно если он будет выражаться в создании новой вещи), ответственностью сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства будут помещены в соответствующие разделы «Общие положения о выполнении работ» и «Общие положения об оказании услуг». Таким образом, можно было бы, учитывая экономическую общность работ и услуг, отразить их особые черты.

По нашему мнению, нельзя согласиться и с автоматическим отнесением к категории услуг всех видов деятельности, не имеющих материального воплощения. По-видимому, правильно будет говорить о таком результате, который является определенным и отделимым от самого действия (деятельности). При этом, конечно, получение материального результата будет прямо свидетельствовать о том, что имеет место выполнение работ, тогда как получение нематериального результата будет свидетельствовать об этом лишь в случае его отделимости и определенности. В противном случае будет иметь место оказание услуг. На основании сказанного считаем возможным использование категории «материальные услуги» только как условный термин, относящийся к работам и характеризующий случаи выполнения работ, связанных с переработкой, улучшением и т.п. уже существующей вещи. Это имеет важное значение, поскольку во многих случаях лицо обязуется достичь определенного результата (обучить, излечить, добиться оправдательного приговора), что свойственно для выполнения работ и должно регулироваться посредством норм о подряде, а, не достигнув обещаемого результата, ссылается на то, что в его обязанности входило лишь выполнение определенных действий (обучение, лечение, представление интересов в суде) без гарантирования достижения результата, что свойственно уже оказанию услуг. В целом считаем необходимым конкретизировать характер достигаемого по договору результат, поскольку это будет необходимо для выяснения того, к какому договорному типу будет относиться данное соглашение. В связи с этим считаем не совсем точной позицию тех авторов, которые ведут речь просто о результате, не уточняя его характера [61, С.374-375]. Также следует считать условным употребление слова «услуга» к таким результатам, которые свойственны для работ (например результаты, имеющие место при оказании ритуальных «услуг», «услуг» по протезированию и т.п.).

Таким образом, сложность при разграничении работ и услуг возникает преимущественно в тех случаях, когда результат действия не воплощается в создании новой вещи. В связи с этим также необходимо проанализировать и характер действий (деятельности) при выполнении работ и оказании услуг и выяснить, какие различия существуют между ними. Анализ действия (деятельности) следует проводить в неразрывной связи с получаемым результатом, поскольку именно последний и выступает критерием разграничения работ и услуг. Внешне действие представляет собой совокупность определенных движений, объединенных определенной общей целью, в результате которых наступает определенное следствие (результат). Совокупность действий, объединенных общим характером и единой целью представляет собой деятельность. Деятельность также имеет свое следствие (результат). Такое следствие может представлять собой как совокупность всех следствий действий, включаемых в данную деятельность, так и каждое такое следствие в отдельности, либо последнее следствие, являющееся воплощением всех предыдущих следствий. Следует заметить, что применительно вопроса разграничения работ и услуг целесообразнее использовать термин «следствие», поскольку, как было показано выше, о результате в литературе речь ведется преимущественно в отношении работ. Таким образом, при услугах результатом будет выступать как совокупность всех получаемых следствий, так и каждое следствие в отдельности, тогда как при работах результатом будет выступать конечное следствие, являющееся воплощением всех предыдущих следствий.

При характеристике действий также можно заметить, что различия между действиями при оказании услуг и при выполнении работ будет лежать и в плоскости выяснения того, есть ли потребность в совершении нового действия после окончания предыдущего. Действительно, каждое действие является оконченным актом, имеющим свой результат. При этом такой результат может отвечать некоторым требованиям, которые свойственны результату работы (например, быть оконченным и отделимым от деятельности, как это имеет место при доставке почтовой корреспонденции). Однако если потребность в совершении новых действий существует и после того, как предыдущие действия были завершены, то было бы правильнее говорить о том, что имеет место оказание услуг, а не многократное выполнение работ. В противном случае речь необходимо вести о выполнении работ (например, одноразовая доставка заказанного по почте товара).

Также можно заметить и то, что работа всегда отделима от источника, ее производящего, тогда как услуга предполагает обязательное присутствие лица, ее оказывающего. Оно может и не выражаться в личном присутствии исполнителя перед заказчиком, однако в осуществлении самой деятельности, имеющей необходимый эффект для заказчика, исполнитель должен участвовать. Таким образом, можно говорить о том, что если результат работы сохраняется на определенном материальном носителе (изготавливаемой либо ремонтируемой вещи), то услуга сохранена быть не может, поскольку ее потребительная стоимость существует в момент осуществления деятельности. По данному поводу В.В. Луць отмечает, что услуга, как результат деятельности, не оставляет реальных результатов, которые бы существовали отдельно от исполнителя этих услуг. Таким образом, по его мнению, услуга отличается от работы тем, что оказание услуги всегда неотделимо от деятельности лица, который оказывает услуги [52, С.572]. Это объясняет то, что в странах Запада врачи, адвокаты берут плату и с не явившихся клиентов [57, С.20].

Если услуга носит, как правило, эксклюзивный (т.е. трудноповторимый) характер, то при работах (не отрицая значение техники ее исполнения, присущей отдельному лицу и выделяющего его на рынке данных работ) такая эксклюзивность носит менее выраженный характер. Это связано с тем, что всегда существует материальный образец, по которому можно производить работу. Отличительным моментом будет и то, что при услугах момент появления их полезного эффекта связан с моментом их осуществления и потребления заказчиком, тогда как при работах полезный эффект связан с появлением определенного материального результата и его передачей заказчику. Как справедливо отмечет по этому поводу О.С. Иоффе, пока идут работы, еще нет результата, а когда результат достигнут, работы уже не ведутся [21, С.451-452]. Наконец, различие между данными объектами лежит и в том, что при работах исполнитель несет материальную ответственность в случае не достижения их результата, тогда как при оказании услуг в таком случае ответственность не наступает, если исполнитель выполнит все требования, которые предъявляются к процессу ее оказания.

Таким образом, с учетом сказанного выше услугу можно определить как такую деятельность, которая, как правило, не имеет материального (а тем более овеществленного) воплощения и сама по себе является результатом, который неотде- лим от самой деятельности исполнителя, полезный эффект которой потребляется заказчиком непосредственно в момент осуществления такой деятельности.

Однако такое определение является неполным и неспособным передать все особенности услуг, поскольку характеризует ее преимущественно через деятельность исполнителя. Вместе с тем известно, что кредитор в обязательстве (в данном случае - заказчик услуги) вправе требовать выполнения определенного действия (оказания услуги), но при этом обязан принять исполненное. О принятии исполнения мы и ведем речь, говоря о потреблении услуги. Причем в данном случае такая приемка (потребление) должна рассматриваться как неотъемлемый элемент услуги. Это напрямую связано со связанностью результата услуги с самим действием по оказанию услуги. Таким образом, потребление результата неотделимо от процесса оказания услуги. Особенности приемки результата услуги связаны и с тем, что он носит нематериальный характер. Таким образом, затруднено либо вообще невозможно фактически передать результат действия (деятельности) исполнителя, как это имеет место при выполнении работ в силу преимущественно нематериального (неовеществленного) характера такого результата.

Указанные выше позиции в отношении потребления услуги выделяют лишь момент потребления. Однако, по нашему мнению, это не в полной мере раскрывает данный аспект услуги. В связи с чем, считаем необходимым, заметить следующее. Характер самой деятельности исполнителя позволяет выделить следующие этапы принятия ее результата (потребления полезного эффекта услуги). Для всех услуг характерным будет то, что в данном случае необходимо осознавать то, что осуществляются действия (деятельность) в результате которых уже создается определенный полезный эффект. Такое осознание будет вытекать из самого факта заключения договора на оказание услуг. В некоторых случаях необходимо также личное участие заказчика в процессе осуществления деятельности по оказанию услуги. Такое участие может предполагать как пассивное поведение (когда достаточно лишь присутствие заказчика в месте и в момент оказания услуги), либо активное поведение (когда потребление услуги напрямую связано с осуществлением заказчиком активных действий по участию в процессе оказания услуги). Последнее имеет место при оказании, например, медицинских услуг, когда пациент должен выполнять предписания врача, посещать назначенные процедуры и т.д. То же в полной мере касается и образовательных услуг, о чем будет показано ниже.

Также следует отметить и то, что заказчик должен быть способен (юридически и фактически) потреблять оказываемые ему услуги. В случаях, когда достаточно пассивного участия заказчика, либо когда его участия не требуется вообще, предполагается, что любое лицо («разумный гражданин») может потребить оказанную ему услугу. В большинстве случаев, связанных с активным участием заказчика в процессе оказания услуги, также достаточно соблюдения данного критерия. Вместе с тем, в ряде случаев, возможно и, по нашему мнению, необходимо, предъявление дополнительных требований к заказчику (к его физическим, интеллектуальным, психическим и т.п. качествам). Это в полной мере касается деятельности по оказанию образовательных услуг и связано с тем, что высшее образование подразделяется на базовое и полное высшее образование, каждое из них включает в себя два самостоятельных образовательно-квалификационных уровня (первое - младший специалист, бакалавр, второе - специалист, магистр), при этом каждый из них характеризуется определенными требованиями. Таким образом, можно говорить о среднем уровне заказчика, но следует учитывать, что для каждого образовательно-квалификационного уровня он будет собственным. В связи с этим одного факта наличия общего среднего образования для определения возможности конкретного лица потреблять образовательные услуги может быть недостаточно. Поэтому мы считаем возможным выяснение уровня подготовки лица, рассматриваемое как предпосылка для заключения договора на оказание образовательных услуг. А в силу того, что получение образования предполагает постоянный переход от простого к сложному (что влечет естественное повышение уровня подготовки лица), то можно говорить, что такой уровень (а соответственно и способность лица к дальнейшему потреблению услуги) необходимо проверять и в процессе оказания образовательных услуг. Таким образом, наряду с моментом потребления услуги необходимо выделять еще и порядок, а также основания ее потребления.

На основании изложенного услугу можно определить как такую деятельность исполнителя, которая, как правило, не имеет материального (а тем более овеществленного) воплощения и является результатом, который неотделим от самой деятельности, не может гарантироваться исполнителем, потребляется заказчиком непосредственно в момент осуществления деятельности как путем осознания факта полезности осуществляемой деятельности, так и путем определенного поведения (активного или пассивного), при наличии фактических и юридических возможностей для потребления результата.

Все услуги могут быть подразделены на определенные виды. В зависимости от сферы деятельности они могут подразделяться на юридические, аудиторские, медицинские, образовательные, туристические и т.п. услуги. В зависимости от характера действий (деятельности) исполнителя классическим является деление услуг на фактические, юридические, а также сочетающие фактические и юридические действия [21 С.490]. Некоторые авторы, наряду с вышеуказанными видами, выделяют услуги денежно-кредитного характера [39, С.3]. В литературе также было высказано мнение о том, что если услуги полностью соответствуют указанным выше требованиям, то будут иметь место, так называемые «чистые услуги», к которым, по нашему мнению, следует отнести и образовательные услуги. В том случае, если деятельность опосредует поддержание известного качества вещей, внешнего вида людей или животных, то будут иметь место услуги, результат которых выражен в неустойчивом материальном результате (услуги парикмахерских, косметических салонов, и т.п.). Последнюю группу составляют услуги, возникающие из смешанных договоров (например, протезирование, поскольку совмещает услуги чисто медицинского характера, работу по изготовлению протеза, передачу вещи) [58, С.17-18].

Образовательные услуги, по нашему мнению, будет относиться к числу фактических услуг. Это связано с тем, что юридические услуги представляют собой такие действия, совершаемые лицом как от своего, так и от чужого имени, но так или иначе в чужих интересах, непосредственно или в конечном итоге создавая, изменяя или прекращая определенные права и обязанности [39, С.90]. При фактических услугах (услугах фактического порядка) действия лица непосредственно не создают для их получателя юридического эффекта (в виде возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей) [39, С.92], что и имеет место при оказании образовательных услуг. Можно предположить, что выдача документа об образовании (диплома) относится к числу последствий, создающих юридический эффект, однако это не так. По нашему мнению, факт выдачи такого документа удостоверяет лишь полученный лицом уровень знаний, свидетельствует о полученной специальности, об уровне подготовки лица. Данный документ может быть предпосылкой для возникновения в последующем отношений по трудоустройству, которые к гражданским отношениям не относятся. С учетом сказанного дадим юридическую характеристику образовательных услуг.

Прежде чем сделать это следует отметить, что авторы, исследующие экономическую природу данных услуг, выделяют следующие основные черты: спрос на образовательные услуги развивается в процессе образования; существует сотворчество преподавателя и студента, где студент играет самую активную роль; сфера образовательных услуг предполагает открытость для информационного, кадрового и др. обмена [69, С.79]. Образовательные услуги также характеризуются длительностью оказания; отсроченностью выявления результативности [70, С.34]. Данные признаки образовательных услуг, как экономической категории следует учитывать при формировании соответствующей юридической дефиниции. При выяснении юридического понятия образовательной услуги также необходимо учитывать и положения педагогики. С точки зрения данной науки действия по обучению составляют содержание образовательной сферы. Данная сфера включает в себя три основные элемента: воспитание, обучение и образование. При этом обучение состоит в процессе взаимодействия ученика и учителя в результате которого обеспечивается развитие ученика, а образование понимается, наряду с прочим и как процесс образования и воспитания, и как результат последнего [71, С.24-26]. Обучение, по общему мнению, представляет собой двусторонний процесс, который включает в себя 1) преподавание (т.е. деятельность учителя, выражающуюся в руководстве познавательной и практической деятельностью ученика) и 2) учение (т.е. деятельность ученика, состоящая в овладении знаниями, навыками, умениями) [71, С.25-26, 86-87; 72, С.126;

73, С.124]. Также существенным элементом процесса обучения является и учет (контроль) успеваемости [72, С.235; 73, С.253]. Как указывается, процесс учения может протекать и без преподавателя в данный момент. Процесс же преподавания обязательно предполагает наличие активного процесса учения [73, С.132]. Содержанием процесса обучения являются знания, навыки и умения [72, С.126-128]. Таким образом, в ходе процесса преподавания обучающемуся передаются знания, а также вырабатываются навыки и умения их практического применения. Участвуя в процессе учения, обучающийся усваивает переданные ему знания и стремится выработать у себя навыки и умения их применения на практике. Степень усвоения выясняется и удостоверяется путем проведения контроля успеваемости. Передаваемые знания, навыки и умения должны строго соответствовать содержанию образования, то есть четко очерченному кругу систематизированных знаний, навыков и умений [72, С.177], которое, как правило, находит свое выражение в соответствующих документах (учебных планах, программах и пр.) [72, С.188]. Процесс обучения строится на определенных принципах, к которым в педагогике, наряду с прочими, относятся: а) систематичность и последовательность в обучении [72, С.152-157; 73, С.168-169]; б) активность учащихся [72, С.171-172] при руководящей роли преподавателя [73, С.171 -172]; в) создание необходимых условий (в том числе материальных) для обучения [73, С.175] и др. Качество образования будет зависеть от ряда факторов, к которым относятся: качество педагогической деятельности образовательного заведения, учебно-материальной базы, научно-методического, организационноуправленческого, финансового и кадрового обеспечения [71, С.83].

Таким образом, с точки зрения педагогики образовательные услуги можно определить как деятельность по воспитанию и обучению, состоящая в передаче знаний, выработке навыков и умений, соответствующих содержанию образования, и выяснению, а также последующему удостоверению степени усвоения таких знаний, навыков и умений, которая осуществляется на началах научности, систематичности и последовательности, при условии активного участия учащихся в обучении и при наличии необходимых условий для обучения. Данное понятие должно быть основой при выяснении юридического понятия образовательной услуги. При этом по нашему мнению, образовательную услугу следует понимать, с одной стороны, шире в том плане, что в ее содержание следует включать действия, направленные на создание необходимых условий для обучения, а, с другой стороны, уже, исключая из ее содержания воспитательные мероприятия, как действия, лежащие в моральноэтической сфере.

Следует указать на то, что в литературе уже предлагались юридические понятия образовательных услуг [74, С.121], однако, по нашему мнению они отражают не всю их специфику, а потому нуждаются в уточнении. Говоря об образовательных услугах, следует отметить, что они могут рассматриваться в широком и узком смыслах. Критериями разграничения в данном случае будут выступать: личность исполнителя; объем и характер, а также порядок оказания услуг; способ выражения (формализации) достигнутого результата [75, С.230].

Под образовательной услугой в широком смысле, по нашему мнению, следует понимать деятельность лица по передаче заказчику определенных знаний и выработке у него определенных навыков и умений. В данном случае исполнителем (ус- лугодателем) может выступать любое лицо, обладающее необходимыми знаниями и имеющее возможности передать их заказчику, а также выработать у последнего практические навыки применения таких знаний. Объем и характер предоставляемых знаний, а также порядок их предоставления будут зависеть от потребностей заказчика. Передача знаний и выработка практических навыков и будут результатом данной деятельности. Таким образом, документального удостоверения полученного уровня и объема знаний не требуется.

В узком смысле образовательная услуга предполагает такую деятельность по передаче знаний, выработке навыков и умений, которая охватывается понятием «предоставление образования». Таким образом, в качестве исполнителя (услугода- теля) в данном случае может выступать не любое лицо, а лишь то, которое соответствует определенным требованиям, удостоверяющем наличие у него соответствующих возможностей. Такие возможности будут поставлены в зависимость от вида оказываемых образовательных услуг. В частности, если вести речь о высшем образовании (которое непосредственно и предоставляется ВЗО), то наличие указанных возможностей должно быть в соответствии с законодательством подтверждено посредством выдачи лицензии [76, ст.9; 77, п.1], а также аккредитацией ВЗО по определенному образовательно-квалификационному уровню. Поэтому в качестве услу- годателя в данном случае может выступать исключительно высшее заведение образования. Объем предоставляемых знаний и вырабатываемых навыков, а также порядок оказания услуг будут зависеть не только от потребностей заказчика, а от нормативно установленных требований. Более подробно об этом будет сказано ниже при характеристике особенностей образовательных услуг. Наконец, результат деятельности в данном случае будет выражаться не просто в наличии у заказчика определенного объема теоретических знаний и практических навыков. Такой объем должен быть надлежащим образом документально подтвержден. Такое подтверждение должно признаваться государством и иметь юридическую силу при реализации полученного образования в ходе последующего трудоустройства.

Важность данного деления видится, наряду с прочим в том, что качество образовательных услуг в узком смысле представляет интерес не только для частных лиц, но и для всего общества и государства в целом. Это предполагает необходимость публично-правового регулирования в данной сфере, которое касается процесса легализации деятельности по предоставлению образования (лицензирование, аккредитация, аттестация), а также самой деятельности (стандартизация образования, установление порядка предоставления образовательных услуг и т.п.). В связи с этим в дальнейшем мы считаем возможным и необходимым использование публично - правовых норм там, где это необходимо для более полной характеристики самих образовательных услуг, а также деятельности по их оказанию. Другим важным моментом такого деления будет роль соглашения сторон при определении содержания и порядка исполнения конкретного договора на оказание образовательных услуг, а также содержание предмета договора и особенности его исполнения. При образовательных услугах в узком смысле роль соглашения сторон незначительна, а содержание предмета договора и порядок его исполнения в значительной степени формализованы, чего нет при образовательных услугах в широком смысле.

Г оворя об образовательных услугах, следует учитывать то, что на них распространяются все признаки, которые свойственны услугам вообще. Вместе с тем, с учетом вышеуказанного деления образовательных услуг, можно выделить некоторые, присущие только им, характерные черты. Данные особенности можно рассматривать, предварительно подразделив на две основные группы, вытекающие из того, что деятельность по предоставлению услуг необходимо рассматривать как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика. При этом, в связи с темой данного исследования, будем исходить из того, что исполнителем (услугодателем) будет выступать ВЗО МВД (поскольку данное заведение является разновидностью государственных ВЗО, то положения настоящего исследования в равной степени будут применяться и к ним; соответственно, к рассматриваемому субъекту будут применяться (с учетом его специфики) положения, касающиеся государственных ВЗО).

К признакам, характеризующим деятельность исполнителя по оказанию образовательных услуг исходя из педагогического содержания образования и соответствующей правовой регламентации образовательной деятельности в Украине можно отнести следующие. Прежде всего, следует отметить, что содержанием данной деятельности является проведение различного рода мероприятий учебного, методического, организационного и материально-технического характера.

При характеристики образовательных услуг центральное место занимают учебные и методические мероприятия. Именно о них, как правило, и ведут речь, говоря об образовательных услугах. Они включают в себя действия, направленные на передачу (предоставление) знаний, а также на выработку практических навыков и умений по использованию переданных знаний. Указанные действия характерны для данных мероприятий и имеют место при оказании образовательных услуг как в узком, так и широком смыслах. Однако от того, какие услуги имеют место, будет зависеть объем и характер таких мероприятий.

Говоря о характере и содержании учебных и методических мероприятий при оказании образовательных услуг в узком смысле следует отметить что, в целом, они должны соответствовать содержанию образования. В соответствии с законодательством [78, п.5] содержание образования - это обусловленные целями и задачами общества требования к системе знаний, умений и навыков, мировоззрения и общественных и профессиональных качеств будущего специалиста, которые формируются в процессе обучения. Содержание образования реализуется посредством обучения, содержанием которого является научно обоснованный методический и дидактический учебный материал, усвоение которого обеспечивает получение образования и квалификации в соответствии с образовательно-квалификационным уровнем.

Содержание обучения подразделяется на несколько составных частей, к которым относится: нормативная часть и выборочная часть. Нормативная часть содержания обучения - это обязательные для усвоения знания. Данная часть формируется в соответствии с требованиями образовательно-квалификационной характеристики конкретного работника. В состав нормативной части входят содержательные модули с определением их объема и уровня усвоения, а также форм государственной аттестации [78, п.6]. Выборочная часть содержания обучения - это рекомендованные для усвоения знания. Они также выражаются в виде содержательных модулей с определением их объемов и форм аттестации, и предназначаются для удовлетворения потребностей и возможностей личности, региональных потребностей в квалифицированных специалистах определенной специализации, а также для развития научных школ образовательного заведения [78, п.6].

Указанные части процесса обучения формируются различными способами. Так, первые определяются в соответствии с государственными стандартами образования и выражаются в виде государственных документов, утверждаемых Министерством образования Украины. Вторые определяются и формируются самостоятельно образовательным заведением [78, п.3,4].

Характер и содержание учебных и методических мероприятий при оказании образовательных услуг, употребляемых в узком смысле, зависят от ряда обстоятельств. К таковым можно отнести следующие: 1) форма обучения; 2) структура образования; 3) образовательно-квалификационный уровень, по которому осуществляется обучение; 4) уровень аккредитации образовательного заведения; 5) профиль ВЗО; 6) образовательно-квалификационный уровень (как вообще, так и по данной специальности) обучающегося. Общие положения о содержании обучения применяются во всех случаях, не зависимо от указанных обстоятельств.

Действующим законодательством об образовании выделяются следующие формы обучения: дневная (стационарная), заочная (дистанционная), вечерняя и экстернат [79, п.6]. Особенности каждой формы выражаются в организации и проведению учебного процесса. Так, обучение по дневной форме должно предполагать непосредственные отношения студента с преподавателем, возможности их совместной работы, как при усвоении теоретического материала, так и при выработке практических навыков. Характерным для данной формы является присутствие элементов воспитательного характера во взаимоотношениях преподавателя и обучаемого. При обучении по заочной форме основной аспект будет уделяться такому проведению методической работы, при котором обучающийся будет иметь реальную возможность изучить предмет в полном объеме самостоятельно. Современные информационные системы (Internet), применяемые при дистанционном обучении, позволяют преодолеть данный недостаток заочной формы обучения. Вечерняя и заочная формы обучения могут предполагать сокращение количества аудиторных занятий (лекций, семинаров, практических занятий), при этом соответственно увеличивается количество часов, отводимых на самоподготовку. В целом, сроки обучения по таким формам могут быть увеличены по сравнению с дневной формой. Дистанционная форма может вообще исключать аудиторные занятия в традиционном понимании, что не исключает демонстрацию лекций в записи, либо пересылку их текстов.

Экстернат предполагает самостоятельное изучение обучающимся всех либо части дисциплин, входящих в содержание нормативной части содержания обучения в данном образовательном заведении, с последующей аттестацией (как правило, только итоговой). При такой форме обучения необходимо согласовать индивидуальный план-график изучения материала, в котором устанавливаются сроки, отводимые на изучение конкретных дисциплин, а также сроки проведения аттестаций.

В зависимости от структуры образования в Украине различают, в числе иных элементов высшее образование, последипломное образование (аспирантуру, докторантуру). Соответственно высшее образование характеризуется тем, что лицу предоставляется весь спектр знаний, необходимых для овладения конкретной специальностью. Последипломное образование характеризуется углублением уже имеющихся знаний, которое осуществляется, как правило, самостоятельно. Лицо, сдавая соответствующие кандидатские экзамены, доказывает свой уровень. Также данный элемент характеризуется и тем, что завершается написанием и защитой диссертации, а не дипломной работы либо сдачей государственных экзаменов.

Высшее образование имеет ряд образовательно-квалификационных уровней. В соответствии с законодательством к таковым относятся: квалифицированный работник, младший специалист, бакалавр, специалист, магистр [5, п.2 ст.30]. Эти уровни установлены в зависимости от возрастания соответствующих требований к объему усвоенных знаний. Поэтому, чем выше будет уровень, тем большее количество предметов будет необходимо изучить лицу. Соответственно чем больший образовательно-квалификационный уровень будет достигаться, тем большим будет срок обучения, а также более строгими будут требования при аттестации обучающегося.

Понятие образовательно-квалификационного уровня тесно связано с понятием уровня аккредитации образовательного заведения. В соответствии со статьей 43 Закона Украины «Об образовании» в зависимости от статуса ВЗО установлено четыре уровня аккредитации: первый уровень - техникум, училище, иные, приравненные к ним высшие заведения образования; второй уровень - колледж и другие, приравненные к нему ВЗО; третий и четвертый уровни - институт, консерватория, академия, университет. Подготовка специалистов по определенным образовательноквалификационным уровням осуществляется в строгом соответствии с уровнем аккредитации образовательного заведения. Так, уровень младшего специалиста обеспечивается ВЗО первого уровня аккредитации, уровень бакалавра - второго, а специалиста или магистра - третьего и четвертого уровней аккредитации. При этом образовательные заведения определенного уровня аккредитации имеют право осуществлять подготовку специалистов по образовательно-квалификационным уровням, которые обеспечиваются образовательными заведениями низшего уровня аккредитации [80, п.10]. При этом необходимо учитывать, что содержание образовательных услуг будет определяться с учетом государственных стандартов образования и образовательно-профессиональных программ, установленных для ВЗО соответствующего уровня аккредитации [80, п.19].

Среди направлений образовательной деятельности образовательного заведения отдельно выделяются: подготовка специалистов различных образовательно - квалификационных уровней; подготовка научных кадров; специализация; повышение квалификации; переподготовка кадров [5, ст.44]. Все данные направления могут составлять содержание образовательных услуг. При этом соответственно будут различаться содержание образовательной деятельности, сроки ее проведения, а также форма ее окончания. При подготовке специалистов основу содержания обучения будет составлять предоставление всех необходимых для определенной специальности теоретических знаний и практических навыков, при этом переподготовка предполагает получение не всех знаний (поскольку они были уже получены ранее), а только тех, которые необходимы для освоения новой специальности. Данные направления будут характеризоваться наибольшими сроками и выдачей диплома об образовании установленного образца. Специализация, повышение квалификации предполагают получение дополнительных знаний в той области, специалистами которой они являются. Данные направления будут характеризоваться меньшими сроками и выдачей соответствующей справки, сертификата или свидетельства. Подготовка научных кадров состоит в предоставлении возможностей для подготовки и сдаче кандидатских экзаменов, написания диссертации и ее защиты.

Профиль образовательного заведения таким образом будет оказывать влияние на содержание образовательной услуги, что гуманитарная направленность будет предполагать превалирование гуманитарных, общественных, а техническая направленность - преобладание технических учебных дисциплин. Наконец то, какой образовательно-квалификационный уровень (как вообще, так и по данной специальности) имеет обучающийся так влияет на содержание образовательной услуги, что возможно соответствующее уменьшение сроков обучения, сокращение либо увеличение часов определенных учебных дисциплин, введение дополнительных либо исключение уже изученных предметов путем проведения перезачетов.

Объем и характер учебных и методических мероприятий при оказании образовательных услуг в широком смысле должны соответствовать требованиям, предъявляемым заказчиком. При этом может допускаться использование требований, предусмотренных государственными образовательными стандартами. Объем и характер данных мероприятий, проводимых при оказании образовательных услуг в узком смысле, обязательно должны соответствовать нормам законодательства об образовании. Последние не только содержат требования непосредственно к ним, но и способствуют реализации таких требований путем закрепления основных видов учебной, научной и методической работы преподавателей, установления норм времени, отводимых на каждый вид такой работы [81]. Учебно-методические мероприятия в любом случае должны представлять собой процесс действий, осуществляющихся строго последовательно, при применении общего подхода, который проявляется в необходимости соблюдения перехода от простого к сложному, от общего к частному, от теории к практике, и связан с взаимным согласованием учебных дисциплин. Степень применения указанного подхода будет свидетельствовать, в частности, о качестве образовательной услуги.

Организационные мероприятия при осуществлении деятельности по предоставлению образовательных услуг в узком смысле внешне выражаются в организации и проведении учебного процесса. Под ним понимают систему организационных и дидактических мероприятий, направленных на реализацию содержания образования на определенном образовательном и квалификационном уровне в соответствии с государственными стандартами образования [79, п.1.1]. Данный процесс ориентируется на формирование образованной личности, способной к постоянному обладанию научными знаниями, профессиональной мобильности, организации труда в условиях рыночной экономики. Поскольку его организация и проведение составляют один из элементов обязанности исполнителя предоставить услугу, то он более подробно будет рассмотрен ниже. Можно отметить то, что при оказании образовательных услуг в широком смысле, организационные мероприятия в такой форме, как это предусмотрено в случае оказания образовательных услуг в узком смысле, как правило, не проводятся, что, в принципе, не исключает обратного.

Материально-технические мероприятия выражаются в обеспечении образовательного процесса необходимыми помещениями (аудиториями, лекториями, лабораториями, полигонами), техническими средствами (компьютерной и организационной техникой, станками, иным оборудованием) и т.п. Они проводятся при оказании любого рода образовательных услуг, однако если речь идет об услугах в узком смысле, то такие мероприятия могут осуществляться в нормативно установленном порядке, тогда как их проведение при оказании образовательных услуг в широком смысле может быть поставлено в зависимость от требований заказчика.

Таким образом, можно говорить о том, что при оказании образовательных услуг в узком смысле имеют место все названные мероприятия, тогда как при оказании образовательных услуг в широком смысле часть из них может не проводиться, во всяком случае данные мероприятия не получают такой детальной нормативной регламентации, как это имеет место при оказании образовательных услуг в узком смысле.

Исходя из сказанного выше можно говорить и о том, что деятельность по оказанию образовательных услуг (как в узком, так и в широком смыслах) носит длительный и постоянный характер. Длительность может выражаться в нормативном установлении количества часов, необходимых для освоения конкретного учебного предмета, и, в целом, в установлении срока обучения. Говоря об образовательных услугах в широком смысле следует отметить, что их длительность будут зависеть от факта достижения поставленных заказчиком целей, при этом могут использоваться и нормативно установленные сроки. Использование последних видится целесообразным для недопущения безосновательного затягивания сроков обучения, однако, в конечном счете, вопрос о длительности обучения в данном случае будет зависеть от соглашения сторон.

К признакам, характеризующим потребление оказанной образовательной услуги заказчиком можно отнести следующее. Так, право на потребление образовательных услуг в узком смысле тесно связано с конституционным правом граждан Украины на образование (ст. 56 Основного Закона). Необходимость в потреблении данных услуг прямо вытекает из данного выше педагогического определения образования и обучения, а также их принципов. Потребление образовательной услуги (как в узком, так и в широком смысле) осуществляется обучающимся лично при условии его активного участия в процессе ее предоставления, поскольку полезный эффект связан не столько с фактом ее предоставления, сколько с фактом ее потребления, а потребить такую услугу возможно только принимая участие в учебном процессе. Если лицо окажется неспособным потребить часть предоставленной ему услуги, то возникнет необходимость в прекращении отношений, поскольку они могут иметь место только при условии полного усвоения предоставленных знаний. Таким образом, данный факт будет являться препятствием для дальнейшего оказания образовательных услуг.

Наконец, следует выяснить, что представляют собой платные образовательные услуги и в чем состоит их отличие от бесплатных образовательных услуг. Основным критерием их разграничения будет выступать источник финансирования деятельности по оказанию услуг. Платными, таким образом, будут образовательные услуги, финансируемые за счет средств физических и юридических лиц, а бесплатными - за счет бюджетных средств. Деление образовательных услуг на платные и бесплатные важно потому, что позволяет определить какие нормы (частного или публичного права) и в каком соотношении друг к другу будут применяться для регулирования соответствующих правоотношений. Образование представляет собой такое явление, потребность в котором возникает, наряду с человеком, и у государства. Также можно отметить, что право на получение образования отнесено к числу естественных прав человека. Это влечет установление соответствующих конституционных норм. В соответствии со ст. 56 Конституции Украины за гражданами закреплено право на получение бесплатного высшего образования в государственных и коммунальных высших заведениях образования на конкурсной основе. Таким образом, государство устанавливает возможность потребить бесплатные образовательные услуги. Их бесплатный характер будет влечь за собой применение публично-правовых норм для регулирования соответствующих отношений (как при их установлении, так и при осуществлении и прекращении отношений). Вместе с тем образование представляет интерес, прежде всего, для самого человека. Это и создает предпосылки для отнесения образовательных услуг, наряду с иными услугами, к числу объектов гражданского права. Однако существование бесплатных образовательных услуг обуславливает то, что к числу объектов гражданского права будут относиться только платные образовательные услуги. Г ражданское право будет регулировать вопросы установления отношений по поводу платных образовательных услуг, прав и обязанностей участников данных правоотношений, порядка исполнения обязанностей сторонами и ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение данных обязанностей. Платные образовательные услуги, подчиняясь нормам частного права, допускают применение и публично-правовых норм. Такие нормы будут применяться к содержанию таких услуг, некоторым вопросам порядка их оказания и пр. Сказанное выше касается образовательных услуг в узком смысле. Образовательные услуги в широком смысле, по нашему мнению, должны относиться к числу платных образовательных услуг, поскольку направлены на удовлетворение исключительно частных интересов.

<< | >>
Источник: Карчевский Константин Анатольевич. ПЛАТНЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ УСЛУГИ ВЫСШИХ ЗАВЕДЕНИЙ ОБРАЗОВАНИЯ МВД УКРАИНЫ: ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Харьков-2001. 2001

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.1. Понятие и правовая природа платных образовательных услуг:

  1. § 1. Понятие и правовая природа денежно-кредитной и валютной политики
  2. § 1 Понятие и правовая природа государственного регулирования банковской деятельности.
  3. § 1. Понятие и правовая природа корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ
  4. Понятие и правовая природа завещания
  5. Глава 1. Понятие и правовая природа лицензионного договора
  6. § 1. ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПОЛНОМОЧИЙ ПРОКУРОРА ПО НАДЗОРУ ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ
  7. 1.1. Понятие и правовая природа платных образовательных услуг
  8. 1.2. Правовые предпосылки оказания платных образовательных услуг высшим заведением образования МВД
  9. 1.3. Содержание правоспособности высшего заведения образования МВД, в сфере оказания платных образовательных услуг
  10. РАЗДЕЛ 2 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА НА ОКАЗАНИЕ ПЛАТНЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ
  11. 2.1. Понятие договора на оказание платных образовательных услуг и его место в системе обязательственного права
  12. 2.2. Заключение договора на оказание платных образовательных услуг
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -