<<
>>

Согласие мужчины и женщины на вступление в брак как предпосылка и условие его заключения

Основными материальными условиями вступления в брак, установленными большинством национальных нормативно-правовых актов различных государств, а также международными нормативными предписаниями, являются: а) взаимное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак (т.е.

выраженное сознательно, свободно и добровольно); б) достижение ими брачного возраста. Два этих условия и формируют систему обязательных условий заключения брака, предусмотренных семейным законодательством Российской Федерации.

Традиционно в семейно-правовой доктрине «условия заключения брака подразделяются на положительные и отрицательные, под первыми подразумеваются обстоятельства, существование которых необходимо для заключения брака (ст. ст. 12, 13 СК РФ), а под вторыми - обстоятельства, отсутствие которых делает возможным его заключение (ст. 14, п. 3 ст. 15 СК РФ)»[71]. Д.И. Мейер считал, что это деление не имеет практического значения, потому что значение условия для брака нисколько не зависит от положительного или отрицательного его характера, некоторые положительные условия, будучи нарушенными, влекут за собой недействительность брака точно так же, как и некоторые отрицательные, тогда как нарушение других положительных и отрицательных не влечет недействительность брака[72].

Действующий в настоящее время СК РФ, а именно п. 1 ст. 12, устанавливает, что для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста. Таким образом, взаимное добровольное согласие мужчины и женщины на вступление в брак признается российским законодательством в качестве одного из материальных условий для заключения брака. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, Конституция Российской Федерации и международные правовые нормы исходят из того, что одно из предназначений семьи - рождение и воспитание детей.

Учитывая изложенное, а также национальные традиции отношения к браку как социобиологическому союзу мужчины и женщины, СК РФ устанавливает, что регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии, в частности, с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщины, приоритета семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии (ст. 1 СК РФ).

Таким образом, федеральный законодатель в рамках предоставленной ему компетенции к условиям заключения брака отнес взаимное добровольное согласие мужчины и женщины. Ни из Конституции Российской Федерации, ни из принятых на себя Российской Федерацией международно-правовых обязательств не вытекает обязанность государства по созданию условий для пропаганды, поддержки и признания союзов лиц одного пола, при том что само по себе отсутствие такой регистрации никак не влияет на уровень признания и гарантий в Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина[73].

Аналогичным образом условия заключения брака определены и закреплены законодательно в России в ст. 12 СК РФ. Полагаем, что целью обозначенных законодательных установлений является обеспечения прочности порождаемых брачно-семейных правоотношений и стабильности заключаемого брака на будущее.

По справедливому определению Л.М. Пчелинцевой, «условия заключения брака - это обстоятельства, наличие которых необходимо, чтобы брак имел правовую силу», а их соблюдение обеспечивает законность заключенного брака»[74].

Первое материальное условие, касающееся взаимного согласия лиц, вступающих в брак, является одним из фундаментальных базовых принципов не только института брачно-супружеских отношений, но и всего семейного права, гарантированным не только национальным законодательством, но и различными международно-правовыми актами. Так, п. 2 ст. 16 Всеобщей декларации прав человека закрепляет, что брак может быть заключен только при свободном и полном согласии обеих вступающих в брак сторон[75]. Подобные правила установлены и в других международных соглашениях (например, п.

1 ст. 10 Международного пакта Об экономических, социальных и культурных правах[76]; п. 3 ст. 17 Американской Конвенции о правах человека[77]).

Указанный принцип добровольности заключения брака является одним из значимых достижений современного права. Здесь заслуживает отдельного внимания приводимое в литературе обоснование значимости данного условия. Воля лиц, вступающих в брак, должна быть выражена независимо и беспрепятственно, без психологического или физического насилия; какое-либо произвольное ограничение волеизъявления недопустимо. Вместе с тем, право любого государства определяет условия, необходимые для заключения брака, и обстоятельства, препятствующие вступлению в брак. Данное положение является важным завоеванием современного мирового сообщества. Истории человечества известны периоды, когда браки совершались помимо воли брачующихся или одного из них, как правило женщины, браки-сделки заключались между семьями жениха и невесты задолго до достижения ими брачного возраста. Одним из аспектов данной проблемы является наличие у лица, сочетающегося браком, душевной болезни или слабоумия, в связи с чем, данное лицо не способно адекватно оценивать свои действия и их правовые последствия[78].

В большинстве зарубежных государств также предусматривается добровольность вступления в брак, которая выступает одним из основных и обязательных его условий. В отдельных странах указанное правило имеет конституционное закрепление, например, в Испании и Португалии[79].

Весьма показательна и специфична регламентация данных отношений в Китае применительно к институту брака и семьи, а именно, в Уголовном кодексе КНР содержатся составы преступлений, предусматривающих уголовную ответственность за вмешательство путем насилия в осуществление свободы брака третьими лицами (ст. 257 УК КНР), повторное вступление в брак при наличии супруга (супруги) или вступление в брак с лицом, заведомо состоящим в браке (ст. 258 УК КНР)[80].

Во Франции действует правило «нет брака, если нет согласия» (ст. 146 ГК Франции). Германское гражданское уложение предусматривает личное заявление брачующихся о желании заключить брак, которое невозможно под условием (§ 1311, 1312)[81].

В соответствии со ст. 13 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье брак - это добровольный союз мужчины и женщины, который заключается на условиях, предусмотренных Кодексом, направлен на создание семьи и порождает для сторон взаимные права и обязанности. Аналогично российскому семейному законодательству, белорусское в качестве условий заключения брака предусматривает взаимное согласие лиц, вступающих в брак, достижение ими брачного возраста и отсутствие препятствий к заключению брака.

Мусульманское право аналогично гарантирует свободу воли при заключении брака. Волеизъявление выражают обе стороны или их представители при свидетелях. Помимо обоюдного объявления согласия при совершении акта бракосочетания требуется предварительное согласие женщины, желающей вступить в брак. Это согласие выражают совершеннолетние и находящиеся в здравом уме. По попечению можно отдавать замуж только тех дочерей, которые слабоумны и не способны управлять собою[82].

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (ст. 12) закрепляет, что мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права[83].

За мужчинами и женщинами, достигшими брачного возраста, признается право на вступление в брак и право основывать семью при удовлетворении условий, предусмотренных внутренним законодательством, с учетом того, что такие условия не затрагивают принцип недискриминации, установленный в конвенции (п. 2 ст. 17 Американской Конвенции о правах человека).

В отличие от действующего СК РФ, устанавливающего «взаимное согласие мужчины и женщины», в предыдущем КоБС РСФСР для заключения брака требовалось «взаимное согласие лиц», вступающих в брак.

Очевидно, что употребление в прежнем законе общего понятия «лица» вполне может быть объяснено тем, что заключение брака возможно только между мужчиной и женщиной как естественный (биологический) союз, следовательно, именно такое соглашение является единственно приемлемым вариантом его заключения. Поэтому для обозначения субъектов брачного правоотношения: мужчины и женщины, законодатель применил формальное понятие «лицо».

Таким образом, законодательством Российской Федерации, которое, является приоритетным при решении вопросов заключения браков, не предусмотрена возможность регистрации брака между лицами одного пола, что вполне оправданно. Иной подход ряда европейских государств, допускающий заключение однополых браков, не может оказывать влияния на государственную политику Российской Федерации в области семейных отношений, основные начала которой базируются, в частности, на принципе противоположности полов лиц, вступающих в брак, исходящим из отношения к браку как биологическому союзу только мужчины и женщины, и не допускающим нахождения в браке лиц одного пола[84].

Рассмотрим пример из практики по материалам Европейского Суда по правам человека. По делу обжаловалась жалоба на отказ органа записи актов гражданского состояния в заключении гражданского брака либо зарегистрированного партнерства между заявителями, являющимися гомосексуальными парами.

Заявители, две гомосексуальные пары, обратились в отдел записи актов гражданского состояния с заявлениями о заключении брака, добавив, что, если им не будет разрешено жениться, они хотели бы обратиться с заявлениями о заключении зарегистрированного партнерства, но только если оно заключается в отделе записи актов гражданского состояния. Их заявления о заключении гражданского брака были отклонены, поскольку согласно Гражданскому кодексу Австрии гражданский брак может быть заключен только двумя лицами противоположного пола. Отдел записи актов гражданского состояния также отклонил их заявление о заключении зарегистрированного партнерства, так как заключение зарегистрированного партнерства может быть произведено только в районной администрации органа.

Заявители безуспешно обжаловали это решение в административные органы и внутригосударственные суды.

Заявители жаловались в соответствии со статьей 14 Конвенции Конвенция о защите прав человека и основных свобод во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции, что они подверглись дискриминации по признаку своей сексуальной ориентации, поскольку зарегистрированные партнерства (заключение которых открыто исключительно для однополых пар) заключаются в районных администрациях, а гражданский брак (который может быть заключен только двумя лицами противоположного пола) заключается в отделе записи актов гражданского состояния.

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в контексте статьи 14 Конвенции во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции[85].

Как представляется, весьма важно учитывать традиции, особенности правосознания населения, его социальной психологии, менталитета, правовой культуры. Так, Конституционный Суд РФ, рассматривая вопрос, касающийся отказа в регистрации заключения брака между лицами одного пола и невозможности заключения брака между лицами одного пола, а также между мужчиной и двумя женщинами (невестами), подчеркнул, что семья как социальный институт, прежде всего, создается для рождения и воспитания детей. В преамбуле Конституции РФ отмечается, что ее принятие продиктовано ответственностью народа за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями и государственной защитой семьи, материнства и детства. Из этого следует, что семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите со стороны государства[86].

Несмотря на наличие традиций в южных регионах России относительно многоженства, Конституционный Суд РФ четко определил, что не допускается заключение брака одновременно с двумя женщинами (невестами), поскольку такая государственная регистрация противоречит, в частности, статье 12 Семейного кодекса Российской Федерации. Российская Федерация является светским государством, а потому те или иные религиозные установления и правила, допускающие полигамию брачных союзов, иной подход к решению этого вопроса в ряде других государств, не могут оказывать влияния на государственную политику в области семейных отношений, основные начала которой характеризуются, в частности, принципом единобрачия (моногамией), исходящим из отношения к браку как биологическому союзу только одного мужчины и одной женщины, что не допускает одновременного нахождения в нескольких браках[87].

Вместе с тем, в настоящее время в мировом сообществе отчетливо проявилась тенденция к одобрению однополых союзов лиц, что с неизбежностью привело к появлению, и, в дальнейшем, к увеличению числа стран, в законодательстве которых такие союзы легализованы (США, Дания, Норвегия, Швеция, Франция, Германия и др.).

В ЕСПЧ была подана жалоба на отсутствие юридического признания брачных партнерств лиц одного пола. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заявители - три пары, живущие в стабильных однополых отношениях, которым не разрешалось публиковать объявления о предстоящем бракосочетании, поскольку Гражданский кодекс Италии предусматривал, что супруги должны быть противоположного пола. После обжалования со стороны первой пары суд второй инстанции обратился в Конституционный суд Италии с запросом по поводу конституционности соответствующего законодательства. В апреле 2010 года Конституционный суд признал жалобу заявителей неприемлемой для рассмотрения по существу и сделал вывод, что право на вступление в брак, как оно гарантировано Конституцией Италии, не распространяется на гомосексуальные союзы и предназначается для обозначения брака в его традиционном понимании. В то же время Конституционный суд указал, что это парламент должен регулировать во времени и средствами и в сроки, установленные законом, юридическое признание прав и обязанностей, относящихся к однополым парам. Соответственно, жалоба была отклонена.

По поводу соблюдения требований статьи 8 Конвенции Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Европейский Суд уже устанавливал в предыдущих делах, что отношения сожительствующих однополых пар, живущих в стабильных партнерских отношениях, де-факто подпадают под понятие «семейной жизни» по смыслу статьи 8 Конвенции. Европейский Суд также признавал, что однополые пары нуждаются в правовом признании и защите их отношений, как подчеркивали Парламентская Ассамблея и Комитет министров Совета Европы.

Европейский Суд считает, что правовая защита, в настоящее время доступная в Италии однополым парам, не обеспечивает основных потребностей соответствующих пар в стабильных серьезных отношениях. Начиная с декабря 2013 года однополые пары получили возможность заключать «соглашения о сожительстве», которые, однако, имеют довольно ограниченную сферу применения. Они не обеспечивали некоторых базовых потребностей, имеющих основополагающее значение для регулирования стабильных отношений между лицами, составляющими пару, таких как взаимная материальная поддержка, алиментные обязательства и наследственные права. Кроме того, такие договоренности были открыты для всех совместно проживающих лиц, что означало, что они не в первую очередь направлены на защиту пары. Вместе с тем они требуют от соответствующей пары состоять в гражданском браке, в то время как Европейский Суд уже признал, что сожительство не является условием существования стабильного союза между партнерами, учитывая, что многие пары - будь то в браке или в зарегистрированном партнерстве - переживали периоды, в течение которых они поддерживали свои отношения на большом расстоянии, например, по профессиональным причинам.

Следовательно, существует противоречие между социальными реалиями заявителей, живущих открыто как пары, и не предоставление им в законе официального признания их отношений. Европейский Суд не счел особенно обременительными для властей Италии обеспечить признание и защиту однополых союзов и находит, что форма гражданского союза или зарегистрированного партнерства позволит им иметь юридически признанные отношения, что будет иметь непреходящую ценность для соответствующих лиц.

Европейский Суд далее отметил тенденцию среди государств - членов Совета Европы в движении в направлении правового признания однополых пар, и уже 24 из 47 государств-членов приняли законодательство в пользу такого признания. С учетом вышеизложенного Европейский Суд заключил, что власти Италии не выполнили свое обязательство обеспечить, чтобы у заявителей были в распоряжении специальные правовые нормы, регулирующие обеспечение признания и защиты их союза. Дабы установить обратное, Европейский Суд должен был бы не принимать во внимание изменяющиеся условия в Италии и не желать применять Конвенцию в том смысле, который практичен и эффективен[88].

Семейное законодательство РФ, абсолютно оправданно, исключает браки между однополыми лицами, что отразилось в конкретизации условий заключения брака и уточнения субъектов брачных правоотношений. Исходя из смысла п.1 ст.12 СК РФ, «для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак» т.е. брак может быть заключен между представителями противоположных полов, а разнополость лиц, вступающих в брак, имеет самостоятельное юридическое значение как составляющая обязательного условия заключения брака.

Итак, первым необходимым условием заключения брака является «взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак» (ст.12 СК РФ). Обоюдная воля лиц на заключение брака должна быть выражена лично, т.е. непосредственно исходить от лиц, сочетающихся браком, свободно и независимо. Соблюдение данного требования дает возможность должностным лицам органа ЗАГС удостовериться в подлинной добровольности желания мужчины и женщины заключить брак.

Традиционно, в соответствии с современным развитием цивилистической доктрины, взаимное согласие на вступление в брак рассматривается как согласованное встречное волеизъявление будущих супругов, направленное на возникновение брачного правоотношения, что свидетельствует об обоюдной осознанной готовности совместно создать семью.

Если обратиться к истории данного вопроса, то необходимо отметить, что в Древней Руси согласию брачующихся не придавалось большое значение. «Лишь благодаря усилиям Церкви, право на свободу волеизъявления при заключении брака было закреплено законодательно»[89]. В Церковном Уставе князя Ярослава по этому поводу говорилось: «Аже девка не всхочеть замуж, а отець и мати силою дадут, а что створить над собою - отець и мати епископу в вине. Тако же и отрок»; «Аже девка всхощеть замуж, а отець и мати недадят, а что створить, епископу в вине отець и мати. Тако же и оторок»[90]. Однако родители в Древней Руси несли ответственность за насилие над детьми в вопросах заключения брака лишь в том случае, если последние либо совершали самоубийство, либо покушались на него.

По мнению М.Ф. Владимирского-Буданова и К.А. Неволина, кроме согласия самих брачующихся и их родителей, в Древней Руси для заключения брака служилым людям требовалось разрешение князя, остальным - «местного начальства» (т.е. представителя княжеской администрации). Такое условие, указывают они, появилось в связи с тем, что на Руси брак считался делом не только личным, но и общественным[91]. Эту точку зрения косвенно подтверждает существование так называемой венечной пошлины, вносимой князю женихом и невестой которая, вероятно, являлась платой за разрешение на брак[92].

Брачное законодательство досоветского периода строилось на основе религиозных правил. В связи с этим, складывалась ситуация, при которой лица, принадлежащие к различным конфессиям и вероисповеданиям, подпадали именно под требования той или иной религии или конфессии. Подобное положение вещей свидетельствовало о веротерпимости, однако, имелась потребность в едином светском законодательстве, которое бы допускало браки с участием иностранных граждан, представителей другой веры или конфессии[93].

Добровольное и взаимное согласие мужчины и женщины на вступление в брак проявляется в подаче их совместного письменного заявления о заключении брака в орган ЗАГС, выражается путем их личного присутствия и устного словесного подтверждения согласия непосредственно в процессе государственной регистрации заключения брака и закрепляется личными подписями в книге регистрации актов гражданского состояния, что является одной из гарантий соблюдения принципа добровольности заключения брака, установленного в п.3 ст. 1 СК РФ.

Свободное личное волеизъявление и взаимность согласия определяется и тем, что каждый из будущих супругов имеет желание и намерение заключить брак не с любым представителем противоположного пола, а с конкретным человеком, указанным в совместном заявлении, поданным в орган ЗАГС. Л.М. Пчелинцевой в отношении волеизъявления брачующихся справедливо отмечено, что это - «свободное, осознанное волеизъявление заключить союз с конкретным человеком, намерение создать с ним семью, приобрести права и обязанности супругов»[94].

Желание, согласие и воля людей, решивших связать себя «брачными узами», должны быть сформированы свободно, осознанно и самостоятельно каждым из них, без воздействия постороннего влияния или принуждения со стороны иных лиц, которое может быть инициировано родителями, родственниками, иными лицами. В данном вопросе принципиальным моментом является отличие советов, наставлений, имеющих рекомендательный характер, и действий, ограничивающих или исключающих свободный личный самостоятельный и осознанный выбор человека.

В ЕСПЧ по делу «Лашин против России» обжаловалась невозможность вступления в брак лиц, признанных судом недееспособными вследствие психического расстройства.

Исходя из материалов дела установлено, что заявитель страдает от шизофрении и в 2000 году был признан недееспособным. В 2002 году он и его невеста обратились в компетентный орган с целью регистрации брака. Однако им было отказано, поскольку статья 14 Семейного кодекса России запрещает заключать брак лицам, признанным судом недееспособными вследствие психического расстройства.

Жалоба признана приемлемой, что касается статьи 12 Конвенции о защите прав человека и основных свобод во взаимосвязи со статьей 13 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд также признал приемлемой жалобу заявителя, что касается пунктов 1 и 4 статьи 5 и статьи 8 во взаимосвязи со статьей 13 Конвенции[95].

Личный свободный выбор своего спутника жизни каждым из потенциальных супругов означает не только стремление к созданию семьи с этим человеком, но и отсутствие принуждения в каком-либо виде, как физического, так и психического. Принудительное воздействие на волю лица может происходить с помощью обмана, шантажа, угроз, иного давления в отношении человека, в результате чего волеизъявление лица будет не свободным и осознанным, а вынужденным.

Итак, принцип добровольности вступления в брак является основополагающим в современном действующем в семейном законодательстве РФ.

По общему правилу СК РФ не предусматривает согласия третьих лиц, включая родителей (усыновителей, попечителей), на заключение брака. Поэтому их согласие или, наоборот, возражения против снижения брачного возраста не имеют какой-либо юридической силы. Они могут снизить брачный возраст с учетом интересов несовершеннолетних, достигших шестнадцати лет, и вопреки мнению их законных представителей. В соответствии с действующим законодательством, правоустанавливающее значение имеет только мнение желание самих будущих супругов.

В отношении определения правовой природы согласия мужчины и женщины на вступление в брак как предпосылки его заключения и обязательного условия необходимо сформулировать отдельные выводы.

1. Условия заключения брака определены императивно и закреплены законодательно в Российской Федерации в ст. 12 СК РФ. Полагаем, что целью обозначенных законодательных установлений является обеспечения прочности порождаемых брачно-семейных правоотношений и стабильность заключаемого брака на будущее.

2. Определены наиболее важные, существенные особенности материальных условий вступления в брак, которые состоят в следующем: 1) брачный возраст установлен с восемнадцати лет и равен совершеннолетию; 2) законодательством Российской Федерации, как и других государств предусмотрена возможность установления условий и порядка вступления в брак лицами, не достигшими возраста брачного совершеннолетия; 3) применение порядка вступления в брак лицами, не достигшими брачного возраста, возможно по заявлению таких лиц (лица); 4) национальное законодательство различных государств предусматривает различные материальные условия вступления в брак, основными из которых и гарантированными международными правовыми актами являются добровольность и достижение брачного возраста.

3. Добровольность согласия желающих заключить брак означает, что волеизъявление лица к вступлению в брак не сформировано под влиянием незаконного воздействия на него со стороны иных лиц и обстоятельств, а само лицо находится в состоянии, при котором возможно осознанно анализировать происходящее и отдавать отчет своим действиям.

4. Добровольность предполагает не только отсутствие принуждения к заключению брака, но и наличие осознания лицами, вступающими в брак, характера совершаемых ими действий. Осознанный характер волеизъявления означает, что человек понимает значение своих действий и их последствий. При отсутствии данного признака, что возможно в результате сильного алкогольного, наркотического опьянения, воздействия определенных лекарственных препаратов, регистрация брака не должна производиться.

5. Доказана необходимость укрепления семьи, основанной на законном браке, повышения авторитета института зарегистрированного брака в современном обществе и сознании лиц, желающих создать семью посредством брачного союза. Считаем, что данное направление неизбежно приведет к постепенному изменению морально-нравственного состояния и брачносемейных ценностей в сознании населения, осознании необходимости соблюдения законной процедуры заключения брака. Свободное, осознанное волеизъявление на его совершение должно основываться на истинной внутренней воле брачующихся.

1.3.

<< | >>
Источник: Наумов Ярослав Васильевич. УСЛОВИЯ И ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА В РОССИЙСКОМ СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Согласие мужчины и женщины на вступление в брак как предпосылка и условие его заключения:

  1. Гражданский кодекс французов 1804 г. (Кодекс Наполеона)
  2. Гражданским кодекс французов 1804 г. (Колене Наполеона)
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Понятие расторжения брака и его правовая сущность
  5. Причины и условия расторжения брака
  6. 2.2. Имущественные права и обязанности мужчины и женщины, состоящих в фактических брачно-семейных отношениях
  7. Значение и сущность брака
  8. § 5. ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВОВОГО СОСТОЯНИЯ
  9. СОДЕРЖАНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. История развития и современная доктрина об условиях заключения брака
  12. Согласие мужчины и женщины на вступление в брак как предпосылка и условие его заключения
  13. Достижение брачного возраста как условие заключения брака
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -