<<
>>

Теоретические проблемы права собственности как основного вида субъективных вещных прав

Право собственности является для общества в целом и каждого участника гражданского оборота в отдельности основным и наиболее значимым вещным правом. В.К. Андреев подчеркивает, что право собственности предоставляет субъекту наиболее полную возможность обладать имуществом и включает права владения, пользования и распоряжения, на основе которых возникает сложная система отношений1.

В более ранних своих трудах ученый отмечал, что собственность нельзя провозгласить указом или законом, она — реально существующее отношение, урегулированное законодательством[202] [203] [204].

«Не случайно изучению этой важной категории посвящены многие

~ ~ 3

труды российских ученых от классиков до современных исследователей» . Еще В.И. Синайский отмечал, что «до настоящего времени какъ въ литера- туръ, такъ и в законодательствъ нъть общепризнанного опредълешя права собственности»[205].

По мнению Ш. Летурно, если европейская цивилизация хочет жить и прогрессировать, она должна изменить организацию права собственности, обуздать злоупотребление им. По своему существу режим собственности есть главная пружина общественной жизни. Касаться этой пружины надо с крайней осторожностью1.

Многие исследователи считают, что в современной России именно в силу этого проблема собственности закономерно привлекает особое внимание законодателей и ученых-цивилистов. При любой фундаментальной перестройке отношений собственности на первый план непременно выдвигается вопрос о том, что есть собственность как философская, социальная, экономическая и юридическая категория.

В целях настоящего исследования представляется необходимым остановиться на существующих трактовках понятий «собственность», «отношения собственности» и «право собственности».

С позиции марксизма собственность — понятие прежде всего экономическое, оно непосредственно связано с совокупностью производственных отношений общества[206] [207] [208] и составляет имущественную основу гражданского

з

оборота .

Однако некоторые ученые относят понятие «собственность» только к числу правовых категорий.Например, В.П. Шкредов придерживается мнения, что «собственность в ее целостности и исторической определенности не может быть раскрыта в форме отдельных дефиниций. Взятая сама по себе, в своей относительной самостоятельности собственность есть комплекс многообразных юридических общественных отношений, научное знание которых отражается в логической форме системы правовых категорий. Единым принципом этой системы является характеристика соответствующих социальных явлений с точки зрения воли людей как участников общественного производства, с точки зрения их волевых отношений к вещам и необходимо связанных с ними отношений лиц друг к другу. Во всех этих отношениях в целом и в каждом из них в отдельности непосредственно не закреплено никакого экономического содержания»1.

На наш взгляд, нельзя согласиться с мнением В.П. Шкредова, что «собственность как особое общественное, именно волевое отношение есть непосредственный предмет юриспруденции, прежде всего гражданского права... Что касается политической экономии, то собственность как таковая не является ее предметом»[209] [210] [211].

В советской литературе было принято рассматривать собственность экономическую и юридическую. Под экономической категорией собственности понимали естественные экономические отношения, возникающие помимо правовой базы, под юридической — правовые нормы, регулирующие экономические отношения. «Разграничение понятия собственности на две категории основывается на общем учении о производственных и идеологических отношениях, которое играло решающую роль в определении

з

процессов развития общества в бывшем СССР» .

Отметим, что советская и российская юриспруденция представлена работами таких ученых, как С.Н. Братусь, В.П. Мозолин, которые рассматривали собственность как единую неделимую категорию, утверждая, что «нельзя собственность определять в двух аспектах — экономическом и юридическом.

Это единая экономико-юридическая категория»[212].

По мнению В.П. Мозолина, абсолютно неприемлемо давать оценку понятия «собственность» в рамках одной группы общественных отношений. В целом это представляется верным, ведь характеристика собственности только с точки зрения экономических отношений или только с позиции юридических норм будет неполной. Несмотря на то что экономические общественные отношения имеют определяющий характер, нельзя дать определение собственности без учета правовых регламентов и правил имущественных отношений. Можно ли дать исчерпывающую характеристику собственности, например, работорговца, не принимая во внимание запрет на эту деятельность, установленный законом?

Таким образом, юридическая сторона собственности существует, но не в качестве отдельной юридической категории. Одновременно она может и должна рассматриваться с философской и правовой точки зрения, т.к. собственность — предмет не только экономической и юридической науки, но и таких определяющих развитие общества учений, как философия, история, социология, политология.

На наш взгляд, формирование в современном законодательстве правовых конструкций собственности начинается с изучения взглядов, мнений представителей экономической науки. Рассмотрение собственности с экономической точки зрения — это своего рода преамбула для изучения ее правового содержания.

Следует отметить, что некоторые ученые исходили из понимания собственности как процесса присвоения материальных благ. С.М. Корнеев, обобщая взгляды В.П. Грибанова и С.Н. Братуся, трактует присвоение «не только как процесс, но и как определенное состояние — состояние присво- енности»1. Исследователь объясняет, что уже присвоенные лицом или группой лиц материальные блага принадлежат им: «Присвоение, следовательно, означает принадлежность материальных благ»[213] [214].

Вывод, сформулированный в этой работе, характеризует экономическую категорию собственности как состоящую из двух элементов: присвоения (процесса) и состояния принадлежности материальных благ.

Развивая учение о собственности, С.М. Корнеев в итоге определяет собственность в рамках общественно-экономических формаций, утверждая, что «собственность в экономическом смысле представляет собой исторически определенную форму присвоения людьми материальных благ»1.

Е.А. Суханов высказывает по этому поводу собственное мнение. полагая, что «собственность представляет собой отношения между людьми по поводу вещей, заключающиеся в присвоении или в принадлежности материальных благ одним лицам (их коллективам) и собственно в отчуждении этих же благ от других лиц»[215] [216] [217] [218].

С точки зрения материалистической философии собственность — это в первую очередь присвоение . С данным мнением частично можно согласиться, поскольку в отношениях собственности присвоение играет весьма существенную роль.

Другие ученые пытались выйти из узкого понимания собственности как процесса присвоения в ходе производства, обмена, распределения. Указанный процесс они воспринимали как обращение материальных благ в пользу субъекта таким образом, чтобы он мог их считать своими. К примеру, И.А. Маньковский предлагает под собственностью понимать совокупность имущества, к которому индивидуум на уровне психического сознания относится как к своему. Это становится основанием того, что другие начинают относится к данному имуществу как к чужому. Вышеназванный автор, ссылаясь на достигнутый уровень правопорядка, пишет, что ныне существующие общественные отношения собственности позволяют собственнику эксплуатировать свое имущество независимо от воли несобственников, у которых отсутствует право совершать в отношении этого имущества какие- либо действия без согласия (разрешения) собственника1.

Не оспаривая эту позицию, заметим, что любые попытки охарактеризовать собственность, заведомо ограничивая ее какими-либо условиями, в том числе рамками отдельной исторической формации, приводят к узости взгляда на проблему.

В то же время некоторым авторам, в частности В.А. Рыбакову, В.В. Сорокину, удалось доказать, что российское право — национальное достояние, которое объединяет нормативный массив с глубинными духовно-культурными основами[219] [220] [221].

В.П. Мозолин, определяя собственность, выделяет четыре основные

3

ее характеристики :

1) отношение человека к предметам природы (присвоение), причем речь идет о таких отношениях, которые складываются в сфере «организации и функционирования производства»;

2) производственные отношения, отношения между «людьми, их социальными слоями», возникающие по поводу функционирования производительных сил;

3) социальные отношения, направленные на обеспечение социального взаимодействия между трудом и капиталом;

4) волевые отношения, проходящие через массовое сознание и «выражающие волю классов» (собственность в юридическом смысле).

В свое время получило распространение понятие «собственность», предложенное В.П. Илюшечкиным: «...собственность... как экономическая категория представляет собою, в сущности, то или иное исторически обусловленное распространение средств производства в процессе производства и воспроизводства»1.

Некоторые авторы под собственностью понимают совокупность приобретенных приемов и способов, посредством которых обеспечивается господство лица над вещью. Господство же, в свою очередь, предоставляет право использовать вещь в своем интересе, даже если это изменяет ее название.

Таким образом, следуя указанной концепции, делаем вывод, что право предопределяет волю субъекта, формирующую непосредственно воздействие лица на вещь. «Собственность как сущностная характеристика лица представляет совокупность приобретенных им приемов и навыков действий с вещью. Собственность (навыки) проявляется во всевозможных действиях лица, которые по функциональному назначению подразделяются на действия по владению, пользованию и распоряжению вещью»[222] [223] [224].

Для более глубокого изучения теоретических аспектов понятия собственности необходимо обратиться к одной из древнейших наук — философии. Так, известный в этой области своими работами Дж. Локк считает, что «собственность возникает не сама по себе, а из хозяйственной деятельно-

з

сти, в основе которой лежат не связи, а отчуждение» . На примерах он убеждает, что собственность — это процесс «отгораживания» одним собственником земли и имущества от других лиц.

Г.В.Ф. Гегель в работе «Философия права» обосновывает свое понятие собственности: «Лицо... относится к некоторому другому лицу, и оба притом обладают друг для друга наличным бытием именно лишь как собственники. Их в себе сущее тождество получает существование через переход собственности одного собственника в собственность другого»[225]. Исходя из этого собственность —возникающие в процессе товарного обмена материальные блага, признанные собственником.

Основатель западной экономической науки А. Смит, на многочисленных примерах детально анализируя отношения собственности, тем не менее, не выводит единую формулу собственности, но ясно обозначает параллель между понятиями «собственность» и «свобода действий собственника». Эти два понятия ученый не разделяет, считая, что субъект общественных отношений может назвать материальные блага своей собственностью только тогда, когда сможет свободно совершать с ними любые действия без постороннего влияния. По мнению А. Смита, собственник свободно, по своему усмотрению, должен распоряжаться собственными ресурсами (финансовыми, трудовыми и пр.), то привлекая их в различные секторы экономики, то изымая1.

Западные экономисты, воспитанные на традициях А. Смита, трактуют категорию собственности следующим образом: «...собственность, наряду со свободой заключать обязывающие партнеров юридические контракты, позволяет частным лицам или предпринимателям по своему усмотрению приобретать, контролировать, применять и реализовывать материальные ресурсы»[226] [227] [228].

Таким образом, как показывает исследование, и в истории философии, и в современной экономической науке отсутствует однозначная концепция собственности. На это в своих работах указывает, в частности, В.П. Илюшечкин, по мнению которого среди экономистов нет пока ясного и четкого понимания того, что представляет собой собственность как эко-

3

номическая категория .

Отдельные ученые продолжают относить учение о собственности в

раздел юридических наук. В связи с этим экономист с мировым именем А. Маршалл отмечал, что «границы экономической науки и так уже достаточно широки, а юридические основы концепций собственности — это обширные темы, которым лучше всего посвятить самостоятельные труды»1.

Одновременно науке стали известны попытки объединить имеющиеся направления в учении о собственности и найти обобщающие формулировки. Например, тот же В.П. Илюшечкин полагает, что «под собственностью надлежит понимать и разного рода имущество, находящееся в чьем-либо исключительном распоряжении, и принадлежность этого имущества тем или иным субъектам, и общественные отношения между людьми по поводу указанного имущества, включающие и исключительное распоряжение им»[229] [230] [231].

В ходе исследования возникает закономерный вопрос: не проще ли определить собственность как принадлежащий субъекту предмет материального мира, а отношения собственности рассматривать как отношения между людьми по поводу вещей? Надо отметить, что такой упрощенный подход к проблеме можно проследить в выводах Б.А. Райзберга. По его мнению, собственность — отношение между человеком или обществом людей (субъектом), с одной стороны, и любой субстанцией материального мира (объектом), с другой стороны, которое заключается в постоянном или временном, частичном или полном отчуждении, отсоединении, присвоении

з

объекта субъектом и характеризует принадлежность объекта субъекту .

В связи с этим представляется интересной схема имущественных отношений Б.А. Райзберга (схема), которую он обосновывает в противовес общепринятым понятиям и в которой, помимо отношений между людьми по поводу собственности, представлены и непосредственные отношения человека к вещи. Под термином «субъектно-субъектные отношения» ученый понимает общественные отношения по поводу объектов собственности, под термином «объектно-субъектные отношения» — качество отношений субъекта к вещи как к своей1.

Схема имущественных отношений Б.А. Райзберга

Из данного Б.А. Райзбергом определения следует, что одну сторону в отношениях по поводу вещи представляют лицо (субъект) и общество, а другую — любая субстанция материального мира, которая является объектом этих отношений. Однако в сфере правовой науки лежат только субъектсубъектные отношения. В целях настоящего исследования нас интересует именно подход к понятию права собственности с правовой точки зрения.

Отдельные ученые, исследуя категорию собственности как власть над предметами материального мира, делают вывод, что собственность как способность обладать материальными предметами возникла раньше, чем право собственности, закрепляющее объект за правообладателем[232] [233].

По мнению М.Б. Егоровой, древние общины совместно владели земельными участками и находящимися на них природными ресурсами, совместно обрабатывали землю, совместно охотились, совместно готовили трапезу и к частной собственности переходили медленно\ Параллельно с совместным владением землей, животными, плодами появлялись новые виды владения вещами, развивались и исчезали, если не были востребованы в гражданском обороте[234] [235] [236] [237].

По всей видимости, древний человек сначала стал присваивать в свою собственность движимые вещи. Понятие права собственности на недвижимое имущество мы наблюдаем, только начиная с Древнего Рима, где собственность понималась как исключительное господство римского гражданина над телом (вещью) .

По мнению М.Ф. Владимирского-Буданова, в первое время понятие владения полностью охватывало понятие собственности. Эта позиция требует пояснения, поскольку в разное время ученые по-разному трактовали понятие «право собственности». В классическом римском праве под правом собственности понимали «наличие юридического основания (titulus), приобретенного строго установленными цивильными средствами, и господство

4

над вещью в полном праве» .

В русском праве, по мнению К.И. Анненкова, «право собственности есть основанное на законном укреплении или титуле полное исключительное и бессрочное правовое господство или власть лица над телесной вещью, в силу которой оно вправе владеть, пользоваться и распоряжаться ею в пределах, законом определенных»[238].

Современная наука, безусловно, определение права собственности существенно модернизировала: в основе содержания права собственности мы находим классическую триаду прав владения, пользования и распоряжения (часть первая ст. 209 ГК РФ).

Подпункт 3.2 п. 3 разд. IV Концепции развития гражданского законодательства предлагает закрепить более объемное понятие права собственности, а именно определить право собственности как вещное право, которое дает лицу наиболее полное господство над вещью, в том числе путем владения, пользования и распоряжения ею, а также совершения любых действий, не запрещенных законом и не нарушающих прав и охраняемых законом интересов других лиц.

Как видно из данного определения, владение, пользование и распоряжение неизменно остаются в основе права собственности, при этом, с одной стороны, предполагается максимально полное господство собственника над вещью, с другой — он может совершать лишь действия, не запрещенные законом и не нарушающие прав и охраняемых законом интересов других лиц.

Проект № 47538-6 не дает определения права собственности как субъективного вещного права с определенным набором правомочий, как это предусматривает Концепция развития гражданского законодательства. Сущность права собственности в проекте № 47538-6 раскрывается через призму правомочий субъекта данного вещного права — собственника. Так, п. 1 ст. 233 «Содержание права собственности» ГК РФ в редакции проекта № 47538-6 предусматривает, что собственник обладает наиболее полным господством над вещью и вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащей ему вещи любые действия, если это не противоречит закону, не нарушает прав и охраняемых законом интересов других лиц, а также устранять любое незаконное воздействие третьих лиц на данную вещь.

Тем самым законодатель утверждает, что классическая триада полномочий собственника хотя и стала эталоном гражданской науки, но не охватывает всего содержания права собственности. В частности, рассуждая о триаде правомочий собственника, Е.А. Суханов отмечает, что она «во всяком случае недостаточна для характеристики содержания права собствен- ности»1.

В дополнение к правомочиям владения, пользования и распоряжения С.Е. Десницкий включает в содержание права собственности «право употреблять свою вещь по произволению, право взыскивать свою вещь от всякого, завладевшего оною неправедно, и право отчуждать свою вещь, кому кто хочет»[239] [240] [241].

Е.А. Суханов и В.П. Грибанов предлагают схожие трактовки: «Право собственности охватывает правовые нормы, закрепляющие, регулирующие и охраняющие состояние принадлежности (присвоенности) материальных благ конкретным лицам» . Здесь необходимо согласиться, что право собственности есть «определенная система правовых норм, установленная государством с целью регулирования... отношений собственности»[242].

Как замечает З.А. Ахметьянова, право собственности — субъективное право, которое предоставляет своему правообладателю правомочия владения, пользования и распоряжения[243]. По высказыванию Л.В. Щенниковой, категория права собственности обладает удивительным свойством: «стара как мир, изучена и описана, одновременно всегда неожиданно нова, непредсказуема, желанна и плодотворна для новых исследований, в том числе

исследований гражданско-правовых, цивилистических»1.

Немецкий правовед Т. Хааса отмечал: «...только то право, которое представляет неограниченное господство над вещью, включая бессрочные правомочия по управлению вещью, является правом собственности»[244] [245] [246] [247].

Толкование права собственности как единой и неделимой категории в современном праве стало причиной того, что исследователям так и не удалось создать общепризнанную конструкцию права собственности, которая

з

соединила бы учения общего права и права европейских стран .

Право собственности составляет имущественную основу гражданского оборота любой правовой системы, однако не может регулировать полностью весь объем отношений, поскольку управляет только их частью, связанной с принадлежностью имущества определенным лицам.

По замечанию В.И. Синайского, чаще всего право собственности рассматривается как наиболее широкое и минимально ограниченное вещное право. Недостаток такого подхода заключается в том, что не определяется содержание права собственности, а мера власти над вещью весьма относи-

4

тельна .

Вместе с тем разные лица в отношении вещей могут совершать различные индивидуальные действия, из чего вытекает одна из главных функций права собственности — ограничение таких возможных действий лица, которые приведут к отрицательным для общества последствиям.

Как уже отмечалось, право собственности в юридической науке понимается в объективном и субъективном смысле.По мнению В.П. Павлова, «право собственности в объективном смысле — это установленные законодателем правовые нормы, определяющие рамки (границы) возможных действий лица по присвоению, владению, пользованию и распоряжению совокупностью вещей, которые не исключены из гражданского оборота. Совокупность норм, регламентирующих эти действия, образует институт права собственности. В его основу положены конституционные принципы, обеспечивающие признание за лицом права собственности, равную защиту любого лица, наделенного правом собственности, возможность реализовать собственность на природные ресурсы»1 (п. 2 ст. 8, п. 2 ст. 9, 35, 36 Конституции Российской Федерации, разд. II ГК РФ).

Известны и другие определения, к примеру, право собственности в объективном смысле квалифицируют как «юридически обеспеченную возможность лица, присвоившего имущество, владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению в тех рамках, которые установил законодатель» . При этом «в субъективном смысле право собственности — это установленные законодателем правовые нормы, определяющие границы возможных действий лица по присвоению, владению, пользованию и распоряжению всей совокупностью вещей, которые не ис-

з

ключены из гражданского оборота» . С таким определением, на наш взгляд, нельзя согласиться, поскольку это противоречит общепризнанному пониманию объективного и субъективного права.

Институт права собственности выполняет в обществе три важнейшие функции:

1) закрепляет за субъектом общественных правоотношений принадлежащее ему имущество и наделяет субъекта титулом собственника; [248] [249] [250]

2) регулирует поведение собственника, объем его правомочий, вариант возможных действий в отношении своего имущества. Весь комплекс указанных действий и составляет субъективное право собственности;

3) предусматривает правовую защиту прав и интересов собственника от незаконных посягательств третьих лиц.

Таким образом, в объективном плане право собственности представляет собой сложный и многоотраслевой институт в виде совокупности правовых норм. Право собственности независимо от формы признается и защищается Конституцией Российской Федерации, регулируется практически всеми отраслями права: и гражданским, и административным, и уголовным, и земельным, и финансовым, и др. Но в основном право собственности составляет предмет гражданского законодательства.

Одна из проблем изучения права собственности выявляется в дискуссии ученых о том, что это такое с точки зрения общего понятия собственности, что такое субъективное право собственности, чем субъективное право собственности отличается от общего понятия права собственности1.

К примеру, некоторые цивилисты определяют субъективное право как закрепленную законом за правообладателем «возможность владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению и в своем интересе путем совершения в отношении этого имущества любых действий, не противоречащих закону и иным правовым актам и не нарушающих прав и охраняемых законом интересов других лиц, а также возможность устранять вмешательство всех третьих лиц в сферу его хозяйственного господства»[251] [252].

Причем существуют две противоположные трактовки содержания субъективного права собственности. Одни исследователи считают, что содержание этого права исчерпывается правомочиями пользования, владения и распоряжения1. Другие же полагают, что содержание права собственности намного шире. В частности, С.В. Скрябин дополняет известную триаду правомочий «правом полного и исключительного господства лица над вещью»[253] [254] [255], поскольку такое право имеет неограниченный характер.

Одно из первых упоминаний о трех правомочиях собственника встречается в 1814 г. в работах известного русского юриста В.Г. Кукольника, который указывал, что собственник может «владеть вещью, пользоваться и по произволению распорядиться оною» . В российском законодательстве данные правомочия появились в 1832 г. благодаря М.М. Сперанскому.

Специфика российского права связана с тем, что в дореволюционной России был очень широкий институт вещного права, требовавший четкого разграничения полномочий собственника и обладателей различных вещных прав по владению, пользованию и распоряжению имуществом. Эта триада полномочий по традиции была перенесена и в советское гражданское законодательство. Например, согласно ст. 92 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года собственнику принадлежало право владения, пользования и распоряжения имуществом в пределах, установленных законом.

Однако вышеназванная триада совсем необязательна для континентальной системы цивильного права. Например, в силу ст. 544 Французского гражданского кодекса 1804 года собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами абсолютным образом[256]. Таким образом, мы видим не три, а только два правомочия. В Германском гражданском уложении 1896 года предусматривалось, что собственник распоряжается вещью по своему усмотрению и отстраняет других лиц от воздействия на нее. Пункт 1 ст. 641 Швейцарского гражданского кодекса 1907 года позволяет собственнику

распоряжаться вещами по своему усмотрению.

Исходя из изложенного, можно предположить, что в швейцарском и германском праве имеется только одно правомочие собственника, а в Г раж- данском кодексе Саксонии, допускающем полное и исключительное господство над вещью1, не упоминается ни одного правомочия и устанавливается лишь абсолютная власть субъекта над объектом.

Вместе с тем подобное толкование текстов западных источников в результате перевода не вполне соответствует их содержанию. Дело в том, что термин «распоряжаться» (особенно в сочетании с указанием на абсолютный характер такого распоряжения) не относится непосредственно к правомочию, обозначаемому этим глаголом в русском языке, по сути дается именно указание на господство над вещью, как это зафиксировано в Гражданском кодексе Саксонии.

Континентальная традиция исходит из трактовки частной собственности как единой и неделимой. Наиболее ярко это видно в Кодексе Наполеона — первоисточнике европейских гражданских законов.

Английская правовая традиция, заимствуя подходы римского права, считала исходным пунктом разделение различных элементов права собственности (ученые насчитывают их около 11) между многими субъектами, а процесс размытия «единого частного собственника» — «как вполне естественный способ развития самой частной собственности» . Понятия «вещное право» и «право собственности» в английском праве совпадают, и вид права собственности зависит от набора правомочий собственника.

Как отмечает В.П. Павлов, правомочия владения, пользования и распоряжения допускают возможность только тех действий, которые законодатель считает необходимыми для реализации поставленных целей, и включают учет имущества, использование его по предназначению, возможность [257] [258] организовать переход имущества от одного лица к другому по заранее установленным правилам.

По мнению данного ученого, право собственности и иные вещные права существенно отличаются от прочих субъективных прав на конкретные вещи, т.к. всегда основаны на законе и не ограничены во времени. Иные субъективные права на вещи, например право аренды, право залога, имеют срочный характер и всегда возникают по воле собственника. Поэтому правообладатели вещного права имеют абсолютную защиту против любого лица, а правообладатели иных прав могут защищать свои права и интересы только против контрагента по сделке[259].

Обратим внимание, что любые изменения гражданских прав и обязанностей, в том числе возникновение и прекращение права собственности, напрямую связаны с наступлением определенных юридических фактов. Поскольку подавляющее большинство юридических фактов возникновения права собственности относится к группе юридических действий, их также называли способами приобретения (прекращения) права собственности и делили на первоначальные и производные.

К первоначальным способам относили такие, при которых право собственности на вещь устанавливалось впервые или против воли прежнего собственника. Это, например, завладение бесхозяйной вещью, приобретательская давность, изготовление вещи и т.д. С 1992 года в России вновь появился такой способ возникновения права собственности, как приобретение по давности владения: лицо, добросовестно и открыто владеющее определенным имуществом, по истечении установленного периода приобретает на него право собственности.

Производные способы приобретения права собственности имели место, когда право переходило от одного собственника к другому по их доброй воле. В римском праве это были основания традиции, договора, наследования.

Советское гражданское право выделяло общегражданские и специальные способы приобретения права собственности. К специальным относились способы, при которых право собственности могло возникнуть исключительно у государства (реквизиция, налоги и пошлины, конфискация, принудительное отчуждение имущества). Все другие способы возникновения права собственности признавались общегражданскими.

Рыночные отношения внесли свои коррективы в данную классификацию, появились еще четыре способа приобретения права собственности, объединенные общим понятием приватизации:

— купля-продажа по конкурсу;

— купля-продажа на аукционе;

— акционирование и продажа акций;

— выкуп арендованного имущества.

Концепция развития гражданского законодательства подчеркивает, что правила о приобретении права собственности гл. 14 ГК РФ требуют совершенствования. В частности, предлагается дополнить нормы о приобретении права собственности на недвижимость положениями о праве собственности на общее имущество зданий и сооружений; установить особенности права собственности на объекты долевого строительства; определить правовой режим искусственных (намывных) и измененных естественных территорий.

Проект № 47538-6 конкретизирует некоторые положения Концепции развития гражданского законодательства и, к примеру, в п. 3 ст. 298 ГК РФ закрепляет, что моментом возникновения у собственника помещения доли в праве собственности на общее имущество здания становится момент государственной регистрации персонального права собственности на это помещение.

В п. 4 ст. 286 ГК РФ проект № 47538-6 предлагает установить правило, согласно которому приращение земельного участка, в результате естественного наноса (намыва) земли, обмеления водного объекта поступает в собственность собственника такого участка, имеющего береговую линию с соответствующим водным объектом.

Кроме того, проект № 47538-6 отделяет нормы о приобретении права собственности на недвижимые вещи от норм о приобретении права собственности на движимые вещи, группируя их соответственно в § 2 и 3 гл. 18 изменений в разд. II ГК РФ.

Что касается прекращения права собственности, то оно напрямую связано с юридическими фактами, на основании которых данное право приобретается, и классифицируется по основанию:

— прекращения существования объекта собственности (от потребления до случайной гибели);

— прекращения существования субъекта права собственности (будь то юридическое или физическое лицо);

— прекращения права собственности по воле собственника, не противоречащей нормам гражданского права (договоры и пр.);

— изъятия объекта собственности помимо воли собственника.

В.П. Павлов утверждает, что существование только правомочий, перечисленных в п. 1 ст. 209 ГК РФ, — «необходимый, но еще недостаточный признак определения субъективного права собственности». Потому-то законодатель дополняет данное понятие в п. 2-4 ст. 209, ст. 210 и 211 ГК РФ «указанием на действия. О существенности признаков действия для характеристики субъективного права собственности говорит тот факт, что законодатель предусмотрел целый ряд санкций за бездействие лица, наделенного правомочиями собственности, влекущее за собой прекращение права собственности: прекращение права собственности на безнадзорное животное через шесть месяцев после его пропажи, если бывший собственник не разыскал животное (ст. 231); прекращение права собственности на обнаруженный клад, собственник которого не может быть установлен (ст. 233); прекращение права собственности на имущество у прежнего собственника вследствие истечения срока приобретательной давности (ст. 234); принудительное изъятие у собственника бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (ст. 240)» \

В отношении прекращения права собственности Концепция развития гражданского законодательства каких-либо революционных предложений не содержит. В проекте же № 47538-6 прекращению права собственности посвящается отдельная глава. Пункт 1 ст. 261 проекта № 47538-6 предусматривает среди оснований прекращения права собственности:

- отказ собственника от вещи;

- уничтожение или гибель вещи;

- отчуждение вещи собственником на основании сделки;

- иные основания, указанные в законе.

Проект № 47538-6 в п. 2 ст. 261 ГК РФ значительно расширил перечень оснований для принудительного изъятия вещи у собственника — предполагается, что их будет 16. Вероятно, правоприменительная практика потребует сокращения этого количества.

Особое внимание в проекте уделяется добровольному отказу от права собственности. Так, на основании п. 1 ст. 225 ГК РФ вещь признается бесхозяйной, если от нее отказался собственник; ст. 226 ГК РФ освещает правовые последствия отказа собственника от движимых вещей, которые при определенных условиях могут обратить в собственность другие лица. При этом согласно части второй ст. 236 ГК РФ отказ собственника от своего права не повлечет автоматического прекращения права собственности. Правообладатель будет нести бремя собственности до тех пор, пока оно не прекратится по любому из оснований.

Может сложиться впечатление, что указанная норма с точки зрения правомочия собственника распорядиться своей волей и в своем интересе неудачна, т.к. удерживает лицо в статусе собственника до момента приоб- [260] ретения отказной вещи другим лицом. Однако с точки зрения общественных интересов законодатель принял правильное решение, поскольку нахождение вещи в состоянии бесхозяйности может быть опасным для окружающих, а в случаях с государственным или муниципальным имуществом повлекло бы для собственника утрату имущества. В подтверждение приведем постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 января 2014 г. по делу № А75-3480/2013, в котором суд обратил внимание, что отказ от права оперативного управления не влечет прекращения права государственной собственности \

Подводя итог теоретическим проблемам права собственности как основного вида субъективных вещных прав, сформулируем следующие выводы.

1. В объективном смысле право собственности представляет собой трансотраслевой институт с совокупностью принципов, правовых норм и обычаев, регулирующих отношения собственника с другими лицами по поводу владения, пользования, распоряжения и управления имуществом в целях получения материальных или иных благ.

2. Субъективное право собственности — возможность совершения либо несовершения лицом, которое в установленных законом пределах обладает свободой воли и интереса, любых действий над принадлежащим ему имуществом на основании объективного права, а также принципов или обычаев общественного поведения. Такая возможность обеспечивается обязанностью третьих лиц не нарушать правомочия и законные интересы собственника и гарантируется мерами государственного принуждения.

3. Владение, пользование и распоряжение вещью неизменно остаются в основе права собственности, но при этом границы возможных действий собственника имеют четкие пределы, которые обусловлены, с одной стороны, наиболее полным господством над вещью, с другой — дозволением совершать любые действия, не запрещенные законом и не нарушающие прав [261]

и охраняемых законом интересов других лиц.

2.2.

<< | >>
Источник: ХАТУНЦЕВ Олег Александрович. СУБЪЕКТИВНЫЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ АБСОЛЮТНЫХ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наукю Москва —2015г.. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Теоретические проблемы права собственности как основного вида субъективных вещных прав:

  1. Право публичной собственности на землю
  2. ГЛАВА 1. ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ЗАЩИТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ И ИНЫХ ВЕЩНЫХ ПРАВ
  3. Формы защиты права собственности и иных вещных прав
  4. § 1. Обязательство как относительное гражданское правоотношение.
  5. Методологические проблемы определения объективного и субъективного, абсолютного и относительного вещного права
  6. Субъективные вещные права как разновидность абсолютных имущественных прав
  7. Эволюция ограниченных вещных прав как главной разновидности абсолютных имущественных прав
  8. Теоретические проблемы права собственности как основного вида субъективных вещных прав
  9. Теоретические проблемы ограниченных вещных прав
  10. Вещно-правовые и обязательственно-правовые способы защиты субъективных вещных прав
  11. Правовая характеристика права акционера на информацию^ его место в системе прав акционера.
  12. § 1. Право собственности на общее имущество в многоквартирном доме как разновидность общей собственности
  13. § 2. Защита субъективных гражданских прав в системе правовой деятельности
  14. § 1. Понятие, признаки и правовая цель признания вещного права отсутствующим
  15. § 2. Правовые конфликты, разрешаемые посредством признания вещного права отсутствующим
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -