<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Вещное право, являясь одним из самых востребованных институтов гражданского права любого цивилизованного общества, в отечественном законодательстве до сих пор не получило полноценной систематизации, способной удовлетворить потребности участников гражданского оборота в регулировании отношений по владению, пользованию, распоряжению и управлению собственным или чужим имуществом.

Низкая эффективность вещных прав и отсутствие в законодательстве Российской Федерации их официально установленной системы обусловили необходимость модернизации норм, регулирующих данную подотрасль права, и предопределили актуальность разработки новых цивилистических идей о понятии вещей и существа прав на них, а также стали основанием для внесения предложений о совершенствовании системы вещных прав вообще и субъективных вещных прав в частности в целях уточнения сферы их применения в связи с введением в гражданский оборот новых видов имущества, а также для повышения защиты имущественных прав субъектов.

Изменения и дополнения норм Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), касающиеся имущественных отношений и внесенные в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. (далее — Концепция развития гражданского законодательства), следует признать достижением отечественной цивилистики.

Вместе с тем на многие вопросы, возникающие в процессе реализации и защиты вещных прав участников гражданского оборота, общепризнанных ответов по-прежнему нет. Так, остается дискуссионным определение понятия и содержания субъективных вещных прав как разновидности абсолютных имущественных прав; отсутствуют обоснованные и общепризнанные подходы к выявлению квалифицирующих признаков деления вещных прав на объективные и субъективные, а также на абсолютные и относительные, которые позволили бы рассматривать право как вещное или имущественное и исходя из вида права определять способы и условия его реализации и защиты.

Современный уровень исследованности объектной составляющей права не позволяет найти приемлемые решения многих теоретических и нередко практических проблем, связанных с понятием имущества, имущественных прав, вещей, что предопределило разработку диссертантом собственной дефиниции «вещи», а также выявление ее соотношения с понятием имущества.

Наличие в российском законодательстве бездокументарных ценных бумаг и безналичных денег свидетельствует о том, что закон, помимо существования вещей как предметов материального мира, допускает существование нематериального имущества. Однако, если учесть, что объектами права собственности могут выступать только вещи, законодатель, вероятно, допускает наделение определенных имущественных прав (так называемых нематериальных вещей) свойствами вещи и соответственно признание их косвенным образом, а именно через нематериальное имущество, объектами права собственности.

Если логически продолжить эту мысль в отношении распространения положений о праве собственности непосредственно на права требования, тогда получится, что такие нематериальные вещи, или квазивещи, а в сущности — имущественные права становятся именно объектами права собственности.

Таким образом, имущественное право, возникающее из обязательства, продолжая оставаться объектом обязательственного правоотношения, одновременно выходит за его рамки, приобретая вещно-правовые черты. Субъект указанного имущественного правоотношения вправе защищать свои права против контрагента в обязательственном правоотношении и против всех третьих лиц в абсолютном правоотношении. Так возникает обязательственная квазивещь.

Практика применения гражданского законодательства выявила ряд проблем в сфере вещно-правового регулирования, связанных прежде всего с недостаточной стабильностью отношений собственности; необходимостью обеспечения баланса между интересами собственника и добросовестного приобретателя имущества; потребностью в обеспечении защиты владения как фактического отношения от самоуправных действий, в том числе со стороны государственных органов; внесенными в ГК РФ и направленными на модернизацию системы ограниченных вещных прав изменениями и дополнениями, которые, несомненно, имеют прогрессивный характер, однако нуждаются в дополнительной доктринальной аргументации и законодательной привязке.

Исходя из вышесказанного, первоочередной научной задачей следует признать продолжение разработки теории вещных прав и категории субъективного вещного права, которые могут послужить научной базой совершенствования гражданского законодательства в сфере вещного права.

Так, один из ключевых вопросов при исследовании субъективных вещных прав — определение присущих им признаков (свойств), поскольку в научной литературе, Концепции развития гражданского законодательства и проекте Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — проект № 47538-6) понятие «признак вещного права» необоснованно подменяется понятием «принцип вещного права»; отсутствуют единые подходы к определению вещных прав. В последние годы наметилась тенденция к сближению вещных и обязательственных правоотношений, включению обязательственно-правовых норм в вещно-правовые механизмы, что требует тщательного анализа такого рода отношений с целью выявления перспектив их развития и правового регулирования.

Существуют и другие не решенные в данной сфере общественных отношений юридические проблемы. В итоге ныне действующее гражданское законодательство не только не помогает классифицировать права на вещные и обязательственные, но и вносит путаницу. Эти факты убедительно свидетельствуют о недооценке значения учения о вещных правах в регулировании современных имущественных отношений, что влечет ряд серьезных негативных последствий как теоретического, так и практического характера.

Кроме того, уяснение природы и содержания вещного права позволит решить как минимум одну из практических проблем, связанную с конкуренцией исков и применением законодательства при разрешении споров.

Наконец, законодатель обратил непосредственное внимание на необходимость изменения системного подхода к категории вещных прав и правам на чужие вещи, соответственно возникла потребность в модернизации доктрины ограниченных вещных прав.

Вышеуказанные обстоятельства в свете изменений и дополнений отечественной цивилистической доктрины и уточнения норм ГК РФ о вещном праве послужили основанием для вывода об актуальности исследования теоретических и практических проблем субъективного вещного права как разновидности абсолютных имущественных прав.

Научная разработанность темы

Специфика темы диссертационного исследования обусловила необходимость изучения определенного массива научных работ, посвященных, с одной стороны, теоретическим и историческим аспектам становления и развития вещного права как разновидности абсолютных имущественных прав, с другой — современным проблемам вещного права.

В процессе проведения исследования мы опирались на результаты научных изысканий, которые содержатся в общих положениях о вещных правах, в частности:

— в трудах российских дореволюционных цивилистов

К.И. Анненкова, Ю.С. Гамбарова, Д.И. Мейера, С.А. Муромцева, Л.И. Петражицкого, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского,

B. М. Хвостова, Г.Ф. Шершеневича, Э.И. Энгельмана и др.;

— монографиях и статьях советских и современных российских ученых М.М. Агаркова, В.А. Алексеева, Г.Н. Амфитеатрова, В.К. Андреева,

A. В. Венедиктова, В.В. Витрянского, Д.М. Генкина, В.П. Грибанова,

C. П. Гришаева, Д.В. Дождева, И.В.Ершовой, В.П. Камышанского,

М.Г. Масевич, В.П. Мозолина, И.Б. Новицкого, В.П. Павлова,

И.С. Перетерского, В.А. Рахмиловича, A.A. Рубанова, В.А. Рыбакова,

B. А. Рясенцева, В.А. Савельева, А.П. Сергеева, К.И. Скловского, Е.А. Суханова, В.А. Тархова, Ю.К. Толстого, Б.Б. Черепахина, Л.В. Щенниковой, К.С. Юдельсона и др.;

— публикациях известных зарубежных юристов XIX-XX вв. И. Барона (I. Baron), Г. Дернбурга (G. Dernburg), Р. Иеринга (R. Iering), Г. Пухты (G. Puhta), Л. Эннекцеруса (L. Ennekcerus) и др.

При исследовании проблем вещного права мы учли работы таких исследователей, как В.А. Алексеев, В.К. Андреев, З.А. Ахметьянова, Е.В. Блинкова, И.В. Дойников, И.А. Емелькина, М.Б. Егорова, А.С.

Звоницкий,

C. М. Корнеев, Н.Н. Кравченко, О.А. Красавчиков, М.Н. Кузнецов, В.В. Ку- щенко, М.В. Малинкович, А.И. Масляев, А.Г. Певзнер, А.О. Рыбалов, Л.Б. Ситдикова, Е.А. Флейшиц и др.

Приняты во внимание научные позиции некоторых авторов диссертационных работ по отдельным вопросам вещных прав, в частности, С.Ю. Бадмаевой, В.А. Батурина, М.Б. Братусь, А.Н. Латыева, Д.А. Малиновского, Р.С. Рублевского и др.

Анализ взаимосвязи вещных и исключительных прав проводился с учетом мнения таких известных отечественных цивилистов, как И.А. Близнец, М.В. Волынкина, Э.П. Гаврилов, М.Н. Кузнецов, В.В. Орлова, А.Г. Серго, В.Н. Синельникова, М.А. Федотов и др.

Теоретическая основа диссертационного исследования

В процессе диссертационного исследования мы проанализировали посвященные основам римского права труды Н. Варадинова, Л.В. Гантовера, Д.Д. Гримма, Л.Н. Загурского, Н.И. Костомарова, Н.Д. Колотинского, К.А. Неволина, Н. Нерсесова, И. Пухана, В. Синайского, М.Н. Тихомирова, В.А. Удинцева и др.

В конце XIX — начале XX вв. проблемы недвижимого имущества изучали Г. Аренс (G. Arens), Ю. Барон (Y. Baron), А. Боровиковский, А.Г. Гойхбарг, Л. Дюги (L. Dyugi), Э. Лавель (E. Lavel). Соотношения вещных и обязательственных прав исследованы в трудах Е.А. Бариновой, М.И. Брагинского, Л.Г. Ефимовой, В.К. Райхера и др. Актуальные вопросы способов защиты субъективных вещных прав как механизма защиты гражданских прав представлены в научных изысканиях М.В. Аверьяновой, Ж.К. Ананьева, А.П. Вершинина, В.М. Гордона, А.М. Гуляева, Н.Р. Ивановой, А.В. Коновалова, Ю.А. Кочетковой, А.Н. Латыева, А.В. Люшни, О.А. Минеева, Г.Л. Осокиной, У.В. Серокуровой и др.

В настоящей диссертации критически проанализированы теоретические выводы и практические предложения многих из вышеперечисленных ученых.

Вопросы, связанные с исследованием многочисленных тенденций развития гражданского законодательства в сфере недвижимости, поднимались в работах Ф.О. Богатырева, С.Э. Жилинского, В.М. Жуйкова, А.А.

Завьялова, А.А. Иванова, К.М. Ильясовой, Л.В. Каланды, М.И. Клеандрова, О.М. Козырь, А.А. Маковской, А.Л. Маковского и др.

Казалось бы, такой довольно обширный и явно не полный перечень авторов, прямо или косвенно посвятивших свои труды вопросам вещного права, должен свидетельствовать о наличии в сфере имущественных отношений детально разработанной доктрины. Однако в связи с тем, что в период социалистической экономики в отечественном гражданском праве исследования проводились под давлением идеи отрицания частной собственности, выводы многих известных ученых того времени нельзя признать объективными. Кроме того, переход страны к рыночной экономике обусловил необходимость принципиального обновления регулирующей имущественные отношения законодательной базы, которая до настоящего времени не получила надлежащего теоретического обоснования.

В качестве общетеоретической и методологической основы исследования использовались труды таких авторов, как А. Бегичев, О.В. Бех, М.И. Брагинский, С.С.Занковский, П.В. Крашенинников,

В.И. Курдиновский, О.Е. Кутафин, В.А. Лапач, В. Нехаев, Т.Е. Новицкая,

B. В. Огородников, А.Я. Рыженков, А.Ю. Сидоренко, О.Ю. Скворцов,

C. В. Степашин, Н.А. Сыродоев, З. Цыбуленко и др.

С учетом изложенного результаты настоящего диссертационного исследования проблем вещного права и определение категории субъективного вещного права как разновидности абсолютных имущественных прав, по нашему мнению, представляют научный и практический интерес, а также позволят решить многие теоретические и практические проблемы отечественной цивилистики.

Цель диссертационного исследования — цивилистический анализ субъективных вещных прав как разновидности абсолютных имущественных прав, выявление на этой основе сущностных особенностей и квалификационных признаков субъективных вещных прав, определение и правовое исследование проблем их регулирования с учетом новелл гражданского законодательства; разработка новых положений теории субъективных вещных прав как разновидности абсолютных имущественных прав и определение перспектив дальнейшего развития законодательства.

Для достижения данной цели потребовалось решить ряд исследовательских задач, в частности:

— выработать определение субъективного вещного права и выявить его квалификационные признаки;

— исследовать проблему идентификации субъективных вещных прав путем установления их признаков;

— дать определение абсолютных имущественных прав, выявить их квалификационные признаки и особенности содержания;

— сформулировать понятие вещи как объекта субъективных вещных

прав;

— провести сравнительный анализ соотношения понятий вещи и имущества, его видов;

— на основе выявленных признаков разработать определение субъективного имущественного права;

— исследовать сущность исключительных прав с точки зрения общей теории интеллектуальной собственности и сформулировать их дефиницию;

— выявить основные черты сходства и различия вещных и исключительных прав, на основе которых уточнить содержание исследуемых правовых понятий;

— разработать квалификационные признаки новых видов имущества, рассматривая их как объекты абсолютных имущественных прав, и сформулировать соответствующие определения;

— установить обстоятельства, определяющие пределы реализации субъективных вещных прав, и выявить их влияние на оборотоспособность имущественных объектов;

— исследовать особенности защиты вещных прав в сравнении с иными субъективными гражданскими правами и предложить авторское решение имеющихся проблем.

Объект исследования — общественные отношения, складывающиеся в процессе правового регулирования субъективных вещных прав как разновидности абсолютных имущественных прав.

Предмет диссертационного исследования составляют существующие цивилистические теории и особенности правового регулирования субъективных вещных прав, проблемы применения субъективных вещных прав как разновидности абсолютных имущественных прав; практика применения законодательства о вещных правах, а также вопросы их защиты.

Методологическую основу диссертационной работы составили всеобщие (философские) методы, современные общенаучные и частнонаучные (специальные) методы и приемы познания. Так, с позиций материалистической диалектики вещное право рассматривается в развитии, конкретной исторической обстановке и взаимосвязи с другими правовыми явлениями.

Исторический подход послужил основой для осмысления причин и целей возникновения ограниченных вещных прав, особенностей их законодательного регулирования и правоприменительной практики.

Сложность объекта исследования потребовала обращения к общенаучным методам познания: анализу, синтезу, системному подходу. К примеру, категория субъективного вещного права рассматривалась путем раскрытия ее основных признаков, свойств, качеств, а затем правовое явление изучалось путем условного объединения его составных частей, что позволило сформулировать определение понятия субъективного вещного права.

Системный подход ориентировал диссертанта на раскрытие целостности изучаемого объекта и выявление многообразных типов связей в нем.

Комплексная постановка задач диссертации обусловила использование частнонаучных (специальных) методов познания. Основным среди них стал сравнительно-правовой метод, который позволил провести критический анализ норм действующего гражданского законодательства с целью выявления признаков субъективных вещных прав путем сравнения отдельных элементов отечественной правовой системы и правовых систем некоторых европейский стран, в частности Германии.

В ходе исследования различных теоретических аспектов субъективных вещных прав формально-юридический метод использовался при рассмотрении противоречий между нормами различных нормативных правовых актов, а теоретико-прогностический — при подготовке предложений и рекомендаций по вопросам правового регулирования субъективных вещных прав как разновидности абсолютных имущественных прав.

Нормативную и эмпирическую базу диссертационного исследования составили: Конституция Российской Федерации, ГК РФ и кодифицированные акты иных отраслей права, федеральные законы и подзаконные правовые акты, нормативные акты иностранных государств, Концепция развития гражданского законодательства, проекты федеральных законов.

Также анализировались нормативные акты дореволюционного и советского периодов; отечественные и зарубежные опубликованные материалы, содержащие результаты научного анализа практики применения субъективных вещных прав, регулируемых нормами гражданского, земельного, жилищного права; архивные источники. В ходе исследования также использовались решения Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума и Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Научная новизна диссертационного исследования определяется проведенным системным анализом проблем доктринального обоснования, легального закрепления и практической реализации субъективных вещных прав как разновидности абсолютных имущественных прав. Постановка неисследованных либо недостаточно исследованных актуальных вопросов в области вещного права позволила по наиболее важным из них сформулировать теоретические выводы и внести предложения по совершенствованию соответствующего раздела действующего законодательства.

Наиболее значимые теоретические и практические выводы и предложения содержатся в положениях, выносимых на защиту:

1. Субъективное вещное право, являясь разновидностью абсолютного имущественного права, представляет собой совокупность правомочий, позволяющих лицу совершать в отношении вещи действия, которые соответствуют его воле и осуществляются в его интересе, в пределах, установленных законом, договором или иными основаниями (например, обычаем).

2. Перечень субъективных вещных прав, закрепленный в законе, должен быть открытым. При этом в законе необходимо определить признаки таких прав, что поможет четко отграничивать вещные права от иных видов субъективных прав. В качестве варианта квалификационных признаков, который законодатель может принять во внимание, предлагаем:

1) абсолютность субъективного вещного права, которая подразумевает:

• во-первых, отсутствие в правоотношении заранее установленных

лиц;

• во-вторых, обязанность всех других лиц воздерживаться от нарушения такого права;

• в-третьих, существующую вероятность нарушения права может последовать со стороны абсолютно любого другого лица;

• в-четвертых, возможность применения средств защиты против любого и каждого, нарушившего право;

• в-пятых, реализацию права вне зависимости от воли третьих лиц.

2) наличие особого материального объекта вещного права — материальной вещи, идентифицируемой индивидуальными признаками и доступной для непосредственного восприятия человеком.

3. Объективное вещное право — это совокупность принципов и норм, регулирующих абсолютные отношения по поводу вещей как объектов имущественных прав.

4. Абсолютные имущественные права в объективном смысле — объединяющая совокупность правовых норм, принципов или обычаев[1], определяющих перечень и объем правомочий субъекта на идентифицируемое имущество и предоставляющих ему юридически обеспеченную свободу со- вершать с этим имуществом своей волей и в своем интересе в пределах, ограниченных законом, конкретные действия, при этом возлагающая на всех других лиц обязанность не нарушать правомочия субъекта в отношении имущества как объекта права.

Абсолютные имущественные права имеют сложный состав, поскольку термином «имущество» охватываются несколько видов объектов гражданских прав.

5. Абсолютные имущественные права существуют независимо от общественной или личной значимости и ценности имущества, по поводу которого они возникают. Например, собственник безразлично относится к своему имуществу, однако это не лишает его абсолютного имущественного права на данное имущество.

6. Объектом абсолютных имущественных прав может быть не только имущество, но и имущественные блага, не отвечающие признакам вещей (воздушные коридоры для самолетов, транспортные маршруты и т.п.). С точки зрения классификации объектов гражданских прав это товарные блага (объекты, обладающие потребительной стоимостью и социальной значимостью). Однако буквальное прочтение абз. 1 п. 1 ст. 2, а также ст. 128 ГК РФ позволяет констатировать, что названные виды объектов абсолютных имущественных прав остались за рамками сферы регулирования ГК РФ.

С учетом изложенного полагаем, что ст. 128 ГК РФ необходимо дополнить таким объектом, как материальные блага, не обладающие признаками вещей.

7. Диссертант сформулировал авторское определение: сервитут — субъективное вещное право, которое представляет собой разновидность абсолютного имущественного права и характеризуется следующими свойствами:

— это право на ограниченное пользование чужой вещью конкретным способом, зависящим от объема правомочий;

— это право непосредственно связано с чужой вещью, поэтому объем правомочий по сервитуту при смене собственника не меняется и продолжает следовать за вещью;

— это право входит в состав абсолютных имущественных прав, предоставляющих его обладателю возможность запрещать любым третьим лицам воздействовать на вещь. Иначе говоря, данное право обладает признаком абсолютности, поскольку круг обязанных лиц, которые противостоят владельцу, не ограничивается, причем все третьи лица несут обязанность не нарушать права владельца.

8. Мы аргументируем вывод, что под вещами как объектом гражданских прав следует понимать данную природой или созданную человеком, юридически конкретизированную часть материи, обособленную от иных предметов окружающего мира, имеющую видимую или иным образом воспринимаемую человеком без помощи технических средств форму выражения. Вещь состоит или может находиться под чьим-либо господством (во владении, пользовании, распоряжении), в силу чего приобретает к своей натурально-физической определенности правовой режим объекта гражданского оборота.

9. Диссертантом разработано авторское определение имущества как объекта гражданских прав, под которым предлагается понимать правовую категорию, включающую осязаемые вещи и объекты, доступ к которым возможен как путем прямого контакта с человеком, так и посредством технических средств, а также права на указанные объекты, позволяющие получать от их использования общественно или индивидуально значимую материальную выгоду или благо.

10. Помещение - полифункциональный объект субъективных вещных прав, который представляет собой обособленную (т.е. ограниченную со всех сторон строительными конструкциями), юридически конкретизированную часть материи, которая образует внутреннее пространство вещи или ее части, созданной человеком (здание, сооружение, сборно-разборная конструкция) или выделенной из природы (например, соляные пещеры, подземные храмы и т.п.), имеет вход и предназначена в первую очередь для функционального пользования, в том числе с целью проживания человека, а также для осуществления предпринимательской или иной приносящей доход деятельности[2].

11. Исключительные права представляют собой вид абсолютных имущественных прав, которые возникают по поводу охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, и предоставляют субъекту юридически обеспеченную возможность осуществлять связанные с указанными объектами правомочия использования и (или) распоряжения.

Юридическая и экономическая ценность исключительного права состоит в том, что оно является правовым механизмом, посредством которого результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации вводятся в гражданский оборот.

12. В перечне объектов гражданских прав, охватываемых термином «иное имущество», целесообразно предусмотреть инновационные объекты, под которыми предлагаем понимать выделенные из природы материальные объекты, владение, пользование и (или) управление которыми осуществляется посредством новейших технологий.

Примером инновационных объектов могут быть не только наночастицы, но и элементы клеток живых организмов, активно применяемые в медицине, косметологии, космических исследованиях и других сферах общественных отношений. Эти объекты нельзя признать результатом интеллектуальной деятельности в смысле части четвертой ГК РФ, поскольку, обладая материальной формой, они могут находиться во владении. В то же время такие объекты не должны квалифицироваться как разновидность имущества, поскольку способы осуществления правомочий владения и пользования ими имеют принципиальные отличия от правомочий владения и пользования объектами, входящими в понятие «имущество».

В связи с тем, что в настоящее время эти материальные объекты ст. 128 ГК РФ не выделяет в самостоятельные объекты гражданских прав, лица, регистрирующие права, а также осуществляющие владение, пользование и (или) управление ими, несмотря на материальное начало данных объектов, вынуждены изыскивать основания признания их охраняемыми результатами интеллектуальной деятельности.

Следует признать, что указанные объекты имеют некоторые черты сходства с результатами интеллектуальной деятельности, поскольку права на них, также как и на результаты интеллектуальной деятельности, возникают лишь при наличии объективно выраженной формы.

По нашему мнению, такой самостоятельный вид объектов гражданских прав позволит конкретизировать предмет договора, уточнить способы и условия его владения и пользования им, а в итоге — повысить эффективность защиты субъективных имущественных прав.

13. Полагаем, следует выделить только три группы прав, обладающих

свойством абсолютности - как квалифицирующим признаком: во-первых, вещные права; во-вторых, исключительные права; в-третьих, личные неимущественные права \ [3]

Эти три группы прав, подпадающие под частично совпадающие принципы регулирования отношений. Такие права следует назвать общим объединяющим термином «абсолютные права».

Все остальные известные гражданскому праву отношения, имеют относительный характер, иные основополагающие начала, иные способы реализации права, иные правила построения защиты нарушенного права.

14. Оборотоспособность объектов имущественных прав как основание реализации абсолютных субъективных прав характеризуется дуализмом: с одной стороны, она базируется на неразрывной связи материального объекта и имущественного права на него, а с другой — допускает переход только прав, оставляя без юридического внимания материальную форму объекта.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что реализация предложенных в данной работе подходов позволит решить ряд теоретических проблем вещного права; сформировать более четкое представление о функциях, принципах, основаниях, условиях и признаках субъективных вещных прав как разновидности абсолютных имущественных прав; принять во внимание полученные диссертантом результаты в процессе последующих доктринальных изысканий в сфере имущественных отношений.

Практическая значимость диссертации определяется возможностью использования содержащихся в ней результатов исследования в законотворческом процессе и правоприменительной практике, а также при оптимизации норм действующего законодательства в сфере реализации и защиты субъективных вещных прав.

Помимо возможности использования в законотворческой деятельности, значимость настоящей диссертации для теоретического осмысления правовой категории вещных прав и ее практического применения определяется раскрытием сущности учения о вещных правах в регулировании современных имущественных отношений, проведенным исследованием института вещных прав в отечественном гражданском праве, а также предложенными диссертантом дефинициями.

Совокупность полученных диссертантом результатов может быть использована в преподавании курса гражданского права России. Кроме того, на их основе целесообразно разработать соответствующий спецкурс.

Апробация результатов исследования происходила в форме обсуждения полученных результатов, выводов и предложений на научнопрактических конференциях и семинарах, в ходе подготовки научных публикаций, внедрения соответствующих научных разработок в учебный процесс и правоприменительную деятельность.

В частности, основные теоретические выводы и положения диссертационного исследования нашли отражение в докладах, сделанных на научнопрактических конференциях, в том числе международных, к примеру на Международной научно-практической конференции «Интеллектуальная собственность: взгляд в будущее», посвященной 45-летию ФГБОУ ВПО РГАИС (2013 г.), Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых «Интеллектуальная собственность: будущее сегодня» (2014 г.). Кроме того, основные результаты научного исследования докладывались на конференциях Академии управления МВД России в 2012 г. (имеются публикации). В 2013 г. в ходе круглого стола «Теоретические и практические проблемы модернизации гражданского законодательства», который состоялся в НОЧУ ВПО «Институт гуманитарного образования и информационных технологий», мы озвучили основные выводы и предложения диссертационного исследования. По итогам дискуссии авторская позиция получила одобрение (имеется акт).

<< | >>
Источник: ХАТУНЦЕВ Олег Александрович. СУБЪЕКТИВНЫЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ АБСОЛЮТНЫХ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наукю Москва —2015г.. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -