<<
>>

§2. Страховой риск и страховой случай при страховании ответственности по договору

Событие, наступления которого опасается страхователь, именуется страховым риском. После наступления это событие именуется страховым случаем (статья 9 Закона об организации страхового дела).

Отметим, что достаточно часто в практике возникают сложности при определении события, на случай наступления которого осуществляется страхование: является ли им событие, послужившее причиной возникновения вреда, или само возникновение вреда у страхователя? Иными словами, является ли событием, на случай наступления которого осуществляется страхование, например, засуха или недобор урожая из-за засухи; ошибки в проектировании или обрушение здания из-за ошибок проектирования; землетрясение или обрушение дома из-за землетрясения?

В 6 пункте Информационного письма Президиума Высшего арбитражного суда РФ «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договора страхования» №75 от 28.11.2013 года1 был рассмотрен вопрос об определении страхового риска при страховании урожая сахарной свеклы на случай его недобора. Высший арбитражный суд РФ указал, что судами нижестоящих инстанций ошибочно признана страховым случаем засуха, являвшаяся лишь опасностью. Страховым же случаем являлся недобор урожая вследствие различных причин, в том числе и засухи.

Федеральным арбитражным судом Московского округа в Постановлении от 11 февраля 2004 года по делу №КА-А40-590/04 2 был рассмотрен вопрос о случайности страхового риска при обращении пациента в медицинское учреждение по так называемому монополису (разовый страховой полис, который приобретался непосредственного в лечебном учреждении). В Письме Минфина России от 15 сентября 1999 г. №24-02/11

1 Вестник ВАС РФ, N 1, 2004 (Обзор) // СПС КонсультантПлюс.

было разъяснено, что страховым случаем обращение в медицинское учреждение по монополису не является, поскольку в момент его приобретения страхователь уже знает, что болен.

Вместе с тем, Федеральным арбитражным судом Московского округа было указано, что страховым риском в медицинском страховании является не болезнь, которая представляет собой только опасность, а возможные расходы на медицинскую помощь в связи с болезнью. Обращение в медицинское обращение по монополису отвечает признаку случайности, поскольку пациенту неизвестны расходы, которые ему придется понести в связи с болезнью.

Также как засуха или болезнь в рассмотренных примерах, неисполнение или ненадлежащее исполнение страхователем обязательств по гражданско-правовому договору является лишь опасностью.

В страховании при определении события, на случай которого осуществляется страхование, различают: опасность, последствие этой опасности и само событие.

Применительно к страхованию ответственности по договору, ими являются:

- опасность: неисполнение или ненадлежащее исполнение страхователем обязательств по гражданско-правовому договору;

- последствия опасности: возникновение убытков у контрагента страхователя в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением последним своих обязательств по гражданско-правовому договору;

- событие, на случай наступления которого осуществляется страхование: наступление ответственности страхователя.

В.И. Серебровский со ссылкой на Манеса подчеркивает два момента: causa remota – причинение вреда третьему лицу и сама causa proxima – установление гражданской ответственности1.

1 Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. Изд. 2-е, испр. М.:

«Статут», 2003. С. 485.

Отметим, что страховое законодательство использует различные термины при описании события, на случай наступления которого осуществляется страхование ответственности по договору: нарушение договора и неисполнение или ненадлежащее исполнение договора.

В статье 932 ГК РФ законодатель использует термин «ответственность за нарушение договора».

В статье 32.9 Закона об организации страхового дела указывается

«ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора».

Это позволяет некоторым исследователям сделать вывод о различных видах страхования гражданской ответственности: за нарушение и за неисполнение/ ненадлежащее исполнение договора.

Так, П.И. Пыловым было высказано мнение о том, что при толковании положений статьи 932 ГК РФ «страхование риска ответственности за нарушение договора следует понимать дословно… Исходя из существа ст. 932 ГК РФ, можно заключить, что если иное не предусмотрено законом, то не допускается страхование ответственности за нарушение договорных обязательств, которое покрывает меры ответственности, предусмотренные главой 23 ГК РФ… Указанное не стоит смешивать с очень на первый взгляд схожим страхованием – страхованием риска неисполнения или

ненадлежащего исполнения договорных обязательств»1.

На самом деле, и советское, и российское законодательство использовало деление нарушений на ненадлежащее исполнение (под которым понимается исполнение обязательства, но с нарушением его условий) и неисполнение (когда должник вообще не осуществляет действий, предусмотренных условиями обязательства). Вместе с тем, уже в советской доктрине указанное деление казалось некоторым исследователям искусственным. Так, по мнению О.А. Красавчикова, «разграничение

1 Пылов К.И. Почему страхование риска ответственности за нарушение договора возможно только в случаях, предусмотренных законом? // Нормативное регулирование страховой деятельности. Документы и комментарии. 2007 №1. С. 59-60.

неисполнения и ненадлежащего исполнения не может быть, однако проведено с абсолютной последовательностью»1.

Современными авторами поддерживается единая концепция нарушения договора2.

Законодатель также не разграничивает и не предусматривает различные формы ответственности при неисполнении или ненадлежащем исполнении, за одним исключением: в соответствии с нормами статьи 396 ГК РФ должник, не исполнивший обязательство, но возместивший убытки и уплативший неустойку, освобождается от исполнения обязательства в натуре, в отличие от должника, исполнившего обязательство ненадлежащим образом.

В целом данные формы нарушения договора имеют единое последствие – наступление гражданско-правовой ответственности, в какой бы форме нарушение не выражалось.

В этой связи представляется, что страхование ответственности за нарушение договора и страхование ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора является одним и тем же видом страхования.

Также в литературе высказывалось мнение о том, что страхованию в соответствии со статьей 932 ГК РФ подлежит только ответственность за нарушение существенных условий договора. Так, по мнению И. Бродта,

«обязательства или ответственность должника по договору, не являющиеся существенными условиями договора, могут быть отнесены к возникшим вследствие причинения вреда имуществу кредитора и соответственно, служить основой для формулирования страховых рисков при страховании гражданской ответственности должника…»3.

1 Советское гражданское право. Т. 1 / Под ред. О.А. Красавчикова. М.: Высшая школа. С. 458.

2 Карапетов А.Г. Расторжение нарушенного договора в российском и зарубежном праве // СПС КонсультантПлюс.

3 И. Бродт. Некоторые проблемы выбора страховых рисков при страховании гражданской ответственности лиц, осуществляющих свою деятельность по договорам с клиентами // Страховое право. 1998, №2. С. 4-5.

Приведенная позиция вряд ли может считаться обоснованной, поскольку закон разделяет условия договора на существенные и несущественные только на стадии его заключения. Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

После того, как договор заключен и в него внесены все согласованные условия, они все становятся для сторон равным образом обязательными. Именно поэтому закон определяет в качестве существенных как условия, названные таковыми в законе, так и условия, относительно которых сторонами достигнуто соглашение (абзац 2 пункта 1 статьи 432 ГК РФ).

Нарушение любых условий договора влечет ответственность должника.

Таким образом, по нашему мнению, событием, на случай наступления которого осуществляется страхование ответственности по договору, является наступление ответственности страхователя за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий заключенного между страхователем и выгодоприобретателем гражданско-правового договора.

Но в каком объеме подлежит страхованию ответственность страхователя, являющегося должником по гражданско-правовому договору?

Исследование правового института гражданско-правовой ответственности не составляет собственный предмет настоящего исследования, поэтому ограничимся определением понятия гражданско- правовой ответственности, данным О.С. Иоффе и поддерживаемым цивилистами1.

О.С. Иоффе утверждал, что гражданско-правовая ответственность есть

санкция за правонарушение, вызывающая для нарушителя отрицательные

1 Там же. С. 614.

последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей1.

Меры ответственности подразделяются, как правило, на реальные (например, истребование имущества собственником из чужого незаконного владения, реституция, принудительное исполнение обязанности, возврат неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, возмещение вреда в натуре) и компенсационные2.

Собственно, компенсационные меры гражданско-правовой

ответственности, и представляют предмет рассмотрения применительно к страхованию ответственности по договору.

Общей мерой гражданско-правовой ответственности является возмещение убытков.

В соответствии со статьей 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

К мерам ответственности относят и неустойку, под которой понимается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения (статья 330 ГК РФ).

Дискуссионным является вопрос о правовой природе процентов годовых (процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со статьей 395 ГК РФ) и потери задатка как мер гражданско- правовой ответственности.

1 Иоффе О.С. Обязательственное право. – М.: Юридическая литература, 1975. С. 97.

2 Слесарев В.Л. Экономические санкции в советском гражданском праве. – М.: Экон-информ, 2011. С. 28.

По мнению одних ученых, проценты за пользование чужими денежными средствами являются самостоятельной мерой гражданско- правовой ответственности (Пугинкий Б.И. 1 ); по мнению других - разновидностью неустойки (Э. Гаврилов, А.Г. Карапетов2).

Одновременное применение неустойки и процентов годовых не допускается (Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»3).

Потеря задатка, как правило, рассматривается либо как

самостоятельная мера гражданско-правовой ответственности (О.С. Иоффе4), либо как разновидность законной неустойки (В.В. Витрянский5).

К мерам ответственности относится также компенсация морального вреда (статья 15 ГК РФ), применяемая в случае причинения должником гражданину физических или нравственных страданий.

Но наступление всех ли мер ответственности может быть объектом страховой защиты по договору страхования ответственности по договору?

Ответственность в форме возмещения убытков, безусловно, может быть застрахована в порядке ст. 932 ГК РФ, что подтверждается законами о специальных видах страхования.

Так, в соответствии со статьей 24.6 Закона об оценочной деятельности убытки, причиненные заказчику, заключившему договор на проведение оценки, подлежат возмещению в полном объеме за счет имущества оценщика или оценщиков, причинивших своими действиями (бездействием) убытки

1 Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственной деятельности. - М.: Юрид. лит., 1984. - С. 140.

2 Гаврилов Э. Ответственность за неисполнение денежного обязательства // Российская юстиция. 1997. N 11; Карапетов А.Г. Неустойка как средство защиты прав кредитора в российском и зарубежном праве. М.:

Статут, 2005 // СПС КонсультантПлюс.

3 Вестник ВАС РФ, N 11, 1998.

4 Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 98 - 99; Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 481 - 482.

5 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. - М.: Статут, 2009. С. 640.

или за счет имущества юридического лица, с которым оценщик заключил трудовой договор.

Дискуссионным является вопрос о возможности страховании ответственности по договору в форме неустойки.

По мнению одних ученых, «финансовые потери, связанные с уплатой неустойки, не должны покрываться страхованием»1.

По свидетельству С.В. Дедикова, доводы в пользу данной позиции обычно приводятся следующие2:

1. Пунктом 1 статьи 929 ГК РФ установлена обязанность страховщика возмещать убытки, но не штрафы и пени.

2. Неустойка представляет собой штраф за допущенное гражданско- правовое нарушение, и поэтому не может покрываться страхованием, иначе мы будем иметь страхование противоправного интереса, что законом прямо запрещено3.

3. Суд по ходатайству заинтересованной стороны спора или по

собственной инициативе вправе в том случае, когда подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, уменьшить неустойку, поэтому страховщик не может возмещать неустойку до тех пор, пока суд не определил ее окончательный размер.

По нашему мнению, приведенные доводы не свидетельствуют о невозможности страхования риска ответственности в форме неустойки.

Прежде всего, отметим, что неустойка является формой ответственности наравне с возмещением убытков. Говорить о страховании противоправного интереса в данной ситуации не представляется возможным, в противном случае в равной степени противоправным было бы и страхование ответственности в форме возмещения убытков.

1 Козинов А.Е. Существенные условия договора страхования гражданской ответственности по российскому законодательству: Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2011. С. 32.

2 Дедиков С.В. Основные проблемы страхования ответственности по договору // Цивилист. 2010. N 2 // СПС КонсультантПлюс.

3 Дедиков С.В. Рекомендации экспертного совета при Росстрахнадзоре о страховании ответственности по госконтрактам. Научно-практический комментарий // Юридическая и правовая работа в страховании", 2007, N 3 // СПС КонсультантПлюс.

Кроме того, убытки и неустойка имеют одинаковую цель – покрытие потерь контрагента должника. Однако, размер убытков в силу статьи 393 ГК РФ необходимо доказывать, а размер неустойки устанавливается сторонами заранее.

Кроме того, как уже указывалось, речь идет не об убытках выгодоприобретателя, а об убытках самого страхователя в связи с необходимостью возместить ответственность. Если по условиям договора за его неисполнение или ненадлежащее исполнение предусмотрена уплата неустойки, то сумма, равная неустойке, перейдет из имущественной сферы неисправного должника кредитору. Таким образом, у страхователя образуются убытки в экономическом значении этого понятия, которые как раз и должен возмещать страховщик по договорам страхования ответственности.

Исключение же неустойки из состава покрываемых рисков приведет к нивелированию самой цели страхования: ответственность страхователя застрахована, но неустойку при наступлении страхового случая он должен будет возмещать самостоятельно.

Проблема снижения судом неустойки по статье 333 ГК РФ решается при установлении факта наступления страхового случая признанием самого страхователя или решением суда (подробнее об этом будет сказано далее).

По нашему мнению, нет никаких ограничений для страхового покрытия риска выплаты неустойки по договору страхования ответственности по договору. Аналогичное мнение высказывалось С.В. Дедиковым1, Ю.Н. Андреевым2, С.В. Тарадоновым3.

Неоднозначным при определении объема страхуемой ответственности

является вопрос о возможности страхования ответственности за невозврат аванса по договору при его расторжении.

1 Дедиков С.В. Основные проблемы страхования ответственности по договору // Цивилист. 2010. N 2 // СПС Консультант Плюс.

2 Андреев Ю.Н. Имущественное страхование: теория и судебная практика. М., 2008. С. 321.

3 Тарадонов С.В. Страховое право: Учеб. пособие. М., 2007. С. 107 - 108.

Данный казус был рассмотрен Президиумом Высшего арбитражного суда РФ в Постановлении от 20 ноября 2012 года №7884/12.

Фабула дела состоит в следующем.

Между обществом и департаментом был заключен госконтракт на выполнение работ для государственных нужд. Исполнение обязательств по данному госконтракту было обеспечено страхованием ответственности по договору.

Департамент перечислил обществу аванс на выполнение контракта. Общество нарушило срок исполнения госконтракта, в связи с чем департамент обратился в арбитражный суд с требованием о расторжении контракта и взыскании с общества перечисленного аванса. Решением арбитражного суда требование было удовлетворено, однако общество аванс не возвратило.

Департамент обратился к страховой компании за выплатой возмещения. Страховая компания в выплате отказала, что послужило основанием для обращения департамента в суд.

Суды трех инстанций в удовлетворении искового требования отказали, исходя из того, что фактически невозвращенный (неотработанный) аванс не является убытками по смыслу статьи 15 ГК РФ.

ВАС РФ занял противоположную позицию. Суд пришел к выводу о том, что договоры имущественного страхования предоставляют страховую защиту от всех имущественных последствий нарушения страхователем своих обязательств.

Невозвращенный аванс Президиум ВАС РФ квалифицировал как иные, кроме убытков, расходы департамента, возникшие вследствие нарушения обществом контракта.

Другое толкование договора страхования, по мнению суда, привело бы к констатации бессмысленности страхования в качестве предоставленного обеспечения исполнения контракта и возможности уклонения от выплаты

страхового возмещения при том, что общество в числе других лиц

присоединилось к действующим в страховой компании Правилам страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по контракту на поставку товаров (выполнение работ, оказание услуг) для государственных и муниципальных нужд.

Следует отметить, что вопрос о правовой природе требования о возврате аванса однозначно не решен.

Суды, как правило, приходят к выводу о том, что если стороны договорились о возврате аванса в случае расторжения договора, то требование о таком возврате является последствием нарушения договорного обязательства. Данный вывод основан на общем принципе обязательственного права, в соответствии с которым любое лицо, уплатившее цену (часть цены) товаров (работ, услуг), вправе требовать возврата уплаченного, если оно не получило встречного удовлетворения по договору, а также требовать возмещения убытков, если иное не установлено законом или договором (Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ № 1123/13 от 05.11.2013 г. по делу №А40-35039/11-8-304, П. 12

«Обзора судебной практики Федерального арбитражного суда Западно- Сибирского округа по спорам, связанным с договором строительного подряда», утв. Постановлением Президиума Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.10.2010 N 10)1.

Если же стороны не согласовали условие о возврате неосвоенного

аванса при расторжении договора, то уплаченная сумма аванса подлежит возврату как неосновательное обогащение (п. 1 Постановление Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении», Определение ВАС РФ от 23.10.2013 N ВАС- 14685/13 по делу N А32-9756/2012)2.

1 СПС КонсультантПлюс.

2 СПС КонсультантПлюс.

В этой связи, вопрос об отнесении ответственности за невозврат аванса к ответственности за нарушение договора, наступление которой может быть застраховано по правилам ст. 932 ГК РФ, должен решаться в зависимости от условий заключенного гражданско-правового договора.

По нашему мнению, подобное толкование не согласуется с требованиями действующего законодательства и разработанными доктриной подходами к определению мер ответственности.

В случае расторжения договора, правовое основание удержания должником аванса отпадает, и таким образом удерживаемая сумма становится неосновательным обогащением должника (статья 1102 ГК РФ).

Ответственность за невозврат аванса, по нашему мнению, договорной не является, в этой связи, не входит в объем страхуемой ответственности по договору в соответствии со статьей 392 ГК РФ.

Таким образом, по нашему мнению, событием, на случай наступления которого осуществляется страхование, является наступление ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий гражданско-правового договора в форме, установленной законом или договором страхования.

Если подобных ограничений законом или договором не установлено, ответственность, на наш взгляд, следует считать застрахованной в полном объеме при применении любой из форм имущественной ответственности.

Страховой риск.

Страховым риском в соответствии с пунктом 1 статьи 9 Закона об организации страхового дела является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование.

В соответствии с пунктом 1 статьи 944 ГК РФ при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера

возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику.

Таким образом, ГК РФ страховой риск определен через вероятность наступления страхового случая.

Это позволяет Ю.Б. Фогельсону сделать вывод о том, что страховой риск отличается от события, на случай наступления которого осуществляется страхование, наличием критерия вероятности. Он указывает, что «понятие риска более емко, чем просто предполагаемое событие. Помимо самого события, оно включает вероятностные характеристики возможности его наступления». Под страховым риском автор понимает возможное причинение вреда в результате воздействия определенной опасности с учетом вероятностных характеристик причинения этого вреда этой

опасностью1.

Данный подход, по нашему мнению, необоснован, о чем будет сказано

ниже.

Важнейшими признаками страхового риска являются случайность и

вероятность его наступления (абзац 2 пункта 1 статьи 9 Закона об организации страхового дела).

В дореволюционном гражданском праве признак случайности указывался как один из главнейших в страховании, поскольку страхование рассматривалось как условная сделка. Г.Ф. Шершеневич делал вывод о том, что страховой договор не может быть в зависимости от неслучайного события. Под случайным понималось «такое событие, возможность которого хотя и предвидится вообще, но в каждом данном случае не может быть предусмотрена... Случайные события являются или результатом разрушительных сил природы или действия посторонних для договора лиц...

1 Фогельсон Ю.Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография / Ю,Б. Фогельсон. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2012. С. 133.

Если лицо, застраховавшее свое имущество, является само виновником его гибели или повреждения, случайности уже нет..»1.

Надо отметить, что страховой риск должен быть случайным в объективном и субъективном смысле.

Под случайностью в объективном смысле понимают то, что страхователь при заключении договора страхования не знал и не должен был знать о наступлении страхового случая. В этом смысле классическим стал пример, приведенный В.И. Серебровским со ссылкой на немецкого автора Кирша о том, что «страхование корабля действительно, если сторонам было неизвестно, что в трюме корабля спрятана адская машина, которая должна была с математической точностью через известное количество дней взорвать корабль»2.

Под случайностью в субъективном смысле понимают добросовестное

неведение страхователя в момент заключения договора страхования относительно возможности наступления страхового случая3.

К.Г. Воблый отмечает, что «случайный риск – это событие, относительного которого мы не имеем достаточно полного знания из-за того, что не известны сопутствующие ему обстоятельства и они чрезвычайно сложны для нашего учета»4.

М.И. Брагинский определяет неслучайный риск как непременное

событие, т.е. такое, которое произойдет неизбежно или, по крайней мере, в точно обозначенное время5.

Аналогичный подход прослеживается и в судебно-арбитражной практике. В частности, именно такое понимание случайности страхового риска как добросовестного неведения участников страхования было изложено в уже приводившемся примере со страхованием урожая сахарной

1 Шершеневич. Г.Ф. Курс торгового права. Казань, 1899 г. С. 546.

2 Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. С. 507.

3 Идельсон В.Р. Страховое право: лекции, читанные преподавателем В. Идельсоном. СПб., 1907. С. 89. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3. С. 526.

4 Воблый К.Г. Основы экономики страхования. - М., Анкил, 1993. С. 21.

5 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ, оказании услуг. – М.: Статут, 2008. С. 540 (автор главы – Брагинский М.И.).

свеклы (пункт 6 Информационного письма Высшего арбитражного суда РФ

«Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договора страхования» №75 от 28.11.2013 года).

Нельзя не отметить, что в литературе также существует толкование признака случайности страхового случая как произошедшего независимо от чьей-либо воли или вины1.

Согласимся с Б.Ю. Фогельсоном в том, что подобная трактовка случайности страхового риска неверна, поскольку установить наличие / отсутствие вины лица, ответственного за наступление страхового случая, возможно только после того, как страховой случай уже произошел. Однако, статьей 9 Закона об организации страхового дела требование случайности предъявляется именно к страховому риску, а не страховому случаю. Иными словами, признаком случайности должно обладать не событие, которое уже произошло, а предполагаемое событие, которое еще только может наступить.

Вероятность как признак страхового риска означает реальную возможность наступления страхового случая: он может наступить, а может и не наступить2. Иными словами «за пределами страхового риска находится случай, наступление которого абсолютно исключено»3.

Ю.Б. Фогельсон со ссылкой на труд Я.М. Яглом и И.М. Яглом

«Вероятность и информация» выводит следующее определение вероятности страхового риска: «Событие, на случай наступления которого производится страхование, обладает признаком вероятности, если при многократном повторении в данном месте и в данный период ситуации, в которой данное событие может произойти, а может и не произойти, частота случаев, в которых оно происходит, остается примерно одинаковой, близкой к некоторому постоянному числу, называемому вероятностью наступления

1 Шахтарина Н. Договоримся о понятиях // Закон, 2002, №2.

2 Андреев Ю.Н. Имущественное страхование: теория и судебная практика. М., 2008. С. 9.

3 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ, оказании услуг. 2-е изд., стер. – М.: Статут, 2008. С.540 (автор главы – Брагинский М.И.).

этого события»1. В этой связи автором признак вероятности определяется не как потенциальная возможность наступления страхового случая, а как наличие у данного риска вероятностной характеристики, т.е. устойчивой статистики страховых случаев.

По нашему мнению, предложенное Ю.Б. Фогельсоном определение признака вероятности не соответствует закону. В противном случае закон устанавливал бы определенные цифровые (процентные) значения вероятности страхового риска. А если имеется в виду любая вероятность выше нуля, то такое определение полностью совпадает с вышеприведенными определениями вероятности А.Ю. Андреева и М.И. Брагинского.

Таким образом, страховой риск, соответствующий требованиям закона, должен быть с одной стороны вероятным (он в принципе может наступить), а с другой – случайным (стороны находятся в добросовестном неведении относительно его наступления).

Но применимы ли критерии случайности и вероятности страхового риска к страхованию ответственности по договору?

По мнению некоторых ученых, наступление застрахованной ответственности по договору не отвечает признаку случайности.

Так, С.А. Герасименко указывает: «Предоставить… предпринимателю неограниченную возможность страховать свою ответственность за свои собственные нарушения договора – значит снять с него обязанность исполнять договор. Поэтому страхование рисков договорной ответственности не должно получить широкого распространения»2.

Уже указывалось в 1 главе настоящего исследования, что, по сути,

единственным видом страхования, существовавшим до введения разрешительного порядка страхования ответственности по договору, являлось страхование риска непогашения кредитов.

1 Фогельсон Ю.Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография / Ю.Б. Фогельсон. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2012. С. 142.

2 Герасименко С.А. Страхование. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст.

Недобросовестное поведение заемщиков, застраховавших свою ответственность за невозврат кредитов, стало причиной взглядов на страхование ответственности по договору как на нестрахуемый риск.

В результате был введен разрешительный порядок страхования ответственности по договору (часть 2 статьи 932 ГК РФ).

На наш взгляд, оснований для подобного вывода нет.

Прежде всего, отметим, что требование случайности предъявляется к страховому риску – предполагаемому событию, а не к произошедшему случаю.

Согласимся с Ю.Б. Фогельсоном в том, что наличие или отсутствие вины устанавливается уже после того, как этот случай произошел 1 . А говорить о чьей-либо вине или ответственности за событие, которое еще не наступило, бессмысленно.

В соответствии со статьей 963 ГК РФ страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

Таким образом, последствием наступления страхового случая вследствие умысла (а в определенных случаях – грубой неосторожности) страхователя является освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения, но не ничтожность такого договора по причине страхования противоправного интереса в соответствии со статьей 928 ГК РФ.

В этой связи наступление ответственности по гражданско-правовому договору является страхуемым риском, который должен отвечать признакам случайности и вероятности.

1 Фогельсон Ю.Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография / Ю.Б. Фогельсон. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2012. С. 139.

Таким образом, страховым риском при страховании ответственности по договору является возможность наступления ответственности страхователя, являющегося стороной по гражданско-правовому договору, за неисполнение или ненадлежащее исполнение его условий.

Страховой случай.

Страховым случаем согласно части 2 статьи 9 Закона об организации страхового дела является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Иными словами, страховым случаем является реализованный страховой риск. Если, характеризуя страховой риск, мы имеем дело с возможной опасностью и предполагаемым причинением ею вреда, то страховой случай наступает, когда опасность уже возникла и вред ею уже причинен1.

Страховым случаем в страховании ответственности по договору

является наступление ответственности страхователя перед контрагентом по гражданско-правовому договору за неисполнение или ненадлежащее исполнение его условий.

Но что считать моментом возникновения ответственности должника по гражданско-правовому договору? Для ответа на данный вопрос обратимся к общей теории права.

По свидетельству С.В. Медведевой2, в общей теории права существует

множество мнений относительно момента возникновения правовой ответственности. Обычно исследователи выделяют три концепции:

1 Фогельсон Ю.Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография / Ю.Б. Фогельсон. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2012. С. 144.

2 Медведева С.В. Юридические факты как основания правовой ответственности личности // Вопросы современной науки и практики. 2012. №38. URL: http://vernadsky.tstu.ru/pdf/2012/02/11.pdf. Дата обращения - 19 марта 2014 года.

1) Б.Т. Базылев, В.И. Курляндский, Б.Л. Назаров, А.А. Пионтковский связывают момент возникновения правовой ответственности с совершением правонарушения;

2) Я.М. Брайнин, В. Ярославский и др. моментом возникновения правовой ответственности называют факт привлечения лица к ответственности;

3) П.Е. Недбайло, И. Ребане определяют наступление правовой ответственности с момента вынесения решения компетентным органом или признания факта правонарушения виновным лицом.

В доктрине гражданского права наиболее распространенной является первая концепция1. П.Д. Каминская указывает: «вопрос об ответственности должника возникает в тот момент, когда установлен факт нарушения договора: отказ от поставки, обусловленной по договору, непоставка товара, просрочка поставки, нарушение условий, касающихся качества, предмета поставки и т.д.»2.

Мы также поддерживаем данную концепцию определения момента возникновения гражданско-правовой ответственности совершением гражданского правонарушения - неисполнения или ненадлежащего исполнения3 , поскольку суд не возлагает ответственность на должника, а лишь устанавливает ее наступление и подтверждает ее размер.

По мнению И.В. Маштакова, в договорных обязательствах правонарушения возникают тогда, когда стороны пренебрегают его условиями, исполняют их ненадлежащим образом или не исполняют вообще,

1 М.Д. Шиндяпина. Стадии юридической ответственности. Дис. … канд юрид наук. – Москва, 1996. С. 115. Черных Е.В. Липинский Д.А. Юридическая ответственность – целостное правовое явление // Право и политика, 2005, №3 // СПС КонсультантПлюс. Звенигородская Н.Ф. Санкция как мера семейно-правовой ответственности // Семейное и жилищное право. 2011. N 3 // СПС КонсультантПлюс.

2 Каминская П.Д. Основания ответственности по договорным обязательствам // Вопросы гражданского права. Сборник статей. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1957. – С. 72.

3 По мнению М.М. Агаркова, неисполнение договора можно рассматривать как особый вид правонарушения. См.: М.М. Агарков. К вопросу о договорной ответственности // Вопросы советского гражданского права. – М., Л.: Изд-во АН СССР, 1945, Сб. 1. – С. 144.

что приводит к неблагоприятным последствиям как для одной, так и для обеих сторон1.

Таким образом, моментом наступления договорной ответственности следует признать момент совершения гражданского правонарушения: неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора.

Законодательство о конкретных видах страхования не всегда определяет страховой случай корректно.

Так, страховым случаем по договору обязательного страхования ответственности оценщика согласно пункту 2 статьи 24.7 Закона об оценочной деятельности является установленный вступившим в законную силу решением арбитражного суда или признанный страховщиком факт причинения ущерба действиями (бездействием) оценщика в результате нарушения требований федеральных стандартов оценки, стандартов и правил оценочной деятельности.

Данное определение страхового случая некорректно, поскольку при страховании ответственности правовое значение имеет не факт причинения страхователем ущерба (что было ранее квалифицировано нами как опасность), а именно наступление его ответственности в связи с этим2.

Итак, мы установили, что страховой случай возникает в момент наступления ответственности страхователя по гражданско-правовому договору.

Однако, в какой момент возникает обязанность страховщика выплатить страховое возмещение?

Таких моментов может быть несколько:

- наступление самого события,

- предъявление претензии страхователю,

- признание страхователем страхового случая,

1 Маштаков И.В, Гражданские правонарушения, вытекающие из договоров дарения и ренты // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Право». 2009. №1(5). С. 102.

2 Дедиков С.В. Обязательное страхование ответственности оценщиков: правовые аспекты // Юридическая и правовая работа в страховании. 2012. N 2 // СПС КонсультантПлюс.

- признание страховщиком страхового случая,

- вынесение решения суда.

Отметим, что ни ГК РФ, ни Закон об организации страхового дела не дает каких-либо указаний по данному поводу.

Законы о специальных видах страхования по-разному регулируют данный вопрос.

Так, например, страховой случай по договору обязательного страхования ответственности оценщика должен быть установлен вступившим в законную силу решением арбитражного суда или факт причинения ущерба должен быть признан самим страховщиком (п. 2 ст. 24.7 Закона об оценочной деятельности).

По Закону об основах туристской деятельности основанием для выплаты страхового возмещения является факт установления обязанности туроператора возместить туристу и (или) иному заказчику реальный ущерб, возникший в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта, при этом механизма установления этого факта не предусмотрено.

Некоторыми исследователями введение процедуры установления факта наступления страхового случая рассматривается как необоснованное и предлагается установление права прямого возмещения убытков страховой компанией, минуя необходимость обращения за выплатой к самому страхователю.

Данный механизм существует при страховании деликтной ответственности.

Речь идет о пункте 4 статьи 931 ГК РФ, согласно которому в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить

непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

В частности, статья 14.1 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ

«Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» 1 предусматривает право потерпевшего предъявить требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, непосредственно страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего.

По мнению Ю.Б. Фогельсона, столь существенное различие в регулировании страхования деликтной и договорной ответственности не обосновано ничем, кроме массовости страхования деликтной ответственности. В этой связи автором предлагается универсальное регулирование страхования всех видов ответственности2.

По нашему же мнению, предоставление выгодоприобретателю права

прямого возмещения убытков в страховании договорной ответственности не отвечает природе рассматриваемых отношений.

Страховой случай при страховании, например, ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО), устанавливают сами стороны при отсутствии разногласий или независимое лицо – сотрудник ГИБДД – при наличии таковых.

При возникновении же страхового случая при страховании ответственности по договору независимое лицо, которое могло бы зафиксировать факт наступления ответственности, отсутствует: кредитор по гражданско-правовому договору сам оценивает, наступила ли просрочка в исполнении договора или нет.

Кроме того, напомним, что по общему правилу статьи 401 ГК РФ (за исключением исполнения обязательств при осуществлении предпринимательской деятельности) должник несет гражданско-правовую

1 Собрание законодательства РФ, 2002, N 18, ст. 1720.

2 Фогельсон Ю.Б. Страховое право: теоретические основы и практика применения: монография / Ю.Б. Фогельсон. – М. : Норма : ИНФРА-М, 2012. С. 444.

ответственности только при наличии вины (умысла или неосторожности), доказывать отсутствие которой может лишь он сам.

Таким образом, устанавливая страховой случай при страховании ответственности по договору, необходимо получить мнение самого страхователя – ответственной стороны по гражданско-правовому договору; иное привело бы к нарушению прав страхователя.

В этой связи неясно, кто должен установить наличие такой обязанности.

Применительно к ответственности туроператора С.В. Дедиков справедливо, на наш взгляд, отмечает: «факт наступления - это объективный юридический факт неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором своих обязанностей по договору. Факт же установления обязанности туроператора по возмещению реального ущерба относится к юридическим фактам, которые установить, то есть зафиксировать и осознать, может только субъект»1.

По нашему мнению, рациональным является введение механизма

установления факта наступления страхового случая двумя способами: признание его самим страхователем или установление судом.

Установленный страховой случай налагает на страховщика обязанность по выплате страхового возмещения.

Страховщик вправе произвести выплату страхового возмещения и без установления факта наступления страхового случая, однако в таком случае риск неосновательной выплаты ложится на него.

Более сложным является определение страхового случая в ситуации, когда неисполнение гражданско-правового обязательства (опасность), возникновение убытков у кредитора страхователя (последствия опасности), предъявление претензии / иска страхователю и возникновение ответственности у страхователя (страховой случай) растянуты по времени и

1 С.В. Дедиков. Комментарий законодательства, регулирующего договоры страхования ответственности туроператоров // «Нормативное регулирование страховой деятельности. Документы и комментарии», 2007,

страховой случай может произойти за пределами действия страхового полиса, даже если неисполнение гражданско-правового обязательства произошло в период его действия.

Ю.Б. Фогельсон совершенно верно отмечает, что моментом наступления страхового случая следует считать момент, когда опасность начала свое воздействие на объект страхования, причиняя вред, и страховая защита вследствие этого должна быть предоставлена, если опасность начала причинять вред в период действия страхования независимо от того, когда она возникла. Однако бывают случаи, когда опасность возникает в период действия страхования, но воздействовать на объект страхования, причиняя ему вред, она начинает уже после окончания действия страхования; или наоборот, опасность может возникнуть до начала действия страхования, но воздействовать на объект страхования она начинает в период действия страхования. В таких случаях, по мнению автора, страховая защита не

предоставляется1.

Как указывает Ю.Н. Андреев, отечественная практика и юридическая наука еще не выработали соответствующих правил для таких случаев, поэтому рационально использовать правила, разработанные мировой практикой2.

По свидетельству И.Э. Шинкаренко3 мировой практикой для решения

данной проблемы было разработано понятие «триггер» (от англ. – курок). Аналогия страхового случая и спускового крючка в общем-то очевидна: так же как нажатие на крючок вызывает выстрел, страховой случай вызывает ответную реакцию страховщика.

Исторически сложилось три основных вида «триггера», для каждого из которых существует свой тип полиса.

1 Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству (постатейный). М., 2002. С. 236.

2 Андреев Ю.Н. Имущественное страхование: теория и судебная практика. М., 2008. С. 25.

3 Шинкаренко И.Э. Страхование ответственности: справочник / Шинкаренко И.Э. – 2-езд., испр. и доп. – М.: Анкил, 2006. – С. 73-76.

1) Полис, базирующийся на триггере «инцидент» (Accident Policy) заключается в том, что страховым случаем признается происшествие, случившееся в период действия полиса, независимо от того, когда наступили последствия такого происшествия.

2) Полис, базирующийся на триггере «событие», (Occurrence Policy) предусматривает, что страховщик должен выплатить страхователю страховое возмещение за ущерб, вызванный продолжительной или повторяющейся подверженности неблагоприятным факторам. Иными словами, если страхователь на протяжении пяти лет подвергался какому-либо неблагоприятному воздействию и при этом страховался у различных страховщиков, страховое возмещение будут обязаны уплатить все страховщики.

3) Полис, базирующийся на претензии (Claims-Made Policy), - полис, по которому страховщик несет ответственность только за убытки, заявленные в течение страхового периода, независимо от того, когда имели место ущерб или травма.

И.Ю. Матвеева классифицирует договоры страхования ответственности примерно аналогичным образом1.

По нашему мнению, в Российской Федерации действует первый вид триггера (базирующийся на инциденте), поскольку согласно пункту 2 статьи

9 Закона об организации страхового дела страховым случаем является совершившееся событие.

Данный вывод подтверждается материалами судебно-арбитражной практики.

Так, в деле № А40-81584/11-151-6822 рассматривался вопрос о моменте

наступления страхового случая: незаконное списание денежных средств в 2005 году или вынесение решения суда, подтвердившее ответственность регистратора в 2010 году. Постановлением ФАС Московского округа от

1 Матвеева И.Ю. Концептуальные основы страхования ответственности за причинение вреда // Страховое право. 2006. N 2. С. 10

2 Документ опубликован не был, СПС КонсультантПлюс.

28.05.2012 было подтверждено, что применяться должен тот договор страхования, в течение действия которого наступил страховой случай, а датой страхового случая надо считать не дату вынесения решения суда, по которому регистратора привлекли к ответственности, а дату преступных действий третьих лиц, которые привели к необоснованной операции со стороны регистратора.

Аналогичный подход был высказан Пленумом Верховного суда РФ в Постановлении от 27 июня 2013 года №20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» 1 . Суд указал: при выявлении причиненного вреда за пределами срока действия договора лицо, в пользу которого заключен договор страхования (страхователь, выгодоприобретатель), имеет право на страховую выплату, если вред был причинен либо начал причиняться в период действия договора. Если по обстоятельствам дела момент причинения вреда не может быть достоверно определен, вред считается причиненным в момент его выявления. В случае, если опасность, от которой производилось страхование, возникла в период действия договора, а вред начал причиняться за пределами срока его действия, страховой случай не считается наступившим и

страховщик не несет обязанность по выплате страхового возмещения.

Применительно к страхованию ответственности по договору, страховой случай должен считаться наступившим в пределах срока действия страхового полиса, если в период его действия произошло неисполнение или просрочка исполнения должником (страхователем) обязательств по застрахованному договору, независимо от даты установления факта наступления страхового случая.

Таким образом, страховым случаем при страховании ответственности по договору является наступление ответственности страхователя вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств по гражданско-правовому договору.

1 Российская газета, №145, 05.07.2013.

Обязанность страховщика возникает при установлении факта наступления страхового случая путем признания его самим страхователем или установления судом.

Рассмотрев особенности события, на случай наступления которого осуществляется страхование ответственности по договору, страхового риска и страхового случая, приходим к следующим выводам.

Возникновение ответственности вследствие нарушения любых условий договора является событием, на случай наступления которого осуществляется страхования.

Ответственность равно как за неисполнение, так и за ненадлежащее исполнение договорных условий может быть застрахована в соответствии со статьей 932 ГК РФ.

Страхованию подлежит наступление только мер гражданско-правовой ответственности, а не иных мер защиты.

Ответственность за нарушение гражданско-правового договора является событием, на случай наступления которого осуществляется страхование, во всех предусмотренных действующим законодательством формах, в том числе взыскание убытков, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсация морального вреда.

Ответственность за невозврат аванса по расторгнутому договору не входит в объем страхуемой ответственности в соответствии со статьей 932 ГК РФ.

Таким образом, событием, на случай наступления которого осуществляется страхование, является наступление ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий гражданско-правового договора.

Страховым риском при страховании ответственности по договору является возможность наступления ответственности страхователя,

являющегося стороной по гражданско-правовому договору, за неисполнение или ненадлежащее исполнение его условий.

Страхование ответственности по договору, по нашему мнению, не является страхованием противоправного интереса при условии соответствия страхового риска критериям случайности и вероятности.

Моментом наступления ответственности по договору следует признать момент совершения гражданского правонарушения: неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора. Соответственно, событие, на случай наступления которого осуществляется страхование, возникает в момент наступления ответственности страхователя по гражданско-правовому договору.

Установление права прямого взыскания убытков кредитором по гражданско-правовому договору непосредственно со страховой компании, минуя страхователя, по нашему мнению, может привести к нарушению прав страхователя, поэтому не должно применяться.

Страховым случаем при страховании ответственности по договору является наступление ответственности страхователя вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств по гражданско-правовому договору.

Обязанность страховщика возникает при установлении факта наступления страхового случая путем признания его самим страхователем или установления судом.

Страховщик праве произвести выплату страхового возмещения и без установления факта наступления страхового случая, однако в таком случае риск неосновательной выплаты ложится на него.

В российской правовой действительности действует принцип триггера

«инцидент», в соответствии с которым страховой случай считается наступившим, если в пределах действия срока полиса вред был причинен либо начал причиняться.

Применительно к страхованию ответственности по договору, страховой случай должен считаться наступившим в пределах срока действия страхового полиса, если в период его действия произошло неисполнение или просрочка исполнения должником (страхователем) обязательств по застрахованному договору, независимо от даты установления факта наступления страхового случая.

<< | >>
Источник: Ножкина Алена Александровна. СТРАХОВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ДОГОВОРУ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2014. 2014

Еще по теме §2. Страховой риск и страховой случай при страховании ответственности по договору:

  1. 8.3. ИМУЩЕСТВЕННОЕ СТРАХОВАНИЕ
  2. Виды страхования бизнеса
  3. Страхование   предпринимательских   рисков:   сущность,   значение, формы и виды.
  4. 8.3. ИМУЩЕСТВЕННОЕ СТРАХОВАНИЕ
  5. § 2.4. Страхование ответственности членов органов управления хозяйственных обществ.
  6. § 2.4. Страхование ответственности членов органов управления хозяйственных обществ.
  7. § 1. Риск и страховой интерес
  8. § 2. Риск и страховой случай
  9. § 3. Риск и объект имущественного страхования
  10. § 1. Риск и юридическая природа страховой выплаты
  11. § 3. Способы перераспределения имущественных последствий наступления страхового случая
  12. § 1.1. Общая характеристика страхования гражданско-правовой ответственности
  13. § 1. Особенности нормативно-правового регулирования обязательного страхования граяеданско-правовой ответственности владельцев транспортных средств
  14. 3.1. Договор страхования профессиональной ответственности: понятие и правовая природа
  15. §3. Страхование ответственности по договору в системе видов имущественного страхования
  16. §1. Понятие страхованияответственности по договору. Объект и субъекты страхования
  17. §2. Страховой риск и страховой случай при страховании ответственности по договору
  18. §3. Особенности страхования ответственности по договору. Обоснованность разрешительного порядка страхования ответственности по договору.
  19. §4. Отграничение страхования ответственности по договору от страхования ответственности за причинение вреда
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -