<<
>>

1.2. Понятие, сущность и признаки семейно-правового обязательства

Отечественная семейно-правовая наука страдает, на наш взгляд, недостатком, который сводится к следующему. Исследование и классификация семейных правоотношений по различным основаниям не сопровождается при этом попыткой их классификации по содержательному критерию.

Вместе с тем, все семейные правоотношения можно вполне представить в виде системы правоотношений, в которой необходимо выделить объективно существующую категорию семейно-правовых обязательств. В доктрине и нормах позитивного семейного права термин «обязательство» применяется только к алиментным отношениям. В настоящем параграфе будет предпринята попытка доказать существование обязательств в семейном праве, определить характерные черты этих правоотношений, связанные как с их обязательственным содержанием, так и с отраслевой природой.

Важность разграничения в цивилистике прав на вещные и обязательственные, по мнению В.П. Грибанова, заключается в том, что «при регламентации вещных прав главная забота законодателя состоит в том, чтобы устранить действия других лиц, могущих препятствовать управомоченному лицу в осуществлении его права, тогда как при регламентации обязательственных прав важно обеспечить своевременное и качественное исполнение обязанностей должником, обязанной стороной»[100].

В целях настоящего диссертационного исследования под семейно-правовым обязательством предлагаем понимать правоотношение, в силу которого определенный участник семейных отношений (обязанное лицо) в установленных законом случаях обязан совершить в пользу указанного в законе другого участника семейных отношений (управомоченное лицо) определенное действие (имущественного или неимущественного характера), либо воздержаться от совершения такого действия, а управомоченное лицо имеет право требовать от обязанного лица исполнение этой обязанности.

Институт обязательств, как правило, связывают с гражданским правом.

Легальное понятие обязательства в гражданском праве дано в ст. 307 ГК РФ. В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Однако вряд ли справедливо утверждать, что обязательства носят исключительно гражданско-правовой характер. Например, Д.Г. Лавров[101] считает, что обоснование межотраслевой природы обязательства[102] связано с ошибочным отождествлением обязательства и относительного правоотношения. Такой подход к механизму правового регулирования, по мнению названного автора, ошибочен, как с практической, так и с теоретической точек зрения[103]. Однако нам представляется более взвешенной позиция о частноправовой природе обязательств О.Ю. Косовой, которой подмечено, что правовой институт обязательств всегда был одним из основополагающих институтов в частном праве, однако теория обязательств в советский период получила наибольшее развитие в рамках гражданского права[104].

Усложнение структуры общественной жизни, развитие общественного института семьи привели к изменениям в правовом регулировании семейно-правовых обязательств, которые и ранее выделялись в праве в качестве самостоятельной разновидности. Подтверждением этому служат дошедшие до нас основные положения римского права. По характеру признания правовой системой обязательства классифицировались в римском праве на цивильные, преторские и естественные: obligations civiles, honorariae, naturals (Marc. D. 20,15 pr)[105]. Та область обязательственных отношений, которые складывались в семье, а именно между домовладыкой и подвластными или между подвластными одного домовладыки, выделялись в особую группу обязательств. Эти обязательства назывались естественными обязательствами или obligations naturales[106].

В этих обязательствах долг не сопровождался ответственностью, и, соответственно, исковое требование на стороне кредитора не возникало[107]. Выделение этих отношений в отдельный вид обязательства даже при том, что власть домовладыки представляла собой власть над всем комплексом лиц и имущества, свидетельствует не только о наличии обязательственных отношений в сфере семейного права, но также о специфичном отраслевом характере этих обязательств, несмотря на отказ в их юридической защите.

Например, Н.Д. Егоров считает невозможным существование обязательственных отношений вне экономического оборота, где перемещаемые блага всегда выступают в форме товара, при этом указывая, что «не всякое перемещение материальных благ опосредуется отношениями экономического оборота. Например, в сфере домашнего хозяйства также имеет место перемещение материальных благ от одного члена семьи к другому. Однако такое перемещение не порождает отношений экономического оборота»[108]. Представляется, что изложенная позиция не совсем справедлива. Попытки очертить круг обязательственных отношений только сферой гражданского права лишь обедняют многогранные проявления обязательств и не позволяют выделить те специфические особенности, которые проявляются в обязательствах, не связанных с обслуживанием экономического оборота[109].

Как заметил М.М. Агарков, целью обязательства является удовлетворение определенного частного интереса[110]. Особенность семейных отношений, о которых более подробно говорится в параграфе первом настоящей главы, заключается в удовлетворении интересов частных лиц как членов одной семьи в их внутрисемейных отношениях.

Как следует из приведенных выше дефиниций, понятие гражданско-правового и семейно-правового обязательства, несмотря на удовлетворение посредством них частного интереса, не совпадают[111]. Следует признать, что структура обязательства и механизм построения отношений между участниками обязательств одинаков: праву одного лица противостоит определенная обязанность другого лица.

Но то, что является конститутивным и неизменным для характеристики обязательств в гражданском праве, не является таковым для семейно-правовых обязательств.

Понятие семейно-отраслевого обязательства, через включенные в него необходимые признаки, указывает на наличие отраслевой сущности обязательства в семейном праве. На наш взгляд, она состоит не просто в относительном характере связи субъектов семейных между собой в рамках этого правоотношения, а также в наличии имманентно присущей особой лично-доверительной связи участников семейных отношений, которая в силу ролевого распределения прав и обязанностей придает семейно-правовому обязательству черты уникального правоотношения.

Одной из причин отраслевой самостоятельности семейно-правовых обязательств является, несмотря на удовлетворение посредством него частного интереса члена семьи, наличие публичного интереса[112] в возникновении самого обязательства. Это обстоятельство не может не отразиться на характере регулирования семейных прав и обязанностей субъектов, составляющих содержание обязательства. «Если убрать категорию интереса из обязательственного правоотношения, исчезает возможность анализа целеполагания субъектов, следовательно, становится недоступным анализ содержания конкретных складывающихся правоотношений»[113]. Интерес, охраняемый правом, составляет цель и предпосылку субъективной воли, которая формируется как осознанный интерес и является средством его удовлетворения[114]. Присутствие публичного интереса неизбежно проступает в способе указания на субъектов семейно-правовых обязательств и основаниях их возникновения.

Сторонами обязательства в семейном праве являются соответственно субъекты семейных отношений. «Обязательственное отношение предполагает непременно наличие не менее двух субъектов, активного и пассивного, из которых первый носит общее название верителя, а второй – должника, не говоря уже о тех разнообразных наименованиях, какие присваиваются им в отдельных договорах…»[115].

Представляется, что использование понятий «кредитор» и «должник»[116] для обозначения участников обязательств в семейном праве несколько противоречит сути семейных отношений, поскольку привычно ассоциируются с экономическим оборотом. Полагаем, более органично наименовать стороны в семейных обязательствах соответственно «обязанное лицо» и «управомоченное лицо».

Обязательства в гражданском праве всегда устанавливаются с определенным лицом и потому носят относительный характер[117]. Предполагается относительный характер и семейных обязательств. Так, Белякова А.М. и Ворожейкин Е.М. утверждали, что субъективные семейные права реализуются, как правило, в правоотношениях, они по своей правовой природе выступают в качестве относительных прав[118]. Однако в литературе можно встретить указание на то, что относительные семейные правоотношения обладают свойствами абсолютности[119]. Так, на наличие в семейных правах «оттенков абсолютности» указывали О.С. Иоффе[120], А.М. Белякова, Е.М. Ворожейкин[121], В.А. Рясенцев[122] и др. В.А. Рясенцев предложил оригинальную классификацию правоотношений в семейном праве с учетом сочетания в них относительного и абсолютного в семейных правоотношениях[123]. Представляется, что «примеси абсолютности» проявляются в абсолютном характере защиты относительных прав и в возложении обязанности на всех третьих лиц не посягать на их осуществление, но тогда собственно абсолютное правоотношение складывается не между участниками относительных отношений, а между управомоченным в данном отношении участником и третьим лицом. Таким образом, «примеси» не меняют относительный характер обязательств в семейном праве. Применительно к возможности разграничения семейных отношений на абсолютные и относительные, А.М. Рабец замечает, «что абсолютных правоотношений в чистом виде в семейном праве не бывает.

Их можно представить себе лишь теоретически, в качестве охранительных правоотношений, устанавливая их абсолютную охрану от любого возможного нарушения права»[124].

Участниками семейных отношений являются члены семьи. Они связаны узами родства, супружества или находятся в иной юридически значимой связи, возникающей в силу установленных юридических фактов и признаваемой необходимой для возникновения обязательств семейно-правового характера (например, усыновление). Однако возможность заключения договора о приемной семье, где обязательства возникают и существуют между приемными родителями и органами опеки и попечительства, вводят последних в круг участников семейных обязательственных отношений. Заключение договора на создание детского дома семейного типа, в соответствие с Постановлением Правительства РФ № 195 от 12.03.2001 «О детском доме семейного типа», также расширяет круг субъектов, участвующих в семейных обязательствах, за счет муниципальных образований и субъектов РФ, в лице органов исполнительной власти[125]. Можно ли рассматривать органы опеки и попечительства и публичных субъектов в качестве субъектов семейного права, либо в этой части мы имеем отношения, не входящие в его предмет, или есть еще одно объяснение этому обстоятельству? При ответе на вопрос следует обратить внимание на то, что причиной возникновения такого рода отношений является реализация одного из принципов семейного права – приоритета семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии. Как следует из смысла заключаемого договора, а также содержания возникающего обязательства между органами опеки и попечительства и приемными родителями, их взаимные права и обязанности полностью соответствует названному принципу. Цель заключения договора направлена на максимально возможное удовлетворение потребностей детей, защиту их прав и законных интересов при устройстве на воспитание в приемную семью. При этом обязанными лицами по отношению к ребенку выступают обе стороны договора о приемной семье (договор в пользу третьего лица - ребенка). Это дает основание предположить, что мы имеем дело с особенным видом семейно-правового обязательства, где участником отношений в силу прямого указания закона становится лицо, не являющееся членом семьи. При этом не происходит разрушения общей конструкции семейных отношений, но в орбиту семейного права попадают специальные субъекты.

Субъектный состав семейных правоотношений вообще и обязательств в частности заранее определен законом и не может быть изменен их участниками произвольно. Особенностью семейно-правовых обязательств является невозможность замены участвующих в них лиц, которая в свою очередь связана с четко обозначенной ролевой функцией участников отношений, непосредственно связанной с личностью субъекта. Для сравнения, субъектный состав гражданско-правового обязательства в период его существования может измениться, происходит перемена лиц в обязательстве. Применение уступки требования и перевода долга исключено для обязательств, права и обязанности в которых неразрывно связаны с личностью кредитора (ст.ст. 383, 391 ГК РФ). Такие обязательства в гражданском праве есть, но их удельный вес невелик. Как частный случай этих обязательств названы алиментные обязательства (т.е. семейно-правовые обязательства), а также обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью.

От непередаваемости семейных прав и обязанностей следует отличать возможность возложения их осуществления на других лиц и возможность их реализации через представителя[126]. Но не все права и обязанности могут быть реализованы действиями других лиц. Например, права ребенка на воспитание, на выражение своего мнения могут быть реализованы исключительно им самим. Также невозможно себе представить реализацию супружеских прав или обязанностей через представителя. Надо заметить, что непередаваемость (неотчуждаемость)[127] некоторых семейных прав не является абсолютной истиной, а в большей степени связана с национальными особенностями регулирования семейных отношений российским законодательством[128].

В реальном имущественном обороте используются, как правило, сложные конструкции обязательств: во-первых, на стороне как должника, так и кредитора могут находиться несколько лиц; во-вторых, преобладают двусторонние обязательства, когда обе стороны выступают в качестве должника в одном обязательстве и одновременно являются кредитором в другом[129]. В обязательственном семейном правоотношении, как правило, участвуют одно обязанное лицо и одно управомоченное лицо. При этом семейные обязательства - преимущественно односторонне обязывающие правоотношения, в которых право на чужое действие принадлежит только одной стороне, а другая является обязанной совершить это действие. Связано это с безвозмездным[130] характером семейных отношений. Существующее исключение из правила об односторонне обязывающем характере обязательств в семейном праве и отсутствии множественности субъектов доказывает именно это. Исключением является обязательство из договора о передаче на воспитание ребенка в приемную семью, но проявление множественности имеет там свои особенности. Введение в данную правовую конструкцию возмездного исполнения приемными родителями своих функций, а также выступление в качестве стороны органа опеки и попечительства предопределило отступление от общих правил. К таким исключениям относятся имущественные обязательства супругов из брачного договора и соглашения о разделе супружеского имущества. Объясняется это близостью этих отношений к сфере действия гражданского права.

Когда мы говорим об обязательствах в гражданском праве с множественностью лиц на обязанной стороне, т.е. активной множественности, то предполагаем наличие двух и более обязанных лиц. Они должны исполнить обязанность в отношении управомоченного лица либо в долях, либо солидарно. Наряду с долевыми и солидарными обязательствами, связанными с множественностью лиц в обязательстве, существуют также субсидиарные обязательства, возлагающие в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанности должника на третье лицо – дополнительного должника.

Множественность лиц в семейных правоотношениях, по общему правилу, не может иметь место. С определенной долей условности[131] о множественности лиц, пожалуй, можно говорить лишь об алиментных обязательствах и обязательств по предоставлению дополнительных доходов совершеннолетних детей в пользу родителей (ст. 87 СК РФ, п. 3 ст. 98 СК РФ). А.М. Рабец по этому поводу пишет, что налицо долевые обязательства, и размер доли определяет суд[132]. Существование данного исключения объясняется необходимостью реализации одного из основных принципов семейного права – обеспечения приоритетной защиты прав и интересов нетрудоспособных членов семьи. Введение множественности обязанных лиц является здесь гарантией реального удовлетворения потребностей нетрудоспособного нуждающегося родителя.

Невозможно распространить на семейные отношения принцип субсидиарной ответственности на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанности лицом. В связи с чем, не знакомо семейным отношениям и наличие регрессных обязательств. Невозможность существования множественности лиц в семейных обязательствах связано с лично-доверительным началом, а также с особенностью объекта этих отношений.

Специфика действий, составляющих объект семейного обязательства, характер отношений между участниками (и связанное с этим четкое ролевое распределение прав и обязанностей) исключают исполнение обязанностей действиями нескольких лиц и путем замены одного обязанного лица другим. В последнем случае совершенные действия нельзя рассматривать как надлежащее исполнение обязанности. Равно невозможно себе представить несколько управомоченных лиц, в солидарном или долевом порядке требующих исполнения одной семейно-правовой обязанности от обязанного лица.

Так, родительское правоотношение предполагает, что у ребенка есть мать и отец, т.е. создается видимость множественности лиц. Несмотря на наличие у ребенка двух родителей, родительские правоотношения между ребенком и каждым из родителей складываются как два самостоятельных обязательства[133]. Принцип равенства родителей, действующих в родительских отношениях, при наличии обоих родителей, проявляется в возникновении двух самостоятельных обязательственных отношениях, где управомоченным лицом выступает один и тот же ребенок (дети). Отсюда следует, что исполнение обязанности одним из родителей даже в полном объеме не освобождает второго родителя от исполнения родительских обязанностей, т.к. они существуют независимо друг от друга[134]. Однако наличие у ребенка «двойных» родительских правоотношений не является правилом, обязательным к соблюдению. Допускается существование у ребенка только одного родительского правоотношения. При этом отсутствие у ребенка второго родителя (второго родительского правоотношения) не требует восполнение этого обязательства. Неисполнение обязанностей одним из родителей, несмотря на исполнение обязанностей вторым родителем, является основанием для применения в отношении нерадивого родителя особых семейно-правовых санкций. Утрата ребенком родительского попечения является основанием для возложения родительских обязанностей на другое лицо: усыновителя, опекуна (попечителя), приемных родителей (ст. 123 СК РФ), что влечет возникновение иных обязательственных отношений.

Наличие у родителей (родителя) нескольких детей не является основанием для признания активной множественности по изложенным выше причинам. Исполнение родителем обязанности в отношении одного из детей не освобождает его от исполнения обязанности в отношении других детей. Вместе с тем, в случае причинения вреда ребенком в возрасте до 14 лет, деликтные обязательства возникают у родителей солидарно, а если вред причинен ребенком в возрасте от 14 до 18 лет, то родители становятся участниками этих отношений субсидиарно[135]. Несмотря на наличие между родителями и ребенком родительского правоотношения, отношения по возмещению вреда являются гражданско-правовыми. Поэтому в них свободно проявляется множественность лиц в обязательстве.

Особо стоит остановиться на основаниях возникновения семейно - правовых обязательств. На наш взгляд, в них достаточно ярко прослеживается отраслевая специфика семейно-правовых обязательств[136]. Полагаю, объясняется это тем, что в семейном праве присутствуют публичные начала. Личный характер семейных отношений и их несомненная важность для общества и государства предопределяют то, что возникновение семейно-правовых обязательств всегда связано с наступлением обстоятельств, прямо указанных в законе. Воля субъектов в возникновении семейных обязательств не имеет столь решающего значения как в гражданском праве. Особенность проявления правовых поступков людей как юридических фактов в семейном праве состоит в том, что во многих случаях они не могут оказать влияния на семейное правоотношение[137]. В этой связи особо следует выделить позицию А.Г. Малиновой и присоединиться к ней. Автор считает, что в качестве юридических фактов в семейном праве «выступают и юридически значимые интересы как установленные судом конкретные обстоятельства, связанные с условиями благополучия определенных лиц (наряду с другими юридическими фактами, входящими в фактический состав, являющийся основанием для возникновения, изменения или прекращения соответствующего правоотношения)»[138].

Если обратимся к гражданско-правовым обязательствам, то увидим, что самым распространенным основанием их возникновения является сделка, т.е. свободное волеизъявление лиц, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Иными словами, в большинстве случаев это связано с действиями лиц, «целево» направленными на правовой результат. Действия лиц могут быть как предусмотрены в законе, так и не предусмотрены, но будут порождать гражданско-правовые последствия при условии, что соответствуют общим началам и смыслу гражданского законодательства. В этой особенности возникновения обязательств проявляется отраслевая специфика гражданского права.

Основаниями возникновения обязательств в семейном праве являются юридические факты, предусмотренные законом. Семейное законодательство не предоставляет возможности, что полностью согласуется со спецификой семейных отношений, возникновения семейно-правовых обязательств на основании юридических фактов, не установленных в СК РФ или иных правовых актах. Подтверждением тому является непризнание юридической силы за фактическими брачными отношениями при том, что такое состояние нашего законодательства подвергается критике, с которой следует согласиться[139]. Фактические браки в законодательном прошлом нашей страны и в законодательстве зарубежных стран признаются только тогда, когда это напрямую допускается нормами права. Если спроецировать эти отношения на область гражданского права, то фактические браки должны были бы признаваться.

Например, невозможно возникновение алиментных обязательств между лицами даже на основании соглашения об уплате алиментов, если они не являются субъектами семейного права, ибо это противоречит существу семейных отношений. Недопустимость возникновения семейных прав и обязанностей на основании не предусмотренных фактов, на наш взгляд, указывает на отраслевую особенность обязательств в семейном праве. В этой связи уместно привести мнение О.Ю. Косовой: «поскольку одним из основополагающих принципов регулирования семейных отношений является принцип «разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию» (п. 3 ст. 1 СК РФ). Тем самым разрешение любого внутрисемейного вопроса в соответствии с данным принципом должно достигаться именно путем согласования интересов сторон»[140]. Такая идея полностью созвучна сущности семейных отношений и ставит вопрос о необходимости расширения случаев, допускающих договорное регулирования семейных отношений.

Недопустимость существования семейных договоров, не предусмотренных законодательством, на наш взгляд, объясняется тем, что включение в сферу правового регулирования семейных отношений происходит в установленных законом случаях. В противном случае, мы будем иметь дело с возникновением натуральных обязательств, существование которых никто не ставит под сомнение, но государство отказывает в их «исковой защите». «В разных правовых системах, - пишет И.А. Покровский, – случаи подобных натуральных обязательств могут быть разные, но важно то, что ни в одной из них система обязательств не исчерпывается обязательствами исковыми; рядом с ними существуют обязательства без взыскания…»[141].

Как правило, заключение стороной договоров в семейном праве имеет целью не стать участником семейных отношений, а, напротив, будучи участником семейных отношений, сторона желает изменить или прекратить некоторые из них, если это допускается законом. Договор как сделка, как юридический факт, только изменяет и в меньшей степени прекращает семейные права и обязанности. Единственный случай, когда заключение договора делает одного из его участников субъектом семейного права (приемными родителями), т.е. наделяет его семейными правами и обязанностями, это договор о приемной семье. Договор о передаче ребенка в приемную семью является одним из элементов фактического состава. В соответствие с этим договором происходит координация прав и обязанностей приемных родителей и органов опеки и попечительства в обеспечении ребенку требуемого уровня воспитания и содержания. Но при этом права и обязанности приемных родителей, органов опеки и попечительства определены на нормативном уровне. Предметом договора о передаче ребенка на воспитание в приемную семью становится порядок их осуществления.

Договор как самостоятельный юридический факт в семейном праве не является основанием возникновения обязательства. Для того, чтобы он породил правовые последствия, необходимо наличие иных юридических фактов или, другими словами, фактического состава[142]. Например, брачный договор только тогда порождает правовые последствия, когда имеет место зарегистрированный в органах загса брак; соглашение о месте жительства ребенка или о порядке осуществления родительских прав отдельно проживающего родителя требует наличия родительского правоотношения и т.д. Особенно интересно это проявляется в случае с договором о передаче ребенка на воспитание в приемную семью. Возникновение приемной семьи связывают с заключением договора о приемной семье. Вместе с тем, создание или несоздание приемной семьи во многом предопределено наличием иных юридических фактов (заключение органов опеки и попечительства о возможности быть приемными родителями, заключение о выборе детей для передачи на воспитание в приемную семью и т.п.). Договор выступает в качестве одного из элементов фактического состава.

На закон как на один из источников возникновения обязательственных отношений, наряду с договором и правонарушением, указывал Д.И. Мейер[143]. Однако согласиться с таким взглядом на закон мы не можем. «Закон составляет общее основание всех юридических отношений, а потому и не может быть назван источником обязательства в тесном значении: сила договора основывается на законе, последствия правонарушения определяются законом»[144]. В семейном праве наиболее распространенным основанием возникновения обязательств является фактическое состояние: супружество, родство, которые порождают предусмотренные законом права и обязанности.

Перечень оснований, который содержится в ст. 8 ГК РФ, не может быть применен к семейным отношениям. Поэтому следует выделить те основания возникновения семейных прав и обязанностей, которые существуют в семейном праве. Перечень оснований возникновения семейных прав и обязанностей, в отличие от оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, является исчерпывающим.

Семейные права и обязанности возникают из оснований, напрямую предусмотренных законом или иными правовыми актами. К их числу следует отнести: 1. акты государственных органов (например, регистрация заключения брака) и органов местного самоуправления (например, постановление органа местного самоуправления о назначении опекуна (попечителя)); 2. судебное решение, установившее семейные права и обязанности (например, решение суда об усыновлении); 3. договоры и иные сделки, напрямую предусмотренные семейным законодательством (например, соглашение о месте жительства ребенка); 4. состояния родства (например, нахождение во второй степени родства по боковой линии: братья и сестры), состояние супружества, иные состояния (нуждаемости, нетрудоспособности); 5. события, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление семейно-правовых последствий (например, смерть плательщика алиментов, рождение ребенка).

Из этого перечня оснований неизбежно следует, что все обязательства могут быть разделены как на недоговорные, так и на договорные. Основанием договорных обязательств в сложный фактический состав включается договор. Например, недоговорным обязательством является родительское правоотношение по воспитанию, которое возникает на основе события (рождения ребенка) и акта государственного органа (акт органа записи акта гражданского состояния) - ст. 47 СК РФ. Договорным обязательством будет обязательство из соглашения о порядке осуществления родительских прав отдельно проживающим родителем.

В некоторых случаях договорные обязательства, затрагивающие права третьих лиц (например, детей), влияют на исполнение недоговорных обязательств. Так, обязательства из соглашения о порядке осуществления родительских прав изменяют содержание обязательства между родителем и ребенком, поскольку исполнять свои обязанности, так как это предписывает закон (на принципе равенства между родителями) невозможно. Именно с целью ухода от равенства осуществления родительских прав и обязанностей и заключается такого рода соглашение. На осуществление недоговорного обязательства влияет договорное обязательство, возникающее из соглашения о месте жительства ребенка, договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью.

Абсолютно органичным представляется существование семейных обязательств как имущественных, так и неимущественных по содержанию. Круг имущественных обязательств в семейном праве невелик. К ним можно отнести обязательства по содержанию ребенка родителями, ребенка, оставшегося без попечения родителей, алиментные обязательства, а также обязательства, возникающие между супругами на основе брачного договора, когда они занимают по отношению друг к другу положение «кредитор – должник», и на основе договора о разделе супружеского имущества. Отношения между супругами, возникающие на основании имущественных соглашений по изменению законного режима имущества супругов, являются вещными отношениями.[145]. Разрушение общей совместной собственности прекращает действие правил, установленных ст. 35 СК РФ. С точки зрения права, супруги в имущественных отношениях становятся друг другу совершенно посторонними людьми, личный элемент в этих отношениях нивелируется. Поэтому к возникшим в результате обязательствам можно применять правила о гражданско-правовых обязательствах[146] практически без изъятий, однако особый субъектный состав и характер связи участников позволяют нам рассматривать в рамках данной работы эти правоотношения как семейно-правовые. Их возникновения не означает прекращение супружеских неимущественных отношений. В дальнейшем при сохранении брака будет наживаться общее супружеское имущество, поскольку оно не подверглось разделу, и (или) это допускают условия брачного договора. Раздельность собственности на имущество супругов, существовавшая в дореволюционном российском законодательстве, позволила в свое время Д.И. Мейеру утверждать, что брак не оказывает влияния на имущественную сферу супругов, и они точно так же чужды друг другу по существу, как лица совершенно посторонние[147].

В семейном праве выделяются обязательства неимущественного характера. К таковым относятся правоотношения, возникающие между родителями и детьми, например, по воспитанию и образованию последних, где праву ребенка на воспитание корреспондирует обязанность родителя воспитывать ребенка. В данном случае мы имеем дело с обязательством активного типа[148]. Сюда можно отнести и обязательства, которые складываются между ребенком, утратившим попечение родителей, и лицами, взявшими его в свою семью, в части отношений по воспитанию. Примером неимущественных обязательств являются обязательства между родителями с отрицательным содержанием: обязанность родителя, проживающего с ребенком, не чинить препятствий для общения с ребенком другому родителю, отдельно проживающему от ребенка, а также обязательства между родителями с положительным содержаниям, возникающее на основании соглашения о порядке осуществления родительских прав. Неимущественными обязательствами являются обязательства между супругами. В частности, праву одного из супругов на выбор мест пребывания и жительства[149], рода занятий и профессии, а также на выбор фамилии корреспондирует обязанность второго супруга воздерживаться от действий, препятствующих его реализации. Обязательственный характер можно обнаружить в неимущественных отношениях между родителями или иными лицами, которым ребенок передан на воспитание, и бабушками, дедушками, братьями, сестрами и другими родственниками, по реализации права ребенка на общение с родителями и другими родственниками.

Возможность существования обязательств неимущественного характера применительно к гражданско-правовой доктрине является дискуссионным. Статья 307 ГК РФ содержит в себе указание на примерный перечень действий, которые должен совершить кредитор. К таким действиям относятся: передача имущества, выполнение работ, уплата денег и т.п., либо воздержание от определенного действия. Возможно, исходя из этого, правила об обязательствах направлены, прежде всего, на регулирование имущественных отношений, где перемещению товара соответствует передача встречного имущественного эквивалента (например, ст. ст. 318, 319, 395 ГК РФ). Вместе с тем, немалое количество норм, регулирующих обязательственные отношения, вполне могут быть применимы к неимущественным обязательствам. В научной и учебной литературе по гражданскому праву широко распространено мнение, что для действительности обязательств необходимо, наличие у кредитора имущественного интереса[150]. Однако некоторые авторы высказывались и высказываются о допустимости обязательств неимущественного характера[151].

Несмотря на то, что идея о возможности существования неимущественных обязательств не стала общепризнанной и не получила должного законодательного закрепления, мнение об имущественном характере обязательственных правоотношений уже не столь бесспорно[152]. Утверждение о том, что обязательства с имущественным содержанием являются преобладающими в гражданском праве можно считать верным. Следует также признать заслуживающими внимания выводы о том, что содержанием обязательства может быть и право требовать совершения определенных действий неимущественного характера[153]. Обязательственное отношение, возникающее вне сферы товарного обмена, то есть по поводу нематериального блага, рассматривается как обязательство с нематериальным интересом (или неимущественное обязательство)[154].

К примеру, Ф.О. Богатырев, исследуя вопрос о составе относительных неимущественных гражданских отношений, пришел к выводу, что семейные отношения входят в состав гражданских относительных неимущественных отношений. При этом он не отрицает абсолютного характера защиты семейных прав и обязанностей. Рассматривая семейные правоотношения в качестве гражданских относительных отношений, он исходит из того, что «личное право» всегда неимущественное право, объектом которого является нематериальное благо, неотделимое от личности его носителя. Это всегда абсолютное право, защищаемое против всех и каждого. Поэтому термины «личное право» и «личное неимущественное право» должны признаваться синонимами в рамках гражданского права»[155].

И.А. Покровский, выступая против исключительно имущественного характера обязательств в гражданском праве, объяснял тенденцию развития имущественных отношений в гражданском праве падением в них значения личного. Он писал: «Личность должника исчезает за имуществом и если сохраняет еще значение, то почти лишь как центр, вокруг которого стягивается принадлежащее ему имущество»[156]. Несложно заметить, что значение личного в семейных отношениях не утрачивается, а является определяющим для их регламентации. Этот качество является неотъемлемым как для неимущественных обязательств в семейном праве, так и для обязательств, носящих имущественный характер. Личный характер семейных отношений очень тесно связан еще с одним из сущностных признаков семейных правоотношений, доверительностью. Поэтому все обязательства как разновидность семейных отношений носят личный характер. «Что для гражданского права скорее исключение, для семейного права является всеобъемлющим правилом»[157].

Объектом гражданского обязательства, как следует из легального определения, данного в ст. 307 ГК РФ, являются действия. Вопрос объекта обязательств является дискуссионным в науке гражданского права[158]. О.С. Иоффе заметил, что в «юридической литературе едва ли можно найти двух авторов, отстаивающих тождественные взгляды» на понятие объекта, как элемента гражданского правоотношения[159]. В литературе по семейному праву вопрос об объекте правоотношений, а следовательно, объект обязательств как частный вид правоотношений, является неоднозначным. Так, А.М. Белякова и Е.М. Ворожейкин писали, что чаще всего объект семейного правоотношения комплексный и может включать в себя два или даже все элементы, среди которых они рассматривали личные нематериальные блага, действия и вещи[160]. Например, С.А. Муратова и Н. Ю. Тарсамаева в качестве объекта семейных правоотношений рассматривают действия и имущество. При этом, как следует из приведенных пояснений, действия являются объектом тех правоотношений, которые носят как абсолютный, так и относительный характер[161].

Нам представляется более последовательной позиция, изложенная М.И. Брагинским. По мнению автора, деление правоотношений на вещные и обязательственные в самом общем виде обусловлено тем, что вещные права имеют своим предметом вещь, носят абсолютный характер, будучи связанными с вещью, следуют за ней и, наконец, предполагают активность носителя права и одновременно пассивность тех, кто ему противостоит. Для обязательственных правоотношений характерно, что их предметом служит действие определенного лица (должника), они являются относительными, следуют за должником и предполагают активность этого последнего, противостоящего управомоченному лицу-кредитору[162]. Таким образом, роль объекта второго рода играет вещь. В соответствие с этим, мы считаем, что под объектом (предметом) семейного обязательства следует рассматривать действия обязанного лица, что не исключает присутствия в обязательственных правоотношениях объектов второго рода, таких как имущество или нематериальные блага.

Содержание обязательств составляют права и обязанности сторон обязательства. Субъективное право выступает в качестве средства регулирования поведения граждан, которое осуществляется нормами объективного права. Эту свою функцию субъективное право выполняет благодаря тому, что оно обеспечивает своему носителю определенное поведение на стороне обязанных лиц, дающее управомоченному лицу возможность совершения им действий по удовлетворению своих интересов[163]. Обязательства в гражданском праве предполагают совершение как активных, так и пассивных действий обязанным лицом. В семейно-правовых обязательствах пассивный характер обязательств присущ неимущественным отношениям. Однако в большинстве своем - как в имущественных, так и в части неимущественных отношений - семейные обязательства предполагают совершение управомоченным лицом активных действий. Обязанность по выплате алиментов, обязанность по воспитанию несовершеннолетних детей, обязанность приемных родителей по выполнению условий договора о приемной семье – это все обязанности активного типа.

Можно отметить особенность семейных обязательств, которые строятся на принципе равенстве участвующих в нем субъектов (супружеские обязательства). Эту особенность можно обозначить как «тождественность» юридических прав и обязанностей субъектов в рамках одного правоотношения. «Тождественность» заключается в том, что супруги находятся одновременно в тождественных обязательственных отношениях, в которых у них существует полностью одинаковый по содержанию набор прав и обязанностей. Так, право на выбор места жительства есть как у мужа, так и у жены, а праву корреспондирует обязанность второго супруга не препятствовать его реализации.

Характеризуя семейные обязательства, следует отметить наличие у них отраслевых особенностей, носящих факультативный характер. Большинство обязательств в семейном праве являются односторонне обязывающими, т.е. у одной стороны только права, а у другой стороны – только обязанности. Такой характер распределения прав и обязанностей между участниками гражданско-правовых обязательств является редкостью (например, договор займа). Участники семейных обязательств не выступают одновременно как обязанное и управомоченное лицо (например, алиментные обязательства, неимущественные обязательства между супругами, родительские обязательства по воспитанию). Исключения составляют обязательства между приемными родителями и органами опеки и попечительства, а также между супругами из договоров о разделе имущества. В первом случае это объясняется особым субъектным составом, а во втором - максимальной близостью к гражданско-правовым отношениям.

При изучении обязательств семейного права необходимо уделить внимание вопросам исполнения обязательств. Представляется наиболее важным исследовать возможность применения мер обеспечения исполнения семейных обязательств, тем более что часть из них носит неимущественный характер.

Надлежащее исполнение обязательств в гражданском праве обеспечивается целой системой мер обеспечения. Г.Ф. Шершеневич, объясняя природу мер обеспечения в гражданском праве, говорил, что в связи с возможностью возникновения опасности неисполнения должником своей обязанности ввиду недостаточности имущества, «верители стараются обеспечить себе заранее или привлечением к обязательству других лиц, имущество которых также отвечало бы за обязательства должника, или же выделением из всего состава имущества должника известной, индивидуально определенной части, которая должна служить исключительным средством удовлетворения только данного требования, с устранением прочих кредиторов»[164].

Таким образом, основная опасность для кредитора по гражданско-правовому обязательству таится в недостаточности имущества. Это ведет к необходимости установления помимо основного обязательства акцессорных обязательств. Абсолютно иная картина складывается при исполнении семейно-правовых обязательств. Семейные неимущественные обязательства, как и все обязательства в семейном праве, связаны с выполнением ролевой функции обязанного лица. Они предполагают совершение таких действий в пользу управомоченного лица, которые могут быть совершены обязанным лицом только в отношении него и не связаны с имуществом. Поэтому не возникает необходимости установления мер обеспечения одним из них с целью устранения иных получателей. Например, в алиментных обязательствах, при наличии нескольких получателей этот вопрос решается путем перераспределения доходов плательщика между ними с учетом материального и семейного положения сторон. Однако наличие меры обеспечения – неустойки (ст.115 СК РФ) – служит цели стимулирования плательщика алиментов к своевременной их уплате.

А.Д. Корецкий заметил применительно к договорным обязательствам, что в семейном законодательстве зачастую вообще отсутствует механизм принуждения к исполнению заключенных соглашений в натуре. Наличие подобных пробелов автор объясняет сложным морально-этическим характером опосредуемых отношений[165]. Действительно, для исполнения обязательств в семейном праве предусмотреть какие-либо меры обеспечения достаточно сложно.

В неимущественных обязательствах объектом выступают действия, которые невозможно обособить от личности самого кредитора в целях гарантии их исполнение в будущем. Ввести меры обеспечения исполнения неимущественных обязательств, т.е. зарезервировать действие, невозможно. Рациональное зерно содержится в высказывании И.А. Покровского. Рассуждая о возможности применения различного рода средств, заставляющих должника исполнить возложенные на него обязательства, ученый пришел к выводу, что это «вопрос практической целесообразности, а не самого существа обязательственных отношений»[166]. Следует признать, что наличие средств или мер обеспечения исполнения неимущественного обязательства практически целесообразно[167]. Учитывая, что семейные отношения - это отношения, где частные интересы лиц переплетаются и включаются в круг правового регулирования при наличии в этом интереса государства, можно предположить существование средств или мер обеспечения не только частного, но и публичного характера.

Федеральный закон № 119-ФЗ от 21.07.1997. «Об исполнительном производстве» (с изм. и доп. от 24 декабря 2001 г., 10 января, 8, 23 декабря 2003 г.)[168] предусматривает специальные правила на случай неисполнения обязанности совершить определенное действие неимущественного характера или воздержаться от их исполнения. В частности ст. 73 Закона предусматривает, что в случае неисполнение должником таких действий или воздержание от их совершения в срок, установленный для добровольного исполнения без уважительных причин, судебный пристав-исполнитель применяет к должнику штрафные санкции и иные меры, предусмотренные ст. 85 Закона, и назначает новый срок исполнения исполнительного документа. Таким образом, мы сталкиваемся с применением санкции, предусмотренной процессуальным законодательством[169]. Не удивительно, что меры процессуальной ответственности вполне органично вписывается в схему неимущественных обязательств. Более того, положения Семейного кодекса (абзац 2 п. 3 ст. 67 СК РФ) напрямую предусматривают такого рода санкции с целью стимулирования обязанного лица к исполнению обязанности, т.е. в качестве меры обеспечения исполнения. Объяснение этому лежит на поверхности и заключается в потенциальной возможности возникновения неблагоприятных имущественных последствий, что заставляет должника выполнять обязанности. Иными словами, рассмотренные санкции выполняя стимулирующую функцию.

При этом рассмотренные меры принципиально отличаются от мер гражданско-правовой ответственности, поскольку штраф выплачивается в пользу государства, а не другой стороне обязательства. Но при этом налицо оставшиеся незащищенными права управомоченного лица. Есть ли какие-либо средства, которые могут защитить слабую сторону такой ситуации? Представляется необходимым предусмотреть в нормах СК РФ возможность возмещения морального вреда, причиненного управомоченному лицу в связи с неисполнением в отношении него семейно-неимущественной обязанности. Наступление физических и нравственных страданий, на наш взгляд, здесь вполне естественно, поскольку связь семейных отношений с отношениями морали и нравственности[170] достаточно сильная[171]. Неисполнение семейных обязанностей приносит моральные и нравственные страдания тем лицам, которые рассчитывали на надлежащее исполнение обязанности в целях удовлетворения своего субъективного права[172]. В этой ситуации предполагается утрата доверительности между сторонами нарушенного обязательства, что исключает нормальное течение семейных отношений. Статья 151 ГК РФ предусматривает, что моральный вред подлежит возмещению в случае совершения действий, нарушающих личные неимущественные права (блага) гражданина. Поскольку неисполнение неимущественной обязанности нарушает личные неимущественные права члена семьи, то применение в описанном случае мер защиты, предусмотренных для защиты гражданских прав, представляется не только вполне оправданным, но и необходимым. Как заметил Ю.А. Королев, весьма прозрачные границы, существующие между обществом и семьей, позволяют распространять на нее допустимые методы защиты прав и интересов гражданина вообще и участника семейных отношений в частности[173]. В этом случае право на возмещение морального вреда будет играть стимулирующую, обеспечительную функцию. Не исключено за неисполнение или ненадлежащее исполнение семейно-правовой обязанности привлечение к уголовной ответственности, например, за злостное уклонение от уплаты алиментов (ст. 157 УК РФ) или неисполнение обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ).

Иными словами в качестве мер, стимулирующих должника исполнить возложенные на него обязанности, мы рассматриваем меры ответственности[174]. Перечень акцессорных обязательств, существующих в позитивном гражданском праве, составляют шесть основных способов обеспечения[175], при этом перечень остается открытым: стороны сами могут предусмотреть в договоре способы обеспечения, не установленные законодательством. Для семейных отношений такая свобода не приемлема, ибо не допускается возникновение семейных обязательств на основании одной воли участников семейных отношений. Применить же меры обеспечения, рассчитанные на обслуживание отношений экономического оборота, в большинстве семейных обязательствах невозможно. Нельзя согласиться с приведенным выше мнением А.Д. Корецкого об отсутствии механизма принуждения к исполнению обязательств. Просто он значительно отличается от механизма обеспечения исполнения обязательств в гражданском праве, обусловленной отраслевой спецификой семейного права. Перенесение гражданско-правовых средств «под кальку» на семейные отношения недопустимо.

Шершеневич Г.Ф., отстаивая отсутствие в гражданском праве обязательств личного неимущественного характера, объясняет это невозможностью применения в случае нарушения обязанностей кредитора санкций имущественного характера. Он писал следующее. «Нельзя допустить обязательства с неимущественным интересом не потому, что они носят личный характер, т.к. мы уже отнесли к гражданскому праву личные отношения, устанавливаемые семейным союзом. Такому допущению противится природа обязательственных отношений. Объектом прав по обязательству признается чужое действие. Но действия лиц не вынуждаемы, а потому, чтобы сохранить юридический характер за обязанностями, соответствующим правам требования, необходимо придать им санкцию, каковой может быть только принудительное осуществление интереса в имуществе уклоняющегося от исполнения»[176]. Однако возможность введения санкций мы не связываем с приданием неимущественному обязательству юридического характера, т.к. считаем его юридическим apriori.

В.И. Синайский обращал внимание на то, что неимущественная обязанность жены следовать за мужем санкционировалась путем введения имущественных штрафов, выработанных во Франции, угрозой развода, выработанной в Пруссии и принятой в Германии, а также системой привода, или водворением жены в дом муже, которая применялась во Франции[177]. Следует заметить, что санкции за нарушение неимущественной обязанности как неимущественного, так и имущественного характера.

Сегодня семейное законодательство предусматривает специфичные меры ответственности на случай неисполнения некоторых неимущественных обязательств. Как правило, они заключаются в лишении или ограничении самого права. Например, при неисполнении родительских прав и обязанностей (по виновным основаниям), родитель может быть либо ограничен в родительских правах, либо лишен этих прав. В случае злостного невыполнения решения суда об определении порядка общения с ребенком, родитель, проживающий отдельно от ребенка, может требовать вынесения решение о передаче ему ребенка. Применение в семейном праве мер ответственности за неисполнение личных неимущественных обязанностей, на наш взгляд, подтверждает возможность существования обязательств с неимущественным интересом при отсутствии «принудительного исполнения интереса в имуществе уклоняющегося от исполнения». В то же время особенность этих мер демонстрируют специфику обязательств в семейном праве.

Применения таких санкций как неустойка и возмещение ущерба за неисполнение или ненадлежащее исполнение неимущественного обязательства, на наш взгляд, вступает в противоречие с сущностью семейных отношений. Цель семейно-правового регулирования совершенно иная. Невозможно выполнить те задачи, которые стоят перед семейным законодательством: необходимость укрепления семьи, построение семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения и т.п. – посредством названных гражданско-правовых инструментов. Их применение обусловлено необходимостью защитить имущественную сферу участника правоотношений при нарушении его имущественного права. Поэтому применение их при нарушении обязательств неимущественного характера противоречит сущности этих отношений. Если неисполнение обязанности нематериального характера не приводит к умалению имущественной сферы управомоченного лица, то вполне очевидно, что возмещению убытков, как универсальному средству гражданско-правовой ответственности, в данной сфере не может найтись места[178].

Введение имущественной санкции ничего не прибавляет к признанию или непризнанию за нематериальным обязательством правового характера. На наш взгляд, если считать нематериальные обязательства натуральными, не обеспеченными к их исполнению государственным принуждением, то вряд ли условие о неустойке, как включение в обязательство имущественного интереса, придаст ему силу. В этой связи мы солидаризируемся с позицией Ф.О. Богатырева, который отмечает следующее: «Обязательность платежа неустойки зависит от существования (действительности) обязательства, которое нарушено (акцессорный характер неустойки), Как можно считать действительным требование уплатить неустойку, при этом не признавая действительности основного обязательства?»[179]. В литературе М.М. Агарков[180], В.А. Рясенцев[181], И.А. Покровский[182] уже указывали на непоследовательность введения имущественного интереса в виде включения условий о неустойки в неимущественное обязательство для придания ему юридической силы.

Вместе с тем, введение имущественных санкций за неисполнение обязанностей имущественного характера вряд ли можно считать противоречием сущности семейных отношений. В гражданском праве роль такой санкции выполняет неустойка (штраф, пени) - универсальное средство, сочетающее в себе и функцию меры обеспечения, и меры ответственности. Но, если обратиться к имущественным обязательствам в семейном праве, то не трудно заметить, что компенсаторная функция ответственности здесь не имеет такого значения, как в гражданском праве. Например, то, что основанием возникновения алиментных обязательств является прямое указание закона, не освобождает в случае неисполнения обязательства и получения неустойки и возмещения убытков от исполнения обязательства в натуре. Для примера, ч. 2 ст. 396 ГК РФ, устанавливает, что возмещение убытков в случае неисполнения обязательства и уплата неустойки за его неисполнение освобождает должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом. Защищая права добросовестной стороны в семейных отношениях, суд имеет право освободить ее от ряда обязанностей (ст. 88 СК РФ)[183].

На основании сделанного анализа реального и потенциального использования мер обеспечения обязательств в семейном праве можно сделать вывод, что отсутствие строго акцессорных обязательств является отраслевой особенностью семейно-правовых обязательств. Помимо частно-правовых мер стимулирующего характера (возмещение морального вреда, неустойка) в обязательствах неимущественного характера должны применяться не только специально-отраслевые меры ответственности, но и меры ответственности, носящие публичный характер.

В силу специфики семейных обязательств не представляется возможным говорить об их досрочном исполнении. Досрочное исполнение гражданско-правового обязательства допускается только в случаях, когда оно предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства, либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства. Длящийся характер семейных правоотношений исключает постановку вопроса в такой плоскости. Исполнение семейных обязательств по частям также не может иметь место, поскольку требует делимости объекта обязательства. В неимущественных обязательствах о делимости объекта говорить не приходится, а в имущественных обязательствах это не допускается. Поскольку имущественные обязательства связаны с обеспечением содержания «слабой» стороны обязательства, то подобного рода допущения противоречили бы интересам стороны, в пользу которой такие обязательства установлены. Исключение, пожалуй, могут составить обязательства из брачного договора, но в таком случае, эти отношения, как мы говорили выше, очень близки к области гражданского права.

Прекращение обязательств в семейном праве, в большинстве своем, имеет особенности. Связано это отчасти с тем, что семейные отношения носят длящийся характер и рассчитаны на многократное исполнение в течение всего периода их существования. Как правило, такие обязательства прекращаются только тогда, когда истекает период их действия. К их числу следует отнести алиментные обязательства, неимущественные обязательства супругов, обязательства из договора о приемной семье и др. Кроме того, Семейным кодексом РФ установлены также специальные правила прекращения, например, алиментных обязательств.

Что касается таких оснований, установленных для прекращения гражданско-правового обязательства, как отступное, зачет, новация, прощение долга, то они не могут вообще фигурировать в качестве оснований прекращения семейно-правовых обязательств. Связано это, прежде всего, с тем, что перечисленные основания прекращения обязательств рассчитаны на экономический оборот. Как уже указывалось выше, специфические цели семейно-правового регулирования и возникновения семейно-правовых обязательств, отсутствие в них экономического интереса участников отношений делают невозможным применение указанных оснований прекращения семейно-правовых обязательств. А невозможность исполнения как основание прекращения обязательств имеет свои особенности[184].

Зачастую основанием прекращения семейно-правовых обязательств являются такие обстоятельства и изменения в существующей действительности, которые совершенно безразличны для судьбы обязательств в гражданском праве. К таким обстоятельствам можно отнести достижение определенного возраста, изменение пола, материальное или семейное положение сторон. Например, изменение лицом своего биологического пола сделает невозможным дальнейшее продолжение супружеских отношений и станет основанием для прекращения брака и соответственно для прекращения супружеских обязательств[185]. Изменение семейного и материального положения стороны[186] алиментного обязательства может стать, в соответствие со ст. 119 СК РФ основанием для его прекращения. Также достижение ребенком совершеннолетнего возраста, либо эмансипация или вступление в брак, является основанием для прекращения алиментного обязательства, по которому он являлся получателем алиментов.

Учитывая изложенное, можно подвести некоторые итоги. Представляется, нам удалось доказать наличие обязательств в семейном праве. Дано определение семейно-правового обязательства, определена его сущность. Обязательства в семейном праве можно разделить на договорные и недоговорные обязательства. При этом возникновение договорных обязательств в ряде случае оказывает влияние на исполнение недоговорных обязательств. Выделены неотъемлемые (сущностные) признаки обязательства в семейном праве, а также их факультативные черты, свидетельствующие о специфичном проявлении обязательств в семейном праве. Неотъемлемыми признаками обязательства являются:

1. относительный характер обязательств в семейном праве;

2. четко определенный законом субъектный состав, где каждая сторона выполняет свою семейно-правовую функцию: мать, отец, ребенок, супруг и т.п.;

3. невозможность передачи или отчуждения субъективных прав;

4. невозможность возникновения обязательств на основании не предусмотренных законом юридических фактов; перечень оснований возникновения обязательств определен исчерпывающим образом;

5. волевые действия сторон не являются самостоятельным основанием возникновения семейных обязательств, а выступают только в качестве одного из элементов фактического состава. Договорные обязательства возникают на основе договора как элемента фактического состава;

6. виды семейно-правовых обязательств установлены законом исчерпывающим образом;

7. существование обязательств как имущественного, так и неимущественного характера;

В качестве факультативных признаков следует выделить:

1. преобладание односторонне обязывающих обязательств, исключение представляют обязательства, возникающие из создания приемной семьи между приемными родителями и органами опеки и попечительства (в силу особого субъектного состава), а также на основании соглашений по поводу супружеского имущества (в силу максимальной близости к гражданским правоотношениям);

2. невозможность существования обязательств с множественностью лиц, т.е. отсутствие солидарных и долевых обязательств, а также невозможность возложения исполнения обязательства в субсидиарном порядке. Соответственно исключена возможность регрессных семейных обязательств;

3. за неисполнение или ненадлежащее исполнение неимущественных семейных обязательств могут применяться санкции не только частно-правового порядка (возмещение морального вреда, причиненного неисполнением или ненадлежащим исполнением семейно-правовых обязательств) т.е. подлежащие взысканию в пользу управомоченного лица, но и меры публичного характера (штрафы). Это не исключает также возможность применения семейно-отраслевых санкций, не носящих имущественный характер. Одновременно санкции играют роль мер обеспечения исполнения обязательств;

4. применение мер ответственности не освобождает от исполнения обязанности в натуре. Существуют специальные основания прекращения или изменения семейно-правовой обязанности - семейное, материальное положение и иные заслуживающие внимание обстоятельства, в том числе, недостойное поведение управомоченного лица;

5. невозможность удовлетворения защищаемого законного интереса участника семейного отношения посредством установленного обязательства прекращает это обязательство с одновременным установлением нового обязательства для удовлетворения законного интереса управомоченного члена семьи.

<< | >>
Источник: ЧАШКОВА СВЕТЛАНА ЮРЬЕВНА. СИСТЕМА ДОГОВОРНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В РОССИЙСКОМ СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2004. 2004

Еще по теме 1.2. Понятие, сущность и признаки семейно-правового обязательства:

  1. Понятие, сущность, содержание процесса формирования правового сознания учащихся образовательных учреждений
  2. 3. Проблемы понятия, сущности, типа и формы государства. Правовое государство
  3. 24. Понятие, сущность и признаки государства. Механизм государства.
  4. Понятие, сущность и место единой технологии в системе объектов гражданско-правового регулирования
  5. Эволюция понятия «правосубъектность» в российской гражданско-правовой доктринеи концептуальные подходы к установлению его; содержания
  6. 1.1. Понятие, правовая природа и сущность семейно-правовой ответственности
  7. Самостоятельность науки и отрасли семейного права как концептуальная основа семейно-правовой ответственности
  8. Цели и функции семейно-правовой ответственности
  9. 2.1. Реализация и меры семейно-правовой ответственности
  10. Понятие стадий семейно-правовой ответственности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -