<<
>>

1.2.3. Имущественные права как часть имущества

В отечественной цивилистике популярно мнение о том, что понятие виртуальных вещей как основание возникновения индивидуальных вещных прав не включает права на такие вещи, поскольку это самостоятельная правовая категория в составе понятия «имущество».

Данная научная позиция отличается от другой, также широко распространенной точки зрения, в соответствии с которой под термином «нематериальные вещи» в условиях рынка следует понимать субъективные права на традиционные вещи, посредством которых эти предметы становятся объектами гражданского оборота[82].

Несоответствие понятий субъективных вещных прав и объективно существующих форм материи окружающего мира приводит к путанице, разрешить которую можно лишь путем признания прав на виртуальные объекты имущественными. Между тем такие примеры уже имеются в ныне действующем российском законодательстве. Так, права на бездокументарные ценные бумаги квалифицируются как вещные, хотя, если руководствоваться ст. 128 ГК РФ, их следует считать только имущественными.

Материальная связь осязаемых и виртуальных объектов гражданского оборота подтверждается единством реализации субъективных имущественных прав на них. Так, передача прав на традиционные вещи и объекты, доступные только посредством специальных технических средств (имущество), происходит одинаково — виртуально. Именно поэтому законодатель устанавливает конкретный перечень фактов, наступление которых квалифицируется как утрата прав одним субъектом и возникновение их у другого лица. При этом ни одна из сторон не совершает никаких специальных физических действий по передаче именно прав. К примеру, символическая передача ключей от квартиры или машины квалифицируется как передача предмета дарения, однако права на указанные предметы переходят при совершении определенных действий, как то: подготовка документов в соответствии с установленным перечнем и передача их для регистрации уполномоченным органам.

Одна из важных проблем цивилистической доктрины — правовая категория вещи, которая представляет собой объект правовой регламентации, а не только отграниченный объект материального мира. Юридическое понятие вещи охватывает собственно и вещь как материальный предмет, и ее правовую регламентацию.

Вопрос о взаимодействии вещи и составляющих ее элементов исследовался многими авторами. В частности, С.С. Занковский уделил ему внимание с точки зрения предпринимательской деятельности[83]. Однако единая

точка зрения до сих пор отсутствует.

Большую часть хозяйственно полезных вещей можно разделить на элементы, каждый из которых будет самостоятельной вещью и с правовой точки зрения предметом, который теряет признаки составной части вещи с момента, как отделяется от главной вещи. В качестве примера можно привести ключ от замка, пробку от бутылки и т.д. Но при этом и ключ, и пробка могут использоваться с иной, нежели первоначальная, целью.

Часть как самостоятельный предмет следует отличать от части как некоторой доли, по характеристикам полностью совпадающей с другими частями (долями). Такие доли могут характеризовать вещи, имеющие родовые признаки или представляющие сугубо абстрактную конструкцию в отношении индивидуально-определенных вещей[84].

В отечественном правопорядке отсутствуют правила, известные многим иностранным правовым системам, согласно которым включение одной вещи в состав другой приводит к потере первой вещью статуса самостоятельного объекта права. Правда, после вступления России в ВТО в ГК РФ внесены изменения, которые можно рассматривать, как первый шаг к восприятию некоторых европейских норм.

Так, ст. 133 ГК РФ о неделимой вещи Федеральным законом от 2 июля 2013 года № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Г ражданского кодекса Российской Федерации» дополнена положениями о составной части такой вещи. В частности, исходя из содержания части первой ст. 13 ГК РФ любая составляющая, которую невозможно выделить из неделимой вещи без повреждения или разрушения, а также изменения функций, не влияет на правовой режим неделимой вещи.

Вещь может содержать дополнения, которые можно рассматривать как самостоятельные предметы, необходимые для выполнения предназначения основной вещи. Такие дополнения будут частью вещи, если состоят при ней постоянно. Однако если дополнение необходимо основной вещи только на ограниченное время, оно не может считаться ее принадлежностью, соответственно правовой режим вещи на такое дополнение не распространяется. Примером может служить насос для откачки воды.

Дополнения приобретают особое значение, когда основная вещь представляет собой самостоятельный, обособленный комплекс (например, фабрика, промышленное предприятие). Подчинение такого комплекса единому целевому назначению должно определять и единый правовой режим составных вещей. В этом смысле древнеримские юристы не выработали единую норму для вещи как тары, когда потребляемый предмет невозможно использовать вне необходимого дополнения, «например, вино может быть употреблено только будучи разлитым в бутылки или кувшины; но бочки или корчаги не считаются тарой в этом смысле»1. Однако, по верному замечанию исследователей римского права, в таком случае «большую роль играла интерпретация ситуаций и само назначение ситуаций»[85] [86] [87].

В ходе эксплуатации вещи возникают плоды (fructi). Права на них тесно связаны с правом на вещь, «хотя сами по себе они составляют и самостоятельные предметы, и в собственном смысле отдельные вещи» .

Не подлежит сомнению, что право на плоды от основной вещи непосредственно связано с правами на саму вещь. Вместе с тем в отдельных случаях право на плоды, например, если основная вещь передается в пользование с правом получения плодов в собственность пользователя вещи, но не ее собственника, может подпадать под иной правовой режим.

Еще в римском праве вещи классифицировали по самым различным основаниям: в зависимости от правовых конструкций, способов изготовления или приобретения, физических параметров как предмета материального мира.

<< | >>
Источник: ХАТУНЦЕВ Олег Александрович. СУБЪЕКТИВНЫЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА КАК РАЗНОВИДНОСТЬ АБСОЛЮТНЫХ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наукю Москва —2015г.. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.2.3. Имущественные права как часть имущества:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -