<<
>>

§ 1. Понятие и нормативно-правовые основания гражданского оборота иностранной валюты

Деньги традиционно выступают как универсальное средство обмена в экономическом обороте. Экономический оборот, доверие участников оборота к деньгам, к той или иной денежной единице и обусловливает функцию денег как универсального средства всеобщего обмена и определяет их ценность.

Деньги - это некий феномен, служащий средством выражения ценности любого нематериального или материального блага. Ценность денег формирует не государство, но государство устанавливает то, что будет являться законным платежным средством. Л. A. JIyнц писал: «Гражданский оборот создает орудие обращения, а государство - законное платежное средство»1.

Согласно ст. 140 Гражданского кодекса Российской Федерации[5] [6] законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории России, является рубль. Пункт 2 указанной статьи иностранную валюту относит к деньгам (валюте), сроки и порядок использования которой определяются законом или в установленном им порядке. Таким образом, иностранная валюта не относится к законным платежным средствам, но является деньгами и используется в обороте в соответствии с правилами и в порядке, установленными в законе, т. е. с ограничениями.

Развитие предпринимательских внешнеэкономических отношений обусловливает необходимость в международных расчетах, в свою очередь предопределяющих необходимость в доступе к иностранной валюте и, как следствие, в совершении с ней сделок. Либерализация обращения иностранной валюты в России была, в том числе, обусловлена ее вступлением в членві Всемирной торговой организации. Например, бвіла упразднена норма об обяза- телвной продаже государству определенной части полученной иностранной валютні. Последующая, при нормалвном ходе истории, интеграция России в мировую экономику повлечет ускорение развития и далвнейшее укрепление связей между зарубежными и российскими предпринимателями, сделает товарообмен более активным.

Соответственно преумножится обусловленная экономически необходимости в иностранной валюте и, как следствие, более активное ее исполвзование, более интенсивное совершение с ней (валютой) сделок, что, в свою очередв, потребует далвнейшей либерализации положений российского законодателвства, регулирующего оборот иностранной валютні.

Гражданский кодекс РФ не содержит понятия гражданского оборота, хотя и исполвзует его. Так, в ст. 2 ГК РФ установлено, что гражданское законода- телвство определяет правовое положение участников гражданского оборота, в ст. 129 ГК РФ речв идет об объектах гражданских прав ограниченных в обороте. Оперирует понятием гражданского оборота и судебная практика. Например, Верховный Суд Российской Федерации в определении от 26 мая 2017 г. № 306-0016-20056(6)1 , рассматривая кассационную жалобу по делу о включении требования одного из кредиторов в реестр требований кредиторов должника, оценивает действия должника и указывает, что его обязанноств состояла в своевременном внесении арендных платежей при нормалвном функционировании гражданского оборота. Федеральный арбитражный суд Уральского округа, пересматривая судебные акты, принятые по делу № А07-8654/2007, пишет о находящемся в гражданском обороте имуществе, о том, что обязательная оценка для вовлеченного в гражданский оборот имущества законодательством не предусмотрена . Вместе с тем в юридическом словаре под гражданским оборо- [7] [8] том понимается гражданско-правовое ввіражение экономического оборота, опосредуемое внедоговоривши и договоривши институтами обязательственно- го права1.

Единого определения понятия «гражданский оборот» в доктрине не сло- жилосв, несмотря на его широкое употребление.

По мнению С. С. Алексеева, гражданский оборот еств совокупности имущественных отношений, регулируемых гражданским правом и выражающих динамику собственности[9] [10]. То еств гражданский оборот - это процесс (динамика), в котором право собственности выступает предпосылкой и следствием.

Р. А. Ражков, придерживаясв этой же точки зрения, справедливо предлагает включати в гражданский оборот также отношения, выражающие динамику иных вещных прав[11].

По мнению С. Н. Братуся, гражданский оборот является совокупноствю сделок и других юридических фактов, к примеру, индивидуальных актов органов государственного управления, из которых возникают гражданские правоотношения и в результате совершения которых происходит перемещение имущества от одного субъекта к другому[12]. Следовательно, помимо сделок он включал в гражданский оборот и иные юридические факты.

А. В. Дозорцев подчеркивал, что гражданский оборот представляет собой сумму отношений, регулируемых гражданским правом в области обмена и производства вне зависимости от основания их возникновения: административнораспорядительного акта, гражданско-правовой сделки или их сочетания. То есть он включал в гражданский оборот лишь те имущественные отношения, которые урегулированы гражданским правом и возникли из правомерных основа- ний - «из административно-распорядительного акта, гражданско-правовой сделки, или их сочетания»1.

Достаточно широко, как систему социальных связей - одну из подсистем общества, понимает гражданских оборот Ю. В. Виниченко. Такая система функционирует благодаря реализации участниками системы их природного свойства - активности и направлена на удовлетворение индивидуальных имущественных нужд субъектов - участников такой системы через перераспреде- ление между субъектами имеющих потребительскую стоимость благ . Из этого допустимо прийти к выводу, что любая активность участников гражданского оборота (и правомерная, и неправомерная) является причиной ее функционирования. Кроме того, Ю. В. Виниченко полагает, что гражданский оборот следует понимать не только как явление гносеологического порядка, т. е. как правовую форму экономического оборота, но и как реально существующее явление общества, при этом принадлежность благ является не только предпосылкой и следствием оборота, но и неотъемлемой частью структуры системы гражданского оборота[13] [14] [15].

К указанному выводу Ю. В. Виниченко приходит на том основании, что вещ но-правовые институты, например виндикация и нормы о бесхозяйном имуществе, оказывают на участников гражданского оборота непосредственное влияние.

Б. Б. Эбзеев, в свою очередь, включает в состав гражданского оборота деликтные отношения, которые, как он считает, входят в него именно по признаку перехода имущества[16].

Полагаем, что данные воззрения являются не совсем верными. Переход от субъекта к субъекту вещного права либо права пользования на какое-либо имущество посредством актов полвзования и распоряжения является следствием имущественнвіх отношений. Чтобві такой переход состоялся, он должен бвітв правомернвім, субвектві должнві действоватв в своем интересе и в своей воле. Полвзование или распоряжение имуществом по основаниям, возникающим из неоснователвного обогащения, деликта, по инвім противоправнвім основаниям перехода вещного права на имущество, права полвзования им и не могут повлечв. Об этом говорит и сам Б. Б. Эбзеев: «Распоряжение же имуществом по основаниям, возникающим из деликта, неоснователвного обогащения и инвіх противоправнвіх оснований, зачастую сопровождается подавлением воли должника и удовлетворением интересов кредитора в первую очередв. Таким образом, имущественнвіе отношения, возникающие из противоправнвіх оснований, не могут бвітв включенні в гражданский оборот»1. Также представляется не совсем корректнвім включати в систему гражданского оборота принадлежности блага, т. е. права на него, посколвку сама по себе принадлежности блага тому или иному лицу, как и создание вещи, оборот не создает, оборот возникнет, когда посредством своих поступков собственник будет осуществлятв передачу другому субъекту своего субъективного права.

По этому поводу О. А. Красавчиков писал следующее: «Характерным признаком обязательств гражданского оборота являются: правомерность оснований возникновения, эквивалентность содержания; имущественное предоставление причинителя вреда (неосновательно обогатившегося) потерпевшему не имеет под собой эквивалентной основы, характерной для обязательств гражданского оборота»[17] [18].

А. А. Морозов полагает, что под гражданским оборотом следует понимать сумму только правомерных действий субъектов, направленных на передвижение нематериальных и материальных благ в пространстве для удовлетворения различных нужд участников правоотношений. Осуществляются указаннвіе действия в пределах закрепленной за такими субъектами правосубъектности1.

Думается, что к его точке зрения следует отнестись критически, так как не всегда действия субъектов направлены на перемещение в пространстве нематериальных и материальных благ. В силу законодательно закрепленных и присущих недвижимому имуществу признаков при обычных условиях его невозможно переместить в пространстве. Весьма сомнительно и то, что можно переместить в пространстве нематериальное благо. Скорее, здесь происходит переход от субъекта к субъекту права на нематериальное и материальное благо, который может и не сопровождаться передвижением имущества в пространстве.

Е. А. Суханов считает, что гражданский оборот - это и совокупность сделок всех его участников, и возникающие на этой основе обязательственные отношения, которые юридически оформляют экономические отношения товарообмена[19] [20].

А. А. Воронцова под гражданским оборотом также понимает совокупность сделок и иных действий, предметом которых выступают объекты гражданских прав[21].

В силу сказанного представляется верным мнение И. А. Полуяхтова, согласно которому «гражданский оборот - это юридическая форма экономического оборота, отражающая процесс перехода субъективных имущественных прав участников гражданских правоотношений, основанная на совершении причинно обусловленных распорядительных юридических поступков, а применительно к вещным договорам - распорядительных односторонних сделок»[22]. Предпосылкой оборота являются волевые правомерные действия (распорядительные юридические поступки), посредством которых происходит также реализация гражданского оборота.

Гражданскому обороту присущи движение, динамика.

И. А. Полуяхтов отмечает: «Движению материальных благ в сфере экономического оборота должно соответствовать какое-то изменение в области права. Эти изменения и будут составлять в своей совокупности гражданский оборот и главным образом касаются субъективных прав. Наиболее наглядный пример в этом отношении представляет собой собственник имущества: он может передать право собственности другому субъекту правомочий, тождественных входящим в содержание права собственности, и тем самым лишить себя возможности реально осуществлять эти правомочия»1. В результате И. А. Полуяхтов приходит к выводу, что по сути гражданский оборот совпадает с гражданско-правовой категорией правопреемства, однако представляет собой частные случаи правопреемства, которые рассматривает в совокупности[23] [24].

Из концепции понятия гражданского оборота, предложенной И. А. Полу- яхтовым вытекает следующее: правовой формой воплощения экономического оборота является гражданский оборот. Только там, где уже есть субъект права, может возникнуть гражданский оборот. Такой субъект права путем совершения юридических распорядительных поступков обладает способностью сообщить движение - динамику - своему субъективному праву, иначе говоря, передать право на имущество.

Соглашаясь в целом с позицией И. А. Полуяхтова, отметим, однако, что предпосылкой и следствием гражданского оборота является субъективное право на имущество (нематериальное благо).

Резюмируя приведенное, можно утверждать, что под гражданским оборотом в науке понимаются:

1) совокупность сделок;

2) юридическая форма экономического оборота;

3) динамика имущественных правоотношений;

4) административнвіе актві и инвіе юридические факты, из которвіх возникают граждане ко-право ввіе имущественнвіе отношения.

Основу (основания) гражданского оборота составляют правомернвіе юридические действия.

В науке в составе гражданского оборота выделяют имущественный оборот, хозяйственнвш оборот, торговый оборот, денежный оборот, деловой оборот1.

Так, в дореволюционной литературе уже разделяли гражданский и торговвш оборот. Г. Ф. Шершеневич, например, отмечал, что гражданский оборот представляет собой сумму юридических сделок, которвіе производятся членами гражданского общества. А торговвш оборот составляют лишв сделки, которвіе направленні на осуществление посреднической деятелвности[25] [26].

Выделяя в рамках гражданского оборота предпринимателвский оборот, А. А. Морозов характеризует его как «совокупности правомернвіх действий субъектов предпринимательской деятельности, осуществляемой в рамках закрепленной за ними правосубъектности, связанных с продажей товаров, пользованием имуществом, выполнением работ и оказанием услуг, направленных на перемещение в пространстве различных материальных и нематериальных благ в целях извлечения прибыли»[27]. Таким образом, по его мнению, квалифицирующим признаком предпринимательского оборота выступает совершение субъектами предпринимательской деятельности действий, которые связаны исключительно с определенными видами деятельности (использование имущества, продажа товаров, оказание услуг, выполнение работ) и которые направлены на извлечение прибыли.

Е. А. Суханов, раскрывая содержание обвічая делового оборота, пишет, что под таковым следует пониматв главнвш образом обвічай в сфере обязатель- ствеHHBix отношений между предпринимателями1. Помимо делового оборота он выделяет оборот имущественный. И хотя последнее понятие им не раскрвівается, из содержания его текста можно сделатв ввівод, что имущественный оборот представляет собой главнвш образом обязателвственнвіе отношения (разнооб- разнвіе сделки)[28] [29] [30].

Обособление в рамках гражданского оборота денежного оборота происходит по предмету. Таким предметом являются денвги, исполвзуемвіе не как универсалвное средство обмена блага, а как особый «товар», при этом денеж- HBiй оборот отражает динамику перехода субвективнвіх имущественнвіх прав на денвги субъектов гражданских правоотношений.

Основан денежный оборот на совершении причинно обусловленнвіх распорядительных юридических поступков. Так как и с правовой, и с экономической точки зрения иностранная валюта является деньгами, то оборот иностранной валюты есть часть денежного оборота.

Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ «О валютном регули- ровании и валютном контроле» регулирует оборот валюты в РФ. Согласно его положениям (п. 5 ст. 1) иностранная валюта наряду с внешними ценными бумагами входит в состав валютных ценностей и является соответственно предметом оборота валютных ценностей.

По мнению Р. А. Ражкова, оборот валютных ценностей составляют:

совокупность гражданско-правовых обязательств, которые возникают из правомерных действий и направлены на передачу валютных ценностей, включая уплату иностранной валюты[31];

возникающая из правомерных действий совокупности обязательств, объектом которвіх ввіступают валютные ценности1;

возникающая из правомернвіх оснований совокупности обязательств, ко- торвіе ввіражают динамику прав на валютнвіе ценности[32] [33];

Считая это мнение справедливым, полагаем, что части гражданского оборота, отражающая динамику перехода субиективнвіх имущественнвіх прав на иностранную валюту субъектов гражданских правоотношений, основанную на осуществлении правомерных волеввіх действий, и составляет гражданский оборот иностранной валютні, при этом его непременным условием и результатом являются вещные права на иностранную валюту.

Ограниченная обор ото способность иностранной валюты выступает первой и очевидной особенностью российского оборота иностранной валюты. Под обо- ротоспособностью понимается способность объекта менять своих владельцев (собственников) и быть объектом имущественного оборота (различных сделок) [34].

Исторически в зависимости от социально-экономических условий те или иные объекты гражданских прав относились к объектам: 1) изъятым из оборота; 2) ограниченно оборотоспособным; 3) находящимся в свободном обороте. Вместе с тем отнесение объектов гражданских прав к определенной группе (изъятых из оборота, ограниченно оборотоспособных) не было данным раз и навсегда. C изменением интересов защиты жизни и здоровья людей, финансовых интересов или безопасности государства, охраны культурных ценностей и природы о борото способность конкретного объекта гражданского права может изменяться.

Так, Г. Ф. Шершеневич писал, что весь окружающий человека внешний мир составляет «неистощимый запас для создания вещей, которые, ввиду их потребительской и меновой ценности, подлежат сделкам между частными лицами, составляющим в совокупности гражданский оборот. Однако некоторые части внешнего мира стоят вне оборота по причинам естественным, по соображениям государственнвш или религиознвш»1.

В России обращение иностранной валютні исторически всегда бвіло ограничено. Причиной тому были и остаются защита националвной валютні, защита финансоввіх интересов государства.

После революции политика Советской России в области оборота валютник ценностей и иностранной валютні бвіла сосредоточена на аккумулировании их в руках государства для проведения экономических реформ. Возможноств легалвного обращения валютнвіх ценностей, допущение частной собственности на них, как писал Л. А. Лунц, вперввіе бвіло предусмотрено в декрете CHK РСФСР от 4 апреля 1922 г. «Об обращении золота, серебра, платины, драго- ценнвіх камней и иностранной валютні». До принятия указанного декрета иностранная валюта и благороднвіе металлві в слитках и монете считалисв изъ- ятвіми из гражданского оборота; иностранная валюта подлежала реквизиции с оплатой советскими денежнвши знаками по официалвно установленному курсу, изделия из благороднвіх металлов и драгоценнвіе камни могли находитися в частной собственности лишв в количествах, не превышавших определенной нормы на одно лицо . Данный декрет отменил обязателвную сдачу иностранной валюты государству, сохранив за государственным банком монополвное право на ее покупку и продажу. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. содержал в ст. 24 правило о том, что предметом сделок иностранная валюта может выступать исключительно в пределах и в порядке, установленных в специальных узаконениях (приложение 2 к Гражданскому кодексу РСФСР 1922 г.).

Постановлением CHK СССР от 4 февраля 1930 г. «Об упразднении всесоюзных съездов биржевой торговли»[35] [36] [37] сделки с валютными ценностями и иностранной валютой вообще были запрещены, а товарные и фондовые биржи упразднены. Возвращение иностранной валюты в гражданский оборот произошло со вступлением в силу Указа Президиума Верховного Совета СССР от 30 ноября 1976 г. «О сделках с валютными ценностями на территории СССР». Указом были перечислены валютные операции, в которвіх имели право участ- воватв физические лица. В далвнейшем, после принятия Закона СССР от 30 июня 1987 г. № 7284-ХІ «О государственном предприятии (объединении)», право иметв иностранную валюту и ввіходити на внешний рвшок получили предприятия. Однако все они (предприятия) должны бвіли держати валютные средства на счетах во Внешэкономбанке СССР. Законом СССР от 1 марта 1991 г. № 1982-1 «О валютном регулировании»1 оборот иностранной валюты был также ограничен, запрещалосв совершение любых сделок с валютными ценностями между резидентами, а также резидентами и нерезидентами на территории СССР, за исключением установленных законом случаев. Первым законом Российской Федерации, регламентирующим оборот иностранной валюты, стал Закон РФ от 9 октября 1992 г. № 3615-1 «О валютном регулировании и валютном контроле»[38] [39]. И хотя указанный Закон, безусловно, был направлен на либерализацию валютно-право во го регулирования, однако оборот иностранной валюты он ограничивал необходимостию получения индивидуалвных разрешений на совершение валютных операций.

По действующему законодателиству оборот иностранной валюты также ограничен. В п. 2 ст. 129 ГК РФ предусмотрено, что виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежатв толико отделвным участникам оборота либо нахождение которвіх в обороте возможно по специалвному разрешению, подлежат установлению в законе либо в предусмотренном законом порядке. В ст. 140 ГК РФ указано, что порядок, условия, случаи исполвзования иностранной валютні на территории Российской Федерации устанавливаются законом или в определенном им порядке.

Условия и порядок обращения иностранной валютні на территории Российской Федерации регулирует Закон № 173-ФЗ. Он вводит понятие валютной операции, закрепляя видит разрешенных для совершения между разивши категориями лиц (резиденты и нерезиденты) валютных операций. Используя понятие «валютная операция», Закон № 173-ФЗ позволяет отграничить общественные отношения, на которые распространяются требования валютного законодательства и нормы ответственности за его нарушение, от тех отношений, на которые такие требования не распространяются.

Из анализа ст. 6, 9, 10, 11 Закона № 173-ФЗ следует, что, по общему правилу, запрещены любые валютные операции между резидентами. Исключения составляют случаи, прямо предусмотренные в ст. 9 Закона № 173-ФЗ. Здесь действует правовой принцип «Запрещено все, что прямо не разрешено законом». Между нерезидентами и резидентами валютные операции, наоборот, производятся без ограничений, исключения составляют валютные операции, поименованные в ст. 11 указанного Закона (ст. 6 Закона № 173-ФЗ). Соответственно относительно данных валютных операций действует иной правовой принцип - «Разрешено все, что прямо не запрещено законом». Наконец, в ст. 10 Закона № 173-ФЗ устанавливаются виды валютных операций, которые нерезиденты могут совершать между собой без ограничений.

Закон № 173-ФЗ общего определения валютной операции не содержит, в нем лишь исчерпывающим образом перечислены разные виды валютных операций. Соотнеся этот перечень с содержанием совершаемой гражданско- правовой сделки с применением иностранной валюты, можно определить, осуществляется она без ограничения, либо вообще запрещена, либо регулируется в особом порядке Правительством РФ и Центральным банком РФ (более подробно валютные операции, валютные сделки как основания возникновения, изменения, прекращения гражданских прав и обязанностей будут рассмотрены позже).

Итак, частью денежного оборота, который, в свою очередь, включен в состав гражданского оборота, является оборот иностранной валюты. Гражданский оборот в целом с входящим в него гражданским оборотом иностранной валюты представляет собой правовую форму экономического оборота и отражен в нормах позитивного права.

Сама по себе норма позитивного права перехода права на иностранную валюту от субъекта к субъекту не влечет. Чтобы такой переход состоялся, необходимы действия, причем действия законные и волевые (основания), и предпосылки, т. е. то, что дает субъекту, вступающему в правоотношения, законные основания распорядиться своим правом через волевое действие.

В науке гражданского права единый подход к определению понятий «основания» и «предпосылки» динамики гражданских правоотношений (перехода прав и обязанностей) не сложился.

Еще в советское время одни исследователи считали, что некоторые правоотношения возникают прямо из закона1. На наш взгляд, это мнение является сомнительным, так как сама по себе норма права не влечет возникновения, изменения, прекращения гражданских прав и обязанностей.

Ряд других ученых указывали на то, что в качестве источника правоотношений выступают юридические факты, но при этом из числа моментов, определяющих возникновение, изменение и прекращение правоотношения, исключали нормы права, правосубъектность и материальные предпосылки[40] [41]. Полагаем, что к этой точке зрения также надо отнестись критически, поскольку явление становится юридическим фактом лишь тогда, когда норма права называет его в качестве такового.

О. А. Красавчиков, тщательно проанализировав эту тематику, выделил три основания возникновения гражданских правоотношений: нормативноправовые, правосубъектные и юридико-фактические, которые в совокупности определяют отраслевую принадлежность, сущность, содержание и характер возникающих правовых связей[42]. Чтобы норма права начала действовать, необходимо наступление обстоятельств реальной действительности, с которыми норма права связывает движение правоотношения. Такие обстоятельства представляют собой юридические факты, иначе говоря, жизненнвіе ситуации, с ко- торыми нормві права связвівают возникновение, изменение или прекращение правоотношения1. Приведенное воззрение, согласно которому юридический факт не может существоватв безотносителвно нормві права, а без юридического факта невозможна динамика правоотношения, стало общепризнаннвш в цивилистике.

Юридические фактві классифицируют по разнвш основаниям. Традиционно они подразделяются на собвітия и деяния, последние в свою очередв подразделяются на действия и бездействие и, кроме того, делятся на правомернвіе (индивидуалвнвіе актві и юридические поступки) и неправо мер нвіе (преступле- ния и проступки) . Не давая деталвную характеристику каждого из видов юридических фактов (это не входит в предмет нашей работы, но более подробно указанный вопрос будет раскрвіт ниже), отметим, что для того чтобві возникла динамика (движение) права на иностранную валюту, возник ее гражданский оборот, необходимо действие субъекта, причем волевое. То еств правосубъектная предпосылка - это праводееспособность и деликтоспособность лица, права и обязанности которого на иностранную валюту возникают, изменяются и прекращаются.

Непременным условием (предпосылкой) и результатом (следствием) гражданского оборота на иностранную валюту являются вещные права на нее. Основание такого оборота составляют юридические волевые действия субъектов, главным образом валютные сделки (сделки с иностранной валютой).

Свои финансовые и экономические интересы, включая национальную валюту, любое государство защищает, регулируя на своей территории оборот иностранной валюты, при этом используя разные методы: от абсолютной государственной монополии на иностранную валюту до абсолютной либерализации ее обращения. [43] [44]

Правовое регулирование оборота иностранной валютні в России также прошло различите этапвг от государственной монополии на нее в советский период (1917-1922 гг. и 1930-1991 гг.) до относителвно свободного правового режима в настоящее время. C 2003 г. происходит планомерное послабление и отмена валютнвіх ограничений, упрощение процедур, связаннвіх с осуществлением валютнвіх операций. Отметим, что либерализация оборота иностранной валютні в Российской Федерации обусловлена, в том числе, вступлением в июле 2012 г. России в членні Всемирной торговой организации (ВТО) и принятием на себя ряда соответствующих обязателвств. Прошедшая либерализация ввіразиласв в отмене следующих способов регулирования обращения валютні: 1) обязателвной реализации на внутреннем валютном рвшке РФ части валютной ввіручки; 2) обязателвного ее резервирования (и всех ограничений с ним связаннвіх); 3) обязателвного полвзования валютнвш счетом (и всех ограничений, с ним связаннвіх); 4) регламентации Правителвством РФ и Централвнвш банком РФ валютнвіх операций по движению капитала; 5) специалвного порядка исполнения обязателвств нерезидента перед резидентом.

В действующем Гражданском кодексе РФ содержатся положения, регулирующие оборот иностранной валютні (ст. 128, и. 2 ст. 130, ст. 140, 141, 317, и. 2 ст. 454, и. 4 ст. 498, и. 2 ст. 807, 878, пи. 1, 2 ст. 925, и. 2 ст. 1172), анало- гичные норMBi содержатся в таких специалвнвіх законах, как Закон №173-Ф3, ФЗ «О Централвном банке Российской Федерации (Банке России»)». Кроме того, положения, регламентирующие обращение иностранной валютні в России, закрепленві в нормативнвіх правоввіх актах Президента России, Правителвства РФ, федералвнвіх органов исполнителвной власти, актах Банка России.

В юриспруденции относителвно места совокупности норм, регулирующих обращение иностранной валютні, валютнвіх ценностей в российской системе права, единого мнения не сформировалосв. Эволюция валютного законо- дателвства, появление болвшого количества подзаконнвіх нормативнвіх актов (Президента РФ, Правителвства РФ, Банка России), регулирующих оборот ино-

зо

странной валюты, стали причиной, по которой отдельные исследователи стали выделять в российском праве новую отрасль - «валютное право».

Например, Н. Н. Земцов и Б. Ю. Дорофеев, обосновывая наличие данной самостоятельной отрасли российского права, предлагают под валютным правом понимать «систему норм, регулирующих общественные отношения по совершению валютных операций, а также в сфере валютного регулирования, валютного контроля и ответственности за валютные правонарушения»1.

Ряд исследователей считают валютное право комплексной отраслью права, в которой сочетаются положения публичных и частных отраслей права. А. И. Муранов указывает: «Валютное регулирование (валютное право) не имеет сегодня ни ярко выраженной частноправовой природы, ни чисто публичноправовой»[45] [46]. По мнению Вернера Ф. Эбке, валютное право функционирует и как частное, и как публичное право, причем публичное валютное право представляет собой государственную валютную политику, в свою очередь частное валютное право опосредует отношения между частными лицами по поводу оборота валютных ценностей[47].

Ряд других ученых считают валютное право подотраслью, институтом[48] финансового права. Так, по мнению А. В. Емелина и Г. А. Тосуняна, валютное право представляет собой подотрасль финансового права - совокупность правовых норм, регламентирующих отношения, которые возникают по поводу валютных ценностей[49].

По нашему мнению, согласиться с изложенными точками зрения сложно. Главными признаками, по которым из всего массива правовых норм вычленяется отрасль права, в теории права называют предмет и метод регулирования, т. е. то, какие отношения регламентируются посредством права и каким образом.

Правовую форму общественнвіх отношений, присущую именно даннвім отношениям, обусловливает их содержание. Режим регулирования и характер правовой формы, в которую общественнвіе отношения облекаются, определяются характером связей между субъектами даннвіх общественнвіх отношений. Режим регулирования находит свое ввіражение в особом комплексе приемов и способов воздействия на общественнвіе отношения, которвіе составляют метод регулирования конкретной отрасли права. Общепризнанно, что диспозитивный метод регулирования характерен для частного права, публичному праву присущ императивный метод регулирования.

В рамках экономического оборота - оборота товаров, денежнвіх средств - складвіваются и общественные отношения по поводу оборота иностранной валютні. Правовой же формой экономического оборота является гражданский оборот. Хотя указанные общественнвіе отношения обладают особенностями, они, однако, относятся к предмету гражданско-правового регулирования и на них распространяется гражданско-правовой метод регулирования, основанный на автономии воли, юридическом равенстве, имущественной самостоятельности их (отношений) участников, судебном порядке защиты гражданских прав. В Гражданском кодексе РФ (ст. 2) установлено, что в предмет регулирования гражданского права входят: порядок возникновения и осуществления вещных прав, договорные, иные обязательства, а также другие имущественные отношения, включая отношения, связанные с валютными ценностями. В связи с этим считаем нецелесообразным, не влекущим за собой никакого правового эффекта «выделение» данных норм из области регулирования гражданского права, их копирование и изучение в пределах отдельного «валютного права», даже если и назвать такую отрасль «комплексной».

В научной литературе термин «комплексный» употребляется для обозначения совокупности правовых норм, которые относятся к различным отраслям права. Комплексные отрасли права выделяют главным образом потому, что в правовом регулировании соответствующих общественных отношений сочетаются методы, которые присущи как публично-правовым, так и частноправовым отраслям. Так, В. А. Бублик указывает, что вторичные комплекснвіе образования формируются в резулвтате влияния на любвіе правоввіе отрасли сосуществующих частного и публичного права как «глобалвнвіх активнвіх правопо- рядков»[50].

Представляется также сомнительным отнесение регулирования оборота валютных ценностей, в том числе иностранной валюты, к области финансового права (выделять в качестве его подотрасли, института), которое относится к публично-правовым отраслям и по своему содержанию не способно регулировать образующиеся в сфере оборота иностранной валюты общественные отношения.

Безусловно, невозможно утверждать, что все определяющие правовой режим иностранной валюты нормы права входят в систему гражданского права, есть достаточно объемный массив таких норм, которые относятся к сфере публичного права. Например, это нормы, регламентирующие меры административной ответственности, основания и размер ответственности за нарушение валютного законодательства (ст. 15.25 КоАП РФ). Статьей 2 Закона № 173-ФЗ установлено, что в сферу действия этого Закона входят валютное регулирование и валютный контроль, а также права и обязанности нерезидентов и резидентов по владению, пользованию и распоряжению валютными ценностями.

Существование специального Закона о валютном регулировании и валютном контроле, значительного числа норм публичного права, предусматривающих особенности оборота иностранной валюты, вызвано интересами защиты и укрепления российской валюты, финансовой и экономической безопасности России. Именно поэтому ограничены права субъектов правоотношений, возникающих в сфере обращения иностранной валюты. Однако это не значит, что оборот иностранной валюты регулируется положениями «комплексной отрасли» валютного права или публичного права.

Кроме того, российское гражданское право нельзя рассматривать как частное в чистом виде, в нем переплетены частноправовые и публично- правовые начала. Например, публично-правовые начала в ГК РФ проявляются, на наш взгляд, в запрете оборота, ограничении оборота ряда видов имущества для обеспечения экономической безопасности государства, его обороноспособности. Ограничивать гражданские права и обязанности возможно только в случае, когда такое ограничение обусловлено потребностью защиты здоровья, нравственности, прав, законных интересов других лиц, основ конституционного строя, а также обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст. 1 ГК РФ).

Современное гражданское право Российской Федерации, как пишет В. А. Бублик, не является в чистом виде частным правом, так как регулируемые им частные и публичные отношения нередко оказываются взаимообусловленными и тесно переплетенными. Это объясняется относительностью частной либо публичной природы субъективных прав, с которых начинаются и общественные отношения, выступая в качестве предмета правового регулирования, и само право1.

Л. В. Щенникова считает, что характеризовать гражданское право с точки зрения приоритетной защиты только частных интересов нельзя, для него важно единение интересов, их эффективное и оптимальное сочетание. Гражданское право, охраняя частное, должно учитывать общественно важное, поскольку общественные интересы направлены на благоденствие всех и каждого, и вследствие этого всегда должны согласовываться с задачами общества[51] [52].

Таким образом, взаимопроникновение и переплетение частного и публичного в гражданском праве обусловило присутствие в регуляции обращения иностранной валюты публично-правовых методов.

Обращение иностранной валюты в Российской Федерации регламентируется посредством норм: между нар однвіх соглашений, общей и особенной частей Гражданского кодекса РФ, инвіх нормативнвіх правоввіх актов гражданского законодателвства, а также обвічаями делового оборота с особенностями, предусмотренными специалвным Законом № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле». Это позволяет утверждатв следующее: гражданский оборот иностранной валюты подчиняется закрепленным в ст. 1 Гражданского кодекса РФ общим принципам гражданского права: стабилвности и добросовестности участников такого оборота, равенства сторон гражданских правоотношений и т. д.

Помимо этого, обращение иностранной валюты основано на таком специфическом принципе, как принцип номинализма, а также на обозначенных в пп. 2, 5 ст. 3 Закона № 173-ФЗ основных началах: 1) недопущения безоснова- телвного вмешателвства государства и его органов в валютные операции нерезидентов и резидентов; 2) защиты прав и экономических интересов резидентов и нерезидентов при осуществлении валютных операций, - которые, по сути, являются частным выражением общих принципов гражданского права, производив: от них.

Под правовыми принципами в теории права принято пониматв, как правило, закрепленные в законодателвстве основные идеи, общие начала, наиболее общие руководящие положения права. Эти основные начала свойственны праву в целом (правовой системе), отделвным отраслям права, а также подотраслям, институтам и под институтам. Общего воззрения относителвно того, что может являтися источником правового принципа вообще и гражданского оборота в частности, в науке не сложилосв. Одни ученые считают, что источником правового принципа может бытв исключителвно нормативный правовой акт[53], другие полагают, что сведения о принципах права можно почерпнути также непрямым способом - из смысла законодательства через акты судов высших инстанций1. И наконец, ряд исследователей считают, что источниками правовых принципов могут быть и правовые обычаи[54] [55].

Полагаем, что источниками правовых принципов гражданского оборота, оборота иностранной валюты могут выступать нормативные правовые акты, эти принципы могут быть закреплены в судебных актах высших инстанций и вытекать из смысла, духа законодательства. И наконец, правовой обычай может стать источником правового принципа, если он давно сложился и широко применяется в практике, прежде всего в судебной. Например, к таким правовым обычаям относится правило о соотношении общей и специальной нормы, более раннего и позднего акта, и т. д.

Большую роль в закреплении в правовом поле «правовых принципов», в том числе гражданского оборота, играет судебная практика. В частности, суды при вынесении судебных актов неоднократно высказывались о существовании таких основных правовых «начал» оборота, как принцип правовой определенности, разумных ожиданий участников гражданского оборота. Так, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, рассматривая жалобу на судебные акты о признании права собственности на транспортное средство и обязании передать свидетельство о его регистрации и паспорт машины с отметками о снятии с учета, отметил, что именно судебной защитой достигаются цели соблюдения принципа правовой определенности и избежание нарушений разумных ожиданий участников оборота[56]. Отметим, что в данном деле возник вопрос о применении постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» к правоотношениям сторон, в связи с чем суд и высказался относительно действия принципа правовых ожиданий и избежания нарушений разумных ожиданий участников оборота.

Не ставя перед собой цель детального исследования общих принципов гражданского оборота (это находится за рамками настоящей работы), рассмотрим подробнее принципы стабильности и номинализма оборота иностранной валюты.

Принцип стабильности гражданского оборота иностранной валюты. Легального определения того, что понимается под принципом стабильности оборота, законодатель не дает, но на него ссылаются суды при рассмотрении споров о признании сделок недействительными.

Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, пересматривая в порядке надзора судебные акты по делу о признании недействительными действий должника по перечислению денежных средств в счет погашения долга в преддверии банкротства (суды апелляционной и кассационной инстанций признали такие действия недействительными согласно ст. 61.3 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»1), отметил, что в целях соблюдения принципа правовой определенности, поддержания стабильности гражданского оборота и обеспечения разумного баланса имущественных интересов всех кредиторов в абзаце 5 и. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве предусмотрено второе обязательное условие недействительности сделки. Установив отсутствие данного условия, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ оставил в силе судебный акт суда первой инстанции, которым в признании таких действий недействительными было отказано, приняв решение в пользу именно поддержания стабильности гражданского оборота[57] [58].

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, рассматривая дело, касающееся недействительности договоров залога и поручительства, пришел к выводу, что хотя общество, заключая договоры залога и поручительства с банком, не одобрило в установленном порядке данные крупные сделки (решения об их одобрении были признаны судом недействительными), возлагать отрицательные последствия нарушений, допущенных обществом и его участниками, на банк, который действовал добросовестно, нельзя. Такая позиция соответствует тенденции развития законодательства - Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»1, создает определенность в данных правоотношениях и обеспечивает стабильность гражданского оборота .

Отметим, что на практике в целом наблюдается направленность судов на сохранение оспариваемых сделок в силе, чтобы не допустить разрушения самих сделок, возникших из них правоотношений, обеспечить стабильность оборота. Причем суды, применяя данный принцип при разрешении конкретных споров, также не раскрывают его содержания, презюмируя, что его суть всем известна.

На начало стабильности указывает Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21 апреля 2003 г. № б-П, вынесенном по итогам проверки на предмет соответствия Конституции Российской Федерации положений пп. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ. Суд, в частности, отметил, что в целях гарантирования стабильности, предсказуемости и надежности гражданского оборота законодатель обязан создавать такие механизмы и способы осуществления имущественных прав, которые бы обеспечивали эффективную защиту последних не только собственникам, но и добросовестным приобретателям как участникам гражданского оборота, распространив их (способы и механизмы) на добросовестного приобретателя имущества от лица, которое не обладало правом его отчуждать (ст. 302 ГК РФ). При этом суд подчеркнул, что в данной ситуации двусторонняя реституция по правилам ст. 167 ГК РФ неприменима[59] [60] [61].

«Толковый словарь русского языка» С. И. Ожегова трактует стабильность как устойчивость, постоянность, прочность. Используется это понятие в основном при характеристике физических явлений, т. е. стабильность - это естественнонаучный термин. В свою очередь, в социологии под стабильностью подразумевается способность системы функционировать, поддерживая равновесие и сохраняя неизменной свою структуру. Экономическая теория также оперирует понятием стабильности1. Так, под инвестиционной стабильностью понимается возможность инвестиционной среды экономики поддерживать необходимые условия для обеспечения связей между субъектом и объектом инвестиций в достаточной мере для достижения цели инвестирования, а также адаптироваться к новым условиям и противодействовать дестабилизирующим факторам[62] [63].

Поскольку гражданский оборот представляет собой юридическое воплощение экономического оборота, постольку принцип стабильности имеет здесь фундаментальное значение. Он характеризует основные условия успешного развития экономического оборота, а именно стремление к равновесию, прогно- зируемость результатов и устойчивость. В целом, как отмечает П. С. Федосеев, стабильность является синонимом нормального функционирования и устойчивости системы независимо от ее взаимодействия с другими, связанными с ней системами, к примеру, государства и рынка, правового регулирования и экономических отношений[64]. Стабильность охватываемых понятием «гражданский оборот» правоотношений означает существование предоставленного законом всем участникам этих правоотношений шанса в достижении желаемых правомерных целей.

Присоединяясь к точке зрения П. С. Федосеева, полагаем, что стабильному гражданскому обороту присущи такие признаки, как надежность, предсказуемость и направленность на установление баланса прав и законных интересов всех его участников в целом. Именно предсказуемость результата гражданских правоотношений, при обычном их течении, в которые вступают субъекты по поводу нематериальных и материальных ценностей, составляет суть категории стабильности гражданского оборота и ее главную характеристику.

Стабильность гражданского оборота и соответственно оборота иностранной валюты обеспечивается путем установления в гражданском законодательстве:

а) защиты добросовестного владельца в случаях приобретения им права собственности от неправомочного отчуждателя;

б) сокращения легальных возможностей признания сделки недействительной в ситуациях, когда признание сделки недействительной как гражданско-правовая санкция явно неоправданно и явно несоразмерно характеру и последствиям допущенных при ее совершении нарушений. Отметим, что в настоящее время круг лиц, которые наделены правом оспорить сделку, сужен. Действует также правило, в силу которого заявление о признании сделки недействительной не будет иметь никакого значения, если заявитель действует недобросовестно, например, поведение лица после заключения сделки давало основание другим полагаться на ее действительность, и др.;

в) необходимости соблюдения принципа своевременного и надлежащего исполнения принимаемых на себя участниками оборота обязательств, недопущения одностороннего отказа от исполнения принятых на себя обязательств (ст. 309, 310 ГК РФ).

г) правил об исковой давности, которые обеспечивают стабильность гражданского оборота путем дисциплинирования его участников в осуществлении прав и исполнении обязанностей, устраняют неопределенность, что неоднократно отмечалось в судебных актах[65].

д) правил о приобретательной давности, которые призваны устранять правовую неопределенность относительно принадлежности объектов гражданского оборота.

Существенно способствуют обеспечению стабилвности гражданского оборота судебная практика, а также органы публичной власти.

Свой вклад в эту сферу внесла и реформа гражданского законодателвства. В Концепции развития гражданского законодателвства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодателвства РФ от 7 октября 2009 г. (далее - Концепция)[66] указывается, что поступателвное развитие и эффективное функционирование экономики во многом зависят от ликвидации пробелов в гражданском законодателвстве. В ней содержатся положения, направленные на их заполнение, а также закрепляются меры, способствующие поддержанию стабилвности гражданского оборота. В числе таких мер: 1) установление ясных и определенных правил защиты вещных прав, интенсификация регулирования посредством придания ему болвшей императивности; 2) введение правила о сохранении однажды заключенного договора и ряд других.

Принцип номинализма гражданского оборота иностранной валюты. Для такой части гражданского оборота, как оборот иностранной валюты, характерны все его (гражданского оборота) признаки. Принцип номинализма выражает стабилвноств денег, иностранной валюты, гражданского оборота в целом. Правило об установлении размера денежного обязателвства исходя исключителвно из номиналвной суммы денежных единиц, в которых оно выражено, без учета колебаний покупателвной силы денег лежит в основе всей современной мировой и российской кредитной системы и системы денежных платежей, бухгалтерского учета и гражданских правоотношений.

Иностранная валюта является денвгами в силу ст. 140 ГК РФ. По номиналистической теории A. NussbaunT а, денвги - это родовые вещи. При их принятии и передаче во внимание принимается толвко отношение денежного знака к определенной идеалвной единице. Вследствие указанного обстоятелвства ценностный и материалвный субстрат денежного знака не является моментом, который определяет понятие денег.

Тем не менее принцип номинализма в доктрине и правоприменительной практике главенствовал не всегда. Например, в странах, экономика и денежная система которых особенно пострадала вследствие Первой мировой войны, в том числе в России, популярностью пользовалась так называемая «валори- стическая» концепция, суть которой состояла в том, что за полученную ценность (благо) должна быть уплачена сумма, которая составляет ее (ценности) действительную стоимость. По сути, сумма денежного платежа переоценивалась в зависимости от курса национальной валюты.

Деньги, как известно, выступают мерой всеобщего эквивалента и являются универсальным средством обращения. Принцип номинализма вносит определенность в деловые отношения, их упорядочивает, обеспечивая в результате стабильность деловых отношений и стабильность гражданского оборота в целом. Принцип номинализма закреплен в Конституции РФ, где отражено, что деньги обязательны к приему по их нарицательной стоимости. В то же время обесценивание денег нарушает принцип справедливости1. Лишь в исключительных случаях и в силу прямого указания закона возможно отступление от принципа номинализма[67] [68].

В ходе инфляционных процессов, которые определяются экономическими причинами и не зависят от воли сторон гражданского правоотношения, покупательная способность денег с течением времени изменяется. Как правило, деньги «удешевляются». Условно говоря, 100 рублей при заключении, например, договора займа будут уже неравны 100 рублям при его исполнении. Однако отступления от принципа номинализма носят исключительный характер. В частности, законодатель, четко ему следующий, все же допускает исключения из него в виде индексации цен. Например, используя при расчете размера основного долга индексационные оговорки, следует принимать по внимание действующую на момент фактического возврата долга соответствующую референтную величину: размер прожиточного минимума, курс валют и т. д. Причем стороны соглашения имеют возможность самостоятельно определить, каким образом будет пересчитываться курс иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли, они также могут указать собственный курс такого пересчета. Указанное правило установлено в п. 12 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 ноября 2002 г. № 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее по тексту Информационное письмо ВАС РФ № 70)1.

Статьей 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту ГПК РФ)[69] [70] [71] предусмотрена возможность индексации судом присужденных денежных сумм на день исполнения решения суда без предъявления отдельного иска. В ст. 183 Арбитражного процессуального кодекса Рос- сийской Федерации (далее по тексту АПК РФ) содержится аналогичная норма. Эти правила об индексации применимы и в случае вынесения судом решения о взыскании долга в иностранной валюте, поскольку правило в законодательстве не установлено. Индексация выступает одним из инструментов, обычно в гражданско-правовом обязательстве, возмещения кредитору убытков, которые обусловлены инфляцией (обесцениванием денег). Она заключается в увеличении сумм посредством применения коэффициентов, которые установлены законом или договором[72].

Кроме того, свой интерес в компенсации уменьшения покупательной способности денег кредитор имеет возможность учесть с помощью условия об уплате должником процентов за пользование денежными средствами, которые были ему предоставлены.

Обесценивание денег может быть также «покрыто» договорной неустойкой за просрочку исполнения обязательства. Основной целью договорной неустойки служит обеспечение исполнения обязательства.

Одним из способов индексации является возможности ввіражения долга в твердой иностранной валюте, которая, как правило, имеет стабилвную ценности и устойчивый рост курса по отношению к рублю. Таким способом преодолевается падение покупателвной способности российской валютні, в чем проявляется особенности иностранной валютні. На практике достаточно широко исполв- зуются так назвіваемвіе валютнвіе оговорки. Денежное обязателвство в силу п. 2 ст. 317 ПС РФ можно ввіразитв не толвко в рублях, но и в условнвіх денежнвіх единицах или иностранной валюте. Причем в п. 2 Информационного писвма ВАС РФ № 70 установлено, что ввіразитв в условнвіх денежнвіх единицах или иностранной валюте долг можно не толвко в договорнвіх, но и во внедоговор- HBix обязателвствах. Такая возможности может бвітв предусмотрена в законе или соглашении сторон. Кроме того, можно начислити процентні в размере банковского процента на сумму денежного обязателвства, ввіраженного в иностранной валюте, по ст. 395 ГК РФ (полвзование чужими денежнвши средствами). И договорнвіе, и законнвіе процентні начисляются на сумму в иностранной валюте (пп. 8, 9 указанного информационного писвма).

Яркий пример - ситуация, сложившаяся в августе 1998 г., когда дефолт ввізвал резкое поввннение курса свободно конвертируемой иностранной валютні (прежде всего доллара США) по отношению к рублю, и должники, которвіе бвіли обязанві по обязателвству, ввіраженному в иностранной валюте, не могли его исполнитв - оплатити работы, вернути сумму займа, оплатити поставленнвш товар и т. п. Однако даже существенное изменение курса рубля к иностранной валюте, как показала впоследствии судебная практика, не повлекло за собой отступления от принципа номинализма. По такого рода обязателвствам должники не бвіли освобожденві от обязанности вернути ту сумму денег, которую ДОЛЖНВІ бвіли уплатитв по договору.

Иллюстрируя соблюдение судами принципа номинализма и планомерного формирования единой судебной практики по применению ст. 317 ГК РФ, в качестве примера можно привести судебнвіе актві по делу № А40-231538/2015. По указанному делу судві апелляционной и кассационной инстанций, рассмотрев жалобы и частично удовлетворяя требования истца о взвіскании долга с поручителя по соглашению о кредитовании в иностранной валюте, ограничили применение норMBi ст. 317 ГК РФ о пересчете долга поручителя на дату фактического платежа, сославшисв на то, что долг основного должника зафиксирован в соответствии с ФЗ «О несостоятелвности (банкротстве)» на дату введения соответствующей процедуры банкротства.

Однако определением Верховного Суда РФ от 20 апреля 2017 г. указанное дело бвіло передано на новое рассмотрение и соответственно отмененві су- дебнвіе акты нижестоящих судов. При этом Верховнвш Суд указал, что определение денежнвіх требований к должнику в рублевом эквиваленте в реестре требований кредиторов не изменяет обязателвств поручителя и не ставит его в заведомо неввігодное положение по отношению к основному заемщику, учиты- вая, что курсовая разница может приниматв как отрицателвнвіе, так и положи- телвнвіе значения. Изменение судами валютні платежа поручителя, установленной договором, при банкротстве основного заемщика противоречит смвіслу обеспечителвного обязателвства как установленного на случай невозврата полученного блага[73].

Определение суммы, подлежащей уплате по денежному обязателвств, пропорционалвно изменению величинві прожиточного минимума на душу населения является еще одним примером закрепленной законодателвством ин- дексационной оговорки. Так, размер пожизненной и постоянной рентні, уста- новленнвш договором в соответствии с величиной прожиточного минимума на душу населения, подлежит согласно действующим правилам увеличению с учетом роста соответствующей величинві прожиточного минимума.

Представляется, что исполвзование российским законодателем таких оговорок является признаком того, что принцип номинализма приобретает диспо- зитивнвш характер.

Итак, частью гражданского оборота является оборот иностранной валюты. Регулируется такой оборот положениями международных соглашений, нормами общей и особенной частей Гражданского кодекса РФ, иных нормативных правовых актов гражданского законодательства, а также обычаями делового оборота с особенностями, предусмотренными в специальном Законе № 173-ФЗ. Это позволяет утверждать, что гражданский оборот иностранной валюты опирается на установленные в ст. 1 Гражданского кодекса РФ общие принципы гражданского права.

Помимо этого оборот иностранной валюты также основывается на своих специфических принципах: принципе номинализма, а также принципах, поименованных в пп. 2, 5 ст. 3 Закона № 173-ФЗ. В то же время действует значительное число положений публичного права, закрепляющих особенности оборота иностранной валюты. Это обусловлено публичными интересами финансовой и экономической безопасности России, защиты и укрепления российской национальной валюты.

Для достижения оптимального баланса публичного и частного интересов в регулировании оборота иностранной валюты, обеспечения отсутствия противоречий в таком регулировании представляется разумным дальнейшее развитие соответствующего правового регулирования в сторону консолидации частных и публичных элементов и принятие единого закона «О валютных отношениях в Российской Федерации». Представляется, что в указанный правовой акт могут войти положения, закрепляющие: понятие иностранной валюты, субъекты правоотношений с иностранной валютой, их статус и правосубъектность, основания возникновения прав на иностранную валюту, их содержание, специфику исполнения денежных обязательств в иностранной валюте, валютные ограничения, основания ответственности за нарушения валютного законодательства и освобождения от такой ответственности.

<< | >>
Источник: Степанченко Андрей Валерьевич. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБОРОТА ИНОСТРАННОЙ ВАЛЮТЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАТ ТИН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2018. 2018

Еще по теме § 1. Понятие и нормативно-правовые основания гражданского оборота иностранной валюты:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -