<<
>>

1.2.4. Классификация вещей как объектов гражданских прав

Исторически сложилось так, что важная с правовой точки зрения классификация вещей в основном определялась не их свойствами, а правилами правовой традиции.

Например, юридическое свойство вещи доминирует над материальной составляющей при определении объекта вещного права — эта известная особенность римской традиции стала наиболее существенной для понимания места вещи в системе объектов права.

Таким образом, никакая другая наука, будь то биология или физика, не могут определять, является ли определенная вещь объектом недвижимого имущества. Только юриспруденция может ответить на вопрос о принадлежности вещей к той или иной категории.

Базовый принцип деления вещей в римском праве основывается на регулировании либо божественным правом, что определялось исходя из их целевого назначения, а также традиций и обычаев, либо правом людей. Вещи, правовой режим которых регулировался человеком, в свою очередь, делились на публичные вещи и вещи частного господства.

Римляне также ввели деление вещей на движимые и недвижимые. К недвижимым относили земельные участки, здания, к движимым — предметы, которые можно было перенести с места на место без причинения им ущерба. Это животные, человек, предметы обихода, деньги и т.п. Недвижимые вещи были основными и дополнительными к ним.

По мнению О.С. Иоффе и В.А. Мусина, «можно назвать лишь одну классификацию вещей, введенную в Риме и так и оставшуюся сугубо римской: деление вещей на манципируемые (res mancipi) и неманципируемые (res nec mancipi)»[88]. Подобная классификация основывалась на значимости вещей в гражданском обороте. Манципируемые вещи, например земельные участки, здания и сооружения, рабы, животные, защищались специальной процедурой — манципацией, в результате которой собственник имел возможность вернуть свою вещь из чужого владения. К неманципируемым вещам относились все прочие предметы вне зависимости от их стоимости.

Подобное деление вещей распространялось и на бестелесные вещи.

По принадлежности субъекту вещи делились:

— на государственные, обладателями которых были все граждане Рима (например, государственные учреждения);

— общие, владение которыми принадлежало всем и никому в отдельности (например дороги);

— сословные, принадлежавшие организованным сообществам, профессиональным объединениям (например, принадлежавшая группе граждан мельница);

— частные, принадлежавшие отдельному лицу (гражданину Рима);

— ничьи, не имевшие на данный момент конкретного обладателя.

Таким образом, вещи делились на две группы: ничьи (бесхозяйные),

не находившиеся в чьем-либо владении (например, непойманные дикие животные или непойманная рыба), и вещи, находившиеся в чьем-либо правовом обладании. Это все перечисленные объекты, имевшие конкретного владельца, признавались римским правом вещами.

Кроме того, вещи подразделялись на непотребляемые и потребляемые. К непотребляемым относили вещи, которые не изменяли основных свойств при использовании. К потребляемым — вещи, которые при использовании уменьшались в количественном отношении вплоть до полного уничтожения.

Можно также указать вещи сложные, включающие один или несколь

ко самостоятельных элементов, которые могли признаваться отдельными вещами, и простые. Особый подвид образовывали составные вещи, вещи, определяемые родовыми признаками, измеряемые на весах или иными мерами (например, вода, деньги, зерно, вино), и индивидуально-определенные вещи, которые тоже имели вес и могли измеряться иными мерами, но наряду с этим имели отдельные (определенные) свойства и отграничивались от других вещей.

Таким образом, правовые характеристики вещей в Древнем Риме главенствовали над прочими свойствами, поэтому классификация устанавливалась более правом, нежели физическими характеристиками. При этом к вещам относили самые различные предметы окружающего мира, но, по мнению А.Н. Латыева, «разнообразие окружающего нас материального мира не может быть адекватно оформлено без некоторой дифференциации вещно-правового режима, производимой по тем или иным основаниям»1.

Современная юридическая наука предлагает различные классификации вещей, но наиболее значимой до сих пор остается выявленное римскими юристами деление вещей на недвижимые и движимые, что принимается всеми правоведами без исключения2.

В российском законодательстве термин «недвижимость» нашел отражение сравнительно недавно, а именно в начале XVIII века, о чем пишет, например, Е.С. Болтанова в статье «Правовой режим недвижимости» .

В Древнем Риме к недвижимости относились и земельные участки, и недра, и то, что было создано руками человека на земной поверхности, как то: здания, сооружения, многолетние насаждения и однолетние посевы. Причем все созданное человеком на земной поверхности подчинялось пра-

1

Латыев А.Н. Недвижимость как объект вещных прав // Гражданин и право.

2006. —

№ 6. — С. 56—61.

2

Там же.

Болтанова Е.С. Правовой режим недвижимости // Ежегодник российского права, 1999. - М., 2000. — С. 263.

ву земельного участка1, поэтому римляне не могли себе представить возможность существования разного права собственности на земельный участок и на находящийся на нем дом. Даже воздушное пространство над земельным участком считалось частью поверхности[89] [90] [91] [92].

Дальнейшее развитие категории недвижимого имущества проходило в иных странах. Российский законодатель, как уже отмечалось, обратился к этой классификации только в начале XVIII века, когда в Указе Петра I от 1714 г., как пишет Г.Ф Шершеневич, был применен термин «недвижимое имущество», объединивший в единую правовую категорию прочие термины. Он устранил «различия между вотчинами и поместьями» .

Однако после Великой Октябрьской революции советская правовая наука отказалась от деления вещей на движимые и недвижимые. О.С. Иоффе и В.А. Мусин отмечали, что в связи с выбытием земельных участков из объектов частной собственности и переходом в государственную собственность участки выбыли из гражданского оборота, отпала юридическая необходимость в отграничении движимого имущества от недви-

4

жимого .

Именно поэтому ст. 21 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. имела специальную оговорку, согласно которой с отменой частной собственности на землю упразднялось деление имущества на движимое и недвижимое. Следовательно, земельные участки выбывали из оборота и объявлялись исключительной собственностью государства. При этом появились две самостоятельные отрасли права: земельная и жилищная, а Г ражданский кодекс этого периода содержал специальные общие нормы о режиме жилых квартир, жилых домах, прочих зданиях и сооружениях, на что указывает, в частности, М.В. Абрамова1.

Категория «недвижимое имущество» была реанимирована отечественным законодателем лишь в 1991 г. с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденных Верховным Советом СССР 31 мая 1991 года № 2211-1 [93] [94] [95], и Закона РСФСР от 24 декабря 1990

з

года № 443-1 «О собственности в РСФСР» .

В дальнейшем ГК РФ уделяет делению вещей на движимые и недвижимые значительное внимание, раскрывает значение и устанавливает как идентичные термины «недвижимые вещи», «недвижимое имущество» и «недвижимость». Кроме того, приводится классификация такого имущества, вводятся нормы, регулирующие его гражданский оборот, определяется порядок государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом. Таким образом, деление вещей на движимые и недвижимые от древности и до наших дней, как правильно отмечает М.Ф. Владимирский-Буданов[96], остается важнейшим критерием правового регулирования экономических отношений.

С принятием в 1994 г. первой части ГК РФ законодатель предложил четкую классификацию недвижимости, состоящую из четырех категорий:

1) так называемая природная недвижимость, к которой необходимо отнести земельные участки, участки недр, леса, многолетние насаждения;

2) объекты, созданные человеком и прочно связанные с землей, перемещение которых без несоразмерного для них ущерба невозможно.

К этой категории можно отнести здания, сооружения, объекты незавершенного

строительства;

3) собственно движущиеся объекты, в силу их значимости отнесенные законом к недвижимым вещам (воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты);

4) предприятие как имущественный комплекс, используемый с целью осуществления предпринимательской деятельности, и единые недвижимые комплексы как совокупность имеющих единое назначение зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных друг с другом технологически или физически.

Однако указанные в части первой ст. 130 ГК РФ виды недвижимого имущества имеют не только классификационное значение. На это верно указывает Б.М. Гонгало, ведь закрепленный в ГК РФ перечень не просто иллюстрирует категории недвижимости и устанавливает «букву» закона, а позволяет осознать его дух \

При этом, несмотря на то что в соответствии с нормами ГК РФ все объекты имеют одинаковый правовой режим, невозможно на одну чашу весов положить и земельный участок, и сооружение, созданное на нем. По нашему мнению, права на земельный участок всегда должны иметь преимущественное значение. Кроме того, права на земельный участок или какую-либо иную недвижимость не могут существовать в вакууме, без учета публичных интересов и государства, и гражданского общества[97] [98].

Продолжая рассматривать классификационные параметры недвижимого имущества, необходимо заметить, что к недвижимости как «к индивидуально-определенным вещам могут быть отнесены в принципе любые вещи, так или иначе выделенные участниками сделки из массы однородных вещей»1. В договорах, предметом которых является недвижимое имущество, в обязательном порядке предусматриваются «данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче по договору»[99] [100], ведь недвижимость — это всегда индивидуально-определенная вещь, будь то земельный участок или здание.

Даже участки недр представляют собой индивидуально-определенные вещи, хотя данное мнение не всеми поддерживается.

Возьмем в качестве примера квартиру в типовом жилом доме. С одной стороны, типовых квартир в многоквартирном доме может быть много, да и подобных типовых домов тоже может быть построено значительное количество. С другой стороны, каждый дом, каждая квартира имеют свои идентифицирующие признаки. Во-первых, это адресная привязка: населенный пункт, улица, номер дома, номер квартиры; во-вторых, расположение квартиры в доме и ее технические параметры: подъезд, этаж, площадь и т.п.; в-третьих, расположение дома в конкретном месте обособленного земельного участка; в-четвертых, параметры связанные со строительством дома: год постройки, дата ввода в эксплуатацию.[101] Кроме того, каждый дом, каждая квартира имеют свои регистрационные (учетные, кадастровые) номера.

Учитывая изложенное, следует выделить три критерия, индивидуализирующие объекты недвижимого имущества:

— адрес (порт приписки для воздушных, морских судов и судов внутреннего плавания);

— специальные присвоенные номера (номер, присвоенный при государственной регистрации; номер кадастрового учета; номер, присвоенный технической инвентаризацией; номер судна в речном реестре и т.п.);

— специальные технические параметры объекта, присущие только ему и являющиеся идентифицирующими свойствами (год сдачи в эксплуатацию, площадь, для морского судна — водоизмещение, длина и т.д.).

В соответствии со ст. 554 ГК РФ стороны сделки купли-продажи недвижимого имущества обязаны указать в договоре все необходимые параметры, характеризующие объект. Поэтому на практике предмет договора купли-продажи недвижимости добросовестные стороны стараются закрепить максимально подробно, что, бесспорно, правильно с юридической точки зрения. В частности, У.В. Серокурова отмечает, что в таком случае при возникновении спора приобретатель всегда сможет подтвердить свой статус собственника недвижимой вещи1.

В связи с вопросами, возникающими у судов, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в части первой, второй п. 2, части первой п. 3 постановления от 11 июля 2011 г. № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем»[102] [103] разъяснил следующее: согласно положениям ст. 554 ГК РФ для индивидуализации предмета договора купли-продажи недвижимого имущества достаточно указания в договоре кадастрового номера объекта недвижимости (при его наличии). Если стороны заключают договор купли-продажи будущей недвижимой вещи, то индивидуализировать его предмет можно путем указания иных сведений, позволяющих установить недвижимое имущество, которое подлежит передаче приобретателю по договору (например, местонахождение возводимой недвижимости, ориентировочная площадь будущего здания или помещения, иные характеристики, свойства недвижимости, определенные, в частности, в соответствии с проектной документацией).

В случае возникновения между сторонами договора купли-продажи будущей недвижимой вещи спора по поводу того, какая именно недвижимая вещь подлежит передаче покупателю, суд на основании ст. 431 ГК РФ устанавливает действительную волю сторон, исходя из положений подписанного ими договора, иных доказательств по делу, а также принимая во внимание сложившуюся во взаимоотношениях сторон практику, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Как показало наше исследование, российское гражданское законодательство не всем используемым правовым категориям дает легальные определения. Современный уровень изученности объектов недвижимого имущества еще не позволяет найти идеальные решения многих теоретических и практических проблем, связанных с категорией вещи, ее участием в гражданском обороте, и потому многие ученые-цивилисты формулируют собственные дефиниции вещного права на недвижимость, недвижимой вещи и недвижимости.

Так, В.В. Кущенко определяет вещное право на недвижимость как право, которое пользуется абсолютной защитой, закрепляет связь управомоченного лица (лиц в случае совместной собственности или иного вещного права) с индивидуально-определенной недвижимой вещью, используемой в личных потребительских целях проживания граждан, в инвестиционных целях граждан и юридических лиц, в предпринимательских целях коммерческих и некоммерческих организаций, а также как возможность воздействовать на эту вещь посредством установленных в законе правомочий1.

Недвижимым имуществом, по мнению В.В. Кущенко, можно считать сложную недвижимую вещь, которая создана или состоит из других вещей, образующих единый объект и используемых в едином целевом назначении, и способна выступать в качестве делимой или неделимой вещи[104] [105].

Недвижимыми вещами, по мнению В.В. Кущенко, являются физически осязаемые индивидуальные предметы природного происхождения и результаты труда человека, обладающие прочной связью с земельным участком, а также вещи, движимые по своим качествам, но подлежащие государственной регистрации в силу закона, как то: воздушные, морские и речные суда, космические объекты1.

Таким образом, законодатель, наряду с собственно недвижимыми вещами в силу их прочной связи с землей, относит к недвижимому имуществу движимые объекты: воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, которые имеют возможность перемещаться в пространстве и даже более того — специально созданы для движения, соответственно не имеют прочной связи с землей. Названные объекты объединяет с недвижимым имуществом их высокая стоимость и стратегическая значимость, а также обязательная государственная регистрация.

Распространяя на воздушные, морские и речные суда, космические объекты правила, применяемые к недвижимым вещам, законодатель не только старался придать таким объектам значимый статус, но и использовал опыт гражданского законодательства стран развитого правопорядка.

Иного мнения придерживается У.В. Серокурова. Данный автор считает необходимым устранить подобную законодательную фикцию и не относить вышеназванные значимые движимые объекты к недвижимому имуществу, а сформировать для них в ГК РФ специальную категорию и распространить режим правовой защиты, правила оборота, государственной регистрации, применяемые к недвижимости[106] [107].

Аналогичной позиции придерживаются и авторы Концепции развития гражданского законодательства, предлагая, как уже было сказано, из перечня объектов недвижимого имущества (часть вторая п. 1 ст. 130 ГК РФ) изъять воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. В этом случае открытый перечень объектов недвижимости в гражданском праве получит дальнейшее совершенствование. Кроме того, суть правового регулирования вещей заключается в создании надлежащего правового режима, установлении целесообразных отношений между субъектами рынка через предоставление им субъективных прав и возложение субъективных обязанностей, с тем, чтобы вызвать нужное поведение, что, в свою очередь, будет основой правомерной деятельности.

Подводя итог характеристике вещей и имущества как объектов гражданских прав, сформулируем следующие выводы.

1. Термин «вещь» (лат. res; англ. thing, property, belonging) многозначен и имеет как минимум философскую, юридическую и бытовую интерпретации. Главное внимание при раскрытии вопроса о правовом режиме вещи в цивилистике уделяется именно доктрине.

Взяв за основу множественные дефиниции вещи, предлагаем в качестве необходимых признаков вещей с юридической точки зрения выделить:

— доступность для обладания человеком;

— материальность.

2. Доступность и материальность — два необходимых и достаточных условия придания любому предмету окружающего мира правового режима вещи. В своем исследовании мы отмечаем, что научно-технический прогресс, инновационные технологии вовлекают в сферу гражданского оборота все новые и новые материальные и дематериализованные объекты с такой скоростью, что право не успевает своевременно выстраивать соответствующие механизмы правового режима.

3. Современный уровень исследованности вопросов движимого и недвижимого имущества, объектов гражданского оборота еще не предложил идеального решения многих теоретических и практических проблем, связанных с понятием вещей, что предопределило разработку диссертантом собственной дефиниции вещи и установления ее соотношения с понятием имущества.

4. Наличие в российском законодательстве бездокументарных ценных бумаг, а также безналичных денег свидетельствует о том, что законом, кроме существования вещей как материальных предметов, допускается существование вещей нематериальных. Так как объектами права собственности могут выступать только вещи, то вероятно, что законодатель допускает наделение определенных имущественных прав (которые прямо вещами не называются) свойствами вещи и, следовательно, признание их косвенным образом — через вещь — объектами права собственности.

Если же логически продолжить мысль о распространении положений о праве собственности непосредственно на права требования, тогда получится, что такие нематериальные вещи или квазивещи, а в сущности имущественные права становятся именно объектами права собственности.

Таким образом, имущественное право, возникающее из обязательства, продолжая оставаться объектом такого обязательственного правоотношения, одновременно выходит за его рамки и приобретает вещно-правовые черты. Субъект данного имущественного правоотношения вправе защищать свои права в обязательственных правоотношениях с контрагентом и третьими лицами в абсолютных правоотношениях, при этом рождается обязательственная квазивещь.

5. Один из важных вопросов связан с правовой структурой вещи. В римском праве вещи классифицировались по различным основаниям, начиная с чисто материальных критериев, затем в сочетании их с юридическими и заканчивая только юридическими критериями. Однако юридическое качество вещей доминирует над их материальным выражением при определении объектов вещного права. Эта особенность римской правовой традиции стала наиболее важной для всего последующего понимания вещей в частном праве.

6. Под вещью как основным объектом гражданских прав следует понимать данную природой или созданную человеком, юридически конкретизированную часть материи, обособленную от иных предметов окружающего мира, имеющую видимую или иным образом воспринимаемую человеком без помощи технических средств форму выражения и состоящую или способную состоять под чьим-либо господством (во владении, пользовании, распоряжении), в силу чего она приобретает дополнительно к натуральнофизической определенности правовой режим объекта гражданского оборота.

7. Суть правового регулирования вещей заключается в создании надлежащего правового режима, установлении целесообразных отношений между субъектами рынка через предоставление им субъективных юридических прав и возложение субъективных юридических обязанностей, с тем чтобы обусловить нужное поведение и создать основу правомерной деятельности.

8. Имущество как объект гражданских прав — комплексная правовая категория, включающая осязаемые вещи и объекты, доступ к которым возможен как путем непосредственного контакта с человеком, так и посредством технических средств, а также права на указанные объекты, позволяющие получать от их использования общественно или индивидуально значимую выгоду или благо.

9. Иное имущество — вид юридически индивидуализированных объектов гражданских прав, имеющих материальную форму и доступных для восприятия, а также осуществления возможных правомочий только посредством технических средств.

10. Контент-объекты имеют объективно выраженную материальную форму, недоступную для непосредственного восприятия человеком, при этом обладают оригинальными признаками, позволяющими найти их в сети Интернет, и обычно имеют защиту от противоправного использования.

Контент-объекты, как правило, являются неохраняемым результатом интеллектуальной деятельности человека.

11. В перечне имущественных объектов гражданских прав целесообразно предусмотреть природные инновационные объекты, под которыми следует понимать выделенные из природы материальные объекты, владение, пользование и (или) управление которыми осуществляется посредством инновационных технологий.

Такой самостоятельный вид объектов гражданских прав позволит конкретизировать предмет договора, уточнить способы и условия его использования и в итоге повысить эффективность защиты субъективных имущественных прав.

1.3.

<< | >>
Источник: ХАТУНЦЕВ Олег Александрович. СУБЪЕКТИВНЫЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ АБСОЛЮТНЫХ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наукю Москва —2015г.. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.2.4. Классификация вещей как объектов гражданских прав:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -