<<
>>

§ 1.3. Проблемы, возникающие при исполнении договора страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда

С 1 июля 2003 года вступил в силу Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», за исключением некоторых положений.

После этого было принято еще два федеральных закона, установивших обязанность по страхованию деликтной ответственности владельцев опасных объектов и перевозчиков.

Российский законодатель уже давно приучил всех к постоянно изменяющейся нормативно-правовой базе. Как было показано в работе «Недостатки действующего законодательства, регулирующего отношения по страхованию гражданско-правовой ответственности за причинение вреда, и

варианты их исправления» , отражающей результаты данного исследования, причиной таких процессов довольно часто бывает наличие недостатков в нормах в различных проявлениях. Но при этом существуют «проблемные места», которые длительное время не исправляются и продолжают порождать различные взгляды на их решение, а, соответственно, и появление новых теоретических предложений по улучшению сложившейся ситуации.

Одной из таких запутанных ситуаций в области страхования гражданско - правовой ответственности за причинение вреда является пока еще неразрешенная проблема, связанная с толкованием и применением нормы пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суть в том, что данная норма необоснованно ограничивает право выгодоприобретателя, то есть потерпевшего, обращаться непосредственно к страховщику с требованием о возмещении вреда, устанавливая обязательное наличие одного из следующих условий:

1) когда ответственность застрахована в силу того, что ее страхование обязательно;

2) иные случаи, предусмотренные законом или договором страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда.

При этом выгодоприобретателем в соответствие с пунктом 3 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации всегда является лицо, жизни, здоровью или имуществу которого причинен вред.

Соответственно остается непонятным, кто вправе обращаться непосредственно к страховщику с требованием о возмещении вреда, когда отсутствуют вышеназванные условия и для чего законодатель сформулировал данную норму именно в том виде, в котором она существует в настоящее время? «Трудно сказать, чем обусловлено это ограничение и сложность передачи страхового возмещения лицу, которому оно все равно должно быть передано полностью и безусловно в силу императивной нормы закона. Если никто, кроме потерпевшего,

выгодоприобретателем быть не может, то вряд ли есть основания отступать от [93] общего правила о договорах в пользу третьего лица, дающего право этому третьему лицу самому требовать от должника исполнения обязательства»[94].

Рассматриваемый в данной статье вопрос затрагивался в научных трудах неоднократно. Так, Рахмилович В.А. указывал[95], что в силу пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации при отсутствии указанных в нем условий требовать от страховщика уплаты страхового возмещения может только страхователь, который в дальнейшем, по-видимому, должен передать полученное выгодоприобретателю. На это же указывала Мартьянова Т.С.[96] [97], отмечая, что во всех остальных случаях, кроме случаев обязательности данного страхования, наличия специального указания закона или установления в самом договоре страхования, требовать предоставления страхового возмещения может лишь сам страхователь. Предпринимались попытки рассматривать требование потерпевшего к страховщику не как договорное, а как деликтное, и соответственно применять в данном случае положения о субсидиарной ответственности . Целесообразность и правильность такого подхода - вопросы отдельного исследования. Вопрос толкования пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации весьма сложный и существует несколько подходов к его разрешению. Хотелось бы предложить и свой, который является непростым с точки зрения процедуры осуществления, но в тоже время позволяет убрать все домыслы, связанные с анализом пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Данный подход представляет собой необходимость внесения изменений в указанный выше пункт путем исключения слов «В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности». Таким образом, текст пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации будет выглядеть так: «Лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы». Благодаря такому изменению исправляется ситуация, при которой происходит ограничение права выгодоприобретателя обратиться непосредственно к страховщику. Также при изложении пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, которая предлагается, исчезает внутренняя несогласованность, содержащаяся в тексте нормы. То есть если внимательно рассмотреть и разобрать вышеназванный пункт в том виде, в котором он существует в настоящее время, то можно увидеть то, что данная норма устанавливает два случая, когда лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда. Они уже перечислялись. Но что же на самом деле это за случаи? Если первый - это наличие обязательного страхования, то можно понять, что во втором случае речь идет о добровольном страховании. А теперь вновь внимательно посмотрим в текст нормы: «в других случаях, предусмотренных законом или договором». Попробовав заменить эту часть нормы на логически-созданную часть, которая может гласить: «в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование добровольно», получаем результат, равноценный понятию «во всех случаях». Что же тогда имел ввиду законодатель, так и остается загадкой. О каких «других случаях» идет речь, и что должно быть прописано в законе или договоре, чтобы это подпадало под действие пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации, непонятно и не может быть выяснено.
Таким образом, для устранения недосказанности в действующей норме считаю целесообразным изложить ее в новой редакции.

Теперь необходимо обратить внимание на положения, содержащиеся опять же в статье 931 Гражданского кодекса Российской Федерации, но уже в пункте 1, который устанавливает, что «по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена» . На первый взгляд, данная норма лишена каких-либо недостатков, но на самом деле это не так. Данный пункт нормативно запрещает страховать риск ответственности одновременно и страхователя, и иного лица, так как употребляется именно формулировка «страхователя или иного лица», то есть используется союз «или». Следовало бы воспользоваться вариантом «и/или», а также ввести понятие «иных лиц». Помимо этого необходимо использовать термин «страхование ответственности» вместо существующего в настоящее время. Таким образом, пункт 1 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации в новой редакции выглядел бы так: «По договору страхования ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахована ответственность самого страхователя и/или иного лица либо лиц, на которых такая ответственность может быть возложена». Казалось бы, не столь существенное изменение, но оно помогло бы законодательно упорядочить отношения, уже сложившиеся на практике, когда помимо страхователя по договору страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда застрахована ответственность определенного либо неопределенного круга лиц. Тем более что данные отношения связаны с вопросом, касающимся такой разновидности страхования деликтной ответственности как обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств за причинение вреда, о котором будет упомянуто ниже.

[98] [99]

21

Данный вопрос имеет серьезный практический аспект, касающийся права страховщика на регрессное требование, и заключается в следующем: застрахована ли ответственность лица, заключившего со страховщиком договор обязательного страхования, то есть страхователя, который является владельцем транспортного средства, если он не указан в полисе в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (и теряет ли страховщик право регрессного требования в данном случае)? Если да, то как быть с нормой пункта 1 статьи 14 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», которая устанавливает право страховщика предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу, если «указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями)»99. На первый взгляд, из этого правила можно сделать вывод, что ответственность лица, не указанного в договоре обязательного страхования гражданско-правовой ответственности владельцев транспортных средств (далее - договор ОСАГО) в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, даже если оно является владельцем транспортного средства и страхователем по данному договору, не считается застрахованной.

Теперь попробуем обратиться к пункту 2 статьи 15 Федерального закона от 25 апреля 2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», который устанавливает, что договор обязательного страхования заключается в отношении владельца транспортного средства, лиц, указанных им в договоре обязательного страхования, или в отношении неограниченного числа лиц, допущенных владельцем к управлению транспортным средством в соответствии с условиями договора обязательного страхования, а также иных лиц, использующих транспортное средство на законном основании100.

И тут опять же появляется необходимость правильного толкования данной нормы, осуществить которую проще, если группировать лиц, в отношении которых заключается договор ОСАГО. Вероятно, достаточно верным способом будет разделить перечисленных лиц на 3 группы:

1) владелец транспортного средства и лица, указанные им в договоре обязательного страхования;

2) неограниченное число лиц, допущенных владельцем к управлению транспортным средством;

3) иные лица, использующие транспортное средство на законном основании.

Если просто разбить на 4 группы, выделив владельцев транспортных средств в отдельную категорию, то возникает непростая ситуация, так как, если буквально читать норму пункта 2 статьи 15 Федерального закона от 25 апреля 2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», то получается, что в случае, когда договор ОСАГО заключается только в отношении владельца транспортного средства, он не указывается в договоре. Но конечно же это не так, ведь в данном пункте речь идет, как можно догадаться, о включении или соответственно невключении владельца автомобиля в перечень лиц, допущенных к управлению транспортным средством. И уже исходя из этого, можно сделать вывод о том, что ответственность страхователя, который является владельцем транспортного средства, и при этом он не указан в полисе в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, все же застрахована, и страховщик лишается права предъявлять регрессные требования в данном случае. Именно такой позиции придерживается Московский городской суд, указавший в Апелляционном определении от 18 июля 2013 года, что даже если страхователь- виновник дорожно-транспортного происшествия не внесен в полисе ОСАГО в

перечень лиц, допущенных к управлению транспортным средством, страховщик не вправе предъявлять ему регрессное требование[100] [101].

При этом, возвращаясь к формулировкам, содержащимся в законодательстве, которое регулирует обязательное страхование деликтной ответственности владельцев транспортных средств, остается открытым вопрос о соотношении таких понятий, как «лица, указанные в договоре обязательного страхования» и «лица, допущенные к управлению транспортным средством», содержащиеся в ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Ситуацией, подобной той, что была рассмотрена выше, является случай, когда лицо, причинившее вред, не является страхователем-владельцем транспортного средства и не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством. Возникает вопрос: застрахована ли его ответственность? Для ответа необходимо обратиться к Определению Конституционного суда Российской Федерации от 12 июля 2006 года № 377-О, которым установлено, что «взаимосвязанные положения абзаца одиннадцатого статьи 1, пункта 2 статьи 15 и статьи 16 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» не могут рассматриваться как исключающие владельцев, использующих транспортное средство на законном основании, но не указанных в страховом полисе, из числа лиц, чей риск гражданской ответственности является застрахованным по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, и как предполагающие право страховщика отказать в осуществлении страховой выплаты при причинении такими владельцами транспортных средств вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших» . Представляется абсолютно верной данная позиция, так как в вопросах исполнения договора страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда защита интересов выгодоприобретателей и возможность получить страховое возмещение являются наиболее важными аспектами. При этом в данном случае страховщик не лишается права предъявить к причинившему вред лицу регрессное требование.

Федеральным законом от 1 декабря 2007 года № 306-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и статью 2 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации» в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» была введена статья 14.1 , предусмотревшая

возможность прямого возмещения убытков, то есть возмещение вреда имуществу, осуществляемое страховщиком потерпевшего от имени страховщика причинителя вреда. При этом в соответствии с данной статьей необходимо наличие одновременно двух обстоятельств:

1) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только транспортным средствам;

2) дорожно-транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) двух транспортных средств (включая транспортные средства с прицепами к ним), гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с Федеральным законом от 25 апреля 2002 года «Об обязательном [102] страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Соглашение о прямом возмещении убытков, принятое во исполнение данной нормы, содержит еще одно условие - дорожно-транспортное происшествие произошло не ранее 1 марта 2009 года.

С самого начала действия в России прямого возмещения убытков возникло большое количество проблем. Надо сказать, что одной из таких проблем являлось и является до сих пор то, что расчеты между страховыми организациями производятся фиксированными суммами, то есть страховщик причинителя вреда возмещает не сумму, которую выплатил страховщик потерпевшего, а строго установленную фиксированную сумму, которая, как не трудно догадаться, может быть меньше либо больше реально произведенной потерпевшему страховой выплаты. Стоит указать, что размеры фиксированных сумм различаются по федеральным округам.

Понятно, что у некоторых страховщиков появилось желание «заработать» на прямом возмещении убытков. Сделать это оказалось не так уж и сложно: необходимо либо занижать размер выплат потерпевшим, либо производить так называемую селекцию убытков. Если с намеренным занижением размеров страховых выплат все достаточно ясно, то о селекции убытков хотелось бы поговорить более подробно. Она представляет собой процесс, когда страховщик выбирает приоритетные убытки, размеры которых меньше величины среднего убытка, которые позволяют ему получить прибыль в виде разницы между фиксированной суммой, перечисляемой страховой организацией причинителя вреда, и суммой страховой выплаты. Естественно, страховщик в системе прямого возмещения убытков нацелен осуществлять выплаты по таким мелким убыткам самостоятельно, клиентов с крупными убытками при этом старается всеми возможными способами направлять с требованием о возмещении к страховщику причинителя вреда. Речь здесь не идет о случаях, когда страховая организация отказывает клиенту возместить вред, если обстоятельства дорожно-транспортного происшествия не отвечают указанным в статье 14.1 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» требованиям, о которых уже упоминалось в данной работе, а лишь о случаях, когда потерпевший имеет полное право на прямое возмещение убытка, но в страховой организации ему под разными предлогами советуют обратиться в страховую компанию, которая застраховала риск ответственности причинителя вреда. Таким образом, и при занижении размера страховых выплат, и при проведении селекции убытков страдают интересы страхователей. Такое положение вызвало большое количество критики и, как следствие, появление идеи отменить фиксированные платежи и ввести полное возмещение страховщиком причинителя вреда сумм, выплачиваемых страховщиком потерпевшего в рамках прямого возмещения убытков.

На первый взгляд, при реализации данной идеи появляется больше шансов, что потерпевший получит страховое возмещение, которого хватит на восстановление имущества. То есть страховая организация не будет занижать выплаты, чтобы получить дополнительную прибыль. Ей это будет делать просто незачем, так как она вернет всю выплаченную сумму. Следовательно, при таком раскладе будут защищены интересы потерпевших, обязательное страхование наконец-то будет в серьезной степени выполнять те функции, в первую очередь социального характера, для которых оно создавалось и вводилось в России.

Также предполагается, что страховщик перестанет «зарабатывать» на системе прямого возмещения убытков, когда, занижая выплаты потерпевшим, занимаясь селекцией убытков, он получает прибыль в виде разницы между суммой, полученной от страховой организации, застраховавшей риск гражданскоправовой ответственности причинителя вреда, и суммой, которую выплатил по страховому случаю (в случае, когда к нему обращается потерпевший - его клиент, заключивший с данным страховщиком договор ОСАГО); либо избавляется от лишних убытков, когда страховая выплата выше фиксированной суммы (в случае, когда его клиент обращается в страховую организацию причинителя вреда).

При воплощении идеи отказа от фиксированных сумм возможны следующие варианты:

1) страховщик причинителя вреда выплачивает всю сумму страховой выплаты непосредственно напрямую страховщику потерпевшего;

2) использование клиринговой системы.

Необходимо сразу указать, что если внедрить первый вариант, то может возникнуть большое количество проблем и ситуация при реализации прямого возмещения убытков может оказаться неконтролируемой. Во-первых, появляется опасность завышения размера страховых выплат. Во-вторых, может возникнуть дополнительная возможность для мошенничества, когда страховая организация по результатам недобросовестной оценки и завышения стоимости ремонта на автосервисе, в который будет направлен клиент для ремонта автомобиля, будет начислять сумму, значительно превышающую размер действительного ущерба, а затем делить с данным автосервисом полученную прибыль. И если страхователь в данных случаях по сути ничего не теряет, то его страховая организация будет нести лишние необоснованные расходы. В-третьих, довольно сложно будет реализовать данный механизм на практике, в первую очередь, ввиду большого количества страховых компаний. Гораздо эффективнее будет работать система прямого возмещения убытков, если выплаты осуществлять через клиринг. Надо сказать, что сейчас существует общество с ограниченной ответственностью «РСА-Клиринг», с помощью которого и осуществляются в настоящее время выплаты в системе прямого возмещения убытков. При этом уже появились реальные намерения перейти на систему прямого возмещения убытков с использованием клиринга, реализуемую в Бельгии. «По бельгийской системе страховщик виновника ДТП будет перечислять в клиринговую систему РСА всю сумму убытка, а не «фикс», как раньше. Фиксированными суммами расчеты будут проводиться только со страховщиком потерпевшего. Однако размер «фикса» будет зависеть от диапазона, в который попал убыток. Размер диапазонов (их будет два или три) будет определяться случайным образом, а «фикс» - вычисляться как среднее арифметическое выплат, попавших в соответствующий диапазон. В результате размер «фикса», который получит страховщик потерпевшего, будет непредсказуем»[103].

Продолжая тему, связанную с прямым возмещением убытков, хотелось бы повторно обратить внимание на проблему, которая существовала до вступления в силу Федерального закона от 21 июля 2014 года № 223-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» и выражалась в том, что законодательно было закреплено право потерпевшего предъявить требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, непосредственно страховщику, который застраховал его гражданско-правовую ответственность, в случае наличия одновременно обстоятельств, уже перечисленных в данной работе, либо страховщику причинителя вреда. Казалось бы, установление данного права не могло являться проблемой, а, наоборот, предоставляло страхователю выбор, в какую страховую компанию ему обращаться. Но на самом деле, такая возможность порождала стремление некоторых страховщиков использовать селекцию убытков. Отказ же от данного правила и введение всеобщего безальтернативного прямого возмещения убытков позволило исключить случаи, когда страховщик различными средствами пытается отправить потерпевшего с крупным ущербом в страховую организацию, в которой застрахован риск наступления ответственности причинителя вреда. При этом предполагается, что установление такого возмещения убытков не будет сказываться на размерах выплат потерпевшим. Конечно, есть риск, что при крупном ущербе страховщик все же будет занижать размер страховой выплаты, но это происходит и в настоящее время в очень больших масштабах при любом размере имущественного вреда, что подтверждается судебной практикой по спорам со страховыми организациями.

Следует указать, что предполагается возможным и обоснованным уйти от ограничения действия прямого возмещения убытков в тех случаях, когда в дорожно-транспортном происшествии участвовало более двух транспортных средств. Но осуществить это можно лишь при комплексном подходе, когда помимо внедрения всеобщего безальтернативного прямого возмещения убытков произойдет отказ от фиксированных сумм по расчетам между страховыми организациями и, соответственно, введение клиринговой системы по бельгийскому образцу, о чем уже говорилось в данном параграфе. Таким образом, имущественный вред при отсутствии вреда жизни или здоровью будет возмещаться в любом случае только в рамках прямого возмещения убытков.

В связи с этим предполагается вполне обоснованным внесение изменений в статью 14.1 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в виде закрепления всеобщего безальтернативного прямого возмещения убытков и расширения сферы действия данного правила на дорожно-транспортные происшествия с участием более двух транспортных средств. Пункт 1 данной статьи, таким образом, будет выглядеть следующим образом: «Потерпевший предъявляет требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, непосредственно страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств:

а) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только транспортным средствам;

б) дорожно-транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) двух или более транспортных средств (включая транспортные средства с прицепами к ним), гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с настоящим Федеральным законом».

Продолжая рассматривать вопрос об исполнении договора страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда, необходимо остановиться на проблеме, связанной с применением правила об утрате товарной стоимости имущества, которая усугубляется отсутствием должного законодательного регулирования в этой области. Как было показано в работе «Утрата товарной стоимости против износа»[104], основной вопрос состоит в том, уменьшается ли стоимость автомобиля, который был отремонтирован после дорожно-транспортного происшествия? Точки зрения разнятся, вплоть до того, что высказываются мнения, из которых следует, что стоимость транспортного средства не только не уменьшается, но и увеличивается в связи с тем, что ставятся новые детали взамен старых, которые могли уже подвергнуться коррозии и прочее. Следует указать, что все эти противоположные точки зрения относительно учета утраты товарной стоимости по-своему верны. Действительно, все зависит от конкретной ситуации: произведенный ремонт, если он был осуществлен качественно, не должен влиять на уменьшение стоимости автомобиля; в противоположном случае - при некачественно-произведенном восстановлении имущества - оно может потерять в стоимости в связи, например, с ухудшением внешнего вида автомобиля при непрофессиональном подборе цвета перекрашиваемых деталей.

Проблема еще в том, что, по сути, применение правила об утрате товарной стоимости является неким противовесом учета износа деталей, который не позволяет устанавливать новые части взамен поврежденных. Учет износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, был закреплен в Федеральном законе «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» Федеральным законом от 1 февраля 2010 года № 3-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»[105]. При этом

было установлено, что износ не может начисляться свыше 80 % стоимости комплектующих изделий. Надо отметить, что в отношениях по страхованию имущества - еще одной разновидности имущественного страхования наряду со страхованием гражданско-правовой ответственности - в настоящее время сложилась противоречивая ситуация относительно вопросов допустимости включения в договоры условия о возмещении ущерба с учетом износа частей, узлов и агрегатов. Президиум Верховного Суда Российской Федерации в «Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан» от 30 января 2013 года указал, что «что право лица, которому был причинен вред, должно быть восстановлено в том же объеме, что и до причинения вреда. При таких обстоятельствах страховое возмещение не может быть определено договором в размере стоимости восстановительного ремонта с учетом износа частей, узлов и агрегатов транспортного средства, так как в противном случае возмещение вреда было бы произведено в меньшем объеме, чем причинен вред, и имущество, принадлежащее потерпевшему, было бы приведено в худшее состояние, чем до причинения вреда»[106]. Таким образом, включение в договор страхования условий о возмещении ущерба с учетом износа не основано на законе. Однако уже 27 июня 2013 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» указал, что «в случае, если при заключении договора добровольного страхования имущества страхователю предоставлялось право выбора способа расчета убытков, понесенных в результате наступления страхового случая (без учета износа или с учетом износа застрахованного имущества), при разрешении спора о размере страхового возмещения следует исходить из согласованных сторонами условий

договора» . Следует указать, что подобный подход к рассмотрению вопросов и толкованию норм законодательства, когда в течение одного года высшей судебной инстанцией официально высказываются прямо противоположные мнения, не способствует развитию и формированию единой правильной судебной практики.

Что касается вопросов регулирования учета износа в отношениях по страхованию деликтной ответственности, то здесь Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 15 февраля 2011 года № 12658/10 указал, что «расходы, определенные с учетом износа, не всегда совпадают с реальными расходами, необходимыми для приведения транспортного средства в состояние, предшествовавшее повреждению и необходимое для дальнейшего использования владельцем, что дает потерпевшему лицу (страховщику его имущества) право потребовать возмещения вреда за счет виновного лица.

В отличие от законодательства об ОСАГО Гражданский кодекс

109

провозглашает принцип полного возмещения вреда» .

Далее Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отметил, что «этот принцип подлежит применению судом, однако, с исключением в каждом конкретном споре неосновательного значительного улучшения транспортного средства после восстановительного ремонта с установкой новых комплектующих изделий, влекущего увеличение его стоимости за счет причинившего вред лица»[107] [108] [109]. Что же имел ввиду суд, когда формулировал данное положение? Ответ можно найти в постановлении Федерального Арбитражного Суда Московского округа от 5 декабря 2013 года № Ф05-15165/2013 по делу №

А41-31848/12[110]. Для определения, имело ли место неосновательное значительное улучшение транспортного средства, необходимо назначать автотехническую экспертизу, по результатам которой, установив размер ущерба с учетом износа, эксперт сможет дать заключение, свидетельствует ли установка новых деталей о значительном улучшении и влечет ли увеличение стоимости объекта оценки. Основанием для соответствующего ответа может служить наличие или отсутствие заменяемых деталей на рынке бывших в эксплуатации запчастей. Соответственно, если такие запасные части есть в наличии, то можно прийти к выводу, что при возмещении восстановительных расходов без учета износа поврежденное транспортное средство претерпит значительные улучшения за счет причинившего вред лица.

Таким образом, при использовании правила об утрате товарной стоимости складывается противоречивая ситуация, когда потерпевший не может в силу недостаточности страхового возмещения из-за учета износа установить новую деталь, но при этом имеет право на включение в выплату сумм, возмещающих утрату товарной стоимости.

Окончательную точку в вопросе применения утраты товарной стоимости поставил Верховный Суд Российской Федерации в решении от 24 июля 2007 года № ГКПИ07-658, признав недействующим со дня вступления решения суда в законную силу абзац первый подпункта «б» пункта 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 мая 2003 года № 263 (в редакции Постановления от 18 декабря 2006 года № 775), в части, исключающей из состава страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего величину утраты товарной стоимости.

Суть дела состояла в том, что Н. и А. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим (незаконным) абзаца первого подпункта «б» пункта 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 мая 2003 года № 263 (в редакции Постановления от 18 декабря 2006 года № 775), в части, исключающей из состава страховой выплаты величину утраты товарной стоимости, в обоснование заявления они указав на то, что оспариваемое нормативное положение не соответствует пункту 2 статьи 12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», пункту 2 статьи 15, статье 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которых утрата товарной стоимости является реальным ущербом и должна учитываться при определении размера страховой выплаты в случае причинения вреда имуществу потерпевшего.

Наиболее важным явилось толкование Верховного Суда Российской Федерации понятия «утрата товарной стоимости», которая представляет собой «уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно- транспортного происшествия и последующего ремонта»[111].

Также было установлено, что «утрата товарной стоимости транспортного средства, влекущая уменьшение его действительной (рыночной) стоимости вследствие снижения потребительских свойств, относится к реальному ущербу и наряду с восстановительными расходами должна учитываться при определении размера страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего»[112]. При этом, до сих пор остается не решенной проблема отсутствия в российском законодательстве специальных норм, регулирующих вопросы, связанные с определением величины утраты товарной стоимости. Верховный Суд Российской Федерации, пытаясь показать выход из этой ситуации, устанавливает, что размер реального ущерба, в том числе и размер утраты товарной стоимости транспортного средства, может быть определен специалистами в области автотехнической экспертизы.

Надо отметить, что данное решение обжаловалось Правительством Российской Федерации, и было оставлено без изменения определением Верховного Суда Российской Федерации от 6 ноября 2007 года № КАС07-566[113].

Рассматривая проблемы, связанные с исполнением договора страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда, стоит обратить внимание также на существенную проблему по поводу страхования деликтной ответственности владельцев опасных объектов. Речь идет о том, что в отличие от опасных производственных объектов, которые подлежат обязательной регистрации в соответствующем государственном реестре, и гидротехнических сооружений, подлежащих внесению в Российский регистр гидротехнических сооружений, для лифтов, подъемных платформ для инвалидов и эскалаторов не предусмотрено правило о каком-либо их учете и ведении специального реестра (регистра). Это же касается таких опасных объектов как автозаправочные станции жидкого моторного топлива, так как в соответствии с приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 15 апреля 2008 года № 241 «О мерах по устранению административных барьеров в виде регистрации автозаправочных станций, предназначенных для осуществления розничной торговли бензином и дизтопливом, в государственном реестре опасных производственных объектов и распространения на них действия законодательства в области промышленной безопасности» была прекращена регистрация автозаправочных станций в государственном реестре опасных производственных объектов[114]. Это положение распространяется только на соответствующую розничную торговлю и не затрагивает ее оптовую сторону. Соответственно, возникает непростая ситуация по контролю за исполнением обязанности по страхованию. Для решения проблемы можно воспользоваться таким инструментом как Общероссийский классификатор видов экономической деятельности.

«Одним из вариантов подтверждения осуществления эксплуатирующей организацией соответствующего вида деятельности является указание кода по ОКВЭД (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности). В свою очередь, коды ОКВЭД заявляются самим юридическим лицом при его государственной регистрации, отражаются в его учредительных документах и подлежат обязательному указанию в заявлении о регистрации юрлица при создании. Таким образом, коды по ОКВЭД содержатся в Едином государственном реестре юридических лиц/Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей (подпункт «п» пункт 1, подпункт «о» пункта 2 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»). Указанные записи вносятся в государственные реестры на основании документов, представленных при государственной регистрации. По общему правилу, юридическое лицо и индивидуальный предприниматель в течение трех рабочих дней с момента изменения указанных выше сведений, за исключением случаев, установленных ФЗ N 129-ФЗ, обязаны сообщить об этом в регистрирующий орган (налоговый орган) по месту своего соответственно нахождения и жительства.

Кроме того, коды ОКВЭД содержатся в информационных письмах Росстата (один из документов юридического лица, определяющий его правовой статус, - наряду со свидетельством о регистрации юридического лица).

Сведения о видах экономической деятельности должны быть заполнены с использованием ОКВЭД, утвержденного соответствующим постановлением Госстандарта»[115].

Таким образом, для выявления организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность по розничной торговле жидким моторным топливом, можно использовать коды ОКВЭД.

В Российской Федерации существуют два Общероссийских классификатора видов экономической деятельности:

1. Общероссийский классификатор видов экономической деятельности ОК 029-2001 (КДЕС Ред. 1), разработанный Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации, Центром по экономическим классификациям, принятый и введенный в действие Постановлением Государственного комитета Российской Федерации по стандартизации и метрологии от 6 ноября 2001 года № 454-ст[116];

2. Общероссийский классификатор видов экономической деятельности ОК 029-2007 (КДЕС Ред. 1.1), принятый и введенный в действие Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 22 ноября 2007 года № 329-ст[117].

Общероссийский классификатор видов экономической деятельности ОК 029-2007 введен на период с 1 января 2008 года до 1 января 2015 года. Согласно письму Федеральной налоговой службы от 25.09.2008 N ЧД-6-6/671@ Для целей государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств используется ОКВЭД ОК 029-2001 (КДЕС ред. 1)[118].

«ОКВЭД ОК 029-2001 (КДЕС ред. 1) используется при решении следующих основных задач, связанных с:

- классификацией и кодированием видов экономической деятельности, заявляемых хозяйствующими субъектами при регистрации;

- определением основного и других фактически осуществляемых видов экономической деятельности хозяйствующих субъектов;

- разработкой нормативных правовых актов, касающихся государственного регулирования отдельных видов экономической деятельности;

- осуществлением государственного статистического наблюдения по видам деятельности за развитием экономических процессов;

- подготовкой статистической информации для сопоставлений на международном уровне;

- кодированием информации о видах экономической деятельности в информационных системах и ресурсах, Едином государственном регистре предприятий и организаций, других информационных регистрах;

- обеспечением потребностей органов государственной власти и управления в информации о видах экономической деятельности при решении аналитических задач.

ОКВЭД ОК 029-2007 (КДЕС ред. 1.1) используется при решении следующих основных задач, связанных с:

- осуществлением государственного статистического наблюдения по видам деятельности за развитием экономических процессов;

- подготовкой статистической информации для сопоставления на международном уровне.

Для поиска кодов по ОКВЭД в части осуществления розничной и оптовой продажи рекомендуем использовать раздел G (оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования) ОКВЭД ОК 029-2001 (КДЕС ред. 1) и одноименный раздел ОКВЭД ОК 029-2007 (КДЕС ред. 1.1).

По всем вопросам, касающимся применения Классификаторов (в том числе при выборе юридическим лицом при государственной регистрации кодов ОКВЭД), следует обращаться в Ростехрегулирование (см. письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России от 11 марта 2008 г. N 03-11-04/3/114). В свою очередь, Приказом Росстата от 19.07.2011 N 328 "Об утверждении статистического инструментария для организации федерального статистического наблюдения за внутренней и внешней торговлей" утверждена форма N 1-ТОРГ «Сведения о продаже товаров в организациях оптовой и розничной торговли»[119].

Таким образом, используя Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, можно быстро выявить организации и индивидуальных предпринимателей, которые занимаются продажей жидкого моторного топлива в розницу и проверить выполнение ими обязанностей по страхованию ответственности, предусмотренной Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта в результате аварии на опасном объекте».

<< | >>
Источник: Четырус Евгений Игоревич. СТРАХОВАНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме § 1.3. Проблемы, возникающие при исполнении договора страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда:

  1. Проблемы реализации гражданско-правовой ответственности федеральных казенных учреждений и пути их решения
  2. § 3.1. правовая природа договора страхования гражданской ответственности единоличных, членов коллегиальных исполнительных органов хозяйственных обществ
  3. § 2. Меры гражданско-правовой ответственности по договору займа
  4. Четырус Евгений Игоревич. СТРАХОВАНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015, 2015
  5. Оглавление
  6. Введение
  7. Глава 1. Общие положения о страховании гражданско-правовой ответственности за причинение вреда
  8. § 1.1. Общая характеристика страхования гражданско-правовой ответственности
  9. § 1.2. Характеристика договора страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда
  10. § 1.3. Проблемы, возникающие при исполнении договора страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда
  11. § 2.1. Правовое положение субъектов страхового дела в отношениях по страхованию гражданско-правовой ответственности за причинение вреда
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -