<<
>>

2.4. Ответственность по договору на оказание платных образовательных услуг

Особенностью правоотношений, возникающих по поводу получения образования, как уже отмечалось выше, является то, что ранее они составляли предмет регулирования исключительно публично-правовых, а именно административных норм.

Это касалось как непосредственно отношений между образовательным учреждением и студентом по поводу обучения, так и отношений по поводу установления и применения мер юридической ответственности за совершение правонарушений в данной области. Естественно, что нормы об ответственности также носили публично-правовой характер, который непосредственно отражался на их сущности и в их содержании. Этим, в частности, было обусловлено то, что субъектом ответственности выступал студент, а основаниями для применения санкций было, как правило, его неправомерное поведение, при чем к последнему относилось нарушение дисциплины, нарушения порядка, пропуски занятий по неуважительным причинам и т. п.

Данный подход сохранился и в настоящее время. Так, например, в законодательстве об образовании лишь в самом общем виде говорится о том, что ВЗО несет ответственность за соблюдение договорных обязательств и не уточняется, какие именно договоры имеются в виду - на оказание платных образовательных услуг, или договоры, направленные на обеспечение деятельности ВЗО [80, п. 20]. Конкретизируется то, что ответственность ВЗО наступает за несоблюдение государственных стандартов образования, при этом характер ответственности не уточняется. Ответственность студента предполагается как дисциплинарная ответственность, поскольку указано, что за не исполнение им обязанностей ректор может наложить дисциплинарное взыскание [80, п. 65, 109, п. 7.6]. О дисциплинарном характере ответственности студента можно судить и из анализа иных норм законодательства об образовании [80, п.п. 65, 66]. Касательно мер гражданско-правовой ответственности следует отметить, что они в рассматриваемых нормативных актах не упоминаются вовсе.

Вместе с тем, поскольку отношения по оказанию платных образовательных услуг должны регулироваться нормами гражданского права, то в случае нарушения сторонами соответствующих обязанностей речь должна идти именно о данном виде юридической ответственности. Нормы административной ответственности должны применяться лишь в случаях нарушения публично-правовых (управленческих, административных) отношений в данной сфере. Эти нормы будут применяться и при оказании бесплатных образовательных услуг. Потому можно говорить о том, что действующие нормы об ответственности должны быть сохранены, но наряду с ними следует закрепить правила о гражданско-правовой ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение договора на оказание платных образовательных услуг. Таким образом, закрепление гражданского договора в качестве основания возникновения отношений по поводу оказания платных образовательных услуг требует закрепления и соответствующих мер юридической ответственности. В противном случае возможно применение административно-правовых норм к отношениям, являющимися гражданско-правовыми. Такая ситуация недопустима, поскольку в основе применения того или иного вида юридической ответственности должен лежать факт совершения соответствующего правонарушения.

Поскольку действующее гражданское законодательство не содержит норм об обязательствах по оказанию услуг и, соответственно норм, посвященных вопросам гражданско-правовой ответственности за их нарушение, то это затрудняет решение поставленной выше задачи. Таким образом, считаем возможным при рассмотрении вопросов, связанных с гражданско-правовой ответственностью по договору на оказание платных образовательных услуг, ввиду отсутствия соответствующих норм в действующем законодательстве, исходить из общего понятия договора на оказание услуг (ст. 958 проекта ГК Украины), а также понятия и содержания договора на оказание платных образовательных услуг, которое было дано нами выше. Также следует руководствоваться общими положениями об обязательствах и об ответственности за их нарушение (ст.

ст. 151 - 223 ГК УССР).

Говоря о гражданской ответственности за неисполнение договора на оказание платных образовательных услуг необходимо уточнить ее понятие. Это будет важным для определения того, какие из уже предусмотренных мер ответственности являются гражданско-правовыми, а также установления необходимых мер, которые действующим законодательством не предусмотрены. Не касаясь самого спора о понятии и содержании гражданской ответственности, который, в целом, лежит в плоскости выяснения сущности санкций, а также в последующем выяснении соотношения таких понятий, как “санкция” и “ответственность” [47, С.415-416; 52, С.103-105; 168, С.137; 216, С.83] можно, в общем, согласиться с мнением о том, что определение того, что следует понимать под ответственностью зависит от аспекта, в котором данная проблема рассматривается: широком (при котором ответственность рассматривается как вид социальной ответственности) или узком (как ответственность за нарушение договорного обязательства) [167, С.490-491]. Говоря о гражданской ответственности в широком смысле большинство авторов разделяют позицию О.С. Иоффе, согласно которой гражданская ответственность есть такая санкция за правонарушение, которая вызывает для нарушителя отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей [21, С.97; 36, С.473-476; 167, С.492; 52, С.104; 51, С.480-481]. В узком смысле гражданская ответственность - это обязанность должника, допустившего нарушение обязательства, возместить кредитору причиненные убытки и уплатить установленную законом или предусмотренную договором неустойку [167, С.491].

Применительно вопросов, связанных с гражданской ответственностью по договору на оказание платных образовательных услуг следует применять ее понятие, как в широком, так и в узком смыслах, поскольку по своему виду данная ответственность относится к договорной ответственности. Особенностью в рассматриваемом случае будет то, что санкции, которые предусматривали бы меры гражданскоправовой ответственности за нарушение данного договорного обязательства, прямо в законе не предусмотрены. До полного законодательного урегулирования данной проблемы вопросы ответственности необходимо прямо закреплять в самом договоре на оказание платных образовательных услуг.

Исходя из того, что сторонам придется самостоятельно урегулировать данный вопрос в своем соглашении, необходимо чтобы предусмотренные ими меры ответственности (и, соответственно их основания) соответствовали понятию гражданской ответственности и отвечали ее особенностям [217, С.291]. С учетом всего вышеуказанного охарактеризуем ответственность сторон по договору на оказание платных образовательных услуг.

При рассмотрении данного вопроса, прежде всего, следует определить, что является основанием для ответственности, что позволит говорить об основаниях ответственности по данному виду соглашений. Относительно того, что же признавать основанием гражданской ответственности в науке советского гражданского права господствовало мнение, согласно которого таковым признавался состав гражданского правонарушения [36, С.479]. Данная позиция многими разделяется и в настоящее время [51, С.490; 108, С.439]. Наряду с этим, в литературе высказывались и иные точки зрения. Так, особое мнение высказано о том, что основания гражданской ответственности могут быть подразделены на юридические и фактические. В качестве первых указан закон, а вторых - состав гражданского правонарушения [93, С.836]. Также существует позиция, согласно которой основания ответственности подразделяются на правосубъектные (предполагающие наличие у лица деликтоспособности), нормативно-правовые (состоящие в закреплении законом или договором санкции за нарушение) и юридико-фактические (включающие наличие убытков, правонарушения, причинной связи между ними и вины) [218, С.149]. Высказывалось и мнение о том, что основанием гражданской ответственности является вина лица, неисполнившего свою обязанность [34, С.213]. Следует отметить и позицию о том, что основания ответственности делятся на общеюридические и фактические. К первым относится норма права, которая была нарушена, а к последним - состав правонарушения [219, С.343]. В последнем случае речь также ведется о составе правонарушения.

Под составом гражданского правонарушения традиционно принято понимать совокупность определенных признаков правонарушения, совокупность общих условий, наличие которых необходимо и достаточно для возложения ответственности на нарушителя. По общему мнению, элементами данного состава являются: противоправное действие (бездействие), вред (или вредоносные последствия), причинная связь между противоправным действием (бездействием) и наступившими вредоносными последствиями, вина правонарушителя. На таких же началах строится и судебная практика в Украине. Так, отмечается, что убытки возмещаются лицом, их причинившим, при условии, что действия последнего были неправомерными, между ними и вредом есть непосредственная причинная связь и есть вина указанного лица [220, п. 2]. Вместе с тем в литературе указывалось и на иной элементный состав: объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона [61, С.200]. Некоторые авторы исключают из числа элементов состава вред на том основании, что он является тем, за что нужно отвечать, а не то, что служит основанием ответственности, другие считают не обязательным элементом причинность, т.к. ответственность может сводиться лишь к уплате неустойке, а также вину, т.к. возможна ответственность и без вины [36, С.479]. Некоторые авторы, описывая условия взыскания убытков, прямо не говорят о составе гражданского правонарушения, однако в последующем все же употребляют данный термин, говоря об «усеченном составе правонарушения» [47, С.419, 423]. Указанные элементы некоторыми авторами рассматриваются в качестве условий возложения имущественной ответственности, предпосылками применения санкций, однако при этом не приводится какого-либо их отличия как условий (предпосылок) от элементов состава правонарушения [168, С.149].

Как можно заметить, учение о составе гражданского правонарушения тесно связано с уголовно-правовым учением о составе преступления. Возражая против такого подхода на том основании, что не следует смешивать нормы гражданского и уголовного права В.В. Витрянский говорит о том, что основанием гражданской ответственности является нарушение субъективных гражданских прав, как имущественных, так и личных неимущественных. Вместе с тем, он не отрицает необходимости выделения вышеуказанных элементов, однако говорит о них, как об условиях гражданской ответственности, установленных законом [167, С. 569-570]. Мы разделяем данную точку зрения, поскольку считаем, что задачи уголовного права требуют наличия не только факта совершения преступления (как юридического факта, достаточного для возникновения правоотношения), а и ряда элементов, совокупность которых свидетельствовала бы о возможности и необходимости в возникновении уголовных правоотношений.

В.П. Грибанов рассматривал, как основание для применения к нарушителю мер гражданской ответственности, совершение лицом правонарушения. Вместе с тем он указывал, что для применения к лицу мер гражданской ответственности также необходимо и наличие определенных условий. Последние могут быть как общими, типичными (т.е. свойственными всем или большинству случаев), так и специальными (присущими лишь отдельным случаям, видам нарушений). Таким образом, в состав гражданского правонарушения, по его мнению, должны входить только общие, типичные условия. К таким условиям следует отнести: а) наличие прав и обязанностей, нарушение которых влечет за собой возложение на их нарушителя мер гражданской ответственности; б) противоправное нарушение лицом возложенных на него обязанностей и субъективных прав других лиц; в) наличие вреда или убытков, причиненных противоправным поведением правонарушителя; г) наличие причинной связи между противоправным поведением правонарушителя и наступившими вредными последствиями; д) наличие вины правонарушителя [217, С.317- 319]. В силу этого основанием для применения гражданской ответственности может быть признано само нарушение права.

В соответствии с указанным выше содержанием договора на оказание платных образовательных услуг, можно сделать вывод о том, что неисполнение одной из сторон возложенных на нее обязанностей в данном случае будет всегда влечь нарушение соответствующих прав другой стороны (хотя в литературе указывалось и на то, что неисполнение (ненадлежащее исполнение) лицом своих обязанностей, может и не влечь нарушения субъективных прав других лиц) [217, С.319].

Противоправное поведение сторон в данном соглашении будет выражаться в следующем. Исполнитель будет нести ответственность за нарушение порядка оказания образовательных услуг (в том числе нарушение порядка проведения непосредственно учебного процесса, нарушение обязанности обеспечить надлежащие условия для потребления оказываемых образовательных услуг заказчиком, а также нарушение порядка проведения контроля полученного уровня знаний) и невыполнение обязанности подтвердить уровень и объем полученных заказчиком знаний. Основаниями ответственности заказчика будут: неоплата оказанных ему образовательных услуг и нарушение обязанности потреблять предоставляемые образовательные услуги лично. Данное поведение будет считаться противоправным, поскольку будет связано с нарушением их юридических обязанностей.

В чем же конкретно состоят нарушения субъективных прав по данному соглашению? Нарушение порядка предоставления образовательных услуг может выражаться в следующем:

1) не проведение основных видов учебных занятий. Сюда можно отнести не проведение учебных занятий образовательным учреждением вообще, не проведение учебных занятий вообще по отдельно взятой (или нескольким) учебной дисциплине, входящей в перечень нормативных учебных дисциплин, не проведение занятий вообще по выборочным учебным дисциплинам, оговоренных в соглашении сторон и относящихся к предмету конкретного договора. Также к данному основанию можно отнести и случаи ненадлежащего исполнения соответствующих обязанностей образовательного заведения, а именно: не проведение одного или нескольких видов учебных занятий (лекций, практических занятий и др.), как в целом по образовательному заведению, так и по отдельно взятой учебной дисциплине (относящейся как к числу нормативных, так и к числу выборочных).

2) проведение учебных занятий (оказание образовательных услуг) с нарушением требований, предъявляемых к качеству образовательных услуг. В данном случае имеется ввиду качество не всего процесс проведения учебных занятий в образовательном учреждении, а качество отдельно взятой учебной дисциплины. Совокупность показателей качества проведения последних составит показатель качества оказания образовательных услуг вообще. Основными критериями, позволяющими судить о качестве образовательных услуг по конкретной учебной дисциплине, будут:

а) наличие или отсутствие учебного плана организации учебного процесса по конкретному направлению образовательной подготовки;

б) наличие или отсутствие учебной программы, либо ее несоответствие учебному плану и содержанию государственного стандарта образования по данной дисциплине;

в) наличие или отсутствие рабочей учебной программы, несоответствие ее содержания требованиям учебного плана, учебной программы, государственного стандарта образования по данной дисциплине;

г) наличие или отсутствие одного (нескольких) структурных составных рабочей учебной программы, либо несоответствие их содержания предъявляемым нормативными документами ВЗО требованиям;

д) проведение конкретных видов учебных занятий с нарушением требований, предъявляемых к их содержанию и к лицам, которые их фактически проводят.

Нарушение обязанности образовательного учреждения обеспечить надлежащие условия для личного потребления оказываемой образовательной услуги предполагает не выполнение (ненадлежащее выполнение) обязанностей создать материальные, технические, бытовые и социальные условия, дающие возможность заказчику принимать личное участие в процессе оказания ему таких услуг и обеспечивать возможность их надлежащего и полного потребления. К таким нарушениям мы можем отнести: отсутствие или недостаточное количество учебных помещений (аудиторий, лабораторий и т. п.); несоответствие помещений по своему назначению требованиям проведения учебного процесс; отсутствие необходимого технического оборудования или его недостаточное количество; отсутствие помещений для самоподготовки обучающихся; отсутствие либо недостаточное количество необходимой научно-учебной литературы и т. п.

Нарушение порядка проведения контроля полученного уровня знаний состоит в невыполнении требований, предъявляемых к организации контрольных мероприятий, их непосредственному проведению с учетом особенностей межсессионного, сессионного и итогового контроля. Данные нарушения могут включать в себя: нарушение порядка организации контрольных мероприятий, проявляющиеся в отсутствие методических указаний о порядке их проведения, объеме контролируемых знаний, критериях оценки уровня знаний; нарушение порядка составления способов проведения контроля (тестов, зачетных и экзаменационных билетов и др.); не проведение мероприятий, предшествующих контролю (консультации, обзорные лекции и т.п.) в том числе проведение контрольных мероприятий без предварительного изучения соответствующих тем и учебных дисциплин. К данным нарушениям относятся и случаи нарушения порядка проведения пересдач в случаях получения неудовлетворительных отметок (отсутствие комиссии, если она требуется, нарушение порядка формирования комиссии и т. п.).

Нарушение обязанности исполнителя подтвердить уровень и объем полученных знаний проявляется в невыдаче документа о пройденном обучении и полученных в его ходе знаниях; выдаче документа о получении образования не по той специальности и/или образовательному уровню, который (-ые) заявлялись при заключении договора; выдаче документа негосударственного образца, если соглашением предполагалось обратное и т. п.

Нарушение обязанности заказчика оплатить предоставленную ему образовательную услугу будет иметь место в случаях, если он непосредственно является ее плательщиком по договору. Оно может выражаться в полной или частичной неоплате предоставленной ему услуги, в невыполнении условия о предоплате (если такое было предусмотрено соглашением), а также просрочке оплаты.

Невыполнение обязанности заказчика принимать личное и активное участие в потреблении предоставляемых ему образовательных услуг может выражаться в нарушении порядка организации учебного процесса с его стороны в виде непосещения учебных занятий (вообще или какого-либо вида) по одной или нескольким учебным дисциплинам; пропуске большинства занятий; систематической не подготовки к практическим занятиям и т. п. Это же относится и к невыполнению обязанности участвовать в проведении контрольных мероприятий.

К условиям наступления гражданской ответственности относится как наличие самого правонарушения, так и наличие убытков, причинной связи между правонарушением и наступившими убытками, а также вина правонарушителя. Поэтому следует подробнее рассмотреть данные условия.

Убытки. В литературе верно отмечено, что убытки можно рассматривать в экономическом (как результат собственной деятельности) и в юридическом (как результат действий других лиц) смысле [217, С.331]. В рассматриваемом случае убытки будут рассматриваться в юридическом смысле. Так в соответствии с ч. 2 ст. 203 ГК УССР под убытками понимаются расходы, произведенные кредитором, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные им доходы, которые он получил бы, если бы обязательство было исполнено должником. [15] Таким образом, традиционно в состав убытков включают реальный («положительный») ущерб (damnum emergens), выражающийся в уменьшении наличного имущества кредитора (в т. ч. расходы, понесенные кредитором, утрата или повреждение его имущества) и упущенную выгоду (неполученные доходы) (lukrum cessans), т.е. возможное увеличение имущества кредитора [61, С. 189; 34, С. 189]. На таких же началах строится и арбитражная практика Украины [221, п. 1.1].

Как отмечено в литературе произведенные кредитором расходы включают в себя сумму, которую он вынужден был затратить в следствие допущенного должником нарушения обязательства. При этом к таковым не относятся расходы, которые он может понести или понесет в будущем. Возмещению подлежат лишь целесообразно понесенные расходы, которые применительно организаций ранее определя- лись в пределах утвержденных нормативов [113, С.264]. В советский период указывалось, что в сумму расходов не должны входить суммы, которые кредитор фактически не уплатил, а только возможно уплатит в будущем. При этом подчеркивалась необходимость учитывать все фактически полученное кредитором по договору [113, С. 264-265]. Сейчас в литературе указывается на необходимость включения в состав реального ущерба не только фактических расходов, но и расходов, которые кредитор должен будет произвести для восстановления нарушенного права. Проект ГК Украины (п. 2 ст. 21) в состав реальных убытков прямо включил затраты, которые лицо осуществило или должно было осуществить для восстановления своего нарушенного права.

Под упущенной выгодой в советский период применительно организаций понимались суммы неполученной, так называемой «плановой» прибыли[16], а для граждан предполагалось включать в их состав только такие неполученные доходы, которые по своему характеру относятся к числу «трудовых» [113, С.265; 61, С.200; 217, С.333]. В настоящее время по данному поводу отмечается, что минимальный предел упущенной выгоды не может быть меньше чем доходы, полученные нарушителем (ч. 2 п. 3 ст. 21 проекта ГК Украины). При определении размера упущенной выгоды должны учитываться предпринятые кредитором меры для их получения, и осуществленные с этой целью приготовления (п. 4 ст. 631 проекта ГК Украины).[17] Как справедливо указывается в литературе, такая выгода должна быть реальной и возможной в обычных условиях оборота [34, С.190]. При возмещении убытков необходимо исходить также из того, что их размер зависит от условий инфляции, о чем прямо говорит арбитражная практика [221, п. 4].

Наряду с традиционными составляющими убытков (реальный ущерб и упущенная выгода) в литературе делаются попытки ввести в оборот и иные термины, например «прямые» и «косвенные» убытки [222, С.590; 36, С.487; 34, С.190]. Мы присоединяемся к мнению о неприемлемости указанной терминологии в силу того, что она присуща и соответствует особенностям англо-американской правовой системы [167, С.524-525].

Относительно недавно в правовой системе Украины появилось понятие морального вреда, как одного из составных частей убытков. Так, ст. 440-1 ГК УССР «Возмещение морального (неимущественного) вреда» была внесена в ГК в 1993 г. При этом указанная статья не дает легального определения морального вреда, а само действующее законодательство не позволяет полноправно отнести его в состав возможных убытков по договору, поскольку данная норма применяется к деликтным обязательствам. В советский период в литературе отмечалось, что моральный вред не связан с какими-либо имущественными потерями для потерпевшего. В связи с тем, что причиняемые страдания (моральные потери) не могут быть оценены в стоимостном, денежном выражении и размер возмещения определить невозможно, то гражданское законодательство предусматривало ответственность только за причинение материального вреда. Защита моральных благ осуществлялась иными способами [217, С.329-330]. Судебная практика в Украине, исходя из того, что под моральным вредом понимаются потери неимущественного характера вследствие моральных или физических страданий или иных негативных явлений, причиненных физическому лицу незаконными действиями или бездействиями иных лиц, говорит о том, что моральный вред может выражаться в унижении чести, достоинства, престижа или деловой репутации, моральных переживаниях в связи с повреждением здоровья, при нарушении права собственности, прав, предоставляемых потребителям, при нарушении иных гражданских прав [223, п. 3]. В Правовых предложениях по рассмотрению судами отдельных категорий гражданских дел отмечается, что моральный вред возмещается в зависимости от физических и моральных страданий потерпевшего, иных негативных последствий [224, п. 2], далее уточняется с чем такие последствия могут быть связаны. К их числу относятся: 1) травмы, телесные повреждения, состояние здоровья, существенность вынужденных изменений в жизненных и производственных отношениях потерпевшего; 2) понижение престижа, деловой репутации; 3) нарушение права собственности, права пользования имуществом [224, п. 6,7]. Данные подходы не в полной мере соответствуют существующим потребностям. Статья 23 проекта ГК Украины говорит о том, что в случаях, предусмотренных законом или договором, лицо имеет право на компенсацию такого вреда. Моральный вред в числе иных форм может проявляться в душевных страданиях, которые лицо понесло в связи с противоправным поведением в его отношении. Сами правила о порядке возмещения морального вреда в проекте ГК размещены в главе 80, которая посвящена вопросам недоговорной ответственности (как это имеет место и в ГК УССР). Это соответствует и действующей арбитражной практике, которая устанавливает, что действие ст. 440-1 ГК не распространяется на обязательства, которые возникают из сделок (договоров) [225, п. 1]. Однако при этом предполагается, что при неисполнении договора причиняется материальный ущерб, который и подлежит компенсации, а если ущерб не наступил, то в соответствии с законом или договором на нарушителя может быть возложена обязанность выплатить неустойку.

Но как быть, когда при нарушении договора не наступают материальные убытки, а неустойка не установлена? По-видимому, именно о таких случаях и говорится в п. 3 ст. 1262 проекта ГК Украины, который предполагает возможность компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав. Однако это может иметь место только в случаях, прямо предусмотренных законом, хотя право на возмещение морального вреда, исходя из смысла п. 1 ст. 23 проекта, может вытекать как из закона, так и из договора.

Применительно к рассматриваемому договору следует заметить, что моральный ущерб, причиненный заказчику, может иметь место, поскольку его затраты характеризуются не только деньгами, уплаченными за предоставленные образовательные услуги, но и затраченными силами для усвоения материала, а также потраченным временем, которое может исчисляться годами и не подлежит восстановлению. Поэтому мы считаем необходимым в данном и тому подобных случаях возмещать также и моральный ущерб. Законодательстве Украины о защите прав потребителей создает предпосылку для возмещения морального вреда, причиненного потребителю при нарушении его прав [200, ст. 24], однако о надлежащей реализации данной возможности в настоящее время говорить нельзя. Для этого в новом ГК необходимо четко закрепить принцип, согласно которого в случаях, прямо предусмотренных законом, договором, либо прямо вытекающих из характера нарушенного права по договору лицу может быть предоставлено право на возмещение морального вреда. В любом случае это должно касаться случаев нарушения прав потребителей (в том числе потребителей платных образовательных услуг). По данному поводу следует указать, что в праве развитых стран имеет место присуждение морального ущерба по договорам, связанным с оказанием услуг [86, С.284].

На основании изложенного необходимо определить, что будет входить в состав убытков каждой из сторон по договору на оказание платных образовательных услуг и из чего необходимо исходить при определении их размера. Поскольку исполнение данного договора не связано с имуществом, то в размер реального (положительного) ущерба исполнителя будут входить только затраты, непосредственно произведенные им, а также те, которые ему необходимо будет произвести для восстановления своего нарушенного права. Фактические затраты будут определяться разницей между стоимостью образовательной услуги и размером средств, фактически уплаченных заказчиком. Как правило, их размер ограничен размерами семестровой платы, если договором не предусмотрен иной порядок внесения платы за обучение. Если заказчик посещал занятия, но не оплатил их, тогда он будет нести ответственность в пределах стоимости обучения. Если же он не посетил занятия и не оплатил их, то он не освобождается от обязанности оплатить расходы, связанные с организацией учебного процесса (кроме стоимости проведения контрольных мероприятий) и дополнительно расходы, связанные с предоставлением ему образовательных услуг в индивидуальном порядке (уже включая стоимость проведения контрольных мероприятий).

Сложнее решается вопрос о возмещении расходов, которые исполнитель должен будет понести для восстановления нарушенного права. Характер деятельности образовательного заведения показывает, что не внесение одним лицом платы за обучение не приводит к остановке его деятельности. Поскольку для восстановления нарушенного права потребуется обращение с иском в суд, то в состав таких расходов могут входить судебные издержки исполнителя.

Размер упущенной исполнителем выгоды, может быть поставлен в зависимость от того, расторгается или нет сам договор в результате его нарушения. Ошибочно будет включать в него всю стоимость будущего обучение на том основании, что данная сумма будет получена, если заказчик продолжит обучение, и будет вносить за него плату. Ведь характер взаимоотношений по рассматриваемому соглашению строится не только на принципах оплатности предоставленных услуг, но и принципе личного участия заказчика в их потреблении. В данных отношениях нельзя вести речь о том, что заказчик покупает диплом. Поэтому исполнителю нельзя быть уверенным в том, что лицо успешно пройдет весь курс обучения и он таким образом получит все деньги, на которые рассчитывает. По нашему мнению, размер упущенной исполнителем выгоды при нарушении заказчиком обязанности по оплате обучения будет равняться сумме процентов за возможное использование суммы предполагаемой прибыли, если бы обязательство было надлежаще исполнено.

При неисполнении обязанностей заказчика лично принимать активное участие в потреблении платных образовательных услуг исполнитель не несет ни реального ущерба, ни упущенной выгоды. Однако поскольку данная обязанность является важной и составляет содержание правоотношения по оказанию платных образовательных услуг, необходимо обеспечивать ее надлежащее исполнение при помощи существующих гражданско-правовых средств. По нашему мнению при неисполнении заказчиком указанной обязанности на него может быть возложена обязанность уплачивать неустойку.

Убытки заказчика будут выражаться в размере сумм, оплаченных за обучение за вычетом стоимости надлежаще оказанных образовательных услуг. Надлежаще оказанными будут признаваться такие услуги, которые и количественно и качественно соответствуют требованиям, предъявляемым к ним в соответствии с законом или договором. При этом следует учитывать влияние на содержание образовательных услуг факторов, перечисленных в подразделе 1.1. Если по окончании обучения исполнитель не будет иметь возможности выдать диплом о подготовке специалиста по заявленному при заключении договора образовательно-квалификационному уровню, то он в любом случае должен возвратить заказчику все внесенные им средства за вычетом тех средств, которые минимально необходимы для подготовки специалиста по тому уровню, диплом по которому будет фактически выдан. При этом следует исходить не из действительного уровня аккредитации образовательного заведения, а из такого уровня, который будет максимальным для заведения, имеющего право присваивать действительно полученный образовательно-квалификационный уровень.

Относительно убытков заказчика сложно говорить об упущенной им выгоде, а также сложно определять ее размер, поскольку в случае надлежащего исполнения ВЗО своих обязанностей по предоставлению платных образовательных услуг заказчик никаких доходов не получает. Он получает определенные знания, которые получат свой денежный эквивалент только в будущем, после окончания обучения в виде заработной платы. Размер последней определенной величиной не является, кроме случаев, если специалист готовился для конкретной организации по конкретной специальности, для определенной должности. Однако и в этом случае достаточно трудно определенно сказать сколько лицо будет находиться на данной должности, ведь оно может быть переведено на иную должность, а также уволено.

Для данного договора будет характерным, и об этом было сказано выше, необходимость введения возможности возмещения и морального вреда, причиненного заказчику. Его размер должен определяться в каждом конкретном случае исходя из материалов дела. При этом в качестве критериев, которые будут влиять на его размер можно выделить: фактический срок обучения, заявленный и фактически полученный образовательно-квалификационный уровень и др.

Третьим необходимым условием гражданской ответственности в тех случаях, когда нарушение договорного обязательства повлекло за собой причинение убытков, является причинная связь между самим нарушением и наступившими убытками. Под причинной связью в данном случае следует понимать такую объективно существующую взаимосвязь причины (правонарушения) и следствия (убытков), которая характеризуется тем, что в конкретной ситуации из двух взаимосвязанных явлений одно (причина) всегда предшествует другому и порождает его, а другое (следствие) всегда является результатом действия первого [108, С.445].[18]

Установление необходимой причинной связи возлагается на суд, который обычно исходит из таких критериев: 1) причина является необходимым условием наступления последствия; 2) причина должна создавать реальную возможность наступления данного последствия; 3) причина неизбежно порождает данное последствие. В литературе отмечено, что причинная связь необходимо характеризовать такими основными чертами: а) она носит объективный характер, поскольку представляет собой действительную, реально существующую связь между явлениями; б) она является лишь одной из сторон взаимосвязи явлений; в) она всегда конкретна; г) она есть необходимой связью между явлениями, при которой одно явление (причина) предшествует другому (следствию) и порождает его [217, С.334-338].

Наконец последним условием наступления гражданской ответственности является вина нарушителя. Однако в связи с тем, что п. 1 ст. 963 проекта ГК Украины, предусматривает правило, согласно которого если исполнителем по договору на оказания услуг, выступает субъект предпринимательской деятельности (а сказанное в первом разделе позволяет отнести к таковому и ВЗО МВД) и оказание платных услуг входит в сферу его предпринимательской деятельности [16, С.250], то он несет ответственность в случаях, предусмотренных законом или договором, если не докажет, что надлежащее исполнение стало невозможным в силу действия непреодолимой силы. Таким образом, в данном случае применяется принцип ответственности без вины, присущий, как правило, всем случаям, когда неисправной стороной в договоре является предприниматель. Это связано с общим рисковым характером предпринимательской деятельности [43, С.199]. Отказ от принципа вины является одной из определяющих тенденций развития норм о гражданской ответственности в странах Запада. Наряду с прочими, причинами этому стали широко распространяемые соглашения о неустойке, а также превращение юридического лица в главного участника имущественного оборота [43, С.280-281] На этом основании стало отстаиваться мнение о том, что вина вообще не является необходимым элементом гражданской ответственности и формируется теория риска, возлагающая бремя риска любых неблагоприятных последствий (вреда) на лицо, осуществляющее ту или иную деятельность [226, С.320-321]. Вместе с тем следует отметить, что общий принцип ответственности за вину и исключения из него в виде повышенной ответственности закреплены диспозитивной нормой. Таким образом, в законе или договоре может быть усиление или смягчение ответственности [16, С.250]. По нашему мнению применительно рассматриваемого соглашения следует применять общее правило о повышенной ответственности исполнителя (ответственности без вины), что будет способствовать дополнительному обеспечению и охране прав потребителей образовательных услуг. На этом основании, считаем необходимым в нашем исследовании вину, как основание ответственности исполнителя не рассматривать. Заказчик будет нести ответственность только при наличии вины.

Г оворя о непреодолимой силе, как основании освобождения от ответственности можно отметить следующее. В соответствии со ст. 78 ГК УССР, непреодолимой силой является чрезвычайное и неотвратимое при данных условиях событие. Такое же правило предусмотрено в ст. 639 проекта ГК Украины. К основным признакам непреодолимой силы в литературе относят следующие. Прежде всего, обстоятельство должно быть внешним по отношению к деятельности сторон. Оно должно быть чрезвычайным, то есть таким необычайным обстоятельством, которое может причинить определенные трудности сторонам. Данное событие не может быть предотвращено средствами, имеющимися у данного лица в конкретных условиях его деятельности [93, С.842]. Исключительный характер данного обстоятельства состоит в том, что оно не зависит от воли участников и относится к явлениям, причинно не связанным с их деятельностью. Необычность данного события исключает возможность предвидения его наступления. Невозможность предотвращения должна рассматриваться в привязке к данным условиям и средствам, которые имелись у лица [113, С.110]. Проект ГК Украины прямо предусматривает обстоятельства, которые не относятся к непреодолимой силе. Это, в частности, несоблюдение своих обязанностей контрагентами должника, отсутствие на рынке необходимого для исполнения обязательства товара, отсутствие у должника необходимых средств. Применительно рассматриваемого соглашения можно предположить, что к случаям непреодолимой силы может быть отнесено уничтожение помещений, предназначенных для проведения учебных занятий, заболевания преподавателя или самого студента и др.

Таким образом, при наличии нарушения субъективного права кредитора, а также всех необходимых условий к должнику должны быть применены меры гражданской ответственности. Как отмечено в литературе все применяемые к должнику меры ответственности за нарушение обязательства могут быть отнесены к общим или специальным формам ответственности. В качестве общей формы выступает обязанность должника возместить убытки, вызванные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Основным условием ее применения будет наступление у кредитора убытков. К специальным формам ответственности относятся взыскание неустойки и некоторые другие меры, которые одновременно выступают в качестве способов обеспечения исполнения обязательств [47, С.417]. Они применяются лишь в случаях, прямо предусмотренных законом или договором.

Об убытках (их понятии и в чем они могут выражаться, а также критериях определения их размера) применительно к рассматриваемому соглашению уже говорилось выше. Там же было раскрыто и содержание принципа их полного возмещения. К этому следует добавить, что размер ущерба должен определяться исходя из рыночных цен, которые существовали в день добровольного удовлетворения должником требований кредитора в месте, где обязательство должно быть исполнено (т.е. по месту нахождения образовательного заведения), а если требование не было удовлетворено добровольно - в день заявления иска. Суд может удовлетворить требования о возмещении убытков, принимая во внимание рыночные цены, которые существовали на день принятия решения (см. п. 3 ст. 631 проекта ГК Украины). Об этом говорится и в обобщениях судебной практики Украины [224 п. 28]. Подобное правило содержится и в новом ГК РФ (п. 3 ст. 631). В принципе, применение данной формы гражданской ответственности возможно и сейчас, даже при отсутствии в действующем ГК норм об ответственности по договору на оказание услуг, поскольку она закреплена в общих положениях об обязательствах (глава 18 ГК УССР), а потому применима как к обязательствам, прямо предусмотренным законом, так и прямо им не предусмотренным, но не противоречащим ему (см. ч. 2 ст. 4 и ч. 2 ст. 151 ГК УССР).

Специальные формы ответственности применяются в случаях, прямо предусмотренных законом или самим договором. В частности данное правило закреплено в ст. 179 ГК УССР, в которой речь идет о неустойке. Касательно рассматриваемых отношений следует отметить, что применение неустойки на основании закона исключено, поскольку действующее законодательство об образовании на случаи ее применения прямо не указывает. Неустойка может быть применена в отношениях по поводу оказания платных образовательных услуг только на основании договора. Включение в договор условия о неустойке возможно, поскольку оно применяется к любым видам договорных обязательств (ч. 1 ст. 179 ГК УССР).[19]

Рассмотрим неустойку более подробно. Неустойка выполняет одновременно функцию обеспечения надлежащего исполнения обязательства и является формой гражданской ответственности (ч. 3 ст. 179 ГК УССР). В соответствии с ч. 1 ст. 179 ГК УССР неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник должен уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Подобное правило предполагается закрепить и в новом ГК (см. ст. 572 проекта ГК Украины), с тем дополнением, что неустойка может состоять как в денежной сумме, так и в иной, установленной в договоре, имущественной ценности. Среди возможных видов нарушений обязательства закон прямо указывает на просрочку его исполнения (ч. 1 ст. 179 ГК УССР).

Поскольку для взыскания неустойки достаточно наличия самого факта нарушения обязательства, то не требуется наступления убытков и тем более доказывания факта их наступления. В связи с этим было бы целесообразно в рассматриваемых отношениях предусмотреть ее взыскание именно в тех случаях, когда убытки наступить не могут или определение их размера крайне затруднительно. К таким случаям мы отнесли (см. выше) неисполнение заказчиком обязанности лично потребить предоставленную услугу, а также неисполнение образовательным заведением обязанности предоставить услугу (кроме случаев, когда имела место предоплата услуги заказчиком). Однако, исходя из смысла закона, возможность причинения убытков не исключает установления и взыскания неустойки. В литературе такая неустойка именуется «зачетной неустойкой». Правило о зачетной неустойке в действующем законодательстве является общим (ч. 1 ст. 204 ГК УССР). В отличие от действующего ГК, в проекте ГК предполагается закрепить в качестве общего правила правило о штрафной неустойке, поскольку именно при такой неустойке наиболее правильно определяется характер и самой неустойки, и убытков, как самостоятельных форм гражданской ответственности и ошибочность взглядов на неустойку, как на твердую часть убытков [167, С.540-541].[20]

Таким образом, исполнитель при нарушении данного договора может быть обязан возмещать как причиненные убытки, так и уплачивать неустойку. При этом следует заметить, что установление неустойки целесообразно будет за неисполнение отдельных обязанностей, входящих в общие обязанности исполнителя по договору, поскольку в таких случаях, когда будет достаточно трудно доказать размер причиненных убытков. То же касается и заказчика.

В соответствии с законодательством, неустойка может выражаться в виде штрафа или пени. Штраф обычно выражается в твердой денежной сумме, но может определяться и процентным или кратным отношением к сумме неисполненного или ненадлежащим образом исполненного обязательства и взыскивается в полном размере в случае соответствующего нарушения обязательства. Пеня устанавливается, как правило, в процентном соотношении к сумме неисполненного обязательства, определяется за каждый день неисполнения и обычно применяется при просрочке исполнения. Характер отношений по договору на оказание платных образовательных услуг указывает на предпочтительность взыскания неустойки именно в виде пени (особо это касается ответственности за просрочку начала проведения занятий или приступления к ним, не внесение платы за обучение).

Возмещение убытков и взыскание неустойки не исключает исполнения обязательства в натуре (ч. 1 ст. 208 ГК УССР, см. также ст. 635 проекта ГК Украины). Это связано с тем, что меры гражданской ответственности являются дополнительными обязанностями нарушителя.[21] Следует особо указать на то, что в практике западных стран отмечается тенденция к обеспечению неукоснительного соблюдения договорных обязательств с участием потребителей, что распространяется и на исполнение обязательства в натуре [43, С. 278]. Исполнение в натуре обязанности заказчика потребить предоставленную услугу будет выражаться в проведении индивидуальных занятий с преподавателем. При этом теоретический материал он усваивает самостоятельно. Исполнение обязанности предоставить услугу со стороны образовательного заведения в ряде случаев может быть невозможно, например, в силу аннулирования или приостановления действия лицензии, понижения уровня аккредитации и др. С учетом этого мы полагаем, что судам следует отдавать предпочтение обязыванию исполнителя возместить причиненный заказчику ущерб.

Наряду с мерами гражданско-правовой ответственности к ВЗО, в случае совершения им соответствующих нарушений, должны применяться и меры ответственности, предусмотренные ст. 23 Закона Украины «О защите прав потребителей».

И в заключение следует отметить, что, вступая в правоотношения по поводу платных образовательных услуг, исполнитель и заказчик вступают не только в имущественные отношения. Так, на заказчика возлагаются обязанности соблюдать определенное поведение (в местах, отведенных для обучения, самоподготовки, проживания) не нарушать внутренний порядок. Потому в случаях нарушения порядка он может быть привлечен к мерам дисциплинарной ответственности, в том числе исключен из числа студентов и отчислен из образовательного заведения. В случае такого отчисления договор с ним будет расторгнут, а уровень фактически полученных знаний будет удостоверен соответствующей справкой с учетом результатов последнего семестрового контроля. Договор может быть расторгнут и в случаях привлечения лица к административной или уголовной ответственности, если совершение таких правонарушений носит систематический, особо опасный характер, либо если примененные меры воздействия препятствуют продолжение обучения. Однако все эти и иные случаи не относятся к гражданской ответственности по договору на оказание платных образовательных услуг, а потому в данной работе не рассматриваются.

Выводы по разделу

1. Договор на оказание платных образовательных услуг - это соглашение, согласно которого исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать образовательные услуги путем осуществления мероприятий учебного, методического, организационного и материально-технического характера, объем, содержание и характер которых должны отвечать государственным стандартам образования и/или заданию заказчика, а в предусмотренных законодательством случаях подтвердить уровень и объем полученных заказчиком знаний, а заказчик обязуется принимать личное и активное участие в потреблении предоставленных услуг, и оплатить указанную деятельность.

2. Договор на оказание платных образовательных услуг является самостоятельным соглашением. Он является возмездным, консенсуальным и двусторонним. Он может быть отнесен к категории договоров в пользу третьих лиц. Также настоящий договор относится к предпринимательским договорам. К договору на оказание платных образовательных услуг в узком смысле, применяются конструкции договора присоединения и публичного договора.

3. На основе деления образовательных услуг следует различать договоры на оказание платных образовательных услуг в широком и узком смысле:

а) договор на оказание платных образовательных услуг в широком смысле - это соглашение, в соответствии с которым, исполнитель (которым, наряду с другими, может выступать и высшее заведение образования МВД) обязуется по заданию заказчика оказать образовательные услуги путем осуществления мероприятий учебного, методического, организационного и материально-технического характера, объем, содержание и характер которых должны отвечать заданию заказчика, а заказчик обязуется принимать личное и активное участие в потреблении предоставленных услуг, и оплатить указанную деятельность;

б) договор на оказание платных образовательных услуг в узком смысле - это соглашение, в соответствии с которым, исполнитель (которым может выступать исключительно образовательное заведение) обязуется оказать образовательные услуги путем осуществления мероприятий учебного, методического, организационного и материально-технического характера, объем, содержание и характер которых должны отвечать государственным стандартам образования, (а в предусмотренных законодательством случаях и соглашению сторон), а также подтвердить в установленному законом порядке уровень и объем полученных заказчиком знаний, а заказчик обязуется принимать личное и активное участие в потреблении предоставленных услуг и оплатить указанную деятельность.

4. Предлагается новый механизм установления отношений по поводу платных образовательных услуг, которая будет зависеть от значения, в котором употребляется понятие «образовательная услуга»: а) если речь идет о платных образовательных услугах в широком смысле, то заключение договора на их оказание должно подчиняться общим правилам, установленным гражданским законодательством, при этом с предложением заключить договор может выступать как само образовательное заведение, так и заказчик услуги. В первом случае заключения договора может происходить путем присоединения к установленным условиям; б) если речь идет об образовательных услугах в узком смысле, то в качестве оферента будет выступать исключительно высшее заведение образования. ВЗО может обратиться с офертою как к определенному лицу, так и к неопределенному кругу лиц. При установлении отношений проведение вступительных испытаний может быть не обязательным.

5. Содержание договора на оказание платных образовательных услуг характеризуется взаимными правами и обязанностями сторон. К обязанностям исполнителя относятся обязанности оказать образовательные услуги и удостоверить в случаях предусмотренных законом полученный лицом уровень знаний. Данные обязанности реализуются в процессе осуществления учебных, методических организационных и материально технических мероприятий; в ходе проведения контрольных мероприятий, а также мероприятий, направленных на удостоверение полученного лицом уровня знаний. Содержание и состав данных мероприятий будет зависеть от того, какие образовательные услуги оказываются: в узком или широком значении. В первом случае будут осуществляться все указанные мероприятия, а их содержание должно соответствовать установленным законом требованиям. В последнем случае могут проводиться не все мероприятия, а их содержание может зависеть от задания заказчика, что не исключает применения требований, установленных для образовательных услуг в узком смысле. К обязанностям заказчика будут относиться обязанность оплатить услуги и лично и активно участвовать в процессе потребления оказываемых образовательных услуг.

6. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора на оказание платных образовательных услуг должна подчиняться общим нормам гражданского законодательства. К особенностям в данном случае можно отнести то, что в отношении исполнителя допускается применение принципа ответственности без вины. Исполнитель может быть обязан возмещать моральный вред, причиненный заказчику. Считается целесообразным использование штрафной неустойки, как формы ответственности за неисполнение высшим заведением образования некоторых обязанностей.

<< | >>
Источник: Карчевский Константин Анатольевич. ПЛАТНЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ УСЛУГИ ВЫСШИХ ЗАВЕДЕНИЙ ОБРАЗОВАНИЯ МВД УКРАИНЫ: ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Харьков-2001. 2001

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.4. Ответственность по договору на оказание платных образовательных услуг:

  1. 9.4. Виды и правовая оценка договоров на проведение аудиторской проверки и оказание иных аудиторских услуг
  2. Понятие и содержание конституционного права на среднее профессиональное образование
  3. Реализация конституционного права на среднее профессиональное образование: понятие, стадии, субъекты
  4. 3.1 Гарантии конституционного права на среднее профессиональное образование
  5. СОДЕРЖАНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. РАЗДЕЛ 1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЫСШЕГО ЗАВЕДЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ МВД ПО ОКАЗАНИЮ ПЛАТЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ
  8. 1.1. Понятие и правовая природа платных образовательных услуг
  9. 1.2. Правовые предпосылки оказания платных образовательных услуг высшим заведением образования МВД
  10. 1.3. Содержание правоспособности высшего заведения образования МВД, в сфере оказания платных образовательных услуг
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -