<<
>>

Объекты обязательного страхования жизни и здоровья граждан

Сегодня, среди ученых, которые занимаются проблемами в области страхования, отсутствует единое мнение по поводу того, что считать объектом страхования. Еще в большей степени разнятся их мнения на предмет определения объекта личного страхования.

Этому во многом способствует неоднозначная по данному вопросу и точка зрения законодателя.

Под термином «объект» в самом общем смысле можно понимать предмет или явление, на которое направлена какая либо деятельность (познавательная или практическая) субъекта[144].

Федеральный закон № 52-ФЗ в п. 1 ст. 1 объектами обязательного государственного страхования называет жизнь и здоровье военнослужащих и приравненных к ним в обязательном государственном страховании лиц. Указанные категории в науке рассматриваются как межотраслевые и используются в различных областях знаний. К пониманию жизни с точки зрения религии, философии, физики, химии, биологии и других наук существуют разные подходы. Так, например, жизнь как физиологическое существование (то есть от возникновения до конца) человека, определяется в толковом словаре[145]. Философы трактуют жизнь как формы существования материи, которая закономерно возникает в процессе развития при определенных условиях[146].

Несмотря на различные точки зрения, можно сказать совершенно уверенно, что жизнь представляет собой благо, дающееся человеку с момента рождения и заканчивающееся его смертью.

В современной науке выделяют следующие виды смерти: биологическая, клиническая, физиологическая, патологическая, естественная и неестественная. Ученые также называют частичную смерть, которая наступает в том случае, если погибают отдельные группы клеток или какой- нибудь отдельный орган[147].

Медицинская практика складывается таким образом, что только посредством установления факта гибели (необратимой) головного мозга полностью дается заключение о смерти.

Исходя из изложенного, можно заключить, что промежуток времени, начинающийся моментом человеческого рождения, а прекращающийся его смертью, то есть смертью мозга и представляет собой жизнь человека.

Федеральный закон № 52-ФЗ наряду с жизнью в качестве объекта страхования указывает и здоровье человека. Последнее, в свою очередь, является производным от жизни и сопровождает ее на всем промежутке существования.

Устав Всемирной организации здравоохранения определяет здоровье не только как отсутствие болезней и физических дефектов, но и как состояние полного душевного, физического и социального благополучия. Правом любого человека не зависимо от религии, расы, экономического и социального положения, политических убеждений является обладание наивысшим достижимым уровнем здоровья.

Состояние, противоположное болезни, не определяющееся с достаточной точностью, поскольку оно связано большой широтой колебаний важнейших показателей жизнедеятельности человека и приспособительными возможностями организма, именно так трактуется здоровье в медицинской энциклопедии[148].

«Здоровье можно отнести к категории базовых возможностей человека, позволяющих пользоваться прочими материальными и нематериальными благами, существующими в объективной действительности»[149].

С юридической точки зрения жизнь и здоровье характеризуются непосредственным установлением на них прав того или иного субъекта, что подтверждается и законодательно. Так, в ст. 6 Международного Пакта о гражданских и политических правах отмечается: «Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека»[150]. В ст. 2 Каирской Декларации жизнь человека определена как «Дар от Бога, и право на жизнь гарантированно каждому человеческому созданию»[151]. В соответствии с этими стандартами п. 1 ст. 20 Конституции РФ и ст. 150 ГК РФ констатируют, что каждый имеет право на жизнь. Признание государством права на жизнь означает, что жизнь человека является наивысшей ценностью, ибо все остальные права и свободы зависят от этого права.

В этом смысле право на жизнь носит абсолютный характер[152].

Содержание права на жизнь в науке гражданского права включает в себя два основных правомочия: право на распоряжение жизнью и право на ее сохранение. Субъект (носитель) сам непосредственно обладает этими правомочиями. Иногда государство, в лице правомочных органов, берет на себя ответственность в определении судьбы указанных прав в отношении конкретного субъекта: сохраняя жизнь посредством таких институтов как медицина, социальное страхование, спорт и т. п., либо распоряжаясь ею (смертная казнь, лишение свободы)[153].

Личное неимущественное и неотчуждаемое от личности право, лишенное экономического содержания именуется правом на здоровье[154]. В современных условиях оно включает в себя: право на предоставление квалифицированной медицинской помощи, право на своевременную лекарственную помощь, право на платное квалифицированное протезирование и т. п.[155]

Учитывая вышеизложенное, следовало бы предположить, что объекты обязательного государственного страхования военнослужащих и приравненных к ним лиц, - это права этих лиц на их жизнь и здоровье. Вместе с тем такой подход будет являться не верным, поскольку коснется только субъективной части правоотношений, при этом возникающих.

В отечественном законодательстве, как и в цивилистической науке, жизнь и здоровье, в первую очередь, рассматриваются в качестве объектов гражданских прав. Подтверждением этому служат положения ст. 128 и ст. 150 ГК РФ. Исходя из этого, кажется вполне оправданной позиция законодателя по определению в качестве объектов обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и лиц, к ним приравненных. Но это не совсем так.

В теории страхового права большинством авторов под объектом страхования понимается, прежде всего, интерес. Слово «интерес» происходит от латинского interest, что в переводе означает «иметь значение»[156].

Интересы составляют побудительный мотив любой человеческой деятельности.

Категория интереса - одна из важнейших в философскоправовой науке. Согласно марксистскому учению «экономические отношения каждого данного общества проявляются, прежде всего, как интересы»[157]. Интересы представляют собой не продукт человеческого сознания и человеческой воли, а создаются в результате экономических отношений людей[158], следовательно, интерес, в том числе и страховой, носит объективный характер[159].

Юридическая квалификация «интереса» в страховании занимает значительное место, так как в страховании действует основополагающий принцип - «без интереса нет страхования».

Страхование связано с вероятностью и возможностью (риском) нанесения ущерба или вреда имущественным интересам страхователя (застрахованного). Нанесение ущерба имущественным интересам лица может выражаться в уничтожении или частичном повреждении принадлежащего (а также находящегося в распоряжении или пользовании) ему имущества, возникновении у собственника непредвиденных финансовых обязательств, вытекающих из факта владения таким имуществом или деятельностью по его использованию, а также в связи с утратой дохода (прибыли) по непредвиденным обстоятельствам. Оценка принимаемого на страхование имущественного интереса при заключении договора страхования имущества достаточно прозрачна и соответствует действительной стоимости имущества[160].

В личном страховании возникновение такого ущерба или вреда связывают с утратой доходов лица или возникновением непредвиденных расходов, связанных с его жизнью и здоровьем. Такого рода ущерб в медицинском страховании может быть оценен как расходы, связанные с лечением заболевшего застрахованного, в страховании от несчастных случаев - в размере разницы между доходами пострадавшего застрахованного до несчастного случая и после него. В связи с этим нет каких-либо затруднений при установлении имущественного интереса как объекта страхования, но в тоже время данный вопрос является дискуссионным в теории личного страхования[161].

Причиной этому во многом является неурегулированность данного вопроса в отечественном законодательстве. В частности, ГК РФ объектом имущественного страхования признает имущественный интерес (ст. 929, 942, 947), в качестве объекта личного страхования ничего не называет. Не упоминается об интересах и в ст. 934 ГК РФ. Отсутствует единообразный подход законодателя к объекту страхования и в ст. 942 ГК РФ. Существенным условием договора имущественного страхования данная статья называет объект страхования в виде имущественного интереса, при этом по договору личного страхования в качестве такового указывается застрахованное лицо, которое, по-видимому, выступает в качестве субъекта, а не объекта страхования. ГК РФ не содержит норм, которые с достаточной определенностью упоминали бы объект личного страхования либо страховой интерес в личном страховании.

Дополнительную путаницу в этот вопрос внесла новая редакция ст. 2 Закона об организации страхового дела, из которой было изъято положение об имущественном характере интереса, но при этом в ст. 4 Закона оно осталось.

В связи с этим, вопрос об объекте личного страхования в российском законодательстве нельзя считать определенным[162].

В европейском праве этот вопрос решен по-разному. Так, в Великобритании еще Законом о страховании жизни 1774 г. было введено требование наличия у получателя выплаты имущественного интереса в жизни застрахованного лица. В правовых системах же континентального права подобного жесткого требования нет (см. ст. 74 швейцарского Закона о страховом договоре 1908 г., ст. 1882 и 1919 ГК Италии, ст. 159 германского Закона о страховом договоре 1908 г.). Ни в ГК Италии, ни в швейцарском, ни в германском Законах, также не содержится упоминаний о необходимости при личном страховании наличия страхового интереса.

Вместе с тем вопрос об объекте личного страхования требует разрешения, поскольку иначе неясна природа личного страхования. Если в личном страховании нет объекта страхования, то есть интереса, подлежащего защите, то под вопрос ставится и защитный характер личного страхования.

В отсутствие объекта страхования - страхового интереса - принцип компенсации для личного страхования не будет действовать и возникнет вопрос об игровом характере отношений личного страхования[163].

Отдельные исследователи придерживаются той точки зрения, что в договорах страхования жизни при отсутствии компенсации убытков страховщиком имущественный интерес не может быть признан объектом страхования. В частности, К.А. Граве и Л.А. Лунц полагали, усматривая смысл интереса страхователя в возмещении ему убытков, что категория страхового интереса может применятся только в области имущественного страхования. Данное обстоятельство вытекает из того, что страховая сумма при личном страховании выплачивается независимо от того, связано ли наступление страхового случая с какими-либо убытками для выгодоприобретателя или страхователя или нет[164].

Противоположную точку зрения высказал В.К. Райхер: «Страховой интерес... есть универсальная категория советского страхования: он не ограничен сферой имущественного страхования, но действует также и в личном. Однако действие его в этих обоих случаях существенно различно, как и действие соотносительной с ним категории: имущественной потребности»[165].

Подобная точка зрения встречается в трудах М.Я. Шиминовой: «Использование для определения объекта страхования категории интереса как универсальной, то есть применимой как в имущественном, так и личном страховании (последнее нередко отрицалось в истории страхования), представляется правильным»[166].

По мнению М.И. Брагинского в споре о наличие интереса в данное понятие в обоих видах страхования либо только при имущественном страховании вкладывается разный смысл. Если под интересом понимать «убытки», то есть их возмещение, то в этом случае заведомо можно прийти к выводу об отсутствии в личном страховании какого-либо «интереса». Это связано с тем, что «возмещение убытков» представляет собой индивидуализирующий признак именно имущественного страхования. Вместе с тем любой признак является видовым, так как он, во-первых, свойственен данному виду, а во-вторых - у всех других видов отсутствует[167]. Оценивая взгляды сторонников той и другой точек зрения, по указанной причине, О.С. Иоффе видел единство страхования в единой цели, которой служат все его виды - возмещению имущественных потерь, которые внезапно возникают, путем их разложения. Факт же того, что имущественные потери при личном страховании не имеют юридического значения, сам по себе не опорочивает надежности этого критерия[168].

Поскольку критерий, выдвигаемый таким образом, имеет имущественный характер, возникают все основания согласиться с В.К. Райхером и О.С. Иоффе в том, что личному страхованию также присущ имущественный интерес. Право действительно не связывает с указанным выводом необходимости использовать этот критерий для разграничения подлежащих и не подлежащих защите прав страхователя подобно тому, как происходит в договоре имущественного страхования. При этом необходимо признать, что это и не представляется возможным, так как имущественный интерес в договоре имущественного страхования может быть подвергнут количественной оценке и в этом смысле является объективным. В это же время при личном страховании сам страхователь определяет свой интерес, исходя из собственных расчетов, имеющих значение лишь для этой стороны[169].

По мнению Д.Е. Потяркина наиболее явно наличие интереса прослеживается именно в личном страховании. «Жизнь и здоровье относятся к личным невосстановимым благам и к ним, с одной стороны, неприменима гражданско-правовая ответственность как способ восстановления прежнего состояния. Но в то же время эта ответственность предоставляет возможность компенсировать неблагоприятные имущественные последствия при причинении вреда жизни и здоровью... Личное страхование оперирует понятиями, которые нельзя материально осязать, и поэтому вполне логично характеризовать объект личного страхования как интерес»[170].

Перечень интересов, которые могут быть объектом личного страхования, в отличие от имущественного страхования, значительно расширен (п. 1 ст. 934 ГК РФ). Этот вывод следует из приводимого в данном пункте перечня страховых случаев, в котором помимо прочих жизненных ситуаций, указано на наступление «в жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая)»[171].

Более того, ряд авторов признают, что в личном страховании именно имущественный интерес, так же как и в любом другом договоре страхования, является ключевым понятием при установлении возможности заключения договора страхования[172].

Наличие в личном страховании имущественного интереса можно проследить на примере отдельных его видов. Например, лицо имущественно заинтересованно в том, чтобы при наступлении страхового случая (травмы или установления инвалидности) иметь материальное обеспечение при страховании здоровья от несчастного случая.

В страховании при заболевании после получения травмы или наступления преклонного возраста принцип материальной компенсации вреда очевиден, хотя ее размер представляется весьма условным и носит относительный характер, что являет собой лишь особенность личного страхования. Так даже при сегодняшнем уровне развития науки не представляется возможным с какой-либо точностью определить размер будущих потерь от наступления подобного страхового случая[173].

Вместе с тем, если исключить имущественную составляющую из схемы: после наступления страхового случая лицо потеряло возможность получения такого дохода, который получало до его наступления, то в качестве чего будет выступать страховое обеспечение, например, при пенсионном страховании. Здоровье и молодость оно точно не вернет, также как невозможно в деньгах измерить компенсацию потери отдельных частей тела при несчастном случае. А.А. Гвозденко справедливо указывает, что нельзя рассматривать личное страхование как защиту тела или духа[174]. В.С. Белых к этому утверждению добавляет, что человек с помощью личного страхования получает дополнительную пенсию, создает финансовые гарантии для семьи в случае своего ухода из жизни, обеспечивается средствами на случай болезни и утраты трудоспособности[175].

Другими словами, страхование не призвано помочь лицу при плохом самочувствии, оно может лишь компенсировать те потери, которые могут возникнуть при прекращении занятия лицом своей привычной деятельностью или компенсировать расходы на улучшение состояния здоровья лица[176].

Д.Н. Ермаков, поддерживая данную позицию, отмечает превращенную форму имущественного интереса в личном страховании. Так, например, при заключении договора страхования на случай постоянной утраты трудоспособности оценить действительный размер имущественного интереса лица теоретически сложно, а практически невозможно, так как эта оценка должна основываться на гипотезе подсчета будущих доходов страхователя на момент наступления страхового случая и размера компенсации страховщиком неполученных доходов за весь период жизни застрахованного после его наступления. Кроме того, потребуется учет многих условных факторов: возраст страхователя, изменение размера его доходов и т. п. Более того, нормы обязательного страхования по оценке ущерба носят достаточно условный характер и зачастую не включают всех видов доходов.

На основании перечисленных причин, в договоре личного страхования оценка имущественного интереса приобрела превращенную форму в виде страховой суммы, которая реализуется через размер страхового взноса, подлежащего уплате по договору страхования, который в свою очередь, напрямую зависит от возможностей и выбора страхователя[177]. По мнению ряда авторов, превращенность формы нисколько не изменяет содержания имущественного интереса при заключении договора личного страхования[178].

По мнению М.И. Брагинского, как и в имущественном страховании, смысл личного страхования заключается в получении соответствующей суммы. У сторон не может быть никакого другого положительного интереса. И если этот интерес не считать имущественным, то придется признать его неимущественным, что, в свою очередь, не укладывается не только в первоначальное представление о страховании, но и об имуществе как таковом[179].

Иная точка зрения на этот счет высказана Ю.Б. Фогельсоном, который под объектом личного страхования понимает «интерес (имущественный либо неимущественный), связанный с возможным причинением вреда личным нематериальным благам»[180].

В своих рассуждениях Ю.Б. Фогельсон исходит из того, что «при причинении вреда жизни или здоровью могут возникнуть прямые убытки, то есть дополнительные расходы, которые приходится понести либо на лечение, либо на репатриацию тела, похороны и прочее. Также понятно, что в обоих случаях причиняются физические и нравственные страдания, или моральный вред. Могут возникнуть и косвенные убытки. Например, травма, полученная в юности, может привести к серьезным расходам в пожилом возрасте, так как механизмы, компенсировавшие последствия этой травмы, перестают работать.

При этом для прямых убытков могут быть доказаны как их причинноследственная связь с произошедшим событием, так и величина этих убытков. Для косвенных убытков доказывание причинно-следственной связи весьма проблематично. Следовательно, проблематично и доказывание их величины. А для морального вреда нет способа определения величины, кроме как в судебном порядке.

Поэтому при страховании на случай причинения вреда жизни или здоровью можно ставить вопрос о возмещении прямых убытков, но лишь в том случае, если остальные последствия причинения вреда не страхуются»[181].

«Личное страхование не является игровой сделкой, так как при личном страховании защищается интерес, связанный с любыми возможными последствиями причинения вреда личным нематериальным благам. Этот интерес может быть как имущественным, так и неимущественным, поскольку последствия могут быть и имущественными, и

неимущественными.

Сын, содержащий отца, может застраховать его жизнь, так как в случае смерти отца ему причиняется вред, правда неимущественный, но ничто не препятствует страховать интерес, связанный с возможным причинением морального вреда. Ввиду крайней затруднительности доказывания подобного нематериального вреда и во избежание возможных злоупотреблений такое страхование должно быть подтверждено согласием на него застрахованного лица, как принято во всех континентальных правопорядках» [182].

Отрицать наличие в личном страховании интереса страхователя в возмещении морального вреда и возможных косвенных убытков, выделенных Ю.Б. Фогельсоном, представляется абсурдным, поскольку они действительно имеют место быть. Вместе с тем предполагаемая возможность их наступления в личном страховании лежит в основе формирования интереса страхователя в том, чтобы страховой случай не наступил. Это особенно прослеживается в примере, приведенным Ю.Б. Фогельсоном, по поводу страхования сыном жизни отца, от которого он имущественно ни коим образом не зависит.

Позиция о том, что в страховании жизни должен присутствовать интерес страхователя в не наступлении страхового случая, находила свое отражение еще в трудах дореволюционных ученых. В частности, П.П. Цитович утверждал, что договор страхования превратился бы в пари о жизни и смерти любого лица либо в постоянное искушение для бенефициаров покончить с жизнью того, кто заключил договор страхования, если не использовать для действительности последнего два предложения. Во- первых, у страхователя должна быть одна из тех связей с бенефициантом, которые легально объясняют и оправдывают участие в судьбе бенефицианта страхователя. Во-вторых, между страхователем и бенефициантом должна иметься связь, которая делает абсурдным покушение для бенефицианта на жизнь страхователя. Такими связями признается родственная или брачная связь, в которых если не по закону, то по господствующему праву считается обязательным материальная помощь[183].

Данная позиция прослеживается и в действующем гражданском законодательстве. В частности, следует признать возможным отказать страхователю в получении страховой суммы, даже при отсутствии норм, запрещающих страхование жизни лиц, не находящихся со страхователем в родственных связях или не связанных с ним иным образом, если будет доказано, что стимулом к заключению договора страхования жизни застрахованного лица для него служил исключительно интерес к получению страховой суммы. Для такого отказа в качестве правового основания может служить ст. 10 ГК РФ, в которой говорится о таких действиях страхователя, которые могут рассматриваться как злоупотребление правом[184].

Таким образом, наряду с имущественным интересом в страховании жизни и здоровья в обязательном порядке наличиствует интерес страхователя в не наступлении страхового случая, который подтверждается возможностью причинения страхователю морального вреда. Что же тогда понимать под объектом личного страхования: имущественный интерес или интерес страхователя в не наступлении страхового случая?

Представляется, что оба этих интереса можно рассматривать в качестве объекта личного страхования. При этом следует отметить, что в совокупности эти интересы формируют такое понятие как «страховой интерес».

В юридической литературе можно часто встретить подмену понятий «имущественный интерес» и «страховой интерес», что не совсем верно. Страховой интерес - понятие более широкое и, как уже было сказано, включает в себя наряду с интересом страхователя в не наступлении страхового случая имущественный интерес. Последний же представляет собой интерес страхователя в материальном (денежном) обеспечении своего имущественного статуса (либо третьего лица) при наступлении страхового случая. Учитывая то обстоятельство, что помимо денежных средств возместить вред, причиненный жизни и здоровью человека, в том числе и моральный вред, ничем более не представляется возможным, под объектом личного страхования следует понимать именно имущественный интерес. Что же касается интереса страхователя в не наступлении страхового случая, то указание на него в законодательстве как на объект страхования не обязательно, поскольку он лежит в сущности самого страхования. В противном случае, как уже отмечалось выше, в качестве страхования можно было в полной мере понимать игры и пари.

Подтверждением вышеуказанным доводам служат отдельные положения законодательства. В частности, как уже было упомянуто, ст. 4 Закона об организации страхового дела в качестве объектов личного страхования называет имущественные интересы, связанные с дожитием граждан до определенного возраста или срока, со смертью, с наступлением иных событий в жизни граждан (страхование жизни); с причинением вреда жизни, здоровью граждан, оказанием им медицинских услуг (страхование от несчастных случаев и болезней, медицинское страхование).

Основанный на положениях данной статьи Федеральный закон № 61-ФЗ в п. 2 ст. 44 объектом обязательного страхования жизни и здоровья пациента, участвующего в клиническом исследовании, называет имущественный интерес пациента, связанный с причинением вреда его жизни или здоровью в результате проведения клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения.

Таким образом, в целях соблюдения единообразного подхода законодателя к пониманию объекта обязательного страхования жизни и здоровья различных категорий граждан, целесообразно в качестве такового указывать имущественный интерес и при осуществлении обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и лиц, к ним приравненных, вытекающий из причинения вреда их жизни и здоровью. Для этого целесообразно предложить следующую редакцию ст. 1 Федерального закона № 52-ФЗ: «В качестве объектов обязательного государственного страхования, осуществляемого в соответствии с настоящим Федеральным законом (далее - обязательное государственное страхование), выступают имущественные интересы, связанные с причинением вреда жизни и здоровью военнослужащих (за исключением военнослужащих, военная служба по контракту которым в соответствии с законодательством Российской Федерации приостановлена), граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Г осударственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, граждан, уволенных с военной службы, со службы в органах внутренних дел Российской Федерации, в Государственной противопожарной службе, со службы в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, службы в учреждениях и органах уголовноисполнительной системы (далее - служба), окончивших военные сборы или отчисленных с них, в течение одного года после окончания военной службы, службы, отчисления с военных сборов или окончания военных сборов (далее - застрахованные лица)».

При этом жизнь и здоровье военнослужащих и приравненных к ним лиц, указанные в настоящее время в действующей редакции Федерального закона № 52-ФЗ в качестве объектов страхования, следует рассматривать как объекты страховой защиты.

2.3.

<< | >>
Источник: Клоков Евгений Валериевич. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2015. 2015

Еще по теме Объекты обязательного страхования жизни и здоровья граждан:

  1. 8.3. ИМУЩЕСТВЕННОЕ СТРАХОВАНИЕ
  2. АКТУАЛЬНЫЕ НОВЕЛЛЫ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО СТРАХОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  3. 8.3. ИМУЩЕСТВЕННОЕ СТРАХОВАНИЕ
  4. 26. Страхование, его функции и виды.
  5. 44. Страхование как финансовая категория, ее специфика. Сферы, отрасли и формы страхования, их особенности
  6. 2. Классификация и виды страхования
  7. ПРОЕКТ УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ЭКОЛОГИЧЕСКОМ СТРАХОВАНИИ
  8. §1. Правовая природа обязательного государственного страхования государственных служащих и его место в системе гражданско-правовых обязательств по страхованию
  9. §1. Субъекты правоотношения по обязательному государственному страхованию государственных служащих
  10. §2. Объект правоотношения по обязательному государственному страхованию государственных служащих
  11. §3. Содержание правоотношения по обязательному государственному страхованию государственных служащих
  12. История возникновения и развития обязательного страхования жизни и здоровья граждан
  13. Понятие и особенности обязательного страхования жизни и здоровья граждан
  14. 2.1. Правовое регулирование обязательного страхования жизни и здоровья граждан
  15. Объекты обязательного страхования жизни и здоровья граждан
  16. Основания возникновения, изменения и прекращения правоотношений по обязательному страхованию жизни и здоровья граждан
  17. § 3. Особенности правового регулирования обязательного страхования гражданско-правовой ответственности в странах СНГ
  18. § 1. Особенности нормативно-правового регулирования обязательного страхования граяеданско-правовой ответственности владельцев транспортных средств
  19. § 2. Особенности нормативно-правового регулирования обязательного страхования профессиональной ответственности
  20. § 3. Особенности нормативно-правового регулирования обязательного страхования гражданско-правовой ответственности за причинение вреда при эксплуатации опасного производственного объекта
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -