<<
>>

Основания возникновения, изменения и прекращения правоотношений по обязательному страхованию жизни и здоровья граждан

В гражданском праве под страховыми правоотношениями принято понимать общественные отношения, складывающиеся между субъектами страхования, выражающиеся в их взаимных правах и обязанностях.

Рассматривая данную правовую категорию, нельзя не акцентировать внимание на основаниях, с которыми закон связывает возникновение, изменение и прекращение данных правоотношений. Традиционно в качестве таковых признаются юридические факты - те или иные обстоятельства, с которыми закон связывает наступление определенных юридических последствий.

Более полно теория юридических фактов раскрыта в гражданском праве. Так, О.А. Красавчиков отмечает, что в юридическом смысле динамику гражданского правоотношения обеспечивает норма права. Норма указывает на обстоятельства (условия, факты), при наличии которых приходят в движение правовые связи. Возможность развития гражданского правоотношения от своего возникновения вплоть до прекращения зависит от юридических фактов[185]. В связи с этим, юридический факт - это реальный жизненный факт, в соответствии с которым норма закона из абстрактной формы превращается в конкретные права и обязанности конкретных субъектов (лиц и организаций)[186].

Юридические факты можно классифицировать по следующим основаниям:

в зависимости от порождаемых ими последствий: правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие[187];

в зависимости от наличия определенного обстоятельства либо его отсутствия: положительные и отрицательные[188].

Одна из главных классификаций юридических фактов заключается в их разделении на действия и события[189]. В его основе лежит волевой характер участников правоотношения[190]. Под действием понимается определенная форма поведения людей, либо в качестве физических лиц, либо в качестве организаций[191], по итогам которого возникает динамика правоотношения.

Действия подразделяются на правомерные и неправомерные[192]. В гражданском праве большую часть юридических фактов образуют правомерные действия, которые делятся на сделки, судебные решения, административные акты, правомерные поступки, семейно-правовые акты[193].

Юридические факты, не связанные с волей и желаниями субъектов, но порождающие правоотношения называют событиями[194]. Они оказывают влияние на динамику правоотношения и возникают независимо от волеизъявления субъектов, например, рождение или смерть человека, стихийные бедствия.

Зачастую для возникновения и последующей реализации определенных прав и обязанностей требуется не один, а сразу несколько юридических фактов. Подобная совокупность называется сложным юридическим составом или фактическим составом[195].

На сегодняшний день известны две формы страхования: обязательная и добровольная. То что добровольное страхование основывается на договоре, не вызывает ни у кого никаких сомнений. Обязательное же страхование, по мнению большинства авторов, возникает непосредственно из закона, в силу закона[196].

Правовые нормы, содержащиеся в гражданских нормативных правовых актах, сами по себе не влияют на динамику гражданских правоотношений. Для нее необходимо наступление гражданских юридических фактов, то есть предусмотренных правовыми нормами конкретных жизненных

обстоятельств. В связи с этим юридические факты являются связующим звеном между гражданским правоотношением и правовой нормой[197]. Динамика правоотношения полностью зависит от нормы права, которая в качестве ее основания признает какие-либо факты[198]. Исходя из этого, установленные законом юридические факты, то есть сложный фактический состав выступает основанием возникновения правоотношений по

обязательному страхованию.

Пункт 1 ст. 44 Федерального закона № 61-ФЗ закрепляет, что организация, получившая разрешение на организацию проведения клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения, обязана в качестве страхователя страховать риск причинения вреда жизни, здоровью пациента в результате проведения клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения за свой счет путем заключения договора обязательного страхования.

Пункт 14 той же статьи подкрепляет указанное положение: «Не допускается участие пациента в проведении клинического исследования лекарственного препарата при отсутствии договора обязательного страхования». Таким образом, законодатель прямо указывает на необходимость заключения договора страхования для возникновения страховых правоотношений между пациентом, страхователем и страховщиком.

Еще более конкретно законодатель определил роль и условия договора страхования в Федеральном законе № 52-ФЗ, где выделил для него отдельную ст. 6 «Договор обязательного государственного страхования».

При этом ни тот ни другой Федеральные законы не называют помимо договора иные основания возникновения страхового правоотношения. Вместе с тем следует отметить, что как в первом случае, так и во втором, в страховом правоотношении участвуют специфические субъекты, выступающие в качестве застрахованных лиц, в отношении которых и заключается договор. В соответствии с Федеральным законом № 61-ФЗ это пациенты, участвующие в клиническом исследовании лекарственного препарата, а согласно Федеральному закону № 52-ФЗ таковыми выступают военнослужащие и приравненные к ним лица. Так, если лицо не состоит на военной службе или службе в соответствующих органах, а также не является пациентом, участвующим в клиническом исследовании, его жизнь и здоровье не могут быть застрахованы в обязательном порядке, другими словами, договор обязательного (государственного) страхования не может быть заключен в отношении него. Соответствующий же статус застрахованных лиц подтверждается либо договором на участие пациента в клиническом исследовании, либо контрактом на прохождение военной службы, службы.

Это обстоятельство в полной мере соответствует положению законодательства, которое действует в области рассматриваемого вида страхования. Факт участия лица в проведении клинического исследования либо прохождения им военной службы, службы не порождает взаимных обязанностей страхователя и страховщика, а соответственно не является сам по себе основанием возникновения страхового правоотношения.

В связи с этим правильнее будет рассматривать подобное положение как предпосылку к возникновению страхового правоотношения, то есть заключению договора страхования.

В литературе можно встретить различные мнения о том, когда именно возникает правоотношение, то ли в момент завершения в цепи последовательных действий последнего этапа[199], то ли в момент совершения одного какого-либо действия, порождающего определенные права и обязанности[200].

По мнению А.И. Мачкасова, который исследовал правоотношения, складывающиеся в области обязательного государственного страхования, последние возникают и развиваются поэтапно, посредством наступления конкретных юридических фактов. С наступлением конкретного жизненного события или действия эти правоотношения переходят на очередной уровень своего развития, на котором возникают новые права и обязанности у их участников. При этом зачастую возникают ситуации, когда срок действия договора истек, а некоторые юридические факты так и не успели произойти. Данное обстоятельство ни коим образом не умаляет возникновения страхового правоотношения. Так, у участников соглашения, после заключения договора обязательного государственного страхования, возникают определенные права и обязанности, которые во всей своей совокупности не в полной мере раскрывают суть сложившегося правоотношения. Свое полное отражение в правах и обязанностях своих участников это правоотношение найдет только с наступлением страхового случая. Вместе с тем страхового события вплоть до окончания срока действия страхового договора может и не случиться. Тем не менее, это обстоятельство не позволяет говорить о том, что страхового правоотношения в данном случае не возникло[201].

«Страховое правоотношение проходит несколько стадий (этапов) развития, в процессе которых у субъектов возникают различные права и обязанности. Определяющий момент этого развития - наступление страхового случая. Стадия развития страхового отношения, содержанием которой является право страхователя на получение страхового возмещения (страховой суммы) и соответствующая обязанность страховой организации, может рассматриваться как страховое компенсационное отношение (в личном страховании с определенными оговорками) в рамках общего страхового правоотношения»[202].

Таким образом, на развитие правоотношений, складывающихся в области обязательного личного страхования, влияет конкретный юридический факт, либо их совокупность, однако основанием возникновения указанных страховых правоотношений выступает обычный договор[203]. «Являясь одним из важных средств регулирования, договор устанавливает юридическую связь между его участниками, определяет их взаимные права и обязанности, а также порядок их реализации»[204], тем самым представляет собой универсальную категорию общественной жизни и экономических отношений[205].

В западной юриспруденции договор определяется как контракт - юридически обязательное соглашение двух и более сторон[206]. В переводе с латинского языка контракт (contractus) является производным от глагола contrahere - стягивать[207].

В научной литературе существует несколько точек зрения на понятие договора. Его рассматривают и как основание возникновения правоотношения, и как само правоотношение, возникшее из этого основания, и, наконец, как форму, которую соответствующее правоотношение принимает[208].

Особенно четко выражено многопонятийное представление о договоре в отечественной литературе в исследованиях О.С. Иоффе, который отмечал, что иногда под договором понимается возникающее из такого соглашения само обязательство, а в некоторых случаях - документ, который фиксирует акт возникновения по воле всех его участников обязательств[209].

Под договором, как отмечает Н.Д. Егоров, понимают и само договорное обязательство, и юридический факт, лежащий в его основе, и документ, закрепляющий факт установления обязательственного правоотношения[210].

ГК РФ трактует понятие договора как соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Глава 48 ГК РФ общего понятия договора страхования не дает, при этом закрепляет отдельно определение договора личного и имущественного страхования.

Такое решение, по мнению М.И. Брагинского, не случайно[211]. В частности, об этом можно судить по тому, что так же поступили и разработчики Проекта Гражданского уложения России. Обоснование ими соответствующего решения сводится к следующему: «Представлялось бы не только возможным, но с теоретической точки зрения правильным в начале статей о договоре страхования поставить одно общее определение его. Воздерживаясь от такого общего определения, редакционная Комиссия руководствовалась следующими соображениями. Определение договора только в том случае может иметь значение, если, с одной стороны, оно обнимает все разновидности данного договора, а с другой - дает действительно возможность отличить данный договор от всех других договоров, то есть если оно не страдает чрезмерной отвлеченностью. Комиссия убедилась, что все бывшие в виду ее определения договора страхования не удовлетворяют одновременно указанным двум требованиям, и поэтому полагала, что исходя из желания придать отдельным правилам уложения возможно конкретную редакцию, надлежит в отношении определения договора страхования прийти к тому заключению, что страхованию имущества и страхованию лиц должны быть посвящены отдельные определения»[212].

О причинах невозможности дать единое определение договору страхования писал А.Г. Гойхбарг: «Ученые, ставившие альтернативу: страхование лица должно быть подведено под страхование убытков либо вовсе не может быть признано страхованием, - совершали крупную методологическую и логическую ошибку. Вместо того чтобы детально разобрать составные элементы отдельных видов страхования, отыскать черты, общие им всем, они избрали предметом своего детального исследования и критерием для сравнения отдельный вид страхования - страхование убытков, и все, что не подходило под страхование убытков, отметалось из области страхования в собственном смысле»[213].

В данном случае представляется справедливым согласиться с мнением В.И. Серебровского о том, что «критерий убытков не может быть объединяющим для договоров имущественного и личного страхования, и для определения общего понятия страхового договора»[214]. Использование критерия убытков в качестве объединяющего понятия, равно как и понятия, индивидуализирующего страхование от иных гражданско-правовых сделок, несостоятельно. Страхование имущества всегда строится на наличии убытков, страхование же лица - только на их возможности. Из этого следует, что размер страховой выплаты в договоре имущественного страхования определяется в пределах суммы убытков страхователя от событий, повлиявших на предмет страховой охраны, тогда как в личном страховании размер выплаты устанавливается соглашением сторон (в случае с обязательным страхованием размеры выплат устанавливаются действующим федеральным законодательством)[215].

Современному российскому законодательству единое понятие договора страхования знакомо. Статья 15 Закона об организации страхового дела в старой редакции определяла договор страхования как соглашение между страховщиком и страхователем, в силу которого страховщик обязуется при страховом случае произвести выплату страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен договор страхования, а страхователь обязуется уплатить страховые взносы в установленные сроки. В последствие, при написании ГК РФ законодатель от такого подхода отказался, определив отдельно договор имущественного и личного страхования.

В настоящее время среди ученых отсутствует единое мнение не только по поводу определения договора страхования, но и необходимости его законодательного закрепления. Так, например, И.В. Твердова считает, что законодателю следует вернуться к единому понятию договора страхования. Присутствие в действующем ГК РФ отдельных понятий договоров имущественного и личного страхования не следует толковать как отказ законодателя от единого понятия страхового договора. При этом объединяющим началом для договоров обязательного личного и имущественного страхования, она называет единое страховое обязательство, создаваемое любым договором страхования, который в рамках страхования есть волевой акт отдельных субъектов, направленный на создание страхового правоотношения[216].

Противоположного мнения придерживается Д.В. Савкин[217], который разделяет точку зрения А.Г. Гойхбарга о том, что не следует включать в текст закона определения, так как канонизировать спорные теоретические положения не дело законодателя. Однако это не означает, что от этого должна отказаться наука, в чьи задачи входит поиск общих начал и подведение под эти начала жизненных явлений, совершенно противоположных на первый взгляд[218].

Следует согласиться с последним мнением в том, что не следует законодательно закреплять спорные теоретические положения. Вместе с тем разработка понятийного аппарата не должна останавливаться, так как ее значение весьма важно и для науки и для практики. Любое определение того или иного правового явления позволяет, прежде всего, акцентировать внимание на его признаках, которые в основе своей индивидуализируют последнее, определяя его сущность и природу, что впоследствии способствует разрешению спорных ситуаций, складывающихся вокруг данного явления.

Определение единого понятия договора страхования, которое содержало бы в себе все существенные признаки различных видов страхования, вряд ли представляется возможным. Связано это, прежде всего, с объектами страхования, которые лежат в основе его деления на личное и имущественное. При этом точное определение конкретных видов страхования с учетом его возможных форм представляется весьма полезным как с теоретической, так и с практической точки зрения.

В этой связи, ведя речь об определении договора обязательного страхования жизни и здоровья граждан, необходимо в полной мере раскрыть признаки последнего, которые должны составить основу данного определения.

По общему правилу договор страхования, в том числе и договор обязательного страхования жизни и здоровья граждан, - договор двусторонний. Страхователь - одна сторона - обязывается уплатить известное вознаграждение - страховую премию, страховщик - другая - принимает на себя обязанность, то есть риск нести ответственность за возможные последствия возможных страховых событий. Стороны в страховом обязательстве в зависимости от стадии исполнения договора меняются ролями. Страховщик до наступления страхового случая выступает в роли кредитора и вправе требовать своевременного исполнения своих

обязательств от страхователя. После наступления страхового случая вправе требовать выплаты страховой суммы уже страхователь[219].

Договор страхования является возмездным, поскольку страховщик несет риск наступления страхового случая и при наличии последнего производит страховую выплату, а страхователь уплачивает страховую премию. Остается возмездным договор страхования и тогда, когда страховой случай не наступает, так как договор был заключен в расчете на встречное удовлетворение со стороны страховщика в виде получения от него страховой выплаты[220].

До сих пор нерешенным остается вопрос о том, является ли договор страхования реальным либо консенсуальным.

Деление договоров на реальные и консенсуальные традиционно для цивилистики. Обнаружить корни такого деления можно в римском частном праве, в котором под консенсуальными понимались такие контракты, для совершения которых достаточно было достижения сторонами consensus, а контракты, заключение которых связывалось с необходимостью передачи res, назывались реальными[221].

Активное обсуждение в литературе эта проблема получила из-за формулировки, используемой законодателем в п. 1 ст. 957 ГК РФ, в соответствии с которой страховой договор вступает в силу после уплаты первого взноса (премии). Ряд авторов, ссылаясь на эту норму, считают договор страхования реальным, в случае если стороны не договорились о его консенсуальности[222]. Другие, напротив, указывают, ссылаясь на ст. 940 ГК РФ, что договор страхования всегда является консенсуальным, а при уплате премии он лишь вступает в силу[223]. Суды по большей части придерживаются второй позиции и различают моменты заключения договора и его вступления в силу[224].

Аналогичный «разнобой» в позициях можно проследить и в дореволюционном страховом праве. В одних случаях суд не делает различия между заключением договора и его вступлением в силу[225], а в других, напротив, считает эти моменты различными, а договор страхования консенсуальным[226] [227].

В литературе отмечается, что страховые отношения изначально строились как реальные (иногда их не совсем корректно определяют как основанные на кассовом методе - нет премии - нет ответственности), то есть страховщик нес обязательства только при условии, что его клиент оплатил премию[228]. Ведь с экономической точки зрения страхование представляет собой как раз деятельность по формированию страховыми организациями из взносов страхований специальных денежных фондов с целью возмещения из средств этих фондов в результате наступления страховых событий понесенных убытков[229].

К.А. Граве и Л.А. Лунц указывают на то, что закрепление в законе зависимости между моментом уплаты страховых платежей и заключения договора страхования позволяет признать страховой договор реальным[230].

Исследователи римского права определяли реальный контракт либо как договор, возникающий in re, то есть в силу исполнения одной из сторон своих обязанностей[231], либо как «обязательство, юридическая сила которого возникает не из простого соглашения, а из последовавшей на основании соглашения передачи вещи одним контрагентом другому»[232] [233]. Несмотря на видимое сходство данных определений, между ними есть различие, которое не имеет значения для большинства договоров, но принципиально для договора страхования. Это различие заключается в том, что в первом случае с передачей вещи связано заключение договора или совершение сделки6, а во втором - возникновение прав и обязанностей сторон по договору. В связи с этим договор страхования может быть признан консенсуальным при использовании первого, и реальным - при использовании второго определения[234].

Согласно ст. 432 ГК РФ, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, то считается, что такой договор заключен. В свою очередь, момент заключения договора определяется по правилам ст. 433 ГК РФ. ГК РФ в некотором роде консенсуальность договора вводит в разряд презумпции. Договор же считается реальным лишь тогда, когда для заключения последнего необходима также передача соответствующего имущества[235].

Договор, выступая в качестве соглашения и юридического факта, предшествует обязательству, причем временной разрыв между их возникновением может быть весьма значительным. Так, возникновение обязательств в целом стороны договора вправе поставить в зависимость от определенного юридического факта. Таким образом, несмотря на заключение договора, обязательство может не возникнуть (если не наступит юридический факт, указанный контрагентами)[236].

ГК РФ в ст. 957 устанавливает, что договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого взноса. Действие договора, по общему правилу ст. 425 ГК РФ, начинается с момента заключения и может быть распространено на предыдущие отношения. Вместе с тем, указанная статья не предусматривает возможность отсрочить вступление заключенного договора в силу. Исходя из этого, можно сделать вывод, что ГК РФ для договора страхования введена новая конструкция - договор заключен, но он еще не действует[237]. При этом, не вступивший в силу, но заключенный договор страхования, действительно является юридическим фактом и порождает правовые последствия[238].

Таким образом, учитывая положения действующего законодательства, судебной практики, а также доктринальных воззрений многих ученых, представляется целесообразным признать договор страхования, в том числе договор обязательного страхования жизни и здоровья граждан, консенсуальным.

Договор страхования является рисковым (алеаторным), то есть таким, в котором возникновение и дальнейшая динамика прав и обязанностей его участников состоит в прямой зависимости от того, наступят ли объективно случайные для самих сторон этого договора обстоятельства. Обязанность страховщика произвести страховую выплату реализуется не сразу и далеко не во всех договорах страхования, а лишь при наступлении страховых случаев. Соответственно, страховщик в одних случаях должен произвести выплату, размеры которой существенно превышают полученное им вознаграждение, а в других - получает доход на неэквивалентной основе. В этом и заключается рисковый характер договора страхования[239].

Договор обязательного страхования жизни и здоровья граждан - это соглашение в пользу третьего лица. Такое положение подтверждается Федеральным законом № 52-ФЗ в его п. 1 ст. 6. Подобное положение в Федеральном законе № 61-ФЗ не отражено, однако анализ его ст. 44 позволяет сделать подобный вывод.

Договор в пользу третьего лица, исходя из положений ГК РФ, предполагает исполнение должником обязанности не кредитору, а иному лицу. В договоре по обязательному страхованию жизни и здоровья в качестве третьих лиц выступают застрахованные лица - пациенты, участвующие в клиническом исследовании, военнослужащие и приравненные к ним лица, и выгодоприобретатели.

Практический интерес при реализации данной договорной конструкции вызывает момент, с которого у третьего лица возникает право требования, направленное в адрес страховщика, - когда третье лицо выразило свое согласие либо с момента заключения договора между контрагентами[240]. На этот счет представляется верным мнение Г.Ф. Шершеневича, которое заключается в том, что право третьего лица возникает с того момента, когда последнее выразило свое на то согласие[241]. Этот взгляд, впоследствии, нашел свое отражение и в советском праве[242] и в современном законодательстве (см. п. 2 ст. 430 ГК РФ).

Таким образом, исходя из действующих нормативных предписаний, право требования денежной суммы от страховщика принадлежит третьему лицу.

Это обстоятельство подтверждается п. 11 ст. 44 Федерального закона № 61-ФЗ, который содержит положение о том, что «при наступлении страхового случая пациент, участвовавший в клиническом исследовании лекарственного препарата, выгодоприобретатель вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении причиненного вреда». Для реализации данного требования застрахованному лицу либо выгодоприобретателю необходимо подать страховщику соответствующее письменное заявление.

В связи с изложенным, для осуществления права на получение застрахованным лицом (выгодоприобретателем) в случае наступления страхового события страховой выплаты, в обязательном порядке должны иметь место следующие юридические факты: страховой договор, наступившее страховое событие, поданное застрахованным лицом

(выгодоприобретателем) заявление о согласии на получение страховой суммы.

Типовые правила в п. 2 закрепляют понятие договора обязательного страхования жизни и здоровья пациента, участвующего в клинических исследованиях, - соглашение, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) осуществить застрахованному лицу (выгодоприобретателю) в случае причинения вреда жизни или здоровью застрахованного лица страховую выплату, предусмотренную договором.

Данное определение носит общий характер (закрепляет одностороннюю обязанность страховщика произвести страховую выплату) и не отражает специфики данного вида страхования. В частности, из этого определения не вытекает мысль о том, что оно является обязательным и данная обязанность возлагается на страхователя. Более того, учитывая, что одним из подвидов обязательного страхования жизни и здоровья граждан является обязательное государственное страхование военнослужащих и лиц, к ним приравненных, при формулировании определения первого необходимо учесть признаки, присущие обоим видам страхования.

Таким образом, принимая во внимание все вышеизложенное, можно сформулировать следующее определение договора обязательного страхования жизни и здоровья граждан - это соглашение, в соответствии с которым одна сторона (страховщик) за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), обязуется за счет собственных средств или средств соответствующего бюджета выплатить денежную сумму (страховую сумму), установленную законом, в случае причинения вреда жизни или здоровью лицам, указанным в договоре (застрахованным лицам или выгодоприобретателям).

Основополагающими юридическими фактами, влияющими на возникновение и изменение правоотношения по обязательному страхованию жизни и здоровья граждан, каждый из которых отражается, главным образом, на объеме прав и обязанностей участников данного правоотношения, являются заключение договора и наступление страхового случая. Вместе с тем существует ряд юридических фактов, с наступлением которых прекращаются все права и обязанности участников рассматриваемого правоотношения, а, следовательно, прекращает свое существование и само страховое правоотношение.

Несмотря на то, что основные положения по любым разновидностям обязательного страхования регулируются соответствующими законодательными актами, ни Федеральный закон № 52-ФЗ, ни Федеральный закон № 61-ФЗ не содержат никакого упоминания о прекращении договора, страхового обязательства и последствиях их прекращения. При этом в юридической литературе авторы постоянно оперируют такими терминами как «прекращение обязательства», «прекращение договора», «расторжение договора» и «последствия прекращения договора».

Понятие «прекращение договора», строго говоря, не имеет легального определения, хотя и используется во многих статьях ГК РФ. Из п. 3 ст. 425 ГК РФ следует, что прекращение договора - это прекращение обязательств, возникших из этого договора. Если прекращение договора - это событие, то расторжение договора - это действие, в результате которого прекращаются обязательства, возникшие из договора (п. 2 ст. 453 ГК РФ), то есть прекращается и сам договор[243].

Страховое обязательство, как и любое обязательство, прекращается, помимо надлежащего исполнения, в силу наступления иных обстоятельств, признаваемых правопрекращающими фактами[244]. Их примерный перечень вытекает из анализа гл. 26, 29, 48 ГК РФ. Этот перечень нельзя признать исчерпывающим, поскольку стороны обязательства вправе устанавливать основания его прекращения по своему усмотрению в пределах, предусмотренных законом.

В самом общем виде основания прекращения договора страхования согласно ГК РФ можно представить следующим образом:

- истечение срока действия договора (п. 3 ст. 425);

- прекращение существования страхового риска (п. 1 ст. 958);

- расторжение договора по соглашению сторон, когда условия такого

расторжения предусмотрены в договоре (правилах) страхования

(п. 1 ст. 450), - так называемое автоматическое прекращение договора страхования;

- расторжение договора в связи с односторонним отказом от исполнения договора (п. 3 ст. 450, п. 2 ст. 958);

- расторжение договора по другим основаниям, предусмотренным в ст. 450, а именно: по отдельно заключаемому соглашению сторон и по решению суда[245].

Все перечисленные основания могут иметь место при прекращении договоров обязательного страхования жизни и здоровья граждан. При этом наибольший интерес вызывают не сами основания прекращения договора, а последствия его прекращения.

Основным правовым последствием прекращения договора является прекращение обязательственного правоотношения, возникшего ранее между

сторонами в силу заключенного договора. Причем прекращение обязательства происходит именно на будущее время.

Момент, с которого обязательство прекращается, зависит от способа прекращения договора. Так, при расторжении договора по соглашению сторон обязательство считается прекращенным с момента заключения соглашения (п. 3 ст. 453 ГК РФ). При расторжении договора путем одностороннего отказа от исполнения договор считается расторгнутым с момента уведомления другой стороны о таком отказе. В том случае, если договор расторгается по решению суда, обязательство прекращается с момента вступления в законную силу решения суда.

С учетом того, что при расторжении договора обязательство прекращается на будущее время, сохраняются правовые последствия, определенные договором, в отношении уже произведенного исполнения: согласно п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора[246]. Данная позиция законодателя является

главенствующей при определении последствий расторжения договора.

Подтверждением этому служит и судебная практика: «...при расторжении договора обязательства сторон прекращаются (п. 2 ст. 453 ГК РФ). Данное правило означает невозможность возникновения в будущем обязательств на основании расторгнутого договора. В то же время названное правило не означает, что прекращаются права и обязанности, возникшие в прошлом до расторжения договора»[247]; «...соглашение о расторжении договора... распространяется лишь на те страховые случаи, которые могли бы возникнуть по этому договору в дальнейшем, но не освобождает страховую компанию от обязанности выплатить истцу страховое возмещение по наступившему ранее страховому случаю»[248].

Таким образом, исходя из позиции законодателя и судебных органов, и это подтверждается мнением Ю.Б. Фогельсона, при отсутствии какого-либо влияния на суд страхователь всегда может рассчитывать на взыскание суммы выплаты по страховому случаю, произошедшему до прекращения договора, даже если в период действия договора эта сумма не была ему выплачена (если, конечно, он сам по каким-либо причинам от выплаты не отказался). Уверенность подкрепляется тем, что противоположное решение полностью исказило бы защитный характер страхования независимо от того, что написано в законе и какова практика по другим разновидностям договоров. Закон и практика противоречивы, и в этих условиях юристу не остается ничего иного, как руководствоваться содержанием соответствующих отношений[249].

Рассмотрение споров связанных с установлением, изменением или прекращением страховых правоотношений, в соответствии с действующим законодательством, происходит в судах общей юрисдикции, арбитражных судах и третейских судах.

Анализ положений рассматриваемых Федеральных законов, позволяет отметить, что споры, связанные с обязательным страхованием жизни и здоровья граждан, не однозначны по своей природе. Все споры, связанные с данным видом страхования, можно разделить условно на споры, возникающие между:

застрахованным лицом (выгодоприобретателем) и страховщиком;

застрахованным лицом (выгодоприобретателем) и страхователем;

страхователем и страховщиком.

Рассмотрение указанных споров осуществляется с соблюдением правил подсудности и подведомственности дел. Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Отказ от права на обращение в суд недействителен. Принимая во внимание, что в роли страховщика и страхователя выступают юридические лица, разрешение спора между ними должно осуществляться в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством. В остальных случаях разрешение спора осуществляется в соответствии с требованиями норм гражданского процессуального законодательства.

Рассмотрение споров по договорам страхования осуществляется в порядке искового производства. Как показывает практика, основными категориями дел являются неисполнение страховщиком обязанностей по страховым выплатам и регрессные требования[250].

В соответствии с действующим законодательством иск подается по месту жительства (месту нахождения) ответчика. Данное положение вызывает на практике некоторые затруднения. Так, в отличие от обязательного страхования жизни и здоровья пациентов, участвующих в клинических исследованиях, по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих и лиц, к ним приравненных, страховщиками являются центральные офисы страховых организаций, которые территориально расположены, как правило, в столице Российской Федерации. Филиалы страховщиков, находящиеся в других регионах, правом осуществления данного вида страхования не обладают. Застрахованные же лица несут службу во всех уголках нашей страны, на всей ее территории и именно они чаще всего выступают в качестве истцов по делам о невыплатах страховщиком страховых выплат. Подавая иск в судебные органы, застрахованные лица зачастую просто не могут физически присутствовать на процессе. В результате, участие последних признается либо заочным, либо осуществляется через представителя, что нередко влечет дополнительные расходы истца.

Предоставление возможности филиалам страховщика осуществлять от имени последнего указанный вид страхования и выступать ответчиком в суде, позволит существенным образом сократить временной промежуток, затрачиваемый на судебное разбирательство, упростить процедуру предоставления суду необходимых для вынесения решения документов, а также обеспечить очное участие истца в суде.

Для решения данной проблемы необходимо в качестве одного из условий лицензирования страховщика предусмотреть развитую сеть филиалов последнего и предоставить им право на осуществление указанного вида страхования, а также решить вопрос с созданием единой базы данных о застрахованных лицах (их «страховой судьбе») и обеспечить доступ филиалов страховщика к этой базе данных.

Реализация указанных и иных организационно-правовых мер, позволит качественным образом усовершенствовать процедуру осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц, и обогатить систему гарантий защиты своих прав застрахованным лицам.

Таким образом, в основе динамики правоотношений, складывающихся в сфере обязательного страхования жизни и здоровья граждан, лежит целая совокупность юридических фактов, которые имеют свое нормативное закрепление и, через взаимодействие которых находит свою реализацию все развитие страхового правоотношения. При этом определяющими среди всей совокупности юридических фактов являются такие как заключение договора, наступление страхового случая и, что характерно для нормального стабильного социально-экономического развития общества и государства, надлежащее исполнение сторонами обязательств, вытекающих из договора страхования.

2.4.

<< | >>
Источник: Клоков Евгений Валериевич. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2015. 2015

Еще по теме Основания возникновения, изменения и прекращения правоотношений по обязательному страхованию жизни и здоровья граждан:

  1. § 1. Проблема разграничения лиц, участвующих в деле, от лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве
  2. Правоотношения в сфере лицензирования как объект административно-правовой охраны
  3. 2.1. Роль административных процедур в реализации административно-правового статуса граждан и их организаций во взаимоотношениях с органами исполнительной власти.
  4. Правоотношения в сфере лицензирования как объект административно-правовой охраны
  5. Споры гращан РФ, иностранных граждан и лиц без гражданства в связи с нарушением их прав и свобод, не связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности
  6. § 2. Гражданско-правовая конструкция договора о сервитуте и его роль в возникновении и регулировании сервитутного права
  7. 4.3 Основные отраслевые принципы гражданского права: проблема элементного состава
  8. 1.1. Пациенты как участники правоотношений в сфере оказания медицинской помощи
  9. Наследственное право как часть гражданского права. Понятие и виды правопреемства.
  10. §1. Правовая природа обязательного государственного страхования государственных служащих и его место в системе гражданско-правовых обязательств по страхованию
  11. Нормативные основания
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -