<<
>>

Препятствия к заключению брака

Действующее семейное законодательство Российской Федерации одновременно с обязательными условиями заключения брака устанавливает исчерпывающий перечень препятствий к его заключению, не подлежащий расширительному толкованию.

Аналогично, право Древней Руси и церковное право, помимо условий, рассматривало и препятствия к заключению брака, т.е. такие обстоятельства, при которых бракосочетание не допускалось. Эти обстоятельства являлись правопрепятствующими юридическими фактами, но их перечень не являлся исчерпывающим, как в современном семейном законодательстве. Правовое значение условий вступления в брак и препятствий, в принципе, было одинаковым[150].

Современное семейное законодательство России разграничивает условия, допускающие заключение брака, и обстоятельства, препятствующие его заключению. Конкретный перечень последних определен в ст. 14 СК РФ. Среди них: наличие другого зарегистрированного брака; наличие близкого родства, а также отношений, связывающих усыновителей и усыновленных; признанная судом вследствие психического расстройства недееспособность хотя бы одного из лиц, вступающих в брак. Юридическое значение данных обстоятельств выражается в том, что наличие любого из них исключает заключение брака, а заключенный брак может быть признан недействительным в судебном порядке. Поэтому позиция авторов, включающих отсутствие препятствий к заключению брака, предусмотренных семейным законодательством, в число условий его заключения[151], представляется нам весьма спорной. Это влечет за собой, как указывается отдельными авторами, «не вызываемое потребностями практики применение законодательства, расширение перечня условий заключения брака»[152].

Брак не может быть заключен при наличии обстоятельств, препятствующих вступлению в брак, указанных в ст.14 СК РФ.

Необходимо особо отметить, что при отсутствии условий для заключения брака или при наличии препятствий к заключению брака, вступление в брак является незаконным, а заключенный брак может быть признан судом

~ 153

недействительным[153].

Обстоятельства, препятствующие заключению брака, являются правопрепятствующими юридическими фактами. Препятствия к вступлению в брак - это юридические факты, предусмотренные законом при наличии которых брак не может быть зарегистрирован, а в случае заключения является неправомерным юридическим действием и может быть признан недействительным в судебном порядке по правилам недействительности сделки.

В соответствии со ст. 14 СК РФ к препятствиям к заключению брака, т.е. к обстоятельствам, при наличии которых, государственная регистрация заключения брака недопустима, отнесены следующие обстоятельства:

- наличие другого зарегистрированного брака в установленном законом порядке;

- близкая степень родства у будущих супругов;

- наличие отношений усыновления между лицами, желающими вступить в брак;

- установленная судом недееспособность вследствие психического расстройства хотя бы одного из лиц, вступающих в брак.

В соответствии с п. 2 ст. 14 СК РФ условия заключения брака на территории Российской Федерации определяются для каждого из лиц, вступающих в брак, законодательством государства, гражданином которого лицо является в момент заключения брака, с соблюдением требований статьи 14 СК РФ в отношении обстоятельств, препятствующих заключению брака.

В Древней Руси важнейшим препятствием к заключению брака также являлось наличие разной веры у жениха и невесты. Кроме того, церковное право стремилось ограничить браки между представителями неравных социальных слоев населения.

К числу ограничений относилось и достаточно четко фиксированное в праве число возможных заключений брака. Нормы христианской морали, нашедшие свое закрепление в церковных правовых установлениях, позволяли человеку при наличии исключительных обстоятельств в течение жизни заключать браки не более двух раз, так как считалось, что раз «бог совокупи», то «человек не разлучает»[154]. В период феодальной раздробленности и формирования Московского государства в отдельных землях количество браков было увеличено до трех[155].

Итак, первым препятствием, исключающим законность брака, является наличие другого зарегистрированного брака в установленном законом порядке.

Что касается Древней Руси, то вторые жены не считались законными супругами и в крайнем случае могли получить лишь не вполне определенный статус «меньшиц», т.е. вторых и, очевидно, совершенно бесправных жен[156].

Под другим зарегистрированным браком следует понимать не прекратившийся в установленном законом порядке прежний зарегистрированный брак, т.е. не расторгнутый брак.

В соответствии с действующим российским законодательством, брак между мужчиной и женщиной не может быть заключен, если одно лицо из вступающих в брак уже состоит в зарегистрированном браке с другим лицом. Следовательно, выявление факта наличия у лица зарегистрированного, но не расторгнутого прежнего брака, влечет за собой признание нового брака недействительным.

Следует отметить, что лицо не считается состоящим в зарегистрированном браке, если он был расторгнут или прекращен в случае смерти другого супруга или объявления его умершим, либо брак признан недействительным по иным основаниям в установленном законом порядке. При наличии и предъявлении документов, подтверждающих факт прекращения брака или признания его недействительным, лицо вправе вступить в новый брак.

Лица, состоявшие ранее в зарегистрированном браке, должны предъявить органу ЗАГС документ, подтверждающий прекращение прежнего брака. К таким документам относятся: а) свидетельство о расторжении брака, б) свидетельство о смерти супруга, в) вступившее в законную силу решение суда о признании брака недействительным.

Нахождение лица в фактических брачных отношениях, т. е незарегистрированных законом в установленном порядке, не является препятствием к регистрации брака. Препятствием к заключению законного брака не является и обстоятельство, при котором одно из лиц, вступающих в брак, состоит в некоем союзе между мужчиной и женщиной, аналогичном браку, заключенном по религиозным обрядам, национальным и местным обычаям и традициям, не имеющим юридической силы в соответствии с семейным законодательством РФ.

Установление на уровне закона запрета в отношении наличия другого зарегистрированного брака объясняется двумя фундаментальными принципами отечественного семейного права: моногамностью брачного союза и признанием юридической силы только за браком, зарегистрированным в органах ЗАГС в установленном законом порядке.

Моногамность брака (единобрачие) является неотъемлимым принципом на протяжении истории семейного права России, согласно которому мужчина и женщина имеют право одновременно состоять только в одном зарегистрированном браке. Несмотря на многонациональный состав российского общества, в теории семейного права брак традиционно понимается как моногамный союз мужчины и женщины.

Принцип единобрачия находится в основе норм, регламентирующих вопросы заключения брака в большинстве цивилизованных стран, в связи с этим, непременным условием заключения действительного брака в соответствии с законодательством этих стран является не состояние (не нахождение) в другом браке, однако, в странах с преобладающей мусульманской религией, фактически, а в некоторых случаях на государственном уровне, имеет место многоженство, т.е. полигамные браки. В ст. 158 СК РФ признаются браки, заключенные за пределами РФ, если при этом соблюдены требования законодательства страны заключения брака, в том числе и полигамные браки.

Так, статья 12 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (Римская Конвенция)[157] говорит о праве мужчин и женщин, достигших брачного возраста, вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права, т.е. с учетом сложившихся этических взглядов и традиций в конкретной стране.

В ситуациях, при которых одно из лиц, желающих вступить в брак в РФ, являясь гражданином государства, в котором наличие законного супруга не рассматривается, как препятствие к заключению брака, и состоит в другом браке, также реализуется принцип моногамии, закрепленный в СК РФ, и регистрация такого брака по законам РФ не допустима.

В целях предотвращения случаев многоженства в России закон предусматривает обязательное предоставление документально подтвержденной информации о наличии предыдущих браков для лиц, желающих вступить в новый брак.

Рассмотрим показательный пример из судебной практики. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила, что В. обратилась в суд с иском к В.Р., В.Э., Управлению ЗАГС г. Махачкалы о признании брака, заключенного между В.Р. и В.Э. 2 апреля 1993 года, недействительным, указывая, что на момент регистрации данного брака имелся зарегистрированный 19 октября 1989 года и не расторгнутый брак между нею и В.Р., от которого имеют дочь.

Решением мирового судьи судебного участка № 16 Советского района г. Махачкалы от 4 апреля 2008 года иск удовлетворен.

Апелляционным определением Советского районного суда г. Махачкалы от 9 июля 2008 года решение мирового судьи оставлено без изменения с исключением из мотивировочной части решения вывода о том, что «В.Э. не знала о наличии препятствий к заключению брака с В.Р., заключением брака, признаваемого судом недействительным, нарушены ее права, следовательно, в соответствии с пунктом 4 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации, она является добросовестным супругом и сохраняет за собой право на раздел общей собственности супругов, приобретенной ими совместно до признания брака недействительным».

Постановлением президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 октября 2008 года из резолютивной части апелляционного определения Советского районного суда г. Махачкалы от 9 июля 2008 года исключена фраза: «исключив из мотивировочной части решения мирового судьи судебного участка №2 16 Советского района г. Махачкала Курбановой Е.К. от 4 апреля 2008 года вывод о том, что В.Э. не знала о наличии препятствий к заключению брака с В.Р., заключением брака, признаваемого судом недействительным, нарушены ее права, следовательно, в соответствии с пунктом 4 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации она является добросовестным супругом и сохраняет за собой право на раздел общей собственности супругов, приобретенной ими совместно до признания брака недействительным».

В надзорной жалобе заявитель ставит вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены постановления президиума Верховного суда Республики Дагестан как незаконного.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом, для отмены постановления президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 октября 2008 года.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, у президиума Верховного суда Республики Дагестан не имелось оснований как для принятия надзорной жалобы В.Э. к рассмотрению, так и изменения резолютивной части апелляционного определения Советского районного суда г. Махачкалы от 9 июля 2008 года.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила: постановление президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 октября 2008 года отменить, оставить в силе решение мирового судьи судебного участка №16 Советского района г. Махачкалы и определение апелляционной инстанции Советского района г. Махачкалы, оставившего решение мирового судьи судебного участка № 16 Советского района г. Махачкалы без изменения и исключившего из мотивировочной части решения мирового судьи вывод о том, что В.Э. не знала о наличии препятствий к заключению брака с В.Р., заключением брака, признаваемого судом недействительным, нарушены ее права, следовательно, в соответствии с пунктом 4 статьи 30 Семейного кодекса Российской Федерации она является добросовестным супругом и сохраняет за собой право на раздел общей собственности супругов, приобретенной ими совместно до момента признания брака недействительным[158].

Из принципа единобрачия, закрепленного в российском семейном законодательстве РФ следует, что и иностранный гражданин, регистрирующий брак в России, обязан предоставить документы, подтверждающие отсутствие другого зарегистрированного брака (паспорт, справку компетентного органа его страны).

Несмотря на наличие или отсутствие информирующей отметки о семейном статусе лица, для подтверждения данного обстоятельства, регистрирующие органы, как представляется, вправе требовать предоставления справки, выданной компетентным органом соответствующей страны, которая при необходимости должна быть переведена на русский язык, перевод должен быть засвидетельствован нотариусом, легализован в законном порядке (апостиль или консульская легализация).

В основу принципа признания только брака, заключенного в органах записи актов гражданского состояния заложена концептуальная возможность правового регулирования брачно-семейных отношений. СК РФ, как и КоБС 1969 года, придает юридическое значение только официально зарегистрированному браку, незарегистрированный брак, как и в предыдущем кодексе, не порождает правовых последствий.

Современное семейное законодательство России ориентировано на необходимость укрепления семьи, обеспечение беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав. При отсутствии государственной регистрации брака отсутствуют основания для возникновения предусмотренных законом прав и обязанностей супругов.

Религиозный брак, основанный в соответствии с обычаями и на основе традиций, при отсутствии государственной регистрации также не имеет правового значения.

Исключением из общего правила непридания незарегистрированному браку юридической силы составляют браки, заключенные по религиозному обряду на территории СССР, временно оккупированной в период Великой Отечественной войны, до момента восстановления на данных территориях органов ЗАГС (п. 7 ст. 169 СК). Данным бракам придается правовое значение независимо от того, были они в последующем зарегистрированы в государственных органах или нет.

Вторым обстоятельством, препятствующим заключению брака, является наличие близкого родства у будущих супругов. СК РФ устанавливает запрет на заключение брака между близкими родственниками в связи с тем, что в браке упорядочивается и реализуется естественная потребность людей в продолжении рода, преобразованная социальными условиями и культурой.

В литературе отмечается, что близкое родство, как препятствие к заключению брака, продиктовано медико-биологическими и моральноэтическими соображениями, связанными как с заботой о здоровом потомстве супругов (поскольку в связи с накоплением патологических генов считается, что риск рождения детей с тяжелыми заболеваниями в результате подобных браков весьма значителен), так и «естественным отвращением цивилизованного современного общества к кровосмешению»[159]. Соответственно, данный запрет установлен законодателем, в первую очередь, с целью и необходимостью заботы о здоровом будущем поколении.

В ст. 14 СК РФ содержится исчерпывающий перечень близких родственников, между которыми регистрация брака невозможна. К близким родственникам относятся родственники по прямой восходящей (родители, дети) и прямой нисходящей (дедушки, бабушки и внуки) линиям, а также братья и сестры: полнородные (общие отец и мать) и неполнородные, т.е. единокровные (общие отец или мать).

Для полного уяснения данного вопроса необходимо обратиться к предусмотренной терминологии. Под «степенью» следует понимать связь одного лица с другим посредством рождения, соответственно, счет степеней определяется числом рождений, т.е. сколько рождений между данными лицами, в такой степени родства они и пребывают. Ряд степеней, продолжающих непрерывно одна за другой, составляет родственную «линию». В свою очередь, родственные линии по своему направлению бывают двух родов: «прямые», делящиеся на «восходящие» и «нисходящие», и «боковые» (побочные). На основании этого самое кровное родство имеет две разновидности: кровное родство по прямой линии - восходящей или нисходящей и кровное родство по боковым линиям.

Следует отметить, что юридическое значение имеет как юридически оформленное родство, так и фактическое родство (внебрачное) тех же степеней, т.е. без юридического оформления. Нормы, установленные СК РФ, в отношении запрета браков между близкими родственниками, носят императивный характер, следовательно, в соответствии с законом иные родственные связи не являются препятствием к заключению брака.

Полагаем, что родство более отдаленных степеней, каких как дядя и племянница, двоюродные брат и сестра и т.п., в принципе, может представлять опасность для здоровья детей будущих супругов, но в меньшей степени, а поэтому по закону не является препятствием к заключению брака. Однако, исходя из морально-этических, а, главное, биологических соображений, браки между данными категориями лиц не должны регистрироваться в установленном законом порядке.

По мнению Ю. М. Фетюхина, «отечественный законодатель советского и современного периода неосновательно сузил круг лиц, относящихся к числу близких родственников, браки между которыми запрещены»[160].

Е.М. Ворожейкин указывал на «необходимость включения в запретный круг иных близких родственников по генетическим причинам»[161], т.к. большинство заболеваний считается наследственно обусловленным.

Весьма интересной и актуальной представляется информация, изложенная И.Р. Альбиковым о том, что «генетики классифицируют близкородственные браки следующим образом: родные братья и сестры, разнояйцовые близнецы, родители и дети считаются родственниками первого порядка.

Взаимоотношения между такими родственниками носят название «инцест» и считаются ненормальными. Риск рождения больного ребенка у таких родственников около 60%»[162]. В исследовательских работах И.А. Косаревой небезосновательно отмечается, что «исходя из медикогенетических, нравственных, морально-этических соображений, отечественного и мирового опыта, круг лиц, которым запрещено вступать в брак по российскому праву, неосновательно узок»[163].

Согласно СК РФ не входят в число препятствий к заключению брака и отношения свойства, так как они не основаны на кровной близости происхождения,[164] закон не содержит запрета на браки сводных братьев и сестер, т.е. не имеющих ни одного общего родителя.

По справедливому мнению А.М. Нечаевой, запрет на брак с близкими по крови родственниками призван предотвращать появление на свет неполноценного потомства, запрет на брак при наличии отношений усыновления имеет нравственную подоплеку[165].

Как представляется, именно физиологическими и нравственноморальными соображениями обусловлен запрет на близкородственные браки во всех цивилизованных странах, но в их законах существуют различия в установлении перечня лиц, относящихся к близкому родству. В большинстве стран перечень близких родственников, между которыми запрещены браки, является универсальным и включает восходящих и нисходящих родственников и полнородных и неполнородных братьев и сестер.

В науке ранее указывалось на необходимость установления в ст. 14 СК РФ запрета браков между дядями и племянницами, двоюродными братьями и сестрами. Эта позиция была сформулирована Ю.М. Фетюхиным[166]. В обоснование правомерности, целесообразности и необходимости реализации такого подхода, считаем необходимым высказать дополнительные аргументы и собственные предложения. Действительно, российское законодательство не запрещает заключение брака между родственниками третьей и четвертой степени родства. Однако, как представляется, данные родственники в жизни могут находиться в весьма близких отношениях, не только родственных, но, родственные связи, соответственно, и биологические, генетические связи могут негативно сказаться на будущем поколении, детях.

Отдельные расхождения в перечнях наблюдаются в отношении запрета или возможности заключения браков между двоюродными братьями и сестрами и другими боковыми родственниками. Обращаясь к анализу данной проблематики, О.А. Хазова сделала вывод, что «брак между двоюродными братьями и сестрами не может быть заключен в 30 западных государствах. А вот в странах Ближнего Востока, Азии и Африки, наоборот, такие браки считаются предпочтительными»[167].

В научных работах известного цивилиста О.А. Хазовой абсолютно верно отмечено, что «в разных странах определен различный круг родственников, между которыми не допускаются браки. Помимо родства препятствовать заключению брака в ряде зарубежных стран могут и отношения свойства»[168]. Так, в США ограничения для вступления в брак по факту родства или свойства устанавливаются законодательством штатов по-разному, но в « 29 штатах США запрещены браки не только между близкими родственниками, но и между двоюродными братьями и сестрами»[169]. Отсутствие близкого родства имеет существенное значение для действительности брака, а «кровосмешение», по мнению К. П. Победоносцева «имеет отвращение совести у всех цивилизованных народов»[170].

Третьим немаловажным препятствием к заключению брака является наличие отношений усыновления между лицами, желающими вступить в брак.

Безусловно, что недопустимость браков между усыновителями и усыновленными обусловлена, прежде всего, моральными, нравственными, этическими и психологическими факторами, в связи с тем, что их отношения семейным законодательством РФ приравниваются к отношениям родителей и детей по происхождению.

Известный советский цивилист Г.М. Свердлов указывал, что запрет браков между ближайшими родственниками основан на недопустимости такого полового общения между людьми, с которыми не может мириться установившееся в человеческом обществе отвращение к кровосмешению, вследствие чего не имеет значения, возникло родство в браке или вне брака, и предлагал распространить запрет на браки усыновителей и усыновленных[171]. Полагаем, что такого рода утверждение не теряет своей актуальности и в современной брачно-семейной сфере. Не менее выдающийся специалист в сфере семейного права В.А. Рясенцев находит логичное объяснение недопущения браков между близкими родственниками, обосновывая такой запрет биологическими и этическими соображениями[172].

По справедливому утверждению И.Р. Альбикова, родство более отдаленных степеней (дядя и племянница, двоюродные брат и сестра и т.п.) теоретически может представлять опасность для здоровья детей будущих супругов, поэтому им вполне обоснованно предлагается расширить перечень близких родственников, браки между которыми не допускаются. Данный специалист, вслед за уже сформулированными ранее предложениями, небезосновательно считает возможным указать в ст. 14 СК РФ прямой запрет браков между дядями и племянницами, тетями и племянниками, двоюродными братьями и сестрами[173]. Полагаем, что такое предложение полностью соответствует действующим в современном российском обществе моральноэтическим и биологическим ориентирам и представлениям.

Правовая природа усыновления в соответствии с законодательством РФ состоит в полном приравнивании усыновленного ребенка в личных и имущественных правах и обязанностях к родным детям усыновителя на основании произведенного в соответствии с требованиями закона усыновления. Юридический акт усыновления устанавливает, как для усыновителя (и его родственников), так и для усыновленного (и его потомства) такие же права и обязанности, как и предусмотренные законом в отношении родителей и детей, связанных кровным родством.

Недопустимость заключения брака между усыновителем и усыновленным может быть исключена в случае отмены в судебном порядке факта усыновления при наличии соответствующих оснований для этого (ст. 141 СК РФ), в связи с чем, брак между лицом, раннее являвшимся усыновителем, и лицом, которое раннее являлось усыновленным, становится допустимым по закону.

Г лавная цель усыновления - не только воспитание и содержание ребенка, которое может производиться и вне семьи, а обеспечение детей, оставшихся без родителей, полноценной семьей, которая будет осуществлять, в том числе, воспитание и содержание ребенка.

В настоящее время достаточно устойчиво проявляется тенденция, которая имеет постепенное поступательное развитие, сближения семьи, основанной на кровно-родственных связях, и семьи, возникающей в результате усыновлении, формирования приемной семьи. Это реализуется в результате размывания границ семейно-правового регулирования отношений между семьей, основанной на кровнородственных связях и семьей, имеющей несколько «искусственное» формирование, но выполняющей все традиционные функции семьи.

В соответствии с действующим законодательством запрет на вступление в брак лиц, находящихся в отношениях усыновления, не распространяется на другие родственные связи, создаваемые в результате усыновления, к примеру, допустимо заключение брака между усыновленным и родственником усыновителя, и, соответственно, между усыновителем и родственником усыновленного.

Как справедливо указывает А.Н. Левушкин, «усыновители являются законными представителями несовершеннолетнего усыновленного ребенка и выступают в защиту его прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе и в судах, без специальных полномочий»[174].

«Полагаем, что браки между усыновителем и потомством усыновленного являются недопустимыми, поскольку на указанных лиц должны распространяться те же правила, что и на родственников по прямой восходящей и нисходящей линии»[175].

Действительно, обоснованность данной позиции соответствует

положениям п. 1 ст. 137 СК РФ, устанавливающего, что усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются к родственникам по происхождению.

«Наиболее полная регламентация прав и обязанностей субъектов в области усыновления достигается, прежде всего, своевременным

реагированием семейного законодательства на изменения социальной среды и потребностей общества и необходимостью внесения тех или иных изменений в текущее законодательство»[176].

В науке определяется важная тенденция «развития института усыновления как основного вида определения судьбы ребенка. Как на федеральном уровне, так и на уровне субъекта Российской Федерации нужно стремиться к тому, чтобы усыновление стало действительно приоритетной формой устройства ребенка в семью»[177]. Полагаем, что именно эту цель и должно преследовать усыновление и заключение брака, естественно, противоречит данной цели и является не логичной и не отвечающей интересам семьи.

Именно усыновление дает возможность создать ребенку максимально близкие к семейным условия жизни и воспитания. А реализация на практике новых положений законодательства, направленных на защиту прав и законных интересов детей при усыновлении, позволит избежать злоупотреблений в этой важной социальной сфере деятельности государства, а главное, создает возможность детям под контролем суда с учетом их интересов обрести нормальную полноценную семью[178].

Необходимо также учитывать, что при наличии полного прекращения правовых отношений между усыновленным и его биологическими (кровными) родственниками, т.е. утраты между ними юридической связи, сохраняется непосредственный факт родства, соответственно, остаются и препятствия биологического характера для заключения брака. Таким образом, несмотря на факт усыновления, факт кровного родства является препятствием для заключения брака между близкими родственниками, указанными в ст. 14 СК РФ[179].

Зарубежное законодательство относительно браков между лицами, находящихся в отношениях усыновления, различается: в некоторых странах они разрешены, в ряде государств решение по таким бракам принимается соответствующим компетентным органом. В большинстве стран, как и в России, браки между усыновителями и усыновленными запрещены.

Четвертое обстоятельство, препятствующее вступлению в брак, заключается в том, что не допускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно лицо признано судом недееспособным вследствие психического расстройства. В соответствии со ст. 29 ГК РФ лицо, страдающее психическим расстройством, может быть признано судом недееспособным, если в силу психического расстройства оно не в состоянии понимать значения своих действий и руководить ими.

Поскольку, «гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий и руководить ими»,[180] а, значит, не способен выразить сознательную волю к вступлению в брак, должен быть защищен законом, равно, как и другая сторона такого союза, что и определено в качестве основания, запрещающего заключение брака.

Однако, сам факт наличия у лица психического расстройства нельзя рассматривать как препятствие к заключению брака, т.к. в соответствии с п. 1 ст. 29 ГК РФ недееспособность лица может быть признана только судом.

Порядок признания гражданина недееспособным установлен гражданским процессуальным законодательством в гл. 31 ГПК РФ. Основанием признания лица недееспособным является психическое расстройство, которое определяется на основании судебно-психиатрической экспертизы, которая проводится в соответствии со ст. 14 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»[181] Следовательно, при отсутствии решения суда, вступившего в законную силу, нельзя говорить и о невозможности вступления в брак.

Таким образом, для препятствия к заключению брака необходимо наличие психического расстройства (заболевания), подтвержденного медицинскими документами и вступившего в законную силу решения суда об установлении недееспособности. Законодателем РФ предусмотрена возможность восстановления дееспособности в порядке, установленным законом. Следует отметить, что лицам, ограниченно дееспособным в соответствии со ст. 30 ГК РФ в следствии злоупотребления алкогольными напитками или наркотическими средствами, закон не препятствует в заключение брака.

Недееспособность лица, установленная только до регистрации брака, может являться препятствием к браку, а заключенный брак признается судом недействительным по этому основанию (ст.12 СК РФ).

Обратимся к отдельным примерам из судебной практики по искам о признании брака недействительным. Так, достаточно показательным является решение Правобережного районного суда г. Липецка от 14 декабря 2015 года по делу №2-3889/2015[182]. В Правобережный районный суд г. Липецка поступило исковое заявление Управления опеки (попечительства) и охраны прав детства Администрации г. Липецка в интересах Фарафоновой М.А. к Черневу А.Г. о признании брака недействительным.

В обоснование иска заявитель ссылается на то, что решением Правобережного суда г. Липецка от ... Фарафонова М.А. была признана недееспособной, однако, .... она заключила брак с Черневым А.Г. Истец просит признать недействительным брак, заключенный ... между Фарафоновой М.А. и Черневым А.Г.

Опекун Фарафоновой М.А., признанной недееспособной по решению суда, объяснил, что его о своем намерении заключить брак с ответчиком, Фарафонова М.А. в известность его не ставила, исковые требования им поддержаны.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст.14 СК РФ не допускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно лицо признано судом недееспособным вследствие психического расстройства. Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» от 05 ноября 1998 года № 15 перечень оснований для признания брака недействительным, содержащийся в п. 1 ст. 27 СК РФ, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию; к таким основаниям относятся: нарушение установленных законом условий заключения брака (ст. ст. 12, 13 СК РФ); наличие при заключении брака обстоятельств, препятствующих его заключению (ст. 14 СК РФ).

Материалами дела установлено, что между Фарафоновой М.А. и Черневым А.В. зарегистрирован брак Правобережным отделам Управления ЗАГС администрации г. Липецка, актовая запись N°.... С учетом анализа материалов дела, объяснений участников процесса, судом установлено, что на момент регистрации брака между Фарафоновой М.А. и Черневым А.В. Фарафонова М.А. уже была признана судом недееспособной в связи с наличием психического заболевания.

При таких обстоятельствах, суд считает подлежащими удовлетворению исковые требования о признании недействительным брака, и принимает законное и обоснованное решение о признании недействительным зарегистрированного органом ЗАГС брака.

Необходимо учитывать, что признание лица недееспособным уже после заключения брака является основанием для его расторжения, дающим другому супругу право на его расторжение в упрощенном порядке в органах ЗАГС по одностороннему заявлению (ст. 19 СК РФ).

Закрепление в СК РФ препятствия, не допускающего заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно лицо признано судом недееспособным вследствие психического расстройства, обосновано несколькими факторами. Одним из таких обстоятельств является реализация принципа добровольности брачного союза, основанного на обоюдном согласии будущих супругов, выраженным свободным (непринудительным), осознанным волеизъявлением каждого из лиц.

Бесспорно, что лицо вследствие психического расстройства неспособно понимать значение своих действий, руководить ими, осознавать последствия действий, соответственно, не может выразить свою осознанную волю и свободное добровольное согласие на вступление в брак, в результате чего не может быть соблюден принцип добровольности брачного союза. В соответствии со ст. 12 СК РФ в силу отсутствия осознанного добровольного согласия лица разумно руководить своими действиями появляется возможность признания брака недействительным в судебном порядке.

Другим важным фактором являются медицинские показания, указывающие на невозможность создания недееспособным лицом здоровой полноценной семьи, поскольку у таких лиц вероятность рождения детей с психическими заболеваниями и пороками развития очень высока в связи с неблагополучной наследственностью.

Так, заболеваемость шизофренией в большой степени связана с генетическими факторами и передается по наследству, проводимые «исследования подтверждают факт, что у детей, рожденных от больных шизофренией родителей, риск развития этого заболевания выше, чем у детей, чьи родители психически здоровы»[183].

В законодательстве подавляющего большинства зарубежных стран, как и в России, недееспособность является препятствием к заключению брака, однако в некоторых странах допускаются браки с частично дееспособными лицами. К примеру, в Чехии полная недееспособность исключает возможность заключения брака, а лицо с частичной дееспособностью может вступать в брак только с разрешения суда.

Таким образом, запрет брака между лицами, когда хотя бы одно из них страдает психическим расстройством и, вследствие этого, признано судом недееспособным, является препятствием к заключению брака в виду: во- первых, отсутствия понимания со стороны недееспособного последствий своих действий и невозможности ими руководить, что не соответствует принципу добровольности брачного союза; во-вторых, повышенной опасности рождения детей с тяжелыми наследственными заболеваниями, поскольку многие психические заболевания, служащие основанием для признания лица недееспособным, передаются по наследству.

Наличие иных заболеваний (в т. ч. туберкулеза), каких-либо физических недугов, не послуживших основанием для признания судом лица недееспособным, не является препятствием для отказа в регистрации брака. Отказ органа ЗАГС регистрировать брак по не предусмотренным законом обстоятельствам является неправомерным, что подтверждает судебная практика.

Рассмотрим пример из судебной практики: решение Пролетарского районного суда Ростова-на-Дону от 28 апреля 2015 года по делу № 2- 2221/2015[184].

В Пролетарский районный суд ФИО3, ФИО2 обратились с иском о признании незаконным действий отдела ФИО4 и начальника отдела ФИО4, обязывании устранить допущенное нарушение и взыскании компенсации морального вреда, указав в обоснование требований, что 03.02.2015 г. заявители обратились в отдел ФИО4 -на-Дону с совместным заявлением о государственной регистрации брака.

В присутствии руководителя отдела ФИО4 И.В. и двух работников отдела ФИО4, проверивших уплату госпошлины, все представленные документы и установивших их соответствие требованиям Федерального закона «Об актах гражданского состояния», а также в связи с отсутствием оснований, запрещающих регистрацию брака, подготовивших текст заявления о регистрации брака, они прочитали вслух и подписали совместное заявление о государственной регистрации брака. Им была назначена дата регистрации брака 05.03.2015 г. в 12.00 часов и выдано письменное приглашение на регистрацию.

Однако, через неделю из отдела ФИО4 поступило требование обеспечить участие нотариуса на момент государственной регистрации брака. Несмотря на необоснованность и незаконность данного требования, они обратились с этой просьбой к нотариусу ФИО7, которая разъяснила, что такое нотариальное действие как удостоверение подписи в книге записи актов гражданского состояния не предусмотрено Основами законодательства РФ о нотариате.

Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав представленные ими доказательства, приходит к следующему.

Из пункта 3 ст. 1 СК РФ следует, что регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщины. Согласно п.1 ст. 11 СК РФ заключение брака производится в личном присутствии лиц, вступающих в брак, по истечении месяца со дня подачи ими заявления в органы записи актов гражданского состояния.

Порядок государственной регистрации заключения брака регламентирован в ст.27 Федерального закона от 15.11.1997 г. №143-ФЗ «Об актах гражданского состояния», в соответствии с требованиями которой, государственная регистрация заключения брака производится при соблюдении условий, предусмотренных п. 1 ст. 12, ст. 13 и ст. 156 СК РФ.

Из пояснений сторон в судебном заседании следует, что в назначенное время 05.03.2015г. ФИО2 и ФИО3 лично явились в отдел ФИО4 для государственной регистрации брака, однако в этом им было отказано.

При таких обстоятельствах, доводы отдела ФИО4 и его руководителя о том, что ФИО3 не может по состоянию здоровья лично подписывать документы, опровергаются материалами дела, в том числе самим заявлением № принятым 03.02.2015 г., и доверенностью от 19.03.2015 г.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что при наличии взаимного добровольного согласия мужчины и женщины, вступающих в брак, и отсутствии указанных в ст.14 СК РФ препятствий к заключению брака, отказ начальника отдела ФИО4 в государственной регистрации брака является не законным и нарушает права ФИО2 и ФИО3.

Исходя из положений ст.258 ГПК РФ, суд удовлетворяет заявление об оспаривании решения отдела ФИО4 и его начальника об отказе в государственной регистрации брака заявителей, в связи с чем указанный орган обязан устранить в полном объеме допущенное им нарушение прав и свобод граждан на государственную регистрацию заключения их брака.

В соответствии со ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц

В соответствии со ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда[185].

Решением суда признана незаконность отказа руководителя отдела ФИО4 в государственной регистрации брака ФИО2 и ФИО3, возложена обязанность устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод граждан на государственную регистрацию заключения брака. С учетом изложенного, решение суда является законным и обоснованным.

Таким образом, законом установлены условия заключения брака и все препятствующие к вступлению в брак обстоятельства, следовательно, неправомерным будет являться отказ органа ЗАГС в государственной регистрации заключения брака по иным основаниям. Одним из путей преодоления такой ситуации ... является институт обжалования действий соответствующего должностного лица[186].

Перечень препятствий для заключения брака является единообразным для семейного законодательства большинства государств - участников СНГ.

Дополнительно к указанным препятствиям Семейный кодекс Республики Молдова определяет невозможность заключения брака между родственником усыновителя по прямой линии до второго колена включительно и усыновленным; попечителем и лицом, находящимся под его попечительством, в период попечительства. Данный нормативно правовой акт, как представляется, необоснованно, в порядке дискриминации устанавливает запрет заключения брака лицами, отбывающими наказание в виде лишения свободы. А вот закрепление невозможности заключения брака между лицами одного пола, видится вполне обоснованным и необходимым, в том числе в российском законодательстве (ст. 15).

Следует присоединиться к мнению А.Н. Левушкина, что «перечисленные препятствия вполне разумны и обоснованы, за исключением ограничений для лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. Согласимся, вряд ли в подобной ситуации будет достигнута цель создания семьи, но в то же время установление запрета для осужденных к лишению свободы свидетельствует о нарушении их прав»[187].

В то же время, на наш взгляд, перечень препятствий для заключения брака, предусмотренный кодифицированными актами семейного законодательства государств - участников СНГ следует дополнить, установив запрет на заключение брака между опекуном (попечителем), приемным родителем и иным лицом, принявшим ребенка в семью на воспитание, и непосредственно ребенком, находящимся под опекой (попечительством) или принятым в семью на воспитание по иному основанию. Согласимся, отсутствие такого запрета на сегодняшний день создает реальную угрозу нарушения прав и интересов несовершеннолетних, в том числе их половой свободы, права на половую неприкосновенность. Применение возможности снижения брачного возраста способно завуалировать реальные обстоятельства ситуации, связанной с нарушением прав и интересов детей.

Нельзя не отметить положительный момент, на который указывает А.Н. Левушкин[188] и отраженный в ст.11 Кодекса Республики Казахстан о браке (супружестве) и семье: наряду с общепринятыми препятствиями к заключению брака указывается, что брак не может быть также заключен между детьми усыновителей и усыновленными детьми. Это правило имеет важное практическое значение. Ситуация, когда встает вопрос о возможности заключения брака между названными субъектами семейных правоотношений, законодательство иных государств - участников СНГ не регламентирована, буквальное толкование существующих препятствий позволяет заключить брак. Согласимся, юридически дети усыновителей и усыновленные дети являются братьями и сестрами, но при этом между ними отсутствует кровное родство, следовательно, и препятствия для заключения брака между ними нет. Однако, положительное решение вопроса приведет к нарушению иерархии семейноправовых связей. Как выход из ситуации предполагается отмена усыновления (удочерения) в судебном порядке и последующее заключение брака.

Браки между гражданами Российской Федерации и браки между гражданами Российской Федерации и иностранными гражданами или лицами без гражданства, заключенные за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства государства, на территории которого они заключены, признаются действительными в Российской Федерации, если отсутствуют предусмотренные статьей 14 СК РФ обстоятельства, препятствующие заключению брака.

Браки между иностранными гражданами, заключенные за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства

государства, на территории которого они заключены, признаются действительными в Российской Федерации.

Сформулируем основные выводы по итогам рассмотрения препятствий к заключению брака.

1. Рассмотренный в данном параграфе установленный в семейном законодательстве РФ перечень препятствий к заключению брака объективно и оправданно является исчерпывающим, а ст. 1 п. 4 СК РФ, следуя демократическим и гуманистическим традициям, запрещает любые формы ограничения и дискриминации прав граждан при вступлении в брак по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Именно императивное законодательное регулирование направлено на обеспечение защиты прав потенциальных брачующихся и не допускает произвольного отказа при желании брачующихся зарегистрировать брак.

2. В развитие идеи (представления) о расширении степени родства, при наличии которой запрещено заключение брака, предложены дополнительные аргументы в отношении закрепления на уровне СК РФ запрета заключения брака при установлении родства более отдаленных степеней, по сравнению с теми, которые названы в СК РФ: дядя и племянница, двоюродные брат и сестра и т.п. Зачастую таким аргументом выступает предотвращение возможной опасности для здоровья детей будущих супругов. Таким образом, необходимо указание в ст. 14 СК РФ на запрет браков между дядями и племянницами, тетями и племянниками, двоюродными братьями и сестрами.

3. Полагаем, что браки между усыновителем и потомством усыновленного являются недопустимыми, поскольку на указанных лиц должны распространяться те же правила, что и на родственников по прямой восходящей и нисходящей линии.

2.2.

<< | >>
Источник: Наумов Ярослав Васильевич. УСЛОВИЯ И ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА В РОССИЙСКОМ СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Препятствия к заключению брака:

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  2. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО O БРАКЕ И СЕМЬЕ B 1917-1918 rr.
  3. Раздел 4.2. Заключение и прекращение брака. Праваи обязанности супругов
  4. Отличие расторжения брака от признания брака недействительным
  5. Причины и условия расторжения брака
  6. 1.2. Брак и его альтернативные формы: особенности и тенденции развития
  7. 2.1. Брак, его требования и заключение
  8. § 3. Брак (matrimonium, nuptiаe): понятие, условия вступления в брак. Конкубинат
  9. История развития и современная доктрина об условиях заключения брака
  10. Согласие мужчины и женщины на вступление в брак как предпосылка и условие его заключения
  11. Достижение брачного возраста как условие заключения брака
  12. ГЛАВА 2. ПРЕПЯТСТВИЯ К ЗАКЛЮЧЕНИЮ БРАКА И ОТНОШЕНИЯ, ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ ЕГО ЗАКЛЮЧЕНИЮ
  13. Препятствия к заключению брака
  14. Медицинское обследование лиц при заключении брака
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -